Том 3    
Глава 3 – Поиски

Глава 3 – Поиски

Одиннадцатый день седьмого месяца. Начался пятый день репетиционного лагеря.

За ночь облака скучковались в плотную массу и накрыли город серой крышей. Несомые сильными северными ветрами, они плыли бесконечным потоком.

Особый Столичный Округ Рокше был известен своим холодным летом, а когда его затягивало тучами, то температура падала ещё ниже и не показывала признаков скорейшего потепления.

— Почти что мороз. Синоптики обещают, что после обеда пойдёт дождь, — произнёс Ларри по пути в спортзал, волочась в самом хвосту членов театрального клуба, одетых в спортивные костюмы и с зонтиками в руках. Сам он тоже держал в руке чёрный зонт.

— Прекрасная погода чтобы подхватить простуду, — заметил идущий рядом Серон. Ларри склонил от удивления голову на бок.

— В самом деле, — не моргнув глазом поддакнул ему Ник. — Я-то себя хорошо чувствую, а вот у вас, как мне кажется со стороны, со здоровьем что-то не то. Наверное потому, что вы оставили на ночь открытым окно? Простуда хорошо цепляется, когда ты сперва слишком долго отмокаешь в бане, а потом слишком быстро охлаждаешься.

— Ничего подобного, всё было закры… — Ларри осёкся, поняв, чего пытается добиться Ник. — Ага! Ты хочешь, чтобы мы с Сероном прогуляли по болезни!

— Верно. Только не стоит об этом так громко кричать, — улыбнулся Ник и прижал указательный палец к губам.

— Ой, прости.

— Мы всегда можем воспользоваться этим извинением, если вдруг выяснится, что сегодня и завтра у нас окажется много дел. Но подобное маловероятно, так как декорации уже завершены, а с реквизитом осталось не слишком много возни, — сделал выводы Серон. Ларри в ответ кивнул головой.

Когда они пришли в спортивный зал, то были встречены учительницей Кранц и её безграничным энтузиазмом. После окончания утреннего приветствия учительница поведала школьникам, что её матушке уже гораздо легче, и она даже сможет посетить очередной осенний спектакль.

Вскоре подошли с десяток оркестрантов и четыре хористки.

И у Натальи и у Мэг, впрочем, как и у остальных девчонок, поверх спортивного костюма были надеты кардиганы от школьной формы. Проходя внутрь, Мэг с Натальей обе отрицательно покачали головой. Ларри и Серон поняли, что ни одна из них дома ничего не разузнала.

— Значит, ничего.

— Будет тяжеловато.

Затем началась репетиция.

Как и в прошлый день, перед самой репетицией музыканты настроили свои инструменты. Как Серон и предположил, те из участников театрального клуба, кто уже закончил работу, принесли стулья, чтобы смотреть выступление.

Так как наименее занятые члены театрального клуба принесли на всех чай, то всё, что оставалось делать Серону и Ларри, это открывать и закрывать окна, что в свою очередь приходилось делать не так часто, потому что на улице было холодно и ожидался дождь.

Наконец, подоспел перерыв.

— Отлично. Посмотрим, получится ли у нас отлынить.

Серон дождался, пока Артур закончит разговаривать с Софией, после чего подошёл к ним. Он попросил у Артура отлучиться до обеда, так как у них с Ларри появились другие дела.

— Конечно. Без проблем, — разрешил ничего не подозревающий Артур.

— Можете идти. Вы заслужили небольшой отдых, — своим обычным тоном произнесла София.

В заключение, Серон и Ларри получили разрешение у кураторши Кранц пропустить всю утреннюю часть репетиции. Выходя из спортзала, они обернулись к распивающей вместе с оркестром чай Наталье. Серон сделал жест, словно он кусает бутерброд, а Ларри — будто раздаёт газеты.

***

— Тащи уже запасные ключи! — произнёс Ларри «пароль».

— Ларри, никто не любит нетерпеливых людей. И да, они готовы, — Дженни открыла дверь и впустила внутрь Серона с Ларри. — Вы сегодня рано. Прогуливаете? Кстати, на улице идёт дождь?

— Нам разрешили до обеда отдохнуть. Дождя пока нет, но это вопрос времени, — ответил Серон.

— Хорошо, присаживайтесь. Хотите чаю? Правда, он уже немного остыл.

— Конечно, спасибо.

— Да!

Серон с Ларри присели на диван. И тут Ларри кое-что заметил:

— А?

Он увидел два длинных узких матерчатых чехла, лежащих на гитарном футляре Натальи.

— Она и правда их принесла. Дженни, ты не против?

— Против чего?

— Рано или поздно она превратит эту комнату в кабинет музыки. Что будешь делать, когда она притащит сюда фортепьяно?

— Хм-м. Возможно, снесу стену и расширю помещение.

— Давай серьёзно.

— Когда до этого дойдёт, тогда и посмотрим… Вот ваш чай.

Дженни поставила перед мальчиками две чайных кружки, после чего заняла место в кресле.

— Есть результаты?

— У нас ничего. Нам не удалось поговорить с Насей и Мэгмикой, но они обе отрицательно повертели головой.

— Блин. Я тоже расспросила родственников и заглянула в газеты и журналы, но безрезультатно. Вероятно, это не наименование какого-то продукта, и не название нового шоу.

— Будь оно всё так просто, София сама давно бы это уже обнаружила, — вздохнул Серон и сделал глоток из ставшей вчера его личной чашки. Он отметил приятный вкус чая.

— То есть, это всё-таки что-то на территории школы? — предположил Ларри.

— Да, — согласился Серон.

— Точно! А давайте спросим моего брата! Четыре года назад он учился в нашей школе. Сейчас в его военной академии тоже летние каникулы, так что он, наверное, находится в студенческом общежитии, — Ларри подскочил с дивана. — Дженни, я воспользуюсь телефоном.

— Валяй. Стоимость за каждые десять секунд ты знаешь…

— Эй, это же входит в официальное клубное мероприятие.

Ларри подошёл к стоящему у стены комоду и поднял трубку находящегося на нём телефона.

— Посмотрим…

Он вынул из заднего кармана кошелёк и заглянул в зажатую в нём записку, после чего начал набирать номер.

На том конце кто-то ответил. Ларри тут же вытянулся по струнке:

— Здравствуйте. Меня зовут Ларри Хепбёрн, я ученик средней школы! Я бы хотел поговорить с моим братом, кадетом Като Хепбёрном!.. Как? Да… понятно...

Начал Ларри за здравие, но мгновенно сдулся. В конечном итоге он…

— Я понимаю... Спасибо. Прошу меня извинить… — он умолк и повесил трубку.

— Ну? Узнал что-нибудь? — с сарказмом в голосе спросила Дженни.

— Да… Я узнал, что брат с одногруппниками отправился в частный тренировочный лагерь. Они вернутся через четыре дня.

— Какой он у тебя прилежный.

— Это точно, — вздохнул Ларри, падая на диван.

— Может, стоит проконсультироваться с господином Хартнеттом? — предложил Серон.

— Он скажет: «Ничего не напоминает, так что понятия не имею. Я свяжусь с вами, если что-нибудь обнаружу, но многого ожидать не стоит». Я думаю, он слишком занят каким-нибудь по-настоящему крупным делом, — ответила Дженни.

— Блин, — Ларри надул губы, затем… — А как насчёт Лиины?

— Хорошая идея, — Серон встал с дивана.

— Твоя девушка? — поинтересовалась Дженни.

— Сестра. Я воспользуюсь телефоном, хорошо? — холодно ответил Серон, поднимая трубку.

Так как он совершал междугородный звонок, ему пришлось это делать через телефонистку на коммутаторе. Вскоре одна из горничных подошла к телефону и Серон попросил её позвать Лиину.

Наконец, Лиина подошла.

— Это я. Ты можешь говорить? У нас сейчас в школе проходит викторина, в который мы по загадочной фразе должны отгадать предмет. Я понятия не имею, о чём идёт речь, поэтому подумал, что может быть ты в курсе, — объяснил Серон.

Он сказал сестре термин «Пятидесятая пчела» и спросил, знает ли она, что это может быть, или не напоминает ли он ей о чём-нибудь. Но…

— Ясно… Всё понятно, спасибо… Да, у меня всё хорошо. Здесь очень весело. Я вернусь как и планировалось через три дня утром. Передавай привет маме.

Он повесил трубку.

— Ничего.

Серон вернулся на диван. Затем произнёс…

— Похоже, теперь, если мы не разгадаем загадку до моего возвращения домой, у меня тоже возникнут проблемы.

— Разгадаем. Только самый лёгкий путь, это… — Ларри умолк.

— То-то и оно.

— Спросить самого Артура. Мы и без тебя в курсе, — вмешалась в их разговор Дженни.

— …

Ларри на мгновенье призадумался, затем посмотрел на Серона с Дженни:

— Может лучше Софии ему попросту признаться и на этом недоразумение будет исчерпано?

— Это было бы проще всего, — на удивление расторопно согласился Серон. — Но так нельзя. Она нас просила не об этом.

— Да, но… если мы убедим её изменить просьбу?

В этот раз ему ответила Дженни:

— Всё не так просто. Как гласит поговорка — ты можешь ввести лошадь в реку, но нельзя заставить её плыть баттерфляем.

— Ой-ой, ты чего… Нельзя заставить её пить, а не плыть.

— Невелика разница.

— С чего вдруг?

— Как бы то ни было, у нас появилась клиентка, которая в кои-то веки решила поднять оружие под названием «бесстрашие», встать во весь рост и бороться, хотя до этого она сражаться совсем не умела. Ларри, если кто-то попросит у тебя танк, чтобы сражаться против другого танка, ты же не скажешь ему «я не могу дать тебе танк, потому что это слишком хлопотно — возьми лучше пистолет»?

— …Нет, — Ларри затряс головой.

— Хотя, если до такого действительно дойдёт, я могла бы предоставить один экземпляр со складов «Джонс Моторз».

— Эй! Вообще-то их предполагается поставлять прямиком в армию!

— Ага. Хочешь себе один?

— На фиг! Я как только подумаю о том, сколько на их обслуживание уходит времени и сил, так у меня сразу же разбаливается голова.

— А что если нанять обслуживающий персонал и внести танк в список клубного инвентаря?

— …Скажи мне, пожалуйста, какой вид клубной деятельности ты хочешь с ним организовать?

— Кто его знает. Может, стоит начать со сноса жалкой клубной комнаты фотоклуба?

— Дженни, если ты когда-нибудь примешь участие в президентских выборах в Рокше, то я стану убийцей политиков.

Серон допил чай и, наконец, подал голос:

— Пока не начался дождь, мы пробежимся по школьной территории. Как знать, может, что и найдём. Кроме того, мы будем искать пчёл — не настоящих, конечно, а предметы, имеющие к ним отношение, или чем-то на них похожие. Ещё мы проверим горгулий на старых зданиях.

— Я тоже иду. Чем больше глаз — тем лучше, — вызвался Ларри. Серон кивнул, затем продолжил:

— Мы вернёмся к обеду и заодно принесём для всех еду. После чего проведём ещё одно обсуждение.

— Хорошо. Вот, возьмите, я принесла ключи. Я закрываю дверь на ключ, даже если сама нахожусь в комнате. Можете спокойно ей пользоваться даже в моё отсутствие, — произнесла Дженни, вынимая два ключа из кармана и протягивая их Серону с Ларри. Мальчики взяли ключи.

— Теперь я чувствую себя настоящим участником клуба. Благодарствую, — сказал Ларри.

Дженни указала в их сторону пальцем:

— Вот вам приказ президента — возвращайтесь с результатами! Я вас прибью, если придёте с пустыми руками.

Когда Серон и Ларри вышли из здания, тучи к тому моменту стали ещё массивнее, а небо ещё темнее.

— А в прогнозе передали «на горизонте могут появиться небольшие чёрные тучи».

— Не переживай, в последний день лагеря снова будет ясное небо!.. Итак, каков наш план? С чего начнём? — спросил Ларри и Серон остановился, чтобы подумать.

— Трудно сказать. До обеда ещё есть время, так что давай медленно пройдёмся по двору, а потом двинем в сторону кафетерия.

— Понятно.

Они начали поиски.

И вот что они обнаружили до открытия кафетерия на своём пути по безлюдной школе:

Трёх медоносных пчёл у цветочной клумбы.

Сто семьдесят четыре спешащих по поверхности земли муравья, которых Ларри успел сосчитать, прежде чем забил на это дело.

Бессчётное число мелких насекомых и кружащих низко над головой в поисках лёгкой пищи птиц.

Потерянный кем-то в прошлом триместре растоптанный и погнутый зажим для галстука.

И три предмета постиранной одежды, принесённые ветром через школьный забор со стороны ближайшего многоквартирного дома: мужскую рубашку, детские штаны и женские трусы.

***

— Формально говоря, у нас не пустые руки, — произнёс Ларри, слегка потряхивая бумажными пакетами у него в руках. В пакетах находилось восемь порций обеда на шестерых человек. Найденную одежду они ранее передали службе охраны у проходных ворот.

В сегодняшнее обеденное меню входил суп из дикого риса с курятиной, либо рыбные бутерброды с печёным картофелем. Серон и Ларри взяли для всех бутерброды, потому как для жидкого супа им пришлось бы искать кучу контейнеров по числу человек.

Но одних только бутербродов с картофелем без других овощей явно было недостаточно, поэтому у салатной стойки они наполнили Ларрин походный котелок отварными морковью, горохом и кукурузой.

— Не всё так просто…

В одной руке Серон нёс походный котелок и пакет с маленькой упаковкой соли и вилками на всех; в другой у него находился чёрный зонт, которым он укрывал их с Ларри от непогоды. Друзья бок о бок шли в сторону клубной комнаты клуба журналистики. Временами северный ветер усиливался и рассеивал дождевые капли им по ногам.

Со стороны спортивного зала доносилась музыка оркестра, скрадываемая шумом дождя, она звучала чуть приглушённо.

— Что же, по крайней мере Ната не разозлится от того, что обед припозднился, — заметил Ларри.

Друзья вошли в клубное здание.

— Мы вернулись.

Вместо того чтобы произносить пароль, Ларри открыл дверь своим собственным ключом. В комнате на диване скрестив ноги о чём-то размышляла Дженни. С суровым выражением на лице она посмотрела на вошедших:

— Есть результат? Если нет, то я вас сожру целиком, начиная с головы.

Ларри протянул ей один из бумажных пакетов:

— Мы ничего не нашли... Но если ты настолько проголодалась, то возьми вот это. Уж повкуснее нас будет.

— …Хм-м. Я вас прощаю.

***

Приблизился полдень. Серон разливал из чайника кипяток, а Ларри расставлял на кофейном столике бумажные пакеты, салфетки и вилки.

— Мы пришли, открывайте, — стуча в дверь, позвала Наталья из коридора.

— Хм? — А?

Дженни с Сероном сделали брови горкой.

Находящийся ближе всех к двери Ларри ухмыльнулся и спросил:

— Пароль?! Только пусть он будет такой, который кроме нас никто больше не знает, а то будет не похоже на пароль.

Ему ответила Наталья:

— В первом классе младшей школы Ларри Хепбёрн ездил со всем классом на экскурсию. И вот там он нашей молодой златовласой учительнице приз…

— Не-е-ет! — воскликнул Ларри. Он рывком бросился к двери и ключом открыл замок.

— Благодарю, — поблагодарила его стоящая за дверью Наталья. Ларри покрылся холодным потом.

— Ната… ты пытаешься меня убить?

— Я не палач. Просто рассказываю то, чему лично была свидетельницей.

— Надо законодательно запретить друзьям детства раскрывать смущающие секреты прошлого!

— Тогда, внеси это в свою предвыборную кампанию, Ларри. Я же просто отвечала на твой вопрос.

— У нас больше нет системы паролей… Ната, мы уже ключи получили, возьми у Дженни и ты.

— Приятно об этом слышать… Но на самом деле я свой утром уже взяла.

В руке Натальи появился ключ с красной ленточкой.

— В-вот же лиса…

— Ты разве не видел флейты на гитарном футляре?

— А ведь точно… — прервался Ларри и обернулся. Всё ещё наполняя кружки кипятком, Серон одарил его виноватым взглядом:

— Я хотел тебе сказать, но как-то…

Ларри повесил голову.

— Если не будешь соображать достаточно быстро, то на поле боя ты потеряешь много солдат, — не моргнув глазом произнесла Наталья, проходя мимо него. — Замечательный урок, не находишь?

— Здравствуйте, — лучезарно улыбаясь следом за ней вошла Мэг.

— Хотелось бы услышать детали, но, полагаю, было бы неправильным раскрывать столь тщательно скрываемые секреты. Дженни, я потом возьму свой ключ, — за Мэг вошёл Ник. Он поставил три зонтика в подставку у входа.

— Спасибо за обед… Итак, наша тайна разгадана? Что в пакетах? — поинтересовалась Наталья, присаживаясь на диванчик.

Подойдя с подносом, на котором располагались шесть чашек с чаем, Серон ответил:

— Нет… Сегодня у нас рыбные бутерброды с варёными овощами.

— Ясно. Мы тоже ничего не узнали, так что давайте есть. Кому отдавать деньги?

— Я угощаю.

Все расселись по своим местам. Как обычно мальчики сели по одну сторону от стола, а девочки по другую. Серон и Мэг сидели посередине своих диванчиков, в то время как Ларри оказался напротив Натальи. Их расположение уже более-менее устоялось.

Школьники каждый по-своему помолились и принялись за пищу.

Дженни своим маленьким ртом как обычно с аппетитом откусывала большие куски от бутерброда.

— Очень вкусно, — произнесла Мэг. — Я сегодня замёрзла, поэтому спасибо вам за горячий чай.

— Благодари за это Серона, — ответил Ларри.

— Спасибо за чай, Серон. Очень вкусно, — послушно подчинилась Мэг.

— Н-не за что. Не стоит благодарности.

Мэг прищурилась и тихонько засмеялась.

Тронутый почти до слёз, Серон прикрыл глаза. В этот момент заговорил Ник:

— Я давно хотел спросить, кто-нибудь из вас знает, с кем тогда разговаривал Артур?

Никто ему не ответил. Ник продолжил:

— Этого следовало ожидать, а значит, расспросить его у нас не получится... Тогда, может, поспрашиваем кого-нибудь другого, кто очень хорошо знает президента Артура? В таком случае у нас будут хорошие шансы разгадать эту загадку.

Ему ответила опять опередившая всех Дженни:

— Я уже изучила этот вопрос, так что сейчас, пока вы едите, вам всё расскажу.

Остальные пятеро послушно обратили к ней взгляд.

Дженни переместилась в кресло, взяла с рабочего стола тетрадь и стала ряд за рядом зачитывать строки:

— Артур Сиарс родился в девятнадцатый день второго месяца 3288-го года, полный возраст — семнадцать лет. Является президентом театрального клуба. Учится на отлично в одиннадцатом классе, на второй год не оставлялся. Помимо театра и кино увлекается ещё греблей на каноэ, катанием на лыжах и велосипеде, а также крикетом. Любимая еда — почечный пирог, а напиток — имбирный эль. Терпеть не может маринованную целиком мелкую рыбу.

— Как тебе удалось всё это достать? — изумлённо воскликнул Ларри.

— Я вчера расспросила старшеклассника с того же потока. Не могу вам сказать кто это, но мой осведомитель большой фанат нашей газеты.

— Ага, значит, ты держишь агентурную сеть… Дженни, я впечатлён.

— Ты чего? Мы же всё-таки клуб журналистики.

— Верно. Можешь продолжать.

— Его семья сто восемьдесят девять лет управляет магазином «Кондитерские изделия Сиарс». Мэгмика, ты когда-нибудь о нём слышала?

Наколов на кончик вилки морковь, Мэг ответила:

— Да, я знаю этот магазин. Гости нашего дома приносят в подарок торты от Сиарс, поэтому я пробовала их много раз. Их шоколадные торты обладают умеренной сладостью, и они действительно очень вкусные. Нельзя устоять от того, чтобы их не попробовать, — затем она отправила морковь в рот и принялась жевать.

Дженни посмотрела на счастливую донельзя Мэг, и на Серона — с безучастным видом, но всё же радостно взирающего на девочку — и продолжила:

— Едем дальше… Его домашний адрес совпадает с адресом магазина — Девятая улица, дом номер 3. Артур живёт с бабушкой возрастом 69 лет, отцом возрастом 41 год и матерью возрастом 45 лет. Его отец простой кондитер, женившийся на дочери владельцев магазина. Ещё у Артура есть старшая на два года сестра, вместо карьеры кондитера выбравшая работу начинающего модельера в дизайнерском агентстве «Эпштейн». [✱]Эпштейн — семья, к которой принадлежит лучший друг Вила из «Аллисон» Его младшей сестре тринадцать лет и она в данный момент проходит обучение в кулинарном техникуме. Сам Артур Сиарс в детстве учился в расположенной рядом с домом младшей школе имени Эльзы Нокс. Все шесть лет школы он получал наивысшие оценки. В пятом классе Артур занял второе место среди учеников младших школ на чемпионате Особого Столичного Округа по лыжным гонкам на дистанцию десять километров. На церемонии окончания школы он из рук директора получил награду за отличие. В своей ответной речи он выразил желание стать ответственным взрослым, который примет семейный бизнес и передаст его следующему поколению.

— Как много личной информации. Тебе её всю рассказал фанат? — спросила Наталья, сделав паузу в поедании бутерброда.

— Нет. Этим утром я позвонила в отдел по связям с общественностью магазина Сиарс и в младшую школу, и напрямую от них всё узнала.

— Удивительно, что они тебе всё это рассказали.

— Я им сказала, что официальный клуб журналистики 4-й Старшей школы пишет статью про театральный клуб. Вы же знаете, что бывшего президента клуба приняло к себе на работу Федеральное театральное общество? Я просто сказала им, что после этого случая у читателей сильно возрос интерес к театральному клубу.

— Что ещё за «Федеральное театральное общество»?

Дженни наскоро объяснила ничего не знающим Наталье и Мэг, при каких обстоятельствах Артур стал президентом.

— Надо же… Вот оно как бывает. Значит, должность на него свалилась как снег на голову, — поразилась Наталья.

— Какие странные в Рокше обычаи, — с серьёзным видом произнесла Мэг. Наталья тут же её поправила, сказав, что такой обычай существует только в театральном клубе.

— Мы с Сероном об этом не знали, пока Артур сам нам не рассказал... Отличное расследование! Что и следовало ожидать от президента клуба журналистики, — воскликнул Ларри.

— Ну, да, — ответила Дженни, затем добавила. — О тех, кто покинул школу, писать очень легко. Вообще говоря, в то время я собиралась написать статью о том, что президент театрального клуба ушёл из-за появившихся в школе привидений. Но сейчас кругом так много историй связанных с призраками, что я решила не заморачиваться.

— Как можно скорее беру свои слова назад.

— Это ещё почему?.. Ну да ладно, в общем, об Артуре Сиарсе на этом всё. Далее у нас София Улерикс, но информации по ней у меня не так много. Потому что у меня было слишком мало времени, да и мы всегда можем спросить об этом её саму. Она вице-президент театрального клуба. Учится в одиннадцатом классе. Её семья владеет риэлтерской фирмой «Недвижимость Улерикс», главный офис которой расположен на проспекте Сарсе. Её не сложно найти, так как фамилия Улерикс достаточно редкая. Мой личный водитель притворился, что подыскивает себе комнату и зашёл к ним в контору. Узнав о моём деле, ко мне вышел отец Софии и с превеликим удовольствием много чего о ней рассказал. София единственный ребёнок в семье, и родители в ней души не чают. Судя по всему, она мечтает стать юристом, но её отец надеется, что сразу же после школы она выйдет замуж, и он совсем не возражает, если она не примет семейное дело.

— Мы поможем ей выйти замуж! — неожиданно воскликнула Мэг.

— Мэгмика, ты такая романтичная натура, — произнесла сидящая рядом Наталья.

— Но ведь это же здорово! Я очень хочу, чтобы она добилась успеха! Мы можем ей помочь! Постараемся изо всех сил! Ура! — Мэг сжала руки в кулаки и как ребёнок вскинула их в воздух. Её хвостики заколебались из стороны в сторону.

— И последнее, что нужно отметить. Очень важное примечание.

— Что же это может быть? — поддержал разговор Ник.

Все остальные школьники уже покончили с бутербродами и теперь их глаза были устремлены к Дженни.

— София Улерикс родилась в тринадцатый день седьмого месяца 3288-го года. Другими словами, послезавтра — в последний день лагеря — ей исполняется семнадцать лет.

— А-а. Вот оно что. Значит, поэтому? — пробормотал Серон.

— М? — удивлённо склонил голову на бок Ларри.

— Это объясняет, почему она задалась целью в последний день лагеря ему во всём признаться, — прояснил для Ларри ситуацию Ник.

— Она сама себе хочет сделать подарок на день рождения, — вмешалась Наталья. — И она пытается набраться храбрости для этого. Должно быть, она сильно его любит.

— Это прекрасно! Её любовь замечательна! Значит, на день рождения мы подарим ей жениха! — захлопала в ладоши Мэг.

— Это только в том случае, если наше зашедшее в тупик расследование в ближайшие два дня чего-нибудь добьётся, — произнесла Дженни, захлопывая тетрадь.

— Мы будем работать ещё усердней! Мы все! Это немного… нет, намного отличается от того, что нам сказал господин Хартнетт. Мы можем помочь кому-то, кто нуждается в нашей помощи!

— Ну и ну. Похоже, бедному дитя в голову взбрело что-то странное, — сказала Наталья. — Что же, наверное, нам всем придётся хорошенько постараться.

Хотя она и обращалась ко всем, но глядела прямиком на Ларри.

— Ага-ага, — закивал Ларри. — Именно! Серон, всё зависит от нас. Я буду выполнять всякую тяжёлую работу, а ты принимайся за то, где требуются мозги! — он потрепал сидящего рядом Серона по плечу.

— Д-да… я постараюсь, — ответил сбитый с толку Серон и перевёл взгляд с Ларри вперёд перед собой.

— Я буду в тебя верить, Серон! Работай усердно! — сидящая перед ним девочка лучилась энергией. Он тут же пришёл в возбуждение:

— …Верно! Я обязательно найду ответ!

— Хорошо быть молодым… — словно пожилая женщина, пробормотала себе под нос Дженни, затем она громко обратилась ко всем. — Как бы то ни было, давайте ещё раз пройдёмся по термину. Как вы думаете, что такое «Пятидесятая пчела»?

— Очень прошу вас, выкладывайте свои идеи, и неважно, насколько глупыми они могут вам показаться. Я хочу рассмотреть это дело со всех сторон. Пусть даже определение будет не соответствовать словам «Пятидесятая пчела», — поддержал предложение Дженни Серон.

— В таком случае, можно начать мне? Меня уже некоторое время терзает одна мысль, — произнёс Ник, поднимая руку.

— Пожалуйста, — разрешила Дженни. Она снова открыла тетрадь для записей и взяла правой рукой перьевую ручку.

— Мне самому эта идея кажется непривлекательной, но… — Ник прервался на полуфразе, что было для него необычно.

— Ничего страшного, Ник. Сейчас нам нужно как можно больше вариантов, — подтолкнул его Серон.

— В таком случае, скажу… Мне пришло в голову, что Артур может быть вовлечён во что-то противоправное, — с немигающим взглядом произнёс Ник. У всех остальных от его слов просто отпала челюсть.

— Артур? Да ни за что, он бы не… — начал было Ларри, но тут же осёкся. — Прости, Ник, можешь продолжать.

Остальные четверо вновь обратились к зелёным глазам Ника. Тот продолжил:

— Моё предположение не имеет ничего общего с предложением Хартнетта, но в нашей школе действительно есть индивидуумы, совершающие скверные поступки. Те, кто издевается над младшими во время клубной деятельности; те, кто вымогает деньги или использует территорию школы как прикрытие для незаконных сделок. Лично я сомневаюсь, что в нашей школе таких людей много, но их процент определённо выше нуля. Просто они не выделяются из толпы. В конце концов, у каждого есть свои секреты. А в случае Артура, его секрет может быть несколько… нет, очень опасным. Вероятно, даже потенциально противозаконным.

Окружающим неприятно было слышать подобные слова от человека с таким красивым лицом, как у Ника.

— Возможно, именно поэтому он и придумал кодовое слово. Например… Допустим, предмет, который он ищет, может быть связан с алкоголем. Магазины не продают спиртные напитки несовершеннолетним, но у него, наверное, есть друг, родители которого владеют алкогольным бизнесом. И этот друг распространяет спиртное среди школьников. Вероятно «Пятидесятая пчела» относится к спиртным напиткам, которые Артур сильно желает заполучить и готов потратить на них колоссальные суммы… Конечно, это всего лишь пример. В моём сценарии вы запросто можете заменить слово «алкоголь» на «сигареты» или «наркотики».

— Понятно. Такая возможность действительно существует. Вспомните слова «…готов родителей заложить в ломбард…» и «…мы ведь уже в одиннадцатом классе…» — пересказал Серон свидетельские показания Софии.

— Хм-м… — Может и так.

Утвердительно кивнули Дженни с Натальей, но Ларри его слова не убедили.

— …

Мальчик, не произнося ни слова, недовольно надул губы.

— Если это и правда так, то что тогда будет? — спросила Мэг.

— Если это так, и мы раскроем тайну, то в любом случае случится что-то неприятное, — ответил Ник.

— А-а… Наверное, ты прав...

— Признание Артуру станет наименьшей из проблем Софии. Я сильно сомневаюсь, что она захочет добыть нелегальный предмет, чтобы сделать из него подарок, особенно учитывая её желание стать юристом. И что тогда будет с осенним театральным представлением, если президента клуба накажут? В худшем варианте развития событий, возможно, снова придётся обратиться за помощью к господину Хартнетту.

— Вот уж чего точно не стоит делать, — честно признался Ларри.

— Это всё, что я хотел сказать. Но мне хотелось бы добавить, что я сомневаюсь в том, что Артур будет участвовать в подобном. Он честный и порядочный человек. Хотя вероятность всё же не нулевая, и нам стоит приготовиться к худшему.

— Хорошо, — сказала Дженни, поднимая глаза от своих записей. — У тебя очень интересное предположение. Серон, как ты считаешь?

— Если честно, я такую вероятность даже и не рассматривал. Но на всякий случай буду держать её в уме.

— Благодарю, — в одно мгновенье сделав атмосферу в комнате непроницаемо тёмной, Ник приложил руку к груди и слегка поклонился.

— Хотелось бы услышать другие мнения, — произнёс Серон.

— Я скажу, — взял слово Ларри.

В этот раз все взгляды обратились к небесно голубым глазам.

— Ненавижу так говорить, но я не такой умный как все вы. Поэтому я решил, что всё намного проще, и подумал, что «Пятидесятая пчела» это, наверное, название роли.

Закончив реплику, Ларри замолчал.

— Давай дальше, — водя ручкой по тетради, насела на него Дженни.

— Насколько мне известно, Артур серьёзный человек. И как ученик и как представитель театрального клуба. Меня с ним познакомили, когда я обедал со своими старшеклассниками с курса по военному делу, и в тот момент он показался мне чрезвычайно честным человеком. Поэтому я не думаю, что «Пятидесятая пчела» это нечто плохое. Серон с Ником уже знают, что Артур хоть и любит театр, но актёром становиться не собирается. Он планирует поступить в университет и потом в аспирантуру, чтобы изучать «Управление бизнесом». Это значит, что заниматься театром он может только в школе. Серон, я правильно всё понял?

— В принципе, он вполне может присоединиться и к университетскому театральному клубу, но сам он сказал, что хочет изучать управление и потом принять семейный бизнес.

— Вот видите? Именно поэтому то, что так сильно желает найти Артур в школе, это роль под названием «Пятидесятая пчела». Хотя, я мало чего знаю о театре. Кто-нибудь слышал про такую роль? Может это какой-то персонаж самого последнего плана, но он запросто может оказаться тем, что мы ищем. Вот такое у меня предположение.

— Да-да, наверное, ты прав, — воскликнула Мэг.

Тем не менее, Дженни с ним не согласилась:

— Уж прости, Ларри, но я думаю это ещё менее вероятный сценарий, чем у Ника.

— Угу, — с неохотой кивнул Серон.

— Ну хорошо, Серон. Может, скажешь, почему? — прямо поинтересовался Ларри.

— Скажу… Хотя твоя версия и имеет право на существование, но если бы термин как-то относился к театру, я думаю, София давно сама бы всё обнаружила.

— Ах, точно! Ты совершенно прав. Всё-таки логические рассуждения не для меня, — сияя, произнёс Ларри. — Кто следующий?

— Эм-м… можно я скажу? — попросила Мэг, скромно поднимая свою тонкую руку.

— Конечно! Переходи прямо к делу, — указала в её сторону перьевой ручкой Дженни.

— Хорошо. Я посчитала, что могу найти ответ среди того, что я знаю. Поэтому я подумала, что рокшенуксские слова «Пятидесятая пчела» могут быть созвучны с фразами на безельском языке. В этой стране не так много людей разговаривает на безельском, так что я сильно удивилась, услышав Дженни и господина Хартнетта. Я думаю, Артур тоже мог посещать занятия по иностранному языку.

— Ясно. То есть, термин по звучанию на что-то похож? — спросила Наталья.

— Много на что. Я стесняюсь эти слова произносить, поэтому хотела попозже сообщить их Дженни наедине, но сейчас получается благоприятный момент, и поэтому я их скажу.

— Хорошо, говори, — произнесла Дженни.

— Простите, что перебиваю, — неожиданно вмешался Ларри, — но разве Дженни не заметила бы, если бы термин действительно был на безельском?

— Я не настолько хорошо знаю язык. Кроме того… Мэгмика, скажи им.

Дженни переадресовала вопрос Мэг, у которой на лице было написано, что она хочет что-то сказать на этот счёт. Все взгляды снова обратились к девочке с хвостиками.

— Да. Есть причина. Существует много разных безельских языков.

— Как? — удивился Ларри.

Мэг начала объяснять:

— Эм-м… видите ли, не важно, в какой регион Рокше вы поедете, рокшенуксский язык везде будет звучать одинаково, правильно?

Ник ткнул локтем Серона. Тот присоединился к разговору:

— Да. Искусственный язык именно для этого и предназначен. Рокшенуксский язык был создан таким образом, чтобы его можно было одинаково хорошо разобрать как в регионе Касна на востоке страны, так и в Королевстве Икс на западе. Нас учат, что изменять произношение и значение слов в разных регионах страны строжайше запрещено.

— Но в СоБеИль всё совсем наоборот. Хотя там безельский язык является официальным языком, в разных частях страны он разный. Как это слово называется? Эм-м… диалог? Диалеп? Диалекс?

— А? Ты хочешь сказать — «диалект»?

— Да, это самое слово! Спасибо, Наталья. В СоБеИль много диалектов. В Суфрестусе — столице СоБеИль — королевская семья и знать разговаривают на «истинном наречии». Оно считается самым элегантным и самым красивым безельским языком. Моя подруга Лилия говорит на истинном наречии, так что я очень удивилась, когда её услышала. Потому что я разговариваю на диалекте.

— Ах, вот что ты имела в виду под словами «у неё безельский лучше, чем у меня». А я всё голову ломала, о чём ты тогда говорила, — сказала Наталья, припоминая их разговор на кольцевой развязке четыре дня назад.

— Да, всё так... И по мере того как ты всё дальше отъезжаешь от столицы, то и диалект меняется всё сильнее и сильнее, и иногда слово хоть и звучит точно так же, но имеет совершенно иное значение. Одним словом — существует много безельских языков.

— Именно. Вот поэтому даже я не в состоянии знать всех значений слов, — произнесла Дженни. — Словарь, которым я пользуюсь, содержит понятия только столичного говора.

Все дружно закивали, понимающе.

— То есть, ты утверждаешь, что в различных диалектах безельского языка есть слова, созвучные со словосочетанием «Пятидесятая пчела»? — спросил Серон.

— Да, очень много слов. Давайте я начну… — прервалась Мэг на полуфразе. Она вытянула из кармана школьной формы конверт. Он был сложен ровно пополам. Когда Мэг его развернула, то её имя и адрес, а также марки, предстали на всеобщее обозрение. Кроме того, на нём красовалась пометка «лично в руки».

— Получатель ты сама? — приметила сидящая рядом Наталья.

— Да. Внутри находится письмо, в котором я написала все найденные в словаре рокшенуксские значения. Пожалуйста, подождите, сейчас я его открою.

Мэг начала вскрывать запечатанный конверт.

— Почему ты принесла его в конверте? — поинтересовался Ник. Ответ дал Серон:

— Найденные ею слова… несколько необычные. Она написала их на бумаге, чтобы не забыть. А для того, чтобы кто-нибудь их не прочитал, если бумага во время репетиции случайно выпадет, она её спрятала в конверт.

— Да, ты прав, — довольно сдержанно произнесла Мэг, уже на половину надорвав конверт. — В таком случае, даже если я его потеряю, то оно вернётся ко мне по почте.

— Хм-м. — Неплохо придумано. — Понятно.

Ник, Наталья и Ларри оказались впечатлены её находчивостью. Мэг стыдливо вынула содержимое конверта, но читать не стала.

— Простите… Я надеюсь, его прочтёт кто-нибудь другой…

— Тогда, передай письмо Ларри, — ничуть не растерявшись, произнесла Дженни. — C этого момента он назначается главой отдела по связям с общественностью.

— Что за чушь?.. Хотя ладно, Мэгмика, давай его сюда.

— Вот… прочти его, пожалуйста…

Ларри развернул лист бумаги, его голубые глаза пробежали по содержимому.

— Итак, во-первых, «взрыв бомбы».

— Да. Это наиболее похожее словосочетание. Иногда его просто сокращают до слова «бомба», — объяснила Мэг.

— Логично, — понимающе кивнул Серон.

— Но… бомба? Даже и не знаю, — с сомнением произнесла Наталья.

— Да ладно, вряд ли какому школьнику может понадобиться бомба, — подала после неё голос Дженни.

— Возможно Артур террорист, решительно настроенный на уничтожение Рокше? — в шутку предположил Ник. — А его друг на самом деле товарищ по оружию.

— Ох, если бы! Далее… — прочитал следующие слова Ларри, — «только для беременных». Это ещё что такое?

— Эм… например, «данная страховка предназначена только для беременных женщин». Примерно в таком контексте произносится это словосочетание, — объяснила Мэг ещё более тихим голосом, чем до этого. — Но я думаю, оно нам не подходит.

— Угу, — вздохнула Наталья.

Наступил момент тишины.

— Возможно у Артура с кем-то… — наконец подал голос Ник.

— Ник, давай не будем так далеко заходить! — прервал его Ларри.

— Полагаю, подобное маловероятно. Пожалуйста, продолжай, — согласился Ник.

— Так-с, потом идёт «глупый-глупый»!

Вместо того чтобы что-то объяснять, Мэг лично отвергла данное предположение:

— Не думаю, что это оно. Такие слова говорят дети, когда разозлятся.

— Хорошо. Далее, «алкоголик».

И снова примерно секунды на четыре повисла тишина. Первой заговорила Наталья:

— Значит, всё-таки спиртное? Неужели Артур втайне желает нализаться по уши?

Последовало ещё пять секунд тишины. Ларри подождал ещё чей-нибудь реакции, затем перешёл к следующему пункту:

— Далее у нас «морской огурец» — обитающее в море животное. Термин применяется в регионах, где морские огурцы используются в пищу.

Тут Ларри никого не стал ждать и сразу же продолжил:

— Следующее — «волосатая гусеница». Из той же оперы, что и морской огурец.

И снова никто не отреагировал.

— Народ, последнее значение… Так. М-м? А, понятно. Гхм. Скобка открывается. «Я не могу его написать, это очень-преочень непристойное слово, которым можно оскорбить молодую женщину. Имеет даже худшее значение, чем “проститутка” или “развратница”. Применяется в юго-западных прибрежных регионах СоБеИль. Это слово никогда не используется на радио и по телевидению. Если его произнесёт политик, то потеря должности ему гарантирована. Очень редко используется по отношению к мужчинам, и в таком виде является ещё более оскорбительным». Скобка закрывается, — прочитал Ларри заключённый в скобки текст.

— Простите, простите! Это очень-очень плохое слово, — Мэг виновато сжалась в комок.

— Что скажешь, Серон? — спросила Дженни.

— Мне не хочется этого говорить, но я не думаю, что что-то из этого нам подходит.

— Наверное, ты прав. Я тоже так считаю.

— Простите… я впустую потратила ваше время, — ещё сильнее сжалась Мэг.

— Не совсем, — тут же отреагировал Серон. Мэг подняла голову.

Серые глаза Серона и чёрные глаза Мэг встретились.

— Ты проделала большую работу. Теперь мы, по крайней мере, знаем, что термин «Пятидесятая пчела» не имеет никакого отношения к безельскому языку. Спасибо тебе.

— Ах! И тебе спасибо, Серон!

Не отводя глаз от улыбнувшейся в благодарность Мэг и слегка покачавшего головой Серона, Ларри с довольным видом на лице свернул бумажный лист.

— Хорошо, кто следующий? Наталья? — Дженни продолжила разговор.

— Я думаю «Пятидесятая пчела» не является каким-либо кодом, — ответила девочка в очках.

— Хм-м, — промычал Ларри. Серон молча наморщил брови.

— Это, безусловно, оригинальная идея. Так что же ты предлагаешь? — поинтересовался Ник.

— Я считаю, что он, вероятно, в своей речи воспользовался обычными словами, просто не совсем общепринятыми. Например, существует множество музыкальных терминов, о которых посторонний никогда не узнает, пока сам не начнёт обучаться музыке. Кто-нибудь из вас знает значение слов «суль понтичелло»?

— Нет. — Что это? — Даже и не догадываюсь.

Трое мальчиков одновременно отрицательно затрясли головами.

— Я тоже не знаю, — сказала Мэг. — Это рокшенуксский язык?

— Произношение звучит как-то непонятно, — ответила Дженни. — Что это означает?

— Это такая техника игры на скрипке, когда смычок водится по струнам в непосредственной близости от подставки. Подставка, к вашему сведению, это такая штука, которая поддерживает струны. При игре в таком стиле извлекается грубый металлический звук. Суль понтичелло очень старый термин, но обычно при разговоре люди просто сокращают его до суль-пон. Например, «мне говорят, что я должна играть суль-пон». А фраза «когда она злится, то впадает в суль-пон» означает, что её звучание стало похоже на скрип гвоздями по доске для мела. [✱]С итальянского языка термин sul ponticello означает «на подставке» и служит указанием исполнителю играть рядом с подставкой для извлечения более сильного, блестящего звука

Слушающие её школьники оказались под впечатлением от рассказа. Наталья обеими руками поправила очки.

— Поэтому я считаю, что Артур, должно быть, использовал малоизвестный не театральный термин в обычном разговоре. А так как сегодня я узнала, что у него много разных увлечений, то теперь я в этом даже ещё больше уверена. В своём разговоре он ничего не пытался скрыть. Возможно, что «Пятидесятая пчела» это некий технический термин или что-то, что прозвучало для не разбирающейся Софии именно таким образом. Я бы даже сказала, что второй вариант тут более подходит.

— Ясно… В твоих словах есть смысл. Существует куча военного жаргона, которым мы пользуемся ежедневно, но большинство людей его не понимает, — с большим восхищением в голосе сказал Ларри.

— Потрясающе. Я о таком и не подумала, — согласилась Мэг.

— Да ладно вам, это же просто предположение, — смущённо произнесла Наталья.

Дженни прекратила делать записи и указала перьевой ручкой в сторону Серона:

— Есть что-нибудь добавить?

— Ничего, — холодно ответил Серон. Дженни улыбнулась:

— До меня доносились слухи, что ты много чего знаешь. Должно быть тебе неприятно узнать, что существуют слова, о которых ты никогда не слышал?

Некоторое время Серон хранил молчание. Он вполне признавал справедливость Дженниной подколки. Вскоре мальчик бросил взгляд на настенные часы:

— Обед скоро закончится. Никто не гарантирует, что мы сможем собраться вечером, а это значит, мы не увидимся до завтрашнего обеда.

Все кроме Дженни были потрясены тем, как быстро пролетело время. Серон продолжил:

— Я хочу, чтобы девочки ещё раз поспрашивали дома. А Дженни, в частности, чтобы ещё и поискала среди неологизмов.

Все присутствующие кивнули.

— Ник, свяжись с Софией. Честно признайся ей, что мы пока ещё ничего не нашли, — раздавал указания Серон.

— Конечно. Как считаешь, когда для этого лучшее время: до или после дневной репетиции? Возможно, чем раньше она получит новости, тем лучше, но с другой стороны, я думаю, это также может заставить её ещё больше переживать.

— Мне всё равно. Выбери момент, когда атмосфера для этого станет подходящей. И ещё, обязательно ей передай, что мы по-прежнему занимаемся её делом.

— Непременно передам, — кивнул Ник.

— Что будем делать мы с тобой? — спросил Ларри.

— Я собираюсь разузнать про технические термины.

— И каким образом?

— Выпишу в библиотеке книги. Я после репетиции зайду в учительскую и попрошу господина Джобса открыть библиотеку. Хочу взять в нашу комнату энциклопедии и книги, относящиеся к истории и правилам тех видов спорта, которыми увлекается Артур.

— Подожди, ты говоришь про те толстенные энциклопедии, которые занимают целую полку? И про всё, что относится к спорту? Их же огромное количество.

— Вот поэтому мне нужна твоя помощь. Для перевозки книг из библиотеки в общежитие нам, вероятно, понадобится продуктовая тележка. А вот до комнаты придётся таскать на своих двоих.

— Хорошо! Для меня это станет физкультурным упражнением на сегодня!.. Но что именно ты будешь искать?

— Я буду читать книги от корки до корки и искать всё, что созвучно со словами «Пятидесятая пчела» или что-то на них похожим. Или что-то, что можно сократить до этих слов. Мне придётся постараться.

— Да уж… тяжко придётся.

— Ага. Но одна бессонная ночь меня не убьёт, — произнёс Серон, показав редкую для себя улыбку.

— Это будет тяжёлая работа, но ты постарайся! Мы подарим Софии жениха!

Услышав голос Мэг с той стороны стола, Серон кивнул и вернул своему лицу привычное невозмутимое выражение.

— Тогда, я тоже помогу тебе искать! Я специалист по бессонным ночам! — воскликнул Ларри, но Серон отрицательно затряс головой:

— Нет, Ларри, тебе нужно выспаться. Нам надо, чтобы хотя бы один из нас мог завтра помогать театральному клубу. Лучше пусть будет плохо одному, чем клонить в сон станет сразу двоих. Кроме того, я считаю, что даже для меня читать и искать будет довольно-таки тяжело.

— Ясно… Наверное, я буду тебе только мешать. Хорошо, чтение книг целиком на тебе.

— А если вам с Ником удастся поговорить с Артуром, то…

— Да! Мы выждем подходящий момент... — И попытаемся спросить у него самого.

Так ответили Ларри и Ник.

— Полагаюсь на вас, — кивнул Серон. — В таком случае, совещание окончено. Завтра в обед увидимся здесь же.