Книга 4    
То, что я должна дать


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Если среди них те, кто болен или слишком слаб, чтобы двигаться?
unlive
5 д.
благодарю. всё поправил.
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Поскольку я не могу быть уверенным, что ты поймёшь мои сигналы, я решил, что в тех случаях. когда я не хочу, чтобы наш разговор был услышан другими, лучше будет говорить с тобой здесь.

Вместо запятой поставлена точка.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Ты помнишь, что сказала Делия?

Фран обращяется к Майн не вежливо.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Обсуждение с главным священником и моя решимость".

Даже Лутцу постоянно приходилось бороться с еду и он часто проигрывал своим старшим братьям.
Отредактировано 5 д.
unlive
5 д.
исправлено
vicn
11 д.
Большое спасибо за том!
vicn
14 д.
"Выйдя из дома, и сбежала вниз по ступенькам к площади, где обнаружила, что Лаура уже бродит вокруг колодца."

Какое-то странное предложение. Может тут имелось ввиду "я".
madgine
12 д.
Исправил.
vicn
17 д.
"— Лутц! Извинитесь! — внезапно выкрикнул дядя Дид."

Эм, из уст отца, обращающего к сыну, слышать такое, как то нелепо. Наверное тут подошло бы выражение в приказательном тоне, "Извинись!"
Отредактировано 17 д.
unlive
17 д.
да. исправлено
vicn
18 д.
"— Главный священник, вы ни знаете, есть ли способ усыновить кого-либо без разрешения родителей? — спросила я."

Не уверен, но по моему, тут вроде должна быть "не".
unlive
18 д.
да, разумеется "не". глупая ошибка... или пропуск от предыдущего варианта формулировки.
исправил. благодарю.
Отредактировано 17 д.
vicn
24 д.
"Из-за такого положение Лутца в магазине будет ухудшаться с каждым днём."

Тут не хватает запятой после слова "такого". До меня не сразу логика предложение дошла без запятой. Да и само слово можно заменить на "этого".
unlive
24 д.
благодарю. поправил
vicn
24 д.
"Из-за этого Ральфа очень разозлился и накричал на Лутца, сказав, что тот может делать всё, что захочет, после чего ушёл из магазина…"

Просто Ральф.
unlive
24 д.
исправлено
vicn
24 д.
"— Майн, беда! Ральф сказал, что Лутц сбежал из дома и так и не вернется!"

Эм, а точно "не вернётся"? Может всё таки имелось ввиду "не вернулся".
unlive
24 д.
да. поправил.
m1sha2000
26 д.
Название главы правильно будет Подготовка к звЁздному фестивалю
unlive
26 д.
поправил.
m1sha2000
26 д.
ты ещё в 7 книге посмотри там тоже ошибка в названии)
m1sha2000
26 д.
Кстати главу Гнев Лутца и гнев Гила может переименовать в Гнев Лутца и Гила ?
unlive
26 д.
не уверен. и дело даже не в том, что в оригинале так, но и в том, что причины для гнева и у Лутца и у Гила разные. В случае "Гнев Лутца и Гила" это моет восприниматься и то, что они солидарны в своём гневе. Оба варианта в принципе допустимы, и не являются неправильными, но есть небольшая разница в оттенках. в текущем варианте всё же ближе к тому, что гнев у каждого свой.
vicn
1 мес.
— Лутц, давайте пойдём за ними!

Тут обращение идёт только к Лутцу. Так что, думаю, тут уместнее слово "давай".
madgine
1 мес.
Исправил.
vicn
1 мес.
В среднем у священников от пяти до шести слуг.

Думаю, тут уместнее будет написать "пять или шесть слуг". В такой форме записи "от пяти до шести" подразумевается, что между 5 и 6 есть еще целые числа.
madgine
1 мес.
Спасибо, исправил.
nikonafun
2 мес.
Почему переводят следующие тома , а этот нет.?

То, что я должна дать

Фран посмотрел на меня и Гила, а затем принялся неспешно объяснять.

— Обязанностью священников является предоставление божественных даров служителям. Этими дарами является еда, одежда и кров. Когда священники присоединяются к храму, они дают своим слугам одежду и комнату, чтобы те могли жить со своим господином.

— А поскольку у меня нет комнаты в храме, даже став моим слугой, Гил остался жить в приюте?

Фран кивнул.

— Что касается еды, то слуги и слуги-ученики получают то, что осталось после трапезы их господина. То, что осталось после слуг, передаётся в приют как божественные дары. Естественно, что дары, которые получают слуги, больше, чем те, что даются приюту.

Я так не хотела покидать свою семью и оказаться в приюте, что радовалась, что мне разрешили жить дома и приходить оттуда в храм. Но я даже не предполагала, что мои слуги пострадают из-за того, что я нарушила обычаи храма.

— Фран, раз ты стал моим слугой, то значит, что тебя из комнаты главного священника отправили обратно в приют?

Если это действительно так, то не удивительно, что он чувствовал, что главный священник его прогнал. Фран так старался помочь мне, но я ничем его не вознаградила. Наоборот, его положение ухудшилось. Я собиралась в ближайшее время выплатить ему зарплату, но, судя по всему, сперва мне следовало поговорить с главным священником о жилье для Франа.

— Нет, я не покидал отведённую мне главным священником комнату. Думаю, что и Делия осталась жить, где раньше. Когда вас нет, я помогаю главному священнику с документами, поэтому ем я также у него.

Кстати, главный священник говорил мне, что завален работой и ему не хватает рабочих рук. Невозможно, чтобы он позволил настолько умелому слуге как Фран, оставаться без дела, пока меня нет. Узнав, что из-за меня Фран не оказался в неприятной ситуации, я вздохнула с облегчением.

— Другими словами, сейчас лишь Гилу приходится тяжело?

— Думаю, он надеялся, что его положение улучшится, и теперь злится, поскольку оно осталось неизменным. В приюте божественные дары распределяются поровну, независимо от выполненной работы. Однако, если слуга не работает, то его можно заменить. Я разочарован тем, что он думал, что сможет получать больше божественных даров, при этом не выполняя должным образом свою работу, — ответил Фран, глядя на Гила.

Всё таки Фран гордился своей работой.

— Фран… если у тебя сейчас нет каких-либо неудобств, то я пока оставлю всё как есть, но если у тебя возникнут проблемы, то я подумаю над их разрешением. Ты не против?

— Как вам будет угодно, — сказал Фран, кивнув.

Фран немного помедлил, прежде чем ответить мне, вероятно задумавшись о своём нынешнем жизненном положении и о том, что будет, если я получу комнаты. Я решила, что в таком случае разговор окончен, но тут Гил снова начал на меня кричать.

— Фран то, Фран это, а что насчёт меня?! Я тоже твой слуга!

— О чём ты говоришь? Разве ты не говорил, что не считаешь меня своей госпожой? А раз я не твоя госпожа, зачем мне беспокоится о твоей еде, одежде и крове?

Смотря на поведение Гила, я не могла понять, действительно ли он хочет улучшить своё положение.

— Это обязанность священницы! И если ты не собираешься давать мне еду и комнату, то что вообще изменится, если я стану работать на тебя?!

— Я буду тебе платить.

Я считала, что мне следует платить своим слугам справедливую заработную плату, точно так же, как Бенно платил Марку и Лутцу. Естественно, оплата будет зависеть от объёма и качества проделанной работы. Я не могла платить Франу и Гилу одинаково.

Гил несколько раз удивлённо моргнул, после чего наклонил голову и пробормотал:

— Платить?

Лутц рассмеялся и, подражая Гилу, ответил:

— Ты даже этого не знаешь? Вполне естественно, что те кто работают, получают за свою работу плату.

— Что значит естественно?

— Когда человек выполняет работу, ему платят за неё, — ответила я. — Я собираюсь платить деньги слугам, что работают на меня.

— Деньги? А, ну да, конечно, деньги…

Судя по всему, Гил понятия не имел, что такое деньги. Его взгляд дрогнул, но посмотрев Лутцу в глаза, он кивнул, сделав вид, что понимает.

— Фран усердно работает для меня, а потому я готова ему помочь, но я не собираюсь договариваться о комнате с главным священником для того, кто не работает. Я не хочу тратить на это и без того малое время для чтения.

Моё время на чтение книг и так уже было ограничено, поскольку мне требовалось помогать главному священнику по утрам и обедать, и я не хотела, чтобы оно уменьшилось ещё сильнее.

— В таком случае, Фран, не мог бы ты отвести меня к главному священнику? До полудня я должна помогать ему с его документами.

— Как скажете.

Фран пошёл вперёд, а я и Лутц последовали за ним. Гил пошёл за нами.

— Эй, если я буду работать, всё на самом деле изменится?

— Конечно. Я буду справедливо платить за работу.

***

— Прошу прощения, главный священник, госпожа Майн прибыла.

— Ты пришла. Как ты себя чувствуешь? — спросил главный священник, поднимая взгляд от своего стола.

— Простите, что побеспокоила вас. Со мной уже всё в порядке. Я предполагаю, что причиной моего падения послужило посвящение. Похоже, если моё тело не наполнено магической силой, то я ощущаю сильную слабость. Вы знаете что-нибудь об этом?

— Я знаю, что можно умереть, если полностью истощить свою магическую силу, но я никогда не слышал о том, чтобы кто-то ощущал сильную слабость из-за того, что он не наполняет своё тело магической силой. Возможно, подобное характерно лишь для тех, кто страдает пожиранием?

Главный священник отложил ручку и на мгновение закрыл глаза, похоже пытаясь что-то вспомнить, после чего продолжил.

— Очень редко можно обнаружить детей с пожиранием. Обычно те, у кого много магической силы, умирают очень быстро, а потому пожирание плохо изучено. Ты — исключение. Насколько мне известно, ни один ребёнок-простолюдин с таким же больши́м количеством магической силы, что у тебя, не дожил до своего крещения, если вообще родился. Я бы хотел исследовать это поподробнее.

Главный священник смотрел на меня глазами безумного учёного, который только что обнаружил себе идеального подопытного, отчего у меня по спине пробежал холодок. Чтобы избежать его любопытного взгляда, я быстро сменила тему.

— У меня есть и другие вопросы. Есть ли какие-либо религиозные события, когда священников приглашают в дворянский район? Не требуется ли для этого подготовить какую-либо специальную одежду?

— В году есть несколько таких ритуалов, но ты, как ученица, не будешь принимать участие в большинстве из них. Тем не менее, тебе действительно стоит заранее подготовить церемониальные синие одежды. Кстати говоря… где твои одежды?

Лишь когда главный священник указал на это, я наконец вспомнила, что всё ещё не переоделась.

— Мне сказали, что носить их вне храма опасно, поэтому я намеревалась надеть их когда приду в храм.

— Опасно?

— Похоже, меня могут похитить, приняв за ребёнка дворянина. Подождите, я быстро.

Я сунула руки в корзину, стоящую у ног Лутца и достала синие одежды и пояс.

— Майн? Что ты… — недоумённо пробормотал главный священник.

— Надеваю синие одежды.

Я как обычно принялась натягивать синие одежды через голову, стараясь не задеть своё украшение для волос. Когда я просунула голову, то встретилась глазами с Франом. Он почему-то встал на колени и выглядел обеспокоенным, а его руки замерли.

— Что случилось, Фран?

— П-позвольте мне помочь вам переодеться.

— А-а... ну, тогда… не поможешь мне завязать пояс?

Наверное, мне лучше не говорить ему, что я могу сделать это сама. Я подняла руки и позволила Франу завязать на мне пояс, после чего я посмотрела на главного священника, который почему-то держался за голову.

— Майн, переодевайся в своей комнате. Твоё поведение неподобающе.

Неожиданно разговор сам собой зашёл о моей комнате. Так как мне придётся переодеваться каждый раз, я надеялась попросить одолжить мне раздевалку или какую-нибудь кладовку.

— Так вы дадите мне комнату?

— Нет, я оговорился. Я убедил главу храма разрешить тебе приходить в храм из дома, сказав ему, что это лучше, чем предоставлять тебе жильё в дворянской области храма[✱] в оригинале для обозначения области храма, где живут дворяне и непосредственно дворянского района используются разные термины, но в английском переводе в обоих случаях используется Noble’s Quarter (район дворян), так что первоначально я упустил этот момент в "Прологе". Исправлено., так что это не обсуждается.

Главный священник был единственным здесь, кто был готов помочь мне. Похоже, пускай я этого и не знала, но ему пришлось разобраться со многими проблемами.

— Главный священник, а нет ли комнаты за пределами дворянской области храма?

Он явно не ожидал такого вопроса, а потому сузил глаза и нахмурился, показывая, что не понимает меня. Я поспешно постаралась объяснить ему свой вопрос.

— Как вы знаете, я не дворянка, пускай мне и дали синие одежды, а потому мне не нужна комната в дворянской области храма. Я хочу лишь место, где я могла бы переодеться, а так же где мои посетители могли бы подождать меня. У вас ни найдётся какой-нибудь кладовки, которую вы могли бы мне одолжить?

— Ты собираешься приглашать посетителей в кладовку?! Это грубо! — накричал на меня главный священник, широко открыв глаза.

Пусть это, пожалуй, и грубо по отношению к посетителям, но, на мой взгляд, не сильно отличается от текущей ситуации.

— Прошу прощения, но сейчас у меня нет даже кладовки. Когда Лутц приходит, чтобы забрать меня, ему приходится ждать у ворот. Разве ни грубо заставлять ждать посетителя у ворот?

— Это лучше, чем отвести посетителя священницы в кладовку. Я… сообщу привратникам, чтобы они хотя бы провожали твоих посетителей в зал ожидания, — сказал главный священник, потирая виски́.

По словам главного священника, к посетителям священников относились совершенно иначе, чем к простолюдинам, которые пришли по неизвестной причине. Было ясно, что главный священник рассматривает меня как священницу-ученицу, а не как бедную девушку в дорогой одежде.

— Главный священник, — произнёс Арно, — а как насчёт того, чтобы предоставить госпоже Майн покои директора приюта? Они находятся за пределами дворянской области храма, и учитывая, что ранее их уже использовала священница-ученица, то не будет проблем, чтобы пригласить туда посетителей.

Слова Арно удивили присутствующих в комнате служителей. Однако главного священника это, похоже, не беспокоило и, подумав, он кивнул.

— Хорошо, в таком случае я отдам Майн покои директора приюта. Теперь ты можешь переодеваться и встречать своих посетителей там. После того, как ты закончишь здесь свою работу, Фран отведёт тебя туда.

— Возможно, я покажусь вам не вежливой, но не могла бы я прямо сейчас сходить туда? Сегодня Лутц пришёл для того, чтобы научить Франа, как уследить за моим здоровьем, так что мне нужно место, где бы они могли поговорить.

— Покои директора приюта долгое время не использовались, и сейчас там слишком грязно. Они могут поговорить здесь, пока ты будешь работать. Фран, воспользуйся тем столом.

— Понял.

Фран и Лутц отправились к указанному главным священником столу. Посмотрев им вслед, я заметила что Гил тоже отправился с ними, хотя там ему было нечего делать.

— Главный священник, если в покоях не прибрано, то разве не будет лучше прямо сейчас об этом позаботится? Я поручу Гилу убраться там, пока я здесь работаю.

— Что? Мне? — вопросительно указал на себя Гил, застигнутый врасплох неожиданной работой.

Находящиеся в комнате служители удивлённо посмотрели на меня и начали перешёптываться.

— Она собирается доверить ему работу? — сказал один.

— Я слышал, что его постоянно отправляют в палату покаяния за то, что он отказывается убирать молитвенный зал, — ответил другой.

— Ох? Гил, неужели ты не умеешь убираться?

— Все умеют убираться!

— Тогда хорошо. Я с нетерпением буду ждать возможности увидеть твои успехи. Удачи.

Я подбодрила его, и Гил вместе с другим служителем-учеником, которому главный священник передал ключ, покинул комнату. Главный священник прищурился и посмотрел на закрывающуюся дверь.

— Майн, разумно ли доверять ему такую работу?

— Если я не дам ему возможность работать, то не смогу оценить на что он способен.

К тому времени, когда служитель-ученик вернулся с ключом, Лутц говорил с Франом о том, как следить за моим здоровьем, а я помогала главному священнику с документами.

Сегодня главный священник поручил мне работу с бухгалтерской книгой. По его словам, мне, как торговцу, будет достаточно легко справится с такой работой. Я хорошо умела считать, но я не хотела, чтобы он думал, что я могу справиться с бухгалтерской книгой самостоятельно. Особенно, учитывая, что я почти ничего не знала о ведении дел храма.

— Пусть расчёты и будут такими же, но здесь много того, что сильно отличается. Что, например, означает пункт «божественная воля»? Похоже, на него уходит больше всего денег.

Другие статьи расходов назывались: подношения богам, цветы богам, вода богам и божественное милосердие. Было так много непонятных религиозных терминов, что я чувствовала беспокойство, просматривая книгу. Выслушав мой вопрос, главный священник некоторое время бесстрастно смотрел на меня, после чего покачал головой и указал на часть книги.

— Сегодня ты можешь сосредоточиться на расчетах.

— Поняла. Лутц, можешь одолжить мне грифельную дощечку? Я забыла взять свою.

— Эм-м? Да, конечно.

Лутц порылся в корзине и достал свою грифельную дощечку. Взяв её, я принялась рассчитывать те статьи расходов, на которые мне указал главный священник. Он с любопытством наблюдал через моё плечо за моей работой, но так как он не задавал вопросов, я не стала отвлекаться и продолжила свою работу.

— Хм, весьма быстро. И без ошибок, — заметил главный священник, впечатлившись.

Я занималась расчётами у ворот, а потому привыкла к подобной работе. Впрочем, мне бы хотелось иметь калькулятор.

***

Пока я сосредоточенно занималась расчётами, пробил четвёртый удар колокола, означавший полдень.

— На сегодня всё.

Одновременно со словами главного священника, находящиеся в комнате служители принялись наводить порядок на своих рабочих местах.

— Майн, это ключ от палат директора приюта. Отдай его Франу, чтобы ты не потеряла его. Кроме того, вот твоя доля пожертвований, которые ты принесла.

Главный священник передал мне ключ от палат директора, а также большую серебряную и шесть малых серебряных монет. Было немного странно получить назад часть моего собственного пожертвования, но, поскольку пожертвования частично распределялись между всеми священниками, мне сказали принять их.

— И кстати, возьми это с собой в свои покои.

Я проследила за его взглядом, и увидела лежащие на полке подарки Бенно. Возможно, из-за моего падения, но, похоже, с тех пор к ним так и не прикасались. Это были высококачественная ткань, банка униша́ма и пачка растительной бумаги, завернутая в ткань. Лутц и Фран взяли подарки, а я — ключ, после чего мы направились в покои директора приюта. По пути Фран рассказал мне о них.

— Приют разделен на два трёхэтажных здания по обе стороны от молитвенного зала. Одно — здание для мальчиков, а другое — для девочек. Покои директора, которые вам дали, находятся в здании для мальчиков.

— Что? Но разве их ранее не использовала священница? Тогда почему они находятся в здании для мальчиков? — спросила я в замешательстве.

Фран заколебался и отвёл взгляд, после чего натянуто улыбнулся.

— Госпожа Майн, это не то, о чём вам следует знать.

То, что он хотел скрыть причину этого, только усилило моё любопытство, но видя, как плотно он сжал губы, я поняла, что он не расскажет мне.

— Приют находится недалеко от ворот, а потому тебе будет удобно переодеваться после прибытия, — сказал Лутц.

— Ну да.

— Госпожа Майн, вход в покои директора находится с противоположной стороны от ворот, другими словами, со стороны дворянской области храма. Так сделано, чтобы дети-сироты не могли случайно оказаться в области дворян. Пожалуйста, не ошибитесь.

Я внимательно выслушала предостережения Франа. Учитывая, что это Арно посоветовал предоставить мне покои директора, в то время как главный священник не хотел давать мне комнату, а также то, что покои находились в здании для мальчиков и их вход был отделён от входа в приют, похоже, что у палат директора приюта была какая-то неприятная история.

— Сюда, госпожа Майн.

Дверь в покои была слегка приоткрыта, вероятно, потому, что там сейчас убирался Гил. Когда Фран открыл дверь, то нас встретил Гил, гордо выпятив грудь.

— Ха-ха, ну и как?

Дверь открылась в небольшой зал, который также служил гостиной. На другой стороне зала находилась лестница. Примерно половина зала была совершенно чистой, в то время как другая оставалась грязной.

— Эта сторона зала действительно чистая, — сказала я, заходя внутрь.

Но когда я попыталась открыть дверь с правой стороны зала, Гил остановил меня.

— Я ещё не убирался там.

Оглядев зал, я направилась к двери слева, но он снова остановил меня.

— Там я тоже ещё не убирал.

Вот только это были единственные двери, которые видела на первом этаже.

— Гил, тогда где жы ты убирался?

— Очевидно же, что в твоей комнате! Думаешь, я бы стал сперва убираться в комнатах для слуг? Я убрал весь второй этаж и половину зала, ведущего к лестнице, так что не смотри там, где я ещё не закончил.

Сердитый Гил поднялся по лестнице. Похоже, он отдал приоритет комнате, в которой буду жить я, его хозяйка. Возможно, он на самом деле был хорошим ребёнком. Увидев отполированную до блеска лестницу, я слегка улыбнулась.

Поднявшись по лестнице, я оказалась в комнате, явно предназначенной для знати. Она была невероятно большой и в ней всё ещё оставалась кое-какая мебель. В центре комнаты находился богато украшенный стол с четырьмя стульями, чтобы встречать посетителей. Также имелся шкаф, по́лки на стенах и внушительный деревянный сундук с искусной резьбой. В углу комнаты располагалась большая кровать, правда, подушек на ней не было. Судя по тому, что расположение мебели не сильно отличалось от того, что было в комнате главного священника, а также тому, что мебель была весьма роскошной, можно было с уверенностью сказать, что раньше здесь жила дочь дворянина.

— Почему никто не забрал мебель? Она кажется довольно дорого́й.

— Это потому, что предыдущая владелица была той, кем она была.

— Предыдущая владелица была… хотя, неважно. Я не буду спрашивать. Я просто буду ей благодарна, и воспользуюсь этой мебелью.

Я не собиралась тратить деньги на замену мебели, а потому лучше было не задавать ненужные вопросы. Я попросила положить подарки Бенно на аккуратно вымытые по́лки, а свою одежду убрала в шкаф.

— Спасибо, Гил. Комната очень чистая.

— Правда?! Ох, ну да. Это естественно, я же всё тут вымыл.

Несмотря на то, что он хотел казаться гордым, на лице Гила читалось сильное смущение. Он не смотрел мне в глаза, но улыбался так, словно его никогда в жизни не хвалили. Когда он всё же посмотрел на меня, то в его взгляде читалось, что он жаждет признания своей работы. Было ясно, что он не привык получать похвалу за свою работу. Его назначили мне, потому что он был нарушителем спокойствием, а значит его обычно лишь ругали. Ну, основа дисциплины — хвалить, когда человек делает всё правильно.

— Гил, присядь, чтобы я могла ещё похвалить тебя.

— Что? Вот так?

Гил опустился на одно колено. Видя, с какой лёгкостью он принял эту позу, я подумала. что он, вероятно привык к ней, потому что она требовалась для молитв и демонстрации уважения. Затем я потянулась к грязным светлым волосам Гила, до которых сейчас могла легко достать. Он с подозрением смотрел на мою руку, не зная, что я собираюсь делать.

— Молодец, Гил. Ты хороший мальчик. Ты хорошо справился с работой.

Когда я так гладила Лутца, он всегда смущался и говорил мне перестать относиться к нему как к ребёнку, но в случае Гила, его глаза расширились, а затем на его лице появилось такое выражение, словно он пытался сдержать слёзы. Он опустил голову, отчего я прекратила его гладить, но затем он тихо пробормотал: «Продолжай…».

— Ты вымыл всё очень чисто. Гил, ты хорошо постарался.

Уши Гила, позволившего мне и дальше гладить его по голове, стали ярко-красными. Мне очень хотелось присесть и посмотреть ему в лицо, но я сдержалась. Если я поступлю так, то Гил наверняка рассердится.

Я поняла, что больше чем в дополнительных божественных дарах, Гил нуждался в благодарности и похвале.