Книга 4    
Первый раз на улице


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Если среди них те, кто болен или слишком слаб, чтобы двигаться?
unlive
5 д.
благодарю. всё поправил.
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Поскольку я не могу быть уверенным, что ты поймёшь мои сигналы, я решил, что в тех случаях. когда я не хочу, чтобы наш разговор был услышан другими, лучше будет говорить с тобой здесь.

Вместо запятой поставлена точка.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Ты помнишь, что сказала Делия?

Фран обращяется к Майн не вежливо.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Обсуждение с главным священником и моя решимость".

Даже Лутцу постоянно приходилось бороться с еду и он часто проигрывал своим старшим братьям.
Отредактировано 5 д.
unlive
5 д.
исправлено
vicn
11 д.
Большое спасибо за том!
vicn
14 д.
"Выйдя из дома, и сбежала вниз по ступенькам к площади, где обнаружила, что Лаура уже бродит вокруг колодца."

Какое-то странное предложение. Может тут имелось ввиду "я".
madgine
12 д.
Исправил.
vicn
17 д.
"— Лутц! Извинитесь! — внезапно выкрикнул дядя Дид."

Эм, из уст отца, обращающего к сыну, слышать такое, как то нелепо. Наверное тут подошло бы выражение в приказательном тоне, "Извинись!"
Отредактировано 17 д.
unlive
17 д.
да. исправлено
vicn
18 д.
"— Главный священник, вы ни знаете, есть ли способ усыновить кого-либо без разрешения родителей? — спросила я."

Не уверен, но по моему, тут вроде должна быть "не".
unlive
18 д.
да, разумеется "не". глупая ошибка... или пропуск от предыдущего варианта формулировки.
исправил. благодарю.
Отредактировано 17 д.
vicn
24 д.
"Из-за такого положение Лутца в магазине будет ухудшаться с каждым днём."

Тут не хватает запятой после слова "такого". До меня не сразу логика предложение дошла без запятой. Да и само слово можно заменить на "этого".
unlive
24 д.
благодарю. поправил
vicn
24 д.
"Из-за этого Ральфа очень разозлился и накричал на Лутца, сказав, что тот может делать всё, что захочет, после чего ушёл из магазина…"

Просто Ральф.
unlive
24 д.
исправлено
vicn
24 д.
"— Майн, беда! Ральф сказал, что Лутц сбежал из дома и так и не вернется!"

Эм, а точно "не вернётся"? Может всё таки имелось ввиду "не вернулся".
unlive
24 д.
да. поправил.
m1sha2000
26 д.
Название главы правильно будет Подготовка к звЁздному фестивалю
unlive
26 д.
поправил.
m1sha2000
26 д.
ты ещё в 7 книге посмотри там тоже ошибка в названии)
m1sha2000
26 д.
Кстати главу Гнев Лутца и гнев Гила может переименовать в Гнев Лутца и Гила ?
unlive
26 д.
не уверен. и дело даже не в том, что в оригинале так, но и в том, что причины для гнева и у Лутца и у Гила разные. В случае "Гнев Лутца и Гила" это моет восприниматься и то, что они солидарны в своём гневе. Оба варианта в принципе допустимы, и не являются неправильными, но есть небольшая разница в оттенках. в текущем варианте всё же ближе к тому, что гнев у каждого свой.
vicn
1 мес.
— Лутц, давайте пойдём за ними!

Тут обращение идёт только к Лутцу. Так что, думаю, тут уместнее слово "давай".
madgine
1 мес.
Исправил.
vicn
1 мес.
В среднем у священников от пяти до шести слуг.

Думаю, тут уместнее будет написать "пять или шесть слуг". В такой форме записи "от пяти до шести" подразумевается, что между 5 и 6 есть еще целые числа.
madgine
1 мес.
Спасибо, исправил.
nikonafun
2 мес.
Почему переводят следующие тома , а этот нет.?

Первый раз на улице

— А это место довольно большое.

Лутц принялся с интересом осматривать покои директора. На втором этаже располагались комната директора, комнаты для слуг, которые непосредственно заботились о своём господине, и кладовая.

Гил не хотел, чтобы я входила в те комнаты, в которых он ещё не убрался, но я всё же решила осмотреть первый этаж. За дверью, что была справа после входа в покои, находилось ещё четыре комнаты для слуг и кладовая. Левая дверь вела на кухню, достаточно большу́ю для одновременной работы нескольких поваров, а также там находилась лестница в подземное хранилище.

— После уборки здесь можно будет приготовить чай, чтобы предложить его посетителям. Госпожа Майн, вам следует подготовить чайный сервиз.

В то время как Фран удовлетворённо осматривал кухню, мои глаза оказались прикованы кое к чему ещё. В углу кухни находилось кое-что, очень напоминающее печь в доме главы гильдии.

— Это ведь печь, да?

— Разве это не естественно, что на кухне есть печь? — недоумённо спросил Фран.

Для меня и Лутца печи были редкостью, но было вполне единственно, что они имелись на кухнях храма, где готовили для священников, являющихся детьми дворян. И прямо сейчас печь была именно тем, что мы очень хотели.

— Лутц! Здесь есть печь! Мы должны рассказать о ней господину Бенно!

— Ага!

Лутц, который работал с Бенно и Марком над открытием итальянского ресторана, со сверкающими глазами принялся осматривать дворянскую кухню.

— Фран, а могу я после уборки пригласить сюда поваров?

— Конечно. Для священницы-ученицы естественно привести с собой поваров.

Когда я принялась планировать то, как буду обучать здесь поваров, попутно обеспечивая едой своих слуг и приют, Фран вернул меня к реальности.

— Госпожа Майн, поскольку вы сегодня не привели с собой повара, как вы будете обедать?

Без собственного повара у меня не было возможности пообедать в храме, поскольку здесь у всех священников были собственные повара, которые готовили им еду. Остатки еды передавались их слугам, а затем в приют.

— Мы пойдём куда-нибудь поесть, а потому, пожалуйста, переоденьтесь.

— Переодеться?

Мы вернулась на второй этаж и я достала из принесённой Лутцем корзины несколько свёртков. Я положила их на стол и аккуратно подтолкнула к своим слугам.

— Это не божественные дары, а награда, которую я для вас приготовила, чтобы вознаградить за усердную работу. Они ваши, а потому вам не нужно их с кем-либо делить.

— Благодарю вас, госпожа Майн.

— А-а? Что? В самом деле?

Фран и Гил стали очень аккуратно разворачивать свёртки. На их лицах читалось смущение, радость и ожидание. Видя это, я подумала, что они похожи на детей, впервые получивших подарки, но сразу же поняла, что это действительно их первый раз. Маловероятно, что в приюте им что-то дарили. Пусть моя семья и была бедной, но я всё же иногда получала подарки от родителей, например когда впервые пошла в лес, или на своё крещение. А вот в жизни Франа и Гила, похоже, не было ничего подобного.

— Э-это одежда, да? — спросил Гил.

— Да, нужно переодеться в неё, чтобы мы могли выйти на улицу.

— Правда?! Я всегда хотел выйти на улицу. Подожди, я быстро переоденусь.

Прижимая свёрток с одеждой к груди, Гил улыбался невероятно яркой улыбкой. Он побежал на первый этаж, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Я рада, что подарила ему одежду. Столь искренняя радость Гила сделала и меня счастливой.

Улыбаясь, я повернулась к Франу, который не говоря ни слова смотрел на лежащую на столе одежду, с трепетом водя пальцами по зелёной вышивке. Видя, насколько одежда ему нравится, мне было сложно не издать смешок.

— Фран, ты можешь переодеться и показать мне как она будет на тебе смотреться?

— Что?! Как прикажете.

Заметив, что я за ним наблюдала, Фран слегка покраснел от смущения, после чего быстро спустился по лестнице. Было так необычно видеть всегда такого спокойного и собранного Франа столь взволнованным, что мы с Лутцем не удержались и рассмеялись.

— Я рад, что одежда им понравилась.

— Я тоже рада.

Лутц посмотрел на лестницу, после чего заговорил тише.

— Так значит Гил ещё ни разу не покидал храм? Это место довольно странное, правда?

— Правда. Но с их точки зрения, это мы странные.

Прежде чем идти на улицу, я сняла свои синие одежды, сложила их и убрала в шкаф. Я хотела бы иметь здесь вешалку, чтобы одежда не мялась. Думая о том, что нужно будет попросить об этом Бенно, я взяла часть возвращённого мне пожертвования на сегодняшние расходы.

Когда я вышла из храма, то заметила, что и Фран и Гил выглядели неуверенно, когда мы прошли через ворота храма в нижний город.

— Фран, тебе не нужно так сильно волноваться. Всё будет хорошо.

Из-за того, что Фран впервые носил что-то, кроме серой одежды служителя, он всё время возился с рукавами и воротником, и тем не менее, тёмно-коричневая одежда идеально соответствовала его спокойному внешнему виду. А светло-зеленая, словно молодые листья, одежда прекрасно смотрелась на энергичном, непоседливом Гиле.

— Ничего себе! Мы снаружи! Я так рад, что стал твоим слугой! — кричал Гил.

— В таком случае, — ответил ему Фран, — чтобы показать госпоже Майн свою искренность, тебе следует говорить вежливее. В противном случае ты будешь смущать её.

— Ох… ну-у, я постараюсь.

Гил вертел головой и то и дело бегал к тому, что его заинтересо́вывало. Я всё равно не могла угнаться за ним, а потому шла как обычно медленно. В конце концов, Фран взял меня на руки и понёс, а Лутц удержал Гила, чтобы тот не бегал.

— Странно выходить за пределы храма… — пробормотал Фран.

— Ну, тут я живу. Тебе не следует говорить здесь слишком вежливо, в противном случае ты будешь выделяться, — ответила я.

— Это трудно, изменить свою манеру общения.

Лутц привёл нас в закусочную возле центральной площади. По его словам, это было относительно дорогое место, и его часто посещали торговцы. В отличии от большинства закусочных, здесь не было больших общих столов, а вместо этого стояли небольшие столики, за которыми могли сидеть несколько людей. Я заметила, что за некоторыми столиками покупатели вели деловые переговоры.

Лутц уже был в этой закусочной и знал, что лучше покупать, а потому заказал для нас еду. В результате, на столе стояли тарелки с сыром и варёными в солёной воде колбасами, а также корзина с тонко нарезанным хлебом. Кроме того, у каждого из нас была миска овощного супа.

— Давайте есть.

— Что? Вот так сразу? — выкрикнул Гил.

Когда мы с Лутцем потянулись за хлебом, Гил упрекнул нас. Мы замерли с вытянутыми руками и переглянулись.

— Мы что-то забыли?

— Разве вы не молитесь перед едой? Послушайте. О верховные бог и богиня, что правят небесами и даруют нам тысячи и тысячи жизней, чтобы поглотить их, о могучая вечная пятерка, что правит царством смертных, я возношу вам благодарность и молитвы за ту еду, что вы своей божественной волей даровали нам.

Видя как естественно Гил скрестил руки на груди и произнёс молитву, я могла сказать, что он молится в храме каждый раз, прежде чем поесть.

— Нет. Никогда раньше не слышал такой молитвы, — сказал Лутц

— Думаю, мне следует её запомнить, — ответила я.

Я попросила Гила и Франа научить меня этой молитве. Впрочем, не думаю, что смогу её быстро запомнить. Когда у меня появится возможность, мне нужно записать её в свой блокнот.

Решив пока об этом не думать, я вместе с Лутцем начала есть, но Фран и Гил почему-то не прикасались к еде. Они просто сидели и ждали.

— Что? Вы не будете есть? Вы не голодны?

Мне было любопытно, почему они не едят. В ответ на мой вопрос Фран медленно покачал головой.

— Госпожа Майн, так как мы ваши слуги, то не можем приступить к еде, пока вы не закончите.

— Но разве еда к тому времени не остынет?

Похоже, что Гил хотел сразу же начать есть, но сдержался, поскольку рядом с ним был Фран. Ёрзая на своём месте, он был похож на застрявшую игрушку, — Хорошо, тогда я приказываю: ешьте, пока еда горячая и вкусная.

Они не могли не подчиниться моему приказу, а поэтому Фран с некоторой неохотой потянулся за хлебом. Гил же выглядел счастливым, делая то же самое. Манеры за столом Франа, чья изящная осанка была большой редкостью в нижнем городе, а также воспитанного в приюте Гила были весьма хороши. Лутц же как обычно набросился на еду, так как привык есть быстро, постоянно сражаясь за неё со своими братьями. Возможно, это из-за того, что в приюте еда распределялась поровну, так что между детьми не возникало борьбы или воровства.

— У вас обоих очень хорошие манеры. Вас им учили?

— Да, — подтвердил Фран, — те, кто ведут себя неприглядно, не могут покинуть приют и стать слугами священников, а поэтому старшие учат нас, как есть, как двигаться, и прочему.

— Ага. Больше всего я ненавижу, что нам нужно мыться, прежде чем покинуть приют. Пусть сейчас с этим и всё в порядке, но мыться зимой — полный отстой, сдохнуть можно.

— К счастью, тем, кто становится слугами, дают тёплую воду.

Я считаю, что нельзя назвать хорошим местом такое, где пытаются скрыть тех, кто выглядит и ведёт себя неприглядно. Но тем не менее, благодаря этому Гил был чистым и имел хорошие манеры за столом. Пока я ела, я слушала о том, насколько по-разному относятся к слугам и к сиротам в приюте. Бросив взгляд на Франа, я заметила, что его брови немного приподняты. Пусть ему и доставались остатки, но Фран привык есть дворянскую пищу. Похоже, что вкус здешней еды ему не особо понравился. Он немного скривил лицо, пока ел.

— Фран, похоже эта еда сильно отличается от той, к которой ты привык?

Я улыбнулась и постучала пальцем между своими бровями, показывая, что заметила его выражение лица, отчего Фран прикрыл брови рукой и тоже улыбнулся.

— Верно. Вкус сильно отличается. Впрочем, то что суп был тёплым, сделало его вкуснее.

Пища, которую он получал от своего господина, хотя и была высочайшего качества, но из-за того, что он всегда ел остатки, раньше ему не доводилось есть горячую еду.

— Меня не волнует вкус, главное наесться, — сказал Гил. — Из-за того, что священников стало меньше, количество божественных даров тоже уменьшилось, к тому же многих служителей вернули обратно в приют.

Хотя Гил и съел столько, чтобы наесться, но он ел намного меньше, чем Лутц, пускай они и были примерно одного возраста. Похоже, из-за того что Гил обычно ел мало, его желудок был меньше.

— Ну что же, думаю, мне нужно купить еды вам на вечер, а также еды для приюта, да? Иначе вы останетесь без ужина, ведь я вернусь домой.

— Правда?! Отлично! Хвала богам!

Так как прошло уже много времени с тех пор, как Гил в последний раз мог наесться, он был очень взволнован. В итоге он вскочил со своего места и принял молитвенную позу прямо посреди закусочной. В результате, в закусочной, где ранее стоял шум от еды и деловых разговоров, внезапно стало тихо и все устремили свои взгляды на нас.

— Постой! Не молись здесь!

Лутц поспешно вывел Гила на улицу. Я извинилась перед владельцем закусочной за созданную суматоху и, заплатив немного сверху за созданные неудобства, сбежала оттуда.

— Пожалуйста, молись только в храме. Здесь никто не молится. Понятно? Точно так же, как мы с Лутцем ничего не знаем о храме, ты с и Франом ничего не знаешь о нижнем городе, — предупредила я Гила, вздохнув.

Услышав мои слова, опечаленный Гил опустил плечи.

— П-простите. Я сожалею.

— Просто будь осторожнее, и всё будет хорошо.

— Я не об этом! Я хочу сказать… простите, что называл вас дурой и грубил вам.

Похоже, ему было стыдно за то, как он вёл себя в храме. Лутц засмеялся и похлопал Гила по спине.

— Мы все чего-то не знаем. Если заметишь, что Майн делает что-то не так, то предупреди её. Как с сегодняшней молитвой перед едой. А я буду присматривать за тобой, чтобы ты тоже не делал странных вещей.

— Гил, вон там есть прилавки, где продают еду для путешественников. Давай купим там еды вам на ужин и для приюта.

Так как восточные ворота вели к тракту, здесь было очень оживлённо и проходило много путешественников. Однако, из-за большого количества людей, безопасность здесь была не так хороша. Мы осматривали прилавки, стараясь далеко не уходить от центральной площади. Я купила им на ужин нечто похожее на бутерброды, представлявшие собой ломтики хлеба, между которыми была ветчина и сыр, и, завернув их в ткань, положила в сумку.

— Фран, сколько людей в приюте? Что мне купить для них?

— В приюте живет около восьмидесяти-девяноста человек. Поскольку сладости никогда не раздают, можно купить фрукты, которые легко разрезать, или что-то вроде тех маленьких фруктов.

Поскольку Фран нёс меня на руках, я могла смотреть на прилавки сверху. Рядом находились три прилавка с фруктами, и мы стали сравнивать, где цены ниже.

— О, божественные дары, — сказал Гил.

Услышав голос Гила, Фран вместе со мной резко обернулся. Перед нами предстала картина, как Гил схватил с прилавка фрукт и принялся его есть. Лутц, который держал его за руку, чтобы Гил не убежал, был шокирован, и застыл на месте с широко раскрытыми глазами.

— П-постой, Гил?!

— Эй, ты! Ты что делаешь?! Решил, что можешь красть прямо у меня на глазах?!

Женщина, которой принадлежал прилавок, ударила Гила кулаком по лицу. Он ошеломлённо посмотрел на меня, не выпуская из рук фрукт похожий на большой персик, который назывался блар. Я немедленно попросила Франа опустить меня, чтобы я могла достать деньги.

— Простите, тётушка. Этот мальчик почти не выходил на улицу, а потому даже не знает, что такое деньги. Я заплачу, так что, пожалуйста, не зовите солдат.

— Простите, тётушка. Я не уследил за ним.

После того, как мы с Лутцем извинились, и я заплатила, женщина раздражённо покачала головой.

— Ну и ну. Уж не знаю, откуда этот мальчишка, но вам нужно присматривать за ним.

— Мне очень жаль. Ну же, Гил, ты тоже должен извиниться, — подтолкнула его я.

— А-а? Ох, простите, — извинился Гил , выглядя крайне смущённым.

— Гил, этот блар был вкусным? — спросила я.

— Ну-у… да…

Гил посмотрел на свой недоеденный блар, выглядя неуверенным. Я сказала ему, что он может доесть его, потому что я уже заплатила. Затем я достала два куска ткани и связала их концы, чтобы получилось два мешочка.

— Тётушка, не могли бы вы положить по пять бларов в каждый?

— Хорошо.

В качестве извинения я купила у тётушки фрукты для приюта, после чего мы вернулись на центральную площадь. В наказание, фрукты нёс Гил. По крайней мере, если его руки будут заняты, он больше не сможет сделать ничего подобного.

— Я научу вас, как пользоваться деньгами после того, как заплачу́ вам. Но до тех пор ничего не трогайте на прилавках или в магазинах.

— Хорошо.

Мы шли по главной улице на север, возвращаясь в храм. Фран нёс меня на руках. В какой-то момент Лутц посмотрел на меня.

— Эй, Майн, не против, если я отчитаюсь перед мастером Бенно, прежде чем мы вернёмся в храм?

— Хорошо. К тому же я хочу попросить его о чайном сервизе и кухонных принадлежностях, так что лучше встретиться с ним сейчас.

Лутц побежал в магазин Бенно, в котором только что закончился обеденный перерыв. Я попросила Франа поставить меня на землю, и медленно пошла в магазин. Гил, по прежнему державший мешочки в руках, следовал за мной.

— Здравствуйте, господин Марк.

— Здравствуй, Майн. Мастер ждёт тебя.

Марк вышел из магазина, чтобы поприветствовать меня, после чего отвёл нас в кабинет Бенно. Там я увидела, что Лутц стоит перед столом Бенно и даёт ему свой отчёт. Как только Бенно увидел меня, он встал, быстро подошёл ко мне и поднял.

— Прекрасная работа, Майн! Кухня, которая раньше принадлежала дворянину, станет отличным ориентиром для итальянского ресторана!

Бенно принялся трепать меня по волосам так, что у меня голова раскачивалась из стороны в сторону. Он был настолько взволнован, что Фран, видевший, как раньше он вёл себя в храме, отступил на шаг назад. Когда я смогла отбросить руку Бенно, то заставила его опустить меня на пол, чтобы я могла как обычно сесть за стол.

— Похоже, что нет никаких проблем, чтобы я могла пригласить повара, который бы готовил для меня на кухне в покоях директора. Так что я пришла обсудить, можно ли в ближайшее время нанять повара, чтобы он немедленно начал тренироваться. Еда, которую он будет готовить, станет основным источником пищи для моих слуг, а остатки будут отправлены в приют, так что еда не пропадёт зря. Если я буду платить за продукты, то это не повредит вашему кошельку. Разве это не хорошая идея? Согласны?

Если обязанностью священников было отправлять остатки еды в приют, то мне следовало взять на себя расходы на продукты. Если в приюте множество таких же голодных детей, как Гил, то мне хотелось сделать для них всё, что в моих силах.

Тем временем Бенно что-то написал на дощечке и задумался. После чего он медленно покачал головой.

— Нет, подожди. Я оплачу затраты на продукты, потому что это часть обучения поваров. Иначе, если я позволю тебе заплатить за всё, то у меня в дальнейшем не будет никаких оснований возражать, если ты решишь оставить повара себе.

Бенно дал характерный для торговца ответ, на что я могла лишь пожать плечами. Если он собирался сам заплатить за продукты, то так для меня было даже лучше. Тем более, что в настоящее время у меня не было никакого дохода, потому что «мастерска́я Майн» была временно закрыта.

— Хорошо, в таком случае, я заплачу за кухонную утварь, а вы возьмёте на себя затраты на обучение поваров?

— Договорились, я позаимствую твою кухню для обучения. Раз так, то пойдём и посмотрим.

Похоже Бенно не терпелось увидеть печь, а потому он быстро закончил разговор и встал. Он выглядел прямо как Гил, когда тот узнал, что может отправиться в нижний город. Честно говоря, это меня беспокоило.

— Постойте, господин Бенно, кухня ещё не убрана.

— Всё так, как говорит госпожа Майн. Она не может пригласить посетителя в свои покои, пока мы не в состоянии подать надлежащий чай, — поддержал меня Фран.

Гил тоже был согласен с нами и кивнул. Вот только Бенно чувствовал такое волнение и заинтересованность, поскольку кухня станет хорошим ориентиром для итальянского ресторана, что полностью проигнорировал наши возражения. Он надел поверх своей обычной одежды подходящее для похода в храм пальто и улыбнулся.

— Я не посетитель. Я торговец. У священницы-ученицы только что появились свои комнаты, и она хочет заказать для них некоторые вещи. Ничего странного, если торговец придёт, пока там ещё немного грязно. Но что важнее, я хочу увидеть кухню, прежде чем вы начнёте там убираться.

— Означает ли это, что вы поможете с уборкой?

— А-а? Думаешь, я не смогу? Ошибаешься. Первая работа ученика торговца — это уборка магазина.

Это не хорошо. Вот только что бы я не сказала, он не передумает. Бенно так жаждет узнать больше о дворянах, что ни за что не упустит такой редкий шанс посетить принадлежавшую дворянину кухню.

— Фран, давай сдадимся. После уборки нам всё равно потребуется заказать чайный сервиз и прочую утварь, так что мы могли бы воспользоваться возможностью и попросить господина Бенно помочь нам.

— Госпожа Майн?!

Я всё равно не знала как остановить Бенно. Каждая секунда, потраченная на этот бессмысленным спор была драгоценной секундой, которую я могла потратить на чтение.

— Фран, возможно ты не знаешь, но есть высказывание «время дороже золота». Если господин Бенно хочет помочь нам с уборкой, то давай воспользуемся его помощью. Я же смогу использовать оставшееся время на чтение книг.

Фран посмотрел на меня широко раскрыв глаза, после чего прикрыл рот рукой, словно сдерживая смех.

— Мне очень жаль, но вы не сможете пойти в библиотеку без меня. Я не думаю, что у вас будет возможность читать книги, если господин Бенно отправится с нами в храм.

— Не-е-ет!

В итоге, что бы я не говорила, Бенно не слушал меня, а просто поднял и отнёс обратно в храм, где я даже не могла читать книги. Быстро осмотрев покой директора приюта, он снял своё пальто и приступил к уборке. Все остальные последовали его примеру. Бенно и Фран отвечали за места наверху и то, что требовало физической силы, в то время как Гил и Лутц занимались тем что находилось ниже, и тем с чем могли справится сами. Поскольку у меня не было ни роста, ни силы, все относились ко мне как к мёртвому грузу.

Плача, что я не могу читать, я сидела за столом на втором этаже и записывала под диктовку Лутца заказы на поставку необходимых вещей.