Книга 4    
Уборка приюта


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Если среди них те, кто болен или слишком слаб, чтобы двигаться?
unlive
5 д.
благодарю. всё поправил.
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Поскольку я не могу быть уверенным, что ты поймёшь мои сигналы, я решил, что в тех случаях. когда я не хочу, чтобы наш разговор был услышан другими, лучше будет говорить с тобой здесь.

Вместо запятой поставлена точка.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Ты помнишь, что сказала Делия?

Фран обращяется к Майн не вежливо.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Обсуждение с главным священником и моя решимость".

Даже Лутцу постоянно приходилось бороться с еду и он часто проигрывал своим старшим братьям.
Отредактировано 5 д.
unlive
5 д.
исправлено
vicn
11 д.
Большое спасибо за том!
vicn
14 д.
"Выйдя из дома, и сбежала вниз по ступенькам к площади, где обнаружила, что Лаура уже бродит вокруг колодца."

Какое-то странное предложение. Может тут имелось ввиду "я".
madgine
12 д.
Исправил.
vicn
17 д.
"— Лутц! Извинитесь! — внезапно выкрикнул дядя Дид."

Эм, из уст отца, обращающего к сыну, слышать такое, как то нелепо. Наверное тут подошло бы выражение в приказательном тоне, "Извинись!"
Отредактировано 17 д.
unlive
17 д.
да. исправлено
vicn
18 д.
"— Главный священник, вы ни знаете, есть ли способ усыновить кого-либо без разрешения родителей? — спросила я."

Не уверен, но по моему, тут вроде должна быть "не".
unlive
18 д.
да, разумеется "не". глупая ошибка... или пропуск от предыдущего варианта формулировки.
исправил. благодарю.
Отредактировано 17 д.
vicn
24 д.
"Из-за такого положение Лутца в магазине будет ухудшаться с каждым днём."

Тут не хватает запятой после слова "такого". До меня не сразу логика предложение дошла без запятой. Да и само слово можно заменить на "этого".
unlive
24 д.
благодарю. поправил
vicn
24 д.
"Из-за этого Ральфа очень разозлился и накричал на Лутца, сказав, что тот может делать всё, что захочет, после чего ушёл из магазина…"

Просто Ральф.
unlive
24 д.
исправлено
vicn
24 д.
"— Майн, беда! Ральф сказал, что Лутц сбежал из дома и так и не вернется!"

Эм, а точно "не вернётся"? Может всё таки имелось ввиду "не вернулся".
unlive
24 д.
да. поправил.
m1sha2000
26 д.
Название главы правильно будет Подготовка к звЁздному фестивалю
unlive
26 д.
поправил.
m1sha2000
26 д.
ты ещё в 7 книге посмотри там тоже ошибка в названии)
m1sha2000
26 д.
Кстати главу Гнев Лутца и гнев Гила может переименовать в Гнев Лутца и Гила ?
unlive
26 д.
не уверен. и дело даже не в том, что в оригинале так, но и в том, что причины для гнева и у Лутца и у Гила разные. В случае "Гнев Лутца и Гила" это моет восприниматься и то, что они солидарны в своём гневе. Оба варианта в принципе допустимы, и не являются неправильными, но есть небольшая разница в оттенках. в текущем варианте всё же ближе к тому, что гнев у каждого свой.
vicn
1 мес.
— Лутц, давайте пойдём за ними!

Тут обращение идёт только к Лутцу. Так что, думаю, тут уместнее слово "давай".
madgine
1 мес.
Исправил.
vicn
1 мес.
В среднем у священников от пяти до шести слуг.

Думаю, тут уместнее будет написать "пять или шесть слуг". В такой форме записи "от пяти до шести" подразумевается, что между 5 и 6 есть еще целые числа.
madgine
1 мес.
Спасибо, исправил.
nikonafun
2 мес.
Почему переводят следующие тома , а этот нет.?

Уборка приюта

После обеда мы сразу же приступили к уборке приюта. Непосредственно уборкой занялись те, кто живут в приюте. В настоящее время в храме было много служителей, так что если раньше они стирали по утрам, а затем убирались во второй половине, то в последние нескольких лет они заканчивали с работой к полудню. Поэтому мы и решили начать уборку во второй половине дня, когда будет много не занятых работой служителей.

Генеральная уборка проходила под лозунгом: священница-ученица станет директором приюта, а потому требовалось провести уборку, чтобы не ударить перед ней лицом в грязь. Похоже, что с такой причиной сиротам было легче взяться за работу, которой они обычно не занимались.

При уборке приюта я преследовала две цели. С одной стороны я, конечно же, хотела очистить приют, с другой — дать сиротам понять, что если они будут усердно трудиться, то получат награду. По этой причине повара приготовили суп, чтобы вознаградить всех тех, кто помогал убираться, а тридцати самым старательным я собиралась дать карфэ́л с маслом.

Перед началом работы я разбила служителей на несколько групп: те, кто будут мыть детей, пока на улице тепло; те, кто будут убираться в подвале здания для девочек, в котором жили некрещёные дети; те, кто будут убирать остальную часть здания для девочек; те, кто будут убираться в подвале здания для мальчиков; те, кто будут переносить инструменты в мастерскую; и те, кто займутся уборкой остальной части здания для мальчиков.

Когда мы с Бенно предложили это, то Фран и Гил были очень удивлены. Работа служителей храма включала в себя стирку, уборку и молитву, и похоже, что обычно все выполняли одну и ту же работу, то есть вместе стирали по утрам, вместе молились и всё остальное делали вместе, никогда не разбиваясь на группы. Я объяснила, что разделение на группы ускорит процесс уборки такой большой площади, а также, что для переноски инструментов потребуются более сильные взрослые.

— Но будут ли они слушать меня и убираться, если я скажу им разделиться на группы?

— Всё будет в порядке, потому что все в приюте по-прежнему считают Франа одним из слуг главного священника.

В глазах живших в приюте служителей и учеников Фран занимал довольно высокое положение, потому что служил главному священнику. Гил объяснил, что если Фран возьмет на себя руководство работой, то сироты выполнят её, даже если они и не будут этому слишком рады.

— Правда найдутся дети, которые, скорее всего, не послушаются меня, — сказал Фран, взглянув на Гила.

Пусть сейчас Гил серьёзно относится к своей работе, но раньше он, очевидно, был довольно проблемным ребёнком и сильно изматывал смотрителей. Видя, как Гил пытается избежать зрительного контакта с Франом, я слегка рассмеялась.

Фран и Гил занимались патрулированием приюта, следя за тем, хорошо ли выполняется уборка, а также смотрели, кто усердно работает, а кто отлынивает от уборки, и сообщали мне подробности. Лутц следил за уборкой подвала в здании для мальчиков, который станет «мастерско́й Майн», а также за доставкой инструментов с нашего склада, который раньше и был «мастерско́й Майн». Когда всё будет сделано, он приготовит карфэ́лы с маслом. Делия убиралась на первом этаже моих покоев и следила за поварами.

— Я тоже хотела патрулировать… — обиженно сказала я.

— Майн, оставайся здесь. У меня будут проблемы, если ты свалишься без сознания. — прервал меня Лутц, прежде чем я успела сказать всё, что хотела.

Гил же с удивлением посмотрел на меня и сказал:

— Но, госпожа Майн, мы ведь убираемся в приюте как раз для того, чтобы его могла посетить священница-ученица, ставшая директором приюта, а потому было бы проблемой, если бы вы пришли в приют ещё до того, как уборка будет закончена.

— Вот значит как…

Без Франа я даже не могла пойти в библиотеку, а потому мне оставалось лишь тяжело вздохнуть. Увидев это, Фран сочувственно улыбнулся и положил передо мной лист бумаги. Лист был заполнен аккуратным почерком, хорошо отражающим личность Франа.

— Госпожа Майн, у вас есть то, что вам следует выучить. Прежде всего, поскольку вы сегодня вечером посетите приют как его новый директор, вам необходимо запомнить эти слова приветствия. Будьте особенно осторожны, чтобы не ошибиться в именах богов.

Я попросила его написать всё это на бумаге, чтобы в случае чего я могла подсмотреть, но в целом мне требовалось это запомнить. Посмотрев на содержимое листа я вздохнула. Фран же, продолжая улыбаться, начал выкладывать передо мной дощечку за дощечкой

— А если у вас останется время, то вот список, где указаны сорта и происхождение чая и молока, что мы имеем в храме. Это сочетание, которое любите вы, госпожа Майн, это — господина Бенно, вот это — Лутца, а это — главного священника. Вам следует хорошо запомнить предпочтения ваших гостей.

Пусть я и сомневалась, что главный священник когда-нибудь придет в мои покои, но всё же не стала озвучивать эту мысль. Мне почему-то казалось, что я могла бы по крайней мере понять вкусы своего начальника.

Лутц, указывая на эту стопу дощечек, точнее водя пальцем от нижней до самой верхней, едва сдерживался от того, чтобы расхохотаться.

— Майн, я так рад за тебя. Теперь у тебя есть куча всего, что ты можешь почитать.

— Я люблю читать, но вот запоминаю я плохо.

Как бы печально это не было, но за исключением действительно интересных вещей, я сразу же забывала последнее, что прочитала, как только начинала читать что-то новое. Опустив плечи, я взяла стопку документов, которые Фран для меня подготовил.

***

После того, как пробил пятый колокол, вернулся Фран и стал писать на дощечке имена. Это были имена детей, которые усердно работали, и имена тех, кто отлынивал от работы.

— Госпожа Майн, некрещённые дети, о которых вы беспокоились больше всего, вымыты. Пока на улице было тепло, их помыли, воспользовавшись приготовленным мылом и полотенцами. Теперь они носят купленную вами подержанную одежду и помогают набивать свои матрасы свежей соломой.

Матрасы делают из дешевых, со множеством швов, простыней, и соломы, которую я купила у крестьянина.

— Есть ли среди них те, кто болен или слишком слаб, чтобы двигаться?

— Нет, благодаря Гилу, который последнее время приносил им еду, у них всё в порядке. Теперь дети считают Гила своим спасителем. И, вероятно, вас тоже, поскольку он сказал им, что действовал по вашему приказу.

Услышав это, я почувствовала некоторую неловкость. Но я была счастлива, что дети чувствуют себя лучше.

— Несколько служителей и учеников, которые отвечали за мытьё детей остались делать матрасы, а остальных отправили на помощь другим группам, что занимаются уборкой. Пока это всё. Теперь я вернусь к патрулю.

— Спасибо, Фран. Благодаря тебе всё идёт хорошо.

Фран слегка кивнул, после чего отправился в приют. Спустя некоторое время вернулся Лутц .

— Майн, мы закончили уборку в подвале здания для мальчиков, так что теперь мы можем принести туда инструменты из нашей мастерской.

— Поняла. Спасибо, Лутц.

— Знаешь, они потрясающие. Они очень умелы в уборке. Никогда не видел, чтобы кто-нибудь убирался так же быстро, — взволнованно сказал Лутц.

Отчитавшись, Лутц поспешил уйти. Сразу после этого пришёл Фран и записал имена, которые услышал от Гила, после чего снова ушёл.

Пока все были так заняты, я сидела за своим рабочим столом, который доставили несколько дней назад, и смотрела на записи Франа. Имена богов были длинными, и их было много. Честно говоря, я хотела бы предложить главному священнику дать им дружеские прозвища. Разве не лучше было бы звать Фрютрену, например, Фрю или Реной? Вот только я была уверена, что он немедленно откло́нит такое предложение.

Дверь на кухню оставалась открытой, чтобы Делия, которая занималась уборкой, могла заглядывать на кухню. В результате запах наградного супа, готовившегося на кухне, добрался и до моей комнаты.

Пока я думала о всяких глупостях, уборка шла полным ходом.

— Госпожа Майн, уборка в здании для мальчиков закончена.

— Хорошая работа, Гил. Осталось только здание для девочек?

— Да. Но мальчики, за исключением столовой, не могут войти в здание для девочек.

— Раз так, то может быть, нам стоит начать готовиться к раздаче супа в столовой?

Взволнованный Гил кивнул, а затем ушёл. На его место тут же пришёл Лутц.

— Эй, Майн. Мастерская готова, так что я занялся приготовлением карфэ́лов, хорошо?

— Хорошо… но зачем ты спрашиваешь, когда уже начал? Ну да ладно, Гил уже пошёл подготавливать столовую, так что сейчас и правда самое время начать готовить карфэ́лы.

Когда я тихонько засмеялась, Лутц наклонился ко мне и понизил голос.

— Никто из них никогда не видел карфэлов. Они видели только приготовленную еду. Когда я начал готовить карфэлы на пару, меня окружила куча служителей и учеников. Такое внимание утомляет.

— Ну, они ведь едят лишь божественные дары, поскольку в приюте не готовят еду. Ничего удивительного, что раньше они никогда не видели самих ингредиентов, не так ли?

Кстати говоря, когда я была Урано, то в одной статье в журнале упоминалось, что многие дети не могут понять по растущим листьям, что видят морковь, поскольку никогда не видели её в поле, а знали только по тому виду, в котором она продаётся в супермаркетах. Если такое было даже в Японии, где имелось множество средств передачи информации, то неудивительно, что служители здесь не знают ничего, с чем они не сталкивались в своей повседневной жизни.

— В таком случае можешь научить их готовить карфэ́лы с маслом?

Взяв масло и ножи, Лутц с улыбкой на лице снова ушёл. Вместо него пришёл Фран.

— Как и ожидалось, уборка в подвале здания для девочек, где находились некрещёные дети, оказалась сложной. Так что теперь все, кто занимается уборкой здания для девочек, присоединились к уборке подвала. Думаю, скоро они всё закончат. Кроме того, в отличие от здания для мальчиков, в настоящее время в здании для девочек живет не так много людей. Поэтому мы решили переместить некрещёных детей в маленькую комнату на первом этаже. В настоящее время туда переносят их матрасы и сменную одежду.

Выслушав отчёт Франа, я почувствовала облегчение. Было здорово, что у детей появилось нормальное место для сна.

— Госпожа Майн, вы закончили запоминать приветствие?

— Более-менее, но я всё ещё волнуюсь. Могу ли я взять этот листок с собой?

— Конечно. Я позову вас, когда всё будет готово. Делия, подготовь пожалуйста госпожу Майн.

После того как Фран спустился, Делия занялась моими волосами. Она сказала мне сесть перед зеркалом и вытащила мою шпильку для волос. С расчёской в руках, она смотрела на меня через зеркало и на её лице читалась печаль и боль.

— Вы спасли их?

— Ну, сейчас у них хватает сил, чтобы набить соломой свои новые матрасы.

— Вот как…

Хотя я и подтвердила, что спасла их, выражение лица Делии не прояснилось. Она выглядела так, словно проглотила что-то горькое. Она нахмурилась и отвернулась.

— Делия, ты не выглядишь счастливой. Разве это не то, что ты хотела?

— Я счастлива, но в то же время я расстроена. Почему… почему вы не спасли и меня, когда я была там?

— Ты ведь понимаешь, что тогда меня ещё даже не было в храме…

— Я понимаю! Понимаю, но… — выкрикнула Делия.

Она знала, что её разочарование было неоправданным, но ничего не могла с этим поделать. Из её голубых глаз полились слёзы. У меня болело сердце от понимания того, сколько страданий ей пришлось перенести перед своим крещением, и сколько раз она безуспешно просила о спасении.

— Я не успела спасти тебя, но если ты снова окажешься в беде, то я помогу тебе. В следующий раз я обязательно спасу тебя… поэтому, пожалуйста, не плачь.

— Я не плачу!

— П-прос…

— Не извиняйтесь перед своими слугами!

Делия резким движением вытерла слёзы, отвергая мои извинения. Она была гордой девушкой, а потому, вероятно, не хотела признаваться в том, что плачет… Но я всё же считаю, что Делии незачем пытаться скрывать свои настоящие чувства.

Поскольку я впервые поприветствую сирот как директор приюта, я решила воспользоваться украшением для волос, напоминающим цветы глицинии, которое я использовала на церемонии крещения. Одного этого было достаточно, чтобы даже бедная простолюдинка стала похожа на дочь богатого торговца.

— Я никогда не видела такого ​​украшения.

— Я сделала его для церемонии крещения. Недавно такие начали продаваться в компания «Гилбе́рта».

— Вы сами его сделали?

— Мне помогали, но в случае чего я могла бы сделать его самостоятельно. Всё, что мне нужно, это материалы.

— Материалы…

Делия смотрела на украшение, как хищное животное, которое нашло свою добычу. После того, как она расчесала мне волосы, я самостоятельно вставила украшение для волос. Делия пока не могла сделать пучок, используя украшение для волос, так что с этим было ничего не поделать.

— Госпожа Майн, приготовления окончены.

Свежеприготовленный суп был разлит в несколько горшков, которые поставили на тележку. Позади Франа было много служителей, которых я никогда раньше не видела.

— Это служители, которые помогут мне отнести и раздать суп.

— Спасибо вам за помощь.

— Это мы должны поблагодарить вас. В последнее время было не так много божественных даров, так что все будут очень рады.

— Но этот суп не божественный дар. Это награда.

— Награда?

Служители моргнули, явно не понимая, что я имела в виду, на что я им просто улыбнулась.

Фран взял меня на руки, и пройдя по коридорам, мы оказались перед приютом. Это была довольно долгая прогулка, так как нам пришлось обойти здание, а тележка ехала медленно. Фран опустил меня перед дверью и проверил, всё ли в порядке с моими одеждой и причёской. После этого, служитель открыл дверь и громко объявил меня, чтобы все внутри могли хорошо его услышать.

— С божественной защитой верховных бога и богини, что правят небесами и даруют нам тысячи и тысячи жизней, и могучей вечной пятерки, что правят царством смертных, сея священница стала новым директором приюта.

За дверью находилась столовая. Я была немного удивлена увидев, ряды длинных столов прямо у входа, но, учитывая, что божественные дары должны были доставляться сюда ежедневно, и то, что мальчикам разрешалось входить только в столовую, в целом это было довольно эффективно.

Служители, что сидели на скамьях, при моём появлении сразу же встали и повернулись в мою сторону. От огромного количества устремившихся на меня оценивающих взглядов, мне хотелось опустить глаза, чтобы избежать этого.

— Поприветствуем же её молитвой богам. Хвала богам!

После этого мне было уже невозможно отвести взгляд от множества людей, которые внезапно встали в эту нелепую позу Гл*ко.

— Госпожа Майн, сюда.

Фран взял меня за руку и провел к стоящей на ковре трибуне. К позе взрослых служителей впереди было невозможно придраться, а вот маленькие дети, стоящие дальше, пытались сохранить равновесие. Я, пожалуй, даже могла бы с ними посоревноваться, кто из нас окажется хуже в этом деле.

Когда, после молитвы, все посмотрели на меня, Фран поднял меня на трибуну и прошептал:

— Пожалуйста, произносите свою речь с достоинством дворянки.

Похоже, что первое впечатление будет очень важно для того, чтобы заставить служителей повиноваться мне. Так же как и Гил, все служители здесь знали, что я была простолюдинкой, пусть и носила синие одежды. Если я покажу перед ними неуверенность, они не будут воспринимать меня всерьёз. Поэтому Фран и предупредил меня, что я должна продемонстрировать достоинство дворянки. Мне следовало сохранять самообладание, улыбаться и ни в коем случае не смотреть вниз. Другими словами, я должна была придерживаться тех же мер предосторожности, которым учил меня Бенно, когда мы отправились передать моё пожертвование.

По пути сюда Фран улыбнулся и сказал, что если что-то пойдёт не так, то мне следует слегка запугать их своей магической силой. Нравится им это или нет, но они должны знать разницу в положении. Я определённо не хотела управлять людьми через страх, так что надеялась, что до использования магической силы дело не дойдёт.

Мне каким-то образом удалось запомнить то длинное приветствие, но единственный опыт выступления перед большим количеством людей — это унизительное событие, когда я получила награду за своё итоговое сочинение в начальной школе, и мне пришлось прочитать его перед множеством детей.

Я глубоко вздохнула, чтобы побороть дрожь от напряжения, и коснулась покачивающихся цветов моего украшения для волос. Его сделала для меня моя семья, а потому я почувствовала себя уверенней.

— Я приветствую вас всех. Меня зовут Майн, и в сей прекрасный летний день, благословлённый богом огня Лейденшафтом, главный священник назначил меня директором приюта. Я очень признательна за ваш тёплый прием и будущее служение.

Я решила начать речь с приветствия и благодарности за приём, а затем закончить всё молитвой. Я сделала паузу и перевела дух, чтобы не ошибиться в именах богов.

— О верховные бог и богиня, что правят бескрайними небесами, о могучие боги вечной пятёрки, что правят огромным царством смертных, богиня воды Фрютрена, бог огня Лейденшафт, богиня ветра Шуцерия, богиня земли Гедульрих, бог жизни Эйвилиб. Мы предлагаем вам наши молитвы и благодарность.

Похоже, что написанное Франом приветствие было стандартным приветствием в храме, потому что в ответ на него, служители немедленно ответили.

— Хвала богам! Слава богам!

С того дня, как я присоединилась к храму, Фран и главный священник заставляли меня практиковать молитвенную позу, по крайней мере, раз в день, а потому я немного к ней привыкла. Пусть я и не могла выполнять её хорошо, но по крайней мере я больше не теряла равновесия и не падала. Честно говоря, поза, которую я принимала сейчас, была довольно посредственной.

После окончания этого сложного приветствия пришло время распределять награды.

— Сегодня большинство из вас усердно работали, чтобы убрать ради меня приют. За это я принесла вам награду. Фран, раздай её всем, кто хорошо работал.

— Как прикажете, госпожа Майн.

Фран достал деревянную дощечку и перечислил имена тех, кто отлынивал от работы. Служители, раздающие суп, пропустили сирот, чьи имена назвали. Пока я думала, что это похоже на то, как в школе раздают обеды, мальчик примерно того же возраста, что и Гил, которому не дали еду, побагровел от гнева и уставился на меня.

— Это не честно! Божественные дары должны даваться всем поровну! Неужели простолюдины не знают об этом?

— Действительно, божественные дары даются всем поровну.

Я ярко улыбнулась мальчику, который говорил то же самое, что и когда-то Гил.

— Но это не божественные дары. Разве ты не слышал меня, когда я сказала, что это награда тем, кто усердно работал ради меня? А награда не даётся всем поровну. Мне жаль, но те, кто не работал, не будут вознаграждены. Есть поговорка: «Кто не работает, тот не ест». Всем следует её запомнить.

Мальчик, вероятно, не ожидал, что я оспорю его возражение. Похоже, что он полностью забыл о гневе и ошеломлённо посмотрел на меня.

— Н-награда?

— Да, награда. Пожалуйста, хорошо поработай в следующий раз. Кроме того, я приготовила дополнительную награду для тех, кто работал особенно усердно. Пожалуйста, те, чьи имена назовут, подойдите сюда со своими тарелками.

Служители сняли крышку с пароварки, в которой Лутц приготовил карфэ́лы, отчего по столовой распространился аромат масла. Когда Фран перечислил имена, служители храма робко вышли вперёд, испуганно оглядываясь на окружающих. Ответственный за раздачу еды служитель по очереди положил по одному карфэ́лу с маслом каждому на тарелку.

— Я слышала, что ты первая прибежала к детям, и помогла их вымыть. Спасибо.

— Мне сказали, что ты убирался исключительно быстро. Лутц высоко оценил твою работу.

— Ты взял на себя инициативу и перенёс самые тяжелые грузы, да? Благодарю за старания.

Я просто зачитывала комментарии к их работе, которые сделали Фран и Лутц, но все они пораженно смотрели на меня. Некоторые дети выглядели прямо как Гил, когда я впервые похвалила его. Видя это, я глубоко осознала, насколько я счастлива иметь такую ​​семью, как моя, ведь они всегда были готовы преувеличенно расхваливать меня, даже когда у меня получалось сделать что-то незначительное. Я чувствовала, что как директору, мне нужно брать пример с моей семьи и находить у каждого хорошие стороны и хвалить за это.

— Пожалуйста, продолжайте усердно трудиться. А пока ешьте.

***

На следующий день я провела урок кулинарии. Я разделила людей на три группы: те, кто мыл овощи, те, кто их резал, и те, кто разводил и поддерживал огонь под котлами. Учителями стали Тули и Элла. Тем временем Ху́го усердно работал, чтобы самостоятельно приготовить ужин.

В первую очередь Элла и Тули учили резать овощи. Взрослые использовали большие кухонные ножи, в то время как дети, пока даже не умевшие их держать, использовали маленькие ножички. Все отнеслись к своему обучению серьёзно, потому что приготовленный суп станет их наградой на ужин. Им были очень любопытны сырое мясо и свежие овощи, потому что они никогда не видели их прежде, и они неловкими движениями нарезали их.

Я посетила «мастерскую Майн», чтобы понаблюдать за тем, как все впервые готовят еду. Фран сказал, что ничего страшного, если я буду смотреть, но, как священнице-ученице, он настрого запретил им помогать. Внезапно я почувствовала на спине чей-то взгляд, и обернувшись, увидела мальчика, который вчера отлынивал от работы. Смотря на меня, он старательно резал овощи. Я не удержалась от улыбки, видя насколько он серьёзен, а потому в качестве дополнительной награды дала ему немного фруктов.