Том 3    
Инструменты и выбор мастерской
Начальные иллюстрации Пролог Обсуждение пожирания с Фридой Готовим кекс с Фридой Принимаем ванну с Фридой Крещение Фриды Зима начинается Завершение моего наряда и украшения Обучение Лутца Консультация с Отто Семейный совет Сообщаю Лутцу Возобновление производства бумаги Конфликт интересов Конфликт интересов и итоги встречи Инструменты и выбор мастерской Подготовка Лутца к ученичеству Договор с Фридой Отправляюсь на церемонию крещения Тихое волнение Рай, в который не войти Отказ и убеждение Наставления Бенно Магический договор и регистрация мастерской Стратегическая встреча и храм Противостояние Эпилог Побочная история: Тули — В гостях у Коринны Побочная история: Ильзе — Рецепты десертов Побочная история: Бенно — Дегустация фунтового кекса Побочная история: Марк — Мастер и я Побочная история: Жизнь ученика торговца Побочная история: Источник беспокойства главы гильдии Послесловие автора


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
unlive
30.06.2020 19:13
alexiypro, лайт-новелла.
есть дополнительные бонусные главы по сравнению с вебкой.
в целом изменения незначительны, но некоторые главы слегка переписаны
alexiypro
30.06.2020 01:53
Можно вопрос, это веб версия или лайт?
alextrosity
22.06.2020 05:00
Спасибо за серьёзное отношение к переводу. Читать легко и приятно.
lastic
20.06.2020 22:36
Домо
lastic
20.06.2020 22:35
Хохооххоохохохохохоохохохохохо
bkmzvjx
24.04.2020 10:36
Спасибо за перевод! Буду ждать продолжения.

Инструменты и выбор мастерской

Пусть Бенно и сказал: «прошу вас рассказать о том, как изготавливать бумагу», но я думаю, что это хорошая возможность попросить плату за информацию, как и в случае с униша́мом. Наблюдая за реакцией Бенно, я задала вопрос.

— Поскольку мы не получим какой-либо выгоды от гильдии растительной бумаги, не могли бы вы заплатить за сведения о процессе производства бумаги?

— Без проблем. Сколько ты хочешь?

Бенно усмехнулся и постучал по столу. Честно говоря, я понятия не имела, какой должна быть правильная цена за такую ​​информацию.

— Эм-м, сколько вы готовы заплатить, господин Бенно?

— Назови цену, и я заплачу. Так сколько?

Бенно, прекрасно понимая, как я себя чувствую, усмехнулся и ответил вопросом на вопрос.

Единственная цена за информацию, на которую я могла равняться, была тремя малыми золотыми монетами, которые он заплатил за информацию об униша́ме. Тот факт, что Бенно делал всё возможное, чтобы создать гильдию для этой бумаги, давал понять, что он ожидал от неё очень хорошей прибыли в течение долгого времени.

— Эм-м, я… я хочу вдвое больше, чем вы заплатили мне за информацию об униша́ме.

— Договорились.

Бенно поднял свою гильдейскую карту и взмахнул ей в воздухе. Он с прежней улыбкой и совершенно не колеблясь принял мою цену. Возможно, мне стоило попросить больше денег? Я просто не понимала, сколько стоит информация. Я неуверенно достала свою гильдейскую карту и коснулась ей карты Бенно.

Пока я мучилась сомнениями, Отто скрестил руки и посмотрел на Бенно.

— Даже если ты определишься с количеством инструментов, их размером, расположением и прочим, после того, как расспросишь Майн о деталях, разве ты не должен просто взять инструменты с их склада и приступить к производству бумаги как можно скорее? — спросил Отто.

От его предложения у меня перехватило дыхание.

— Это оборудование «мастерско́й Майн»! Мы не сможем делать нашу собственную бумагу, если он его заберёт!

— Но ведь сам склад принадлежит мастеру Бенно, — сказал Лутц.

Я поджала губы, услышав неуместный комментарий Лутца, и перевела взгляд на Бенно. Мы с Лутцем оказались бы в плохом положении, если бы Бенно забрал наши инструменты для собственного использования. И в любом случае, эти инструменты не подходили для массового производства бумаги.

— Тем не менее, так нельзя. Инструменты «мастерско́й Майн» не предназначены для массового производства.

Бенно недоуме́нно поднял бровь, и я принялась объяснять.

— Нашей главной целью было разработать метод создания бумаги с сделать образцы, а потому наши инструменты упрощены́. Они меньше и легче, чтобы мы могли ими пользоваться. Поэтому они не подходят для массового производства. К тому же, мы пользуемся временной заменой для некоторых инструментов, чтобы не тратить слишком много денег из ваших первоначальных вложений.

— А-а? Почему вы сдерживались, раз уж он подписал договор, что всё вам оплатит? Разве вы не должны были пользоваться этим и заполучить себе наилучшие инструменты? — спросил Отто.

Судя по его тону, Отто посчитал нас глупыми. Вот только я никогда не думала об использовании чужих денег для собственной выгоды. Когда мы начинали, мне было сложно заполучить даже единственный гвоздь, и я думала лишь о минимизации расходов.

— Я не такой человек! Хотя, думаю, сейчас я могла бы иногда быть жадной.

— Эй, тебе не нужно быть жадной со мной! Но в любом случае, почему ваши инструменты не подходят для массового производства? Просто потому что они меньше? — спросил Бенно.

Я попыталась придумать самый очевидный пример.

— Чем инструменты меньше, тем менее они эффективны. Например, суке́та, которую мы используем, имеет размер с договор, но взрослый сможет использовать суке́ту большего размера. Было бы напрасной тратой времени делать за раз один лист бумаги, когда вы могли бы воспользоваться инструментами большего размера и делать четыре листа бумаги за то же время.

— Ну да, в таком случае использовать ваши инструменты не выгодно.

— Кроме того, мы с Лутцем пользуемся простой лоха́нью, но вам понадобится так называемое «ски́бунэ[✱] видеопример:
https://www.youtube.com/watch?v=ZCLcFnTc3z4&
», куда можно налить больше каши́цы. И мы используем па́ру сделанных Лутцем палочек для еды, вместо граблей, но я не могу рекомендовать и вам их использовать.

— Похоже, есть много инструментов, которые я не знаю.

Ну это естественно, поскольку я не заказала ни одного из них. Бенно постучал себе по вискам и уставился на меня. Но как бы он ни смотрел, я не собиралась отдавать ему свои инструменты.

— Эм-м, я думаю, что вам будет сложно понять, какие инструменты вам потребуются и чем нужно будет заменить наши временные, если я на деле не покажу вам, что и как мы используем.

— Хорошо, я завтра найду на это время и приду посмотреть. Я до сих пор не был на вашем складе и не видел как вы работаете, так что это хорошая возможность.

Он мгновенно определился со временем, так что я поспешно попытался вспомнить, на каком этапе процесса изготовления бумаги мы остановились.

— Даже если вы и сказали, что придёте, но мы только сегодня закончили с последним этапом изготовления бумагу. Завтра нам нужно просто сушить бумагу, и какой-либо особой работы у нас нет, так что я планировала пойти в лес, чтобы набрать сырья для бумаги.

— Ох? Другими словами, вы начинаете с первого шага?

— Именно. Мы собираемся рубить деревья, распаривать их и снимать кору. После этого мы высушим её на нашем складе.

Выслушав моё объяснение, Бенно кивнул.

— Хорошо, тогда я пошлю с вами Марка.

Услышав его ответ, я попыталась представить, как Марк идёт с нами в лес. Чтобы такой человек как он рубил дрова и чистил кору в реке? Это неприемлемо. Отклонено.

— Господин Марк слишком элегантен и опрятен для такой работы. Было бы неправильно, если бы он стал рубить дрова и чистить кору. Эм-м… господин Бенно, не стоит ли вам надеть рабочую одежду и пойти с нами?

— Что ты хочешь этим сказать?!

— Поскольку именно вы — тот, кто хочет узнать, что и как мы делаем, то, думаю, именно вы и должны пойти с нами.

— Это явно не то, что ты имела в виду ранее.

Бенно нахмурился, но так как он действительно хотел лично увидеть весь процесс изготовления бумаги, то он всё же решил, что пойдёт с нами. Прежде чем я поняла что к чему, мы уже договорились, что завтра пойдём вместе работать в лесу.

***

На следующий день, когда Лутц пошел за ключом от склада, он обнаружил, что Бенно уже переоделся в рабочую одежду и ждал его. Лутц украдкой сообщил мне, что у Марка, который вышел попрощаться, было очень обеспокоенное лицо, поскольку он волновался о действиях Бенно.

— Удивительно, что вы способны работать в таком тесном пространстве, — сказал Бенно, войдя на наш склад и осмотревшись.

Он привык работать в большом магазине где много места, поэтому склад, в котором места едва хватало для работы па́ры детей, казался ему крошечным.

— Когда здесь только Лутц и я, то места достаточно, но с вами, господин Бенно, места остаётся и правда не так много. Впрочем, бо́льшую часть нашей работы мы делаем снаружи, так что размер склада не имеет особого значения.

Как обычно, прежде чем отправиться в лес, мы подготовили инструменты для сбора сырья и прочие необходимые вещи, такие как кастрюля, пароварка, ведро и немного дров. На этот раз в моей корзине не было ничего, кроме палочек для еды, доски, что послужит тарелкой, картофеля и масла.

Бенно предложил понести часть вещей Лутца, но Лутц на это покачал головой.

— Всё в порядке, я уже привык к этому. Я бы предпочёл, если бы вы понесли Майн.

— Лутц, ты каждый раз носишь все эти вещи? Это должно быть тяжело, — сказал Бенно, впечатлённый.

Затем он поднял меня, вместе с моей корзиной и усадил себе на плечи.

— Ай-ай?!

— Держись крепче. Лутц, а ты дай мне, по крайней мере, эту деревянную раму. Ты выглядишь так, словно тебя вот-вот раздавит. На это тяжело смотреть.

Бенно взял пароварку в одну руку и зашагал вперёд, отчего меня, сидящую у него на плечах, повело назад. Дрожа от страха, я изо всех сил цеплялась за его голову.

— Эм-м, мы попросили такую маленькую кастрюлю, чтобы её мог нести Лутц, но маленькая кастрюля означают и меньшее количество пропаренного дерева за один раз. Вы должны решить, хотите ли что-то гораздо большего размера, или использовать множество таких вот маленьких кастрюль. Лучше всего, если мастерска́я будет на берегу реки, тогда вам не придётся их носить.

— Хм-м…

Сегодня с нами был взрослый, поэтому нам не нужно было идти с группой некрещёных детей. Так что вместо того, чтобы пойти к обычному месту встречи, мы прямо со склада направились к южным воротам. Когда мы подошли к ним, то увидели, как папа и Отто о чём-то разговаривали.

— Папа, господин Отто. Я ушла.

Я помахала им, когда мы проходили мимо. Они оба удивлённо посмотрели на меня, после чего подбежали к нам. Папа, прищурившись, уставился на Бенно.

— Майн, кто это?

— Это господин Бенно, торговец, который всегда заботится обо мне. Господин Бенно, это мой папа.

Тут я заметила, что плечи наблюдавшего за этой сценой Отто затряслись.

— Что случилось, господин Отто?

— Ничего, просто… Бенно сейчас выглядит так, словно он твой отец…

— Заткнись, Отто! Я холостяк!

Бенно в гневе опустил кулак на голову Отто и зашагал прочь, немного быстрее, чем раньше.

Ух ты, Бенно холостяк? Для его возраста это необычно. Думаю, ему около тридцати. Похоже, что брачный возраст здесь низкий. Так моему отцу тридцать два. Странно, что Бенно, которому, примерно, столько же, до сих пор не женат.

— Господин Бенно, вы не собираетесь жениться?

— Думаю, что нет.

— Не могли бы вы рассказать, почему? Мне просто любопытно. Если вы не хотите, можете не отвечать.

— Ну, не то, чтобы я держал это в секрете, — ответил Бенно с грустной улыбкой, — когда я хотел жениться, мои руки были связаны поддержкой моей семьи. А потом, когда моя мать умерла, а Коринна вышла замуж… девушка, на которой я хотел жениться уже умерла. Я не встретил девушки лучше чем она, а потому и не женился. Вот и всё.

Я думаю, что это довольно тяжёлая история. Я медленно вздохнула. Причина, по которой Бенно не женат заключалась в том, что дорого́й ему человек умер. Я не могла копать дальше или шутить по этому поводу. Я просто молча погладила его по голове, отчего он улыбнулся.

— Что это ты вдруг?

— Не важно. Я просто подумала, что многие люди беспокоятся о браке и преемниках, а вы всё же управляете крупным магазином.

— Да, в какой-то степени. Но сейчас стало проще. В будущем я обучу ребенка Коринны как моего преемника. Это было мое условие, чтобы те двое могли пожениться.

Ох-х… Удачи, Отто.

Пока я мысленно желала Отто удачи, мы вышли из тёмного тонне́ля ворот. После этого мощёная дорога превратилась в обычную грунтову́ю. Воздух стал свежим, а глазам предстал бескрайний пейзаж. Я почувствовала, словно я — птица, выпущенная из клетки.

— М-м-м, давно я уже не ходил в лес, — сказал Бенно.

— Кстати, господин Бенно, вы ведь упоминали, что раньше ходили на сборы. А я думала, что дети торговцев не ходят в лес. Фрида сказала, что могла бы пойти туда только на пикник…

Я всё ещё не забыла, как она сказала, что наши походы в лес, похожи на ежедневные пикники. От моих слов Бенно рассмеялся и ностальгически улыбнулся.

— Это было в прошлом, когда я был учеником. Я украдкой ускользал из дома на выходных.

— Украдкой?

— Все дети моего возраста, что присоединялись к магазину в качестве учеников, говорили о поиске еды в лесу. Как я мог не заинтересоваться? И разве сейчас нет таких детей?

— Ах, ну да. Когда мы идём в лес, иногда с нами идут и ученики, а порой появляются и дети, которых я не узнаю.

Даже ученики, что уже прошли церемонию, иногда ходят в лес чтобы собирать или охотится в те дни, когда они не работают. В отличие от некрещёных детей, они могли самостоятельно уходить в лес и возвращаться, поэтому многие из них не присоединялись к группе. Однако, есть и ученики, что приводили своих друзей к месту встречи. Похоже, что именно так Бенно и смог пойти в лес.

— А как дети торговцев проводят время?

— Я в основном был занят лишь учёбой. Когда приходили покупатели, то учился общаться с ними. Когда шёл на рынок, смотрел на цены и рассчитывал расходы. Учился определять кто был из города, а кто нет, какой товар был хорошим, а какой плохим.

Вся его жизнь строилась вокруг торговли, и хотя я не могла полностью понять его образ жизни из краткого объяснения, я всё же понимала, что его детство было совершенно не таким, как у нас.

— Это сильно отличается от нашей жизни.

— Думаю, что у детей из небольших магазинов всё может быть иначе.

Когда мы принесли всё к реке, Лутц проверил место для костра, а затем поставил на него кастрюлю. Набрав воды́ из реки, он вылил её в кастрюлю, после чего установил сверху пароварку. Сегодня я собиралась бросить туда и карфэ́лы.

— Я пойду нарублю древесины. Мастер, вы можете…— на́чал говорить Лутц и осёкся.

— Лутц, ты присоединишься к моему магазину, а потому уже можешь звать меня своим мастером. Также тебе нужно будет научиться держать себя в чистоте. Можешь мыть голову униша́мом.

— Хорошо. Мастер, что вы будете делать? Подождёте здесь вместе с Майн или пойдёте нарубить древесины вместе со мной?

— Я хочу посмотреть, какое дерево ты выбираешь, а потому пойду с тобой.

Лутц и Бенно отправились на поиски древесины, а я собрала дрова вблизи костра и стала ждать. Вскоре они вернулись с полными оха́пками веток. Бенно слегка приподнял бровь, увидев, что я просто сидела рядом с кастрюлей.

— Майн, ты не собираешься ничего делать?

— Господин Бенно, а как вы думаете, что мне следует делать? Моя работа — сидеть здесь и отдыхать. Если я свалюсь в обморок, никто понесёт меня всю дорогу домой.

Мне было сказано двигаться как можно меньше, когда Лутца нет рядом. В большинстве случаев, моя излишняя активность лишь добавляет проблем.

— Лутц, ты на удивление терпелив с ней.

— Так и есть, Лутц потрясающий.

— Да брось. Майн, я лучше пойду поищу ещё древесины.

Смутившись, Лутц окинул меня взглядом, а затем и убежал. Мы с Бенно, улыбаясь, проводили его взглядом, после чего я достала свой нож. Я отделила принесённую ими древесину фоли́на от попавшихся среди неё дров, а затем принялась рубить фоли́н, чтобы он мог поместиться в пароварке. Попутно я стала разговаривать с Бенно о Лутце.

— Лутц действительно потрясающий. Я бы не прожила так долго без него. Он спас меня, когда пожирание в первый раз чуть не поглотило меня. И даже ещё до того, как мы стали делать все эти вещи, которые приносят деньги, он присматривал за мной и помогал с осуществлением других моих задумок.

— Да, я слышал что-то такое. Вот почему ты его поддерживаешь?

И в случае зимнего рукоделия, и в случае изготовления бумаги я могла бы монополизировать всю прибыль для себя. Поэтому Бенно, который был торговцем, не мог понять, почему я делила права и прибыль с Лутцем.

— М-м-м… Лутц всегда помогает мне, поэтому я тоже хочу помочь ему чем только смогу. А всё, что я могу сделать — это придумывать новые продукты, которые превратятся в деньги после того, как вы купите их у нас.

— Понятно. Похоже, что я должен убедиться, что Лутц присоединится к моему магазину.

— Спасибо.

Бенно положил руку мне на голову. Таким образом он намекал мне, что ему можно доверять. От этого его жеста я почувствовала облегчение.

К тому времени, как я закончила рубить фоли́н на равные части, вернулся Лутц. Я добавила воды в кастрюлю и, воспользовавшись палочками для еды, вытащила из пароварки карфэ́лы, поместив в неё древесину фоли́на.

— Лутц, мне нужно масло! Сейчас!

— Я знаю!

Лутц положил на карфэ́лы масло. Бенно посмотрел на карфэ́лы, лежащие на доске, что служила нам в качестве тарелки, и нахмурился, прямо как Лутц, когда впервые их увидел.

— Мастер Бенно, у Майн вкусная еда. Даже её [картофель с маслом] невероятен.

Лутц ухмыльнулся и принялся есть карфэ́л, после чего Бенно пожал плечами и тоже попробовал свой.

— Неплохо.

— Э-хе-хе. Готовка на пару́ позволяет полностью раскрыть их вкус, и они кажутся ещё вкуснее если есть их горячими, когда вы находитесь на улице в холодную погоду.

После того, как мы съели карфэ́лы, Бенно остался присматривал за кастрюлей, а мы с Лутцем пошли искать еду. Мы собрали немного трав и диких овощей. В последнее время ядовитая еда в моей корзине попадалась всё реже. Мой прогресс очевиден.

Как только дерево пропарилось, мы сперва погрузили его в воду, а затем начали очищать кору. Бенно стал помогать нам с очисткой коры, но так как он не привык к подобной работе руками, то оказался на удивление неумелым, что сказалось на качестве коры. Вскоре, благодаря помощи Бенно, мы закончили с очисткой чёрной коры.

— Господин Бенно, можете больше не чистить. Не могли бы вы, пожалуйста, помочь Лутцу убраться?

Как только я закончила чистить оставшуюся чёрную кору, мы вернулись на наш склад и развесили её сохнуть. Бенно морщил нос, помогая нам развешивать кору на гвозди, чтобы она сохла. В отличие от нас, он был высоким и ему не требовалась табуретка, чтобы достать до по́лок. Я так завидую.

— Если у вас будет слишком много коры, то вы не сможете высушить её подобным образом. В таком случае вам потребуется использовать такую сушилку как эта.

Я нарисовала на своей грифельной дощечке примеры инструментов, которых у нас не было. Бенно кивнул, задал несколько вопросов и осмотрел наши инструменты.

— Мы сушим чёрной кору, пока она не становится хрустящей. Если вы не высушите её правильно, то на ней может появиться плесень. Затем мы опускаем высушенную кору в реку и оставляем её там на целый день.

— В таком случае её могут украсть.

— Так и есть. Об этом я беспокоюсь больше всего. Если вы знаете как изготовить бумагу, то кора станет хорошим источником денег. Это ещё одна причина, по которой, я думаю, что лучше всего иметь мастерску́ю у реки́, — объяснила я.

Затем я постучала по мешку с золо́й, что находился в углу склада.

— После погружения коры в реку, мы очищаем чёрную часть коры, а затем кипятим её с золо́й, после чего снова погружаем её в реку ещё на один день. Кипячение с золо́й нужно, чтобы размягчить волокна.

— Ого.

— Дальше мы убираем весь попавший мусор и повреждённые волокна, после чего стучим по чистым волокнам деревянной битой, пока они не станут пушистыми. Мы заказали биту такого размера, чтобы ей мог пользоваться Лутц, но для взрослого гораздо эффективнее использовать биту, что будет больше и тяжелее.

Я указал на прямоугольную биту и подставку для отбивания волокон. Бенно взял биту и повертел в руках.

— Да, для отбивания будет лучше воспользоваться чем-то потяжелее.

— Затем мы берём распушившиеся волокна и смешиваем их с липким веществом называющимся «тороро» и водой, чтобы получить каши́цу. Прямо сейчас мы используем лоха́нь и эту суке́ту, но для взрослого лучше воспользоваться большой суке́той и большой ёмкостью, называемой «ски́бунэ», чтобы делать за раз больше листов бумаги. Прямо сейчас мы мешаем каши́цу используя палочки для еды, которые сделал Лутц, но с большой ёмкостью для перемешивания вам понадобятся что-то вроде больши́х граблей.

Я нарисовала примеры того, о чём рассказывала, на своей грифельной дощечке, на что Бенно кивнул, погладив свой подбородок.

— Затем мы встряхиваем и наклоняем суке́ту, чтобы получить бумагу одинаковой толщины и размера. После этого мы укладываем листы на настил для сушки. На нём они сами собой сохнут. Завтра мы положим на них камень, в качестве груза, чтобы продолжить сушку. Это позволит избавится от липкости тороро. Затем мы раскладываем листы бумаги на доске и сушим их на солнце. Когда они высохнут, мы снимаем их с неё и на этом работа закончена.

После того, как я кратко объяснила весь процесс, Бенно восхищённо вздохнул.

— Должен сказать, это требует больше времени и усилий, чем я ожидал.

— Ну, пока бумага сохнет можно выполнять другую работу, так что я не думаю, что это занимает много времени. Но усилий действительно потребуется больше, ведь вы будете производить бумагу массово. К тому же, нам в этом сезоне весьма трудно было входить в реку.

Бенно, которому потребовалось войти в реку, чтобы набрать воды, уверенно кивнул.

— Это будет мастерска́я, которая закрывается зимой, — пробормотал он.

Зимой река замерзала, и дерево становилось слишком твёрдым, чтобы его можно было использовать для изготовления бумаги.

— Вы не сможете сделать бумагу без реки, а потому тщательно продумайте, где вы хотите организовать мастерску́ю.

— Да, я понял. Похоже, я буду очень за́нят.

Несмотря на то, что он говорил, что будет очень занят, Бенно выглядел воодушевлённым. Я улыбнулась и пожелала ему удачи.

В тот момент я думала, что вся оставшаяся работа будет лишь проблемой Бенно, но на деле, после того, как Бенно использовал свои новые знания, чтобы подобрать мастерску́ю, заняты́ми оказались именно мы с Лутцем.

Когда мы делали бумагу, нас посетил Марк, чтобы сопровождать к всевозможным ремесленникам, которым мы должны были дать подробную информацию об инструментах. У нас не было иного выбора, кроме как пойти вместе с ним, поскольку он упомянул, что плата за информацию включала и нашу помощь с этим.

К тому времени, когда заказанные инструменты были изготовили, люди собраны и обучены, а мастерска́я была более или менее готова, весна подходила к концу и приближалось лето.