Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ч_в
11.10.2019 02:06
Хз как в личку после перепила сайта писать, так отпишусь тут. Переводчики, если вам нужны начальные иллюстрации (цветные) томов 3-6 в нормальном качестве, отпишитесь.
Lero
20.09.2017 15:17
Вай вааай~ спасибо большое~ продолжайте пожалуйста.
ч_в
13.09.2017 17:55
О, "Аллисон и Лилия" завезли

Глава 7. Крылья Великого Блага

Огромный гидросамолёт, окружённый с двух сторон четырьмя истребителями, летел над голубым озером.

Истребители летели, сохраняя дистанцию до самолёта, словно эскорт.

Между тем, в пассажирском салоне гидросамолёта:

— Как круто! Это истребители!

— Я хочу полетать на таком!

— Никто не рассказывал нам об истребителях. Ставлю на то, что Учитель хотел сделать нам сюрприз!

— Учитель невероятен!

— Мы продолжим лететь с ними?

Дети выглядели абсолютно беззаботными.

Тем временем в истребителях:

— Проклятье. Никто не узнает, что это мы их сбили.

— Я не знаю кто они, но они полные идиоты, раз до сих пор не убрались от туда.

Пилоты бормотали про себя ужасные слова.

В это время, в кабине пилота гидросамолёта:

— Что? Ты что-то придумал, Трейз?

Лилия допрашивала Трейза, который сидел слева от неё.

— Я придумал способ обратить эту ситуацию, — ответил он, встретив её взгляд.

— Да?

— Ну... на всякий случай предупрежу тебя, это будет очень опасно. И делать это рискованно.

— Хорошо, так расскажи мне. Это ничего не стоит.

— Хорошо. ...Мы протараним их этим гидросамолётом.

Лилия нахмурилась и замолчала. Прошло несколько секунд.

— Ты с ума сошёл?

— Нет. Если получится, мы ударим их кончиком наших крыльев, у этого самолёта весьма широкие крылья. Ударим по их пропеллеру. Даже истребитель такого не выдержит.

— Полагаю, что мы сможем так сбить одного, если получится его отвлечь. Но что делать с остальными, — сказала Лилия, указывая на очевидное.

— Это просто, — ответил Трейз. — Мы используем сбитый самолёт для того, чтобы выслать сигнал бедствия.

— Хм-м-м... Понятно.

Лилия задумалась на несколько секунд, но затем, поразившись, кивнула.

— Я поняла, что ты говоришь. Как только пилот катапультируется с парашютом, самолёт автоматически пошлёт сигнал бедствия.

— Ага. До тех пор, пока он его не отключит.

— Как только сигнал будет выслан, кто-нибудь его примет и придёт спасти нас. Тогда они не смогут нас сбить.

— Да. Но в плане есть несколько дыр. Во-первых, нет гарантии, что мы сможем сбить его. Если он сможет уклониться или мы нанесём критические повреждения, то всё кончено. Во-вторых, мы не знаем точно, станет ли сбитый пилот катапультироваться или, что сигнал бедствия вообще будет выслан. Он даже может просто начать планировать и как-нибудь зайдёт на посадку. В-третьих, даже если сигнал будет выслан, то его друзья могут оказаться не такими терпеливыми, и собьют нас. В-четвёртых, даже если они не собьют нас, помощь может не прийти, или что ещё хуже, прилетит еще больше таких как они.

— Довольно... много дыр.

— Ну, 'немного' было преуменьшением, я полагаю.

— В любом случае, мы больше ничего не можем, верно?

— Не в этом случае. Так что ты думаешь? Стоит ли? Решать тебе, Лилия.

— Просто из любопытства, что будет, если мы этого не сделаем?

— Мы либо воспользуемся парашютами, надеясь на их милосердие, либо как-то попытаемся улететь от них на этом тяжёлом самолёте.

— А какой шанс выжить у всех, кто на борту?

— Стремится к нулю... нет, возможно даже ноль, — ответил Трейз. Лилия кивнула и, с улыбкой, сказала:

— Сделаем это. Мы сотрём самодовольные ухмылки с их лиц.

— Скоро случится кое-что похуже турбулентности, так что, скажи детям занять свои места.

— Хорошо.

Лилия и Карло были рядом с грузовым трюмом. Из-за того что самолёт слегка трясло, они оба держались за поручни.

— А ещё скажи им, что истребители могут показать им классное воздушное шоу.

— Понял. Не волнуйся, я не возьму за это дополнительной платы.

— Ты хороший ребёнок. Я рассчитываю на тебя, — сказала Лилия и слегка поцеловала Карло в лоб.

Он не выглядел особо счастливым.

— Оставь свои поцелуи для старшего брата. Я уверен, он будет рад получить один.

— Ха-ха-ха. Возможно, если я захочу.

— Ты должна это сделать, хорошо?

Они посмеялись и разошлись. Когда Лилия вернулась в кабину, Трейз намеренно заставил самолёт трястись, пока лгал в рацию.

<Проклятье, я никогда не летал на самолёте! Я просто делаю всё наугад! Его трясёт уже некоторое время, что мне делать?>

Когда Лилия заняла своё место и услышала выступление Трейза, она подняла большой палец. Надев гарнитуру, она услышала ответ капитана.

<Как я уже сказал, вы можете оставить детей и сбежать. Самолёт упадёт в озеро, неважно, что вы предпримете. Вы всё ещё можете выжить. Как только мы улетим, вы потеряете этот шанс. Обдумайте всё хорошо.>

— Думаешь, они купились на это?

— Я не знаю. Но я продолжу вести себя, словно я отчаялся, — ответил Трейз, следя за тем, чтобы самолёт продолжало трясти.

Лилия пристегнулась и, убедившись, что Трейз поступил также, сказала:

— Я готова.

— Я тоже.

— Тогда можно начинать, — сказала Лилия, откинувшись назад и держась за подлокотники. Когда повернулась к Трейзу, он смотрел на неё. Она никогда не видела такого серьёзного выражения на его лице.

— Что?

— Я хочу кое-что сказать тебе, на случай если это не сработает. Прости. Я очень сожалею.

Лилия засмеялась.

— Пф-ф! Ну же, ты мог сказать это уже после того, как мы провалились бы. Мы не знаем как всё пойдёт, пока не попробуем. ...О, верно. Если всё получится и мы выберемся...

— Да?

— Я тебя поцелую.

— Что? — Трейз открыл рот и выглядел удивлённым как никогда. Лилия ухмыльнулась.

— В лоб. Я уже поцеловала Карло, и он сказал, что ты будешь счастлив, если я и тебя поцелую.

— Ха-ха... ха. Верно. Лоб.

— Отлично, сделаем это! Справа? Слева? Ты уже решил?

— Сделаем это правой стороной. Так они не начнут сразу стрелять, так как мы повернём на север.

— Отлично! Начинай, Трейз. Это приказ!

— Да, мэм! — ответил с улыбкой Трейз и закрыл глаза.

Когда он открыл их и слегка вздохнул, на его лице появился серьёзный взгляд. Он взглянул на приборы, на лобовое стекло и на небо.

— Увеличим мощность.

Правой рукой он потянулся к рычагу дросселя, и по очереди потянул все четыре.

Двигатели ускорились. Через мгновение. огромный гидросамолёт оставил истребителей позади.

<Вау! Что происходит?> — Он кричал в микрофон, вкладывая в свою ложь, как можно больше убедительности. — <Двигатели! Что-то не так с двигателями! Проклятье!>

Пока кричал, он следил за позицией ближайшего самолёта справа от них. Лилия пригнулась.

Гидросамолёт начал улетать всё дальше.

<Капитан!>

<Ускориться!>

Через несколько секунд, все четыре истребителя ускорились и полетели куда быстрее гидросамолёта. Прошло около трёх секунд, прежде чем они их догнали. Затем.

— Сейчас!

Трейз повернул штурвал вправо и нажал на правую педаль. Самолёт начал опускаться вправо, казалось небо начало наклоняться, а вместе с ним и истребители.

<Берегись!>

Предупреждение пришло от самого дальнего самолёта с правой стороны. Он быстро сменил курс и уклонился, но другой пилот начал уклоняться с задержкой.

— А?

В то время, как только он снова посмотрел вперёд,

— Воу!

Он увидел перед собой правое крыло гидросамолёта. Длинное, толстое крыло сверкало серебром, пока опускалось на его самолёт

— Получай! — Крикнул Трейз, и ударил истребитель концом крыла. Лопасти последнего врезались в крыло, и они услышали слабый металлический скрежет.

— Отлично! — Обрадовалась Лилия. Трейз сразу же вернул штурвал в прежнее положение. Гидросамолёт вернулся в нормально положение.

Истребитель, который они протаранили, остался без пропеллера. Осколки пролетели в воздухе. Около трёх секунд он продолжал лететь, словно ничего не было. Затем,

— А? Аргх!

Он наклонился вперёд и, вместе с криком пилота, начал падать. Из двигателя пошёл белый дым.

<Капитан! Столкновение! Ноль-третий столкнулся!>

<Проклятье! Ублюдок сделал это специально!>

<Спокойно! Я разберусь. Вы двое, сохраняйте строй.>

Напряжённые голоса заполнили эфир и Трейз вмешался в их переговоры.

<А-а-а! Что происходит?! Самолёт вышел из под контроля!>

— ...Пф-ф-ф, — Лилия фыркнула, едва сдерживая смех.

Гидросамолёт вышел из поворота и теперь спокойно летел на север. На конце правого крыла была вмятина около двух метров, но из-за того, что крылья были очень длинными, это не помешало им лететь дальше.

Ниже, истребитель с дымовым следом падал в озеро.

Дети из салона всё это видели.

— Вау! Что-то падает!

— Не может быть!

— Дай посмотреть!

Соскочив со своих мест, дети прильнули к правой стороне.

— Ого!

— Он и вправду разбился! Круто!

— Невероятно!

Они веселились по полной, их лица прилипли к окнам.

— Надеюсь, с ним всё будет в порядке.

— Конечно с ним всё будет в порядке. Я же говорил, это всё одно большое шоу. Здорово, верно? — Сказал Карло, когда дети стали волноваться.

— Да! — Ответили они.

Хотя в кабине творилось безумие, голоса в рации стали ещё громче.

<Капитан! Он попал по пропеллеру! Индикатор поломки двигателя горит! Повсюду дым!> — в панике кричал пилот внутри падающего самолёта.

<Успокойся. Всё будет в порядке, твои поплавки всё ещё целы. Планируй к поверхности. Всё будет хорошо.>

Держа падающий самолёт в поле зрения, капитан пытался успокоить пилота, пока тот был в неуправляемом падении.

<Но сэр! Поломка, дым, всё кончено! Я покидаю самолёт!>

<Успокойся. Ещё не всё кончено. Когда твой день рождения? Отвечай на вопрос.>

<Никак! Я не могу найти его! Дым!>

<Сделай глубокий вдох, затем подумай. У тебя ещё нормальная высота.>

<Я не могу найти его! Я теряю высоту! Аварийный сигнал! Аргх! Я не могу, сэр! Я должен покинуть самолёт!>

<Заглуши двигатель. Твой самолёт наклонился на шестьдесят градусов вправо. Выровняй свою плоскость. Смотри на приборы. Попытайся. Ты можешь сделать это.>

— Давай же, бросай это. Бросай уже наконец!

Пока капитан оставался абсолютно спокойным, Лилия отчаянно молилась в кабине, чтобы пилот выпрыгнул из самолёта. И примерно через десять секунд после удара,

<Я НЕ МОГУ!>

После этого, сигнал пилота исчез.

— Интересно, что случилось.

— Кто знает?

Прошло около тридцати секунд после последнего сообщения. Вокруг гидросамолёта всё ещё летело три истребителя, включая капитана.

— Полагаю, стоит принести извинения, — сказал Трейз и нажал на тангенту.

<Это гидросамолёт. Что произошло? Мы столкнулись?>

<Закрой рот!>

Раздалась ругань.

<Кто разрешал тебе поворачивать, черт возьми?!>

<И-извините! Самолёт просто вышел из под контроля... Что произошло?>

<Я на это не куплюсь. Я знаю, что ты сделал это специально! ...Проклятье, я собью тебя прямо сейчас!>

<Эй, прекрати. Жди приказа капитана.> — Вмешался другой пилот, успокаивая своего друга.

— Становится интересно. Не хочешь присоединиться, Лилия? — поинтересовался Трейз. Лилия, удивившись, указала на себя.

— Я?

— Я уверен, что голос женщины застанет их врасплох. Мы теперь можем надеяться только на время. Попробуй использовать свой самый приятный голос леди.

— Тяжеловатая задачка.

Лилия нажала на тангенту.

<Спасите меня! Я не хочу умирать!>

Это был на удивление прекрасный голос.

— Что думаешь? — Спросила Лилия, повернувшись к Трейзу.

— Не плохо, — ответил он.

<Эй... кто это сейчас был? Отвечай мне!>

<Понимаете, у нас на борту ещё один сопровождающий! Пожалуйста, не причиняйте её вреда!> — Начал умолять Трейз, вернувшись к своей актёрской игре. — Ещё несколько слов пожалуйста, Лилия. Словно ты сходишь с ума, — он также не забыл указать Лилии стиль игры.

<Помогите! Я больше не хочу здесь находиться!>

<Какого... эй. Почему на борту женщина?>

<Я-я пришла, чтобы убедиться, что дети не испугаются. Пожалуйста, не стреляйте в меня!>

— Вау, ты говоришь так мило, — сказал Трейз, сдерживая свой смех. Лилия ударила его по плечу.

— Ау.

<Всё это время мы говорили, что у вас есть парашюты. Выпрыгивайте из самолёта, и будете живы! Решайте быстрее! Мы собираемся разнести ваш самолёт на кусочки!>

Взбешённый пилот пролетел над гидросамолётом и подвигал закрылками, показывая враждебность.

— Чёрт, если бы мы были на истребителе, я бы уже сбила его, — пробормотала Лилия.

— Всё идёт хорошо. Мы избавились от первого препятствия.

<Проклятье, прыгайте оттуда!> — закричал пилот, но капитан прервал его.

<Довольно. Вернись в строй.>

<Капитан!>

<Капитан, что насчёт ноль-третьего?> — спросил другой пилот. Лилия и Трейз сглотнули.

<Не волнуйтесь. Он катапультировался. Мы подберём его с озера позже.>

<Отлично!>

<Да, сэр!>

Пилоты обрадовались.

— Невероятно!

— Это второе препятствие!

Но Лилия и Трейз обрадовались этой новости ещё больше чем они. Они веселились и обнимались.

— Теперь, просто продолжим лгать, — сказал Трейз, нажимая на тангенту.

<Как тот пилот? Он в безопасности?> — спросил он, искренне беспокоясь.

<Да. Хотя тебя это не касается, ублюдок.> — Ответил капитан. Трейз вздохнул с облегчением.

— Слышал это? — Подметила Лилия. — Он перешёл с 'ты' на 'ублюдок'.

— Думаешь мы становимся друзьями?

— Ты должен спросить у него.

— Хах. Неважно. Что если он позовёт меня на чай?

Пока Лилия и Трейз шутили, другой пилот заговорил.

<Капитан. На гидросамолёте женщина.>

<Я слышал. Ты, отзовись.>

— Какого чёрта, — застонала Лилия. — <Зачем... зачем вы делаете нечто настолько ужасное?!>

Она играла лишь наполовину.

— Серьёзно. Они с ума там по сходили?

<Мне жаль это говорить, но этот самолёт должен упасть.> — Ответил капитан.

<Почему? Я не понимаю.>

<Вы не поймёте, даже если я вам расскажу.> — Немедленно ответил капитан.

— Отлично. Продолжай расспросы, — поддержал Лилию Трейз.

<Вы не можете быть уверены, пока не расскажете!>

Ответа не последовало.

<Почему вы делаете это? Зачем? Вы хотите принести трагедию в свою любимую страну?>

Спустя пять секунд тишины, Лилия снова потянулась к тангенте, когда...

<...Нет. Всё совсем наоборот.>

Капитан наконец заговорил.

— Наоборот? — Повторил Трейз.

<Что вы имеете в виду? Наоборот?>

<Те дети на борту...> — ответил капитан, его голос был абсолютно спокойным, — <…они умрут, ради будущего нашей страны.>

Лилия и Трейз обменялись изумлённым взглядом.

— О чём он говорит?

— Мы выслушаем его. У нас ещё осталось топливо, верно?

— Да. Продолжай этот спектакль.

Лилия нажала на тангенту. В этот момент, Трейз заметил самолёт капитана сверху слева.

<Я не понимаю. Это бедные, несчастные дети, которые получили от Учителя шанс на новую жизнь. Так почему они должны умереть ради чужого будущего?>

Лилия уже едва сдерживалась. Трейз взглянул на профиль её лица, крепко держась руками за управление.

<Их смерть будет благородной жертвой.> — Ответил капитан. — <Они прекратят несчастья Торказии.>

— А? Что он имеет в виду? — слух поинтересовался Трейз. Лилия повторила его вопрос по рации.

Капитан некоторое время не отвечал. Но через несколько секунд, когда Лилия и Трейз вновь переглянулись,

<Когда самолёт упадёт и дети погибнут, трагические и шокирующие новости облетят всю Конфедерацию.> — Сказал капитан.

— Верно, — кивнул Трейз. — В Рокше сейчас мирное время, так что на это все обратят внимание. Операторы со всех телеканалов немедленно прибудут в эту страну.

<Как только это произойдёт, те кто не знал о нашем ужасном положении, и те кто знал, но игнорировал, вновь обратят на нас внимание. Все в Рокше узнают о том, что здесь происходит. Вот почему эти дети должны умереть.>

— Серьёзно? — вздохнул Трейз, глядя на самолёт справа от него и на пилота внутри.

<...Что... вы сказали?> — Запиналась Лилия, не в состоянии поверить своим ушам. Она уже почти полностью вышла из роли.

<Те дети станут частью трагедии. Эта трагедия объединит Торказию и даст нам помощь из Столичного округа. Они заложат фундамент для нашей жизни. Сейчас, когда наш туризм в упадке, а бюджет был урезан, это всё что нам осталось.>

<Подождите... получается... вы собираетесь убить детей и выставить это несчастным случаем, просто чтобы заставить Столичный округ жалеть вас? Вы сумасшедший?>

<Мы обсуждали это очень долго и с трудом пришли к этому выводу. Назад пути нет. Мы должны двигаться только вперёд.> — Твёрдо сказал капитан. Лилия прервала их беседу и повернулась к Трейзу.

— ...Они и впрямь все сошли с ума. Единственное нормальное в этом парне, его голос.

Трейз молчал, посмотрев на Лилию.

— Они спятили. По-другому не...

— Лилия.

— Что?

Трейз слегка улыбнулся.

— Их план вполне может сработать.

— Какого... Трейз! Как ты можешь даже думать о таком?! — Закричала Лилия.

— Успокойся. ...Лилия. Когда ты прибыла в Лартику и увидела как плохо идут дела у местных, это заставило тебя задуматься, верно? Ты почувствовала вину за то, что не знала о том, как им здесь тяжело, верно?

— А? Эм... ну, верно.

— Именно. Люди из Столичного округа просто ничего не знают. Они живут своей безопасной и безбедной жизнью, полностью игнорируя то, что происходит вокруг. Им практически скучно. И предположим, что такое попадет в новости, десятки мёртвых детей, плачущие матери, а на фоне всего это живут обездоленные люди. И всё это будут показывать каждый день. Как отреагируют люди?

— Я...

— Я думаю, что они разозлятся и загрустят, как и ты вчера. Верно? Я имею в виду, я не думаю, что этот план решит все их проблемы. Но он положит начало их разрешению.

— У-ух... и всё же! Ты не можешь так серьёзно соглашаться с их планом! — огрызнулась Лилия, но Трейз не смутился.

— Самолёт падает и два десятка детей погибает в несчастном случае. Разве кто-нибудь сможет представить, что это была не случайность? Что это спланировали военные Торказии? Допустим, что мы с тобой никогда не были в этой поездке, и случилось то, что мы увидим по новостям. Есть ли хоть малейшая возможность, что ты заподозришь в этом армию?

Лилия молчала.

— Мне неприятно это говорить, но их план безупречен. Это так жестоко и безрассудно. Кто бы его не придумал, он был либо гениальным стратегом, либо безумцем. Или и то и другое, — сказал Трейз. Лилия была в ярости.

— Не время впечатляться!

— Ну, ты права. Но поразительно видеть, что это ответ на все загадки.

— Идиот! — заорала она, вцепившись в него взглядом. — Надеюсь, что ты не согласен с тем, что всех детей собираются убить!

— Конечно нет.

— Что ж, я рада, что ты не обезумел.

Трейз горько улыбнулся и нажал на тангенту.

<Позвольте спросить одну вещь. Кто придумал этот план? Это были вы, капитан?>

<Бессмысленный вопрос.> — Быстро ответил капитан.

— Значит, полагаю, это был не он, — пробормотал Трейз.

<Я не верю в это!> — Лилия кричала в микрофон, её ярость возрастала. — <Солдаты, которые должны защищать своих граждан! Жертвуют этими детьми чтобы спасти страну? Что за шутка! Есть же предел тому, как сильно вы можете оступиться! Ещё не слишком поздно, вам лучше понять насколько идиотский этот план, сейчас же!>

— Страшно, — прошептал Трейз, слегка сжавшись. Лилия даже не стала играть свою роль.

<Ради будущего Торказии? Как бы ни так! Эти дети, которых вы хотите убить и есть будущее Торказии! Вы идиоты, можете просто взять и удариться своими тупыми головами об стену, или ещё обо что-нибудь!> — прокричала Лилия.

<Я полагаю, что объяснять тебе что-то бессмысленно. Этот разговор окончен. Вы может быть и добрый человек, но доброта не спасёт нашу страну. Но сила сможет. Пока мы говорим, Торказия исчезает из памяти Рокше. Мы должны заставить обратить внимание этих ленивых богачей из Столичного округа на эту землю. Мы продолжим эту миссию во имя великого блага. Мы приведём Торказию к лучшему будущему.>

С распахнутыми глазами и не зная, что сказать, Лилия задрожала. Она уже не могла сдерживать свой гнев.

— Вот почему они зашли так далеко...? Жизни этих детей... Доброта мистера Морсо... они ничего для тебя не значат...?

Всё ещё держась за штурвал, Трейз бросил на Лилию взгляд.

<Это последнее предупреждение. Вы ещё можете сбежать. Как только мы подберём упавшего пилота, мы вернёмся за вами. Клянусь своей честью. Мы можем ограничить ваши возможности, но ваши жизни мы сохраним. Я дам вам увидеть, как изменится эта страна, пройдя через эту жертву.>

Было нечто угрожающее, но в то же время любезное в тоне капитана. Лилия нажала на тангенту.

<Вы...>

Она убрала палец с тангенты, затем, сделав глубокий вдох, нажала снова.

<...ужасны! Мы не станем делать то, что вы говорите!>

Её крик радиоволнами эхом пронёсся сквозь небо.

<Вы негодяи! Вы не имеете права называть себя солдатами, пилотам, даже людьми! Я гарантирую, что вы не умрёте спокойной смерть! 'Будущее Торказии'? 'Благородная жертва'? Позволить невинным людям погибнуть, по любой причине, это ничто иное, как терроризм! Это преступление!>

— После такого, они могут нас сбить... — прошептал себе Трейз.

Остальные пилоты молчали. Но по рации было слышно, как капитан отдавал приказы.

<Я собью их. Вы прикрываете тыл, но держите дистанцию. Нам не нужно ещё больше столкновений.>

<Да, сэр.>

<Да, сэр.>

Трейз посмотрел в левое окно. Один из двух истребителей исчез позади, а другой начал отходить.

— Расплата.

Он крепче сжал штурвал и проверил рычаги дросселя над головой.

<Вы двое, на гидросамолёте. Я позади вас. Разговор окончен. Последнее слово?>

Смертный приговор.

— Ну, я предпочту не оставлять свои последние слова... — пробормотал Трейз, не выходя на связь.

Но не Лилия.

<Да! И их очень много! Вы сумасшедшие! Вы не те кто совершает великое благо, и не те кто ведёт Торказию к будущему! Вы фанатики! Преступники! Осознание того, что один такой человек, как вы, может заставить невинных людей страдать! Я никогда тебя не прощу. Это вам следует выпрыгнуть из самолёта и остыть в озере, ублюдки!>

— Ха... ха...

Плечи Лилии поднимались и опускались, пока она задыхалась. Трейз повернулся к ней.

— Лилия.

— Что?

Трейз вдохнул, собираясь сказать 'неплохо сказано'. Как в этот момент,

<Неплохо сказано!>

— Что?!

— Ик!

Трейз вскрикнул от внезапного голоса. Лилия схватилась за наушники.

Голос принадлежал женщине.

— Что это было?

В пяти метрах от гидросамолёта, пилот бормотал, шокированный внезапным голосом. Секундой позже,

— Ого!

Перед его глазами, сверху упала тень, пролетев между ним и гидросамолётом. Пилот рефлекторно отступил.

<Неплохо сказано! Правда, было отлично. Ага!>

Забавный женский голос заполнил радиоэфир самолётов.

— А?

— Ох!

Лилия и Трейз быстро узнали голос.

Перед их глазами появился одинокий истребитель.

И фюзеляж и крылья самолёта были выкрашены чёрной матовой краской. На нём не было никаких обозначений, цифр или слов, указывающих его принадлежность. Были видны только предупреждения 'Не наступать' и 'Топливная крышка здесь'.

Новый самолёт был довольно крупной моделью, с размахом крыльев около десяти метров. Он был в два раза больше чем истребители Торказии, а шасси были полностью убраны, для снижения сопротивления. Трёхлопастной пропеллер вращался на носу, а крылья начинались в нижней части фюзеляжа.

Истребитель наклонился влево, двигаясь к правой стороне гидросамолёта. Пилот в кабине, на котором были очки, снял их и взглянул на Лилию и Трейза. Пара голубых, как небо, глаз, подмигнула им издалека.

<Приветик. Развлекаетесь?>

<М-мама...?> — Лилия замерла на своём месте.

<Верно!>

Аллисон Уиттингтон Шульц усмехнулась и, сделав полубочку, спустилась к истребителям слева.

— Аргх!

Пилот попытался увернуться, но вместо преследования самолёт Аллисон мгновенно ускорился. Она слегка повернула вправо, а затем резко налево, пересекая гидросамолёт.

— Это мама...

— Да. Это Аллисон.

Элегантным движением, чёрный истребитель зашёл к самолёту-амфибии с боку.

<Эй, ты! Тра-та-та-та-та-та!> — Аллисон имитировала звуки стрельбы, направляясь прямо к самолёту.

Пилот был шокирован настолько, что не мог кричать, не говоря уже об уклонении.

<Тра-та-та-та-та-та!>

Аллисон веселилась, словно дитя, пролетев прямо перед ним.

Секундой позже.

— Ах... А-А-А-А-А-А!"

Истребитель-амфибия наконец уклонилось влево.

Освободив гидросамолёт от преследователей всего за несколько секунд, Аллисон пролетела по левой стороне гидросамолёта, сделала бочку и начала двигать крыльями туда и обратно.

<Простите за ожидание! Похоже, вы в порядке.>

<Мама! Как ты здесь оказалась?>

<Вы позвали меня, разве нет? Я поймала сигнал SOS и прилетела прямо на него. Затем я услышала крики. Уверена, что они нас подслушивают, пока мы говорим.>

<Спасибо, Аллисон. Но как ты добралась сюда так быстро?> — спросил Трейз.

<Это секрет. Я расскажу тебе позже.> — ответила Аллисон, перелетев с левого верхнего угла к крылу гидросамолёта. Затем она заговорила по рации.

<Внимание, истребители ВВС Торказии. Вы слышите меня? Ответьте, если можете.>

Ответа не последовало. Аллисон продолжила.

<С этого момента, я запрещаю приближаться к гидросамолёту. Возвращайтесь на свою базу и сдавайтесь военной полиции Конфедерации, которые вас там ждут. Скажу по-другому, хватит доставать детишек и возвращайтесь к своим мамочкам, которые вас отругают.>

— Это для тебя, Аллисон... — прошептал Трейз и медленно наклонил штурвал влево. Стрелка компаса начала двигаться с запада к запад-юг-западу и затем, к юго-западу.

Чёрный истребитель летел прямо за гидросамолётом. Аллисон следила за каждым движение из своей кабины.

Затем, как только гидросамолёт повернул к югу...

— Там.

Она заметила три истребителя, которые строем летели прямо на неё.

<Гидросамолёт, трое врагов замечены на шесть часов. Сохраняйте курс.>

<Принято.> — Незамедлительно ответил Трейз.

<Это сообщение для истребителей ВВС Торказии. Если вы приблизитесь, то дела пойдут скверно. Если что, это было предупреждение.>

<Это шутка? Не вмешивайся.> — Ответил капитан.

<Не хочу этого говорить, но мой самолёт куда мощнее, чем у твоих подчинённых. У тебя нет и шанса на победу. Немедленно сдавайтесь. Вы понимаете? Я не хочу задирать слабых.> — сказала Аллисон. Ответа не последовало.

Вместо этого, капитан стал отдавать своим людям приказы.

<Ноль-второй. Ноль-четвёртый. Займитесь чёрным истребителем. Я позабочусь о гидросамолёте.>

<П-принято.>

<Но её самолёт тоже...>

<Успокойтесь. Я никогда не видел такие самолёты на вооружении Конфедерации. Он безоружен, если бы это было не так, то она бы сразу начала неожиданную атаку.>

<Понятно... есть, сэр.>

— Серьёзно? Боже... Я предупреждала их, — пробормотала Аллисон и снова надела очки. Солнечный свет отражался от поверхности и скрывал её из виду.

Между тем.

— Что нам делать?

— То, что нам сказали, — Трейз ответил на вопрос Лилии, и слегка потянул рычаг дросселя. Самолёт начал ускоряться.

— С детьми всё будет в порядке? — Поинтересовалась Лилия, внезапно вспомнив про пассажирский салон.

— Мы просто будем верить в Карло, — ответил Трейз.

— Да.

Тем временем, в салоне.

Карло удивлённо посмотрел в проход.

Все двадцать два ребёнка уснули на больших, мягких сиденьях.

— Я всё ещё на посту. Еще не время спать, — пробормотал он. — Но я так устал.

Из трех истребителей, преследовавших гидросамолёт, 02 и 04 отправились за Аллисон. Капитан повернул к гидросамолёту.

— Туда.

Аллисон потянула за рычаг дросселя для ускорения. Её самолёт начало трясти, когда он устремился в сторону вражеских истребителей.

— А?

Ноль-второй в ужасе наблюдал, как чёрный истребитель, приближаясь, становился всё больше и больше с опасной скоростью.

<Влево! Уклоняйся!>

Голос ноль-четвёртого привёл его в чувства, и он быстро повернул влево. Самолёт Аллисон пролетел между ними в крутом подъёме. Когда она замедлилась в середине перпендикулярного полёта, чёрный истребитель внезапно развернулся, и направился к ноль-второму, который повернул влево. В то же время, она начала набирать скорость в падении.

<Ноль-второй! Сзади!>

<Я вижу! Дерьмо, она слишком быстрая!>

Как можно быстрее, ноль-второй наклонился на 90 градусов. Истребитель Аллисон следовал за ним по пятам. Никакой манёвр не мог её стряхнуть.

<Продолжай лететь! Я позабочусь о нём.>

Ноль-четвёртый отчаянно преследовал их. Доведённый до предела, двигатель ревел, и, похоже, начал постукивать.

Примерно через три секунды, после того как самолёт Аллисон приблизился к 02 сзади...

— И всё-таки, дошло до этого, — пробормотала Аллисон со своего места. Она нажала на курок на рычаге штурвала.

На чёрном истребителе появились вспышки света.

Из носа вырвалась пара выстрелов. Два 20-ти миллиметровых пулемёта, расположенные в верхней части фюзеляжа перед кабиной пилота, выстрелили. Пули пролетели между вращающихся лопастей и попали в самолёт впереди.

Стрельба закончилась в мгновение, но киль ноль-второго и эмблема пилы были уничтожены. Остальная часть хвоста также рассыпалась.

— Аргх!

Не имея возможности выровнять полёт, ноль-второй начал неконтролируемое спиральное падение.

<Лучше бы тебе выбираться оттуда.> — Предупредила его по рации Аллисон, и посмотрела назад.

— Будь ты проклята! — прокричал ноль-четвёртый, положив пальцы на курок. Чёрный истребитель был у него на прицеле.

Из обоих боков истребителя прогремели выстрелы. Но пули просто рассекли воздух, оставив ничего, кроме следа дыма.

— Что?!

Чёрный истребитель исчез из его поля зрения.

— Где ты?

Когда он поднял голову, чёрный самолёт появился над ним, летя вверх ногами. Словно ворон, или, возможно, тень смерти, он закрыл солнце и погрузил кабину пилота во тьму. Он видел, как пилот смотрел не него. Её очки ничего не отражали, словно глазницы в черепе. На губах женщины была улыбка.

— Ах...

Но это происходило лишь мгновение. Тень исчезала позади него.

Секундой позже, двигатель ноль-четвёртого начал испускать белый дым. Длинные, тонкие остаточные следы от выстрелов из пулемёта выглядели словно стрелы света, попавшие в двигатель.

— Проклятье!

Чёрное масло брызнуло из двигателя, и сразу же измазало лобовое стекло.

— Проклятье... Чёрт! Чёрт! — Кричал пилот. Масло продолжало измазывать стекло, а белый дым валил без конца. Громыхание двигателя становилось всё отчётливей.

<Тебе тоже лучше покинуть самолёт. Перевернись, и убедись, что не зацепишься ногами.> — Посоветовала ему женщина, которая только что его сбила.

— Дерьмо!

Взвыв последний раз, ноль-четвёртый дёрнул за аварийный рычаг и открыл кабину. Стеклянная крыша кабины оторвалась вместе с рамой и ветер подул пилоту в лицо.

Он выпрыгнул из перевёрнутого самолёта и полетел вниз, оставляя за собой след из дыма. Через несколько секунд раскрылся круглый парашют. Внизу был виден ещё один, плавающий в озере.

— Двое есть.

Аллисон оглянулась в поисках гидросамолёта. И вот он. Он был маленьким из-за расстояния, на которое он ушёл снижаясь. Последний из истребителей был у него на хвосте.

Аллисон сменила курс, и левой рукой потянула за рычаг дросселя.

Шесть вентиляционных отверстий, которые находились по обе стороны от двигателя, начали извергать пламя.

Вращение винта резко усилилось, и самолёт устремился вперёд, словно его подтолкнули.

— Ещё немного... нужно попасть только в двигатели... нельзя оставить следов преднамеренной атаки.

Гидросамолёт был в поле зрения истребителя. Капитан держал один из двигателей на прицеле.

И хотя гидросамолёт летел так быстро, как мог, между ними и самолётом капитана было лишь несколько метров. Капитан полностью сконцентрировался на прицеле и слегка поправлял полёт штурвалом и педалями. Затем он прицелился к самому левому двигателю.

Его указательный палец прикоснулся к курку.

— Пожалуйста, пусть сработает...

Но, спустя мгновение, гидросамолёт исчез из виду. Он быстро рванул вниз вправо на немыслимой скорости.

— Что?

Он ничего не понял. Сбитый с толку, капитан уставился на появившееся вместо самолёта озеро.

— Нет!

Он оторвал глаза от прицела и посмотрел вверх. Лишь тогда он понял, что его самолёт наклонили. Не медля, он повернул штурвал вправо, и тогда раздался голос по рации,

<Ох, прошу прощения. Я, похоже, врезалась в вас.>

Капитан наспех начал осматривать окружение, и, наконец, увидел чёрный истребитель справа над ним.

<Будь ты проклята!>

<Я просто не могу позволить тебе совершить нечто ужасное.> — Cказала Аллисон.

Несколькими секундами ранее, она догнала самолёт капитана, пока он был занят гидросамолётом, подлетела под него и толкнула его правое крыло своим левым. Именно поэтому самолёт капитана повернулся против его воли.

<Твои два друга уже выбыли. Ты остался один. Хватит сопротивляться, не думаешь? Ты сделал, что мог, и теперь пора возвращаться домой.> — дружески сказала Аллисон и медленно приближалась к истребителю, оказывая огромное психологическое давление на капитана.

<Не шути со мной!> — Закричал он, дёрнув за штурвал и рычаг дросселя.

Истребитель залетел Аллисон за спину, пока она замешкалась.

Теперь всё поменялось местами. Капитан оказался за спиной у Аллисон. Оставив гидросамолёт они начали ускоряться.

И вскоре, они оказались на виду у Лилии и Трейза.

— Эй, он преследует маму!

— А?

Трейз, который всё это время смотрел на датчики и держал штурвал, поднял глаза и слегка сбавил скорость.

Они видели как снаружи чёрный истребитель и самолёт-амфибия были втянуты в игру воздушных манёвров.

— Он догоняет её, он открыл огонь!

Из истребителя-амфибии вылетели вспышки света, пролетевшие между двумя самолётами. Аллисон продолжала уклоняться.

«...»

Вскоре, Трейз переключил свое внимание на встревожившуюся Лилию.

— Всё в порядке. Она специально заманивает его.

— Что?

— Видишь, как она всегда ждёт до последнего, прежде чем уклониться? Самолёт Аллисон, куда быстрее чем у него. Она с лёгкостью может оторваться, если захочет.

— Тогда...

Когда Лилия замолчала, капитан заревел в рацию.

<Хватит убегать, женщина!>

В эфир попали даже звуки пулемётной очереди.

— Видишь? Капитан теряет самообладание. Если так и продолжится, то у него скоро кончится боезапас, и Аллисон победит не сделав ни одного выстрела, — заявил Трейз.

<Достаточно уже. Твоё сопротивление тщетно.> — Сказала Аллисон, как бы ругая капитана. — <Сдавайся с миром, и я гарантирую, что к тебе будут относиться с должным уважением. Конечно же, тебя ждёт суд и заключение, но я умаслю охранников и принесу мороженого для всех в тюрьме.>

<Довольно!>

<Эй, мятное мороженое просто великолепно, если ты его никогда не пробовал.>

<Умри!>

<Ой, ты промазал. Тогда, как насчёт шоколадного? Знаешь, моя дочь любит оба варианта.>

<Будь ты проклята!>

<Она никогда не слушает меня, даже когда я говорю её, что она может набрать вес. Видимо, у неё есть второй желудок для десертов или что-то в этом роде...>

<Хватит уклоняться, проклятье! Ха.. ха...>

Этот бой, казалось, шёл вечно. Пули и пустые гильзы падали в озеро.

<Опять промазал. Тебе нужно попрактиковаться в стрельбе по мишеням. Ты достаточно тренировался? Я ожидала большего от командира, с твоими подчинёнными было и то интересней.>

<Довольно! Дерьмо! Дерьмо!>

Пока капитан кричал в микрофон, Трейз сказал сам себе.

— Мне его уже почти жаль.

— Он этого заслуживает, если не большего, — сказала Лилия.

— Я уверен, что внутри он хороший человек. Он стал таким, потому-что слишком сильно хотел помочь своей стране.

— Это не значит, что ему нужно сочувствовать. Он и тот парень, что застрелил мистера Матео, они могу говорить что угодно, когда окажутся в суде.

— Суд, да, — пробормотал Трейз.

<Ты всё промахиваешься и промахиваешься.>

Снова прозвучал голос Аллисон по рации. Два истребителя продолжали кружить в воздухе перед гидросамолётом. Появилось ещё больше вспышек, а затем, звук стрельбы затих.

<Видишь? Вот что происходит, когда стреляешь так безрассудно. У тебя кончился боезапас. Довольно. Я дам тебе время, чтобы ты подобрал своих друзей.>

<Мне не нужна твоя жалось.> — Jтветил капитан.

<Пожалуйста, сдавайся. Ваш план провалился. Возвращайся и спаси своих подчинённых.> — Мягко сказала Аллисон.

«...»

В тишине, Трейз посмотрел на Лилию.

<Ха-ха-ха... нет. Ещё не всё потеряно. Ещё не всё!> — смеясь, закричал капитан.

— А? — выдохнул Трейз. Лилия спросила у него, из-за чего.

— Он... отбросил свои поплавки...

Лилия оглянулась и быстро заметила истребитель. Как и сказал Трейз, огромные поплавки исчезли. Она видела, как они падали в воду.

— Чего он добивается? Он теперь не сможет приземлиться.

— Не может быть...

<Ещё не конец!>

Выражения их лиц изменилось.

<Ты идиот! Остановись!> — закричала Аллисон.

Пока Лилия и Трейз в ужасе слушали...

<Ещё нет!>

Истребитель капитана летел прямо в гидросамолёт.

— Нет!

— Ох!

Крошечный самолёт, словно воздушный шар, попал в их видимость.

— Он собирается протаранить нас!

— Уклоняйся! — закричала Лилия. Но Трейз перестал двигать штурвал.

— Это бесполезно. Кроме того...

<Ваше Величество!> — крикнула Аллисон, в то же время, развернувшись и начав преследовать истребитель-амфибию.

<Да!>

<Сохраняй курс! Вы окажетесь в безопасности если продолжите так лететь! Держи курс любой ценой!>

<Да, мэм!>

Трейз твёрдо ухватился за штурвал.

<Слава Торказии!>

Это был ушераздирающий крик безумия и эйфории.

Чёрный истребитель летел прямо за ним.

Мощные 30-мм пулемёты выстрелили из передней части истребителя. Полосы света поразили самолёт капитана.

На задней части кабины была установлена металлическая пластина для защиты пилота, но бронебойные пули с лёгкостью её пробили и попали в голову капитана, превратив её в красный туман. Смерть пришла так быстро, что он даже не успел ощутить боли. Прошёл лишь миг.

Даже после смерти, его правая рука держала штурвал. Неуправляемый самолёт продолжил падать в сторону гидросамолёта.

Лилия наклонила штурвал, целясь в правое крыло. Попав всеми выстрелами, она сломала его.

С брызгами искр и огня, правое крыло отпало от фюзеляжа. Сила оставшегося левого крыла, привела самолёт в неистовый штопор.

Истребитель, с трупом внутри, вращался словно волчок, пока падал к правой стороне гидросамолёта.

Трейз наблюдал, как к ним приближался истребитель, до конца.

Лицо человека, кричащего за лобовым стеклом. Чёрный самолёт, надвигающийся сверху, словно жнец. Свет, вылетевший из самолёта Аллисон, словно коса. И красный туман.

Два самолёта сошлись на одну секунду, и тут же разошлись. Самолёт-амфибия в чёрном дыму слева снизу, а чёрный истребитель исчез справа вверху.

Гидросамолёт продолжал лететь, словно ничего не происходило.

Несколько секунд спустя.

— Мы сделали это...?

Спросил человек справа.

— Да. Мы всё же справились, — ответил Трейз.

Тем временем, в пассажирском салоне.

«...»

Карло сидел в конце прислонившись к окну, его рот был открыт, пока он спал.