Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ч_в
11.10.2019 02:06
Хз как в личку после перепила сайта писать, так отпишусь тут. Переводчики, если вам нужны начальные иллюстрации (цветные) томов 3-6 в нормальном качестве, отпишитесь.
Lero
20.09.2017 15:17
Вай вааай~ спасибо большое~ продолжайте пожалуйста.
ч_в
13.09.2017 17:55
О, "Аллисон и Лилия" завезли

Дополнительная глава: Мэг и Лилия

— Госпожа Мэгмика, прошу меня извинить. Вероятно, вы сегодня впервые опоздаете в школу, — извиняющимся тоном произнёс водитель.

— Ничего страшного, это не ваша вина, — ответила я с заднего сиденья.

Столица Рокше — Особый Столичный Округ — представляла собой сплошную застройку многоквартирными домами, испещрённую запруженными автомобилями восьмиполосными автодорогами.

Вот и машина, в которой я ехала, наравне со всеми застряла в дорожной пробке. Со всех сторон её окружали неподвижные автомобили. Еле ползущие машины являли собой вполне обычное явление для утренних часов, но чтобы всё было настолько плохо, такое случалось довольно редко. Не двигалась даже выделенная для автобусов полоса. Скорее всего, где-то впереди по улице произошло ДТП.

По проложенным посредине улицы рельсам надземной линии метро промчался поезд. Ярко сверкая под солнечными лучами, он оставил позади себя неподвижный автотранспорт. Сидящие в машинах и автобусах люди завистливым взглядом проводили его вагоны.

Меня зовут Мэг.

Полностью моё имя звучит как Штрауски Мэгмика. В нём Штрауски это фамилия, а Мэгмика — имя. В Рокше имя всегда ставят перед фамилией, но я родилась в СоБеИль, — в Соединённом королевстве Безель-Ильтоа — а там всё наоборот.

Ещё двадцать лет назад и представить себе было нельзя, что кто-то вроде меня застрянет в пробке на вражеской территории. А всё потому, что СоБеИль на западе и Рокше на востоке — две нации, располагающиеся на противоположных сторонах единственного на планете континента — воевали друг с другом чуть ли не с самого своего основания.

Но незадолго до моего рождения ситуация кардинально изменилась и две страны потеряли свои причины воевать.

И теперь между ними происходит невероятное количество взаимообменов в различных отраслях. Множество людей стало работать на другом берегу реки. Мой папа как раз из их числа. Так как он работает в продовольственной компании, его назначили ответственным за импорт высококачественной муки из Рокше. Я тогда была ещё очень маленькой.

Он долгое время жил в Особом Столичном Округе один. А два года назад, когда мне исполнилось четырнадцать лет, папа решил перевезти в Рокше всю семью.

В то время я училась в восьмом[✱]прим. пер.: в оригинале дано «во втором классе», но дело в том, что второй класс японской средней школы примерно соответствует восьмому классу российской, так что здесь и далее я буду ориентироваться на российскую классификацию классе. Даже несмотря на то, что моя семья находилась рядом, мне было тяжело расставаться с друзьями, которых я знала ещё с младшей школы, с любимым городом и страной в которой я родилась и выросла.

В Рокше не существует спецшкол для новоприбывших из СоБеИль. И хотя я не знала ни единого слова по-рокшенуксски, мне всё равно пришлось бы посещать местную школу. Поэтому вместе с мамой и двумя младшими братьями я нерешительно ступила на борт пересекающего Северное море парома.

Зачарованным взглядом я оглядела широченное устье Лутони, а затем бросила в волны приготовленный заранее букет. Я подумала о тысячах погибших солдат с обоих берегов реки, после чего сказала про себя: «Как же это здорово, что у меня есть возможность посетить Рокше».

Когда мы приехали в Особый Столичный Округ, то поселились в предоставленной компанией папы премиленькой служебной квартире.

Жить в Рокше оказалось не очень трудно. Семья находилась рядом, да и коллеги папы с радостью были готовы помочь если что. Климат был почти такой же, как и в нашем родном городе, а еда в заведениях общественного питания даже вкуснее нашей.

Я решила некоторое время не ходить в школу. Всё потому, что мой рокшенуксский не позволял мне в достаточной степени поспевать за уроками. Из-за этого мне наняли репетитора, и я старательно с ним занималась.

В отличие от безельского языка, столетиями имеющего хождение в королевстве Безель и обладающего богатой историей, рокшенуксский язык является языком искусственным, разработанным всего двести лет назад, когда образовалось государство Рокше. Кроме того, рокшенуксский язык отличается от безельского тем, что не имеет разделения по половому признаку, в нём нет спряжений неправильных глаголов и особого произношения. В его алфавите совсем немного букв и нет дополнительных знаков. Так что, к моему собственному удивлению, я выучила его достаточно быстро. Я целиком уверена в том, что сделать наоборот было бы очень трудно — в смысле, для рождённого в Рокше выучить безельский.

Всего за полгода я научилась читать, писать и в некоторой степени вести диалог. Только после этого я стала посещать столичную школу.

Местная старшая школа является неким подобием комбинации средней и старшей школы СоБеИль. В ней учатся школьники возрастом от двенадцати до восемнадцати лет, имеющие в дальнейшем намерение поступить в университет.

В СоБеИль после окончания средней школы ты можешь поступить в профессионально-техническое училище, либо продолжить обучение в старшей школе, чтобы потом пойти в университет; а можно и сразу устроиться работать. То есть, вариантов полно.

Что же касается Рокше, то если в двенадцать лет ты не пошёл в старшую школу, то получить высшее образование уже не светит. Тогда остаётся только провести четыре года в училище, прежде чем начать искать работу. И хотя это всего лишь вопрос норм и правил, я всё-таки считаю, что слишком жестоко в двенадцать лет ставить человека перед выбором своего будущего.

Старшая школа оказалась полна сюрпризов.

Поскольку из-за расписания триместров я начала учёбу почти на год позже, мне пришлось снова стать восьмиклассницей и заново повторять уроки моей средней школы. Я была на год старше моих одноклассников, но в Рокше никто косо не смотрит на тех, кто остался на второй год. В средней школе в СоБеИль нельзя остаться на второй год, и хотя в старшей школе такая возможность всё же имеется, это считается очень постыдным проступком.

Также в Рокше несколько иначе относятся к старшеклассникам. В СоБеИль, в средней и старшей школах, даже если школьник старше тебя всего на год, он может помыкать тобой как угодно. Наверное, такое различие в отношении возникло из-за того, что в Рокше больше нет социального института аристократии.

В СоБеИль каждый класс имеет собственный кабинет, в котором и проходит большинство занятий. Школьники собираются в этом классе каждое утро; а ещё в нём хранятся школьные принадлежности. В личном кабинете ученики говорят «здравствуйте» утром и «до свидания» вечером своему классному руководителю. Но в Рокше у классов нет собственных кабинетов, где можно было бы собираться по утрам. Мы храним наши вещи в одном из сотен вытянувшихся вдоль стен шкафчиков. И когда приходит время урока, мы достаём из них свои тетради и идём в нужный кабинет. Таким образом, у меня каждый урок новые одноклассники.

Помимо нескольких обязательных предметов, можно выбрать любой предмет по своему желанию. Желаемые курсы набираются из всего учебного плана, и затем по ним составляется индивидуальное расписание занятий. Иногда получается так, что на одном и том же уроке могут учиться школьники разных годов обучения.

Отличникам разрешено набирать столько уроков, сколько они сами захотят. И если получаемые ими оценки достаточно хорошие, то их вполне могут перевести на год выше, или даже больше, чем на год. Такая система очень похожа на университетскую образовательную систему СоБеИль. Из-за этого у меня возникло ощущение, что я на несколько лет раньше пошла в университет. Даже и не знаю, хорошо это или плохо.

В школе преподают обычные уроки, типа рокшенуксского языка, обществоведения, математики, физики, химии и музыки. Но есть и не совсем обычные, которые посещают мало учеников, вроде иностранных языков (например, безельского), кулинарии, фотографирования, верховой езды, автовождения, мореходства, стрельбы из огнестрельного оружия, стрельбы из лука и фехтования.

В СоБеИль обед приносят из дома. Но в старшей школе в Рокше все обедают в школьной столовой. Столовая расположена рядом с центральным садом и при хорошей погоде можно пообедать снаружи под солнцем. Каких-то определённых наборов блюд в меню нет — можно выбрать любые понравившиеся продукты питания, положить их себе на поднос и потом расплатиться за набранное. Так как правительство оплачивает половину стоимости питания, то обеды получаются вполне доступные по средствам. А ещё они настолько вкусные, что если я не возьму себя в руки, то рискую набрать лишний вес.

В СоБеИль я училась в чисто женской школе, поэтому поначалу мне было неудобно посещать занятия вместе с мальчиками. Нам приходилось вместе ходить на физкультуру, и у нас даже были смешанные уроки плавания в большом школьном бассейне. Хотя, я так думаю, это лично моя проблема и к Рокше она не имеет ровным счётом никакого отношения.

Остальные школьники, как и я сама, прекрасно осознавали тот факт, что я приехала из СоБеИль. Я почти с ними не общалась, так как не могла привыкнуть к непринуждённой атмосфере школьной жизни. И они тоже относились ко мне с осторожностью, потому что я иностранка. Для них я была словно хрупкая кукла.

Наше поколение слабо осознаёт прошедшую войну, но школьники по-прежнему смотрят на меня недоверчиво. И это вовсе не из-за моего внешнего вида — всё-таки в Рокше полно людей с чёрными волосами и светлой кожей как у меня.

Полгода я не могла ни с кем близко подружиться, и в итоге я стала водиться с двумя людьми, которые проходили обучение по проводимой СоБеИль стипендиальной программе. Как же было здорово разговаривать с ними на родном языке. Но так как они оба были на два года старше меня, то вели себя скорее как старшие коллеги, чем друзья. Поэтому я не могла довериться им целиком. У них была похожая на мою проблема с общением, так что, в конце концов, мы стали держаться вместе.

Вот только по окончанию триместра они вернулись на родину. Даже и не знаю, сколько раз я тоже хотела вернуться назад. Но папина работа процветала, а беззаботная мама наслаждалась жизнью в Рокше. Про братьев вообще можно не говорить — они стали знаменитостями в своих классах в младшей школе и просто обожают Рокше. Иногда братья даже приводят домой своих друзей.

Я знала, что сидеть и ждать бесполезно, поэтому решила вступить в клуб.

Мой выбор пал на клуб хорового пения, потому что он мог мне помочь в изучении рокшенуксского языка, но ещё более потому, что я люблю петь. В СоБеИль я уже с четырёх лет пела в церковном хоре.

Вступление в клуб хорового пения оказалось правильным решением. Ежедневные встречи в клубной комнате с одними и теми же людьми помогли мне с ними подружиться. Из всех участников клуба самой приятной была президент. Она училась в выпускном классе, и своими пухленькой фигурой и тёплым характером напоминала мне одну из моих тётушек из родного города. Президент стала моей первой настоящей подругой в Рокше. Так что оставшиеся несколько месяцев до её выпускного, обернулись для меня прекраснейшим временем в школьной жизни.

В конце учебного года я проводила её со слезами на глазах. А затем, начался новый триместр.

Я успела привыкнуть к школе, потому что посещала её уже целый год, но завести друзей, с которыми я ходила бы на занятия или сидела рядом в столовой у меня так и не получилось. В СоБеИль все называли меня просто «Мэг», но здесь я слышу только одно «госпожа Штрауски Мэгмика из СоБеИль».

Я убедила себя, что в этом, собственно, нет ничего плохого, и начала безучастно ходить на занятия одна и обедать в одиночестве. Я с нетерпением ожидала клубную деятельность после уроков.

И вот тогда я встретила её.

Незадолго до начала триместра нам предложили выбрать один из уроков: либо урок рисования, либо урок музыки. Но я и без того каждый день пою после занятий, кроме того, я не умею играть на музыкальных инструментах. Поэтому я выбрала рисование.

На самом первом уроке в огромном кабинете рисования собралось порядка сорока школьников. Примерно половина из них была мальчики, а остальные — девочки. Когда все расселись по местам и стали переговариваться со своими друзьями, я как обычно отсела одна в дальний угол.

Вскоре пришёл учитель и рассказал, что нас ждёт на курсе по рисованию. Затем, для первого урока он предложил разбиться на пары и нарисовать портрет своего партнёра.

Я не ожидала такого мучительного задания на первом же уроке. Из-за того, что у меня нет друзей, обычно я остаюсь последней, кто не выбрал себе пару. И хотя я к этому уже привыкла, мне было грустно каждый раз поднимать руку, когда учитель спрашивал, кому не хватило напарника.

Но в этот раз обстоятельства сложились ещё хуже.

— Мэгмика приехала в Рокше из СоБеИль. Кто-нибудь хочет стать её партнёром? — неожиданно спросил учитель. Его вопрос застал меня врасплох. Люди и так уже избегали меня (или быть может, они меня боялись?) потому что я из СоБеИль.

Я даже начала сердиться на учителя за то, что он задал этот вопрос. Но тут…

— Я буду твоим партнёром.

Раздался женский голос. Но вероятно я была единственной, кто понял, что было сказано. Всё потому, что девочка говорила на чистейшем безельском языке.

Я с удивлением посмотрела на появившуюся передо мной девочку с каштановыми волосами. Она выглядела энергичной и уверенной в себе — другими словами, она была сильной.

— Меня зовут Лилия Шульц. А тебя? — спросила Лилия на безельском. Я назвала своё имя, после чего Лилия улыбнулась и села напротив меня.

Таким образом у всех появилась пара и ученики начали рисовать своего партнёра. Кабинет рисования тут же наполнился шумной болтовнёй.

Я тоже разговаривала с Лилией. Сперва я её спросила, откуда она так хорошо знает безельский язык. Я даже поинтересовалась, а не приехала ли она из СоБеИль, так как фамилия «Шульц» не является для тех мест чем-то необычным.

Лилия объяснила, что она родилась и выросла в Рокше, но дома она росла в безельскоговорящей среде, потому что её мама свободно говорит на безельском языке.

Какое же у неё всё-таки хорошее произношение. Одна из характерных черт безельского языка заключается в том, что за пределами столицы, города Суфрестуса, население страны (включая меня) разговаривает на различных диалектах. Но произношение Лилии не такое. Она разговаривает на истинном безельском, применяемом только среди аристократов и в королевской семье.

Остальные школьники смотрели на нас разинув рты, потому что мы общались на иностранном языке. Но Лилия совсем не обращала на них внимания и продолжала разговаривать со мной. То же самое делала и я.

Лилия расспросила обо мне, и я ей рассказала, что приехала в Рокше два года назад из-за папиной работы. Судя по всему, Лилии было немного завидно, потому что она сказала, что хочет когда-нибудь посетить СоБеИль и даже там пожить.

— В частности, я хочу съездить в деревню, в честь которой меня назвали.

Я спросила у неё, что она имеет в виду, и Лилия ответила, что её назвали в честь деревни в Ильтоа, в которой её родители дали обещание связать своё будущее друг с другом.

— Моё настоящее имя на самом деле очень длинное — Лилианна Айкасия Коразон Уиттингтон Шульц. Тебе вовсе не обязательно запоминать его целиком.

Моя рука с карандашом замерла в воздухе. Удивлению моему не было предела по двум причинам.

Во-первых, имя «Лилианна». Я предполагала, что «Лилия» является рокшенуксским именем, но всё оказалось совсем наоборот.

Самым известным правителем в истории Ильтоа была королева Лилианна. Всеми любимая королева знаменита тем, что в Средние века объединила регион Ильтоа. Находящаяся у подножия Центрального горного хребта деревня Лилианна названа в её честь.

В СоБеИль совсем немногие родители называют своих дочерей Лилианна. Дело в том, что королева Лилианна настолько известная историческая личность, что нося её имя довольно трудно жить так, чтобы этому имении соответствовать. Лилия, судя по всему, прекрасно об этом осведомлена.

— Ну, да. Я слышала про неё от мамы. Но мы же всё-таки живём в Рокше, — тихо засмеялась она про себя, не придавая этому большого значения. Действительно, имя Лилианна ей превосходно подходит.

Вторая причина моего удивления заключалась в её средних именах. Добавление фамилий дедушек и бабушек, а также фамилии матери в качестве средних имён является старым обычаем в СоБеИль, где кровные узы ценятся очень высоко. Но в наше время этому обычаю уже практически никто не следует, так что в моём случае меня зовут просто Штрауски Мэгмика.

— Хм-м… Я думаю, мама назвала меня так, чтобы я не забыла свои корни. Но ты знаешь, это ведь очень неудобно, потому что в официальных документах вечно не хватает места, чтобы вписать моё имя целиком. Поэтому я почти никогда им не пользуюсь.

Фамилии Айкасия и Коразон тоже собеильского происхождения. Когда я указала на сей факт, Лилия рассказала мне историю своей матери. Её мама была военной сиротой и воспитывалась в приюте с названием «Дом Будущего». Я про такой даже и не слышала. По всей видимости, он был основан покинувшей много лет назад СоБеИль женщиной. Мама Лилии считала эту женщину своей родной бабушкой. Вот поэтому средние имена Лилии и происходят от безельских фамилий.

— Меня многое связывает с СоБеИль, хотя сама я там никогда не была, — скромно улыбнулась Лилия.

Затем она предложила перейти на рокшенуксский язык, и мы переключились на него. Я по-прежнему испытываю языковые трудности, но вполне могу поддерживать простой разговор. Распознавать на слух язык у меня получается лучше, чем говорить на нём, поэтому я понимаю бо́льшую часть разговора, даже если человек говорит очень быстро.

Лилия приостановилась рисовать и улыбнулась:

— У тебя хорошо получается говорить! Я думала ты приехала в Рокше только в этом году.

Я сказала, что приехала ещё в прошлом году. А ещё сказала, что кроме клуба хорового пения у меня больше нет знакомых и поэтому у меня нет ни единого друга моего возраста.

Рука Лилии замерла в воздухе. Затем…

— Хм-м… то есть получается, что я твоя первая подруга в Рокше? Это большая честь для меня. Можно называть тебя просто Мэг?

— Ой, прости, Мэг. Я не очень хорошо рисую, — извиняющимся тоном произнесла Лилия, показывая мне свой рисунок в конце урока.

Я ответила ей, что получилось замечательно — на самом деле, вышло даже прекрасно. Мне её рисунок понравился.

Конечно, рисунок Лилии требует некоторой доработки, но зато на нём я улыбалась.

С того дня прошло полгода. Теперь Лилия моя лучшая подруга. И хотя кроме рисования общих уроков у нас с ней больше нет, мы всегда обедаем вместе.

— М? Хм-м?.. — я пришла в замешательство.

Прямо за окном находилась Лилия. Одетая в лёгкую куртку поверх школьной формы, она сидела в мотоциклетной люльке стоящего позади моей машины мотоцикла. Так же как и я, она застряла в дорожной пробке. На Лилии были надеты мотоциклетные очки, но я всё равно её узнала.

Я тут же стала крутить ручку стеклоподъёмника, чтобы открыть окно.

— Лилия! — закричала я и помахала рукой. Сидящий за рулём мотоцикла одетый в кожаную куртку мальчик услышал мой голос и рассказал об этом Лилии.

— Мэг! — откликнулась Лилия, вскакивая на ноги прямо в люльке. Лилия сняла мотоциклетные очки и передала их мальчику, после чего она схватила свою сумку и выбралась из люльки.

Бросив мальчика с мотоциклом посреди затора, она протиснулась между автомобилями и пересекла центр улицы, чтобы добраться до моей машины.

— Привет, Мэг! Здравствуйте, уважаемый водитель! Можно поехать с вами?

Я утвердительно кивнула.

Желание Лилии поехать на автомобиле имело под собой веское основание. Дело в том, что приезжающие в школу на машине ученики — такие как я — не всегда могут избежать попадания в пробку. И если водитель у школьных ворот подтвердит задержку в пробке, то таким ученикам не будет зачтено опоздание на уроки.

Обычно Лилия добирается до школы на автобусе, либо на поезде метро. Ту часть дороги, где мы сейчас находились, она всегда преодолевала на поезде. Я понятия не имею почему, но сегодня она поехала на мотоцикле, а значит, — ей грозило опоздание. Но если она приедет со мной, то можно будет сослаться на дорожную пробку.

— Ух, чуть не влипла! Спасибо тебе Мэг, ты мой герой!

— Всегда пожалуйста. А кто этот мальчик на мотоцикле?

— Да ничего особенного. Просто мой слуга.

— Слуга? В каком смысле?

— Самый обычный парень. Приехал к нам два дня назад, чтобы посмотреть столицу. По счастливой случайности у него оказался под рукой мотоцикл. Вот я и попросила его, чтобы он, начиная со вчерашнего дня, отвозил меня в школу, а потом забирал домой. А тут эта пробка возникла. Если бы не ты, меня сто процентов записали бы в опоздавшие.

— Теперь твой рекорд посещаемости без опозданий не прервётся, верно?

— Как же хорошо иметь друзей.

— …

— Что такое, Мэг?

— Да, ты права.

Машина даже и не думала двигаться с места. И хотя внутри работал вентилятор, под летним солнцем в ней стояла невыносимая жара.

Но сегодня я невероятно счастлива. Ведь начинался мой учебный день в Рокше.