Том 1    
Глава 2 - Ларри

Глава 2 - Ларри

Шестой день седьмого месяца, раннее утро. Слой серых туч целиком скрывал небо.

Серон вышел на Столичной западной станции всего через полтора дня отсутствия. И хотя поезда в Рокше славились своим свойством опаздывать, поезд Серона прибыл строго по расписанию. Да обеда у него ещё оставалось много времени.

Для начала, он решил позавтракать в ресторане вокзала.

Огромных размеров ресторан располагался рядом с вестибюлем у входа в вокзал. В данный момент он был заполнен спешащими на работу людьми.

Серон, по возрасту явно выбивающийся из их числа, медленно грыз гренки. В это же время…

— Так-с, посмотрим… Платформа номер четыре…

Девочка с каштановыми волосами, одетая в светло-розовую блузку, светло-бежевую юбку-кюлоты[✱]прим. пер.: на вид обычная юбка чуть выше колена, но внутри имеет переборку для ног и такого же цвета лёгкую куртку, прошла мимо него с двумя билетами до станции Брен в руках[✱]прим. пер.: данный момент из первой главы первого тома ранобэ «Лилия и Трейз» отражён в 14-й серии аниме «Аллисон и Лилия», и там у неё скорее короткий комбинезон, чем юбка.

Ни Серон, ни девочка не заметили друг друга.

После завтрака, чтобы убить время Серон пил чай и читал книгу.

Когда чуть позже открылся универсальный магазин, он отправился в книжный отдел и купил дополнительно три или четыре книги, после чего взял столик в кафе, чтобы их прочитать.

Как только настенные часы отбили нужное время, Серон покинул кафе и поймал такси до 4-й старшей школы.

Так как ученики старших школ столицы в основном происходили из богатых семей, то проход на территорию школ был строго ограничен. Даже во время летних каникул у ворот постоянно дежурили охранники. Все они были вооружены дробовиками, заряженными не летальными — но очень болезненными при попадании — боеприпасами с резиновыми пулями.

Серон показал свой пропуск у ворот и прошёл внутрь.

Широкий школьный двор оставался таким же безлюдным, каким он был день назад — никого не видать. Обычно, спортивные клубы проводят тренировки всё лето, но они пока ещё не начались.

Катя за собой чемодан, Серон направился по обсаженной деревьями дорожке к общежитию в самом дальнем конце школьной территории.

В общежитии, помимо расположенных слева и справа от общего фойе обычных мужского и женского отделений, также имелись гостевые комнаты для кратковременных визитов родителей и друзей. Ещё общежитие включало в себя столовую, которая оставалась открытой даже в выходные дни. Чтобы различать её с главной школьной столовой, ученики называли её попросту «кафетерий».

Кафетерий был достаточно большим, чтобы вместить в себя несколько сотен учеников за раз. В прямоугольном помещении, вполне сравнимом по размерам с банкетным залом гостиницы, стройными рядами располагались длинные столы.

Серон зашёл внутрь кафетерия.

— Это последний стол!

И там, вытирая столы вместе с работницами кафетерия, работал мальчик с короткострижеными светлыми волосами. Поверх его шорт и футболки был надет фартук.

— Серон, ты вовремя! Я почти закончил!

* * *

Чуть позднее, черноволосый Серон и его друг блондин…

…сели бок о бок, одетые только в обёрнутые вокруг талии крошечные полотенца.

Они сидели на деревянной скамейке, а сама скамейка располагалась в очень большой, оклеенной кафельной плиткой комнате. В комнате находилась соответствующих размеров огромная банная купальня, наполненная горячей-прегорячей водой.

Другими словами, друзья расположились в мужской бане общежития.

Тело блондинистого мальчика, по сравнению со стройной фигурой Серона, было крепко сложено. Хотя он был низкого роста, нельзя было заметить ни единой складки жира. Он обладал словно высеченной из камня рельефной фигурой с хорошо развитыми мышцами.

Под его короткой, в военном стиле, причёской сияла пара столь обычных для столицы Рокше голубых глаз. И хотя у него была светлая кожа, руки и лицо мальчика были покрыты загаром и казались темнее, чем остальное тело.

— После того как хорошо поработал, нет ничего лучше бани. Правда, Серон? — энергичный голос блондина эхом разнёсся по комнате.

— Совершенно верно, Ларри. Хотя, я впервые хожу в баню в это время дня.

Названный по имени, Ларри Хепбёрн был добросовестный в своих поступках молодой человек.

Семья Хепбёрнов являлась одной из знаменитейших семей столицы, с более чем 400-летней историей военной службы.

В прошлом они в качестве рыцарей состояли на службе у королей, а после образования Рокше, семейство переквалифицировалось в военных. Ларрины дедушка и прадедушка дослужились до звания генерала. И хотя многие кадровые военные в Рокше с возрастом уходили в политику, семейство Хепбёрнов оставалось преданным военному делу.

Отцу Ларри — 44-летнему служаке — и его младшему на два года брату уже практически светило получение звание генерала. Кроме того, Ларрин старший на шесть лет брат в данный момент проходил обучение в Военной Академии.

Самому Ларри, как и Серону было пятнадцать лет. С раннего детства он состоял в детской скаутской организации, поэтому был приучен к деятельности на свежем воздухе и имел все необходимые для этого навыки — он мог запросто отправиться в горы с одним только ножом в руках и при этом весело провести время.

Его золотым правилом служила фраза «в здоровом теле здоровый дух», и согласно этому правилу, он тренировался практически каждый день. Кроме того, его девизом выступало выражение «офицер должен всегда оставаться джентльменом», и он каждый день старался ему соответствовать. А ещё, он всегда приветствовал человека с улыбкой на лице и с положительным к тому человеку отношением.

Школа проводила занятия по военному делу, и Ларри, что вполне естественно, каждый год ставил эти занятия в своё расписание. На прошлой неделе, в качестве продолжения учебного курса после окончания триместровых экзаменов, Ларри отправился в краткосрочный тренировочный лагерь далеко за пределами столицы. Участникам лагеря предстояло вернуться утром в день церемонии окончания триместра, но поезд задержали, и Ларри не успел приехать вовремя.

Серону с Ларри посчастливилось на самом первом уроке самого первого учебного дня в школе оказаться на соседних местах. Они познакомились, и с тех самых пор дружат уже третий год. Несмотря на безграничную пропасть между их происхождением и воспитанием, они смогли как-то ужиться и теперь называют друг друга не иначе как лучшими друзьями.

— Почему ты протирал столы? — спросил Серон.

— Чтобы размяться! — без промедления ответил Ларри. — Я становлюсь нервным, если хотя бы раз в день не поработаю. Так что я пришёл пораньше и помог им.

— Это заразно? — тут же поинтересовался Серон.

— Конечно! Теперь, когда мы живём в одной комнате, я собираюсь пропустить тебя через военную мясорубку! Зуб даю, что когда ты вернёшься домой, Лиина удивлённо встретит тебя со словами «Кто ты такой? Мой братец был намного костлявей».

— Вынужден отказаться от твоего предложения. Не хочу потом покупать себе школьную форму подходящего размера.

— Да ладно тебе, Серон! Мы же товарищи!

— Я ясно выразился. Прости, конечно, но это я разучился говорить на языке Рокше или же всё-таки ты плохо уши моешь?

Общая баня находилась в цокольном этаже общежития. Она была колоссальных тридцать метров в ширину — достаточно огромная, чтобы оградить жильцов общежития от слишком долгого ожидания своей очереди помыться.

Архитектура помещения сочетала в себе кривые поверхности и замысловатый дизайн, что делало её больше похожей на общественные бани древних времён. В бане стояла скульптура из белого фарфора, представляющая собой мистического героя с рельефным строением тела. Мужчина был совершенно голый и на плечах держал глиняный горшок. Горячая вода струилась из горлышка горшка прямиком в купальню.

Женская баня была украшена похожей голой статуей, но в их случае это была богиня красоты.

Некоторые жильцы общежития шутили, мол, «давайте поменяем статуи местами, все этому будут только рады», но по сей день никто всерьёз этим делом так и не занялся.

Общежития и их бани получали неиссякаемое количество чистой горячей воды из расположенной на краю школьной территории большой котельной. Подземные трубы из неё вели также в школьный бассейн, оранжерею и общежитие учителей.

Кроме двух друзей в бане больше никого не было. Наконец, Ларри прервал молчание:

— Ну что же, давай залазить.

Сказав такие слова, он поднялся с лавки. За ним встал и Серон.

Положив полотенца на край купальни, они медленно погрузились в наполненную до краёв ванну, после чего вытянули руки и ноги.

— Фу-х…

— Ху-у…

Так, выдохнули они в унисон.

Ларри поднял глаза к высокому потолку и медленно произнёс:

— Баня это здорово… Военная база имеет всё необходимое, что может понадобиться для ведения войны, но на ней нет ни единой бани. Есть только душ с чуть тёплой водой. Наверное, это потому, что в состоянии войны нет реальной возможности нагреть такое количество воды. Полевая баня это, конечно, здорово, вот только ни одна армия мира не может себе такую позволить, и о ней остаётся только мечтать.

— Как прошёл тренировочный лагерь?

— Мне понравилось. Как обычно узнал много нового. На этот раз меня сильно заинтересовали танки. Теперь думаю, что было бы неплохо послужить в бронетанковом подразделении. Хотя, некоторые типы меня всё же сильно достали.

— А-а, ты про этих типов… Могу только посочувствовать, — посочувствовал Серон.

Проблема заключалась в том, что, так как Хепбёрны слыли многоуважаемым в военных кругах семейством, то блестящая военная карьера Ларри была практически гарантирована. Именно поэтому многие солдаты, покуда у них появился такой шанс, решили добиться его благосклонности, а это сильно ему докучало.

Для сына семьи Хепбёрнов такое отношение посторонних к нему было вполне в порядке вещей, но имея прямой и честный характер, для Ларри общение с такого толка людьми давалось очень тяжело.

С другой стороны, у Ларри появилось стойкое уважение к своему жёсткому как гвоздь инструктору — сержанту, который хоть и знал о происхождении Ларри, но не давал ему из-за этого ни единой поблажки.

— В лагере было здорово, но мероприятие театрального клуба обещает быть ещё круче! Более того, разве тебе не хочется узнать, что происходит за кулисами?

— Скоро всё узнаем. Уже завтра нас ждёт множество интересного.

— Ага! Решено… — с энергичным выкриком, Ларри шумно расплёскивая воду поднялся на ноги и вышел из ванны. Он ступил на кафельную плитку пола и обернул полотенце вокруг талии.

— Что решено?

— Пришло время для отжиманий!

— Чего-о?

— Ты тоже, Серон! Мужчина должен вкладываться в своё тело! Выходи!

Выбираясь из ванны Серон горько улыбнулся. Пригладив назад мокрые волосы, он рядом с Ларри опустился на руки.

— Поехали!.. Раз! Два! Три! Армия!

Два школьника с полотенцами на талии занимались отжиманием в просторной бане. Со стороны зрелище было то ещё, но к счастью никого, кто мог бы их видеть, поблизости не было.

— Четыре! Пять! Шесть! Армия!

Голос Ларри отсчитывал их отжимания.

— Семь! Восемь! Девять! Армия!.. Серон, ты тоже скажи что-нибудь!

— Например?

— Что угодно! Всё, что ты хочешь прокричать!

— Понял!.. Раз! Два! Три! Дружба!

— Молодец! Вкладывай больше духа!

— Четыре! Пять! Шесть! Что этим женщинам надо?!

— Ага! Что им надо?!

В конечном итоге Серон повторил счёт за Ларри до пятидесяти.

— Прости, Ларри… я больше не могу… — выдохнул Серон.

— Я ещё не закончил! Продолжаем!

Ларри отжался ещё пятьдесят раз.

Друзья находились в бане до тех пор, пока у них не начала кружиться голова, после этого они направились в выделенную им комнату.

В обдуваемой прохладным северным ветром уютной комнате Серон с Ларри, громко посапывая, предались дневному сну.

В отличие от стандартных одноместных комнат, гостевые комнаты были намного просторнее. Обстановку таких комнат составляли комод, письменный гарнитур из стола со стулом, а также две кровати на деревянных рамах. Плюс диван, который тоже можно было разложить в кровать.

Серон с Ларри проснулись незадолго до ужина. Надев выданные школой футболки и шорты, они поспешили в кафетерий.

Участники театрального клуба уже были на месте. Их группа состояла из тридцати человек принадлежащим разным классам с восьмого по одиннадцатый. Девочки в клубе составляли ошеломляющее большинство — целых восемь человек на каждых двух мальчиков. Серон среди них не увидел никого знакомого.

Увидев Серона некоторые из девочек, не сумев скрыть своё удивление, начали перешёптываться друг с другом. Некоторые мальчики посмотрели на него явно неприязненно.

Ларри и Серон получили свой ужин у раздаточной линии.

Сегодня в меню выбирать было не из чего. Каждому досталось блюдо из тушёной говядины с нежными кусками мяса.

Чашки с главным блюдом, хлеб, салат и напитки Серон с Ларри разместили на своих подносах. Серон захватил чайник с чаем, а Ларри прихватил две бутылки молока. После этого они указали в учётной ведомости номер своего школьного билета и расписались, чтобы обозначить, что они питались в кафетерии.

— Привет, Ларри. Спасибо, что пришёл нам на помощь. Присаживайся с нами, — обратился к Ларри мальчик в очках. По внешнему виду он был самым старшим представителем театрального клуба.

— Привет, Артур! Рад оказать услугу. Это мой друг Серон.

— Рад познакомиться, меня зовут Серон Максвелл.

Обменявшись приветствиями, Ларри с Сероном сели за стол школьника в очках и тот провёл им краткий инструктаж за ужином.

Помимо этого Артур рассказал о себе. Он учился в одиннадцатом классе и по совместительству являлся новым президентом театрального клуба. Ещё он добавил: «А вот это София, наша вице-президент», — представил он сидящую рядом с ним одиннадцатиклассницу с веснушками на лице. После чего познакомил ещё с несколькими людьми, ответственными за постановку.

Пьеса, которую они собирались играть в этом году, была классическим произведением известным по всему Рокше. Она описывала приключения некоего короля в молодости, как он путешествовал инкогнито и спасал со своими друзьями угнетённых крестьян. То есть, история являлась самой банальной сказкой про борьбу добра со злом.

Наконец, Артур разъяснил Ларри с Сероном основы их обязанностей в качестве помощников.

— …вот и всё. В нашей постановке очень много ролей, поэтому для работы за кулисами почти не осталось народа. Но театральный клуб всё равно возьмёт на себя основную работу, так что вам будет не тяжело. Я бы хотел, чтобы вы поладили с участниками клуба. Ну а ещё, в последний день лагеря мы хотим устроить вечеринку, на которой будем рады вас видеть.

К этому моменту театральный клуб уже закончил приём пищи. Участники клуба начали перемещаться из кафетерия в конференц-зал общежития для вечернего совещания. Те школьницы, которые всем своим видом показывали, что тоже хотят познакомиться с Сероном, покинули помещение в удручённом состоянии.

Артур сказал Ларри с Сероном, что встретится с ними завтра на завтраке, и поднялся со своего места.

— Ах да, чуть не забыл. Завтра к нам придут ещё помощники. Я вас с ними познакомлю, как только они появятся, — добавил он, прежде чем уйти.

После ужина Серон и Ларри вернулись в свою комнату.

— Серон, как насчёт того, чтобы обновить наш старый счёт?

— Давай. Только не заставляй меня в этот раз слишком сильно скучать.

— Предупреждаю, я теперь совершенно другой человек.

После этих слов они сыграли несколько партий в шахматы.

В большинстве случаев Серон выиграл с подавляющим перевесом. В остальных же случаях он выиграл с небольшим перевесом.

— Что это у тебя за тактика такая? Серон, в ней нет никакого смысла!

— Ну и ну, наш упрямый милитарист попал впросак. Тебе стоит научиться сохранять спокойствие, иначе ты проиграешь даже те битвы, которые мог бы выиграть.

— Пф-ф… По-видимому, придётся мне играть всерьёз.

— Ты это уже второй раз сегодня говоришь.

— Правда? Ну да ладно, на этот раз я уж точно… Ох, чёрт, Серон! Уже так поздно, лучше бы нам лечь спать.

— Ты прав... Я запомнил все позиции, так что можем закончить в другой раз. Ты у меня не отвертишься.

— Не отверчусь! Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Высоко в небесах сияла луна. Ларри с Сероном быстренько забрались в свои постели и тут же уснули.

* * *

Седьмой день седьмого месяца.

Серон, Ларри и театральный клуб позавтракали в кафетерии общежития.

Все пришли в школьных спортивных костюмах. Кто-то надел только его верхнюю часть, кто-то и верх и низ, а кто-то просто принёс костюм в сумке.

Многие девчонки своим взглядом показывали, что они явно намеревались сесть рядом с Сероном, из-за этого Серону с Ларри, чтобы нормально позавтракать, пришлось отсесть подчёркнуто в отдалённом углу кафетерия.

После завтрака вся группа целиком переместилась из общежития в спортивный зал номер один, где и проходила репетиция. Всего школа располагала тремя спортивными залами, но именно этим пользовались чаще всего и называли его просто «спортзал». Находился он относительно общежития в противоположном конце просторной школьной территории.

Группа школьников вышла из общежития, пересекла покрытый травой школьный двор, вошла в опустевшее здание школы, вышла во внутренний двор, где были выставлены для чистки столы из школьной столовой, снова вошла в здание школы и, наконец, достигла спортивного зала. Всего от общежития ученики проделали путь длиной более пятисот метров.

В спортзал вело несколько дверей, но группа школьников вошла в него через большие раздвижные двойные двери, которыми ученики пользовались чаще всего.

Обычно спортзал был закреплён за спортивными клубами, чья деятельность проходит в помещении, такими как: баскетбольный, волейбольный и бадминтонный клубы. Он был достаточно большим, чтобы в нём можно было проводить сразу четыре баскетбольных игры.

Но вместо спортивных клубов, сегодня здесь собралось трое взрослых людей, ожидающих прихода школьников.

Одним из взрослых была одетая в нешкольный спортивный костюм женщина возрастом чуть за тридцать лет с собранными позади в конский хвост длинными чёрными волосами. Женщина хоть и отличалась худобой, но при этом она просто излучала энергию. Это была Лени Кранц — куратор театрального клуба.

Как объяснил вчера вечером Артур, госпожа Кранц преподавала домоводство. Так что Серону с Ларри она была совершенно не знакома.

Ещё одним взрослым был одетый в коричневый деловой костюм полный мужчина возрастом за пятьдесят лет. Это был Марк Мардок, учитель рокшенуксского языка. Он слыл ветераном школы, преподающим свой предмет уже более двадцати лет. Его седеющие чёрные волосы уже начинали потихоньку редеть.

И Серон и Ларри ранее уже посещали уроки господина Мардока. Его занятия славились своей расслабляющей атмосферой, из-за которой некоторым ученикам даже удавалось заснуть. А ещё учитель обладал вечно дружелюбным ко всем характером. Никто никогда не видел, чтобы он злился.

Последний взрослый к учительскому составу не принадлежал.

Выглядел он достаточно молодо — чуть старше самих школьников — скорее всего, ему от двадцати пяти до тридцати лет. Он обладал зачёсанными назад короткими каштановыми волосами и был одет в светло-голубой рабочий комбинезон. Мужчина находился в плохом настроении и сердитым взглядом смотрел на вошедших школьников.

— Это ещё кто? Серон, ты его знаешь? — прошептал Ларри.

— Нет, — ответил плетущийся в самом конце группы Серон.

Театральный клуб рассыпался перед взрослыми, после чего Артур, как президент клуба, взял на себя ответственность за приветствие: «Доброе утро госпожа Кранц! Ждём сегодня ваших наставлений!»

Все ученики поклонились взрослым.

— Прямо как в спортивном клубе, — прошептал Серон, вместе с Ларри последовав их примеру.

— Доброе утро! Вы сегодня хорошо выспались? — громко и с задором ответила учительница. — Позвольте сразу же представить вам наших гостей. Все вы его прекрасно знаете, это Марк Мардок — учитель рокшенуксского языка. Он дежурный учитель на этой неделе, так что всегда будет находиться в школе. Если что-нибудь случится в моё отсутствие, то бегите прямиком в учительскую и ищите там господина Мардока. Далее у нас…

Естественно, в этот момент все взгляды устремились на человека в голубом комбинезоне. Он прервал учительницу Кранц, при этом его хмурый взгляд даже не изменился:

— Хайнц Хартнетт, представитель строительной компании, — ответил он кратко.

И хотя никто не произнёс ни слова, у всех в голове пронеслась мысль «надо же, простой рабочий».

— В течении лета мы будем проводить реконструкцию некоторых зданий. Пока вы находитесь в школе, держитесь подальше от строительных лесов. Мы не хотим, чтобы кто-нибудь пострадал. Все, кто решит нарушить правила безопасности, будут подвергнуты наказанию.

Предупреждение прозвучало несколько грубо, так что некоторые девочки неодобрительно нахмурились. Хартнетт на это только хмыкнул носом и сказал, что у него всё.

— Гхм, — прокашлялся учитель Мардок. — Госпожа Кранц, прошу меня извинить, если вдруг вам понадоблюсь, я буду находиться в учительской. Желаю всем удачи! С нетерпением жду вашего выступления.

На этих словах учитель Мардок и господин Хартнетт покинули спортзал. Двери за ними ещё даже не успели закрыться, как…

— Ну что, друзья, начнём!

Учительница Кранц подала сигнал, и театральный клуб мгновенно приступил к действиям.

Судя по всему, участники клуба на вечернем совещании распределили между собой обязанности. Все тут же рассыпались на несколько групп, чтобы выполнить свою работу.

Примерно половина клуба, получив ключ от госпожи Кранц, направилась в клубную комнату за оборудованием и материалами. Из оставшихся часть стала рулеткой измерять пол спортзала, чтобы отметить места для декораций и актёров, а часть устроила ещё одно совещание с Артуром.

К безучастно стоявшим Серону и Ларри большими шагами подошла учительница Кранц:

— Спасибо, что пришли нам помочь.

Серон с Ларри представились ей и спросили, если для них какое-нибудь занятие.

— Прямо сейчас делать нечего, — ответила учительница, — но через час или около того, для вас найдётся куча работы.

— Правда? А какого типа? — спросил Ларри.

— Не знаю, слышали вы уже или нет, но в нынешнем выступлении нам будут помогать и другие клубы, — ответила учительница. — Скоро они начнут собираться у ворот школы. Я хочу, чтобы как только они появятся, вы привели их сюда. Помогите им с переноской их принадлежностей. Сейчас из клубной комнаты прикатят тележки, вы можете их взять под тяжёлые вещи.

* * *

С начала репетиции прошёл примерно час.

— Ребята, скоро вам найдётся дело!

После этих слов учительницы, Серон с Ларри поднялись на ноги. До недавнего момента они наблюдали, как театралы с удовольствием разгружали тележки с реквизитом и размечали позиции на полу кусками изоленты.

— Все так возбуждены. Наверное, потому что это их ежегодное представление. И к тому же, пятидесятое по счёту. Серон, ты когда-нибудь ходил на их выступления?

— Нет. На самом деле, я даже и не знал, что театральный клуб каждый год что-то показывает.

Когда происходил их разговор, Серон и Ларри сидели на полу. И вот их время пришло…

— Вас поняли! Серон и Ларри выступают! — отсалютовал Ларри, а Серон просто кивнул головой; и пара друзей, толкая перед собой металлические тележки с корзиной, покинула спортзал.

Перетолкнув тележки через железобетонный порог, они направились к школьным воротам. Вместо того чтобы как в прошлый раз пройти через здание, они пошли вокруг него по мощёной булыжником дорожке. Серон с Ларри обошли здание школы и, толкая тележки по обсаженной по бокам деревьями дороге, пошли, пока, наконец, не увидели широкие школьные ворота.

— Стоят-стоят.

Как Ларри и сказал, у ворот собралось несколько десятков человек.

Несмотря на то, что начались летние каникулы, все они были в школьной форме. Большинство пришедших было девочками, Серон среди них насчитал только трёх мальчиков. У ног школьников сгрудились рюкзаки, транспортные сумки и деревянные футляры. Длина самого маленького футляра составляла минимум пятьдесят сантиметров, а самого большого была больше метра.

— Интересно, что в них такое? — проговорил Ларри. Серон на мгновение призадумался, затем ответил:

— Музыкальные инструменты. Скорее всего, театралы собираются провести выступление под живую музыку. Они либо из школьного оркестра, либо из клуба духовой музыки.

— Логично. Здорово придумано.

Продолжая разговор в полный голос, они вскоре подъехали к ожидающим их школьникам.

— Доброе утро! Меня зовут Ларри Хепбёрн — один из мальчиков на побегушках у театрального клуба. Я прибыл сюда, чтобы подобрать ваш багаж! А это мой товарищ-трудяга Серон Максвелл! Мы получили приказ от учительницы Кранц доставить вас в спортзал! — Ларри громко представил себя. Серон остановился с лёгким поклоном. Кому-то из девчонок удалось его узнать, и они одарили Серона многозначительными улыбками.

Девочка, судя по внешнему виду самая старшая из них, выступила вперёд.

Она была словно сошедшая с картинки леди с длинными вьющимися светлыми волосами. Ей больше подошло бы вечернее платье и бальный зал, чем школьная униформа и школьный двор.

— Здравствуйте. Я Портман, учусь в одиннадцатом классе и занимаю должность президента школьного оркестра. Спасибо, что проделали весь этот путь, чтобы нам помочь. Свои инструменты мы понесём сами, так что позаботьтесь только о наших сумках. Можете покидать их на тележки как вам угодно, но постарайтесь не уронить сумки в грязь.

— Вас понял! Будет сделано! — Ларри рефлективно вытянулся по струнке. После этих слов он начал загружать свою тележку вещами. Серон последовал его примеру.

Участники школьного оркестра подобрали свои музыкальные инструменты.

— Спортивный зал номер один, всё правильно? Мы не будем вас ждать.

— Так точно! Мы доставим ваши вещи в мгновенье ока!

— В таком случае, все за мной.

Ларри с Сероном аккуратно загружали сумки в тележки, когда шаги оркестрантов затихли вдали. Носильщики не поднимали голов, пока с делом не было покончено.

И вот, когда они уже закончили с погрузкой…

— Простите… спортивный зал номер один, правильно? Можно мы четверо пойдём с вами? — из-за спины донёсся женский голос.

Ларри вздрогнул, но тут же натянул улыбку и повернулся:

— Да, конечно!

Серон тоже развернулся на голос. Он предстал лицом к лицу с несколькими школьницами, которые по неизвестной причине не присоединились к оркестру.

Первая девочка упомянула четверых человек, но Серон видел только трёх взволнованных школьниц: двух высоких и одну полненькую.

Затем он заметил и четвёртую. Она стояла позади всех, словно бы скрываясь.

— Остальные члены школьного оркестра уже ушли. Вы опоздавшие? — поинтересовался Ларри.

Одна из высоких девочек ответила: «Мы не из оркестра».

— А откуда?

— Мы из клуба хорового пения. Будем петь во время выступления. Предполагается, что мы будем работать вместе с оркестром, но мы только сейчас с ними познакомились и ещё не успели подружиться, — неуклюже объяснила девочка.

— Ага, я вас прекрасно понимаю! Характер Портман несколько отпугивает. Можете идти с нами! Не переживайте, это входит в наши служебные обязанности.

Дружелюбность Ларри тут же растопила сковывающую девчонок броню. Серон внутренне поразился Ларриному таланту общения с людьми и решил на некоторое время попробовать вести себя так же.

— У вас есть сумки, которые нужно понести? У меня в тележке ещё осталось свободное место, — спросил он четырёх девочек, или точнее трёх девочек и четвёртую, скрывающуюся за ними.

Трое передних покачали головой, тем самым говоря, что у них ничего нет.

И вот тут подала голос четвёртая хористка:

— Тогда, могу я попросить вас, пожалуйста, взять мою сумку?

Она вышла из-за спин подруг. Её произношение было несколько неестественным.

— …

Серон почувствовал, как у него перехватывает дыхание в горле.

Он даже забыл, как дышать. Его тело остолбенело.

Перед его глазами стояла девочка с завязанными по бокам в хвостики чёрными волосами.

Девочка медленно протянула Серону свою наплечную сумку. У девочки были бледные тонкие руки.

— …

Ларри заметил замешательство друга.

— Серон, что-то не так? — спросил он. Затем до него дошло. — А-а…

Три девочки не понимая ситуации, ждали ответа Серона.

— Прошу прощения. Моё рокшенуксское произношение трудно разобрать? Я не житель Рокше, — девочка с хвостиками слегка погрустнела.

— Нет, всё хорошо, — Серон, наконец, пришёл в себя и смог выдохнуть. Он обеими руками взял сумку и осторожно поместил её на самый верх своей тележки.

Оправившись от шока, Серон прямо посмотрел на стоящую перед ним девочку с хвостиками:

— Ты из СоБеИль, верно? Не уверен, что ты меня помнишь, но в прошлом триместре мы вместе ходили на уроки рисования.

— Ничего себе. Я очень извиняюсь. Но я не думаю, что помню твоё имя. Я очень извиняюсь.

— Меня зовут Серон. Серон Максвелл. Прошу тебя, не стоит извиняться.

Девочка с хвостиками улыбнулась:

— Меня зовут Мэгмика. Штрауски Мэгмика.