Том 1    
Глава 13

Глава 13

После нападения моя жизнь становилась ещё хуже. Хотелось какого то спокойствия, которое не собиралось приходить, да и с финансами стало туже.

Вернувшись из владений семьи Сиз, мы заехали к Везкирию и забрали маску, после чего зашли к Ровану обсудить наши дела, сидя у него на кухне.

— Дела сложились немного хуже, чем нам того хотелось. Кирс заплатил мне, тут пятьдесят золотых монет, считая прошлую оплату в сто монет. Двадцать я отдал за маску.

— Двадцать золотых за какую-то маску? Эйс, может, ты нам её хотя бы покажешь? А то всё прячешь её в плаще.

— Увидишь её, когда придёт время. Зумерин, мне нужно...

— Эйс! — крикнула Хина, перебив меня. — Так не пойдет. Ты не доверяешь мне?

— С чего ты взяла? — недоумевал я.

— Что произошло на задании — вы не говорите, а меня тогда вообще оставили на холме. Ещё ты скрываешь маску и не делишься своими мыслями о происходящем. Почему ты закрылся от меня?

— Хина... всё очень сложно, мне нельзя рассказывать тебе. И да, ты права, последнее время я не делюсь с вами о том, что происходит. Прости меня... больше такого не будет. За то время, прошедшее вместе с вами, я стал доверять вам. Если коротко, то задание было подставой.

— Я говорила тебе! Или скажешь нет?! Почему бы тебе просто не выполнять задания короля?

— Ты смеёшься!? — вскричал я, ударив кулаком о стол. — Король не считается со мной, ему плевать на какого-то там вора! Поддержки от короля можно не ждать, как и от церкви. И наши дела развернулись неожиданно иначе. Главное, это где нам можно заработать, не выполняя поручений Кирса и короля?

— Можно выполнять задания авантюристов.

— Там регистрация не быстрая, и сразу, маловероятно, что дадут высокооплачиваемую работу. Могу попросить знакомых взять с ними, но регистрацию это не ускорит. Эйс, у тебя знакомый главный в гильдии, нет? Может, он поможет нам?

— Фарнфорн ясно дал понять, что помогать по пустякам не будет. Да и регистрация явно выдаст мою личность, это ведь так?

— Да, при регистрации тебя заносят в список авантюристов. Вместе с классом, местом проживания и родственниками.

— Зачем гильдии столько информации?

— Чтобы сообщить о смерти, — ответил Зумерин, вставая.

— Понял... Еще варианты? Неужели больше нет?

— Вроде бы нет, только если работать стражей.

— Только не это! — крикнул Зумерин, поперхнувшись чаем. — Я готов на многое, хоть стать торговцем, но стражей — никогда!

— Получается, вариантов, кроме Кирса, у нас нет... Думаю, смогу найти решение этой проблемы. Так или иначе, деньги у нас на первое время есть.

Я кинул мешок с деньгами, что дал мне Кирс, на стол.

— Поделите поровну, я вам ещё не платил, хотя, вместе мы уже вторую неделю!

Зона заглянула в мешочек.

— Ты же сейчас сказал поровну?

— Да, какие-то проблемы?

— Тут ведь по двадцать пять монет на каждого! Я знала, что напарниками героя получают много, но даже подумать не могла о такой сумме. Ты уверен?

— Да. Бери скорей, иначе заберу я!

Зумерин отсыпал себе монет и, сложив в карман, присел за стол.

— Остальное твоё, свою долю уже забрал , — сказал он.

Хина взяла кошелек с монетами и положила его в карман, после чего подошла и обняла меня.

— Это лишнее.

— Думаю, это не так, спасибо!

— Ладно, отпусти. Почему бы не отпраздновать наше первое выполненное задание!?

— Я не против, это отличная идея. Зумерин, ты как? — спросила Хина.

— Вы считаете, что я не человек? Также, как и вы — я бываю голоден, так что пойдёмте. И хватит разговоров!

— Где тут ближайшая таверна?

— Неподалеку есть одна, а есть ещё чуть дальше.

— Нет! Туда мы не пойдем.

— Хорошо, хорошо.

Вместе со своей командой мы собрались и пешком, пройдя метров триста, пришли в таверну. Она ничем не отличалась как снаружи, так и внутри, от той, где на меня напали. Единственное, что я заметил — это другая вывеска. Внутри вкусно пахло жаренным мясом, да и, если в общем, полупустая таверна выглядела достаточно уютно.

— Так, проблема та же. Я до сих пор не в курсе, что заказывать. Зумерин, закажи ты! Думаю, твой выбор будет правильным.

— Кто оплачивает? — спросил Зумерин.

— Простите, мне не хочется тратить много денег. Закажу себе что-нибудь простое, — сказал Хина.

— Не беспокойся, Хина. Платить буду я,– обратился я к ней.

— Подойдите! — подозвал Зумерин девушку в фартуке.

— Да? — спросила та, оказавшись рядом с нами.

— Нам нужно три порции обеда. У вас же он есть?

— Да. Полагаю, вам он понравится. В него входит: жареное мясо кабана, кружка молока или эля — на выбор — хлеб, картошка и яблоко по желанию. Все будет стоить около десяти серебряных.

— Хорошо, ждем.

— Рован не говорил тебе о том, на ком я собираюсь жениться?

— Нет, а ты собираешься? — спросил он меня, смеясь. — Не рано ли, ты здесь и месяца не пробыл.

— Эйс, я считаю, что Зумерин говорит правильные слова, — вмешалась Хина.– Ты здесь только вторую неделю, не думаешь, что решение поспешное?

— Нет. Так или иначе, таким образом моя безопасность и будущее будут лучше. Да и чего ждать?

— А кого ты выбрал спутницей своей жизни?

— Всё тебе расскажу, когда приглашу на церемонию. Тогда и узнаешь.

— Маску не показываешь, жену не называешь! Одни тайны! — в шутку возмущалась Хина.

— Нет, это немного личное. Да и отцепись ты уже от этой маски.

— Как дети ведёте себя, — сказал Зумерин, выдохнув.

— Может быть и так, почему нет? Мы смогли заработать немалую сумму, я рад, что все хорошо закончилось.

— Думаю, ты прав, можно вздохнуть свободно. Просто после этого задания неприятный осадок на душе. Кирс явно думает на пару шагов вперед.

— Да, это так, хоть он плохо относится ко мне и манипулирует. Всё же он умен и очень влиятелен! В какой-то мере... я даже уважаю его. Кирс пример того, как мне хотелось бы жить. Не считая войны за территорию, конечно. Только спокойное правление землями.

— Всё может быть, возможно, что и ты, в скором времени будешь таким же.

— Эйс, твоя мечта слишком детская. Быть главой семьи очень не просто, постоянное давление со стороны других. Большая ответственность ляжет на твои плечи, это очень сложная работа, — сказала Хина, и добавила: — Сто раз подумай перед тем, как выбрать, и это я уже и про жену.

— Это понятно. Если совершу ошибку, то разведусь.

— Выйти из брака можно только в двух случаях! — неожиданно воскликнул Зумерин. — Первый -это смерть одного из супруг, второй — неадекватное состояние. Как если бы, допустим, жена сошла с ума.

— Ты забыл про третий! — вмешалась Хина. — У знати есть третье правило, предположим, одна семья выдала замуж свою дочь. Все хорошо, они поженились, живут вместе, но вдруг, оказывается, что завести детей один из молодожёнов не может. В таком случае разрыв брака возможен.

— Думал будет легче. Ладно, подумаю на всякий случай, — отвечал я, смеясь. — Вот и еду несут!

Плотно поев, да так, что Хина начала плохо себя чувствовать, мы с Зумерином отнесли ее к Ровану и уложили спать, после чего вернулись и, заказав пару кружек Эля, продолжили разговор.

— Теперь о том, что произошло! Хине не следует этого знать... где ты был, когда мы бежали к выходу?

— Мы бежали вровень, и половину пути я не выпускал тебя из виду. После мне пришлось отклониться от той дороги, по которой я бежал. Прямо передо мной была поваленная повозка, пришлось обежать её слева по полю. Когда снова вернулся, тебя уже не было, и я подумал, что ты уже убежал вперёд, и тогда направился к Хине.

— Значит, нас разделили ненароком. Нужно обсудить важный вопрос: хоть Кирс и обманул нас в некотором смысле, плату, о которой мы договаривались, он передал. Как думаешь, стоит ли нам продолжать на него работать?

— Решать тебе!

— Не-не-не, так не пойдет. Важные и сложные решения мы должны принимать вместе!

— А, да? Хорошо, мне тогда сходить за Хиной?

— Прошу, хватит, мне и так не просто.

— Ты главный, тебе и решать. Но если бы я был главным, то продолжил бы!

—Почему же?

— Откуда мне знать, главный-то ты, —нагло заявил Зумерин.

— Ты... Ты...

— Уже кружка закончилась, пока ты придумывал речь.

Я выдохнул и, немного успокоившись, окликнул одну из девушек, работавших в таверне.

— Принеси нам ещё! Пока можно и расслабиться...

После неплохого вечера, проведённого с Зумерином, мы, пьяные, вернулись к Ровану и пошли по своим комнатам.

— Больше так пить не буду, чувствую себя, как после нападения, — покачиваясь, я повесил плащ и упал в кровать. — Время спать.

«Ты думаешь, это поможет нам? Очень глупое и необдуманное решение, а вдруг...»

Я проснулся в холодном поту.

— Только этого не хватало, опять голоса. Где там лекарство Рована? — я встал с кровати, — После него мне куда лучше! — я обыскал комод, — Так... вроде оно. Ну да, та же баночка, какая была и у Рована. Еще же ночь? Да, тогда за спокойный сон! — сказал я и сделал пару-тройку добрых глотков. — Вот теперь со спокойной душой можно ложиться.

Я вновь лёг в кровать.

— Эйс, вставай, в дом кто-то стучит! — будил меня Зумерин.

— Чего? Какой дом стучит? — переспрашивая я, вставая с кровати.

— Да не дом, а в дом! Иди и разберись. Уверен, это к тебе, на меня не нападают исподтишка.

— Очень смешно. Когда-нибудь я тебе это припомню, — говорил ему я, одевая плащ.

— На кой чёрт тебе плащ?

— Тебе не понять, — отвечал я, открывая дверь.

Спустившись, я уловил заветный стук в дверь и, открыв, услышал это:

— Ты почему так долго?

— Аста, ты чего здесь делаешь? — спросил её я, поправляя волосы.

— Пришла тебя навестить, пора уже. Приехав в город и взяв стражу, я сразу же пришла к тебе.

— Стражу?

Обернувшись, я заметил четырех стражников семьи Фот, что стояли прямо у входа.

— Простите, — сказал я им, закрыв дверь.

— Ты что вчера пил? У вас осталось что-нибудь?!

— Могу воды налить, надо?

— Воду я и дома попью! У вас есть эль?

— Эль... Не маленькая еще пить? Фарнфорн ведь ругаться будет, — говорил я, смеясь.

— В этом и дело, мне уже пятнадцать! Сора пробовала эль, а мне не даёт. Папа говорит о неподобающем поведении и всё в этом роде. Мне интересно попробовать! Так есть?

— Прости, мы пили в таверне.

— Жалко... Купишь мне?

— В чем проблема купить самой? Деньги-то у тебя явно есть.

— Папа прошёлся почти по всем тавернам и запретил продавать мне ничего крепче Дарзы.

— Дарзы?

— Да, желтый напиток с пузырьками. Его один из героев третьей волны придумал.

— Если правильно понял, то он сладкий.

— Да, но всё же это не эль. Эйс, ты, кстати, обещал мне прогулку, как вернешься от короля. Прошло больше недели, а погулять мы с тобой так и не сходили!

— Сейчас я не в состоянии, мне бы еще поспать.

— Уже время для обеда, вы всё спите. Покажи мне хотя бы команду свою, или хочешь спрятать их от меня?

— Нет, почему. Зумерин! Хина! — позвал я их. — Спуститесь, показ мо... Покажитесь! Мы вчера пили, так что не удивляйся тому, что они не в лучшем виде.

Хина открыла дверь и зашла.

— Эйс, почему ты не спишь?

— Эта молодая леди разбудила нас, — ответил ей Зумерин, спускаясь. — огромное спасибо вам, кстати.

— Прости, я не хотела.

— Кто-нибудь расскажет о происходящем?

— Лучше мне объясните, каким образом вы оба выглядите отлично, а я... Я как будто один вчера пил! И ты где ещё была, а, Хина? Напилась же не меньше нас, тебя даже сюда тащить пришлось.

— Ты тащил пьяную девушку в дом? — недоумевала Аста.

— Да. То есть, нет. Это всё Зумерин, он меня напоил!

— И пить предложил тоже я, да? — возмутился он, и после обратился к Асте, — Ладно, молодая леди, не скажите, как вас зовут?

— Аста, дочь Фарнфорна!

— Дочь кого?.. А, ладно, неважно. Это я тащил Хину на себе, и пили мы и вправду много, извините.

— Эйс, объяснись! Зачем тебе в команде девушка? — Её полезность куда выше твоей ревности, успокойся.

— Аста, не беспокойся насчет меня. К Эйсу я не испытываю теплых чувств. Он, конечно, отличный жених, но мне не подходит. Можешь не ревновать, — улыбнулась Хина.

— Врешь?

— Зачем же мне врать такой красивой девушке?

— А ты мне нравишься. Можешь оставить ее в команде.

— Слышал, Эйс? — рассмеявшись сказала Хина. — Тебе разрешили меня взять.

— Похоже, Аста новый член команды, и она у нас за главную.

— Мне нужно купить новое платье, думала, вместе пойдем, но раз ты сейчас очень занят, то пойду одна! — проворчала Аста. — Через пару часов загляну.

— Хорошо, до встречи.

Аста, предварительно посмотрев злым взглядом на Хину и собрав стражу, ушла.

— Так, теперь говорите секрет вашей бодрости. И ещё, где ты была?

— Просто сходила к фонтану, нельзя?

— Нет, можно, но.... Блин, вы, конечно, не моя собственность, как же это объяснить-то?.. А-а-а... — протянул я. — Коротко. Если не вижу вас, чувство, будто такого быть не должно. Понимаю, странно звучит, но пока только так могу это сказать словами.

— Полагаю, Хина поняла, о чём ты, — сказал Зумерин. — Не думай об этом. Твоё беспокойство понятно, тебя не единожды обманывали. Но, думаю, что всем нам стоит доверять друг другу, или хотя бы мне. Плату ведь ты мне дал, так что теперь, считай, я верный напарник.

— Не обнадеживает, у меня в планах ничего пока нет. Думаю, прогуляться и посмотреть город. Вы же можете в это время заняться своими делами?

— Мне уже никуда не нужно. Только... может сходим поесть?

— Думаю стоит, главное не пить... Ну, или немного.

— После вчерашнего, мне эль даже видеть не хочется. Дарзы выпью и хватит. Ну, или чуточку эля. Зумерин, дашь отпить?

— Нет.

— Как обычно: холодный ответ с уставшим взглядом. Хоть иногда бы улыбался.

— Думай, как хочешь, мне нужно сходить за плащом. Жди здесь.

— Ладно, — сказал Зумерин, присев на стул.

— Удачи вам, пойду тогда.

Выйдя на улицу, я решил идти прямо, чтобы не потеряться, и осматривал город. Изредка попадались люди, которые здоровались и улыбались, и, отвечая им, я продолжал свой путь.

Хоть сейчас и было утро, большая часть города пряталась в тени стен, что окружает столицу. В части города знати, как уже мне удалось заметить, в основном большие дома в два три этажа, что не свойственно для этой части города. Здание выше двух этажей здесь мне ещё не удавалось видеть так же, как и то огромное количество стражи. Можно даже продумать расположение основной части оборонной силы. Да, и стена стражи, что идет вторым от неё слоем, находится за стеной, где живет знать. Таким образом, где бы на город не напали, чтобы пробиться к замку, нужно штурмовать две стены. Достаточно интересный способ обороны: и знать с королем защитили, и сословное деление сделали.

— Ты пропустил встречу! — Пройдя метр от переулка, услышал я. С горем пополам, но мне удалось вспомнить о детях Лорва и встрече, которую я благополучно пропустил...

«Только их сейчас не хватало. Из-за того, что произошло, я совсем забыл о них. Ладно, рано или поздно этот разговор состоялся бы.»

Завернув в переулок, мне снова довелось увидеть Скейна.

— Чего тебе?

— У нас была договоренность, о встрече. Ты рассказал о своём согласии и, в итоге, так и не пришел. Это низкий поступок, у меня было куда больше важных дел, чем поиски тебя. Мы потратили немало ресурсов, чтобы безопасно встретиться с тобой.

— Проблемы и так спокойно находят меня, а вместе мы их точно не оберёмся. Ваш фанатичный кружок меня не интересует.

— Тебе же тоже хочется отомстить церкви, так почему ты нас отвергаешь? — роботизированным голосом говорил он.

Я не выдержал и схватил Скейна за шкирку.

— Моя основная цель — это перерезать горло посмевшего напасть на меня. Но вы со своей детской обидой не имеете к ней никакого отношения!

— Детской!? — вскричал он, отбросив мою руку. — Мы боремся за справедливость! Ты не знаешь, что произошло со многими из нас! Говоришь о нашей детской мечте, хотя сам желаешь смерти обидчику? Отрицаешь ты или нет, ничего не меняется. Ответь, здесь и сейчас, ты с нами?!

— Да... да, я с вами!

— Отлично. За тобой придут, когда наступит время.

Скейн вновь, как и в прошлый раз, прыгнул на крышу и исчез из поля зрения.

— Скатертью дорожка!

"Похоже, память возвращается ко мне! В разговоре, хоть и не умышленно, но я упоминаю слова и термины из своего мира. Да, и голоса ночью снова были..."

— Дети Лорва, знать, Аскания... Детей Лорва можно использовать. Хоть это и большой риск, но, полагаю, он того стоит. Кто же, как не я, мог придумать такой план? — я улыбнулся. — Пора заканчивать говорить с самим собой в темном переулке, это хорошо не закончится. Желание гулять когда-либо одному пропало. Лучше уж будет дождаться Асту дома, и вместе город посмотреть, хоть и мельком.

Пробежавшись обратно до дома, заметил открывающего дверь Рована.

— Погоди! — крикнул ему я.

— Эйс? Думал, ты в таверне с Зумерином, встретил его по пути сюда.

— Нет, мы решили на время разойтись, — ответил ему я, подбежав поближе.

— Разойтись? — Рован открыл дверь.

— Ничего серьезного, просто свободное времяпровождение.

— Я уже подумал, что Зумерин работу потерял.

Зайдя в дом, мы уселись за стол и продолжили беседу.

— Рован! Хоть и неожиданно, но помнишь наш уговор?

— Ты насчет свадьбы? Его помню, никому твой секрет не рассказывал, если про это речь.

— Знаю, поэтому ты и будешь на нашей свадьбе представителем от церкви. У меня вопрос только один: будет ли куда-то записываться факт помолвки?

— Только по желанию, нет надобности в лишней нагрузке.

— В гильдии делают много записей по поводу человека.

— Сравнил... — усмехнулся Рован. — В гильдии нужно найти родителей, родственников или близких, так как работа опасная, и бывает, погибают на задании, а так можно уведомить об этом.

— Рован, мне пришлось немного соврать тебе тогда.

— И как же?

— Моей женой будет не Сора, а другая дочь Фарнфорна. — я улыбнулся. — Сам понимаешь, человеку из церкви, сразу я доверять не мог.

— Ничего. Главное, ты нашел милую сердцу девушку. Хорошая?

— Ещё как. По мне, так вообще лучшая. Думаю, всё пройдет отлично.

— Да благословит ваш брак Господь.

— Это было лишнее...

— Откуда у тебя неприязнь к всевышнему?

— Ну, не думаю, что он есть, да и если это так, то Бог такой же, как и поганая церковь. Без обид, ничего личного.

— Да, привык уже, Зумерин ещё не так отзывался о церкви. Как, в принципе, и о знати... он поделился своей наградой, так что живите, сколько хотите. — Рован повеселел. — Все равно через две недели уеду в Ац.

Дверь в дом открылась, и я увидел Асту в белоснежном платье с синей ленточкой на поясе.

— Как тебе моё новое платье?

— Отлично, у тебя есть вкус.

— Вкус?

— Не заморачивайся. Пойдем? — сказал ей я, подойдя.

— Стража будет с нами!

— Думаю, провести время вместе это не помешает.

Аста взяла меня за руку и мы пошли гулять по городу. Только вот, два стражника сзади и спереди, образовавшие некий квадрат, всё же доставляли неудобства.

— Ты почти неделю со мной не виделся, и стесняешься, что я взяла тебя за руку?

— Если бы, просто плохое предчувствие.

— С нами стража, да и ты герой, как никак. Неужели не сумеешь защитить беззащитную девушку?

— Беззащитную? У тебя личная стража и умение бегать не только бесшумно, так ещё и быстро. Мне только и далось это... один раз! В магии, похоже, я не силен.

— Могу поучить тебя. Я обучалась у одного из мастеров магии ветра четыре года назад. Он был лучший в своем деле!

— Было бы неплохо, ведь магии меня обучать некому.

— Как же тот маг из твоей команды?

— Предрасположенности к огню, как оказалось, у меня нет, Хина ничем помочь не может. Знал бы как пользоваться магией, мог бы и защитить тебя, как никак!

— А я могу даже хлеб нарезать ветром! — сказала Аста и засмеялась.

— Очень важное умение, потом научишь. Без ножа не знаю что и делать, куда деваться! Странное применение, не находишь?

— Мне понравилось, достаточно интересное занятие готовить. Долгое время меня обучала Сора, пока папа не увидел этого и не запретил, ведь этому учат в академии. Скорее всего, в отместку на моё нежелание идти туда.

— Академии?

— Да, в ней обучаются основам управления дети высокородных семей. Мужчины, правда, управлению, женщин же учат быть примерной женой. Папа *претит* мне что-либо интересное!

— Так почему ты просто не пойдешь в академию? Думаю, быть примерной женой — это неплохо.

— Быть примерной женой в понимании учителей, это когда жена во всем поддерживает своего мужа. И главное, никогда не имеет право высказаться против чего-либо. В общем, молчи и выполняй приказы. И ищи потом отличие от работы стражником.

— Тогда зачем Сора там учиться?

— Папа нашел ей мужа, но под предлогом поступления в академию она смогла отложить помолвку.

— Интересно тут у вас всё устроено. Как думаешь, стоит ли мне жениться?

— Конечно стоит, но только если на мне!

— Хорошо, думаю, на тебе и женюсь! — сказал я, присев на колено.

— Ты, верно, шутишь? Этого не может быть! — Аста обняла меня. — Мы будем отличной парой, наши дети будут самые красивые. Ты победишь Владыку и, вернувшись домой, станешь самым сильным в Эстрии. Папа будет очень рад этой новости! И сестра... сестра тоже, но будет завидовать. Давай прямо сейчас сообщим об этом всём? Чтобы все знали о нашей помолвке!

— Пока не стоит, это лишнее. Как ты бурно отреагировала. — удивился я. — Тем более я же не сказал, что прямо сейчас! Скажи только своему отцу, его предложение принимается. Как только будет возможность — поженимся, священника я уже нашел. На странность, он хороший человек.

— Папа сейчас в гильдии, думаю, стоит вместе сказать. Он сразу сменит гнев на благосклонность к тебе. Он ведь давно мечтал выдать замуж дочь. Мне даже мужа нашел, но он старый уже, не то что ты!

— Пройдемся тогда до гильдии?

— Тут минут двадцать идти... хотя, если сократить переулками?..

— Так, никаких переулков, у меня с ними не очень хорошие истории. Всегда встречаю там кого-нибудь. Пойдем длинным путем, торопиться некуда.

— Как?..

Не успела Аста договорить, как подъехала карета, что перебила её. Пыль, высоко поднимаясь, не дала разглядеть силуэты людей неподалеку. К нам подошли три стражника без эмблем и один из них крикнул:

— Вы! — он указывал на нас. — Вы поедете с нами!

— Стража! — крикнула Аста.

Как только Аста окликнула их, стражники обнажили мечи и встали в боевую стойку, оттеснив нас назад.

— Защищайте нас! — крикнула она вновь.

— Вы не смеете преграждать путь страже королевства! — говорил всё тот же. — Это карается правилами, немедленно отзовите стражу!

— Аста, отзови стражу. — сказал ей я, вновь присев на колено. — Не хочу, чтобы ты пострадала! Это королевская стража, ничего плохого не будет.

— Зачем ты так говоришь!? Мы же только что договорились рассказать папе о нас! Почему?

— Если ты пострадаешь, то ничем хорошим это не закончится. Нам не дадут пожениться, если я буду в розыске. Ты же не хочешь мужа, который будет висеть по всему городу на листовках?

— Нет, но...

— Никаких "но"! Сама говорила, примерная жена всегда поддерживает своего мужа!

Стража королевства обнажила мечи

— Мы не собираемся долго ждать! — крикнул тот стражник.

— Видишь? Их терпение на исходе. Прикажи отступить!

— Не хочу этого делать! Вдруг тебя обвинят в том, чего ты не делал?

— Аста! Прикажи отступить! Прошу... Как только освобожусь, приду к тебе.

— Защищайте меня! — нехотя сказала она.

Стража отошла на пару шагов к Асте.

— Чего вы хотите? — спросил я, подойдя к ним.

— Разберется Хонрик, живо в карету! — крикнул стражник, открыв дверцу.

— Хорошо-хорошо...

Взглянув на Асту, перед тем, как сесть внутрь, я увидел её расстроенное лицо и желание отдать приказ страже вновь.

Сев в карету, напротив меня присели стражники, и мы поехали.

Глава 13.2

Глава 13.2

Взглянув на Асту перед тем, как сесть внутрь, я увидел её расстроенное лицо, на котором было написано желание отдать приказ страже вновь.

Войдя в карету, напротив меня присели стражники, и мы поехали.

"По какой причине они забрали меня? Может, из-за поджога владений семьи Сиз? Похоже, Кирс решил предать меня. Хотя... маловероятно. Хоть ему и нельзя доверять, Кирс... или он... сукин сын! Похоже, всё-таки это его план по проявлению крыльев. Аскания будет добиваться своей цели любой ценой. Ещё бы знать какой, правда. "Дочь Владыки" пытается заставить мои крылья появится. Зачем ей это!? Может, чтобы убить, если не съесть?.. Кто знает её мысли..."

— Эй! Куда вы меня везете? Слышишь, нет?

"Может просто перебить их? Пистолет, как и наручники, при мне, хотя вблизи клинки и не помогут — слишком маленькое пространство. Но не надо забывать и об их оружии: мечи невозможно использовать в карете — просто достать его из ножен будет проблемой. Если быстро выхватить пистолет, скорее всего, смогу их всех положить. Магазин полностью заряжен, да и стражника всего четыре, учитывая двух не сидящих со мной. Только вот стоит ли? Возможно, меня взяли по поручению короля, чтобы выдать задание или еще чего. Решение, которое мне сейчас предстоит принять, сделает многое.

Два варианта:

1) перебить и скрыться, уповая на отсутствие свидетелей, так как мы, похоже, выехали из города...

2) Дождаться пока приедем. Главное — лишь бы не церковь решила меня взять."

Карета остановилась. Судя по времени, проведённому мной в пути от города со сюда, дорога пешком заняла бы около 20 минут.

Стража взглядом указала мне на дверь, и вместе мы вышли.

Потянувшись, я огляделся: мы были у подножья небольшого холмика с деревом вблизи, на ветке которого сидела Аскания, свесив ноги и рассматривая небо.

"Так и знал!"

Она спрыгнула с дерева и, показав рукой страже убираться прочь, подошла ко мне.

— Давно мы с тобой не виделись, наверное, без меня и не высыпаешься.

— Еще чего, зачем ты меня, можно сказать, выкрала?

— Видишь ли, мне нужны твои крылья. Яд не помог их проявить, но ты же это сделал сам! Правда, Эйс?..

— Каким образом? Даже близкого понятия не имею, о чём ты.

— Всё ты понимаешь, я следила за тобой. В ночь, когда ты гулял с тем ребенком, мне довелось многое увидеть.

— Врёшь! Ты ничего не видела, лишь пытаешься добиться своей цели!

— Успокойся, успокойся, мой падший ангел. Твои крылья появились, и ты скрыл это. Ведь Кирс мог поступить иначе во время задания, или же я могла убить или, как ты сказал, съесть тебя. — она засмеялась, — Это умно, только не нужно мне врать. Тебе вообще не стоит бояться меня или остерегаться. Я твой союзник, единственная, кто никогда не предаст.

Аскания провела пальцами по моим щекам, и по ощущениям это было, как множество иголок, неожиданно вонзившихся в кожу. Нет, боли не было... было только... расслабление.

— Вижу, ты наконец-то смог спокойно вздохнуть. Рада, я очень рада!

Аскания медленно проводила руками по моей шее, по спине вниз. После, она подняла их и положила мне на лопатки. Аскания судорожно касалась меня.

— Здесь... здесь сокровище восьмой волны. Всё, что мне нужно, прямо передо мной. Это так умиротворяет, ты себе даже представить не можешь... то, чего я пыталась добиться почти вечность... сейчас здесь! Мои ноги даже стали подкашиваться от предвкушения следующих лет. Самых лучших лет моей жизни...

Аскания нежно обняла меня сзади, и я вдруг почувствовал прохладный ветерок. Вокруг меня все перестало существовать, будто я попал в другой мир. Сложно описать место, в котором я оказался: всё было алое, потом белое, после снова алое.. Мое тело не стояло, оно левитировало в этих красках, будто лепесток, падающий с дерева. Вдруг, чувства вернулись ко мне, и я ощутил, как нечто невероятно мягкое и тёплое прижалось к моей спине. До этого мне никогда не приходилось ощущать нечто подобное, но не сложно догадаться, что это была её обнажённая грудь. Затем, следом за этим, я почувствовал её прохладный живот. Ощущения были настолько возбуждающими, что меня невольно начал покидать контроль над разумом и телом, который до сих пор я пытался удерживать. Мне хотелось повернуться к Аскании и крепко прижать её к себе, почувствовав это прекрасное и вожделенное тело.Тактильные ощущения, которые я испытывал тогда: мягкая кожа Аскании, её грудь живот, бедра, шея, прижимающиеся ко мне, её нежные руки, что обвили меня словно лозы и не хотели отпускать. Запах цветов, сменяющиеся оттенки и Аскания с любовью обнимающая меня не давали мне здраво мыслить. Всё тело расслабилось из-за удовольствия и разум опустел. Мысли были только об одном — остаться бы в её объятиях навсегда. Умиротворение, спокойствие. Никакие заботы, ничего не могло нарушить мой покой.

Аскания медленно коснулась пальцем моей спины и провела им вдоль неё, а затем отстранилась.

Когда Аскания отпрянула... я почувствовал некоторое разочарование от потери этих приятных чувств и ощущений... это длилось так недолго, но мое тело уже привыкло к ощущению ее плоти так, что окончание её прикосновений воспринималось в штыки. Тело начало покалывать, а спина словно онемела и вдруг... показались черные крылья, и, расправив их, я ощутил истинный восторг и дрожь.

— Вот они! Как же долго мне пришлось тебя ждать. Герой, что спасет меня от мучений бессмертной жизни.

— Ты желаешь смерти? — спросил её я тихим голосом.

— Нет, моё желание иное. Ты узнаешь, как придёт время... для начала, стоит показать тебе кто ты! Позволь мне сделать это.

Легким движением пальцев Аскания коснулась моего виска.

— Бежим! Бежим! Белый, не падай! Мы не успеем!

"Что это? Кто эти двое?"

— Тебе легко говорить, сумка с деньгами у меня! — кричал кто-то, облокотившись на стену.

"Я не вижу картины полностью, только силуэты и то, к чему они прикасаются. Похоже, Аскания перенесла меня в моё собственное сознание; не могу управлять телом. Только смотреть..."

— Белый, перезарядись! Ты отстрелял больше половины боезапаса, пока мы перебегали арку. Гранаты хоть ещё остались?

— Не беспокойся, еще одна есть! Черт, а вот магазинов все меньше. — ответил он, перезарядив автомат.

"Мне знакомо это всё, только откуда? Это оружие... помню, как брал его в магазине... как же его, чёрт возьми..."

— Говорил же, что нужно было брать пятку, нет, тебе захотелось именно ,,М16" . Ладно, хоть модификацию взял. Пригнись!!!

"В кого они стреляют? Стоп... Оружие... Деньги... Белый!"

Я выпустил весь свой магазин из пистолета в полицейского, что прятался за углом. Его тело упало, и Белый добил его, выстрелив в голову.

— Зачем ты убил его?

— Соберись, мы уже давно не следуем по плану! Нас должны были забрать, но вместо этого я с тобой разнёс уже пол улицы. Ты думаешь это первый, кто погиб от наших рук!? Нет! Там под нашими пулями полегли десятки людей. И ещё десятки полягут сейчас, мы обязаны дойти до точки. Тогда нас вывезут отсюда!

— Мы не должны были этого делать, всё же шло по плану. Какого чёрта..?

— Шло, только Фиолетовый решил изнасиловать одну красавицу из заложников. И, в итоге, не следил за охраной, в последствие чего и сработала сигнализация. Во всем он виноват!

— Не называй его Фиолетовым, он уже мертв. Зачем скрывать имя? Только время тратим.

— Хорошо, хорошо! Джейсон погиб из-за своей гнилой натуры.

— Он знал куда мы идем, поделом ему. Как хоть погиб?

— Кажется, его задело осколками моей гранаты...

Из-за угла слышались мигалки полицейских машин и мы рванули, что есть мочи. Завернув направо, я и Белый вышли во двор многоэтажных домов. Медленно передернув затвор и свесив оружие, я окликнул его:

— Быстрее, еще немного! В той арке переоденемся и сбежим. Давай!

— Когда же это закончится, звуки мигалок не перестают нагонять нас.

Вместе с Белым перебежками через машины мы смогли прибежать в арку, где нас должна была ждать машина.

— Дай магазин! У тебя в разгрузке

вроде был, или уже всё?

— Нет, тот магазин был последним.

— Где машина, она должна была быть здесь?

— Наверное, из-за перекрытых дорог задерживается. Не нервничай, нас не бросят. Лучше бы ты так переживал за сумку. Как-никак, там почти сто миллионов.

— Если тот коллекционер купит их по заявленной цене, мы будем жить в шоколаде до старости. Сколько же лет этим купюрам?

— Вроде больше двухсот, да и какая разница. Главное — куча бабла, что мы с тобой получим.

Вместе с Белым мы переоделись, сняв бронежилеты и старую одежду, после чего накинули плащи, и, как итог, её не было видно. Я зажег сигарету, что была спрятана в кармане, и, тяжело затянув, думал о жизни и своих поступках.

Стоило ли идти на такое дело? Мы убили порядка сорока человек, включая гражданских. Только бы машина успела, и моя сестра сможет жить... Никогда больше не будет страдать и мучаться от боли. Больше никакой боли...

Открыв глаза, до меня дошло, в каком положении я оказался. Аскания сидела передо мной и, повернув голову на девяносто градусов, рассматривала.

— Эйс, твоё прошлое восхищает меня не меньше, чем ты сам.

— Что именно тебя восхищает? Что, и в том мире мне тоже не лучше жилось? Всё вспомнить не могу, только отрывки... но даже их мне хватает, чтобы понять, что оба этих мира не относятся ко мне благосклонно. Похоже, где бы я не был, страдания и трудности настигнут меня. Только, казалось, появилась возможность жить в другом мире с нуля. С самого начала все было отлично: девушка, проявляющая ко мне интерес, я даже напарниками обзавелся. Но всё перечеркнул один день, и после, раз за разом... Сука, раз за разом! — крикнул я, встрепав себе волосы, — Казалось бы, вот тот момент, когда всё начало налаживаться. Нашел себе жену, появились средства на жизнь. Да, даже дети Лорва предложили сотрудничество мирно... и вот опять. — я повернулся к Аскании, — Скажи, чего ты добивалась? Решила, что "жизнь у Эйса слишком хороша, пора это исправить"?

— Нет-нет-нет. Никогда я не буду против тебя и делать тебе что-то во вред. Ты единственный в своём роде. Мне хотелось лишь показать твое прошлое, ты страдал из-за голосов. — она встала и протянула мне руку, — Тебе же было...

— Не смей!

Аскания остановилась, и, сжав руку в кулак, опустила её. На её лице было видно сожаление, только вот для меня это уже не имело смысла.

— Ты думаешь только о себе... Ты ребенок, решивший пользоваться людьми, как марионетками. Только вот ты не учла многое.

Я достал пистолет и направил прямо в лицо Аскании. Меня переполнял гнев и нахлынувшие воспоминания. Все перемешалось, вроде только недавно было чувство легкости и казалось, что все закончилось!

Аскания обхватила пистолет руками.

— Если хочешь, сделай это. Если погибнуть, так только от твоей руки. Даруй мне смерть, что так боится и обходит меня стороной. Даруй мне ее! Ответь мне на один вопрос: убьешь ли ты девушку... что желает тебя?

Все это время я не слышал ее, лишь этот вопрос вывел меня из раздумий. Снова посмотрев на Асканию, я увидел взгляд, будто пронзающий мое тело. Казалось бы, это магия, и, похоже, так и есть. Магия глаз...

Выдохнув, я опустил пистолет, и, убрав его, опёрся на онемевшие ноги.

— Твои чувства не касаются меня, как и ты сама. Твоя забота только вредит мне. Скажи, какова твоя цель?

— Вечность, проходящую без надежды на конец, я провела в одничестве. Никто не мог заполнить пустоту...

Отец говорил мне о зачатии ребенка, ведь ему нужно продолжение рода, да и самой хотелось. Какой бы сильной я не была, мечта о семье живёт внутри любого.

Однако, в зачатии была загвоздка — ребёнок может быть только от демона или же падшего.

Всех демонов перебили, остались лишь приспешники отца, но назвать их разумными будет грубой ошибкой. Примитивные создания, думающие только о кровопролитии... падших ангелов тоже не отсталость, все до единого были уничтожены героями, хотя часть из них была на стороне людей, когда те напали на отца.

Моя мечта — быть рядом с мужем, что поработит Эстрию. Быть под его началом. Не править Эстрией, нет... Лишь быть королевой, достойной короля.

"Её доводы понятны и естественны. Когда живёшь много лет одна, сильная и могущественная, то тебе становится одиноко и, возможно, скучно. Хочется вкусить ощущений семейного уюта и, в то же время, оставаться сильной. Несмотря на ее проступки, похоже, она и вправду не желает мне зла."

— Всю свою жизнь я чувствую себя брошенной... Мать погибла от предательских рук. Отца убили герои и, возродившись, его первыми словами были «Кто ты». Он не помнит меня, как и мою маму. Знаешь какого это!? — крикнула она, упав на колени.

"Возможно, это будет ошибкой."

Я присел на колени и поднял голову Аскании, смотрящей вниз. Сложно описать моё удивление, появившееся, когда я увидел подавленную Асканию. Женщина, обладающая неописуемой силой и красотой, зависит от меня! Возможно, не встреть я Асту, мы с Асканией были бы вместе. И Эстрия пала бы под нашей силой. Захватывать весь мир вместо выполнения заданий за монеты куда перспективнее. Проблема заключается в Асте. Независимо от моих слов о выгоде и иных причинах... похоже, я люблю её доброе лицо и неиспорченную этим богом забытым миром душу. Аста показала мне, что ещё не все потеряно, что ещё можно жить мирно. Приложить все силы и сделать всё возможное для Асты — единственный вариант для меня. Я не позволю ей увидеть смерть или страдания других. Пусть для неё все останется таким же красивым и прекрасным, как сейчас. Аста останется девушкой, живущей в грезах.

— Я люблю Асту, и буду с ней!

— Прости мне мой вопрос, но герои живут в среднем сто двадцать лет. Обычные люди же редко доживают и до восьмидесяти. И Эйс, ты после достижения двадцати пяти лет перестанешь стареть. Могу ли я надеяться на свою мечту после... сам понимаешь.

— Да.

— Спасибо. Думаю, стоит заканчивать нашу дискуссию. Солнце уже садится, мне нужно домой. Мой питомец ждет меня. — сказала она, улыбнувшись.

Аскания встала с колен и, подняв руку, произнесла ,, телепортация". Моргнув, её я уже не увидел. Упав на землю и расправив руки, я начал перебирать отрывки памяти в голове, соизволившие вернуться.

"Конечно, многое было еще неясно, но... думаю, мне не следует этого узнавать. Часть памяти лишь показала мне в основном попытки выжить..."

Встав с земли и отряхнувшись, я направился в город. Времени прошло уже немало, нужно было возвращаться.

Спрятав руки в карманы и проходя вальяжной походкой мимо стражи, меня встретил Зумерин.

— Где стражники?! Аста сказала о...

— Успокойся, ничего страшного происходить не будет. — перебил я Зумерина, — Лишь нахлынули воспоминания. Пошли домой...

Зумерин подхватил меня и, поддерживая, довел до Рована и его дома.

— Что с ним?

— Знать бы ещё. Когда увидел его, он уже выглядел так. Эйс, ты как?

— Нормально, дайте мне просто отдохнуть. — ответил я, выдохнул. — Зумерин, отведи меня в мою комнату.

— Эйс! Мы боялись, что тебя решили выкрасть и убить! — кричала Хина, спускаясь по лестнице, — Тебя били?

— С ним все хорошо, просто вымотан. Думаю, завтра расскажет о произошедшем.

— Принеси воды, я доведу его.

Хина подняла меня на себя и, дотащив до комнаты, уложила на кровать и села рядом.

— Аста беспокоится о тебе — Хина вздохнула, — я даже ей завидую. Найти любимого человека, мне бы так... Эйс, Эйс?!

— Не кричи, и так чувствую себя хреново... Возможно, и ты найдешь себе человека близкого тебе, пожалуйста, оставь меня одного. — сказал я, перевернувшись на бок, — Время уже позднее, иди спать.

Тяжело вздохнув, Хина сказала мне отдыхать, и, выведя Зумерина со стаканом воды, закрыла дверь.

— Как же я устал. Морально устал... Даже разговаривать невмоготу.

Посреди ночи я проснулся от резкой боли в спине и голосов, что звали меня. Вскочив с кровати первая мысль была только о зелье, что сделал Рован. Пытаясь дойти до тумбочки с лекарством, я упал и сжавшись в клубок, хватался за живот и не мог двигаться. Боль такая, будто ломались кости изнутри и было слышно, как они хрустели, овладевала мной а каждой секундой. Схватившись за грудь, я просил о помощи...

Из-за спины появились крылья, что порвали мне рубашку и, разбив окно, расправились. Рован, зашевелился в соседней комнате и возмущенно спрашивал меня о чём-то. Я чувствовал крылья, будто две лишние руки, а каждое перо — как палец. Посмотрев на крыло, разбившее окно, я понял, что нахожусь в полной неконтролируемости крыльев. Спину начало ломить, словно сотни людей били по ней одновременно. Шелест расправившихся крыльев позволил мне отвлечься от боли, но не забыть её полностью. С диким стоном я опустился на колени, неестественно выгнув спину и обессиленно опустив руки, пытаясь восстановить дыхание и вернуть контроль над ослабленным телом. Непривычное ощущение, будто ещё одной конечности, и адская боль в спине не покидали меня на протяжении пяти минут, что я пытался уложить крылья и успокоится сам. Спустя это время Рован открыл дверь и спросил в чем дело, после чего я, закричав от очередной порции мучений, взмахнул крыльями насколько это позволяло свободное место в комнате, и Рована откинуло в коридор. Он, сплюнув кровью, попытался встать, в чем ему помог подбежавший Зумерин. Увидев это, я окончательно потерял самообладание и, вновь закричав, попытался вернуть контроль над телом, после чего потерял сознание…