Том 1    
Эпилог. На рассвете


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
tabletboii
01.08.2020 00:11
>>45319
Мой уважаемый. Я понимаю ваш вклад в развитие нашего проекта. Мне приятно, как вы отозвались о моей работе. Поверьте, как очень даже грамотный человек, я знаю сие правило и замечательно его умею использовать. Просто понимаете, текста очень много и не всегда удается выцепить взглядом этот проклятый 'ь'. Переводчик и я ведь тоже люди. Впредь, пожалуйста, пишите конкретные ошибки, которые вы нашли в конкретных местах. Буду очень рад и благодарен. С любовью, ваш TabletBoii<3
calm_one
31.07.2020 22:52
Чудно.
Однако читаю, и думаю о том, что у ранобэ, в отличие от серьезной литературы, куда более короткий век. Что будет через 10 лет? Может быть, и вспомнят великолепное признание Сакуты перед школой. Вспомнят образ девушки-кролика. А еще? Кто вспомнит чудные диалоги в Май и Сакуты в отеле? Кто вспомнит трогательный момент, когда Май укладывает его спать, или когда он на экзамене вспоминает её? Потому читаю и радуюсь тому, что есть.
ЗЫ Спасибо за работу. Уровень вполне)
ЗЗЫ Если редактор или тот, кто исполняет его функции, выяснит правила употребления "тся" (вопрос Что делает(ся)?) и "ться" (вопрос Что делать(ся)?), то ваш текст будет выглядеть более экспертным.
Ответы: >>45322
lastic
30.07.2020 19:03
е бой
lastic
30.07.2020 19:03
Хоооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооо
msmoli
28.07.2020 13:51
Вроде аниме вышло недавно, а забыть все я как-то умудрился. Да здравствует моя хреновая память, зато послевкусие примерно одно и тоже. Ну и узнать новые подробности никак не помешает. Так что ребятки это ранобэ стоит прочтения =) (особенно с таким качественным переводом)
legionalpha
13.07.2020 21:32
Раз в ~две недельки
zhorik-chan
12.07.2020 13:48
Можете примерно сказать, как часто будет выходить перевод?

Эпилог. На рассвете

После Мая, прошедшего в борьбе с «Подростковым синдромом», Сакута провел Июнь относительно мирно.

Как он и обещал, каждый день он говорил Май о том, что любит ее.

Тот крик о том, что он любит ее, посреди школьной площадки, все поменял.

Никто больше не вспоминал инцидент с госпитализацией. Теперь его сторонились либо из-за того, что он был странным, либо из-за его дурной славы. При одном только проходе по коридору можно было услышать хихиканье с разных сторон. Находится в школе стало еще неприятнее, чем было.

«Наплевать» — вот что он говорил себе, ведь главное то, что он вернул Май. Без подобного отношения к себе он не смог бы преодолеть все это.

Я знал, что твое сердце сделано из стали! — сгибаясь от смеха, сказал Юма.

— Я бы сгорела со стыда, — сказала Рио, — Ты действительно тот еще негодник, Азусагава.

— Что это вообще означает?

— Когда начали распространяться слухи о госпитализации, кто сказал: «Бороться с атмосферой бесполезно»?

Точно, это был Сакута! Я точно помню, как он это сказал!

Сакута тоже вспомнил это. И его мнение нисколечко не изменилось.

— Свои проблемы ты даже не пытаешься решать, но когда дело касается красивой сэмпай, то ты отбрасываешь даже чувство стыда. Нет более подходящего слова, чем негодник, чтобы описать тебя.

Он даже не знал, как это парировать.

— …

Как и сказала Рио, он ни разу не попытался изменить атмосферу вокруг себя, однако, когда Май оказалась в беде, он решил помочь ей любой ценой. В итоге это привело к тому, что он признался ей в любви посреди школьной площадки.

— Теперь я постоянно буду подшучивать над тобой по этому поводу.

— Мне придется выслушивать это даже в свои преклонные годы?

Звучит не так уж и плохо… твердил он сам себе.

Спустя пару дней Сакута зашел в научную лабораторию.

— Футаба.

— Что?

— Значит ли это, что твоя теория была верна?

— Без понятия. Если «Подростковый синдром» действительно вызван неустойчивой психикой подростков и влиянием ошибочных суждений, то тогда научное подтверждение здесь невозможно.

— Видимо, нет…

Однако он думал, что она была на верном пути к разгадке.

Май вела себя так, словно ее не было, а потому и ученики стали относится к ней так, будто ее не существует. Так как все эти мыслительные процессы проходили бессознательно, то вскоре граница между ней и атмосферой стала стираться. Из метафоры все превратилось в реальность.

И Сакута был уверен, что такое случается и в других школах. В любом месте скопления большого количества людей кто-нибудь, да и станет вести себя так, словно его нет…

В случае с Май ее незаметность в школе распространилась на весь мир из-за «Подросткового синдрома». Вот что произошло.

Как и сказала Рио, смысла дальше зацикливаться на этом нету.

Как только он собрался выйти из лаборатории, Рио, не отвлекаясь от своего эксперимента, окликнула его.

— Знаешь, если наш мир можно изменить простым признанием в любви, то он слишком прост. Ты доказал это, Азусагава.

Он слышал многое от нее, но это звучало как единственная и великая правда.

— Возможно, — ответил он.

Как минимум обычное признание изменило его жизнь в лучшую сторону.

Май вернулась к своей повседневной жизни и упорно стала двигаться вперед.

А начала она с того, что объявила о своем возвращении.

И масштаб той пресс-конференции был определенно уровня «Май Сакурадзимы». Цель программы состояла в том, чтобы встретить ее мать и поговорить с ней. Однако учитывая то, что после этого Май пришла к Сакуте на работу и выплеснула весь стресс на него, показывает, что не особо-то они и помирились.

И все же, таково было их представление семьи — вечные споры и все такое… Кстати, Сакута испытал облегчение, когда узнал, что мать Май в принципе ее помнит.

И так прошло какое-то время.

Спустя месяц, 27 Июня. Пятница.

Каэдэ разбудила Сакуту, и тот начал собираться в школу, слушая новости по телевизору.

Важная победа для сборной Японии!

Японский футбол, по всей видимости, процветал.

— Всем доброго утра. Сегодня пятница, двадцать седьмое июня. Самая обсуждаемая тема сейчас — результаты вчерашней важной игры.

Сакута не знал, против кого вчера сборная Японии играла, однако, по радости ведущего, можно было понять, что с кем-то стоящим.

Повтор самых ярких моментов начался со штрафного, который произошел под конец первого тайма. Вратарь прыгнул не в ту сторону, позволив мячу влететь в сетку с другой стороны.

Сакута посмотрел, а затем сказал сестре: «Я пошел», после чего вышел из дома.

Он пошел на станцию Фудзисава. Затем пятнадцатиминутная поездка по привычной линии Энодэн, после чего он сошел на станции Шичиригахама, присоединившись к потоку учеников в одинаковой униформе, проходящих через школьные ворота.

Ничего интересного не происходило. Он был благодарен за то, что все было, как всегда.

Сакута ел свой обед с Май в пустом классе, на третьем этаже. Вокруг никого не было. Только они вдвоем.

Они сидели напротив друг друга за партой у окна, из которого открывался вид на океан.

Май приготовила обеды, которые были просто восхитительны.

Это произошло из-за вчерашнего диалога:

— Май, ты умеешь готовить?

— Да. Я довольно-таки долго жила одна.

— Ого. Правда?

— Что, не веришь мне?

— Ну, ты постоянно покупаешь себе обеды.

— Тогда я приготовлю для нас обеды на завтра.

Вот и все, что потребовалось для того, чтобы заставить Май приготовить обед.

Она сняла крышку с коробки для обеда. Сколько всего. Жаренная курица, сладкий омлет, который обычно называют тамагояки, картофельный салат, а сбоку были хидзики[✱]Тамагояки, 'тамаго-яки (卵焼きили 玉子焼き, «жареноe яйцо», также называется атсуяки-тамаго) — блюдо японской кухни, сладкий или пряный омлет. Готовится тонкими слоями, которые один за другим с помощью палочек сворачивают в рулет. Хидзики (ヒジキ, 鹿尾菜 или 羊栖菜) — вид дальневосточных бурых морских водорослей с легкой анисовой ноткой, которые очень популярны в кухне Японии. Их широко используют в супах, салатах и других блюдах традиционной кухни. и соевые бобы.

Чувствуя на себе пристальный взгляд Май, Сакута начал пробовать все по очереди. Все было вкусно. Не сильно приправлено, но тонкий аромат был действительно прекрасен.

— А теперь ты извинишься за свою вчерашнюю грубость и начнешь просить прощения, — торжественно сказала Май. Очевидно, что она приняла его выражение лица за знак своей победы.

— Прости. Мне не следовало этого говорить. Это было очень некрасиво! Прошу прощения.

Он склонил свою голову. Не велика цена. Для Сакуты поесть еду, которую приготовила Май — уже победа.

— Рада, что ты понял.

Май тоже была рада, что смогла доказать свои навыки. Это была двусторонняя победа.

— Слушай, Май, — сказал он, глядя ей прямо в глаза.

— Что?

— Я люблю тебя. Давай встречаться.

— …

Май отвернулась в сторону. Она взяла пару яиц из своего обеда и съела их.

— …

Она долго разжевывала.

— …

Он ждал, пока она проглотит, однако она все еще не отвечала.

Ты просто будешь игнорировать?!

— Я уже не чувствую ничего от твоих слов, — с усталым вздохом сказала она. — Если говорить одно и тоже каждый день на протяжении месяца, то прежние эмоции от этого пропадают.

Но ведь это ты предложила!

— Я сказала, чтобы ты через месяц мне это сказал. Ты сам решил делать это каждый день.

— Справедливо.

— Кстати, я получила роль в сериале, который покажут в июле.

Эй! Ты решила сменить тему?!

К такой ситуации когда-нибудь относились так небрежно?

Игнорируя его недовольство, Май достала сценарий из школьной сумки. Он был пропечатан на желтой бумаге, а на обложке красовалась надпись: «Шестой эпизод».

— Это лишь эпизод, который будут показывать поздно ночью, но все же…

Может быть это и мелочь для Май, которая занимала раньше главные роли, однако он точно мог сказать, что на ее лице была радость от возвращения на работу. У него было ощущение, что он никогда еще не видел ее такой счастливой.

Однако это не отменяет тот факт, что она проигнорировала его вопрос о том, будет ли она встречаться с ним.

— Эх, и что стало с моей жизнью?

Он повернулся и уставился на океан. Сейчас была середина сезона дождей, однако сегодня было на удивление чистое небо.

— Что? Ты не рад тому, что я вернулась на работу?

Я в восторге!

— А еще там будет сцена с поцелуем.

— …Повтори это еще раз.

Ему показалось, что она сказала что-то опасное.

— Там будет сцена с поцелуем.

— Пожалуйста, откажись.

— Ой, да ладно тебе. Это же не первый мой поцелуй.

— …

Представлял ли он это? Или она сказала нечто, что нельзя было пропустить мимо ушей?

— Погоди-ка, Май.

— Что?

— Ты же сказала, что ты девственница.

— А ты сказал, что не изменишь своего отношения.

— Да, но поцелуй — совсем другое.

— Я тебя не понимаю. Ты и дальше будешь обижаться, если я скажу тебе, что мой первый поцелуй был с тобой?

— …

В этот раз он вообще не понимал, о чем она говорит.

— Чего? — удивленно произнес он.

— Я отдала тебе свой первый поцелуй. Как ты можешь этого не помнить?!

— Э… но… что?

Он начал размышлять над тем, что она могла иметь в виду, но… на ум ничего не приходило. Он никак не мог понять. Но, похоже, она не врала. Единственный вариант, который он мог представить — что это было тогда, когда он ее забыл.

— Х-хочешь сказать…

— Как в сказке не получилось. Я думала, что если поцелую тебя, то ты вспомнишь меня.

Разочарование на ее лице было больно видеть.

— Я вспомню, так что скажи точное место и время.

— Нет.

Ну хотя бы дай подсказку!

— Не дождешься.

Прошу! — он сложил руки.

— Может попробуем снова?

Сакута не был к такому готов. Она соблазнительно смотрела на него сверху вниз. Май часто шутила над ним, так что это могло быть очередной ловушкой… Из-за того, что она не вела себя мило или что-то в этом духе, казалось, словно она не откажется от этого.

— Определенно.

— Тогда закрой глаза.

— Что? Прямо сейчас?

Он думал, что они полностью восстановят ту сцену первого поцелую, но, видимо, нет.

— Не хочешь?

Хочу!

Он закрыл глаза и стал ждать. Его сердце бешено колотилось. Он определенно нервничал.

— Сейчас, — смущенно сказала она.

Он почувствовал ее дыхание на своих щеках, ее тепло было близко. Он знал, что она тянулась через стол.

Секунду спустя его губы почувствовали что-то мягкое. Ее губы были холоднее, чем он думал. А на вкус они были как рыбный бульон. Тот же запах, что и от яйца, что он ел ранее… Стоп, это и было яйцо.

Он открыл глаза и увидел, что Май своими палочками прижимала тамагояки к его губам, пытаясь не засмеяться.

— Ты действительно подумал, что я тебя поцелую?

На ее лице сияла злая улыбка.

Вместо ответа Сакута съел тамагояки. Его губы прикоснулись прямо к палочкам.

Непрямой поцелуй! Да! — глухо сказал он, в надежде, что она засмущается.

— …

Однако ее взгляд был направлен прямо на ее палочки для еды. Она уже съела половину своего обеда. Скорее всего, она думала, как парировать это.

— Но ты же уже взрослая, Май, — сказал он, отрезая любую надежду на ответный удар, — Ты бы не стала волноваться из-за простого непрямого поцелуя с парнем, который моложе тебя.

— В-верно…

На мгновение она заколебалась, но все же смирилась. Она взяла еще кусочек своими палочками и положила его в рот. Девушка закончила есть своей обед в тишине. Все это время она была немного покрасневшая, что было очень мило.

— Уточню, что он будет не со мной, — сказала она, заворачивая коробку с обедом в платок.

— Мм?

— Поцелуй. Он будет у главной героини.

Сакута почувствовал облегчение и одновременно с этим недовольство.

— А я ведь почти поверил.

— Но ты же все равно любишь меня, да?

— Не знаю. Думаю, моя любовь начнет угасать такими темпами…

Ч-что?! — вскрикнула она, внезапно удивившись.

— Кажется, что ты не особо и заинтересована. Сама сказала, что не чувствуешь прежних эмоций. Я чувствую себя безнадежным.

— …Я не говорила нет.

Она поджала губы, надулась и… открыла сценарий.

— Значит да?

— Ну… мм… — она покраснела и прикрыла свое лицо страницами.

— Согласна? — спросил он снова

Она выглянула из-за сценария.

— …Да. Согласна, — сдалась Май.

Сакута позабыл о том, что было на протяжении остального дня. Он был слишком рад тому, что они с Май официально встречаются, так что не мог думать о чем-либо другом.

На следующее утро у него был такой же настрой.

Когда он собрался в школу, то включил телевизор, напевая себе под нос. Он взглянул на новости.

Важная победа для сборной Японии! — радостно сказал ведущий новостей.

— …

Странно. Он хмуро посмотрел на экран. Звучало очень знакомо.

— Всем доброго утра. Сегодня пятница, двадцать седьмое июня. Самая обсуждаемая тема сейчас — результаты вчерашней важной игры.

Что он только что сказал?

27 Июня?

Он определенно так и сказал.

Повтор самых ярких моментов тоже был знаком. Штрафной под конец первого тайма. Мяч, влетевший в сетку с другой стороны от вратаря.

Он забежал в свою комнату и проверил цифровой будильник, который будил его по утрам. На нем была написана дата.

— Какого?..

На нем также было написано «27 Июня».

Сакута Азусагава проснулся во вчерашнем дне.