Книга 4    
Церемония клятвы и слуги


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Если среди них те, кто болен или слишком слаб, чтобы двигаться?
unlive
5 д.
благодарю. всё поправил.
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Поскольку я не могу быть уверенным, что ты поймёшь мои сигналы, я решил, что в тех случаях. когда я не хочу, чтобы наш разговор был услышан другими, лучше будет говорить с тобой здесь.

Вместо запятой поставлена точка.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Тайный разговор с главным священником".

Ты помнишь, что сказала Делия?

Фран обращяется к Майн не вежливо.
unlive
5 д.
исправлено
anon20
6 д.
Глава "Обсуждение с главным священником и моя решимость".

Даже Лутцу постоянно приходилось бороться с еду и он часто проигрывал своим старшим братьям.
Отредактировано 5 д.
unlive
5 д.
исправлено
vicn
11 д.
Большое спасибо за том!
vicn
14 д.
"Выйдя из дома, и сбежала вниз по ступенькам к площади, где обнаружила, что Лаура уже бродит вокруг колодца."

Какое-то странное предложение. Может тут имелось ввиду "я".
madgine
12 д.
Исправил.
vicn
17 д.
"— Лутц! Извинитесь! — внезапно выкрикнул дядя Дид."

Эм, из уст отца, обращающего к сыну, слышать такое, как то нелепо. Наверное тут подошло бы выражение в приказательном тоне, "Извинись!"
Отредактировано 17 д.
unlive
17 д.
да. исправлено
vicn
18 д.
"— Главный священник, вы ни знаете, есть ли способ усыновить кого-либо без разрешения родителей? — спросила я."

Не уверен, но по моему, тут вроде должна быть "не".
unlive
18 д.
да, разумеется "не". глупая ошибка... или пропуск от предыдущего варианта формулировки.
исправил. благодарю.
Отредактировано 17 д.
vicn
24 д.
"Из-за такого положение Лутца в магазине будет ухудшаться с каждым днём."

Тут не хватает запятой после слова "такого". До меня не сразу логика предложение дошла без запятой. Да и само слово можно заменить на "этого".
unlive
24 д.
благодарю. поправил
vicn
24 д.
"Из-за этого Ральфа очень разозлился и накричал на Лутца, сказав, что тот может делать всё, что захочет, после чего ушёл из магазина…"

Просто Ральф.
unlive
24 д.
исправлено
vicn
24 д.
"— Майн, беда! Ральф сказал, что Лутц сбежал из дома и так и не вернется!"

Эм, а точно "не вернётся"? Может всё таки имелось ввиду "не вернулся".
unlive
24 д.
да. поправил.
m1sha2000
26 д.
Название главы правильно будет Подготовка к звЁздному фестивалю
unlive
26 д.
поправил.
m1sha2000
26 д.
ты ещё в 7 книге посмотри там тоже ошибка в названии)
m1sha2000
26 д.
Кстати главу Гнев Лутца и гнев Гила может переименовать в Гнев Лутца и Гила ?
unlive
26 д.
не уверен. и дело даже не в том, что в оригинале так, но и в том, что причины для гнева и у Лутца и у Гила разные. В случае "Гнев Лутца и Гила" это моет восприниматься и то, что они солидарны в своём гневе. Оба варианта в принципе допустимы, и не являются неправильными, но есть небольшая разница в оттенках. в текущем варианте всё же ближе к тому, что гнев у каждого свой.
vicn
1 мес.
— Лутц, давайте пойдём за ними!

Тут обращение идёт только к Лутцу. Так что, думаю, тут уместнее слово "давай".
madgine
1 мес.
Исправил.
vicn
1 мес.
В среднем у священников от пяти до шести слуг.

Думаю, тут уместнее будет написать "пять или шесть слуг". В такой форме записи "от пяти до шести" подразумевается, что между 5 и 6 есть еще целые числа.
madgine
1 мес.
Спасибо, исправил.
nikonafun
2 мес.
Почему переводят следующие тома , а этот нет.?

Церемония клятвы и слуги

С сегодняшнего дня я буду священницей-ученицей.

Подготовка синих одежд для меня требовала много времени, а потому, несмотря на то, что я крестилась вместе с Лутцем, начало моего ученичества отодвинулось почти на месяц. Я была крайне взволнована тем что отправлюсь в храм, в результате чего каждая секунда ожидания тянулась невообразимо долго.

Наконец-то! Наконец-то я смогу читать книги! И даже те книги, что прикованы цепями! А-а-а, одних лишь мыслей об этом было достаточно, чтобы я начинала дрожать от волнения! Ха-ха-ха!

Пока я блаженно кружилась по комнате, меня позвала Тули.

— Майн, пришёл Лутц, чтобы забрать тебя. Эм-м… Почему ты танцуешь?

— Потому что я могу читать книги! Пока, Тули. Увидимся позже!

— Майн, будь осторожна и постарайся не слишком переволноваться!

«Не проси о невозможном!» — мысленно ответила я ей и бросилась на улицу. Храм находился в северной части города, поэтому на мне была самая лучшая моя одежда — форма ученицы компании «Гилбе́рта». Я решила, что она будет достаточно подходящей, пока я не получу в храме свои синие одежды.

— Э-хе-хе, а-ха-ха.

Я была столь взволнована, что принялась бежать. Вот только Лутц тут же схватил меня за руку и потянул назад, выглядя раздражённым.

— Майн, успокойся, ты слишком взволнована. Иначе ты свалишься с лихорадкой прежде, чем мы доберёмся до храма.

— У-у-у-у… не хотелось бы.

Успокоив свои ноги, которые, казалось, сами желали подпрыгивать, я подавила желание идти как можно быстрее. Я была недовольна тем, что моё тело было слишком слабым, чтобы я могла позволить себе искренне порадоваться. В итоге, мне пришлось медленно идти в храм, держась за руки с Лутцем.

— Майн, с тобой правда будет всё в порядке?

— Сегодня мне просто дадут синие одежды и познакомят с моими слугами. Всё будет хорошо.

Я буду ходить в храм в те же дни, когда Лутц работает. Моя семья и Бенно решили, что Лутц должен присматривать за мной, пока слуги, которых мне назначат, не научатся следить за моим здоровьем. Честно говоря, я не думаю, что кто-то кроме Лутца сможет так же хорошо справляться с этим…

Возможно, они надеялись, что Лутц останется со мной на всю жизнь. Моя семья, Бенно, Марк и Лутц, относились к дворянам в храме крайне настороженно. Вот только, если бы я и дальше продолжала полагаться на Лутца, то не было никакого смысла отказываться от работы ученицы торговца, чтобы уменьшить его бремя. Когда я сказала об этом Бенно, то он просто фыркнул, а Марк ответил мне непонятной улыбкой. Похоже, Марк обучал Лутца, чтобы тот мог скорее помогать в открытии итальянского ресторана здесь, а также мастерских по изготовлению бумаги в других городах. Мне объяснили, что его обучение довольно необычно, поскольку Лутц был их способом связаться с изобретателем — мной. Он будет участвовать в запуске новых начинаний и научится быть торговцем благодаря личному опыту. Когда я спросила, можно ли это действительно считать обучением, мне сказали, что это делается частично потому, что Лутц как можно скорее хотел отправиться в другие города. Ну, если Лутц счастлив, то я тоже счастлива. Удачи, Лутц!

Когда мы подошли к воротам, то увидели служителя, ждущего нас. Он был молодым человеком в серых одеждах и, увидев нас, грациозно встал на одно колено и скрестил руки перед грудью.

— Доброе утро, госпожа Майн. Я отведу вас к главный священнику.

— Госпожа Майн?! Пф-ф, ха-ха-ха! Это тебе совсем не подходит.

Увидев уважительное отношением служителя, Лутц расхохотался, переводя взгляд между нами. Я бы тоже посмеялась вместе с ним, но заметив, что служитель слегка нахмурил брови, я осторожно ударила Лутца по спине, когда он согнулся от смеха.

— Лутц, ты слишком сильно смеёшься!

— Да, прости, прости. Майн, я приду за тобой после четвёртого колокола.

Я помахала на прощание уходящему Лутцу, а затем повернулась к служителю.

— Прошу прощения за случившееся.

— Вам не нужно извиняться передо мной. Что куда важнее, главный священник ждёт вас.

Когда я удивлённо моргнула от того, что он не принял мои извинения, он повернулся ко мне спиной и начал уходить.

Звук шагов служителя, который был в деревянной обуви, разносился эхом по коридору из белого камня. Больше ничего не нарушало тяжёлую тишину, в которой мы шли. При этом мне приходилось идти так быстро, как только могла, чтобы не отставать от него. После того, как мы повернули за угол, я начала различать и другие звуки, кроме звука его шагов. Я посмотрела туда, откуда они доносились и увидела, как какие-то девочки убирают коридор. Они были служительницами, которых не было на церемонии крещения, и выглядели они не особо чистыми. Не потому, что они убирались или потому что их одежда была грязной. Они сами по себе выглядели грязнее, чем тот служитель, который сейчас меня вёл. Возможно это связано с плохой гигиеной или недостатком купания. Когда они увидели служителя, то прекратили убираться и, отступив к стенам коридора, опустили глаза.

Это такая демонстрация уважения? И похоже эта демонстрация уважения предназначалась не мне, поскольку я была маленькой и за служителем им меня не было видно, что подтверждало, что заметив меня позднее они удивились. Видя, что среди сирот в серых одеждах есть разделение по статусу, я почувствовала как во мне распространяется беспокойство. Я и правда оказалась в мире с совершенно другим балансом сил, чем раньше. Пока что мне не доводилось общаться с дворянами. Все жили примерно в одинаковых условиях, и даже после того, как я начала вести дела с богатым торговцем, он относился ко мне как к равной, благодаря ценности моих продуктов. Но буду ли я в порядке здесь? Не совершу ли я ужасную ошибку, поскольку не привыкла к подобному классовому обществу? Мои тревожные шаги эхом разносились по тихому коридору. Теперь я поняла, что даже несмотря на мой опыт как Урано, я попала в мир, который я не могла себе представить.

— Главный священник, я привёл госпожу Майн, — доложил служитель.

Я всё ещё не привыкла, что меня называют «госпожой Майн», а потому мне казалось, что он говорит о ком-то другом. Казалось странным, что взрослый служитель с уважением называл меня «госпожой Майн», когда я была ещё ребёнком и к тому же простолюдинкой. Я чувствовала себя не в своей тарелке. Но так как мне собирались дать синие одежды и обращаться как с дворянкой, я не могла попросить его не называть меня «госпожой», и обращаться просто «Майн». Мне нужно просто привыкнуть к этому.

— Прошу прощения.

Я по привычке слегка склонила голову, входя в комнату главного священника. По какой-то причине в центре комнаты стоял простой алтарь. Я сразу поняла, что это была упрощённая версия того многоступенчатого алтаря, на котором стояли статуи, который я видела во время церемонии крещения. На вершине этого трехступенчатого алтаря был чёрный плащ и золотая корона, которыми были украшены статуи, что располагались на вершине настоящего алтаря. На второй ступени были посох, копьё, чаша, щит и меч. На нижней ступени были цветы, фрукты, колокольчики, благовония и тому подобное. Синие одежды были аккуратно сложены сбоку. Перед алтарём расстелили синий ковёр, напомнивший мне о молитве во время церемонии крещения.

Когда я последний раз посещала комнату главного священника этого алтаря здесь не было. Я остановилась в дверях, принявшись копаться в своих воспоминаниях, а главный священник отложил свою работу, поднялся и подошёл к алтарю, встав перед ним.

— Майн, подойди.

Я поспешила подойти к главному священнику. Он посмотрел на меня своими светло-золотыми глазами и, вздохнув, посмотрел на алтарь.

— В обычных обстоятельствах, прежде чем ты получишь синие одежды, ты поклялась бы служить богам и храму перед алтарём в комнате главы храма. Но, поскольку он не хочет, чтобы ты входила в его комнату, мне пришлось поспешно соорудить алтарь здесь.

— Прошу прощения за доставленные вам хлопоты.

Из-за того, что я была раздражена высокомерием и жестокостью главы храма, я не смогла совладать с эмоциями и моя магическая сила вышла из под контроля. Но пусть я и почувствовала себя лучше после случившегося, вполне ожидаемо, что глава храма будет обижен на меня за то, что я подавила его своей магической силой. Не говоря уже о том, что он презирал меня, потому как я была бедной простолюдинкой. Поскольку самый влиятельный человек в храме уже ненавидел меня, вряд ли эту ситуацию можно было как-то исправить. Похоже, я оказалась в довольно плохом положении. Когда я спросила, будет ли моя жизнь в храме тяжёлой из-за этого, главный священник покачал головой.

— Тебе по возможности нужно просто избегать встречи с главой храма, чтобы не подливать масла в огонь.

Главный священник знал главу храма намного лучше, чем я, а потому, если он сказал, что я должна избегать с ним встречи, то я должна следовать его указанию. Я кивнула. Да и в любом случае, я не намеревалась специально пересекаться с ним.

— А теперь давай начнём церемонию клятвы.

Главный священник взял курильницу за цепь и осторожно взмахнул ею, словно маятником. При этом движении воздух наполнился успокаивающим запахом горящих благовоний. После этого главный священник принялся рассказывать мне о божественных инструментах, что находились на алтаре. Чёрный плащ лежавший сверху означал ночное небо и был символом Бога Тьмы. Золотая корона означала солнце и была символом Богини Света. Обручённые боги были верховными богами, правящими небесами, а потому они были на вершине алтаря.

Посох на второй ступени был символом Богини Воды, растапливающей снег и лёд. Копьё было символом Бога Огня, поощряющего рост на всё большие высоты. Щит был символом Богини Ветра, препятствующей приходу холодной зимы. Чаша была символом Богини Земли, принимающей всех и вся. Меч был символом Бога Жизни, врезающегося в твёрдую землю. На нижней ступени были подношения для богов. Растения символизировали новую жизнь, фрукты — плодородие, ткань — веру, и так далее.

— Божественный цвет весны — зелёный. Это цвет молодой жизни, прорастающей после суровой зимы. Божественный цвет лета — синий. Это цвет высокого неба, к которому стремится жизнь. Божественный цвет осени — жёлтый. Это цвет спелой пшеницы и обильно созревающих плодов. Божественный цвет зимы — красный. Это цвет горящего очага, смягчающего холод и дающий надежду.

Похоже, что цвет, почитаемый в храме, менялся в зависимости от времени года. Ткань на алтаре, ковёр, украшения, надетые поверх синих одежд и прочее меняли свой цвет в зависимости от сезона.

— Теперь твоя клятва.

Стоя лицом к алтарю, главный священник опустился правым коленом на ковёр, так что левая нога образовывала прямой угол. Затем он скрестил руки на груди и опустил голову. Я приняла такую ​​же позу рядом. После этого он сказал мне:

— Повторяй за мной.

Я внимательно следила за губами главного священника, не желая ничего испортить. Тонкие губы медленно задвигались, облегчая понимание его слов, когда он начал произносить слова клятвы.

— О верховные бог и богиня, что правят бескрайними небесами, обручённые Бог Тьмы и Богиня Света..

— О могучие боги вечной пятёрки, что правят огромным царством смертных.

— Богиня воды, Фрютрена[✱] Frühling (нем.) — весна
Träne (нем.) — слёзы
.

— Бог огня, Лейденшафт[✱] Leidenschaft (нем.) — страсть.

— Богиня ветра, Шуцерия[✱] Schutz (нем.) — защита
Aria (нем.) — ветер
.

— Богиня Земли, Гедульрих[✱] Geduldig (нем.) — терпеливый.

— Бог Жизни, Эйвилиб[✱] Ewige (нем.) — вечный
Liebe (нем.) — любовь или Leben (нем.) — жизнь
.

— О верховные бог и богиня, озарите своей божественной силой бескрайние небеса и обширное царство смертных.

— О вечная пятёрка, благословите своей божественной силой огромное царство смертных.

— В благодарность за ваши драгоценные силы я буду поклоняться вам вечно.

— Моё сердце искренне, моё сердце спокойно, моё сердце решительно. Я буду поклоняться вам и верить в вас как в истинных и справедливых богов.

— Я клянусь, что буду молиться вам, боги природы.

— Я буду благодарить вас и делать подношения для вас.

Когда я повторила всё это в точности, то посмотрела на главного священника. Он кивнул, явно довольный моими стараниями, после чего встал и посмотрел на служителей стоящих у стены. Служители, что были ближе всего к алтарю, молча подошли и взяли с нижней ступени алтаря синие одежды, а затем передали их главному священнику.

— Синий — это божественный цвет Бога Огня, который способствует росту, а также это цвет бескрайнего неба, где правят верховные боги. Я даю тебе, кто верит в верховных богов и клянётся расти с годами, эти одежды.

Мне дали синие одежды, после чего служительница-ученица помогла мне в них переодеться. Одежды было легко надеть через голову, после чего оставалось лишь завязать пояс вокруг талии. Я могла носить любую одежду под ними, а во время ритуалов или церемоний мне просто требовалось прикрепить на них различные религиозные украшения.

— Майн, благочестивый апостол, посланный нам богами. Мы приветствуем тебя среди нас.

Главный священник преклонил колени и скрестил руки перед грудью. Подражая ему, я тоже скрестила руки.

— Я искренне благодарна за ваше приветствие.

— Тогда давайте помолимся.

Его слова были столь внезапны, что я не знала, что от меня требовалось. Продолжая скрещивать руки, я в замешательстве наклонила голову. Главный священник нахмурился, разочарованный тем, что я не поняла.

— Ты научилась этому на церемонии крещения, не так ли? Молись богам.

Ох… Поза Гл*ко. Вот оно что. Теперь, когда я в храме, мне нужно делать её каждый день. Ну… я надеюсь, что мышцы моего живота будут в порядке.

Вспомнив о том, как мышцы моего живота свело от сдерживаемого смеха, я покачала головой и напрягла живот, чтобы не рассмеяться. Главный священник тем временем одарил меня пронзительным взглядом, словно спрашивая, неужели я забыла что нужно делать делать. Итак, я начала молиться.

— Слава богам! Ах?!

Было удивительно трудно поддерживать позу Гли*о. Мне требовалось, сохраняя баланс, поддерживать свой вес на одной ноге. Я не могла принять красивую позу Г*ико, как священники на церемонии, и довольно неприглядно покачивалась из стороны в сторону.

— Майн! Так не годится. В будущем тебе предстоит участвовать в весеннем молебне, на котором ты будешь молится перед множеством людей. Думаешь, это нормально, если священница не может молится? Научитесь молиться до следующего молебна.

— У-у-у… я постараюсь.

Главный священник вздохнул и, покачав головой, посмотрел на служителей, выстроившихся вдоль стены.

— Я познакомлю тебя со служителем и учениками, которые будут твоими слугами.

После его слов трое в серых одеждах подошли к алтарю. Один был взрослым мужчиной, а двое других были мальчиком и девочкой примерно моего возраста.

Удивительно, но служитель, который привёл меня в эту комнату, был на самом деле моим слугой. Его рост был выше среднего, примерно такой же, как у моего папы. У него были светло-фиолетовые волосы и тёмно-карие глаза. Он производил впечатление довольно серьёзного человека, который обычно молчал. Его лицо выражало серьёзность и покорность. У него была атмосфера человека, с которым тяжело сблизится.

— Меня зовут Фран. Семнадцать лет. Я рад знакомству с вами.

— Взаимно, я тоже рада знакомству с вами.

Я попыталась ответить вежливо, но главный священник немедленно отчитал меня.

— Майн. Ты носишь синие одежды. Не унижай себя перед теми, кто в серых.

— П-простите. Я буду осторожна.

Я не понимала общества, которое было разделено по статусу. Мой жизненный опыт не давал мне подсказок, что было приемлемо, а что недопустимо. Мне нужно было разобраться в царящих здесь порядках так же, как я это сделала после того, как стала Майн. Пока я тревожилась, передо мной появился ещё один слуга, от которого, похоже, следовало ждать проблем. Он был примерно того же роста, что и Лутц, но, возможно, из-за того, что его плохо кормили, он был неестественно худым и его взгляд был неприятным. У него были грязные светлые волосы, и хотя его глаза поначалу показались мне чёрными, но стоило присмотреться внимательнее, и я поняла что они фиолетовые. Моим первым впечатлением о нём было, что он хулиган. Честно говоря, я плохо находила общий язык с такими людьми как он.

Когда я была Урано, то сидела в своей комнате и читала, а став Майн я почти всё время была прикована к постели с лихорадкой, так что я была весьма замкнутой девочкой. Грубый… или, точнее, непослушный, неряшливый и беспокойный мальчишка явно был не тем, с кем бы мне хотелось находиться рядом. Смотря на него, я сомневалась, что мы когда-нибудь сможем поладить. Он в свою очередь нагло окинул меня взглядом, словно оценивая.

— Я Гил. Десять лет. Так это ты моя хозяйка? Вот отстой. Ты слишком маленькая.

Эм-м… Что? Должны ли слуги так себя вести? Удивлённая его насмешливым взглядом и грубой речью, я застыла, не в силах подобрать слов. Главный священник снова сделал упрёк. Но не Гилу, а мне.

— Майн, Гил — твой слуга. Когда он ведет себя ненадлежащим образом, ты должна отчитать его.

— Что? Я?

— Кто, если не ты, его госпожа?

Хм-м… Он сказал это так, словно это само собой разумеющееся, но он правда думает, что я смогу? Этот ребёнок не похож на того, кто станет слушаться, если его отругать.

— Эм-м, ты мог бы быть немного вежливее?

— Хах! Ты совсем глупая?! — ответил Гил.

Видя это, главный священник неодобрительно покачал головой, вот только вина, на мой взгляд, лежала на том, кто выбрал Гила в качестве моего слуги. Поняв, что это решение было принято, чтобы доставить мне проблем, я пала духом. Трудно было представить, что Гил когда-нибудь станет послушным слугой. Вероятно, они навязали его мне, чтобы самим не приходилось иметь с ним дела, а также насолить такой простолюдинке как я. Раз так, то мне не имеет смысла относится к нему серьёзно и быть вежливой. Я просто должна вести себя с ним так, как с хулиганами в классе — игнорировать.

Я подняла руку, чтобы прервать Гила, и обратила своё внимание на единственную девушку среди слуг. У неё были малиновые волосы и голубые глаза. Её улыбка выглядела какой-то самодовольной, но лицо было красивым. Не милым, а именно красивым. Думаю, что она девочка, которая понимала свою привлекательность и знала как флиртовать с мужчинами… Я это чувствовала, как девушка.

— Я Делия. Мне восемь лет Давай дружить, хорошо?

Несмотря на то, что она предлагала подружиться, её взгляд оставался холодным. Похоже, она уже поняла, что вряд ли мы с ней сможем поладить, а потому начала источать слабо заметную враждебность. Тем не менее, похоже, что улыбающаяся Делия получила молчаливое одобрение от главного священника. На этот раз он не сделал никаких замечаний.

Никто из слуг не выглядел дружелюбным, и мне сложно было представить, что я смогу поладить хотя бы с одним из них. Быть рядом с ними будет утомительно.

— Главный священник, до сих пор я жила без каких-либо слуг, так что даже без них, я…

— Нет, — оборвал меня главный священник. — Священники обязаны иметь слуг. Эти слуги были отобраны главой храма и мной. Теперь, когда ты надела синие одежды, ты должны вести себя как госпожа, достойная их преданности.

— Вот как? Поняла…

Я правда никак не могу отказаться от них? У меня даже не будет права выбора? Я чувствую, что моя жизнь священницы-ученицы не задалась с самого первого дня.