Книга 9    
Дополнительная история: Сироты Хассе


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
we all become one()
2 мес.
А если хотите прямо сейчас купить что-то на смену, то можете выйти через чёрный ход и пройдите два района.
Тут либо можете выйти надо поменять на выйдите, либо пройдите на пройти.

В ожидании следующего тома)
Отредактировано 2 мес.
unlive
2 мес.
благодарю. исправил.
nita
2 мес.
Вот интересно, при просмотре OVA Юстокс казался немного придурочным. В ранобе такого ощущения нет.
Ну то есть он чудак с этим его заклином на сборе информации самой по себе, но вообще он весьма гибок для дворянина и, похоже, знает про простолюдинов едва не больше всех (среди дворян). В общем назвать его дураком язык не повернется. И мне так импонирует его интерес ко всему новому, включая Розмайн. С учетом, что по возрасту, похоже, ближе к Карстеду у него жажда нового на уровне юноши. Явно из тех товарищей, что до старости сохраняют подобное отношение к жизни. Кажется, он вообще единственный, кто сразу позитивно отреагировал на пандочку. Бригитта ее явно оценила не сразу.
Отредактировано 2 мес.
68sss
2 мес.
Даа, Юстас Алексу-). Автор видать "Семнадцать мгновений весны" смотрела. Спасибо за возможност читать хорошую книгу! Специально ждал, мучился чтобы прочитать всё сразу.
roket_man
2 мес.
Благодарю за эти 9 прекрасных томов
mrgreen
2 мес.
Спасибо за главу
bkmzvjx
2 мес.
Спасибо за перевод!
Вы сейчас будете добивать 5 том или возьметесь за 10?
unlive
2 мес.
как и раньше, перевод в два потока.
spiritfreee
2 мес.
Спс за передо тома читал каждую главу на одном дыхании , жду с нетерпением новых глав следующего тома (уже ломка начинается хотя только и прочитал две главы и послесловие автора). P.S. Вопрос сие произведение завершено т.е 24 том последний или это еще онгоинг???
unlive
2 мес.
онгоинг.
не говоря уже, что после завершения основной истории, вероятно TO Books займётся побочкой, в которой осветят дальнейшие события мира (они в процессе написания).
begemotobormot
2 мес.
Какой восхитительный подарок в первый день весны :3 9 том закончен, огромное вам :3
assa18
2 мес.
Эпилог
...."С окончанием праздника урожая Бригитта вернулась из храма в свою комнату в рыцарских казармах. Здесь её с улыбкой встретила Надин — служанка-ученица, которая покинула свой дом в Илльгнере, чтобы сопровождать Бригитту и заботиться о её покоях в казармах. Её семья была среди тех немногих добросердечных людей, которые остались в Илльгнере после того, как Бригитта разорвала помолвку."....

Тут или лоханулся автор или не совсем правильный перевод. Во-первых, не понятно как Бригитта вообще оказалась в казармах и имела выходной день на чаепитие, ибо она выполняет роль телохранителя(эскорта) везде , кроме замка герцога, а туда Майн поехала буквально не несколько часов в предыдущей главе. Во-вторых, "семья служанки остались с ней после разрыва помолвки"- а куда они должны были деться\уехать? Они живут в этой области, и несмотря кто женился\вышел замуж, продолжат там жить.
Отредактировано 2 мес.
unlive
2 мес.
Откуда у неё время на отдых - это на совести автора. Возможно, что порой Розмайн в храме может обходится и одним Дамуэлем.
Дворяне, что служат другим дворянам, могут уволиться, если не "принесли присягу" и пойти служить дворянину побогаче. И раз положение семьи гиба Илльгнера стало плохое, то ситуация та же, что и с Гилбертой, когда умер отец Бенно и многие сотрудники разбежались.
nexen2
2 мес.
Если Розмайн никуда не ходит и сидит в покоях, ей хватит и Дамуэля. Кроме того, у неё бывают выходные дни, когда Розмайн посещает замок.

Иногда, бывает, Ройзмайн сопровождают сразу 4 охранника, если она встречается с гостями. В 10 томе таких случаев будет больше -- она вступит в общество, контактов будет выше крыши, как для 7-летней девочки, даром дочки герцога. Собсвенно в начале 10 тома вы это увидите, с той лишь только разницей, что на зиму рыцари-ученики уедут в академию радоваться отсутсвию родителей, ответсвенности, и охранных дежурств. И тут Бригитта уже не отвертится.

Но пока зима не началась, и если Розмайн просто отчитывается Сильвестру за что-то или инспектрирует учёбу Вильфрида, она может отпустить своих основных рыцарей на отдых, а по замку её сопровождают только двоё рыцарей-учеников.
loisok007
2 мес.
Как она и сказала Надин... Тут либо "как она и сказала", либо "как и сказала Надин"
Отредактировано 2 мес.
unlive
2 мес.
ну да. "она" лишняя осталась. исправил.

P.S. вернул обратно. всё так.
Отредактировано 2 мес.
nita
2 мес.
Не согласна. Там вообще речь о том, что Бригитта сделала то, что сообщила накануне Надин - пошла на тренировку. То есть "она" - это Бригитта, а Надин в данном случае вообще ничего не говорила, это не диалог.
Отредактировано 2 мес.
vicn
2 мес.
Поддерживаю nita, Надин не говорила Бригитте отправляться на тренировочную площадку. Прежний вариант более осмысленно подходил. Либо можно перефразировать на "Как было сказано/высказано Надин" (хотя и тут я не уверен, что и эта фраза подходит), либо убрать имя Надин и оставить "как она и сказала", либо совсем отказаться от этой фразы.
Отредактировано 2 мес.
we all become one()
2 мес.
Должны ли мы приобрести в этом году то, что требуется для такого рукоделия ?
Лишний пробельчик
unlive
2 мес.
исправил
roket_man
2 мес.
Спасибо за главу!
roket_man
2 мес.
глава - Праздник урожая в Хассе

— Вы получили моё благословение. Теперь, пожалуйста, сойдите со сцены, чтобы сюда поднялись те, кто сегодня СТАНЕТ взрослыми.
СТАНУТ
Отредактировано 2 мес.
unlive
2 мес.
исправил
roket_man
2 мес.
глава- начало распространения слухов

— Я так и думал, — ответил Лутц. — И попутно мне нужно будет следить за НАСТРОЕНИЯМИ в городе?
Может стоит использовать - НАСТРОЕНИЕМ
Звучит более корректно. Ему же нужно следить за общим настроением города, а не в отдельности за настроением каждого человека.
Отредактировано 2 мес.
assa18
2 мес.
У города не может быть настроения, поэтому тут уместно применение множественного числа. Аналог :"... следить за движениями автомобилей, ... следить за движением колонны автомобилей..."
we all become one()
2 мес.
В отличии от цветов сакуры, лепестки рюэля были больши́е, как у магнолии голой.
По структуре вроде должно быть больши́ми

Встав спиной к дереву рюэ́ль, три рыцаря подняли оружие и начали рубить пребывающих магических зверей.
Звери, конечно, уже пребывают на месте события, но на тот момент, думаю, говорится о том, что прибывает ещё одна партия зверей. Поэтому надо прибывающих

Спасибо за главы. Они выдались очень динамичными
Отредактировано 2 мес.
assa18
2 мес.
По аналогии: Плоды большие, как яблоки. т.е. тут явно ударение на и.
А вот насчёт "прибывающих" зверей поддержу. логичнее "и"
unlive
2 мес.
благодарю, исправил.
roket_man
2 мес.
Раньше всё, что от меня требовалось, это просто создать щит, но теперь я должна БЫЛ оставаться сосредоточенной и поддерживать поток магической силы, чтобы щит не разбился.

Благодарю за главы
unlive
2 мес.
благодарю, поправил
we all become one()
2 мес.
Совершенно верно, но это намного безопаснее, чем диттер, — ответил Экхарт, продолжая наблюдая за игрой.
Продолжая наблюдать

Благодарю за главу. Я тут решил прочитать 4 том, так что вскоре выложу там серию найденных мной опечаток.
unlive
2 мес.
благодарю. исправил.
assa18
2 мес.
"....Оказалось, что ежедневная праздничная суета очень утомительна....."

И что же тут утомительного?! Мы новый год 10 дней празднуем, а потом ещё и по китайскому календарю, и нормально, никто не жалуется на усталость...

"...Я хочу вернуться в храм и запереться в библиотеке. Кто-нибудь, дайте мне возможность немного почитать....."

А почему нельзя было с собой 2-3 книги взять?! и ныть бы не пришлось... Ох уж эти японцы со своими тараканами... :-)
Отредактировано 2 мес.
nita
2 мес.
А что разве все прям все эти десять дней празднуют? Именно в формате дня сурка, как у Розмайн, когда одно и тоже раз за разом в новом месте среди чужих людей, для которых ты просто проводишь ритуал. Это ж не ее праздник в кругу семьи и близких, это праздник селян, а она в нем условная тамада (ритуалы-то она проводит) и это ее работа. Она и может разве что смотреть со сцены, даже присоединиться потанцевать или просто погулять ей явно нельзя. К тому же она мелкая и слабая девочка, которая в принципе не привыкла к такому ритму. Неудивительно, что устала.

Вообще они взяли минимум одну книгу, ее собственную, только ее читать неинтересно, она сама ее написала, и книга явно небольшая. А вот на счет других - вот не факт, что ей бы разрешили таскать с собой дорогущие редкие тома, которые если рукописные явно требуют бережного отношения. Таскать их в каретах, хранить в неизвестно каких условиях. Там раньше спрашивалось разрешение на принести их в покои Розмайн, а тома из замка можно было читать только в замке, не зря она страдала, что Фердинанд подставил ее, когда сказал Рихарде, что ей нельзя давать читать
Отредактировано 2 мес.
assa18
2 мес.
Вся человеческая жизнь после начала работы- это "день сурка". А тут разные новые места, разные люди, разное угощение.. да всё разное.
А за книги из храма она сама отвечает, так что могла взять хоть всю библиотеку, а не только книгу для ритуалов. В конце концов они весной брали музыкальный инструмент и нормально, а книги не тяжелее, да и кол-во карет не было ограничено. Так что просто не взяли почему-то... Здесь скорее просто странная японская логика. Она тут много где проскальзывает в поступках, словах, действиях...
unlive
2 мес.
большинство книг в библиотеке храма принадлежат Фердинанду. и книги стоят непомерно дорого. никто не будет слушать капризы Розмайн.
assa18
2 мес.
Праздник урожая в Хассе.

"— Давайте помолимся богам, чтобы дети выросли сильными и здоровыми. Хвала богам!
Как и учил их Фран, дети с серьёзными лицами приняли молитвенную позу..."
Т.е. она говорит детям молиться о здоровье детей. Логичнее заменить "дети" на "вы".

"— Давайте помолимся богам, чтобы вы выросли сильными и здоровыми. Хвала богам!...
unlive
2 мес.
ну, с одной стороны да.
с другой стороны, оттенок получающегося предложения немного не тот.
поправил. может потом в голову придёт более корректный перевод.
cadyr
2 мес.
Урааааааа спасибо за главу

Дополнительная история: Сироты Хассе

— Как хорошо, что сегодня солнечно, да, Тор? Теперь мы можем пойти в лес, — сказал Рик после завтрака, потягиваясь в своей рваной верхней одежде.

Мы закончили всю работу по изготовлению бумаги, что могли делать в мастерской, и два последних дождливых дня мешали нам выбраться наружу. Я тоже принялся быстро переодеваться.

— Ага. Я так устаю весь день только и делать, что учиться манерам. Нет, я понимаю, что нам нужно научиться всему необходимому, но всё же.

Нам, сиротам из Хассе, пришлось переучиваться всему, от манер до языка, поэтому мы были заняты в течение всего дня. Было душно от самой мысли, что мы теперь каждый день будем делать одно и то же, ещё и в таком замкнутом пространстве, как храм Эренфеста.

Тем не менее, я считал, что мне повезло, потому что худшая моя проблема разрешилась. Теперь Марту и мою сестру никто не продаст, если только они сами этого не захотят. С едой тут тоже было лучше, поскольку всем давали одинаковые порции, даже новеньким вроде нас, и никто не воровал у других. В Хассе нас порой били без причины, но тут такого не было.

Я рад, что выбрал уйти с госпожой Розмайн, и очень ей благодарен. Нам очень повезло с таким замечательным человеком. Но даже понимая это, из-за каждодневной рутины в храме, так сильно отличавшейся от всего, к чему привыкли, мы чувствовали себя здесь неуютно. И мы никак не могли приспособиться к такой жизни.

В отличие от обычных служителей храма, нам нравилось надевать удобную, разношенную одежду и ходить на сбор в лес. Намного больше, чем учиться правильно говорить и читать. Может быть, потому что мы выросли, работая на полях Хассе, но, застряв в мастерской, мы всегда ждали солнечных дней и возможности выйти наружу. Мы каждый день с нетерпением ожидали походов в лес, чтобы работать там и собирать что-нибудь.

***

Мы с Риком спустились по лестнице здания для мальчиков в расположенную в подвале мастерскую и увидели Гила, слугу госпожи Розмайн, раздающего корзины и ножи собравшимся там сиротам. Когда мы сказали ему, что можем и сами взять инструменты, Гил ответил, что тогда ему будет сложно отслеживать вещи.

— Держи, Тор. А это тебе, Рик, — сказал Гил.

Мы с Риком вышли на улицу с корзинами за спиной и ножами в руках. Солнце светило ярко, но ветер был прохладным — зима была уже близко. Но мы так хотели пойти в лес, что не обращали внимания на холодный воздух.

— Тор, Рик.

Я быстро обернулся от удивления, когда услышал, как Нора зовёт нас. Я не думал, что она тоже пойдёт, но за спиной у неё была корзина, а рядом с ней стояла Марта. На них была не серая одежда служительниц, а выходная верхняя одежда, как и у нас.

— Давно мы уже не выходили наружу вместе, — сказала Нора.

— Да уж. Это потому, что девочки и мальчики здесь работают раздельно, — ответил я.

В монастыре Хассе мы все вчетвером учились, убирались и ходили в лес. Но, возможно, из-за большего числа людей в приюте Эренфеста, обязанности здесь были разделены между мальчиками и девочками, поэтому здесь мы не могли проводить столько же времени вместе. Парни работали в мастерской и в лесу, а девушки готовили еду и занимались уборкой.

— Рик, мы сегодня идём в лес! Вильма сказала, что на зиму нам нужно много дров и фруктов. Верно, Нора? — сказала Марта, с улыбкой глядя на мою сестру.

В приюте сейчас готовили запасы на зиму, поэтому некоторые из служительниц-учениц тоже ходили в лес и помогали собирать.

— Мы с Мартой до сих пор не привыкли к тому, как готовят и убирают в храме. От нас будет больше толку в лесу, чем тут. На самом деле, для нас это скорее отдых, — сказала Нора.

В приюте уже и так была куча народа, и теперь им требовалось подготовить еды ещё на четверых. Подготовить припасы даже на одного было сложно, а тут целых четверо. Вот почему нам нужно было работать усерднее, чем кому-либо ещё, если мы хотели нормально пережить зиму. Не говоря уже о том, что если у нас начнёт заканчиваться еда, наши порции, наверняка, уменьшат первыми. Пусть здесь любили говорить о равенстве, но мы знали, что мир — жестокое место.

«Мне нужно много работать, чтобы Норе и Марте не пришлось через такое пройти», — подумал я, крепко сжимая корзину в руке.

***

— Фуф. Всегда приятно выйти наружу, — сказал я.

— Ага, — ответила Нора.

От южных ворот открывался вид на широкие поля, лес и бескрайнее голубое небо. Вдобавок ко всему, воздух стал намного чище. За стенами всё было как в нашем родном городе Хассе. Это помогло мне немного расслабиться. Я всё ещё не привык как к виду храма, так и к противному запаху в нижнем городе.

А вот служители скривились, выйдя за ворота и глядя на дорогу, ставшую грязной от недавнего дождя.

— Было бы хорошо, если бы каменная мостовая продолжалась за пределами города, но, к сожалению, сила герцога ограничена его стенами, — сказал один из них.

Люди, выросшие в храме, привыкли ходить по белому камню, но я ненавидел сырость нижнего города, когда там было влажно от испаряющейся дождевой воды.

— Если вы беспокоитесь о грязи, то можете просто пойти по обочине дороги, заросшей сорняками, — предложил я.

— Храм настолько чист, что люди, выросшие в нём, не умеют ходить по грязным дорогам, — сказала Нора, хихикая. — Это то же самое, как нам неудобно на чистых полах в храме. В отличие от нас, они не смогли бы справиться с работой в поле.

Когда она упомянула об этом, я подумал, что священникам не понравилось бы пахать поле. Я всегда любил этим заниматься, наблюдая как почва со временем становится всё мягче, но я не думаю, что люди в приюте смогут понять меня.

***

Когда мы подошли к лесу, нас всех разделили на группы. Одни должны были делать бумагу, другие искать дрова, а остальные собирать еду. Мы четверо получили задание собирать фрукты и грибы. Это была моя любимая работа.

— Пожалуйста, соберитесь на берегу реки к четвертому колоколу, — сказал Гил.

— Все, айда за мной! — сказал я с широкой улыбкой на лице, когда пришло время отправляться.

Но ответил мне не Рик или Нора, а служитель, имени которого я до сих пор не запомнил.

— Тор, собираться в группы неэффективно. И, пожалуйста, позаботься о том, чтобы говорить правильно. В этой ситуации ты должен был сказать «Идите за мной».

«Когда я сказал “все”, я не говорил о тебе!» — кричал я мысленно. Обычно я бы громко запротестовал, но знал, что в таком случае он обязательно прочитает мне какую-нибудь длинную лекцию, а потому просто сказал, что в следующий раз буду внимательнее.

Я взял Нору за руку и повёл за собой. Обернувшись, я увидел, что Рик и Марта спешат за нами. А так как я не хотел, чтобы служитель мешал нам повеселиться вчетвером в первый раз за долгое время, я сказал ему напоследок, изо всех сил стараясь казаться вежливым.

— Если мы понадобимся, то мы вон там будем собирать раффели!

— Вы четверо, безусловно, хорошо лазаете по деревьям. В таком случае, мы поищем, где можно собрать орехи таниэ с земли, — мягко ответил служитель и исчез за деревьями вместе с остальными.

Честно говоря, служители, которые только год как начали ходить в лес на сборы, были в этом деле совершенно никудышными. Они двигались очень медленно, не умели лазить по деревьям, а грибы и вовсе едва различали. Госпожа Розмайн была настоящей чудачкой, когда решила, что их можно отправить в лес, и я догадываюсь, как Лутцу поначалу было трудно их всех организовать. Я бы никогда не согласился занять его место.

— О, раффель! — крикнула с улыбкой Марта, бросившись к дереву находящемуся не слишком далеко от нас.

Раффели были прекрасными осенними фруктами. Они очень походили на летние раншели, но были кислее и жёстче. Залитые мёдом нарезанные раффели будут очень хороши зимой.

— Ох, — вздохнула Марта, внезапно остановившись на месте.

Мы все бросились к ней.

— Что случилось, Марта?

— За два дождливых дня бо́льшая часть раффелей попадала. А ведь я пообещала Делии, что соберу их побольше… — сказала Марта, опуская плечи и показывая на разбитые фрукты под деревом.

Делия — девочка из ​​приюта с младшим братом по имени Дирк. Она была одной из очень немногих в храме, кто понимал, почему мы четверо хотим остаться вместе, как семья. Иногда она казалась грубой, но была очень заботливой, а потому Марта относилась к ней с симпатией. Я слышал, стоило Марте сказать Делии, каким милым был Дирк, как они сразу подружились.

— Я обещала Делии, что мы вместе сделаем много раффелей в меду. Она не может покинуть приют, поэтому я пообещала собрать их для неё, но…

Полгода назад в конце весны Делия совершила какое-то ужасное преступление, и хотя её не казнили благодаря милосердию госпожи Розмайн, её приговорили никогда больше не покидать приют. Сама Делия сказала, что её устраивает наказание, потому что она остаётся с Дирком, но мне было жаль, что она не может даже пойти в лес и расслабиться.

Рик похлопал Марту по спине и указал на дерево.

— Марта, не расстраивайся. Посмотри внимательно — ещё много осталось. Кроме того, для раффелей в меду не полностью созревшие плоды как раз лучше всего. У нас ещё есть, что принести Делии, — сказал он, стараясь, как и всегда, быть добрым к ней.

После этого Рик достал ткань, подготовленную для ловли раффелей. Моя же работа заключалась в том, чтобы сбросить их на неё. Убедившись, что нож не выскользнет у меня из-за пояса, я стал искать достаточно больши́е фрукты. Как только я заметил один, я полез на дерево.

— Так, сейчас упадёт!

— Подожди-подожди! Ты слишком спешишь, Тор! — воскликнула Марта, глядя на меня с улыбкой и растягивая ткань. Когда я увидел, что она готова, я срезал раффель и проследил за его падением.

Марта взволнованно вскрикнула, когда плод упал на ткань, которую они с Риком держали. Я мог видеть, как Нора собирает раффели с земли и отрезает оставшиеся съедобные части. В полдень мы сможем помыть их в реке и съесть.

— Тор, Тор! Режь ещё!

— Да, понял!

Работая вместе со всеми, я почувствовал, будто мы вернулись в Хассе. Когда мы под восторженные крики наконец закончили с раффелями, пришло время собирать мери́лы. Уже был не их сезон, и вряд ли их осталось много.

***

— О, это четвертый колокол, — сказал я. — Нам нужно возвращаться к реке.

Пришло время обеда, и мы с полными корзинами направились к реке. Добравшись туда, мы увидели служителей, уже готовящих суп, и струящийся пар над карфэ́лами. Мы подошли к реке и начали мыть нарезанные раффели.

— О? Могу я спросить, что это такое? — спросил Нору служитель, моющий руки в реке.

— На земле лежали разбитые раффели, поэтому я отрезала съедобные части, чтобы перекусить — я имею в виду, съесть за обедом, — ответила она.

— Прекрасная идея. Тут недостаточно на всех, поэтому нам следует разрезать их на части, чтобы раздать, — сказал он.

Мы планировали просто разделить фрукты между собой вчетвером, так что их было немного. Пытаться разделить их среди всех служителей вообще не имело смысла.

«Почему мы должны делиться с вами всеми?!» — со злостью подумал я.

Я быстро встал, но Рик удержал меня.

— Тор, у тебя же есть нож, да? Нора, мы поможем тебе их разрезать, — сказал он и начал резать раффели на кусочки.

Я подождал, пока служитель не ушёл к котлу, потом посмотрел на Рика.

— Рик, почему ты согласился?! Мы сами их собрали! Тут один раз рот набить не получится, если разделить их между такой прорвой народа!

— Но разве так не принято в храме? Мы получаем столько же еды, сколько и все остальные, хотя мы новенькие. Думаю естественно, если мы тоже разделим с ними нашу еду. Ты же не хочешь, чтобы зимой они уменьшили количество нашей еды, только потому, что мы спрятали от них эти раффели? — спросил Рик.

Ладно, я всё понял. Здесь ко всем относились одинаково. Мы тоже должны этому следовать. Я достал нож и начал резать раффели.

— Нам было так весело друг с другом, что я подумал, будто мы вернулись в Хассе. Я разозлился, потому что они будто снова решили лишить нас веселья.

— Я понимаю, что ты чувствуешь, Тор. На самом деле я тоже расстроился, — вздохнул Рик, наблюдая, как раффели разрезаются на крошечные кусочки.

— Может быть, в следующий раз нам стоит съесть их тайко́м, — сказала Нора с озорной улыбкой, заставив всех нас рассмеяться.

Вся моя злость ушла, когда мы в шутку стали придумывать, как взять с собой воду, чтобы помыть раффели незаметно для других.

***

— Ты рад, что снова смог повеселился со всеми? — спросил я перед сном Рика, ложась на соседнюю кровать.

— Да… Но как ты думаешь, что теперь с нами будет?

— Что ты имеешь ввиду?

— Эм-м, понимаешь… Там, в Хассе, мы терпели всё, потому что мы получили бы землю, когда вырастем, верно? А вот сироты в храме совсем другие. Я рад, что Нору и Марту не продадут, но что с нами теперь будет? — спросил Рик.

Он беспокоился о тех же вещах, что и я. Каждый день я радовался, что мэр не успел продать Нору и Марту. Если бы мы могли вернуться в прошлое и повторить всё заново, я бы снова ушел с госпожой Розмайн, чтобы защитить Нору.

Я благодарен, что госпожа Розмайн спасла нас, но каким будет наше будущее? Я думал, что с сиротами везде обращаются примерно одинаково, но оказался неправ. Сиротам в храме не давали землю, когда они достигали совершеннолетия, и они даже не могли покинуть приют. Служители-ученики становились служителями, вот и всё. Они могли покинуть приют, только став слугами священников, будучи проданными дворянам или же просто умерев.

Все планы на жизнь, которые я придумывал в прошлом, рухнули в одно мгновение. Я понятия не имел, каким будет наше будущее.

— Я не мог представить, что мы даже не попадём на праздник урожая, — пробормотал я.

Это был самый большой праздник в году — великий день, когда все могли радоваться как безумные, даже сироты. Мы все с нетерпением его ждали, поэтому, когда нам сказали, что мы не сможем пойти, хотя он и проводился так близко, мы не могли понять их. Вот только служители тоже не поняли нас. Они выглядели сбитыми с толку и с очень серьезными лицами спрашивали, почему нам вообще должны разрешить присоединиться к празднику.

— Мы не занимаемся сельским хозяйством и не платим налогов. Кроме того, этот монастырь не является частью Хассе — он принадлежит госпоже Розмайн. Почему нам должны разрешить присоединиться к празднику урожая Хассе, если мы не являемся его жителями? Священники собирают налоги и проводят религиозные обряды, но нет религиозных церемоний, требующих нашего присутствия, — сказал один из них.

Одного этого было достаточно, чтобы я почувствовал себя отрезанным от мира, который знал. Я был счастлив, что сбежал от мэра Хассе, но не меньше беспокоился о своём будущем.

Госпожа Розмайн была добрым человеком и спасла нас, когда мы не хотели, чтобы нас продавали. Но она ничего не сказала о том, что пусть мы и сможем жить вместе, как семья, но это будет уже не наша семья. Она не позволила нам сохранить нашу маленькую семью в храме, потому что там все должны были быть равны, являясь частью большой семьи.

— Я просто надеюсь, что скоро придёт весна… По крайней мере, я смогу вернуться в монастырь, — пробормотал я, забираясь под одеяло.

Рик согласился. В прошлом, в монастыре, служители шли на уступки, чтобы позволить нам четверым привыкнуть к нашей новой жизни постепенно. Но здесь уже нам пришлось приспосабливаться ко всем остальным. Что ещё хуже, мы были в совершенно другом городе, и единственное время, когда мы могли побыть с нашими сестрами — приём пищи.

Я скучал по Хассе с его широкими полями, лесами по соседству и бескрайним небом. Ещё не пришла зима, а я уже тосковал по дому. Ничего больше мне так не хотелось, как сбежать от храма с его высокими стенами, закрывающими бо́льшую часть неба. Мы не были сиротами Эренфеста. Мы были сиротами Хассе.

«Я хочу вернуться к Хассе хотя бы во сне», — подумал я, закрывая глаза.