Том 3    
Глава 2 – София

Глава 2 – София

Десятый день седьмого месяца.

Настало утро четвёртого дня репетиционного лагеря. Снаружи стояла хорошая погода. Зарождался ещё один ясный день с сияющей голубизной неба. Как обычно задувал приятный северный ветер.

Прошлым вечером Серон, Ларри и Ник легли спать рано, а сейчас они все трое в школьных спортивных костюмах завтракали в кафетерии за отдельным столом. Позавтракав, они с членами театрального клуба направились в спортзал. Чуть позднее подошли одетые в школьную форму Наталья с Мэг. Как и вчера, они слегка кивнули мальчикам, словно своим старым знакомым.

Лицо Серона ничего не выражало, но в глубине души он был счастлив.

Началась репетиция.

И выступление театрального клуба, и руководство кураторши Кранц пылали страстью даже сильней, чем вчера. Театральный клуб, оркестр и клуб хорового пения слились в едином порыве ради общего дела. Наполненная прекрасными голосами и музыкой, атмосфера в спортзале превзошла по накалу вчерашнюю.

Одновременно с ними…

— Что же, всё-таки это наша обязанность.

— Да ладно тебе, за ними так интересно наблюдать.

Ларри с Сероном суетились вокруг, выполняя различные поручения типа открывания окон для проветривания, подношения чая и перетаскивания тяжёлых предметов.

И вот, подошло время обеда…

— Оркестр и хористки могут выдвигаться обедать. Увидимся после обеда! — раздался голос учительницы Кранц.

Так как ход репетиции был строго расписан, то оркестрантам и хористкам разрешалось уйти пораньше. Театралы же остались обсудить расположение декораций на сцене.

Члены оркестра распихали музыкальные инструменты по футлярам и, кто-то забрав их с собой, а кто-то оставив в спортзале, отправились наслаждаться обедом. Так как слухи о вкусной еде кафетерия распространились значительно, то в этот раз лишь небольшое число людей принесло с собой обед, а к группе идущих в сторону общежития школьников прибавилось пополнение.

— Пока, Мэгмика, увидимся после обеда, — три участницы клуба хорового пения помахали оставшейся Мэг рукой и пошли в кабинет музыки №2, чтобы там употребить свои обеды.

— Тогда, пошли и мы.

Высокая девочка в очках, словно телохранитель, стояла позади Мэг. После того что случилось в первый день, репутация среди хористок у Натальи выросла.

— Хотя, подожди… — произнесла Наталья, показывая в сторону двух закрывающих бессчётное число окон спортзала помощников. В частности, её палец указывал на Ларри.

Вскоре Ларри её заметил и ткнул себе в грудь большим пальцем, типа «мне подойти?» Наталья утвердительно махнула рукой, что «да».

Ларри трусцой подбежал к девочкам.

— Привет, Мэгмика. Ната, ты что-то хотела? — спросил он, обращаясь к Наталье по её детскому прозвищу.

— Мы возьмём на всех обед и пойдём в клубную комнату, так что как только вы с Сероном и Ником тут закончите, идите прямо туда.

— Хорошо, я понял. Дженни сегодня здесь?

— Ага. Она мне вчера позвонила и сказала, что как президент хочет нам сообщить что-то важное о будущей деятельности клуба. Приказы вышестоящего начальства не обсуждаются.

— А ведь если подумать, Ната, ты же у нас вице-президент.

— Конечно. Я тоже из руководства. Так что добавляй к моему имени «госпожа».

— «Госпожа Ната»? Тебе совершенно не идёт.

— Ты прав… В общем, выбор меню предоставь мне. С тобой всё и так понятно, а у Серона есть какие-нибудь предпочтения?

— Наверное, нет… Но если ты принесёшь оба пункта меню, то я сперва дам выбрать обед Серону. Ах да, если какое-то блюдо будет включать в себя суп или бульон, то его не бери. С жидкостями довольно трудно заморачиваться.

— Хорошо. Ещё увидимся.

Наталья и Мэг покинули спортивный зал. Первая при этом помахала рукой, а вторая слегка поклонилась.

Ларри бегом вернулся к закрывающему в одиночку окна Серону.

— …

С самого начала их разговора, за троицей наблюдала София.

— А ну не отвлекаться! Вице-президент, вернись к нам, — пришла в недовольство кураторша Кранц.

***

В тот же день в районе полудня…

Обладающая длиннющим именем «Лилианна Айкасия Коразон Уиттингтон Шульц» девочка с каштановыми волосами вернулась домой в свою квартиру. С собой она привезла кожаный чемодан для путешествий и кучу больших пакетов с сувенирами. [✱]Данный момент отражён в девятой главе второго тома «Лилия и Трейз»

— Я вернулась… Не похоже, конечно, чтобы кроме меня здесь ещё кто-нибудь находился, ну да ладно. Остаётся только провести время с пользой и как следует насладиться остатками летних каникул, — сказала она самой себе и втащила багаж в прихожую.

В ванной комнате девочка вымыла руки, после чего направилась в кухню. Там она из холодильника достала запечатанную бутылку апельсинового сока, открутила у неё крышку и налила сок в стакан. Затем в один присест его опустошила.

— Ух…

Лилия бросила взгляд на висевшую перед ней на стене чёрную доску для записей. Каждый её угол был забит белыми буквами расписания семейных мероприятий.

— Может, стоит позвонить Мэг… но я вернулась намного раньше запланированного…

Пробормотав такие слова, она на мгновенье призадумалась.

— Не буду. Всё равно я четырнадцатого числа с ней увижусь.

В то же время как Лилия дома начала распаковывать вещи, театральный клуб отпустили на обед. Театралы ринулись в кафетерий общежития.

— По всей видимости, Дженни и сегодня тоже пришла в школу. Наверное, у неё куча свободного времени.

— Как думаешь, она разозлится, если мы не станем её называть «президент»?

— Да кто же её знает. Вот только меня, прошу вас, казначеем не называйте.

Ларри, Ник и Серон шли в сторону клубной комнаты клуба журналистики. Все трое были одеты в школьные спортивные костюмы.

Они вошли в здание, прошли по пустому коридору и подошли к двери.

— Мы пришли, — Ларри постучал в дверь.

Изнутри до них донёсся голос Дженни:

— Пароль? Если дадите неправильный ответ, то планета взорвётся.

— Я его не знаю.

— Хм-м… «Я его не знаю»… Ладно, пусть будет так, всё равно мы ещё не решили, какой будет пароль. Хорошо, Мэгмика, можешь их впустить.

Одновременно со словами Дженни, Мэг отомкнула дверь с той стороны.

— Добро пожаловать, — она, словно распустившийся цветок, одарила троицу парней улыбкой.

— Спасибо, Мэгмика, — улыбнулся в ответ Ларри.

— Спасибо за радушное приглашение, — с улыбкой отвесил лёгкий поклон Ник.

— Спасибо, — кратко бросил Серон. Хотя лицо его ничего не выражало, про себя он подтвердил свои слова, что да, он самый счастливый человек во всём Рокше.

Когда они вступили в шикарную комнату, то тут же увидели стоящую Дженни, а перед ней…

— Ведь мы клуб журналистики-и~ Мы всегда ищем правду и вершим правосудие-е~

Перед ней в кресле, держа на ногах большую гитару, сидела Наталья. Она бренчала на гитаре странную мелодию и вместе с тем умело напевала подходящую к музыке не менее странную песню.

— И во-о-от~ собрались шестеро-о~

— Н-ната, ты чего? — с тревогой в голосе поинтересовался Ларри. Наталья прекратила играть.

— Это первый гимн нашего клуба. Чтобы улучшить сплочённость в коллективе, нет ничего лучше, чем всем вместе спеть песню. Как видишь, я сочиняю музыку и слова, — засмеялась Наталья и проиграла напоследок ещё раз короткий отрывок.

Ларри прищурил свои голубые глаза и, не оборачиваясь, обратился к стоящему позади него длинноволосому мальчику:

— Слушай, Ник.

— Да?

— Тут у нас пациент с похожими симптомами болезни, как у тебя. А если она вздумает спеть это на публике, то я думаю, у неё обострение даже ещё хуже.

— Какой ужас. Возможно нам станет легче воспринимать ситуацию, если инфицированы будут все шестеро.

— На фиг. Кто будет освещать правду, если все сойдут с ума? Мы же всё-таки клуб журналистики.

Наталья положила гитару на стол:

— Да ладно вам. Не стойте в проходе, присаживайтесь на диван. Давайте поедим.

На кофейном столике между диванами уже находился обед из кафетерия для шести человек. Всего на столешнице стояло восемь бумажных пакетов — по одному для каждого, плюс добавка для любящих поесть Ларри и Натальи.

— Спасибо, что взяли и на нас. Кому надо заплатить? — спросил Серон, занимая, как и в прошлый день, центральное место на диване.

— Не заморачивайся, я угощаю. В меню были гороховый суп с хлебом и бутерброды с ветчиной и луком, но я выбрала для всех бутерброды. Возражения не принимаются. Если кто-то не захочет есть бутерброд, то я заберу его себе, — ответила Наталья.

— Ната… в конце концов ты станешь высотой с вяз, — с завистью в голосе ехидно произнёс Ларри, зная, что сколько бы Наталья не ела, она никогда не набирает вес.

— Потрясающе. Об этом можно написать статью, — восхитился Ник.

— Ларри, если такое случится, я посажу тебя к себе на плечи, чтобы ты хоть раз в жизни увидел мир сверху, — ответила Наталья.

Ник с Натальей тоже присели на диваны.

— Мэгмика, тебе нужна помощь? — спросила Дженни, поворачиваясь к кухне.

— Нет, я уже закончила, — ответила Мэг, возвращаясь ко всем с большим подносом в руках, на котором стояло шесть разномастных чайных чашек. Девочка аккуратно поставила на стол перед каждым его чашку, после чего, наконец, села сама.

Как только своё место заняла Дженни, все дружно поблагодарили Наталью за угощение. После того как каждый в своём стиле помолился, все шестеро принялись есть.

Ветчина и лук похрустывали от свежести, кроме них в состав бутерброда входили свежие ломтики помидоров и пластинки сыра.

— Вкуснотища какая, — произнесла Дженни, сплющивая бутерброд обеими руками и откусывая от его бока большущий кусок.

— Ты ходишь в школу только ради еды из кафетерия? — поинтересовался Ларри, поднимая свою разукрашенную цветочными узорами чашку.

— Неф, фофефо, — с забитым ртом ответила ему Дженни словами «нет, конечно».

— Как замечательно вот так вот всем вместе принимать пищу, — между укусами сказала Мэг. Она сражалась со своим бутербродом, но, по-видимому, это доставляло ей удовольствие.

— Именно так, — согласился с ней Ник.

— …

Серон же ничего не произнёс вслух, зато про себя он подумал: «Рядом с Мэгмикой даже многоножки покажутся вкусными».

Первой с бутербродом покончила Дженни. Попивая чай, она начала оглашать объявление:

— Итак, пока вы едите, слушайте меня внимательно! В дальнейшем, для клубной деятельности вам необходимо выучить новые умения. Во-первых — умение фотографировать. Чтобы вы могли практиковаться, я каждому выдам по фотоаппарату. Я научу вас проявлять и печатать собственные фотографии. Вы также научитесь писать газетные статьи и собирать для них материал… Так как времени обеденного перерыва для этого не хватит, я хочу, чтобы вы пришли в клубную комнату вечером. Это приказ президента.

— Без проблем, если только репетиция как вчера не протянется допоздна.

— Понятно. Я тоже не против. Но после того случая я так сильно переживала, поэтому лучше не надо поздно возвращаться домой.

Так ответили Наталья с Мэг.

Серон, Ларри и Ник оказались с ними солидарны.

— Ну вот… Слово президента для вас совсем ничего не значит, — проворчала Дженни.

Как только завершился обеденный перерыв…

— В общем, если репетиция закончится вовремя, то мы придём. Нам ещё столько фотографий осталось проявить.

Пятеро человек, за исключением оставшейся в клубной комнате Дженни, направились в спортивный зал. Наталья убрала принесённую утром гитару в деревянный футляр и оставила её в комнате в качестве клубного инвентаря.

— Завтра я принесу пару блокфлейт — альтовую и сопрано.

— Потрясающе. Ната, обязательно спой нам, когда будешь на них играть, — пошутил Ларри. Мэг разразилась смехом.

***

Как и утром, дневная репетиция вышла жаркой. Время пролетело быстро.

Серон с Ларри отправились покупать гвозди для скрепления частей декораций. К тому времени как они вернулись, играемый Ником Чёрный рыцарь уже успел потерпеть поражение и исчезнуть. Мэг с клубом хорового пения исполняли чувственную, хорошо подходящую к сцене, песню.

— Опоздали, — коротко бросил Ларри.

— Посмотрим завтра, — ответил Серон.

Близился вечер.

— Чтобы компенсировать вчерашнюю задержку, сегодня закончим пораньше! — объявила кураторша Кранц. — Вы все хорошо поработали! Отличное выступление!

Репетиция закончилась раньше обычного.

— Блин, теперь придётся тащиться в клуб журналистики, — пошутил Ларри.

— Богиня Удачи на моей стороне, — с невозмутимым видом сказал Серон.

Радуясь, что их отпустили пораньше, практически большинство школьников уже покинуло спортзал...

Серон с Ларри и Мэг с Натальей стояли в дверях спортивного зала, ожидая Ника. Когда они заглянули внутрь помещения, то увидели, как президент Артур с Ником, активно жестикулируя, обмениваются мнением насчёт выступления.

— По-видимому, наш Чёрный рыцарь вжился в свою роль, — заметила Наталья.

— Король в исполнении Артура тоже выглядит очень замечательно, — сказала Мэг. У Серона от её слов дёрнулся глаз.

В этот момент к ним сзади кто-то подошёл.

— Можно к вам обратиться?

Когда все обернулись, то увидели веснушчатую и с ободком на голове вице-президента Софию. Она уходила вместе со всеми театралами, но сейчас одна вернулась назад. Увидев её, клуб журналистики очень удивился.

— Что-то случилось? — за всех поинтересовался Серон.

— Мне нужно с вами поговорить. У вас есть на это время? — решительно ответила София.

— Время то есть. Но ты хочешь поговорить с кем-то конкретно?

— Со всеми. Никто из вас не состоит в театральном клубе, а у меня всё так запутанно.

— Хорошо, — кивнул Серон. Бросив мельком взгляд назад, он увидел, что Ник уже закончил разговаривать с Артуром и направляется в их сторону. — На самом деле, мы кое-куда собираемся пойти. Не против к нам присоединиться?

Только он закончил фразу, как София спросила: «В клуб журналистики?»

— Э?.. Откуда ты знаешь?

— Сегодня утром я заметила в школе Дженни. И когда вы все в обед куда-то пропали из кафетерия, я догадалась, что она вас к себе затащила. Похоже, вы друг с другом подружились, — с лёгкой улыбкой ответила София. Серон и все остальные оказались под впечатлением от её слов.

— Прошу прощения, что заставил вас ждать, — извинился улыбающийся Ник. Заметив среди группы Софию, он удивился. — Опа.

— Ник тоже состоит в клубе, — сказал Серон. — Ты не против, если он пойдёт с нами?

— Да-а… Вовсе нет.

Пятеро школьников и удивлённая гостья, не произнеся в пути ни слова, дошли до клубной комнаты.

Серон постучал в дверь.

— Пароль? — раздался голос Дженни.

— Ты ещё не сделала нам ключи? — незамедлительно ответил Ларри.

— Сейчас открою.

Дженни открыла дверь и с поражённым видом уставилась на пришедшую со всеми Софию.

— Хм-м? — она стрельнула в Серона неприветливым взглядом. — Так быстро нашли нового участника? Я всё-таки надеялась, что это будет прелестный красавчик.

— Нет, Дженни. София сказала, что хочет с нами кое-что обсудить. Ты не против?

— Это имеет отношение к клубу журналистики? — поинтересовалась Дженни.

— Да. Я бы хотела воспользоваться знаниями клуба журналистики и его умениями в поиске информации. Помнишь, как два года назад ваш клуб разоблачил нежданную свадьбу по залёту учительницы Джулии Эванс, хотя завуч всеми путями пытался её скрыть? Я была невероятно рада, что вам удалось это сделать, потому что иначе я бы не смогла её поздравить. [✱]Сигсава так и пишет — できちゃった婚 ­– «дэкичятта кон» — свадьба из-за незапланированной беременности

Серон и компания с удивлением слушали рассказ Софии.

— …Ладно, можешь войти, — Дженни расслабилась и отступила от двери на шаг назад, затем она помахала рукой, приглашая Софию зайти.

Семеро школьников сидели в клубной комнате.

Дженни расположилась в кресле президента, а остальные шестеро заняли диванчики. Причём мальчики как обычно сели с одной стороны от стола, а девочки с другой. София оказалась посередине — прямо напротив Серона.

На кофейном столике стояли чашки с дымящимся горячим чаем. Увидев дорогущую посуду, София чрезвычайно поразилась:

— Мне… правда можно из них пить?

— Да без проблем, — Дженни взяла в руки свою перьевую ручку и тетрадь. — А теперь, какой у тебя к нам разговор?

София медленно сделала глубокий вдох, её взгляд стал серьёзным:

— Я хочу, чтобы вы для меня в школе кое-что нашли.

— О-о. И что именно? — Дженни с любопытством подалась вперёд. Остальные пятеро слушали не перебивая.

— Понимаю, что мои слова могут прозвучать странно, но на самом деле я не знаю, что именно я ищу.

— Хм-м…

— Если вы узнаете, что это такое, то тут же мне сообщите. Хорошо?.. — казалось, что София не решается снова заговорить, но потом она продолжила. — Артур в разговоре упомянул термин, о котором я раньше никогда не слышала…

Всё это время она несколько раз отводила взгляд в сторону от разглядывающей её Дженни.

Продолжая записывать в тетрадь каждую деталь, Дженни, словно опытный журналист, с серьёзным видом задавала вопросы:

— Понятно. Как бы странно он не звучал, мы не будем смеяться. Так какой термин использовал Артур?

София, должно быть, приняла решение. Она вернула обычное для неё самообладание и повернулась к слушателям:

— «Пятидесятая пчела». [✱]Так и написано — 五十の蜂 — «годжю но хачи» — пятидесятая пчела

— …Как? — переспросила Дженни. Все представители клуба журналистики склонили от удивления голову набок.

— «Пятидесятая пчела» — я так запомнила. Дело было десять дней назад… — принялась объяснять София. — Ещё продолжались итоговые экзамены, поэтому мы в тот день не репетировали. Я направлялась к воротам, чтобы пойти домой. Дорога как обычно была заполнена людьми. И тут я в паре метров впереди себя заметила Артура. Он разговаривал с каким-то незнакомым мне школьником.

— Понятно-понятно, — кивая головой, неистово делала записи Дженни.

— Судя по их голосам, они вели интересный разговор. К тому же, вокруг было очень людно. Поэтому я решила им не мешать и просто шла позади. Некоторое время они разговаривали об учёбе, как вдруг знакомый Артура произнёс «Кстати, что будешь делать с “Пятидесятой пчелой”?» Я смысла его фразы не поняла, а вот Артур в своей обычной манере ему ответил «Хм-м… ещё слишком рано». Его знакомый внезапно стал очень серьёзным и сказал «Возьми себя в руки, мы ведь уже в одиннадцатом классе. За “Пятидесятую пчелу” ты готов родителей заложить в ломбард, разве нет?» После чего Артур ответил «Ты прав. Я попытаюсь. Прости, что заставил обо мне беспокоиться». Он так робко это произнёс.

— …

Серон и компания на диванах не знали, как реагировать на слова Софии.

Дженни бросила писать. Она выглядела так, словно откусила кусок шоколадного пирога, хотя думала, что ест бутерброд.

— Вот и всё. За воротами они попрощались и тут же разошлись в разные стороны, а с Артуром я тогда так и не заговорила, — закончила София.

— София… просто чтобы удостовериться, какая вероятность того, что ты их не так расслышала? — спросила Дженни.

— Думаю, что нулевая.

— Точно? — осталась при своём мнении Дженни.

— София вряд ли ошибается. Она очень хорошо запоминает диалоги,– неспешно произнёс Серон под взглядом шести пар глаз, в том числе и любимой им девочки. — Давайте сведём все факты. Перед тем как выпуститься из школы, Артур хочет получить нечто, что называется «Пятидесятой пчелой». И насколько я могу судить, это самое «нечто» находится где-то в школе.

— Да. Именно так мне и кажется.

— И ты хочешь, чтобы мы для президента её нашли, я правильно понимаю?

— Да… — чуть заметно кивнула София. Она взяла со стола чашку с чаем и сделала глоток.

Серон заметил, что кроме Софии, у остальных девчонок во взгляде появилась необычайная весёлость.

— …

А ещё он понял, что его подозрения оказались верны.

Внимательно оглядев каждого из присутствующих одноклубников, Серон спросил:

— Кто-нибудь знает, что такое «Пятидесятая пчела»? Я думаю, слово «пчела» в данном случае означает всем известное насекомое.

Никто ему не ответил.

Приняв молчание как должное, Серон обратился к Софии:

— Если честно, я тоже не знаю, что означает этот термин. До сегодняшнего дня я никогда не слышал ничего подобного. Вероятно, Артур использовал терминологию, которую мог понять только его близкий знакомый.

— Да… я тоже об этом подумала. Но я надеялась, что это такой термин, о котором могут знать только мальчики…

— Ты спрашивала у кого-нибудь из театрального клуба?

— Сейчас я впервые разговариваю с кем-либо об этом.

Ларри, до сего момента молча слушающий их диалог, с непониманием на лице неожиданно спросил:

— А почему ты хочешь найти для Артура эту неизвестную штуку?

— Я… — София не смогла ответить на прямо поставленный вопрос.

— Болван! Догадайся сам, — резким тоном наехала на него Дженни.

— Нет, серьёзно… я не понимаю… — поспешил уточнить Ларри, глядя сквозь профиль Серона на Ника.

— …

Длинноволосый мальчик заметил его взгляд, но отвёл глаза в сторону, будто бы уклоняясь от разъяснения.

Затем Ларри посмотрел на Мэг.

— …

Девочка с хвостиками выглядела заметно взволнованной.

— Гхм. Прости, София, в нашей группе есть один слабоумный, — со смиренным видом на лице извинилась перед Софией Наталья.

— Чего-о?.. Я вполне признаю, что я идиот. Но всё-таки объясните мне, что здесь происходит? — взмолился Ларри.

Остальные участники клуба журналистики по какой-то причине задумчиво промолчали. Прошло несколько секунд.

— Потому что я его люблю, — София сама нарушила тишину.

— А? Чего-чего?.. Как? — в замешательстве переспросил Ларри.

— Ты безнадёжен в своей глупости. Тебе стоит миллион раз поблагодарить своих учителей, которые тебя чему-то обучают.

— Верно, болван и есть болван. Попробуй как-нибудь потренировать не только мышцы.

Так по очереди взъелись на Ларри Наталья и Дженни.

— Ну, хорошо, был неправ. Прошу прощения, — сжавшись ещё ниже, чем он есть, произнёс Ларри.

— Ничего. Я всё равно собиралась вам рассказать, — ответила София, показав всем своё нежное лицо. — Ведь было бы неправильно просить о помощи без объяснения причины. Но прошу вас, держите наш разговор в секрете.

— Само собой. Мы сохраним твою тайну и сделаем всё возможное, чтобы тебя поддержать. Ведь так, президент? — впервые за долгое время раскрыл рот Ник.

— Несомненно. Как гласит девиз нашего клуба: если просят — помоги, если не знаешь — расследуй, — ответила Дженни.

— Впервые об этом слышу, — вставила слово Наталья. Дженни ни на секунду не задержалась с ответом:

— Девизы образуются исходя из ситуации.

— Это тоже наш девиз?

— Конечно.

— Я на вас полагаюсь, — радостно улыбнулась София. В тот же миг резко подскочила Мэг.

— София!

— Ой!

В возбуждённо приподнятом настроении, Мэг крепко сжала в своих руках ладони Софии.

— Это так здорово! Просто потрясающе! Я буду приветствовать твою любовь! Обещаю, я буду её приветствовать! Я буду молиться, чтобы твоя любовь была… в смысле, чтобы осуществилась!

— С-спасибо, Мэгмика.

— Пожалуйста! — Мэг отпустила руки Софии и начала активно жестикулировать таким образом, который наверняка не сыщешь в Рокше, а возможно, что даже и в СоБеИль. — Мы их найдём! Мы найдём всех пятьдесят пчёл! Я уверена, что где-то в земле у них построено большое гнездо! Наверное, это новый вид пчёл, про которых в нашей школе никто не знает! София, можешь быть спокойна! Мы очень хорошо ищем подземные штуки!

Рокшенуксский язык Мэг стал немного ухудшаться.

— А?.. Что?.. — глаза Софии широко раскрылись от удивления.

— Мэгмика, в данном случае «пятьдесят» не имеет отношения к насекомым. Тем более что мы точно не знаем, имеет ли смысл говорить об их количестве… А само слово «пчела» относится к такому жужжащему насекомому, которое летает и собирает цветочный нектар, — тут же поправил Мэгмику Ник.

Настала очередь Мэг округлять глаза:

— Простите? Но ведь… разве в Рокше пчёлы не роют себе большие гнёзда под землёй? Если пчёл пятьдесят штук, то я подумала, что они могли бы сделать большое гнездо в земле и потом колоннами по нему ползать.

Когда Мэг в замешательстве пошатнулась, слово вставила изумлённая Наталья:

— Мэгмика, я думаю, ты говоришь о муравьях. Это совершенно разные насекомые. Может, ты перепутала их названия?

— А? Это-о… Как же так?..

— Народ… — понимая, что так они ни к чему не придут, крутя в руках перьевую ручку, Дженни решила внести уточнение. — В безельском языке для обозначения и пчёл и муравьёв используется одно и то же слово. Оба насекомых относятся к отряду перепончатокрылых [✱]Перепончатокрылые — один из крупнейших отрядов насекомых, к которым действительно относятся и пчёлы, и муравьи, и за исключением крыльев у них одинаковое строение тела. Поэтому в безельском языке обычных пчёл называют «летающими пчёлами», а муравьёв — «ползающими пчёлами». Однако люди в разговоре отбрасывают первое слово, поэтому для понимания приходится пользоваться контекстом, из которого будет видно, о каком именно насекомом идёт речь.

— Да! Это правда! — воскликнула Мэг. — Спасибо, Дженни! Теперь я знаю разницу. «Муравей» — вот моё новое рокшенуксское слово на сегодня.

Все окружающие оказались под впечатлением от уровня эрудиции Дженни.

— Потрясающе. Мне ещё столько нового предстоит узнать, — сказал Серон.

— Ладно, вернёмся к делу, — невозмутимо произнесла Дженни. — София, ты хочешь помочь Артуру, потому что его любишь, верно? Ты хочешь, чтобы он тебя признал. Поэтому и ищешь «Пятидесятую пчелу», о которой случайно узнала и которую он так жаждет.

— Да. Я, конечно, понимаю, что это несколько трусливо выглядит… но всё же считаю, что таким образом могу выразить ему свои чувства. Может, я и ошибаюсь, но всё равно хочу попытаться…

— Если ты дошла до того, что вынуждена разговаривать с нами, должно быть ты действительно в безвыходном положении.

— Да. Если я не признаюсь ему до конца лагеря… Если не скажу всё в последний день…

— Понятно. Значит, нельзя терять времени даром. Когда заканчивается лагерь? — спросила президент Дженни у своих подчинённых.

— Репетиция продлится семь дней. Сегодня четвёртый день и он уже подходит к концу. У нас остаётся завтра, послезавтра и послепослезавтра — всего три дня, — ответил Ник.

— Совершенно верно, — подтвердила София. — Но в последний день репетиция будет короткой. Мы сделаем полный прогон в костюмах, после чего вынесем декорации, приберёмся в спортзале, а затем устроим праздничный обед в кафетерии. Всех распустят по домам ещё до вечера.

— Значит, на самом деле у нас всего два с половиной дня… — скривил губы Ларри.

— Узнать, что такое «Пятидесятая пчела» будет тяжеловато, — последовала за ним Наталья. — Мы с Мэгмикой и Ником будем заняты весь день, а Серон с Ларри не смогут выделить достаточно времени. Единственным свободным участником остаётся только Дженни.

— И всё же, — Дженни хлопнула тетрадью с записями по столу, — я собираюсь выполнить эту просьбу. Ведь как гласит наш девиз — активно помогай всем романтическим стремлениям.

— Ага, значит, у нас есть ещё один девиз, — пробубнил себе под нос Ларри.

— Задача предстоит сложная, но мы постараемся выполнить её в срок. София, можешь на нас рассчитывать! — триумфально заявила Дженни.

Мэг подскочила и захлопала в ладоши: «Отлично сказано! Я помогу тебе тоже!»

— Дженни, Мэгмика, спасибо. Простите, что так внезапно свалилась вам на голову, — произнесла София.

— Ну что же, как клуб журналистики, мы должны оправдывать ожидания наших читателей, — усмехнулась, а затем рассмеялась Дженни.

— Прямо сейчас и начнём.

— Большое вам спасибо.

Поблагодарив Дженни, София первой покинула клубную комнату и направилась в общежитие. В прошлые дни в это время репетиция только завершалась.

— Нам с Мэгмикой тоже скоро надо идти. Что будем делать? — спросила Наталья.

Провожающая посетительницу Дженни, гордо выпятив грудь вперёд, развернулась от двери на каблуках:

— Известно, что — будем действовать!

— Как, например?

— Выйдем на улицу и будем искать всё подряд. Нася, Мэгмика, Ник. Я хочу, чтобы завтра в обеденный перерыв вы появились в клубной комнате. Что же касается Серона с Ларри.

— М? — Да?

Дженни пальцем указала на ответивших одновременно мальчиков.

— С завтрашнего дня мы с вами составим главную ударную силу. Будьте готовы атаковать врага!

— Без проблем… Но кто наш противник? — с сомнением поинтересовался Ларри.

Дженни ответила незамедлительно:

— Любовь — это война!

— Я тебя не понимаю.

— Так давай я объясню. Любовь заставляет людей страдать, иногда она их даже убивает. Поэтому люди могут умереть из-за любви. В общем, как-то так! Пусть ты и дурак, но неужели ты даже этого не понимаешь?

— …

Ларри не нашёлся, что ей ответить. Он посмотрел на сидящую напротив через стол девочку с хвостиками.

— Мэгмика…

— Да? Что такое?

— Прошу тебя, можешь перевести на рокшенуксский язык то, что наш президент сейчас наговорила?

Клуб журналистики на сегодня закончил свою деятельность.

— Я хочу, чтобы каждый из вас поспрашивал родственников и знакомых за пределами школы насчёт «Пятидесятой пчелы», — сказал Серон. — Может это популярная фраза на радио или по телевизору, или же это какой-то новый продукт. Мы с Ларри и Ником попробуем, если выпадет удобный шанс, спросить напрямую Артура. И постарайтесь держать чувства Софии в секрете. Ничего по нашему делу не обсуждайте за пределами клубной комнаты. А завтра на обеде расскажем друг другу о своих достижениях.

Он давал указания вместо Дженни, которая хоть и пылала энтузиазмом, но ничего толкового предложить не могла.

***

— Мы вас покидаем… Муравьи ползают по земле.

— Можете нас не провожать. Удачи с поисками.

— Завтра я для всех принесу запасные ключи.

Попрощавшись, Мэг, Наталья и Дженни втроём пошли к школьным воротам. Серон, Ларри и Ник вернулись в кафетерий общежития и сели почти в самом конце помещения за самый дальний от театрального клуба стол.

— Это ещё что такое?! Почему они отсели так далеко?!

— Им не нравится быть с нами рядом? Ведут себя хоть и круто, но так неприятно!

Расстроившись, что у них нет никакого шанса с ними заговорить, некоторые из театралок кипели от злости.

— Не злитесь на них, может, они просто стесняются, — заступилась за мальчиков София.

— А может… у них тройное свидание? — предположила одна из девятиклассниц, и по кафетерию тут же разнеслись вопли ужаса и возбуждения.

Одновременно с пронзившим кафетерий диким визгом школьниц, Ларри отрезал ножом в правой руке кусок от блюда сегодняшнего ужина — куриного стейка на гриле.

— И как мы собираемся осуществить нашу «операцию»? — спросил он, намеренно задав вопрос с использованием военного сленга. Напротив него сидел Серон, Ник занял место справа от Серона.

Серон тоже заказал курятину. Он сперва дожевал кусок, после чего ответил:

— Я хочу сохранить всё в тайне. Во-первых, мы не станем собирать информацию в общежитии. Если для нашего расследования понадобится телефон, воспользуемся тем, что в клубной комнате. Ни в коем случае нельзя расспрашивать «труппу». Во избежание подслушивания, мы не можем обсуждать дело в наших комнатах, а в бане тем более. Из коридора прекрасно слышно, как люди разговаривают у себя за дверью. Лучше всего вести разговор в клубной комнате.

— Будет сделано, — сказал Ник, помещая кусок варёного на пару морского судака на гарнир из грибов. Он заказал второе блюдо меню.

— Тогда, наверное, не стоит об этом разговаривать и здесь? — уточнил Ларри. Серон слегка кивнул.

— Да, лучше не будем. Что если у кого-то достаточно хорошее зрение и он по губам прочтёт то, что мы говорим… Всё это глупости, наверное, но осторожность нам не помешает. Ни в коем случае не ослабляйте бдительность. Ни в коем случае, — с суровым лицом произнёс Серон. Зная, насколько близка ситуация его другу, Ларри понимающе кивнул:

— Хорошо… Но ты знаешь, меня сильно поразило то, что Дженни решила помочь.

— Тут ты прав, — согласился Ник. — Ведь о нашем расследовании в газетной статье не напишешь.

— Ага, — произнёс Ларри. — Может быть, у Дженни есть негативный опыт в романтических отношениях?.. Хотя, это к делу не относится, так что давайте на неё забьём, — осёкся он, вспоминая о сидящем напротив Сероне. — Всё, что я могу сказать на данный момент — завтра мы должны постараться изо всех сил, — не обращая внимания, сказал Серон и закинул в рот кусок отварной моркови.