Том 2    
Послание от Бенно

Послание от Бенно

Во время очередного похода в лес для сборов, мы с Лутцем приняли́сь за создание суке́ты. Поскольку рама будет выполнена из дерева, то её можно сравнительно легко изготовить благодаря имеющимся у нас гвоздям. Куда сложнее отрезать куски дерева одинаковой длины. Но если мы с этим справимся, то собрать саму раму окажется достаточно просто. Тем более, что сейчас мы не собирались делать листы бумаги большого размера. Сукета, используемая для изготовления листов вас̧и размером с открытку, не нуждается, например, в поддерживающих планках. Я подумала, что было бы вполне разумно сделать небольшую рамку для изготовления бумаги, похожую на ту, какой я однажды пользовалась в школе.

На своей грифельной дощечке я нарисовала рамку и написала, что нам нужно, чтобы изготовить её. После того, как я показала её Лутцу, он, руководствуясь ей, принялся рубить дерево.

— Эм-м, в результате они должны соединиться вместе, так что тебе нужно обрезать дерево совершенно ровно. Впрочем, пока что мы можем оставить это на потом, и исправить всё в самом конце. Как думаешь, ты справишься?

— Это куда труднее, чем я думал. Совершенно ровно, да?

Лутц сделал две прямоугольные рамки, внутренняя площадь которых была размером с открытку. Когда верхняя и нижняя рамки были готовы, он прикрепил к ним фиксирующие дощечки, чтобы верхняя рамка не двигалась, когда мы будем окунать сукету в каши́цу и трясти, чтобы распределить мякоть. Затем, он добавил сверху ручки, чтобы её было удобно держать.

— Лутц, у тебя получилось! Она выглядит великолепно!

— Тебе правда нравится?

— Да! Как только мы её закончим, то можно будет установить экран между верхней и нижней рамкой. При изготовлении бумаги, мы будем держать сукету за эти ручки и встряхивать, чтобы волокна равномерно расправились.

Лутц спросил меня о том, что значит моё «как только закончим», а потому я слегка встряхнула сукету и указала на щель между рамками.

— В конечном итоге, когда верхняя и нижняя рамки соединены вместе, здесь не должно остаться щели. Сукета будет закончена, как только ты отшлифуешь рамки так, чтобы они идеально сочетались друг с другом.

— Идеально?! Я ни за что не смогу так сделать без инструментов моего отца или чего-то подобного…

— Эм-м… Как ты думаешь, он одолжит их тебе?

— Не знаю…

По всей видимости, Лутц сильно отдалился от своей семьи из-за своего выбора не следовать за родителями в строительство и деревообработку. Он определенно не смог бы попросить у них помощи или одолжить инструменты. Отец Лутца считал, что торговцев заботят одни лишь деньги, что они хладнокровные чудовища, и он не может позволить своему сыну стать одним из них. Его мама, Карла, постоянно говорила у него за спиной, что, раз уж он прекратил гре́зить о становлении странствующим торговцем, так почему бы ему окончательно не забыть о торговле и не стать плотником? Я ничего не могла с этим поделать, поскольку сам Лутц был полон решимости идти своим собственным путём, независимо от того, насколько против была его семья. Лучшее, что я могла сделать, так это рассказать им, как усердно он трудится, пока обучала бы их рецептам... И вновь, я довольно бесполезна.

Но даже в худшем случае, если мы не сможем исправить рамку, то это не станет большой проблемой. Мы могли бы просто сделать еще одну. Главной проблемой был экран. Нам требовалось изготовить экран, похожий на сотню связанных палочек бамбука. Для этого нам понадобится куча бамбука, притом одинакового размера, и нить. К тому же, здесь подойдёт не любая нить, она должна быть достаточно прочной. Вот только у нас не было какой-либо подходящей нити, которую мы могли бы использовать для своих целей, и даже изготовление из бамбука тонких полосок оказалось трудной задачей. Пусть нам и нужен был экран размером с открытку, но я легко могла предположить, что сделать его окажется довольно сложно.

— Ну, сегодня мы сделали рамки, так что давай завтра начнём резать из бамбука полоски. Вот только, легко ли будет сделать эти полоски округлыми? Возможно, подойдут и квадратные, если мы сумеем сделать их одинаковыми по длине и толщине?

— Я не знаю. Думаю, мы просто должны попробовать и посмотреть, что из этого получиться…

Я почти не помогала Лутцу, поскольку до сих пор не очень хорошо управлялась с ножом, но, учитывая, сколько полосок нам понадобиться, мне тоже придёться вносить свой вклад. По крайней мере, мы достигли нашей сегодняшней цели — сделать рамки. Вполне неплохо.

***

— Эй, Майн. Можешь уделить мне время? Лутц, ты тоже подойди.

По пути домой, когда мы проходили через ворота, меня и Лутца позвал Отто. Было нередко, когда я требовалась ему в качестве помощницы, но он никогда не звал Лутца вместе со мной.

— Я тоже?

— Да. Это для вас обоих. Письменное приглашение.

Отто передал дощечку, которая выглядела точно так же, как и то приглашение, которое отправила мне Коринна. Благодаря обучению Отто, я сразу же смогла прочитать имена отправителя и получателей. Это было приглашение от Бенно ко мне и Лутцу. Мне казалось, что мы больше не увидимся, пока я не сделаю бумагу, и я совершенно не понимала, почему он отправил что-то подобное двум детям, которые ещё даже не стали его учениками.

— Завтра? Весьма скоро. Должно быть, что-то срочное. Интересно, что? Он ведь не собирается отказать нам до того, как мы подготовим образцы, не так ли?

Возможно, появился кто-то другой на место ученика, и ему потребовалось расставить приоритеты, или, возможно, он почерпнул из нашей встречи достаточно информации, чтобы изготовить бумагу самостоятельно. В моей голове роились исключительно плохие варианты.

— Нет, нет! Ничего подобного! — Отто торопливо замахал руками.

Я внимательно посмотрела на Отто. Он определённо что-то знал.

— Господин Отто, вы знаете, почему он послал это нам?

— А, ну-у, просто Бенно увидел волосы Коринны и засыпал её вопросами. В итоге я рассказал ему всё, что знал, и теперь он хочет поговорить с тобой.

— Так это всё ваша вина, господин Отто! Почему вы проболтались ему?!

— Что странного в том, что муж хвастается, насколько прелестна его жена?

Ох-х. Так значит он пошёл и похвастался, чтобы отомстить мне за то, что я забрала все гвозди? Ну, даже если я и пытаюсь отругать Отто за случившееся, письмо с приглашением уже передано. Нам придётся пойти, если я хочу, чтобы он взял нас в ученики.

— Лутц, если не искать, что кроется за этим посланием, то это всего лишь приглашение на обед. Думаю, мы могли бы рассчитывать на роскошную еду.

— Ох! Я согласен! Я определенно пойду!

Энтузиазм Лутца бил ключом. Простолюдины всё время голодны и готовы воспользоваться любой возможностью, чтобы вкусно поесть. Впрочем, даже мне было интересно, какую пищу едят богатые люди. В приглашении говорилось, что мы должны прибыть в компанию «Гилбе́рта[✱]есть немецкое мужское имя/фамилия Ги́лберт (Ги́льберт), и есть женское имя Бе́рта. Здесь же «Гилбе́рта» судя по всему выступает женским именем, а потому, думаю, что логичнее ударение сделать на «е», как в Бе́рта.» после четвертого удара колокола, но я не знала, где она находится

— Эм-м… а где расположена компания «Гилбе́рта»? Мы не знаем где она.

— Компания «Гилбе́рта» — это магазин Бенно и первый этаж моего дома.

Отто жил на третьем этаже дома принадлежавшего семье Коринны, и это было сделано потому, что её старший брат волновался за свою милую младшую сестру. Другими словами, Коринна была младшей сестрой Бенно, а это значит, что Отто его...

— Так вы его зять?

Отто улыбнулся. Если они являлись родственниками, то не было ничего удивительного, что всё, что я говорила Отто, дошло и до Бенно. Я была не в силах сказать что-либо ещё.

***

На следующий день мы с Лутцем оделись в нашу самую чистую одежду и отправились в магазин Бенно. Мы прошли площадь, и чем дальше мы шли, тем роскошнее становились окружающие нас дома и люди. По видимому, Лутц никогда прежде не ходил мимо площади к внутренней стене, а потому он постоянно озирался вокруг.

— Удивительно...

— Да. Пусть это всё тот же город, но здесь всё совершенно по-другому. Я тоже очень удивилась, когда впервые шла здесь домой к Отто .

— Если всё здесь настолько по-другому, то я готова поспорить, что и обед будет великолепным и совершенно не похожим на мой. Я весь в предвкушении, — сказал Лутц с невинной улыбкой.

Я вздохнула и предупредила его.

— Лутц, будь осторожен во время еды. Он определенно будет наблюдать за нами, чтобы посмотреть, знаем ли мы о манерах за столом.

— Что?! Он будет смотреть как я ем?! Я ничего не знаю о манерах за столом!

Если честно, то я тоже не знала. Или, точнее, я не знала, существуют ли в этом мире подобные манеры, которые были в Японии. У меня оставалась лишь одна идея касательного этого.

— Если ты просто будешь сохранять спокойствие и подражать тому, как ест Бенно, то всё должно быть хорошо.

— А-а-а! Теперь я нервничаю!

Мы шли, держась за руки и нервничали, не зная, что нас ожидает, и в итоге прибыли в компанию «Гилбе́рта» до того, как пробил четвёртый колокол. Поскольку в приглашение говорилось, что нас ждут после четвёртого удара, то нам пришлось убить время возле магазина.

— И что нам делать?

— Думаю, сейчас хорошая возможность заглянуть в магазин. Мы ничего не знаем о том, что продаёт Бенно, сколько у него сотрудников или какую работу выполняют его ученики.

— Думаю, ты права.

Сбор информации о потенциальном месте работы являлся для меня простым здравым смыслом, но в этом мире нет Интернета или чего-то подобного. Если вы захотите здесь получить информацию, то вам придётся либо добывать её из слухов, либо отыскивать самостоятельно. Других вариантов нет.

При обычных обстоятельствах вы можете узнать информацию о своей будущей работе от родителей или от того человека, который готов вас нанять. Но Отто и Бенно скрывали, что являются родственниками, так что я не могла рассчитывать на то, что Отто честно ответит на те вопросы, о которых я хотела знать . В конце концов, во время встречи Отто представил Бенно как «знакомого, с тех пор, когда он ещё был странствующим торговцем». Возможно, поскольку они оба намеревались отказать нам, то ничего и не рассказывали о работе. Но сейчас я не хотела упускать возможности самой во всём разобраться.

— Здесь продаётся не так уж и много, — отметила я.

— Да и покупателей меньше, чем у прилавков на рынке. Они на самом деле зарабатывает деньги?

— Компания, определенно, прибыльна. Магазин очень чистый, и все сотрудники выглядят весьма умелыми. Судя по тому, насколько профессионально они действуют, я могу предположить, что основными клиентами здесь являются богатые люди а, возможно, и дворяне.

Даже охранники, стоящие перед магазином, носили гораздо более качественную одежду, чем наша. Это являлось доказательство того, что компания работала с клиентами, которые обращают внимание на внешность. Их мир сильно отличался от нашего, и нам с Лутцем придётся преодолеть множество препятствий, чтобы там работать.

Дон, дон...

Город огласил четвертый удар колокола, означающий, что уже полдень. Магазин сразу же начал закрываться. Я не знала, что делать, если бы он полностью закрылся и вокруг никого не осталось, а потому поспешно бросилась к одному из охранников, который заходил внутрь, и окликнула его, держа в руках приглашение.

— Извините! Мы получили приглашение от господина Бенно, но мы не знаем, что делать. Не могли бы вы нам помочь?

— Не сто́ит так паниковать. Он сообщил мне о вас. Подождите здесь, пока магазин не закроется.

Похоже, что в полдень магазин закрывался, и все сотрудники, за исключением одного охранника, уходили обедать. Мне можно было не спешить. Достаточно было просто поговорить с охранником. Впрочем, магазин закрылся достаточно быстро, и, после того, как все сотрудники ушли, охранник повёл нас в магазин.

— Хозяин, к вам посетители.

— Да. Пригласи их.

Нас отвели в комнату, по первому взгляду на которую можно было понять, что это комната для деловых переговоров. Здесь были стулья и маленький столик, которые похожи предназначались для нашей сегодняшней встречи. Сбоку, на стене располагались по́лки, заполненные неизвестными мне вещами. Рядом с деревянным столом, где сидел Бенно, находились по́лки, на которых были сложены деревянные дощечки и листы пергамента.

Подождите, разве это нельзя назвать книжной полкой?! Впрочем, книжная полка, вероятно, была неподходящим словом, поскольку здесь не было никаких книг, но все же, это были по́лки, заполненные вещами, на которых написаны слова. Я уже собиралась пойти в том направлении, но из-за стоящего там Бенно, мне удалось взять себя в ру́ки, и остаться на месте.

— Надеюсь, вы не возражаете, что я вызвал вас подобным образом. Я просто решил, что нам лучше поговорить раньше, чем позже.

— Что случилось?

— Давайте сначала поедим. Мы можем поговорить после этого.

Я сидела на стуле, на который указал мне Бенно, и разглядывала то, что можно было назвать первой книжной полкой, которую я увидела в этом мире. Лутц сидел рядом со мной и выглядел немного нервничающим.

— Скоро всё будет готово.

Бенно трижды позвонил в стоя́щий на столе колокольчик. Открылась дверь в задней части комнаты, и вошла женщина с подносом с едой. Видимо за дверью находилась лестница, что вела на второй этаж.

— Добро пожаловать, уважаемые Майн и Лутц. Я надеюсь, что еда вам понравится.

Сначала я подумала, что она жена Бенно, но, исходя из того, что он не представил её, она, вероятно, либо просто сотрудница магазина, либо горничная.

— Спасибо, — ответила ей я, и посмотрела на посуду передо мной.

Нам дали только тарелку, вилку и ложку. Столовые приборы ничем не отличались от тех, что мы использовали дома, и только у Бенно был нож. Похоже, что выбор еды, которую мы будем есть, уже был сделан Бенно, хозяином дома. На наши тарелки положили мясо и салат, а рядом поставили тарелку супа.

— Вы можете приступать к еде.

Пускай Лутц и держался изо всех сил, но как только он начал есть, все мои предупреждения вылетели из его головы. Он практически закидывал еду себе в рот. Похоже, что мне всё же нужно будет научить его манерам, прежде чем он станет работать учеником торговца.

Я взяла вилку, внимательно наблюдая за Бенно, но то, как он ел, ничем не отличалось от того, к чему я привыкла. Или так я подумала, но, у меня возникло чувство, что по какой-то причине его внимание, оказалось сосредоточено больше на мне, чем на Лутце.

Я делаю что-то не так? Может быть, я ем как-то странно, и это вызывает у него любопытство? Я размышляла об этом, пока продолжала есть. Я изо всех сил старалась показать хорошие манеры за столом, но вполне возможно, что я по прежнему вела себя странно. В любом случае, главное, что я узнала из сегодняшнего обеда, так это то, что для того, чтобы продемонстрировать, что вы сыты, вы должны оставить на тарелке немного еды. Я приложила все усилия, чтобы съесть всё, что находилось на моей тарелке, полагая, что было бы грубо поступить иначе, и чуть не подавилась, когда мне сразу же дали вторую порцию.

Я была немного взволнована ожиданием попробовать пищу богатых людей, но в действительности они ели то же самое, что и мы, только количество еды было больше. Вкус оказался примерно таким же, к какому я привыкла. Если честно, то еда, что готовили у меня дома была вкуснее. Всё благодаря тому, что в последнее время мы начали варить надлежащий бульон для супа. Хотя Лутц выглядел вполне довольным. Для него количество было важнее качества.

— Похоже, что вы закончили, так что теперь давайте поговорим.

Итак, за чаем мы начали наш разговор. Мы пили травяной чай, а Бенно пил густой напиток, который хотя и выглядел как кофе, но запах отличался.

— Для начала, скажите мне почему вы обратились за помощью к Отто?

Суровые тон и выражение лица Бенно явно показывали, его недовольство, от чего Лутц немного сжался, и я в замешательстве наклонила голову.

— Простите, но я не понимаю, что вы имеете в виду. Я всегда полагаюсь на господина Отто, а потому, не могли бы вы уточнить, о какой именно помощи говорите?

— Я слышал от Отто, что он дал тебе гвозди. Ты даже обменялась на средство, которое делает волосы шелковистыми, не так ли?

— Да, всё так. С этим есть какая-либо проблема? Отто является единственным человеком, которого я знала, кто мог бы дать мне гвозди, а потому я подумала, что это было моим единственный вариантом.

Я не понимала, почему Бенно злится на меня за сделку с Отто. Возможно, я ошиблась, передав шампунь подобным образом. Бенно, заметив, что мы оба оказались в замешательстве, тяжело вздохнул.

— С точки зрения торговца, вы сперва должны были попросить о помощи меня. Это просто здравый смысл.

— Попросить вас?

Он уверенно кивнул, что означало, что подобное решение, похоже, являлось для него чем-то само собой разумеющимся, но я не могла с этим согласится.

— Но почему? Мы ведь ещё не ваши ученики? Если изготовление бумаги — это испытание для нас, то, я подумала, что было бы неправильно, если бы мы попросили вас о помощи.

— Ты неправа. Если вы сделаете бумагу, то тогда вы станете моими учениками, а бумага будет продаваться в моём магазине. Таким образом, в первую очередь, вы должны были обратиться за помощью ко мне, а не к Отто.

Пускай мы ещё и не являлись его учениками, но тот факт, что при определенных условиях он обещал нанять нас, означал, что мы уже должны были думать о нем как о нашем работодателе. Я воспринимала изготовление бумаги как испытание для нас, которое мы должны были выполнить самостоятельно, но на самом деле, это было нашей первой работой от него. Другими словами, то, что мы сделали, было равносильно обращению за помощью к человеку из другой компании, а не к нашему работодателю. С его точки зрения, это было оскорблением.

— Простите. Теперь я понимаю, в чём мы ошибались. Мы выставили вас в не лучшем свете, что могло бы навредить вашей репутации. Такого больше не повториться.

Услышав мои извинения Бенно несколько раз кивнул, а после сел прямо.

— Всё верно. А теперь поговорим о делах. В обмен на средство, которое делает волосы шелковистыми, я готов предоставить материалы, необходимые для изготовления бумаги. Что ты об этом думаешь?

— Но если вы дадите нам материалы, то разве изготовление бумаги можно будет считать испытанием?

Я думала, что он проверяет, сможем ли мы сделать всё сами. Да, было бы намного проще сделать бумагу, если бы Бенно предоставил нам все материалы, но я не была уверена, действительно ли это нормально.

— Если без инструментов вы не справитесь, то это нельзя будет считать хорошей проверкой того, на что вы способны. И в любом случае, ученики никогда не выполняют свою работу без посторонней помощи. Но, так как вы официально ещё не работаете на меня, я не собираюсь помогать вам бесплатно. Ссуды требуют залога, но как я полагаю, у вас нет ничего, что могло бы послужить залогом.

Естественно, дети, живущие в бедности, такие как я и Лутц, не имели ничего, что могло бы стать залогом.

— Вы не сможете вернуть информацию, после того как вы её получите, поэтому я не думаю, что её можно считать залогом, — ответила я.

— Вот почему я не одалживаю тебе деньги, а предлагаю обмен. Я куплю информацию о том, как сделать твоё средство для волос. Взамен я подготовлю всё, что вам нужно для изготовления бумаги. Неплохая сделка, верно?

— Да, я думаю, что это весьма выгодное предложение.

Есть риск, что запрос на изготовление необходимых инструментов и заказ определенных материалов может раскрыть ему процесс изготовления бумаги, но мы с Лутцем не могли даже самостоятельно заполучить кастрюлю или котёл. Нам требовалась любая помощь, которую мы могли получить.

— Лутц, а ты что думаешь? — спросила я Лутца, который молча сидел рядом со мной.

Мы работали над бумагой вместе, а потому я считала, что мы вместе должны решать принимать ли эту сделку, но Лутц лишь слегка опустил глаза и покачал головой.

— Думать — это твоя работа. Как ты скажешь, так и будет.

Лутц решил положиться на меня, так что моя задача заключалась в том, чтобы договориться о наилучших для нас условиях. Если бы Бенно предоставил нам не только инструменты, но и сырьё, то мы смогли бы полностью сосредоточиться на производстве бумаги.

— Имеет ли вы под «всё, что вам нужно», лишь инструменты или же это включает в себя ещё и сырьё?

— Всё так. Вы ведь собираете опробовать разные породы дерева, не так ли? Я уже слышал о том, что Лутц расспрашивал на складах о различных типах древесины.

Ух ты. Информационная сеть торговца пугала. Ему не потребовалось много времени, чтобы узнать о ребёнке, бродящем вокруг и собирающем информацию.

— И как долго продлится такая помощь?

— До вашего крещения. Я не могу принять вас в ученики до тех пор. На данный момент наши отношения будут такими, что я буду платить за вещи, о которых вы меня попросите. Деньги, что остануться после вычитания затрат на материалы и комиссионных — ваши. После вашего крещения, я начну продавать здесь бумагу, и десять процентов чистой прибыли от неё будут добавлены к вашим зарплатам.

С теми условиями, что до нашего крещения — проблем нет. Мы приносим сюда бумагу, которую изготавливаем, и продаём. Комиссия и плата за материалы не станет проблемой, так как мы всё равно получим прибыль. Однако меня беспокоило то, что последует за крещением. Приятно, что определённый процент от прибыль будет добавлен ​​к нашей зарплате, но что, если он нас уволит? Если он перестанет выплачивать нам заработную плату, тогда есть шанс, что он также перестанет делиться прибылью.

Я почувствовала, что между Бенно и мной стояла высокая толстая стена, представляющая разницу в нашем жизненном опыте и социальном положении. У нас с Лутцем не было никаких гарантий, что Бенно не отмахнётся от нас, когда получит огромную прибыль с бумаги.

— Мне бы хотелось, чтобы вместо повышения зарплаты, вы предоставили мне право на изготовление бумаги, а Лутцу — исключительное право на её продажу.

— Хм-м... к чему ты клонишь?

— Я не хочу, чтобы вы нас прогнали, после того, как узнаете как делать бумагу. Это станет страховкой, чтобы вы не отказались от нас. Для меня такая страховка, важнее, чем возможная прибыль.

Бенно задумчиво потёр свой подбородок, а его глаза заблестели.

— Вот как, значит ты хочешь защитить свои интересы. Однако твои детские рассуждения полны дыр.

— Ну-у… я пытаюсь учиться.

Учитывая, как мало я знала о порядках в этом мире, то как бы я ни ломала голову, моя детская неосведомлённость сдерживала меня.

— Хорошо. Значит вы хотите права на бумагу? Но будете ли вы настаивать на правах на средство для волос?

— Не будем. Я не стану требовать какого-либо контроля над [простым универсальным шампунем]. Вы сможете продавать его, как пожелаете.

Меня не интересовали права на простой продукт для продажи. Бумага, с другой стороны, была тем, что я желала распространить по всему миру, и я хотела, чтобы Лутц мог остаться учеником торговца, независимо от того, насколько его родители будут против.

— Вполне справедливо. В таком случае я дам вам все права собственности на бумагу. Но бумага будет продаваться в моём магазине, и я не дам вам права определять, по какой цене она станет продаваться. Я также не увеличу вашу зарплату. Идёт?

— Хорошо. В конце концов, это просто страховка.

Сейчас для меня самое главное, чтобы мы смогли получить работу. В будущем у нас ещё будет время, чтобы постепенно заработать деньги. Несложно придумать множество вещей, которые мы смогли бы продавать, если бы у нас нашлись ресурсы для их изготовления. Шпилька для волос, которой в прошлый раз интересовался Бенно, мои рецепты, другие продукты, связанные с красотой, и тому подобное. Так что сейчас не было никакой необходимости просить за шампунь слишком многого.

— Тогда мы закончили. После полудня мне нужно посетить дом дворянина. Я вернусь вечером. Пока меня нет, напишите заказы на поставку того, что вам нужно. Запишите всё, что вам требуется, чтобы изготовить бумагу.

Я была счастлива, что всё прошло так быстро, но я пока не умела оформлять заказы.

— Я не умею их писа́ть.

— Я оставлю кого-нибудь, чтобы научить вас. Если вы закончите до вечера, то я вознагражу вас хорошей информацией.

— Хорошей информацией?

— Существует определенная форма контракта, которую используют, когда действительно хотят защитить свои интересы, и обычно применяют только для сделок с дворянами и в ситуациях, связанных с огромной прибылью. Уверен, что никто из вас не видел такого раньше, ведь она не используются на рынке. Я смогу гарантировать ваше право на бумагу так, как не сможет ни одно устное соглашение.

Это правда, что я хотела подписать контракт, а не ограничиваться устным соглашением, но я не ожидал, что сам Бенно предложит его.

— Господин Бенно, но не было бы вам удобнее, если бы мы просто заключили устное соглашение?

Бенно покачал головой и улыбнулся.

— Этот контракт также гарантирует моё право собственности на [простой универсальный шампунь]. Я не хочу, чтобы мы поссорились, когда прибыль начнёт расти. Вы получите право собственности на одну вещь, но вы полностью потеряете права на другую.

— Большое спасибо.

Мы встречались лишь дважды, и вполне разумно, что ни один из нас ещё не доверял друг другу полностью. Подписанный контракт будет выгоден нам обоим.

Когда его сотрудники начали возвращаться с обеда, Бенно поручил одному из них проинструктировать нас. Им оказался человек, чей внешний вид настолько напоминал дворецкого, что я почувствовала желание назвать его Себастьяном.

— Марк, это Майн и Лутц. Научите их, как оформлять заказы на поставку. Присмотри за ними, пока я не вернусь.

— Как пожелаете, хозяин.

Бенно готовился уйти, и раздавал распоряжения другим сотрудникам. Прежде чем уйти, он обернулся и сказал Марку.

— Ах, да, Марк, подготовь контрактную магию, прежде чем я вернусь.

Эм-м, он только что сказал контрактная магия? Я не ослышалась. Э-э? Подождите, неужели это изначально был фэнтезийный мир?