Том 6    
Глава 1: Зловещие тени


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
07.04.2020 22:18
хооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
asunalightning
07.04.2020 22:03
Большое спасибо за перевод))
В ожидании продолжения))
aisdh
07.04.2020 21:27
Спасибо большое за перевод!
И в особенности за ударные темпы!
erzatsu
07.04.2020 16:03
Спасибо. =)
aisdh
05.04.2020 21:53
emerold, и пусть это противостояние будет в купальниках и в ослабленной версии желе от того морского монстра, без побочных эффектов в виде коррозии.
need4beer
04.04.2020 22:51
сяпки
erzatsu
04.04.2020 22:28
Эхехе. Забавно. =)
emerold
04.04.2020 14:34
Не, это другие дамы. Во втором томе были девушки из Брука, начавшие почитать Юэ. Ну и потом она ещё не раз создавала себе последовательниц. Ждём фанфики про противостояние последовательниц Юэ и Шизуку. За Шизуку вся королевская рать(девушки), за Юэ - народ(девушки), лол
aisdh
04.04.2020 13:49
Спасибо за перевод!
Оооох какие опасные барышни... Хотя Хадзиме таких же уже проучил во 2 или 3 томе вроде. Голыми связал и подвесил на крыше. Возможно на всех кроме той отшибленной сработает. А от той откупится ростовой подушкой-Шизуку Онее-сама.
aisdh
01.04.2020 23:13
erzatsu, и скорее всего имперское.
erzatsu
01.04.2020 20:39
Ух. Походу скоро буит мясо. = )
aisdh
01.04.2020 17:50
Спасибо большое за перевод.
Эх теперь ждать лулзов от Хаулий до следующего тома... Хотя самая странная у них все-таки Шия.
need4beer
01.04.2020 16:49
moer, we need moer. спасибо за перевод)
bucherino
01.04.2020 16:04
Tnx
lastic
31.03.2020 10:49
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
asunalightning
30.03.2020 21:36
Спасибо за новую главу)
erzatsu
30.03.2020 16:06
Спасибо. Как же я поржал от души. Обожаю эту извращенку, Тио. =)
aisdh
30.03.2020 14:07
Спасибо большое за перевод.
Тио и правда начала путать берега, ладно вовремя опомнилась...
bucherino
30.03.2020 11:06
Спасибо за ещё одну главу
valvik
30.03.2020 10:17
огромное спасибо

Отобразить дальше

Глава 1: Зловещие тени

Шиа была первой заметившей шумиху.

— Хм? Хадзиме-сан… разве там не нападают на кого-то?

Как всегда, Хадзиме и Юэ начали флиртовать в машине, из-за чего Каори вклинилась между ними. В результате развернувшейся битвы взглядов между грозовым драконом Юэ и теперь усилившимся ледяным демоном Каори Хадзиме практически не смотрел вперёд и начал вилять машиной из стороны в сторону. Слова Шии, наконец, оторвали его внимание от происходящего, так что он взглянул вперёд.

Он заметил торговый караван, оказавшийся атакованным. Было похоже, что они пока ещё держатся. Приблизившись, Шиа уловила крики людей, и Хадзиме активировал Дальновидение, чтобы получше разглядеть происходящее.

— Похоже, они сражаются с бандитами. Этих людей одетых в лохмотья… кажется около сорока. Хмм, тут только около пятнадцати охранников… Не могу поверить, что они держатся с таким малым количеством людей.

— …Ммм. Этот барьер очень хорош.

— Согласна, он защищает их не хуже стен замка. Эти разбойники не смогут приблизиться к торговцам до тех пор, пока он держится. Но если магия пробьёт барьер, то разбойников ничто не остановит.

— Но сейчас же нет признаков, что бандиты смогут пробиться?

— Что ж, покуда у них там вся группа не состоит из Мастеров Барьеров, они не выстоят долго против чего-то настолько мощного. До тех пор, пока бандиты продолжают также, они победят. Защита долго не протянет.

Было похоже, что их застали врасплох. Несколько охранников торговцев лежало на земле в лужах собственной крови. Несколько других присели, явно тяжело раненные.

Единственная причина, по которой они всё ещё держались — это наличие барьера. Но из-за того, насколько подавляюще их превосходили числом, каждый павший охранник был огромной потерей. Как только барьер падёт, их раздавят за считанные секунды. Одна из женщин-авантюристок уже была схвачена бандитами. Её раздели догола и подвесили в качестве примера остальным, всё ещё сражающимся.

Как и предполагал Хадзиме, торговцы оказались неспособны поддерживать барьер. Примерно в то же время, как их разговор закончился, он начал рассыпаться.

Бандиты налетели вперёд с радостными воплями. Их мысли уже были заняты тем, какую добычу они получат, и они злобно ухмылялись. Оставшиеся охранники храбро сражались, но их полностью подавили числом. Один за другим они начали падать.

Каори подняла руки ко рту и охнула. Она повернулась к Хадзиме и взволнованно попросила его помочь.

— Хадзиме-кун, прошу! Мы должны спасти их! Возможно, что там… — Хадзиме даже не дожидался, пока она закончит. Он влил ещё больше маны в двигающийся на магии четырёхколёсный транспорт, Бриз, и ускорился. Торговцы будут обречены, если он потратит время на размышление о том, стоит ему помогать им или нет. Он может услышать объяснения Каори позже. Сперва ему надо спасти их. Если и было нечто, чем гордился Хадзиме, то это его решительность. Особенно когда это касалось просьб его соратников.

Бриз рванул по равнине, поднимая за собой столб пыли.

— Хадзиме-кун… Спасибо, — улыбнулась Каори, радуясь тому, что Хадзиме согласился послушать её. Хадзиме просто пожал плечами.

Тем временем Юэ и остальные в спешке пристегнулись ремнями безопасности. Они понимали, что Хадзиме вот-вот собирается сделать.

— Э-Эмм, Хадзиме-кун? Ты же не планируешь… — лицо Каори напряглось, когда она увидела, как Бриз несётся к толпе бандитов. Она понимала, что это она попросила Хадзиме помочь, но как та, кто жил в мире с машинами, она предположила, что он будет колебаться делать нечто настолько аморальное.

Хадзиме повернулся к Каори и ответил с невозмутимым видом:

— Когда ты видишь преступников, ты их давишь… Разве не этому учат в школе вождения?

— Нет! Хватит придумывать собственные правила дорожного движения! Гляди, даже Юэ и остальные согласны со мной!

Хадзиме проигнорировал Каори и повёл Бриз прямиком к задним рядам бандитов, нацеливаясь на того, который казался их лидером. Было ясно как день, что он верит в то, что транспорт существует для того, чтобы давить плохих парней.

Главарь бандитов заметил Бриз слишком поздно. Он принялся паникующе выкрикивать приказы свои людям и начал распевать заклинание. Он был уверен, что странная чёрная коробка была каким-то новым монстром; он никогда бы не предположил, что на самом деле это было транспортное средство, созданное для перемещения людей.

Хадзиме влил ещё маны в Бриз и активировал одно из устройств, встроенных им в него. Метровые лезвия выскочили из его боков и перед его крышей.

Мужчины побросали огненные шары в чудовище, надвигающееся на них, но это не оказало никакого ощутимого эффекта. Хадзиме проигнорировал их убогие попытки сопротивления и погнал вперёд.

Мужчины дрожали от страха, наблюдая, как чёрная коробка стряхивает их лучшие атаки. Послышался неприятный хруст, когда Хадзиме влетел в толпу беззащитных бандитов. Отчаяние и смятение отпечаталось на их лицах, когда их отбрасывало Бризом.

Несколько из них отбросило на крышу и разрубило на куски лезвиями, находящимися там. Остальные попытались отскочить в сторону, и были разрублены лезвиями из боков. Достаточно удачливые, чтобы избежать смерти разрубанием, были разорваны на куски толчком огромного грузовика, врезавшегося в них со скоростью 80 километров в час, от их тел остались одни ошмётки.

Всего за несколько секунд семь бандитов были убиты. Уничтожив задние ряды бандитов, Хадзиме резко затормозил, разворачиваясь боком.

И бандиты, и торговцы слепо уставились на Бриз. Внезапное побоище лишило их дара речи. Некоторые из охранников и бандитов даже остановились посреди нанесения ударов.

Хадзиме проигнорировал их и повернулся к Каори.

— Если мы делаем это, я не собираюсь проявлять ни капли жалости. Я убью их всех. Никакого лечения никого из них. Ты понимаешь это?

— Да, понимаю.

Он осознавал, насколько добра Каори, но у него не было никаких намерений позволять ей лечить его врагов. Если она так сделает, то больше не будет его соратницей, после чего ей придётся вернуться к группе Коуки.

Каори сделала глубокий вдох и кивнула Хадзиме, решительно взглянув.

— Тогда иди. Я не буду тебе мешать.

— Да!

Каори выскочила из Бриза и побежала к раненым торговцам. Бандиты лишились чувств от шока, когда показался Бриз. Однако Каори выглядела всего лишь как обычная девушка. Это было нечто, с чем они могут справиться. Они позволили своему гневу подстегнуть их настрой и напали.

— Ах ты, сучка! Умри! — замахнулся мечом на неё один из бандитов.

Однако Каори лишь мельком взглянула на него и возвратила своё внимание к раненым. Она продолжила бежать к раненым торговцам и начала распевать лечебное заклинание.

Это сделало бандита ещё злее, но прежде чем он смог выплеснуть своё раздражение, его убили. Хадзиме начисто снёс ему голову.

Бах! Бах! Бах! Бах! Бах! Бах!

С каждым выстрелом очередной бандит лишался жизни. Даже стражники, которых спасали, задрожали от ужаса, наблюдая, как одна за другой головы бандитов взрывались брызгами крови.

Абсолютно подавляюще и настолько же безжалостно. Всего за несколько секунд больше половины из около сорока бандитов уже были казнены.

Некоторые из разбойников запаниковали и попытались взять торговцев в заложники, но их встретила Шиа, которая прыгнула вперёд них.

Один из стражников прокричал ей: «Осторожней!», — но это было совершенно ни к чему. К этому моменту Шиа была настолько сверхсильна, что могла заставить попотеть даже Хадзиме. У этого боевого кролика не было слепых зон.

Она вызвала Дрюкен из Сокровищницы и подняла его вверх. После чего взмахнула им с такой силой, что стена ветра понеслась вперёд. Три мужика, несущиеся на торговцев, рухнули на землю, потеряв верхние половины своих туловищ.

— Э? Уаах, сколько крови!

Прошло очень много времени с того момента, когда они сражалась с действительно слабым врагом, так что никто из них не мог как следует сдерживаться. Шиа планировала просто отправить их в полёт, но случайно разорвала их пополам. Это было довольно отвратительное зрелище. Шиа отпрыгнула назад от внезапного фонтана крови, извергнувшегося перед ней.

Юэ и Тио ошеломлённо взглянули на Шию, после чего стёрли в порошок оставшихся бандитов штормом магии, не позволив им даже приблизиться.

Те немногие, кто попытался сбежать, были лишены головы руками Хадзиме. У них не было возможности даже взмолиться о пощаде. Их наказание было быстрым и тщательным.

Каори воспользовалась Прямым Благословением, заклинанием, действующим на область, чтобы вылечить одновременно раненых торговцев и авантюристов. К сожалению, многие из них уже были мертвы. И, увы, даже магия восстановления не могла вернуть обратно умерших.

Она стиснула зубы, расстроенная тем, что не смогла спасти всех. Пока она сокрушалась над их смертями, кто-то подбежал к ней. Этот кто-то был миниатюрного сложения и скрывал своё лицо глубоким капюшоном, так что невозможно было разобрать, кто это. Однако Хадзиме мог сказать по цвету окружающей маны, что это тот же, кто до этого создавал барьер, так что он не видел причин останавливать.

— Каори! — человек в капюшоне бросился в объятия Каори, произнеся её имя нежным голосом. Каори честно была удивлена, что её предположения оказались верны.

— Лили, это правда ты? Я думала, что узнала этот барьер, но всё ещё была не уверенна. Не могу поверить, что встретила тебя здесь… — девочкой, которую Каори назвала Лили, в действительности оказалась принцессой королевства Хайлигх, Лилиана С.Б. Хайлигх.

Лилиана вздохнула и облегчением и откинула капюшон, являя ослепительно светлые волосы и сверкающие голубые глаза. Она восхищённо взглянула на Каори и прошептала ей.

— Я тоже не ожидала встретить тебя здесь, Каори. Как же мне повезло, что вы оказались рядом. Похоже, моя удача ещё не иссякла.

— Лили? Что случилось?.. — обеспокоенно взглянула Каори на свою подругу. Словно заметив что-то, Лилиана снова скрыла своё лицо капюшоном. После чего прижала палец к губам Каори и попросила не использовать её настоящее имя.

Оказалось, что она путешествует инкогнито, не взяв никого в сопровождение. Лицо Каори стало мрачным. Нечто серьёзное должно было случиться с Лилианой, чтобы она отправилась в такое опасное путешествие. Они смотрели друг на друга некоторое время.

— Каори, уже закончила с лечением? — подошёл Хадзиме к ним и спросил, пока Каори и Лилиана смотрели друг на друга с серьёзными лицами.

— Хья! — миленько вскрикнула от удивления Лилиана, не заметив, как он приблизился. Она уставилась на Хадзиме на несколько секунд, прежде чем осознание посетило её, словно лампочка загорелась над её головой.

— Ты должно быть Нагумо-сан? Давно не виделись. Я слышала от Шизуку и остальных, что ты всё ещё жив. Должно быть, потребовалась невероятная сила воли, чтобы выбраться из этого лабиринта. Как же я рада, что ты выжил. Было больно смотреть, насколько печально выглядела Каори, когда думала, что ты погиб.

— Ну хватит, Лили! Сейчас же это уже неважно!

— Хехе… Я также слышала от Шизуку и о твоём великом признании. Ты должна рассказать мне потом об этом в подробностях.

Каори покраснела и Лилиана улыбнулась Хадзиме из-под капюшона.

Большинство людей не могло сопротивляться её улыбке. Она стала знаменитой на всё королевство. Мужчины и женщины, старики и дети, все были пленены тем, насколько ослепительной она была.

Однако Хадзиме выглядел так, словно ничего особенного не ощутил. Он скорее наоборот подозрительно уставился на Лилиану и задал ей вопрос, полностью игнорируя атмосферу.

— …Постой, а ты кто?

— Э?

Каори и Лилиана были друзьями даже ещё тогда, когда Хадзиме всё ещё был в столице. На самом деле, Лилиана постаралась поговорить со всем членами группы героя как минимум раз. Поскольку остальные смотрели на Хадзиме не слишком благосклонно, у неё не было много шансов поговорить с ним. Тем не менее, они разговаривали пару раз, когда он был рядом с Каори.

Лилиана не привыкла к тому, чтобы её забывали. Она не только была королевских кровей, её приветливый характер делал её запоминающейся большинству людей. И потому она была честно ошарашена, когда Хадзиме не узнал её. В связи с чем, она уставилась на Хадзиме с ошеломлённым выражением на лице.

Каори вклинилась в разговор, давая объяснения вместо Лилианы. Она шептала на ухо Хадзиме, поскольку Лилиана сообщила ей о том, что она не хочет раскрывать свою личность людям каравана.

— Х-Хадзиме-кун, это принцесса! Принцесса Хайлигха! Лилана! Ты разговаривал с ней в прошлом, помнишь?!

— …Ооо…

Хнык… Никогда не думала, что быть забытой так больно… Хнык…

— Лили, не плачь! Хадзиме-кун просто немного «того». Ни один обычный человек никогда бы не забыл тебя! Понимаешь, да? Пожалуйста, не плачь!

— Эй, ты только что оскорбила меня? — вставил Хадзиме, не ожидая, что из всех людей именно Каори настолько обыденно оскорбит его. Что ещё удивительней, Каори огрызнулась ему: «Заткнись на секундочку, Хадзиме-кун!».

— Нет-нет, всё в порядке, Каори. Мне всё равно не стоило так высоко думать о себе, — храбро улыбнулась Лилиана, и Хадзиме обнаружил, что ему действительно нечего сказать на такую реакцию. Кроме того, это была в первую очередь его вина, что он забыл про неё.

Юэ и остальные подошли к Хадзиме, вместе с главой торговцев. К удивлению Хадзиме, он узнал этого человека.

— Давно не виделись, не так ли?.. Ты выглядишь в добром здравии.

— Ты тот человек-энергетик…

— Энергетик? Я продаю их, среди всего прочего, но… не думаю, что именно мои энергетики особенно известны…

— А, ничего такого, просто мысли вслух. Твоё имя Мотто, правильно?

— Безусловно. Я польщён, что ты запомнил меня. Мотто Юнкер, торговой компании Юнкер, к вашим услугам. Это второй раз, когда ты спасаешь меня от верной смерти. Я начинаю думать, что мы связаны судьбой, — глава этого торгового каравана был не кто иной, как тот самый, кого Хадзиме сопровождал из Брука в Фурен, Мотто Юнкер.

Он всё ещё хорошо помнил это путешествие. Это там он узнал, насколько далеко торговцы этого мира готовы зайти, чтобы заключить сделку. Его дух торговца не ослаб ни на каплю, и он ткнул в кольцо на пальце Хадзиме во время рукопожатия. Было похоже, что он всё ещё не сдался выкупить у Хадзиме его Сокровищницу.

Позади них, Шиа объяснила Каори и остальным, как они познакомились с Мотто.

— Он помнит кого-то встреченного лишь раз… но не меня… принцессу… — пробубнила Лилана и ещё больше погрузилась в депрессию.

Каори приложила все возможные усилия, чтобы приободрить Лилиану, пока Хадзиме продолжил беседовать с Мотто.

Оказалось, что они двигались в Анкаджи через Хорауд. К этому моменту уже все прослышали о бедствии в Анкаджи, и Мотто надеялся отлично заработать, продав голодающему городу еду. Он уже завершил одну поездку. После чего отправился обратно, чтобы закупить ещё еды в столице и сейчас направлялся обратно. Суда по его самодовольному лицу, Хадзиме предположил, что он уже неплохо заработал за время первой поездки.

С другой стороны, Хадзиме и его соратники двигались к морю деревьев Халтины. Однако они планировали сперва посетить Хорауд и Фурен. Хорауд был по пути, и им нужно было сообщить Илве в Фурене о том, что они успешно доставили Мью к её маме. Поскольку им обоим надо будет пройти через Хорауд, Мотто спросил Хадзиме, согласен ли тот охранять их до прибытия туда.

Однако Лилиана прервала его.

— Мои извинения, уважаемый торговец, но я бы хотела сама воспользоваться их услугами. Я понимаю, что веду себя бесцеремонно, особенно, поскольку вы позволили мне присоединиться к вам на пути в Хорауд, но…

— О, вам больше не надо в Хорауд?

— Да, до сюда достаточно. Разумеется, я всё равно заплачу полную стоимость до Хорауда.

Было похоже, что Лилиана изначально тоже планировала отправиться в Хорауд. Однако теперь, когда она нашла Хадзиме и его друзей, в этом не было нужды.

В этот момент Хадзиме почувствовал, что ему не понравится то, что хочет попросить Лилиана, но он понимал, что если сейчас скажет хоть что-нибудь, то Каори просто накричит на него: «Хватит издеваться над принцессой!», — так что он решил для начала попридержать язык.

— Понятно… я рад знать, что смог помочь. Не нужно беспокоиться насчёт оплаты.

— А? Но я не могу просто не заплатить вам… — выглядела растерянной Лилиана. Караван предоставил ей еду и место для ночлега, так что она не могла себе представить такого, чтобы не отплатить им за гостеприимство. На самом деле, она ожидала, что он запросит ещё больше обычного, поскольку она пообещала заплатить ему после достижения Хорауда, а не авансом вперёд.

Увидев такую Лилиану, Мотто невольно улыбнулся ей.

— Сомневаюсь, что когда-либо снова такое скажу… Позвольте дать вам небольшой совет перед отправлением. Обычно платится вперёд, когда просишь присоединиться к каравану. Если кто-то не просит тебя показать деньги сразу, тогда они либо замыслили нечто плохое, или у них есть свои причины не хотеть брать с вас деньги. К счастью для вас, в этот раз было последнее.

— Тогда, неужели…

— У меня нет ни малейшего представления, почему кому-то вашего положения нужно было выскользнуть из столицы, но я не сомневаюсь, что это вопрос первостепенной важности. Если бы я не помог вам во времена нужды, тогда я едва ли мог бы звать себя гордым жителей Хайлигха. Пусть я и торговец, но я также и патриот.

«Значит он знал всё с самого начала…» — поняла Лилиана. Несмотря на это, он не раскрыл личность Лилианы, и попытался помочь ей изо всех сил.

— В таком случае, примите мою благодарность. Только благодаря вам я смогла покинуть столицу.

— Понятно… Простите, что так резко меняю тему, но знаете ли вы, что торговцы хотят больше всего, но им сложнее всего заполучить?

— Э?.. Нет, не знаю.

— Это «доверие».

— Доверие?

— Да, доверие. Без него мы не сможем ни начать, ни вести никаких дел. В корне всей прибыли торговцев лежат взаимоотношения, построенные на доверии. Более того, даже если торговец останется без денег, до тех пор, пока у него есть доверие остальных, он не пропадёт. Итак, после нашего небольшого путешествия, можете ли вы сказать, что торговая компания Юнкер достойна вашего доверия? Если это так, тогда мы уже получили намного большую прибыль, чем любое возможное денежное вознаграждение...

Лилиана украдкой скромно улыбнулась. Если она заплатит ему теперь, это будет то же самое, как если бы она сказала, что не доверяет ему. Её благодарность возымеет эффект противоположный тому, который она хотела достичь.

Словно смирившись, Лилиана сняла капюшон и взглянула Мотто в глаза.

— Ваша компания действительно заслуживает доверия. Я, принцесса Лилиана королевства Хайлигх, ни за что не забуду вашей преданности и доброты. Благодарю…

— Вы слишком добры, — низко поклонился Лилиане Мотто, вместе с остальным торговцами.

После всего этого, Мотто оставил Лилиану на попечение Хадзиме и, как и намеревался, двинулся по дороге к Хорауду. Прямо перед тем, как скрыться из виду, он повернулся и прокричал напоследок предупреждение Хадзиме. Мотто поведал, как слышал о том, что Хадзиме официально объявили еретиком, и предупредил, что над столицей королевства повисла зловещая атмосфера. Взамен Хадзиме сообщил Мотто, что герцогство Анкаджи было полностью восстановлено. Услышать всего лишь это было достаточно для Мотто, чтобы догадаться о многих причинах, почему Святая Церковь обернулась против Хадзиме. После чего добавил: «Если вам когда-либо что-нибудь понадобиться, непременно воспользуйтесь нашими услугами». Мотто действительно был торговцем до мозга костей.

Как только Мотто исчез, Хадзиме и остальные отвели Лилиану обратно в Бриз и спросили её, что она хотела. Взволнованность и напряжение на её лице не предвещали ничего хорошего, и Хадзиме был обеспокоен тем, что его снова втянут в нечто, чего ему не хотелось. Однако первое же, что она сказала, застало его абсолютно врасплох…

— Айко-сан… была похищена.

Это было намного хуже всего, что мог вообразить Хадзиме.

Лилиана рассказала свою историю группе.

С недавних пор в королевском дворце повисла странная атмосфера, и от этого Лилиане всё время было не по себе.

Её отец, король, проводил с Папой всё больше и больше времени и стал намного более религиозным. Он часто стал восхвалять Эхита посреди приёмов пищи или разговоров, и его набожность повлияла на премьер-министра с дворянами, которые тоже стали намного более религиозными.

Лилиана продолжала говорить себе, что это просто побочный эффект всего того времени, которое он проводит с официальными лицами Святой Церкви. Людям нужно было объединяться во времена бед, или демоны раздавят их, думала она, но…

Беспокойства на этом не останавливались. Многие солдаты стали выглядеть безжизненно, словно кто-то высосал из них душу. Каждый раз, когда она спрашивала рыцарей, как у них дела, они всегда отвечали, что всё нормально, но для неё они все выглядели серьёзно больными.

Затем она попыталась посоветоваться с Мелдом, рыцарем, которому она доверяла больше всех во дворце, но он словно испарился. Он всё ещё временами показывался на тренировках Коуки и остальных, но каждый раз, когда у неё получалось хоть мельком застать его там, он исчезал ещё до того, как у неё получалось поговорить с ним. В итоге, ей не подвернулось ни единого шанса увидеться с ним.

Именно тогда Айко вернулась в столицу. Она доложила королю подробности о том, что случилось в Уре.

Лилиана была в тот момент в зале для аудиенций и услышала всю историю целиком. После этого сразу же было проведено экстренное голосование.

Это тогда они решили объявить Хадзиме еретиком. Они проигнорировали все те факты, что он спас город Ур и группу героя, а также возражения Айко, ставшей очень известной и популярной как «Богиня Плодородия», а затем объявили его врагом всего человечества.

Лилиана естественно посчитала голосование абсурдным, и сообщила об этом своему отцу, Элихейду. Однако король выглядел убеждённым, что Хадзиме был врагом Эхита. Его ненависть была настолько упёртой, что Лилиана испугалась того, что им овладели. Наоборот, он даже заявил, что самой Лилиане не хватает веры, когда она вообще упомянула возможность того, что Хадзиме ни в чём не виноват. По мере продолжения их встречи, он начал смотреть на свою родную дочь так, словно она была врагом.

Перепугавшись, Лилиана сделала вид, что согласна со своим отцом, и сбежала. После чего отправилась к Айко, надеясь поделиться своими беспокойствами о происходящем во дворце.

Айко сообщила ей, что она планирует рассказать за ужином своим ученикам о том, что Хадзиме поведал ей о богах и истинной цели своего путешествия. Она выразила свою надежду, что Лилиана присоединится к ним.

Так что, покинув комнату Айко, этим вечером Лилиана направилась в обеденный зал, где ученики принимали пищу. По пути туда, она услышала, как Айко буквально за углом спорит с кем-то. Она выглянула из-за угла коридора, чтобы посмотреть, что происходит, и стала свидетелем всего произошедшего. Серебровласая монахиня вырубила Айко и понесла её куда-то.

Лилиана очень испугалась серебровласой женщины и без промедления спряталась в ближайшей комнате для гостей. Как только оказалась внутри, она вошла в секретный проход, о котором знали только члены королевской семьи.

Монахиня пришла в её поисках, но не смогла обнаружить. К счастью для Лилианы, проход был артефактом, скрывающим присутствие всех находящихся внутри. Лилиана знала, что должна сообщить об этом кому-нибудь. Монахиня явно стояла позади атмосферы, которую она ощутила во дворце замка. Или если не позади неё, то работала на того, кто бы ни стоял за этим.

Однако она понимала, что если Айко похитили, значит, ученики, скорее всего, находятся под наблюдением. И капитана Мелда всё ещё нигде не получалось найти.

После долгих беспокойств, Лилиана вспомнила про свою подругу, которая, как она знала, единственная была за пределами дворца.

И это Каори. К тому же, она знала, что Каори будет путешествовать с Хадзиме Нагумо. Эти двое были единственными оставшимися людьми, на которых она с уверенностью могла положиться, так что она прошла по потайному проходу из замка и попыталась найти кого-нибудь, кто согласен доставить её в Анкаджи.

Она выбрала Анкаджи по тому, что знала, семья Зенген согласится помочь ей. Кроме того, они были достаточно далеко от столицы, чтобы их, скорее всего, всё ещё не затронула тьма, нависшая над ней. И больше чего-либо ещё, она предположила, что там будет высокий шанс наткнуться на Каори.

— После этого я присоединилась к каравану Мотто Юнкера и отправилась с ним из столицы. Я не думала, что он сразу меня узнает, или что мы будем атакованы бандитами, впрочем, как и то, что люди, которых я отправилась найти, будут теми, кто спасёт меня. Раньше я бы сказала, что это всё потому, что Бог приглядывает за мной. Но сейчас… я… боюсь Святой Церкви. Что, чёрт возьми, происходит?.. Кто та серебровласая монахиня… и что не так с моим отцом и остальными… — обняла Лилиана колени и задрожала от страха. Прямо сейчас она выглядела куда меньше, чем мудрая и уверенная принцесса, каковой она была известна, и намного больше, как обычная, перепуганная девочка. Хотя это было совсем не удивительно. Все, кого она знала и любила, либо сошли с ума, либо пропали.

Каори крепко обняла Лилиану. Это было единственным, что она могла сделать прямо сейчас, чтобы уменьшить беспокойства своей подруги.

Слушая про случившееся, Хадзиме внутренне цокнул. История Лилианы обладала удивительным сходством с видениями, представшими перед ним в Затопленных Руинах Мелджины. Обстоятельства выглядели нехорошо.

Тем не менее, обычно Хадзиме бы просто умыл руки от всего этого и сказал, что это никак с ним не связано. Он бы просто ускорил свой график, покорил все лабиринты как можно быстрее, и покинул этот мир без задней мысли.

Однако Хадзиме мог более или менее догадаться, почему Айко была похищена. Он не мог сказать, что это никак с ним не связано. Некто взаимосвязанный со Святой Церковью схватил её, скорее, всего по тому, что она попыталась рассказать остальным то, что сообщил ей Хадзиме. Эхит видимо не хотел, чтобы его пешки, Коуки и остальные, прекратили следовать его сценарию.

Она была похищена из-за того, что Хадзиме попытался использовать её ради собственных целей.

Узнав, что они похитили её, Хадзиме усомнился, что они намереваются убить её в ближайшее время. Тем не менее, он не хотел даже представлять, что они могут с ней сделать. В конце концов, так называемые боги не имели никаких угрызений совести от манипулирования людьми как пешками. Он сомневался, что они будут сторониться пыток.

Больше, чем что-либо ещё, он задолжал Айко нынешнее счастье. Она был тем, кто предложил ему изменить образ жизни. Даже если её похищение не было его виной, он не мог бросить её, когда она попала в беду.

Вот почему он решил, что здесь возможен только один вариант...

— Для начала, мы должны спасти Учителя, — принял Хадзиме своё решение. Не отказаться, как от чужой проблемы, не бросить, а спасти.

Услышав слова Хадзиме. Лилиана взглянула на него с облегчением на лице. Она ожидала, что он откажется. Шизуку сообщила ей о том, как он говорил, что люди этого мира и даже его одноклассники больше ничего для него не значат. Она психологически приготовилась к долгим уговорам.

— Ты вернёшься, чтобы помочь? — спросила ещё раз Лилиана, просто чтобы убедиться. Хадзиме лишь пожал плечами.

— Не пойми неправильно. Мне крайне плевать на королевство. Я отправляюсь назад только чтобы спасти Учителя. Это моя вина, что её вообще похитили, и даже если нет, я всё-таки задолжал ей.

— Ради Айко-сан…

Хотя это было печально, что его ни капли не беспокоит её королевство, это не меняло того факта, что он вернётся вместе с ней. Лилиана была вполне счастлива остановиться и на этом.

Однако следующие слова Хадзиме вызвали улыбку на её лице.

— И, ну, если нечто, устраивающее беспорядок во дворце, попытается встать у меня на пути по спасению Учителя, я разнесу это на куски для тебя.

— Вот как… Хехе. В таком случае, молюсь, что оно попыталось встать у тебя на пути. Большое спасибо, что согласился помочь, Нагумо-сан.

Айко была похищена монахиней. Это, плюс странная фанатичность короля, дали понять Хадзиме, что вероятнее всего Святая Церковь стоит за всем этим.

Спасение Айко почти неизбежно приведёт к сражению с ними. Хадзиме тоже это понимал. Другими словами, он осознавал, что сопровождение Лилианы обратно в столицу будет означать, что ему в конечном итоге придётся спасать королевство по пути.

Уголки рта Хадзиме изогнулись вверх, пока он смотрел как Лилиана и Каори улыбаются друг другу.

У него была также и второстепенная причина для возвращения в столицу. В конце концов, на Священной Горе находилась древняя магия. Согласно словам Миледи, на Священной Горе находился один из Семи Великих Лабиринтов. Другими словами, нужная ему древняя магия была где-то там. Однако у него не было ни малейшего представления, где вход в этот лабиринт мог находиться на Священной Горе, которая также была штаб-квартирой Святой Церкви. Обследование всех окрестностей будет сложным со всеми священниками и священнослужителями, снующими вокруг.

Только потому, что не хотел пока что начинать сражение со Святой Церковью, он решил проигнорировать гору и направился сперва к Халтине. Впрочем, с разворачивающейся таким образом ситуацией у него была подходящая причина немедленно покорить эту гору.

Спасение Айко приведёт к его прямому противостоянию со Святой Церковью. «В таком случае… будет логичным нанести их штаб-квартире превентивный удар. К тому же, я смогу заполучить в свои руки магию Эры Богов, которая всё равно понадобится в будущем», — подумал Хадзиме.

Серебровласая женщина, упомянутая Лилианой, напомнила Хадзиме о фигуре в капюшоне, которую он видел рядом с королём Алейстером в видениях Мелджины. Когда фигура спускалась в трюм вместе с королём, Хадзиме чётко запомнил то, как он увидел промелькнувшие серебряные волосы. Он не был уверен, был ли это тот же самый человек. Всё-таки века прошли с тех пор. Однако по какой-то причине, Хадзиме чувствовал, что так оно и есть. И он был уверен, что они скоро столкнутся друг с другом.

Хадзиме горел боевым духом. Свирепый зверь зарычал внутри него. Всё, что встанет у него на пути — умрёт, без исключений.

Естественным образом его глаза засверкали как у дикого волка, а губы изогнулись в обычной бесстрашной улыбке, обнажая зубы, словно в зверином оскале.

— …Хадзиме, восхитительно.

— Хааа, Хадзиме-сан снова делает такое лицо. Я просто без ума от него.

— Ухх, Хозяин, если ты продолжишь так свирепо смотреть… мои трусики промокнут.

Однако девушки с покрасневшими щеками и тяжёлым дыханием, пускающие слюни на Хадзиме, в итоге разрушили всю напряжённую атмосферу, на которую он настраивался.

Давайте повернём время немного назад. Незадолго до того дня, как Айко была похищена, а Лилиана сбежала из столицы королевства.

Одинокая фигура стояла на задворках королевского дворца. Она находилась на пустой, тихой поляне. Здесь царила безмятежная и словно грустная атмосфера, где дозволялось существовать только лёгким дуновениям ночного бриза и яркому лунному свету, освещающему окрестности.

Так и должно было быть. Это место в каком-то смысле было кладбищем.

Разумеется, поскольку это место было близким к дворцу, это было не простое кладбище для масс. Здесь стоял одинокий каменный монумент, вырезанный прямо из скалы Священной Горы. Возвышающееся сооружение, увековечивало жертвы храбрецов, которые отдали свои жизни за королевство. Имена всех тех, кто погиб в битве за королевство, были вырезаны здесь.

Человек, стоящий перед могилой, был капитаном рыцарей Хайлигха, Мелдом Логгинсом. Хотя его выражение было спокойным, в его глазах стояла глубокая печаль.

Такой глубокой ночью единственными людьми, блуждающими по землям дворца, были патрулирующие солдаты, но никто из них не проходил по этому кладбищу.

Это, разумеется, делало это тихое кладбище идеальным место встречи для его тайной деятельности.

— …Капитан, — шёпот был настолько тих, что его почти уносил ветер. Мелд обернулся назад и увидел человека, которого он ждал. Новоприбывший подошёл, не сделав ни звука. Его звали Хосе Ранкайд. Он был вице-капитаном рыцарей и правой рукой Мелда.

— За тобой следили?

— Нет, я не встретил ни души по пути сюда. Тем не менее, будет неразумно задерживаться надолго.

— Мы точно не хотим, чтобы люди начали распускать слухи о том, что два самых важных рыцаря в королевстве что-то замышляют, особенно учитывая текущее состояние королевского двора. Все министры подозрительны даже к собственным теням, — горько улыбнулся Мелд, пока Хосе отвечал согласием.

— …Итак, что с солдатами? — спросил Мелд, его выражение вновь стало серьёзным. Лицо Хосе не внушало уверенности в себе. На самом деле он был бледным:

— Включая капитанов, больше шестидесяти процентов солдат проявляют признаки «Опустошённости».

Эта «Опустошённость», упомянутая Хосе, была странным явлением, которое проявилось за последние дни. Оно быстро распространялось среди рядов простых солдат и рыцарей. Вкратце говоря, Опустошённость была странным недугом, который делал людей апатичными.

Они всё ещё продолжали исполнять свои обязанности и отвечали на прямые вопросы. Однако они явно были намного более безжизненны, чем обычно, и никто из заболевших не улыбался. Они становились затворниками, оставляя время только на работу.

Эпидемия быстро распространялась, и теперь начала затрагивать даже дворян и командиров.

Естественно, Мелд организовал расследование, чтобы установить причину. Он беспокоился за своих людей и боялся, что это нечто хуже, чем простая апатия.

— Уже столько… Я должен быть рад, что только десять процентов моих рыцарей было затронуто. Как и то, что никто из моих командиров ещё не выглядит заболевшим.

— …Но, Капитан, я не совсем уверен как это передать… но мы действительно должны предполагать, что это вражеское нападение? Может ли это быть из-за того, что люди просто морально перегорели? — колебался в голосе Хосе.

— Коуки был побит, мы потеряли многих наших лучших рыцарей, и демоны обернули в свою сторону численное превосходство, которое у нас было над ними. Ты действительно думаешь, что это совпадение? Я понимаю, что ты чувствуешь, Хосе, но слепой оптимизм убьёт тебя.

— Мои извинения.

Хосе отнюдь не был оптимистом. Его работой, как доверенного лица Мелда, было предлагать альтернативные точки взглядов и противопоставлять любые потенциальные изъяны в мышлении своего начальника. И потому, Хосе прокашлялся и продолжил.

— Как дела с твоей стороны, Капитан? Король тоже уже был затронут?

— Его Величество пока что всё ещё в порядке. Он не проявляет симптомов Опустошённости. Если уж на то пошло, он выглядит оживлённее, чем когда-либо ранее. Он клянётся Эхитом, что не позволит бесчинствам демонов продолжаться. Однако…

— Что такое? — Хосе не привык видеть, чтобы его начальник колебался.

Мелд пытался найти подходящие слова. В итоге, он не смог ничего найти и покачал головой.

— Ничего особенного, — он едва ли мог сказать своему вице-капитану, что король слишком религиозен. Это было бы кощунством и к вере Хосе, и к его собственной.

— Премьер-министр тоже выглядит незатронутым. Однако некоторые из влиятельных дворян не были настолько удачливы.

Хосе содрогнулся, когда Мелд оттарабанил список людей, которые стали Опустошёнными. Дворяне, которые были неотъемлемо важны для продолжения работы правительства, к счастью, всё ещё были в порядке, но множество других высокопоставленных людей слегли.

— Я предоставил Его Величеству полный доклад, и он охраняется контингентом рыцарей круглые сутки. Я не доверяю храмовым рыцарям и королевской страже. Мои люди получили приказ докладывать мне в тот же момент, как почувствуют хотя бы что-нибудь необычное.

— Что Его Величество думает насчёт Опустошённости?

Мелд сообщил королю Элихейду о возможности того, что это была атака на разум, организованная неизвестным врагом.

Даже если это была всего лишь апатия, число говорило само за себя. Мелд был уверен, что необходим быстрый ответ. Однако король не ответил его ожиданиям.

— …Тот факт, что сейчас мы с тобой встречаемся здесь втайне достаточный ответ, не так ли?

— Выходит, он отказал в твоей просьбе начать расследование?

Король действительно приказал Мелду прекратить беспокоиться из-за нелепых вещей вроде апатичности солдат и начать подготавливать армию страны.

Хотя ему было запрещено проводить расследование, Мелд всё равно не мог этого так оставить. Его инстинкты подсказывали ему, что это Опустошение опасно. Вот почему он действовал тайно вместе с вице-капитаном.

— Демоны стали сильнее, чем когда-либо ещё. Его Величество занят более важными вопросами, чем потерявшие мотивацию солдаты и какие-то неясные намёки на то, что это может быть эпидемией.

— Тем не менее, король прислушивается к твоим словам, капитан. Обычно он никогда бы не отбросил сходу твои беспокойства…

Мелд оборвал Хосе взглядом. Пусть Элихейд вёл себя странно последнее время, Мелд не хотел слышать каких-либо оскорблений в адрес короля. В душе он был верным солдатом.

— Вот почему нам надо собрать доказательства. Хосе, поговори со всеми экспертами тёмной магии, каких знаешь. Выясни, что такое Опустошённость на самом деле, и прими контрмеры. Также, попытайся как-нибудь убедить стражников открыть королевскую сокровищницу. У нас точно должен быть там артефакт, которым сможет справиться с такими ментальными атаками. По крайней мере, получил каталог предметов у хранителя сокровищницы.

— Есть, капитан. Что насчёт Коуки-куна и остальных?

— Я сам позабочусь о них... Они сейчас в непростом состоянии. Я не хотел отягощать их ещё большими беспокойствами, чем у них уже есть, но… теперь у меня нет другого выбора, кроме как рассказать им. Похоже, из меня вышел плохой учитель, — вздохнул Мелд, и Хосе улыбнулся ему.

— Я уверен, эти дети понимают, как много ты выкладываешься.

— Какая разница, понимают ли они меня. Проблема в том, что я не понимаю их. Это, честно говоря, моё самое большое беспокойство. Сражения куда проще, чем это.

— Тем не менее, думаю, если ты поговоришь с ними, то это облегчит их беспокойства.

Потенциальные рыцари знали, на что идут, когда подавали заявки вступить в ряды, так что метод приободрения Мелда своих людей обычно состоял из тренировки их до потери сознания, а затем выпивания вместе с ними. Обычно это работало. Однако он понимал, что это будет плохой идеей для Коуки и остальных. Они были учениками, которых против воли втянули в войну этого мира, и они сражались только чтобы вернуться домой.

Вот почему у него не было никаких идей, как помочь этим детям смирится с тем фактом, что им надо убивать…

Хосе не смог сдержать кривой улыбки от необычного вида своего капитана, выглядящего прямо как отец, мучающийся над тем как воспитать своих детей.

После этого Мелд и Хосе ещё две-три минуты обменивались информацией и обсуждали дальнейшие действия. Как только закончили сообщать друг другу обо всём, они растворились во тьме.

Мелд стал пробираться обратно в свою комнату, осматриваясь на наличие патрулей. Поскольку он был командиром, никто не стал бы бросать ему вызов, даже если бы заметил его, но он не хотел, чтобы кто-нибудь стал задумываться над тем, что он делает снаружи так поздно ночью.

«Не могу поверить, что веду себя как злоумышленник во дворце, который должен защищать», — улыбнулся себе Мелд. Впрочем, секундой позже его сердце чуть не выскочило из груди, когда кто-то окликнул его.

— Капитан Мелд…

Он оглянулся назад, но никого не заметил. Несмотря на то, что он был настороже, кто-то смог незаметно подобраться к нему. Более того, к нему подобрались так близко, что смогли похлопать его по плечу. Другими словами, его могли убить, если бы захотели.

— Дзааа! — его чрезмерная реакция была проявлением того, насколько он нервничал. В тот же момент, как ощутил руку на плече, он потянулся к мечу. Меч проделал серебряную дугу в воздухе, пока он разворачивался к нападавшему.

— Хиии?! — однако его меч встретил лишь пустой воздух. Кто бы ни подобрался к нему, он обладал достаточно хорошими рефлексами, чтобы вовремя уклониться.

Или, скорее, запнуться об себя. Мелд взглянул вниз и обнаружил нападавшего в слезах.

— К-Коуске?! — парень, которого Мелд по ошибке принял за нападавшего, действительно был Коуске Эндо, разведчик отряда Нагаямы. Он кивнул, перепуганный.

— К-Капитан, я-я чем-то разозлил тебя?

Осознав свою ошибку, Мелд в спешке убрал меч в ножны и помог Коуске подняться.

Все знали, как тяжело было заметить Коуске. Даже когда его друзья разговаривали с ним, они часто забывали про его присутствие. Ещё в Японии автоматические двери часто даже не открывались перед ним. Более того, его почти всегда забывали во время переклички в классе. Он был прирождённым мастером скрытности.

Теперь Мелд понял, почему никого не смог ощутить.

— Н-Ничего, прости. Я просто был удивлён обнаружить кого-то позади себя и потому вот…

— …Вы звучите как Голго, капитан.

«Мне “потому вот” чуть не отрубили голову», — укоризненно уставился на него Эндо. Мелд уклончиво прокашлялся и сменил тему.

— Как бы то ни было, что ты делаешь здесь так поздно, Коуске?

— …После сегодняшней тренировки я заснул в своей комнате. Мы довольно сильно выложились, так что я выдохся. Но всё ещё было достаточно рано, и…

Мелд с сочувствием взглянул на своего ученика. Он мог понять, к чему всё идёт.

— И никто не пришёл разбудить меня. Даже когда наступило время идти на ужин.

— П-Понятно.

— Когда я, наконец, проснулся, то поспешил в обеденный зал, но все уже закончили есть. Они заметили, что накрыто ещё на одного, но подумали, что повара сделали это ошибке, и всё съели. Никто даже не осознал, что я не пришёл на ужин.

— П-Понятно.

— Что ж, полагаю, это отчасти и моя вина, что не прибыл вовремя. Я почувствовал себя виноватым, чтобы просить слуг делать еду только на меня, и решил, что пропустить один приём пищи будет не таким большим делом. Но затем я так проголодался, что не смог заснуть… в связи с чем, я решил, что схожу на кухню посмотреть, есть ли у них там чего. Я нашёл какие-то остатки овощей и съел их, но…

— Но?

— Чем бы это ни было, оно не понравилось моему желудку… Так что я провёл два часа, сражаясь в уборной. Вам действительно не захочется сейчас там оказаться.

— Что за ночка…

— Как бы то ни было, когда закончил, я осознал, что есть другая проблема.

— Твоя история ещё не закончилась?! И что, чёрт возьми, в этой уборной?!

— Вопрос скорее не в том, что там есть, а в том, чего там не было. Туалетной бумаги.

— …

Коуске не объяснил, как он в итоге сумел найти немного туалетной бумаги, но учитывая, как далеко от кухни он сейчас был, Мелд предположил, что он, должно быть, потратил немало времени на её поиски.

— Коуске… пойди отдохни.

— Обязательно. Спокойной ночи, капитан.

Его забыли, кто-то съел его ужин, ему стало плохо от найденных им остатков, а затем он провёл ночь… блуждая по коридорам дворца в поисках туалетной бумаги только для того, чтобы его почти убил его же учитель. Мелду было жаль бедного парня.

Наблюдая, как Коуске поплёлся в свою комнату, Мелд бодро ему отсалютовал.

Мелд прошёл весь оставшийся путь до своей комнаты без каких-либо событий. Он тяжело вздохнул, и поставил свой меч на стойку у стены. Разоружившись, он прыгнул на диван и помассировал виски.

Как только немного отдохнул, он принялся строить планы.

— …Магия, затрагивающая только мораль солдат, значит… Вполне логично, что за этим будут стоять демоны, но не могу поверить, что они уже проникли в столицу. И если это так, почему не попробовали нечто более дерзкое, чем просто нанести удар по морали? И почему нацелились только на наших рядовых солдат? Если они могут создавать заклинания неуловимые для дворца, почему не явиться за мной? Убийство меня уберёт сильного врага и всё равно снизит мораль. Так почему? Что же происходит? — говорил Мелд вслух сам с собой. Он всё ещё был невероятно обеспокоен этой неизвестной угрозой, которая просочилась во дворец. Он не был совсем уж на пределе, но постоянное планирование и беспокойства брало своё. Вдвойне из-за того, что дворцовые чиновники не разделяли его озабоченности.

Хуже того, проблема продолжала нарастать. Он мог ощутить, как нетерпение заполняет каждый уголок его мыслей, словно клякса, расползающаяся по бумаге.

— Интересно, что он сейчас делает? — подумал Мелд о парне, с которым он воссоединился в Лабиринте Оркуса. Парень, которого, как он верил, не смог защитить. Парень, который воспользовался легендарным лекарством, чтобы спасти его жизнь.

Предаваясь воспоминаниям в течение нескольких минут, Мелд встал и подошёл к столу. После чего достал два листа бумаги и столько же конвертов. Выглядя в смятении, он начал писать.

Ему нужно было готовиться к худшему. Первое письмо было адресовано герцогу Анкаджи. Второе — Хадзиме. Он надеялся, что герцог Зенген будет знать, как связаться с Хадзиме и передать его. Таким образом, даже если с ним что-то случится, у королевства ещё будет шанс сразиться.

Мерцающий лунный свет освещал его комнату, пока он писал.

Он закончил писать и принялся ещё раз проглядывать письма. Как раз тогда, он услышал стук в дверь.

Мелд опасливо взял меч со стойки и спросил, кто постучался:

— Кто там?

— …Эмм, капитан Мелд, это я, Хияма.

— Дайске? Что ты делаешь здесь в такой час?

— Ну… есть кое-что, о чём мне во что бы ни стало надо с вами посоветоваться.

Гадая, что могло сделать парня таким отчаянным, Мелд медленно приоткрыл дверь. Хияма стоял в коридоре, повесив голову.

— Ты сказал, что тебе нужен мой совет, но… почему в такой поздний час?

— Прошу прощения… Я знаю, что беспокою… но я не хотел, чтобы об этом услышал кто-либо из моих одноклассников.

— Понятно… Что ж, это совсем не беспокойство. Проходи, — подумал Мелд, что хорошо понимает, в чём Хияме нужен совет, и пригласил парня в комнату.

Положение Хиямы среди одноклассников было шатким. Это его небрежность почти убила Хадзиме. Он немало извинялся за произошедшее, и остальные ученики договорились тоже не поднимать эту тему снова, так что никто его ни за что не винил. Тем не менее, так было только на поверхности. Большинство в основном сторонились его.

Особенно теперь, когда они узнали, что Хадзиме был жив.

Мелд тоже был слегка обеспокоен его взаимоотношениями с другими, так что был на самом деле рад, что Хияма пришёл к нему за советом. По крайней мере, к такому заключению пришёл Мелд относительно прихода Хиямы.

Хияма продолжал держать голову низко, так что Мелд не видел его лица. Однако Мелду не понравилось увиденное. Хияма выглядел на грани совершения чего-то кардинального.

Мелд препроводил Хияму на диван, и тот послушно присел. Но он так ничего и не произносил. Парень просто сидел согнувшись, заламывая руки и нервно топая ногой.

— Дайске, думаю, я понимаю, о чём ты хотел поговорить. Тебе не нужно подбирать слов помягче. Говори как есть. Расскажи мне, что тебя беспокоит, и мы сможем прийти к решению вместе, — ободряющие слова Мелда ничего не сделали для успокоения нервно топающего Хиямы. Он всё также не поднимал головы и в целом выглядел очень беспокойным.

Неожиданно, он выглядел прямо-таки загнанным в угол, так что Мелд попытался снова его приободрить.

Однако в тот же миг вновь раздался стук в дверь. Ухмыльнувшись от того, как много у него сегодня гостей, Мелд снова окликнул, кто там пришёл.

К удивлению, ему ответил голос Хосе. Оказалось, что у него есть экстренное сообщение.

Хуже момента невозможно было подобрать. Хияма всё ещё был в комнате Мелда, и весьма вероятно то, что хотел доложить Хосе, было тем, что Мелд не хотел дать услышать ученикам.

Хияма заметил колебания Мелда.

— Всё в порядке, капитан Мелд. Я просто подожду в коридоре, пока вы не закончите.

— Если ты в этом уверен… Извини, Дайске.

— Всё в порядке… — коротко ответил Хияма и встал.

Мелд подошёл к двери и потянулся к ручке, чтобы вывести Хияму и впустить Хосе. Дверь открылась с мягким щелчком. За ней действительно стоял Хосе, но его взгляд был Опустошённым.

Мелд ощутил, как все волосы встали дыбом. Его инстинкты забили тревогу и в тот же миг…

— Кх?! — вскрикнул Мелд и уклонился в сторону. Мгновением позже, меч рыцаря просвистел там, где он только что стоял.

— Хосе, что на тебя нашло?! — прокричал Мелд вице-капитану. Однако единственным ответом, который он получил, был диагональный удар, нацеленный на него. Мелд перекатился с пути, высвободил меч и заблокировал последовавшую атаку Хосе. Два меча столкнулись, звучно лязгнув.

— Дерьмо, значит это всё-таки промывка мозгов?! — вблизи Мелд мог сказать, что взгляд Хосе пуст. Это был один из симптомов Опустошённости. Однако остальные Опустошённые солдаты никогда не пытались на него напасть, а это означало, что Хосе следует чьим-то приказам, как и то, что остальные Опустошённые солдаты могли делать то же самое.

Мелд содрогнулся: «Я знал, это не нечто безобидное вроде апатии!». Чтобы излечить Хосе от промывки мозгов, Мелду сперва надо было его обездвижить. Он громко закричал и отбросил Хосе назад.

— Это может быть немного больно, старый друг! — понёсся Мелд к Хосе. Хосе потерял баланс, после того, как его меч оттолкнули, и Мелд понадеялся, что сможет толчком прижать своего вице-капитана на одном месте.

Однако Хосе двигался не в соответствии с его планом. Поскольку он до сих пор атаковал только его, Мелд решил, что он был целью. Однако Хосе проигнорировал Мелда и повернулся к Хияме, который ошеломлённо уставился на них.

Внезапная смена цели Хосе заставила Мелда колебаться секунду. Он повернулся и увидел, как Хияма делает несколько шагов назад и, запнувшись о себя, падает. Мелд не мог в это поверить.

Хияма был одним из членов участвующей на передовой группы героя. Более того, он всегда сражался в первых рядах. Было невозможно поверить, что он потеряет всю волю к сражению, столкнувшись всего лишь с одним жалким рыцарем. «Постойте, может он хотел поговорить со мной именно об этом!» — цокнул Мелд и резко сменил направление.

Его ноги простонали от боли, когда он развернулся, не теряя скорости. Внезапная смена направления заставила его наступить с такой силой, что доски на полу треснули, но он сумел вклиниться между Хосе и Хиямой.

— Гх… Какая… силища, — их мечи встретились, разбрызгивая искры. Из-за внезапной смены в направлении движения, стойка Мелда была неустойчивой. Тем не менее, даже принимая это во внимание, удары Хосе были намного сильнее, чем они должны были быть. Руки Мелда онемели, поглощая силу удара.

Хосе действительно был мастером меча. Однако его стиль предпочитал скорость вместо силы. Техника и ловкость были его оружием, а не грубая сила. И всё же почему-то, удары, которыми он осыпал, не уступали ударам Мелда.

К тому же Мелд не мог уклоняться, поскольку прикрывал Хияму. Он также не мог отдавить Хосе назад, поскольку его стойка была плохой. Он абсолютно не мог продемонстрировать всю свою силу. «У меня нет другого выбора. Я должен применить магию».

— Прости за это, вице-капитан! — был риск, что он серьёзно ранит человека, бывшего его правой рукой, но он доверился живучести Хосе. Мелд выставил свободную руку и приготовился выстрелить порывом ветра в упор.

— Услышь мой зов, вездесущий ветер— Кулак… кх?! — однако он так и не смог закончить заклинание. Он остановился посреди распева… когда меч воткнулся ему в бок.

— Дай… ске?..

— Тц… Не могу поверить, что ты смог уклониться от этого.

Мелд обернулся назад, его неверие было очевидным. Однако, как он и думал, человеком, вонзившим меч в его бок, был не кто иной, как Хияма. К тому же, его глаза не были пустыми. Они налились кровью.

— Дайске, ты… — Мелд не знал всех деталей, но был уверен, что Хияма как то связан с Опустошённостью, распространяющейся среди рядов его людей. Если бы Мелд не уклонился в сторону в последний момент, меч Хиямы пронзил бы ему сердце. Ему нужно было благодарить своё сверхъестественное чутьё за своё спасение. Хияма намеревался убить его.

Он проигнорировал вопрос Мелда, выдернул меч, и вновь попытался вогнать его в сердце Мелду.

— Кулак ветра! — мана от незаконченного заклинания Мелда всё ещё была собранной, так что он произнёс пускатель, вызывающий её. Он нацелил её не на Хияму, а на пол под собой. Сжатый шар ветра врезался в половые доски с чудовищной силой. Куски дерева ударили по всем троим. Последовавший порыв ветра разбросал всех троих в разных направлениях.

Мелд перекатился по полу, оставляя за собой след из крови. Боль была достаточно сильной, чтобы он должен был потерять сознание, но Мелд встал, словно раны и не было, после чего кинулся на Хияму.

Хосе был просто рыцарем, но Хияма был членом передовой среди тех, кто спускался глубже в Великий Лабиринт Оркуса, чем когда-либо заходил Мелд. Он однозначно был более опасным врагом.

К несчастью для Мелда, ещё больше врагов присоединилось к потасовке. Несколько опустошённых рыцарей вломилось в комнату.

— Тц… похоже они и это продумали, — Мелд снёс в сторону мечи трёх рыцарей одним взмахом своего. После чего сдвинулся в сторону, избегая удара сверху от Хосе. После этого Хияма рванул вперёд и начал яростно наносить удары, которые Мелд парировал плоской стороной меча.

Продолжая после этой атаки, Мелд снёс солдат, окруживших его, ещё одним порывом ветра. Он сократил распева заклинания настолько сильно, что всё, что ему было нужно, это произнести название заклинания. Воспользовавшись уязвимостью, образованной заклинанием, Хосе взмахнул мечом сзади капитана, но Мелд пнул в его сторону стул, сбивая его с ног.

Раздражённый, Хияма попытался произнести заклинание, но это отвлекло его на мгновение.

Мелд дожидался этого момента. Его меч грациозно пронёсся по воздуху, двигаясь вокруг короткого меча Хиямы. Он выбил оружие из рук Хиямы и понёсся вперёд.

— Хааа!

— А?!

Мелд нырнул под удар Хосе и врезался толчком в Хияму.

Его плечо пришлось прямо в живот Хиямы. Воздух выбило из лёгких Хиямы, когда он врезался в диван и перелетел через него.

Два рыцаря попытались взять Мелда в клещи, но он перекатился под ними и заблокировал следующий удар Хосе мечом. Удар отбросил его назад, но он воспользовался полученным расстоянием, чтобы снова встать в стойку.

— Будь сметён– Стена Ветра! — воспользовавшись драгоценными заработанными секундами, он призвал барьер из ветра себе на защиту.

Хосе, который был посреди нанесения ещё одной атаки, потерял баланс.

Мелд шагнул вперёд, игнорируя Хосе, и заблокировал взмах одного из рыцарей, а затем нанёс апперкот другому. Хотя удары рыцарей стали сильнее, их движения были неуклюжими. Мелд уже был в состоянии предугадать движения двух рыцарей. Потому его апперкот проскользнул мимо меча, становясь отличным контрударом, и соединился с челюстью рыцаря, нокаутируя.

Затем, пока один из рыцарей всё ещё не восстановил баланс, Мелд ударил плоской стороной меча по его голове. Прозвучал неприятный хруст и рыцарь рухнул на пол.

— И ты ещё зовёшь себя вице-капитаном? — обычно Хосе сражался намного более изящно, но сейчас он просто позволял своему оружию махать им туда-сюда. Мелд парировал ещё один из его ударов и бросил его через плечо.

Хосе охнул, когда воздух выбило из его груди.

— Побудь смирным немного, — вбил Мелд кулак в живот Хосе. Человек дёрнулся, а затем обмяк. Мелд лишь глянул на него, прежде чем встать и нанести удар назад.

Последний оставшийся рыцарь был сметён.

— Проклятье. Я даже притащил вице-капитана, чтобы разобраться с тобой. Как кто-то из этого мира может быть так силён? Ты что, какой-то монстр? — прокашлялся Хияма и, пошатываясь, встал на ноги. Мелд печально взглянул на своего бывшего ученика.

— Ты переоцениваешь меня. У меня просто намного больше опыта сражений с людьми. Я всё ещё сильнейший рыцарь королевства, помнишь? Пусть вы и лучше меня, когда касается сражений с монстрами, но у меня годы опыта битв с людьми, — «Так что, пожалуйста, сдайся». — К сожалению, его молчаливая просьба не достигла Хиямы. Молодой парень буквально рвал на себе волосы и взглянул на потерявших сознание солдат.

— Что, думаешь, уже победил? — прозвучал Хияма абсолютно безумно. Мелд охнул, увидев выражение в глазах парня. Он знал это выражение. Это был сломленный взгляд человека, который пал настолько низко, что его было уже не спасти.

— Дайске, что ты… — замолчал на полуслове Мелд, когда увидел движение краем глаза. Он не мог этому поверить.

Они вставали обратно. И рыцари, и Хосе. Казалось, словно они вообще не чувствовали боли. Они просто поднимались с тем же «опустошённым» взглядом, что и до этого.

— Ты ничего не сможешь сделать. Хихихи… Эти парни не остановятся, даже если ты убьёшь их!

— Что? Что ты сделал с… — прежде, чем Мелд смог закончить вопрос, ещё два рыцаря вошли в комнату. Ещё много рыцарей и солдат стояло снаружи, все они были Опустошёнными.

Какую бы магию промывки мозгов не использовали на них, она была невероятно высокоуровневой. Даже если их движения были немного неуклюжи, они совсем не уставали и их атаки были ненормально сильны.

Внезапно, его осенило.

Несмотря на то, как громко они сражались, никто не пришёл посмотреть, что ту происходит. Мелд, наконец, осознал, в насколько тяжёлой ситуации он оказался. Он полностью попался в ловушку врага. Вокруг его комнаты, скорее всего, был какой-то барьер, который мешал звукам и толчкам передаваться наружу. Вероятнее всего никто даже не осознал, что на него напали.

«Они меня сделали. Вот что получаешь, когда слишком доверяешь системе охраны замка...» — он не мог даже представить, что враги были способны устроить такую тщательную ловушку в самом сердце столицы. С имеющейся многоуровневой системой защитой замка, за последние несколько сотен лет противостояния между людьми и демонами не было ни одного случая, что бы её преодолевали.

Это оставляло только один вариант. Мелд взглянул на Хияму. Всё встало на места. Учитывая навыки парня, Мелд понимал, что он не мог проделать всё это в одиночку. Он был практически уверен, что у Хиямы есть сообщник. Или, что за ним стоял настоящий кукловод.

«В таком случае, сейчас не время биться насмерть. Я должен выжить любой ценой и сообщить кому-нибудь о предательстве».

К сожалению, дверной проход был заполнен рыцарями. Он медленно пятился назад. Хосе и остальные Опустошённые окружили его.

— Просто сдайся и умри уже, капитан Мелд! — изогнулся рот Хиямы в ухмылке.

— Я отказываюсь. Как бы это ни было бесстыже, я, пожалуй, сбегу живым.

— Что? Ах ты…

Мелд обернулся вокруг и рванул в окно. Он пробил его, с лёгкостью разбивая стекло. На мгновение он завис в воздухе. Комната Мелда была на четвёртом этаже. Падение с такой высоты как минимум сделает его калекой.

— Стена Ветра! — однако он замедлил свой спуск магией и мягко приземлился на землю.

Скорее всего, Хияма и остальные вскоре последуют за ним, так что он на самом деле ещё не сбежал. Не в долгосрочной перспективе.

Хотя он приобрёл себе столько же времени, сколько потребуется для произнесения высокоуровневого заклинания. Точнее, очень мощного огненного заклинания.

С этим он сможет приобрести себе достаточно времени, чтобы найти кого-то с непромытыми мозгами и рассказать всё, что он узнал. «Я справлюсь!»

— Озаряющая небеса, алая… — прекратил он распев почти сразу же после начала. Или скорее, нечто остановило его. Он не был уверен что. Хияма и остальные всё ещё не спустились вниз, и во дворе дворца никого не было.

Никакая магия не мешала ему продолжать, и никто не выстрелил в него атакой.

— …

Однако его инстинкты кричали ему замолкнуть. Словно он знал, что не должен издать ни звука, или двинуть хоть одним мускулом.

Ощущалось, словно его сердце взяли в тиски. Холодный пот капнул с его подбородка. Он стоял как вкопанный, молясь, чтобы его дыхание и сердцебиение не были такими громкими.

Это было так же, как когда животное чувствует поблизости хищника. Мелд знал, что его единственный шанс на выживание был надеяться на то, что эта штука пройдёт мимо него.

— Сперва мне пришлось вмешаться, чтобы позаботиться о короле, теперь — о капитане рыцарей. Должна сказать, вы разочаровываете. Всё-таки, большего и не стоит ожидать от людей. Видимо, мне придётся протянуть руку помощи… — голос был таким мелодичным, что у Мелда мурашки пробежали по спине. Голос также был полностью лишён каких-либо эмоций.

Только услышав этот голос, Мелд смог двинуться. Он медленно поднял взгляд вверх, его голова двигалась как плохо смазанная машина.

Паря в воздухе, очерченная луной, стояла девушка. Пара крыльев произрастала из её спины. Она создала сияющую серебряную сферу перед собой. Она выглядела настолько сказочно в этот момент, что Мелд не мог поверить в то, что увиденное было реальным.

Однако сейчас было не время поражаться. Его тело, его разум, сама его душа были в отчаянии.

Между ним и этим созданием была подавляющая разница в силе.

Свет серебряной сферы усилился. Она выглядела как миниатюрная версия луны. Очень красивая миниатюрная версия луны. Однако сила, накопленная в этом свете, была совсем не прекрасной. Она была ледяной и безжалостной.

Мелд прекрасно понимал, что с ним сейчас случится. Он также знал, что не сможет сбежать.

— Боже… — Мелд, сильнейший рыцарь королевства, обратился к богу, в которого верил с самого детства. Однако…

— Верно. Всё так, как желает наш Владыка, — бог не помешал девушке обрушить серебряную сферу на него. Она была не больше мячей, которыми играются дети, но её свет стирал любую жизнь.

Серебряный свет смерти заполонил обзор Мелда.

Ему сказали, что сам Бог, в которого он верил, желал происходящего. Желал его смерти. Желал ужасов, случившихся с его подчинёнными и соратниками. Кроме того, в будущем, наверняка, их ожидали ещё более ужасные вещи.

А потому, в последние, растянувшиеся моменты своей жизни, в мыслях Мелд обратился:

«Пожалуйста, позаботься обо всём… Ну, даже если не попрошу, ты всё равно это сделаешь. Всё-таки, она твой враг, так что…»

Разорви её в клочья.

Сильнейший рыцарь королевства возложил свою веру не на бога, а на монстра, который выполз из бездны.

Солдаты с Опустошёнными глазами молча восстанавливали окно и половые доски в комнате Мелда. Ещё одна фигура взглянула на письма, всё ещё лежащие на доске.

— Надо же, полагаю, мне стоило ожидать подобного от капитана. Он ничего не упустил. Это было близко.

— Э? О чём ты говоришь? — подошёл Хияма в фигуре, даже не пытаясь скрыть своё отвращение.

— Ничего особенного. В любом случае, как твой живот? Судя по виду, он хорошо тебе приложил, — сказала фигура ухмыляясь.

Хияма сморщился и выплюнул в ответ:

— Это мелочь.

Ухмылка фигуры стала ещё шире. Хияма отвернулся понаблюдать, как солдат вставляет новую раму, и кое-что пришло ему на ум.

— Что насчёт неё?

— Уже ушла. Сказала, что мы её разочаровываем.

— Понятно. Что ж, я ожидал, что она вмешается. И впрямь, кажется, словно мы благословлены богом. Хехе, впрочем, не ожидал, что представительница бога будет такой мерзкой тварью, — вздрогнул Хияма, подумав о девушке, которая убила Мелда. Изначально план должен был занять куда больше времени. Но благодаря её помощи, все препятствия у них на пути были убраны.

Хияма всё ещё не знал, почему она выбрала скооперироваться с ними. Она заявляла, что бог сказал ей об этом, но он никак не мог знать действительно это правда или нет.

Он не знал, что она такое на самом деле, только то, что она была намного сильнее него.

Хияма тряхнул головой, отбрасывая все страхи, начавшие подбираться к нему. Он решил сменить тему.

— Что ж, все наши главнейшие препятствия устранены. Теперь всё будет в полном порядке до тех пор, пока Яэгаши ничего не поймёт.

— Безусловно. Благодаря нашей маленькой помощнице, и король, и премьер-министр фактически наши марионетки. К тому же, Святая Церковь никогда не была нашим врагом. С уходом капитана больше нет никого, кто бы смог остановить меня.

Проблески безумия просачивались в голосе фигуры. Даже Хияма, который уже убивал, невольно отпрянул назад.

Фигура раздавила что-то в своей ладони. Присмотревшись, Хияма понял, что это было письмо. Письмо, которое Мелд написал Хадзиме.

— Ну, теперь всё ускорится. Словно снежок, покатившийся с горы. Прямиком к финалу. К будущему, которого я желаю, — растянулись губы в полумесяце, а глаза радостно сощурились.

На какое-то время маниакальный смех заполнил комнату, лишившуюся владельца.