Том 1    
Глава 4 - Наталья

Глава 4 - Наталья

Серон с Ларри оставались в своей комнате до обеда.

Около двух часов Серон посвятил чтению.

Ларри же сидел рядом с ним и перебирал его книги.

«Мёрзлые воды ~Жизнь в Северном море~»

«Что принесло развитие телеграфных технологий?»

«Хроники королевства Икс –Светлые и тёмные страницы истории Горного королевства–»

«Секреты зала Федерального Собрания»

«Убийство в поместье Роза»

«Космические захватчики из звёздной системы Бельдеронде»

«Холмы Рокше»

Пролистав книги наскоро…

— Хм-м… Все они кажутся тяжёлыми для чтения, — сдался Ларри, решив вместо книг начать качать пресс. — Четыре! Пять! Шесть! Армия!

После того, как он закончил упражнение…

— Вот, выпей. Сахар хорошо снимает усталость.

Он принёс Серону чай из кафетерия общежития. Затем…

— Может, походить вот так… Нет, так я открою фигуру…

Он в одиночку сосредоточился над шахматной доской, пробуя различные комбинации ходов. И наконец…

— Серон, уже пора.

— Что?.. А-а, спасибо Ларри. Ну, пошли.

Наступило время обеда, и они направили свои стопы в сторону кафетерия.

Кафетерий несколько припозднился с выдачей обедов. Участники театрального клуба и оркестра уже выстроились в очередь.

Некоторые школьники — но не все — принесли обед с собой. Оркестровой императрицы Портман видно не было, ровно как и Натальи.

А в самом конце очереди стояла участница клуба хорового пения.

— О? Ты одна? — первым с Мэг дружеским тоном заговорил Ларри. Прождав некоторое время пока Серон сделает первый шаг, он заметил, что его друг при виде хористки тут же застыл недвижно. Так что ему ничего другого не оставалось, кроме как действовать самому.

Мэг нервно к ним повернулась. Но увидев знакомые лица успокоилась и слегка кивнула:

— Да. Другие хористки принесли с собой обед из дома. Я тоже хотела принести, но моя мама сегодня утром почувствовала себя плохо, поэтому не получилось. Как хорошо, что в общежитии есть кафетерий.

И снова Ларри подождал действий Серона. И снова Серон ничего не произнёс. Ларри продолжил:

— Тебя зовут Штрауски, я не ошибаюсь? Хочешь пообедать с нами? Мы не состоим ни в театральном клубе, ни в оркестре.

— Спасибо, я просто спасена. Видите ли, я впервые ем в кафетерии общежития, поэтому не знаю, что для этого надо делать.

— Тогда, мы будем просто счастливы тебе помочь. Правда, Серон?

— Что? А-а… да.

Ларри внутри себя яростно желал, чтобы Серон дал более жизнерадостный ответ, но он не мог себя выдать.

Мэг, не замечая затруднительного положения, занимала очередь перед Ларри с Сероном.

Ларри подумал было поменяться с товарищем местами, но в этот момент очередь пришла в движение. Они последовали за театральным клубом и оркестром к линии раздачи.

Сегодня школьники имели выбор между бутербродами с тушёной курицей, варёными овощами и майонезным соусом. И жареной белой рыбой с картошкой фри, уксусом и соусом тартар. Помимо этих блюд на гарнир подавался салат. Школьники, если хотели, могли заказать сразу оба наименования меню.

Серон заказал бутерброд, а Ларри взял оба блюда.

— Хм-м… Что же мне взять на обед?

Перед тем как выбрать бутерброд, Мэг долго и тщательно размышляла.

В тот миг, когда бутерброд оказался на подносе Мэг, ничего не выражающее лицо Серона осветилось. Секундой позднее до Ларри дошло, из-за чего так случилось.

— Ага-а…

Серон был счастлив есть ту же самую пищу и что и девочка, которую он любит. Ларри улыбнулся.

— …

Затем его лицо приняло взволнованное выражение — смогут ли Серон и Мэг когда-нибудь заговорить друг с другом без принуждения со стороны.

После выбора пищи они наполнили свои кружки чаем из большого чайника и добавили в напиток сахар или мёд по вкусу. Наконец, они подошли к учётной ведомости.

— Теперь осталось написать здесь номер своего школьного билета и расписаться, и на этом всё. Потом тебе подсчитают общую сумму и выставят счёт. Выйдет не слишком дорого — примерно столько же, или даже чуть меньше, чем в главной столовой.

Ларри расписался в ведомости и передал ручку Серону. Серон расписался.

— Держи.

— Спасибо.

Серон вручил ручку Мэг. Вот и весь их разговор.

Театральный клуб занял места рядом с раздаточной линией. Рядом с ними сели и оркестранты.

— Давайте отсядем подальше?

Ларри с Сероном и Мэг выбрали себе места далеко от остальных. Фактически, они отсели в самый дальний конец огромного кафетерия.

Мэг выбрала место почти посередине длинного узкого стола. Ларри тут же занял место по диагонали от неё и практически силой принудил Серона сесть прямо напротив девочки.

— Вот и славно. Давайте перекусим и наберём энергии на целый день! — произнёс Ларри и воздал молчаливую молитву.

В семье Хепбёрнов существовала традиция молиться о павших в бою, вне зависимости от принадлежности их к какой-либо воюющей стороне. Как обычно, Серон молча подождал, пока Ларри закончит.

Мэг тоже сцепила руки перед собой.

— Пусть над королевской семьёй, народом и землёй заходящего солнца витает мир, — вслух продекламировала она на безельском языке.

Их трапеза началась. А примерно через десять секунд…

— Не против, если я к вам подсяду?

Они над головой услышали женский голос. Школьница разговаривала почти в мальчишеском стиле. Серон с Ларри подняли взгляд, а Мэг обернулась вправо вверх.

Над ними высилась показавшая замечательную игру на скрипке знакомая им девочка в очках — Наталья Штейнбек. На её подносе находились и бутерброд, и рыба с картошкой.

Наталья встретилась взглядом с Мэг, и её глаза под очками тут же сузились от улыбки.

— Привет, дива[✱]прим. пер.: Наталья обращается к ней словами «歌姫» — утахиме — певица. Я же сделал акцент на второй иероглиф, который означает «знатная девушка», «принцесса» и так далее. Ты не против?

— Конечно. Присаживайся, пожалуйста, — ответила Мэг, откладывая бутерброд на тарелку и вытирая руки бумажной салфеткой. Затем она отодвинула для Натальи стул рядом с собой, потому что у той были заняты руки.

— Спасибо, — Наталья села и перво-наперво повернулась налево к Мэг. — Разреши представиться ещё раз. Меня зовут Наталья — Наталья Штейнбек. Я учусь в девятом классе. Можешь звать меня просто Нася.

— Меня зовут Штрауски Мэгмика. Я приехала из СоБеИль и поэтому Штрауски это моя фамилия. Я тоже учусь в девятом классе. Для меня большое удовольствие с тобой познакомиться.

— Да ладно тебе, Мэгмика. Не надо официоза.

— Я не слишком уверена в моём произношении.

— Ясно. Прости, что приходится слушать мой недоязык. Так уж я привыкла разговаривать. Ну да ладно, налетаем, — Наталья схватила свой бутерброд и только сейчас обратила внимание на сидящих напротив. — А вы чего ждёте? Или вы сперва предпочитаете зрелище, а потом хлеб?

Ларри разразился смехом, а потом со своей обычной улыбкой произнёс:

— В спортзале ты себя очень круто показала.

— Ты так думаешь? Ларри Хепбёрн, я смотрю, с нашей последней встречи ты вырос в довольно-таки общительного парня.

У Ларри от удивления отпала челюсть.

— … — Серон же, не переставая жевать, посмотрел на сидящего слева от него Ларри.

— Чего? Постой… мы раньше встречались?

Наталья макнула несколько картофелин в соус тартар и закинула их себе в рот: «Всё верно».

— Эм-м… в прошлом году мы учились в одном классе?

— Значит, ты меня всё-таки забыл, плакса Хепбёрн. Мы с тобой ходили в один детский сад, а потом в младшей школе до третьего класса учились вместе.

— Ну ничего себе! Вы были друзьями детства? — Мэг, по-видимому, наслаждалась ситуацией, а вот у Ларри лицо словно застыло. Ломтик помидора медленно сполз на край его бутерброда и, в конце концов, упал ему в тарелку.

С видом новобранца, только что выкинутого посреди минного поля, Ларри с запинкой произнёс: «Не может быть… Ната?.. Ты — Ната?»

— В точку. Давненько меня так никто не называл. То есть, ты никогда не знал моего полного имени?

— …

Серон, наконец, перевёл взгляд от застывшего Ларри к Наталье:

— Меня зовут Серон. Серон из той самой семьи Максвеллов. Мы с Ларри дружим с седьмого класса. Для меня большая честь, познакомиться с Натальей из той самой семьи Штейнбеков.

— Ага, значит, ты тоже знаменитость.

— Как-то так.

— Простите… Что это значит? — с любопытством спросила Мэг. — Я ничего не знаю про ваши фамилии. Объясните, пожалуйста, если вам не трудно.

— Без проблем, — ответила Наталья. — Мэгмика. Сидящий напротив тип с волосами цвета воронова крыла приходится сыном президенту компании «Замороженные продукты Максвелл».

— Замороженные… Максвелл?

— Ага. Видела когда-нибудь в продовольственном отделе универсального магазина красные упаковки с замороженной едой, с мясом, например?

— Ах, да! Видела! Мама часто их покупает и жарит на печи. Она говорит «В Рокше всё так удобно». Я теперь поняла! — радостно воскликнула Мэг и посмотрела напротив.

Напротив неё сидел Серон. Внешне он выглядел совершенно равнодушным, но внутренне он отчаянно пытался скрыть ликование.

— Господин Максвелл, сейчас я узнала ещё одну новую вещь о Рокше.

С улыбкой на лице, она впервые обратилась к Серону по фамилии[✱]прим. пер.: в оригинале на японском она обращается к нему «Серон-сан». Чуть далее по тексту Серон попросит её называть его просто «Серон». Я, чтобы не использовать хонорифик, обращение с «-сан» заменил на фамилию.

— А-а… я… спасибо, — с неизменным лицом ответил ей Серон. Он сделал выдох, пытаясь успокоиться. Затем, Серон правой рукой указал на сидящую рядом с Мэг девочку. — Наталья дочь самых знаменитых в Рокшенуксской Федерации музыкантов по фамилии Штейнбек.

— Ах… возможно ли это! Пять лет и назад в Суфрестус — столицу СоБеИль — приезжала музыкальная семья Рокше из мужа с женой, которые красиво играли на многих разных музыкальных инструментах для короля и королевской семьи? — рокшенуксский язык Мэг испортился как никогда, но ей удалось донести свою мысль до остальных. Серон молча кивнул.

— Вот такие дела. Полагаю, моих предков можно назвать знаменитыми, — произнесла Наталья. — Ларри, я это и для тебя говорю. Ты меня слушаешь?

Она бросила неодобрительный взгляд на по-прежнему пребывающего в прострации Ларри.

— Ну-у… это-о… Я вроде бы что-то слышал о них раньше… — пробормотал он, после чего снова погрузился в раздумья.

— Мы с блондинчиком, — начала объяснение Наталья для ничего не знающих Серона с Мэг, — жили по соседству. Наши особняки располагались рядом друг с другом. Начиная с детского сада и вплоть до второго класса мы каждый день ходили держась за руки.

— Ну ничего себе! Какая прелесть!

— Он и в те времена был коротышкой. Хотя, по сравнению со мной, он таким остаётся и сейчас. Для собирающегося стать солдатом ребёнка из военной семьи он был чересчур плаксивым. И это заставляло меня несколько беспокоиться. Не за него — за будущее Рокше.

— З-замолчи! Это было сто лет назад! — наконец взорвался Ларри.

— Ах, ты ещё живой, — сделала ироническое замечание Наталья. — Кто бы мог подумать, что в старшей школе мы снова встретимся? Ну да ладно, в общем, я бы хотела, чтобы ты запомнил имя музыкантши мирового уровня, которая в детстве играла для тебя совершенно бесплатно. Ну и как, ты хорошо учишься?

Ларри не проронил ни слова, его мускулистые плечи подрагивали. Он начал молча доедать остатки своей картошки.

— Значит, ты играешь в оркестре на скрипке. Вот же замечательно, — сказала Мэг.

— Не похоже, чтобы у вас с президентом были дружеские отношения, — заметил Серон. Он тут же нахмурился, подумывая, что не стоило ему это говорить. Но Наталью его слова, по-видимому, не сильно обидели:

— Ну, да. На самом деле, это всё моя вина.

— Почему? — спросила Мэг.

— …

Серона этот вопрос тоже заинтересовал. Его рука с зажатой в ней чашкой чая остановилась.

— М-м? А-а… Сейчас объясню, — ответила Наталья, быстренько заканчивая с остатками бутерброда. — Не то чтобы мне не нравилась музыка, просто я не хочу, чтобы моя карьера ограничивалась только ей. Я хочу заниматься тем, что мне самой нравится, а не разъезжать по миру как мои предки. Я играю на скрипке, но больше предпочитаю фортепьяно и гитару. И в оркестре состою только для того, чтобы родители были счастливы. Но Портман заметила, что как только я вступила в оркестр, то стала играть на отвали. И с тех пор наши отношения испортились. Портман не просто чопорная дама — у неё глаз намётан на талантов. Сама она репетирует каждый день, чтобы умения не притуплялись. Именно такие как она и должны становиться профессиональными музыкантами.

— Ничего себе…

— Всё понятно.

Наталья дождалась реакции Мэг и Серона, затем продолжила:

— Только это секрет, хорошо?

После чего она посмотрела прямо перед собой:

— Коротышка, тебя тоже касается. Чтобы никому не слова.

— Да кому надо такое рассказывать! И кого ты здесь назвала коротышкой?

— Не забивай себе голову. Ты низкий, но всё равно остаёшься мужчиной, верно? — улыбнулась Наталья, протягивая руку к тарелке Ларри и хватая с неё нетронутую им рыбу. Она переправила её прямиком себе в рот.

— Эй! Ты что делаешь?

— Прости. Если до сих пор не наелся, можешь сходить взять себе ещё.

— Проклятье… От переедания тебя может разнести как бочку! — погрозил Ларри, с трясущимися кулаками вскакивая с места. Но Наталью это ничуть не встревожило:

— Не переживай. По какой-то причине я никогда не набираю вес, сколько бы ни ела. Я высокая, к тому же, игра на скрипке отнимает много энергии.

— Ну ничего себе. Мне очень завидно, — присоединилась к разговору Мэг.

— Как бы то ни было, ты очень удачно выбрала песню, — улыбнулась ей Наталья.

Мэг на мгновенье удивилась, но тут же ответила с улыбкой: «Да! Большое спасибо. К тому же, у меня было великолепное музыкальное сопровождение. Я плохо разбираюсь в музыкальных инструментах, поэтому на меня оно оказало сильное впечатление».

— Наталья, что ты подразумеваешь под удачным выбором? — спросил Ларри, садясь обратно на место. Тоже ожидая разъяснения, Серон посмотрел на Наталью.

Девочка в очках бросила на Ларри взгляд и ответила:

— Эта песня изначально была написана для практики произношения.

— И что это значит?

— Хоть песня и всем известная, немногие знают историю её появления. Когда много сотен лет назад создавался рокшенуксский язык, придумавшие его лингвисты используя всю свою мудрость написали эту песню, чтобы люди могли петь и тем самым практиковаться в произношении нового языка. Текст «Воспоминаний о четырёх сезонах» в первую очередь предназначен для тех, кто не говорит на языке Рокше.

— Хе-е. — Хо-о.

Оба мальчика оказались впечатлены сим фактом. Мэг же радостно хлопнула в ладоши и сказала:

— Правильно! Меня ей научила бывшая участница клуба. В прошлом году она выпустилась из школы. Она сказала мне, что это хорошая песня для начинающих, поэтому я пела её много-много раз. И она очень сильно помогла мне выучить язык Рокше. Что же касается других песен… моё произношение всё ещё не очень. Но когда мы всем клубом поём вместе, я могу скрыть мой голос среди их голосов. Так что думаю, на сцене проблем не возникнет.

— Вот оно что... Тогда, всё понятно, — глубоко впечатлённый, пробормотал себе под нос Ларри.

— Портман ничего не знает о том, что её легко петь. Ты отлично поставила её на своё место.

— Ты считаешь, я поступила плохо?

— Нет. Не забивай себе голову.

— Тогда, я ничего не буду забивать, — радостно улыбнулась Мэг. Она аж прищурилась от удовольствия. — Мне не с кем было прийти в кафетерий, и я переживала, как мне себя тут вести. Но сейчас я очень счастлива, потому что могу весело разговаривать с вами. Пожалуйста, давайте теперь станем хорошими друзьями, — произнесла она с поклоном.

— Правильно говоришь. Мы теперь друзья.

— Я тоже твой друг. И Серон тоже. Ты с нами?

— А-а… да-а... Я твой друг, — неловко улыбнулся Серон.

— Большое вам спасибо! — засияла Мэг. Серон нервно сглотнул.

— Пойду, схожу за чаем, — произнёс Ларри, поднимаясь со своего места. — Я принесу чайник на всех. Наталья, пошли со мной.

Просьба к жующей свою рыбу Наталье прозвучала с некоторым нажимом.

— М-м? Хорошо.

Она проглотила остатки рыбы, облизала пальцы и элегантно встала. Теперь за столом осталось всего два человека.

— …

Серон молча сфокусировался на своём бутерброде…

…и прежде чем это осознал, покончил с ним целиком.

Он поднял глаза. Мэг, почувствовав его взгляд, посмотрела на мальчика в ожидании, что он что-то скажет.

Их взгляды встретились.

— …

Целых две секунды в голове Серона не было ни единой мысли. Но он быстренько собрался…

— Эт-то-о… какая у тебя вышла оценка… по урокам рисования?

Его слова прозвучали как обычно монотонно, но Серону, по крайней мере, удалось хоть что-то из себя выдавить.

— Да, в общем… Моя оценка получилась не очень хорошей. Но не такая плохая, как я ожидала от неё. Потому что Лилия — это моя подруга — помогла мне очень сильно.

В противоположность ему Мэг ответила непринуждённо, прямо как во время разговора с Натальей.

— Максвелл, а какую оценку получил ты?

— А? Ну-у… я… получил. Хорошую оценку. Наивысший балл.

— Ну ничего себе! Это же здорово!

— Я… нет… Я не пытаюсь выпендриваться…

— Ничего страшного, Максвелл! Ты…

— Прости…

— Что такое?

— Я был бы рад… если бы ты обращалась ко мне не по фамилии. В смысле, мы же учимся в одной параллели.

— А-а, поняла. Значит, тогда…

— Серон будет достаточно.

— Эт-то-о… у меня ещё мало опыта общения с мальчиками так напрямую… Но я постараюсь привыкнуть, Серон.

— Замечательно, спасибо, — кивнул Серон.

— И ещё… в общем, на самом деле я на год старше тебя. Когда мы приехали в Рокше, я некоторое время не ходила в школу. Если бы я была в СоБеИль, то сейчас училась бы в десятом классе. Но нет, это не очень важно! Я просто тебя немного поправила, — слегка заволновалась Мэг.

Чтобы хоть как-то поддержать разговор, Серон заставил мозг работать на полную катушку:

— У меня есть младшая сестра. Её зовут Лиина. Она очень сообразительная, — произнёс он наконец. Его слова…

— М-м?

На мгновенье привели Мэг в замешательство.

— А-а!

Затем она поняла, что Серон ищет общие темы, на которые было бы легко разговаривать.

— У меня есть два младших брата! Она оба учатся в младшей школе и пользуются там популярностью!

— Хм-м. Со стороны выглядит мило.

— Только не встревай у них на пути.

Возвращаясь с полным чайником, Ларри с Натальей заметили, что Мэг и Серон активно рассказывают друг другу о своих родственниках.

— Не мешай им, Ната. Я тебя никогда не прощу, если ты попытаешься это сделать.

Глядя на серьёзное лицо Ларри, Наталья радостно произнесла:

— Ого. Давненько ты меня так не называл.

— Не всё ли равно? Просто не мешай им.

— Не переживай, у меня нет такой привычки.