Том 3    
Глава 6 – Зрители

Глава 6 – Зрители

Тринадцатый день седьмого месяца. Последний день репетиционного лагеря.

Небо, куда ни глянь, сияло ослепительной голубизной. Как обычно задувал сильный ветер, поэтому воздух был прохладный.

В спортивном зале 4-й столичной старшей школы этим утром началась последняя полная репетиция.

— Просто потрясающе. Нам ещё повезло увидеть представление одними из первых.

— Ага. Было здорово, я прямо под впечатлением. Когда слушаешь живую музыку и видишь, как действие разворачивается прямо перед твоими глазами, то это определённо что-то с чем-то.

Репетиция, с Сероном и Ларри в качестве зрителей, закончилась. Занавес опущен.

Как только кураторша Кранц закончила хвалить актёров, и остальные участники театрального клуба, а также оркестр и клуб хорового пения вместе с Мэг зааплодировали, Серон сузил свои серые глаза и пробормотал:

— Нам осталось разыграть ещё одно представление.

У Ларри тоже сузились его голубые глаза:

— Написанное Сероном Максвеллом. Жду не дождусь его посмотреть.

— Хорошо поработали, друзья! Когда начнётся новый триместр, нам придётся пройти через это ещё раз, но я знаю, что у вас всё получится! Давайте выпьем за это! Все готовы? За хорошее лето и успешное осеннее выступление! Ура!

Под выкрики учительницы Кранц, театральный клуб, оркестр с Натальей и Портман, клуб хорового пения с Мэг, и Серон с Ларри вознесли стаканы с соком либо чаем.

Кафетерий общежития впервые с начала репетиции видел столько людей. Обычно школьники выбирали пункт меню и потом получали свой заказ у стойки, но сейчас они все располагались вокруг длинных столов, на которых в фуршетном стиле лежали большие подносы с едой. [✱]Фуршет — совместный приём пищи, когда приглашённые едят стоя, свободно выбирая блюда и напитки

На столах высились не только мясо, овощи и рыба, но даже большущие, выпеченные в кафетерии фирменные торты, блины и пудинги. Девчонки уже приступили к нарезанию тортов.

— Слушай. Ты хоть и высокого роста, но не слишком ли много себе накладываешь?

— Ты так считаешь? Этого как раз хватит, чтобы немного перекусить.

— …

— Что-то не так?

Среди толпы раздавались голоса Натальи и Портман. Кроме них…

— Вот этот пудинг очень вкусный!

— Правда? Надо попробовать!

— Ой, я тоже хочу. Пойдёмте все вместе его возьмём.

Мэг и участницы клуба хорового пения вместе со всеми наслаждались празднованием.

В самом центре атмосферы веселья Ларри наложил себе в тарелку большую порцию лазаньи.

— Я прямо отсюда слышу, как Дженни скрипит зубами от недовольства, — пробубнил он стоящему рядом Серону.

— Вот уж точно, вынести еду отсюда не получится, — сказал Ник, подходя к ним с тарелкой в руке. Затем он понизил голос, чтобы никто посторонний его не услышал. — Дело продвигается без помех. Король принял приглашение королевы.

Серон сдержанно кивнул и положил кусок лазаньи, который он собирался взять себе, в тарелку Ника:

— Отличная работа, Чёрный рыцарь. Вот твоя награда.

— Это честь для меня, мой господин.

***

Празднование растянулось с обеда и до полдника. Мало-помалу еда со столов исчезла.

Оркестр и клуб хорового пения попрощались с театральным клубом и покинули кафетерий. В заключение театральный клуб выслушал итоговые пожелания кураторши Кранц и президента Артура, после чего репетиционный лагерь был официально завершён. Серону с Ларри была объявлена благодарность за их работу.

Затем участники театрального клуба разошлись по своим общажным комнатам собирать вещи. Серон, Ларри и Ник, в отличие от них, поспешили в комнату клуба журналистики. Наталья с Мэг уже ждали их на месте. А ещё…

— Пф-ф. Ну вот все любители вкусно поесть и собрались. Тьфу!

Их ждала недовольная президент.

— Дженни… Ты ведь такая богатая, что в буквальном смысле можешь позволить себе абсолютно любую еду, какую только захочешь, — заметил Ларри.

— Есть еда, которую не купишь ни за какие деньги, — резко парировала Дженни.

— Ну так переедь как и Серон в общежитие.

— Я обдумаю твоё предложение.

— Только не вздумай перестраивать тамошнюю комнату.

— Тогда не буду переезжать.

— Они скоро уже придут, — прервал их диалог Серон.

— Ах, точно, — Дженни поднялась со своего кресла и раскрыла большую кожаную сумку. — Я их принесла.

Внутри сумки находилось шесть биноклей среднего размера.

— Ух ты, какая роскошная модель, — отметил Ларри, раздавая их одноклубникам.

— Это клубное имущество для сбора материала. Так что не используй их, чтобы подглядывать за женской раздевалкой, Ларри.

— Больно надо! Среди нас есть те, кто не умеет пользоваться биноклем?

Наталья с Мэг подняли руки, и Ларри провёл им краткий урок по обращению с биноклями. Он научил их, как надо надевать ремешок на шею, чтобы не уронить прибор; как надо согласовывать ширину между окулярами, чтобы поле зрения получилось круглым; и как надо наводить фокусировку.

После этого члены клуба журналистики бросились к комнатному окну и выстроились рядами. Мальчики присели на одно колено у открытого окна, а девочки стали позади них. Сгруппировавшись, шестеро школьников подняли бинокли. В общей сложности двенадцать линз смотрели в одном направлении.

Со стороны зрелище выглядело довольно-таки странно, но к счастью никого рядом не было, чтобы им на это указать.

— Дженни, ты не будешь фотографировать? — поинтересовался Ларри у девочки за его спиной.

— Я не могу написать про них статью. А просто снимать памятную фотографию было бы плохим тоном.

— О-о. Да ты, оказывается, более человечная, чем я думал.

— Заткнись.

— Ох.

Бинокль Дженни с силой приземлился об его светловолосую голову.

— Дженни, ты не правильно пользуешься биноклем.

— Навыки использования чего угодно в качестве оружия тоже очень важны.

— Ты у нас шпионка, что ли?

Рядом с Ларри находился Ник, а за Ником Серон.

— …

Серые глаза Серона не отставали от окуляров. В круглом поле его зрения находилось всем известное дерево на заднем школьном дворе. Статный дуб — возрастом, вероятно, даже старше Серона — шелестел листьями на ветру.

— Вот она! — воскликнула Мэг из-за спины Серона. Все тут же сосредоточились на изображении в биноклях.

— Героиня входит на сцену слева из-за кулис, — произнесла Наталья. Её очки в данный момент были подняты на лоб.

На круглой сцене бинокля стояла София Улерикс в школьной форме. Естественно, зрители располагались слишком далеко, чтобы что-то услышать.

София двигалась бесшумно, словно в немом кино, но все движения её были плавными. Её волосы трепетали на ветру. На её веснушчатом лице было то серьёзное и решительное выражение, которое она носила на выступлениях.

София ждала.

— Дженни, надеюсь, твоя фальшивая старая статья насчёт дерева окажется правдой, — бросил замечание Ларри и снова получил биноклем по голове.

— У Софии всё будет хорошо. Я верю в дедукцию Серона, — сказал Ник.

— Я тоже! Вчера был волнующий день! Просто замечательный! — воскликнула Мэг. После чего…

— Он идёт, — произнесла Наталья. Все тут же замолчали и развернули бинокли в том направлении, куда смотрела София.

С той стороны появился Артур Сиарс, тоже с головы до ног в школьной форме. Заметив Софию, он со взволнованным видом на лице помахал ей рукой и подошёл ближе. На непроницаемом для звука расстоянии они стояли под ветвями большого дерева в круглом поле бинокля.

— …

— …

— …

— …

— …

— …

За каждым их движением внимательно наблюдали члены клуба журналистики.

София напряжённо улыбнулась Артуру. Тот, по-прежнему с натянутым лицом, открыл рот и что-то произнёс. Некоторое время София ничего ему не отвечала… Вероятно, Артур не выдержал напряжения и пошутил, потому что София засмеялась. Но буквально тут же она притихла. Смотря в разных направлениях — не смея даже глядеть друг на друга — они застыли под большим деревом…

— Ну хватит тормозить! Скажите уже что-нибудь! — закипела от раздражения Дженни, прекрасно зная, что из клубной комнаты они её не слышат.

— Постарайся! Постарайся! — начала скандировать Мэг.

И в этот момент…

София посмотрела на них. На самом деле она не видела выстроившихся в ряды с биноклями в руках членов клуба, но она определённо смотрела в сторону окна клубной комнаты. Затем она улыбнулась со всей красотой и элегантностью королевы.

На глазах у очарованных её самообладанием журналистов она вернула взгляд на близкого ей человека… к Артуру Сиарсу.

София что-то произнесла. Одновременно с ней заговорил и Артур.

Улыбаясь, они посмотрели друг на друга… и медленно обнялись.

— Ох! Как же замечательно! Просто великолепно! — закричала Мэг так громко, что её голос вполне мог достичь дерева.

— Ух! — за ней испуганно воскликнул Серон. Левая рука Мэг легла на плечо стоящего прямо перед ней на колене Серону.

— Просьба выполнена, Серон! У нас получилось! — продолжала радоваться девочка, безжалостно его тряся.

Серон увидел, как мир в бинокле заскакал вверх-вниз. Обнимающиеся фигуры людей в его поле зрения то возносились, то падали.

Прошлым вечером…

— Название роли, — объявил Серон под обращёнными к нему взглядами пятерых членов клуба журналистики и Софии. — Это название роли, — повторил он ещё раз свои слова.

— Эм-м… что ты имеешь в виду? — поинтересовалась София.

— В чём именно я был прав? Что я такого сказал? — спросил внезапно оказавшийся догадливым Ларри.

Сначала Серон повернулся к нему:

— Ларри. Вчера, когда мы обсуждали термин «Пятидесятая пчела», ты предположил, что это может быть названием роли.

— Ага, было такое. Но, в таком случае, разве София давно бы уже про неё не узнала?

— Конкретно эта «роль» не имеет никакого отношения к театральным постановкам. «Пятидесятая пчела» это своего рода условная фраза, ещё и довольно-таки легко зашифрованная. Проще говоря, нам надо было думать о ней, как о некой загадке, а не о предмете.

— А? — склонил от удивления голову на бок Ларри.

— Так как какому заключению ты пришёл? — спросил Ник.

— Ты должен! Ты обязан нам рассказать! — взволнованно воскликнула Мэг, всё ещё продолжая стоять.

— Да. Президент приказывает тебе говорить.

— И вице-президент тоже.

Так вмешались Дженни с Натальей.

— Хорошо, — кивнул Серон и повернулся к Софии. — Нам надо было всего лишь подумать о том, какое слово ассоциируется с пчёлами. Таким образом, как это делается для решения загадки. И вот сейчас Мэгмика связала слова «пчела» и «муравей» словом «королева».

— Да! Я так сделала!

— Не гони лошадей, Мэгмика, успокойся. Может, для начала присядешь?

— Простите. Сейчас очередь Серона говорить.

По подсказке Натальи, Мэг, наконец, заняла своё место на диване.

— Значит, «королева»? Получается, нам нужна «Пятидесятая королева»? — спросила София. Серон кивнул:

— А что такое «пятьдесят» теперь уже не трудно догадаться, — он сделал паузу, затем продолжил. — Я совершенно позабыл о том, что говорил мне Ларри. Шесть дней назад, когда началась репетиция, он мне сказал: «Все так увлечены репетицией, потому что это их ежегодное представление. И к тому же… пятидесятое по счёту». Вот вам и ключ к разгадке.

— А-а! — мгновенно отреагировал Ларри. — Припоминаю такое!

После него заговорила София:

— Точно. Это будет пятидесятое ежегодное выступление, так как ровно пятьдесят лет назад был основан театральный клуб. Но какое это имеет отношение к «Пятидесятой королеве»?

— Самое непосредственное, — ответил Серон.

— А это значит! Значит, Артур в пятидесятой постановке хочет сыграть не короля, а королеву? Разве не поздно уже что-то менять? Неужели он хочет примерить женское платье? — на высокой ноте вскрикнула Мэг, всё ещё находясь в неистовом возбуждении.

— Мэгмика, дыши глубже, — посоветовала ей Наталья, кладя руку на плечо порывающейся встать Мэг.

— Нет. Я хоть и сказал, что это роль. Но не та роль, которую он хочет сыграть. Артур подразумевает, что ему нужен человек, играющий эту роль.

— Хм-м? — удивлённо склонила голову на бок София.

— Ага… Теперь понятно, — догадалась Дженни.

Серон продолжил:

— Я начал думать, что же за «Пятидесятая королева», в которой так сильно нуждается Артур, может находиться в нашей школе. И я понял, что вывод может быть только один. Как ты считаешь, кто этот человек?

— … — София задумалась, но очень скоро сдалась. — Кто это?

Ответ Серона был прост:

— Это ты, София.

— Кто? — переспросила София. Одновременно с её вопросом…

— А-а, точно.

— Чего?

Ник всё тут же понял, а вот до Ларри так и не дошло.

— Это ты, София. Если бы не необычные обстоятельства прошлого года, ты бы стала пятидесятым президентом клуба, или другими словами — королевой. Артур прекрасно всё это понимает. Временами его терзают сомнения, а прав ли он был, что принял на себя эту роль. Даже когда он выполняет свои обязанности, часть его, по-видимому, считает именно тебя настоящим президентом. Отсюда и возникло такое прозвище. Если суммировать всё вышесказанное, то Артур тебя любит, и желает, чтобы ты стала его девушкой.

— Ч-что ты такое говоришь, Серон?

— Я просто даю ответ на заданный тобой нашему клубу вопрос. У нас не получилось удостовериться в этом лично от Артура, но я считаю, что данный ответ правильный. Вероятно это одна из причин того, что Артур пришёл в сильное замешательство, когда вчера вечером Ник спросил у него, что бы он хотел получить на день рождения… Он отчаянно хочет завладеть «Пятидесятой пчелой». Но, конечно же, «завладеть» надо понимать в переносном смысле.

— …

София не могла найти слов, чтобы ему возразить.

— Поэтому тебе осталось сделать только одно. У тебя наверняка получится. И если в том есть необходимость, мы можем тебе помочь с постановкой этого спектакля.

— …

— София? Ты меня слушаешь?

***

— Просьба успешно выполнена, Серон! У нас получилось! — закричала Мэг.

Глядя, как она трясёт Серона за плечо, Наталья опустила бинокль:

— Что же, предоставим их самим себе, — произнесла она, опуская очки со лба. — А теперь, Мэгмика, успокойся, — и тут же осадила стоящую рядом с ней Мэг.

— Полагаю, далее за ними подглядывать будет уже неприлично.

— Ага. Раз уж мы знаем, что наш план сработал. По-видимому, в этот раз господин Хартнетт пролетает мимо.

Ник с Ларри тоже опустили круглый занавес сцены. Они убрали от глаз бинокли и повесили их себе на шеи.

— Как же здорово! И так волнующе! — произнесла Мэг, опуская бинокль и одаривая остальных пятерых одноклубников улыбкой.

Как только мальчики поднялись на ноги, Серон закрыл окно. В этот момент…

— …

…В его серых глазах отразились стоящие вдалеке плечо к плечу две маленькие фигуры.

— Похоже, что миссия завершилась с успехом.

Как только все остальные расселись по диванам, президент Дженни персонально разлила всем по чашкам чай, после чего и сама заняла место на диване.

— Как насчёт тоста? — предложил Ларри.

— Давайте! — поддержала его Мэг, и шестеро школьников вознесли свои разнообразные по форме кружки.

— Ну, президент? — поторопил Ник.

— Я? Ну, ладно… У нас выдалась тяжёлая неделя, но вы хорошо поработали! Ура!

Все, кроме Дженни, праздновали сегодня уже второй раз. Дженни же поднимала тост впервые. Все шестеро медленно выпили чай.

— Интересно, кто из них признался первым? — поинтересовалась Наталья.

— Я думаю, у них вышло одновременно! Их сердца бьются в унисон!

— Удивительно, что ты знаешь такое сложное слово, Мэгмика. Тогда, давайте оставим всё как есть. Спрашивать такое у них напрямик будет неприлично.

— Получилась очень красивая история!

— …

Молча потягивая чай, Серон наблюдал за сидящей перед ним улыбающейся девочкой. Со своей стороны он тоже слегка улыбался.

— Судя по всему, у дерева с высоким показателем успешного признания в любви появилась ещё одна история в качестве доказательства, — заметил Ник.

— Первая строка на первой странице. Только я и не думала, что такое бывает на самом деле, — сказала Дженни.

— Ты серьёзно? — захлебнулся Ларри. — Хотя… какая разница, если всё получилось! Что будешь делать, президент? Напишешь об этом статью?

— Хм-м... не-а. Из подобного большой сенсации не сделаешь. Вот если бы они решили на выходе из школы пожениться, я бы уже сидела у них на хвосте с фотоаппаратом в руках.

— Ха-ха-ха. Ты это можешь, — задорно рассмеялся Ларри, поднося разрисованную цветами чашку с чаем ко рту.

— Как же здорово… когда два человека любят друг друга. Просто замечательно, — повторила самой себе свои старые слова Мэг, ставя кружку на стол и с эйфорией в глазах поднимая взгляд к потолку. — Я тоже хочу когда-нибудь повстречать хорошего человека!

Она опустила глаза. Её взгляд встретился со взглядом смотрящего на неё серыми глазами Серона.

— Ты тоже очень хороший, Серон! — неожиданно произнесла Мэг.

Серон дёрнулся, словно его ударило электрическим током, и задрожал. Девочка обратилась к нему с просьбой:

— Если я когда-нибудь окажусь на месте Софии, помоги и мне найти ответ, пожалуйста! Прошу тебя!

Дзынь-ь!

Ларри снова услышал звук, как Серон сломался.

Вот же блин… ты можешь выплакаться позднее. Хотя будут это слёзы радости или боли, решать уже тебе самому, — подумал Ларри, но как обычно оставил мысли при себе.

***

Как только кружки опустели, а Серон коим-то образом пришёл в себя, Дженни с тетрадью и перьевой ручкой в руках обратилась ко всем:

— Народ, у вас есть планы на лето? В частности, на этот месяц? Ник, ты первый.

— Для начала я собираюсь вернуться домой и закончить домашнюю работу. Я предпочитаю делать всё вовремя. Помимо этого, у меня больше нет никаких планов.

— Хм-м. Как насчёт путешествия с семьёй?

— Мы уже съездили.

— Понятно… Нася?

— Я буду тусить дома. Надоела мне уже эта скрипка, да и на домашнюю работу я пока забью. Родители у меня постоянно на гастролях, так что мы практически никогда не проводим каникулы вместе.

— Ясно… Следующий Ларри.

— Как только брат вернётся с лагеря, мы с семьёй поедем на дачу. Правда, сроки пока неизвестны. Мне тебе позвонить, когда всё выяснится?

— Ага, позвони… Мэгмика?

— М-м. Я планирую встретиться с подругой Лилией, она приезжает завтра, четырнадцатого числа, но после этого я ещё не решила, чем буду заниматься. Мы с семьёй редко посещаем родной город.

— Угу. И последний у нас Серон. Ты уезжаешь сегодня?

— Да. Вечером у меня ночной поезд, поэтому скоро надо будет уже собираться к отъезду. На лето у меня ничего не запланировано, разве что только домашняя работа и чтение. Дома у меня только мама с сестрой, но мама так занята, что мы никуда не поедем.

— Понятно… Ну что же, как ваш президент я хочу, чтобы вы все мне написали свои домашние адреса и номера телефонов, по которым я смогу связаться с вами летом. Некоторые ваши данные мне известны, но на всякий случай, лучше напишите. Будьте готовы к тому, что я могу вам неожиданно позвонить по поводу нашей следующей клубной деятельности.

Дженни перевернула страницу и вручила тетрадь сидящей рядом с ней Мэг.

— Я напишу, — Мэг написала свою контактную информацию и передала тетрадь Наталье.

— Предупреждаю, у меня корявый почерк, — Наталья записала свои данные и переправила тетрадь Нику. Тот написал свою информацию и передал тетрадь Серону.

— …

Серон, пока записывал свои контактные данные, постоянно поглядывал на контакты Мэг в самом верху страницы. Как только он закончил, то, как ни в чём и не бывало, спокойно передал ручку и тетрадь Ларри.

— Теперь моя очередь… — начал было писать Ларри, но тут же прервался. — Серон, ты написал адрес общежития.

— Э?

Как только Серон внёс поправки, Ник сделал предложение:

— Дженни, у тебя случайно не найдётся лишнего куска бумаги? Я бы тоже хотел знать контактные данные всех одноклубников.

— Найдётся, сейчас дам.

Девочка открыла ящик рабочего стола и вынула из него стопку небольших клочков бумаги. Затем она их вместе с несколькими карандашами положила на кофейный столик.

— Напишите свои данные на листках и передайте их каждому, либо попросите, чтобы каждый отметился в вашем листке. Как вам удобнее.

— Поднимите руку те, кто не знает моего адреса, — сказала Наталья.

Ларри, Ник и Серон подняли руки.

— Значит, с меня три штуки, — произнесла она, беря три листка бумаги.

— И три с меня, — последовала её примеру Мэг.

После неё бумагу взял Серон, затем Ларри и потом Ник.

— Мне же тоже надо дать свои данные, — опомнилась Дженни и принялась писать. Некоторое время клубную комнату наполнял звук записи по бумаге.

Закончившая писать первой Наталья передала свои данные мальчикам:

— Держи, держи и держи.

Мэг аккуратно сложила свои листки пополам и разместила их перед мальчиками так, чтобы они им не мешались:

— Это тебе, это тебе, это тебе.

Серон, Ларри и Ник тоже, наконец, закончили писать и раздали всем свои контактные данные.

— Спасибо. Попозже я перепишу всё в свою адресную книгу.

Серон с невозмутимым выражением на лице поместил написанные на бумаге адреса Ника, Натальи, Дженни и Мэг в карман спортивной куртки. Он также позаботился о том, чтобы другие — и в особенности Мэг — не позабыли забрать его данные.

— Мне лучше будет уйти прямо сейчас, — произнёс он. — На прошлой неделе так много всего произошло, но мне было с вами весело. Так как я живу далеко, вероятно, мы с вами до следующего триместра больше не увидимся. Но я надеюсь, что как клуб мы с вами поладим.

— Сказал прямо как истинный отличник, — засмеялся Ник. — Приезжай в Столичный Округ в любое время. Мой дом всегда открыт для гостей.

— Аналогично… — кивнул Ларри. — Я тоже, пожалуй, пойду. Если увидите Софию, передайте ей мои поздравления.

— Без проблем, — согласилась Дженни.

Серон с Ларри поднялись со своих мест.

— Я, наверное, ещё останусь и выпью чаю, — произнёс Ник, предпочтя ещё немного задержаться.

— Пока, народ, — улыбнулся Ларри.

— Всем хорошего лета. До встречи, — прилежно попрощался Серон.

— Берегите себя, — пожелал им удачи Ник.

— Пока. Я вам позвоню, — произнесла Дженни.

— Я позвоню, если вдруг понадобятся умственные способности. Правда, только Серону, — сказала Наталья.

И наконец…

— Мы с вами ещё увидимся, — попрощалась последней Мэг.

Серон с Ларри напоследок помахали рукой, после чего вышли из клубной комнаты и закрыли за собой дверь.

Когда они шли через пустое здание…

— …

Серон внезапно остановился.

Идущий чуть впереди Ларри обернулся:

— Ты чего?... А-а.

Серон смотрел в сторону спортивного зала.

Опустевший большой спортзал обдувало прохладным ветром.

Серон возобновил движение и с улыбкой на лице догнал Ларри.

— Было весело. Большое спасибо тебе, мой дорогой друг Ларри Хепбёрн, что позвал меня сюда приехать.

— Дорогой друг Серон Максвелл, действительно, всё было очень здорово, — ответил Ларри, протягивая ему правую руку. Серон пожал руку Ларри.

Они продолжили движение.

— Я совершенно изменился. Я теперь уже не тот Серон Максвелл, который шагал тут восемь дней назад.

— Ха-ха-ха. Ну уж конечно. Раньше ты даже не мог с ней заговорить, а теперь у тебя есть её адрес и номер телефона.

— Я сделаю их фамильными драгоценностями.

— А ну постой! Ты обязан ей позвонить! Позвони сразу, как только вернёшься домой! Если мне не изменяет память, у тебя дома есть телефонный аппарат!

— Не слишком ли грубо будет, вот так вот ей неожиданно звонить? — с серьёзным лицом поинтересовался Серон. Ларри изумлённо посмотрел на него своими голубыми глазами…

А-а, значит, ты не так уж и изменился, — подумал он, но вслух ничего не произнёс. Вместо этого он сказал. — Что же, так как Дженни наверняка что-то замышляет, ты обязательно возвращайся в столицу.

— Непременно! — радостно улыбнулся Серон.

***

Серон Максвелл в том же пиджаке, что и при заезде, и Ларри Хепбёрн в школьной форме покинули общежитие, в котором провели последние восемь дней.

— Ещё увидимся, Серон!

— Хорошего лета, Ларри.

Они разделились у школьных ворот, где Серона ожидало такси.

На Столичной западной станции Серон сел в привычный для него ночной поезд дальнего следования. Как обычно, он выкупил для себя одного всё купе-люкс целиком.

Некоторое время он разглядывал пробегающий за окном город. А вскоре после того, как проводник проверил билеты, городской ландшафт сменился окрашенной закатом сельской местностью.

— …

Серон открыл кожаный чемодан и выудил из него записную книжку в кожаном переплёте. Внутри книжки находились полученные ранее бумажные листки с адресами и телефонами одноклубников. Серон достал авторучку и стал одну за другой переписывать информацию с листков в книжку.

Сложенный пополам листок он оставил напоследок. Как только с остальными было покончено…

— …

Серон с серьёзным выражением на лице некоторое время поколебался, прежде чем его развернуть.

На бумажном листке находилось несколько больше слов, чем написали для него остальные школьники.

Первыми шли имя и фамилия Мэг.

Затем её адрес.

Её номер телефона.

И…

[Уважаемому Серону Максвеллу.

Я была сильно поражена тем, как ты здорово справился с делом гражданина СоБеИль и с просьбой Софии.

Я очень счастлива, что мы с тобой познакомилась. Давай и дальше оставаться хорошими друзьями.

Если ты вдруг увидишь меня в школе, то подходи ко мне поговорить.

От Штрауски Мэгмики.

P.S.: Прошу прощения, если я допускаю ошибки в рокшенуксском языке.]

— Моё фамильное сокровище, — пробормотал себе под нос Серон.

***

— О-о, с возвращением. Где мои сувениры?

— Привет, Лиина. Я привёз то же самое, что и в прошлый раз, если ты не против.

— Ты лучший, спасибо… А? Ты сегодня какой-то радостный.

— Ты так считаешь?

— Ага. Обычно ты ходишь с бесстрастным видом, и выражение на твоём лице меняется едва ли на долю миллиметра. Мы с мамой это прекрасно замечаем.

— …

— Пока ты помогал театральному клубу, случилось что-то хорошее?

— …

— У тебя появилась подружка?

— Что? Нет-нет, ничего подобного.

— Ах, точно. Обычно ты ходишь такой мрачный, что наверняка нет.

— Но…

— Но?

— …

— Чего замолчал?

— Но… что я могу сказать?

— Ха?

— Что мне сказать? Как правильно выразиться?

— …Ну, так и скажи — всё просто замечательно.

— Всё просто замечательно.

— В следующий раз нас познакомишь?

— С кем?

— Со своей подружкой.

— …

— Как?.. Неужели я ошиблась?

— Э? Разве и так непонятно?

— Нет. Твоё лицо словно маска. Я просто спрашивала наугад. Кстати, спасибо за сувениры! И ещё, сегодня мама появится поздно вечером.

***

Несколько дней спустя.

Серон находился во внутреннем дворе особняка, в котором летние цветы уже вступили в пору впечатляющего цветения. Сидя на белом деревянном стуле в тени под кружевным зонтом-парасолью, он наслаждался приятным ветерком и чтением.

Название книги гласило…

[Основы безельского языка]

По мере чтения Серон восклицал:

— Ну что это за язык такой?.. Он не предназначен для людей…

Или же:

— Дженни… да ты просто монстр…

Или:

— Рокшенуксский язык настолько простой, что все рокшенукцы выглядят для остального мира дураками…

Иногда его лицо искажала мучительная гримаса.

Он был настолько поглощён чтением, что каждый раз, когда горничная приходила подлить ему чай, она обнаруживала кружку по-прежнему полной.

Со временем солнце опустилось так низко, что регулировка угла наклона зонта уже почти достигла своего предела.

— Молодой хозяин. Вам телефонный звонок от вашей школьной подруги Дженни Джонс. Вы соблаговолите принять вызов? — спросила одна из горничных вместо того, чтобы подлить чай.

— От Дженни?.. Приму.

Серон захлопнул книгу и положил её на стол, затем поспешил к расположенному в гостиной особняка телефону.