AWE- 6    
1011. Бурлящая кровавая ци


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
bmnb
6 д.
Как оно?
i_am_god_of_dark
3 мес.
Ребята, вы прекрасны! Интересно, сколько ещё томов к автора осталось? Спасибо за ваш труд!
valvik
5 мес.
Спасибо за перевод

1011. Бурлящая кровавая ци

Как мог Божественный быть не в курсе того, что происходило за пределами некрополя? Однако сейчас настал критический момент слияния, и он не мог себе позволить отвлекаться. Сейчас ему было наплевать, даже если целый мир разрушится, не то что остров Достигающий Небес. Для него важным было только то, что он сейчас пытался осуществить.

— Сплавьтесь! Проклятие! — закричал он, используя силу основы культивации, чтобы отгородиться от моря огня, и направляя часть силы на то, чтобы заставить Бай Сяочунь и Ду Линфэй слиться воедино.

— Наставник! — воскликнул Бай Хао из огня. Первым, что он увидел, попав в некрополь, был его наставник, без сознания, в руках Божественного, который пытался заставить его сплавиться с Ду Линфэй.

Эта сцена практически мгновенно довела Бай Хао до крайней ярости. Взвыв, он устремился к Бай Сяочуню, окружённый двадцатидвухцветным пламенем! При этом камни начали плавиться и послышался мощный грохот. Жар и шокирующая аура пламени заставили Божественного сразу нахмуриться. Поразительно, но его защита, опирающаяся на основу культивации, оказалась совершенно бесполезной против этого огня.

«Что это за пламя?» Сердце Божественного быстро застучало из-за мощного пламени, излучающего силу, превосходящую любые ожидания. В один миг пламя уже преодолело защиту Божественного, пронеслось мимо Ду Линфэй и оказалось рядом с Бай Сяочунем. Потом из него вырвался заряд энергии.

БУМ!

Сила, превосходящая ограничения этого мира, создала нечто наподобие стены огня, которая жёстко отбросила Божественного назад. На лице Божественного отразилась невероятная злость, в его глазах сверкнула жестокость и ярость.

— Что, жить надоело, Бай Хао? — взревел он, пуская в ход энергию псевдо-божественного. Он надеялся, что сможет уничтожить огонь, но тот оказался слишком горячим, заставляя его ощутить смертельную опасность.

— Да что это за огонь такой?! — даже Божественному пришлось отступить перед жаром этого пламени. Ещё прочь отнесло Ду Линфэй. Она уже давно потеряла сознание, поэтому как только сила толкнула её, её оторвало от Бай Сяочуня и снесло прочь. Послышался грохот, и стена огня продолжала отталкивать Божественного. Всё происходило слишком быстро.

После того, как Божественный и Ду Линфэй оказались подальше от Бай Сяочуня, огонь снова собрался в форму Бай Хао, который стоял прямо напротив бессознательного Бай Сяочуня. Из-за того, как резко он прервал процесс слияния, а также жара огня, Бай Сяочунь внезапно пришёл в себя. Он заставил свои глаза открыться, они были безжизненными, а его взгляд был почти бессмысленным. Потом он увидел Бай Хао и тихо прошептал:

— Хао’эр…

В ответ Бай Хао задрожал, в его глазах отразилось глубокое горе. Казалось, что жизненная сила Бай Сяочуня на грани полного исчезновения, он медленно закрыл глаза. В этот миг боль в сердце Бай Хао достигла своего пика.

— Я обо всём позабочусь, наставник, — сказал он, стискивая зубы. К этому времени он ощущал, что его душа на грани исчезновения, что означало, что двадцатидвухцветное пламя может гореть ещё совсем недолго. Самым важным для него сейчас было спасти наставника. Бай Хао чувствовал, что Бай Сяочунь в очень плохом состоянии. Его жизненная сила покинула его на девяносто девять процентов. Искра жизни едва теплилась в нём на грани затухания. Любая задержка могла убить Бай Сяочуня и телом, и душой. А если его тело перестанет существовать, то его Дао тоже навсегда исчезнет!

Это был самый критический из всех моментов, поэтому Бай Хао ни минуты не сомневался. Взвыв, он собрал обратно стену огня, и внезапно возникла вспышка силы телепортации. Он использовал двадцатидвухцветное пламя, нечто, превосходящее ограничения мира, чтобы при помощи телепортации забрать Бай Сяочуня прочь.

— Как ты смеешь, Бай Хао!

Видя, как у него крадут все его надежды, Божественный ещё сильнее разъярился. Он не мог просто сидеть и смотреть, как Бай Хао спасает Бай Сяочуня.

— Развейся! Ты, бесполезная лужа огня!

Божественный был шокирован силой огня, но это не помешало ему использовать давление своей воли. Воздух затрещал и разрушился, а небеса задрожали. На самом деле все земли Достигающие Небес дрогнули. В этот миг в распоряжении Божественного находилась сила всего мира, а так же ярость.

Его энергия взмыла к небесам, в один миг морская вода забурлила, начались землетрясения и везде разверзлись трещины. Аура Божественного, его основа культивации и всё давление, исходящее от него, достигли максимума, и он поднял правую ногу, чтобы сделать шаг вперёд.

При этом его аура, основа культивации и давления приняли физическую форму. Материализовался огромный дхармический идол и полетел к огню. От дхармического идола исходил яркий цветной свет, соединяющий в себе силы ветра, дождя, грома и молний! Поразительно, но это была воля самого мира, которая теперь пыталась соревноваться с двадцатидвухцветным огнём! Подобные уровни энергии могли уничтожить небеса и землю.

Бум!

Пламя, превосходящее ограничения мира, внезапно дрогнуло. Внутри него Бай Хао заметно задрожал, словно огромная невидимая рука сдавила его, пытаясь сокрушить и уничтожить. Бай Хао хотел позволить своей душе гореть, чтобы питать двадцатидвухцветный огонь, но сила Божественного была слишком невероятной. С каждым шагом, сделанным Божественным, двадцатидвухцветное пламя было вынуждено отступать и уменьшаться в размерах.

— Никто не сможет мне помешать спасти наставника! Даже ты… даос Достигающий Небес!

Пока Божественный приближался, Бай Хао широко раскинул руки и взвыл. Он посмотрел на Бай Сяочуня с грустью расставания во взгляде, а потом решительно взмахнул двумя руками перед собой.

— Гори! Гори, моя душа! Вся без остатка! — громко смеясь, Бай Хао поджёг последние сорок процентов своей души! Он ничего не оставил про запас! Он использовал всё, что было в его распоряжении! Двадцатидвухцветное пламя, с которым сражался Божественный, внезапно начало отчаянно наступать. Божественный помрачнел.

— Нет! — воскликнул он. Но двадцатидвухцветное пламя оказалось по-прежнему ужасающим, хотя он и подавил его до какой-то степени. И теперь, когда Бай Хао поджёг всего себя, даже Божественный был вынужден отступить. Его глаза налились кровью, пока он наблюдал, как сила телепортации собирается внутри моря огня. Тут с его губ сорвался безумный разъярённый вопль, который услышали все в мире:

— Четыре реки формируют небесные кости!

Внезапно мир Достигающий Небес задрожал, призрачные образы четырёх рек и земель, которые прилегали к ним, поднялись в небо словно огромные души.

— Золотое море пусть станет плотью!

На лице и шее Божественного вздулись синие вены, он поднял две руки вверх. Сразу же воды моря Достигающего Небес начали подниматься вверх. За один миг они соединились с душами четырёх рек. Поразительно, что души четырёх рек стали похожими на кости, а морские воды образовали плоть, создавая огромную золотую руку!

Рука источала ауру, заставляющую всё живое в мире Достигающем Небес задрожать. Это была самая настоящая рука мира! И теперь она двигалась к острову Достигающему Небес. Она закрыла собой небеса, с огромной скоростью стремясь к морю огня, которое до сих пор не телепортировалось.

В сердце Бай Хао появилось отчаяние, и он горько улыбнулся. Хотя его горящая душа была достаточно мощной, чтобы соревноваться с рукой мира, но он не мог избежать её. Телепортация будет прервана и его душа… исчезнет. Второго шанса, чтобы сбежать, уже не будет… Однако в этот миг… со стороны восточной реки Достигающей Небес, а точнее от места расположения секты Противостояния Реке, внезапно появилась кровавая ци… Она забурлила, поднимаясь к самым высоким небесам!