Том 1    
Глава 7 - Мардок

Глава 7 - Мардок

— Может… лучше рассказать учителю? — после нескольких десятков секунд молчания спросил, наконец, Ларри.

— Согласен.

— Неплохая идея.

Так ответили ему Серон с Ником. Таким образом, все мальчики пришли к единому соглашению.

— Наверное, так и стоит поступить, — Наталья тоже огласила своё согласие. Мэг снова и снова утвердительно закивала.

— Такое тебя устроит? — поинтересовался Ларри у Дженни.

— И что будет, когда мы покажем фотографию учителю? — с подозрением спросила она.

— Я не знаю, — ответил Серон. — А что ты ожидала от нас, когда показала её нам?

— Ну-у… хорошо.

Махнув рукой, Дженни с неохотой уступила, после чего она собрала со стола фотографии. Девочка поместила их обратно в папку для документов.

— Но только мы должны пойти все вместе.

— Я с тобой согласна.

Ларри пришлось немного подумать, прежде чем до него дошёл смысл диалога Серона с Дженни:

— А-а-а… — мальчик хлопнул в ладоши. Он понял, что учитель ни за что не поверит Дженни, если она придёт одна. Но свою догадку он озвучивать не стал.

Мэг, всё ещё не видя причины, удивлённо склонила голову на бок. Наталья же смысл поняла и бросила беглый взгляд на обращённое к ней в профиль лицо Дженни.

— Вот и отлично! Но для начала, уберём посуду, — произнёс Ларри.

Мальчики тут же унесли подносы, чайник и чашки. После чего они вернулись к ожидающим их за столом девочкам.

— Идём в учительскую, учитель Мардок должен находиться там, — сказал Ларри.

— Хорошо. Мэгмика, ты идёшь? — спросила Наталья.

— И-иду. Пожалуйста, не бросайте меня здесь.

— Оставим кино на другой раз. Если что, можно сходить и после обеда, — подвёл итог Ник.

Шесть школьников один за другим вышли из кафетерия.

Ларри шёл впереди всех слегка замедленным шагом, чтобы подстроиться под темп девчонок. Школьники вышли из общежития на уличный свет и направились к большому школьному корпусу, в котором и находился учительский кабинет.

Ларри с Сероном шли впереди, за ними следовали Ник, Дженни, Наталья и Мэг. Ларри одними только жестами предложил Серону пойти рядом с Мэг и поговорить с ней, но тот только отрицательно закачал головой.

В конце концов, Ник прервал всеобщее молчание. Его длинные волосы заколыхались на северных ветрах, когда он поднял голову и посмотрел на сияющее голубое небо:

— Сегодня прекрасная погода.

— Не могу сказать, что мне от этого становится лучше. Терпеть не могу истории про привидений.

— О-о, какой сюрприз, Ларри. Ты боишься призраков?

— Я просто не люблю вещи, которые нельзя объяснить. И если уж говорить про боязнь, то живые люди намного страшнее мертвецов.

— Твои слова можно трактовать по-разному.

К этому моменту они вошли в пустынное здание школы, а вскоре подошли и к двери учительского кабинета, расположенного почти по центру первого этажа.

4-я старшая школа могла похвастать огромным числом учащихся, и количество преподавательского состава соответствовало их объёму. Поэтому и учительский кабинет тоже обладал колоссальными размерами — он занимал прямоугольное пространство почти в половину первого этажа.

Кабинет был поделён на секции, каждая из которых принадлежала тому или иному учебному предмету. Внутри секций располагались рабочие столы учителей. На большинстве из них даже на каникулах горами возвышались книги и учебные материалы.

Единственный предназначенный для школьников вход в кабинет находился почти посередине помещения. Как только делегация вступила внутрь, она очутилась у справочного стола. В учебное время школьники оставляли заявку сидящим за столом секретаршам, а потом ожидали своего учителя у входа в кабинет. Но в этот раз…

— Никого нет…

Ларри был прав. Обе секретарши отсутствовали по причине летних каникул.

— Похоже что персонал тоже наслаждается своим отпуском, — прокомментировал ситуацию Ник.

Кабинет и ряды столов в нём оставались немыми. Учитель Мардок вероятно находился где-то среди них, вот только его нигде не было видно.

— Ларри, давай ему позвоним, — предложил Серон, снимая со стоящего на справочном столе белого телефонного аппарата трубку.

— Ага, хорошая идея.

Перед телефоном лежала записка:

[На летних каникулах звоните учителю Мардоку с секции рокшенуксского языка.]

Под этой надписью был начертан телефон секции.

Серон набрал номер на поворотном диске телефона и где-то в глубинах просторного кабинета раздался слабый звонок.

— Не берёт трубку, — побормотал себе под нос Серон после пяти вызовов. Он подождал ещё с десяток-другой звонков.

— Может, он совершает обход? — предположил Ларри. И в этот момент…

[Да? Мардок слушает…]

Из динамика раздался сонный голос.

— Здравствуйте господин Мардок. Говорит ученик девятого класса, Серон Максвелл. Я пришёл в учительскую, чтобы с вами поговорить. Я вас не сильно отвлекаю? — заговорил Серон.

[А-а, прости, что не сразу ответил. Подожди меня там, я сейчас подойду.]

Так ответил учитель Мардок, после чего повесил трубку.

— Ну, как? — спросил Ларри.

— Похоже, он крепко спал, — честно ответил Серон. Ник пожал плечами и улыбнулся.

— Да уж. А он нам точно поможет? — поинтересовалась Наталья, но никто не ответил на её вопрос.

— Прошу прощения, Серон. Я, должно быть, задремал, — искренне признался учитель Мардок, появляясь в поле зрения. Одет он был в самые обычные коричневые штаны и голубую рубаху поло, а на голове у него после сна творился бардак — немыслимый для учителя вид во время занятий.

Увидев у справочного стола так много людей, он сильно удивился.

— Ну и ну, какая необычная у вас компания собралась. Как я понимаю, ни один из вас не состоит в театральном клубе… Точно, вы же их помощники, — произнёс учитель. Затем он продолжил. — Разве репетиция на сегодня не отменена?

— Она отменена, но мы пришли потому, что хотим вам кое-что показать.

— Что бы это могло быть, Серон? У тебя довольно-таки серьёзный вид.

Серон повернулся и протянул руку к Дженни. Она молча вытянула из папки фотографию и передала ему.

Серон положил снимок на стол.

— Вот, посмотрите. Что это может быть?

— Что это? — учитель Мардок сдвинул брови, наклонился вперёд и несколько секунд внимательно всматривался в изображение. — А-а, так ведь это старый склад на отшибе.

— Вы правы. И если вы посмотрите на это окно, то между железными прутьями…

— Человеческое лицо, — равнодушно произнёс учитель. Его ответ сразил школьников наповал.

— Эм-м… так вот, насчёт лица…

— Да, оно определённо пугает. Похоже на привидение.

— Вот именно…

— Дженни Джонс, должно быть это твоя работа? Я впечатлён.

— Что? Но ведь…

— Если честно, я большой фанат твоей газеты. И в особенности, твоих фотографий. В молодости я всегда отчаянно хотел, чтобы у меня был собственный фотоаппарат. К сожалению, в то время фотоаппараты стоили очень дорого. Правда, они и сейчас недешёвы, но тогда это было что-то с чем-то. Если не ошибаюсь, цена доходила до размера годовой зарплаты. Поэтому никто и никогда не обращался с фотоаппаратом словно с игрушкой, как это делают сейчас, — с тёплой улыбкой разъяснил учитель Мардок.

Серон не стал его перебивать.

— Я считаю, что газета только выиграет, если ты в тексте будешь писать «данная работа является чистой выдумкой». Ведь достаточно всего толики оригинальности, чтобы привнести в нашу жизнь струю энергии.

— …

Серон посмотрел на реакцию остальных.

Ларри показывал на него пальцем, предлагая Серону сказать то, что было у всех на уме. Стоящая рядом с ним Дженни явно была в ярости — Серон видел, как она сильно стиснула зубы. Ник при встрече взглядами с Сероном нацепил на лицо загадочную улыбку. Наталья, как и Ларри, жестикулируя подбородком, подгоняла Серона высказать своё слово. Мэг же стояла рядом с ней с широко раскрытыми чёрными глазами, — словно щенок, только что принесённый в новый дом.

Серон снова посмотрел на учителя Мардока:

— Эм-м… учитель. Это не ретушированная фотография.

— Хм-м?

— Вы правы, фотографию сделала Дженни. Но она утверждает, что конкретно этот снимок отличается от тех, что она делала раньше. Она говорит, что сфотографировала его вчера днём, проявила плёнку вчера вечером, а напечатала сегодня утром. На фотографии она обнаружила то, что вовсе не собиралась снимать, поэтому она сперва показала её нам, дабы узнать наше мнение. Но мы не смогли прийти к соглашению и потому решили показать её вам.

— … — учитель Мардок недоумённо склонил голову на бок. — Но ведь это она сама так заявляет, разве нет?

— Простите?

— Я имею в виду, что это Дженни вам сказала, что фотография подлинная.

— С-совершенно верно.

— И вы все ей поверили?

Пятерых школьников словно громом поразило. Что же касается шестой школьницы…

— Подождите! Дайте мне ска!..

Шестая школьница попыталась наброситься на учителя, но была сзади перехвачена Натальей, которая тут же зажала ей рот.

— Прости.

— Фм-м-м!...

— Господин Мардок, — начал Серон. — Вы подразумеваете…

— Если не можете подловить шутника, лучшим выходом остаётся только наслаждаться его шуткой.

— Вы ей не верите?

— Конечно, нет.

— …

— У вас всё? — с улыбкой спросил учитель Мардок.

— Эм-м…

У Серона просто не было слов. Учитель равнодушно продолжил:

— Если вас действительно это так беспокоит, почему бы самим не сходить и не посмотреть на месте? Смотреть там, правда, не на что, но зато здание имеет огромную историческую ценность. Там всё ещё идут строительные работы, так что будьте осторожны.

— До свидания.

Серон, Ларри, Ник и Наталья вышли из кабинета раздосадованными.

— Ч-чего это он?! П-поверить не могу! Он отнёсся ко мне, как к какой-то врунье! — взорвалась расстроенная Дженни, стоило ей только выйти за дверь.

— Вот здесь он как раз ни в чём не виноват, — пробубнила себе под нос Наталья.

— …

Мэг за всё это время не произнесла ни слова.

Все школьники молча прошли по коридору прочь от учительского кабинета. Они достигли входа в здание и остановились кружком в том месте, где вестибюль расширялся. Серон нарушил молчание:

— После всего услышанного я начинаю думать, что…

— Черныш, ты мне не веришь?! — воскликнула Дженни.

— Мне тоже ничего другого в голову не приходит… — высказался вслед за ним Ларри.

— И ты туда же, белобрысый!

— Дженни, — заговорил Ник. — Серон с Ларри хотят сказать, что в словах учителя Мардока есть смысл.

— А тебя, женоподобный, я не спрашивала!

— Но ты знаешь, если так подумать, то он действительно прав, — заметила Наталья.

— Четырёхглазая, даже ты против меня?! Так несправедливо!

Наконец, взгляды всех высказавшихся обратились к самой старшей из них, к девочке с чёрными хвостиками.

— …

Мэг некоторое время молча смотрела в вестибюль, но в конечном итоге сделала глубокий вдох и сказала:

— Я думаю, здесь есть нечто очень странное.

За этими словами последовало четыре изумлённых взгляда. Один только Серон нахмурился и прищурил свои серые глаза. На его лице не было и тени улыбки.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Наталья. Никто не обратил внимания на лицо Серона.

Мэг снова и снова закачала головой из стороны в сторону:

— Я не знаю. Простите. Но что-то очень странное.

— Ты на фотографии что-то заметила? — поинтересовался Ник.

— Прости, пожалуйста, но я не знаю. Мне трудно выразить это словами, — попала в затруднение Мэг.

— Заречница[✱]прим. пер.: Дженни употребляет выражение «河向こうの人» — кава мукоу но хито — человек из-за реки, ты мне веришь?! — радостно воскликнула Дженни.

— Я не знаю, — по-простому ответила Мэг.

— Блин. Давай, решай уже! — потребовала Дженни, обращая свою ярость на девочку.

— Пойдемте, посмотрим! — вмешался Серон, чтобы потушить гнев Дженни.

Все тут же удивлённо посмотрели на него.

— Куда, — спросил стоящий рядом с ним Ларри. — А-а, к старому дому?

— Да. Давайте внимательно посмотрим, что там за железными прутьями. Может, там внутри какой-то предмет в форме человеческого лица. Или быть может это просто игра света.

— Согласен. Я иду с тобой. Не так страшен чёрт, как его малюют. На самом деле, на склад надо было идти в первую очередь.

— Мне нравится это предложение. Но что мы будем делать, если там и в самом деле кто-то окажется? — спросила Наталья. Ларри ей тотчас же ответил:

— Я его поймаю!

— Смело с твоей стороны. Что скажешь, Мэгмика? Ты с нами пойдёшь?

— П-пойду…

— Дженни, как тебе такой вариант? — задал вопрос Серон.

— Сойдёт. Почему бы и не сходить не посмотреть, что там за «привидение», — сдалась Дженни.

Серон первым двинулся в путь, остальные пятеро последовали за ним. Ларри выбежал вперёд и прошептал: «Что если там крутится Хартнетт?»

— Ещё лучше, — прошептал в ответ Серон. — Я хочу показать ему фотографию.

— Вполне разумно. Слушай… а ты, правда, собираешься довести дело до конца? Разве не интересней было бы сходить в кино?

— Интересней. Вот только кое-что меня смущает…

— Что именно?

— Не знаю. Мне, как и Мэгмике, трудно выразить это словами.

— Ага! Значит, вы с ней правда на одной волне.

— Надеюсь, что ты прав, но…

— Прости, приятель. Не падай духом. Так что именно тебя смущает?

— Не знаю.

— Что? Ты серьёзно?

Ларри сдался и прекратил расспросы. Когда он оглянулся посмотреть назад, то увидел самодовольную ухмылку Натальи.

— О чём вы там шепчетесь?

— Не переживай, Ната, это не то, о чём ты думаешь.

— Конечно-конечно.

Школьники вышли из здания школы через ближайшие к складу двери, и пошли по заднему двору. Как и в прошлый раз, здесь не было ни души. Пройдя по брусчатой дорожке, по которой редко кто ходил, они подошли к строению.

От места, где они остановились, примерно в тридцати метрах перед ними омываемый утренним солнцем высился старый склад. Солнечный свет придавал строению на удивление доброжелательный вид.

— Совсем не так, как на фотографиях, — прокомментировал Ник, оглядывая здание.

Школьники стояли с восточной стороны дома.

Серон велел всем подождать, пока он не сходит и не проверит северную сторону.

— Их здесь нет.

Кроме тусклой тени между стеной и деревьями, он там больше ничего не увидел. Бригада Хартнетта отсутствовала.

— Дженни, в каком это было окне? — спросил Ларри.

— Оно на западной стороне. Так как я сфотографировала его во второй половине дня, это можно узнать по расположению источника света. Разве не очевидно?

— Не очевидно!.. Идём туда.

Они последовали за Ларри вокруг южной стороны, придерживаясь расстояния примерно в двадцать метров от стены. Мэг, в частности, делая нерешительные шаги, держалась рядом с Натальей.

По ходу движения Серон с Ником проверили состояние входной двери.

— Двери… заперты.

— Действительно. И очень крепко заперты.

По центру стены располагался лестничный подъём на пять каменных ступеней и вход в здание. А вокруг ручек массивной двустворчатой двери несколько раз была обёрнута толстенная цепь, концы которой скреплял огромный старый висячий замок.

Окна первого этажа были достаточно широкими, чтобы в них мог пролезть человек. Вот только оконные рамы изнутри были заделаны перекрещенными досками, так что пролезть внутрь было нереально.

Перейдя на западную сторону здания, группа школьников остановилась чуть вдалеке от стены.

— Мы с Ларри проверим второй вход. Ник, ты жди здесь.

— Понял.

Серон с Ларри пошли к находящейся в тени северной стороне здания.

— Ты думаешь, там кто-нибудь есть? — поинтересовалась самая высокая из оставшихся четырёх человек школьница в очках у похожего на девочку школьника.

— Как-то без разницы, — оглянулся к Наталье Ник.

— Так себе ответ.

— Пока у меня есть шанс развлечься, то почему бы и нет? И неважно, есть там кто-нибудь в здании или нет, мне весело вместе с вами обследовать окрестности, — улыбнулся Ник.

Наталья несколько секунд смотрела на него в упор, затем сказала:

— У тебя… не так много друзей, да?

— Не стану отрицать.

— Из-за внешнего вида?

— Не совсем. Мне очень нравятся мои волосы. Ты знала, что с древних времён в Рокше, чем выше был статус мужчины, тем длиннее он отращивал свои волосы?

— Похоже на правду. Некоторые короли даже заплетали свои волосы в косы.

— И мне всё равно, если меня путают с женщинами. На самом деле, я с детства рос вместе с двумя старшими сёстрами, которые обращались со мной как с девочкой. Поэтому вопросы касаемо моего пола меня мало волнуют.

Мэг с Дженни слушали их разговор молча.

— Ровесники не любят меня из-за моего дрянного характера. Я всегда стараюсь держать людей на расстоянии. Не то чтобы это плохо — я такой, какой я есть, — но и хвастаться тут особо нечем, — произнёс Ник, улыбнувшись грустной улыбкой. Глаза Натальи под очками сузились:

— Всё с тобой ясно... Николас Браунинг, моя ситуация чем-то похожа на твою, так что думаю я тебя понимаю.

— Прошу тебя, зови меня Ник. Я с нетерпеньем жду того момента, когда нам выдастся почаще поболтать, — беззаботно улыбнулся Ник. Наталья тоже улыбнулась и ответила:

— Без проблем. Женская дружба не такая уж и плохая штука.

— Фу, злюка.

На забавную фразу Ника Дженни лишь пожала плечами, а Мэг тихонько засмеялась.

Несколько десятков секунд спустя вернулись Серон с Ларри.

— С северной[✱]прим. пер.: здесь я исправил опечатку в японском оригинале. В японской версии упоминается южная сторона, хотя уходили проверять они северную стороны то же самое. Двери крепко заперты. И, судя по всему, ими уже несколько дней никто не пользовался, — отрапортовал Ларри.

Серон с Ларри направили взгляды к решётчатым окнам западной стены здания. За осмотром решёток они медленно приблизились к строению. Ник с Дженни подошли следом, а Наталья с Мэг остались смотреть издалека.

На западной стене, невысоко над землёй находилось пять окон.

— Дженни, какое из них? — спросил Серон.

— Центральное.

— Ты уверена?

Дженни подошла к Серону и снова показала ему фотографию.

Все стены здания выглядели абсолютно одинаково, но в действительности, узор оконных проёмов, сложенных из камней различных оттенков, несколько отличался. Так что лицо человека определённо находилось в центральном окне.

— Отлично, — подтвердил Серон и опустился коленями на каменную дорожку. — Есть здесь кто-нибудь? Есть кто-нибудь внутри? — громко прокричал он несколько раз в решётку, сложив рупором ладони у рта.

Голос Серона эхом разнёсся по подвалу. Часть отголосков достигла ушей остальных школьников, а часть рассеялась через другие решётчатые окна.

Ответа не последовало.

Серон снова позвал. В этот раз все школьники тщательно прислушались, но ничего не услышали.

После этого Серон с одного края окна приблизил лицо как можно ближе к решётке и заглянул внутрь. Ларри проделал то же самое с другого края.

Крепкая железная решётка находилась в нескольких десятках сантиметров от наружной стороны стены. Помимо этого, сияющий с противоположной стороны свет тоже мешал разглядеть внутренности подвала.

— Никого нет.

— Ага, никого.

Они не увидели ничего, что могло бы напоминать человеческое лицо. И не увидели бы ничего подобного как на фотографии, даже если бы солнце светило прямо в окно. За решёткой их взору представало только сплошное чёрное пространство. Изредка, отражаясь от стен подвала, жутко завывал ветер.

Серон с Ларри поднялись на ноги. На всякий случай они проверили окна с обеих сторон от центрального, после чего снова стали во весь рост.

— Ну что? — спросила Наталья.

— Никого, — честно ответил Серон.

— То есть, ты считаешь, что это какая-то ошибка? — поинтересовалась Наталья. Она не отрицала возможности того, что Дженни им всё-таки соврала.

— Никакая это не ошибка! — гневно возразила ей Дженни.

— Я рассматриваю две возможности, — спокойным тоном произнёс Серон.

Его слова привлекли всеобщее внимание.

— Какие? — коротко спросила Наталья. Мэг выглядывала у неё из-за спины.

— Первая — это что фотография ретуширована, и Дженни нас всё-таки обманывает.

— Неправда…

— Но! Понаблюдав за ней некоторое время, я пришёл к выводу, что вероятность такой возможности если и не равна нулю, то очень близка к нему.

— Э-это же очевидно! Хотя, я бы предпочла, чтобы ты её снизил до нуля.

— Я согласен с Сероном. Дженни всё-таки не актриса, — с улыбкой произнёс Ник.

— Ты что ли из тех, кто помрёт, если не скажет хотя бы одну умную вещь за час? — с изумлённым видом полюбопытствовал Ларри.

— Может и так. Не хочешь засечь время до следующего раза? — по-прежнему улыбаясь, ответил Ник.

— И какая вторая возможность? — спросила Наталья. Серон коротко кивнул и продолжил объяснение:

— Кто-то на самом деле прячется в подвале.

— Прячется? — переспросил Ларри. В этот раз Серон кивнул глубже:

— Для начала, отбросим возможность того, что в подвале есть «похожий на лицо предмет». Тогда у нас остаётся только один вариант. Человек в подвале прячется так, что обычно его не видно, и только благодаря освещению под определённым углом, его удалось снять на фотоаппарат.

— Точно, так оно и есть, — согласился с его доводом Ник, а Ларри спросил:

— Но зачем кому-то в нём скрываться? В смысле, конечно, сюда никто не приходит и подвал никем не используется. Но ведь в школу закрыт доступ тем, кто не имеет к ней никакого отношения.

— В данный момент у меня нет на это ответа, — признался Серон.

— Надо же… — пожала плечами Наталья.

— Как бы то ни было, Серон… — произнёс Ларри. — Это же очень плохо.

— Ага. Я не знаю, кто там может прятаться, но хорошего в этом точно ничего нет.

— Без шуток…

Ларри с Сероном обменялись мрачными взглядами.

— М-м? А в чём дело? — спросил Ник.

И прежде чем Серон или Ларри смогли ответить, из-за их спины раздался кристально-чистый голос. Голос принадлежал Мэг:

— Вы думаете о рабочих, которых наняли заделать решётки? Серон, Ларри, вы же про них говорите?

Серон утвердительно кивнул.

— Всё понятно. Какая ты умница, Мэгмика, — похвалила её Наталья.

— Я совсем про них забыл, — признался Ник.

— Совершенно верно. Они ещё не начали работу, но как только бригада Хартнетта закончит, в подвал перестанут поступать свет и свежий воздух.

— И тот человек умрёт.

Так предположили Серон с Ларри. Мэг с ужасом на них посмотрела.

— Э-это ужасно! Нельзя его бросать без помощи! Такое нельзя допустить! — воскликнула Мэг совершенно не подходящим ей громким голосом.

— Но… каким образом? — спросил Ник.

— Этого я не знаю. Простите, — плечи Мэг поникли.

— Не стоит впадать в отчаяние. Мы все вместе подумаем, как нам это сделать, — отреагировал Ник.

— Но вы знаете, если тот тип от кого-то прячется, то сколько бы мы его не просили выйти наружу, — подал голос Ларри. Наталья продолжила с того момента, где он остановился, — он не согласится покинуть подвал. Иначе бы он и не прятался.

— В таком случае… — начал было Серон, но его в этот момент прервали.

— Эй, вы! Что вы здесь делаете?!

Издалека на их уши обрушился сердитый мужской голос.

Все школьники посмотрели в сторону источника звука. Со стороны к ним с сердитым выражением на лице приближался мужчина в голубом комбинезоне.

Это был Хартнетт.