AWE- 6    
1014. Всего одна частичка...


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
bmnb
6 д.
Как оно?
i_am_god_of_dark
3 мес.
Ребята, вы прекрасны! Интересно, сколько ещё томов к автора осталось? Спасибо за ваш труд!
valvik
5 мес.
Спасибо за перевод

1014. Всего одна частичка...

Его рука успела ухватить лишь воздух…

— Хао’эр! — сознание Бай Сяочуня стало проясняться от чувства неимоверного горя.

Его глаза распахнулись и не увидели ничего перед собой. Двадцатидвухцветное пламя потухло, а с ним исчез и Бай Хао. И только крохотная искорка от пламени пока ещё оставалась единственным следом существования Бай Хао в этом мире. Она упала на тыльную сторону ладони Бай Сяочуня и обожгла его, оставив крохотный ожог.

Бай Сяочунь вздрогнул, его рука замерла в воздухе перед ним, а глаза наполнились слезами. Хотя он не мог ясно разглядеть Бай Хао в его последние минуты, сейчас он отчётливо ощущал, что его ученика больше нет… По его сморщившейся коже полились слёзы, они закапали на землю у его ног, и его охватило такое горе, что невозможно вообразить.

Не то чтобы раньше Бай Сяочуню не приходилось переживать смерть родных и близких. Но в этот раз всё было совсем по-другому. Уход Бай Хао наполнил его сознание глубокой мёртвой неподвижностью. От такого горя не кричали и не причитали, а лишь молча роняли слёзы…

Он вспомнил о том времени, когда впервые увидел Бай Хао. Вспомнил момент, когда пробудилась его душа. Он подумал о том, как им пришлось положиться друг на друга, чтобы выжить в диких землях…

«С этих пор, Бай Хао, я твой наставник».

«Хао’эр, как думаешь, хорошо ли твой наставник справился на этот раз?»

«Ха-ха-ха! Не волнуйся, у наставника большой опыт в таких делах».

Когда все эти воспоминания пронеслись через его сознание, он невольно задрожал. Он до сих пор держал руку перед собой, даже сделал ещё одну попытку ухватить больше несуществующего Бай Хао. Он отказывался верить, что его ученик действительно погиб…

— Хао’эр, — тихо прошептал он со слезами на глазах. Потом он зарыдал, и в этих звуках отразилась вся глубина горести и боли, которые он ощущал. — Почему? Почему люди вечно дерутся и убивают друг друга?.. Почему люди должны умирать?.. Почему?! Смысл культивации в том, чтобы жить вечно, разве нет?.. Ну почему?!

Пока он рыдал от горя, он невольно снова задавал те вопросы, которые волновали его, когда он только ступил на путь культивации бессмертия. Шло время, его голос становился всё слабее и слабее. В нём оставалась лишь ничтожная капля жизненной энергии. Смерть Бай Хао повергла его в горе, которое нельзя было просто выплакать слезами. Это горе лишь множилось внутри, став холодным ветром, потушившим последнюю искорку тепла в его сердце. Потом ветер превратился в бурю, полностью запечатывая вся и всё.

За миг до того, как буря запечатала его жизнь, Бай Сяочунь посмотрел на хранителя гробницы, и в его взгляде отразилось неимоверное горе и ненависть. К этому времени он уже понял, что, будь то Ду Линфэй или Бай Хао, настоящим кукловодом за всеми этими событиями был именно хранитель гробницы…

Он не понимал, почему хранитель гробницы сделал всё это, но это и не имело значения. Не существовало такой причины, которая позволила бы Бай Сяочуню простить его. Ненависть в глазах Бай Сяочуня никогда раньше не проявлялась в нём и никогда ранее не существовала в его сердце. Он всегда оптимистично смотрел на мир и был простосердечным. Но при этом сейчас всё это было запечатано в его воспоминаниях и затмилось ненавистью. Он усмехнулся и закрыл глаза.

Хранитель гробницы увидел его ненависть и чувствовал, что жизненная сила Бай Сяочуня иссыхала, словно нераспустившийся цветок, из-за горя… Хранитель гробницы вздохнул, сидя в разрушающейся пагоде. Если бы это было возможно, он бы никогда не дал Бай Хао умереть. Но даже он не мог спасти его душу после того, как она стала топливом для двадцатидвухцветного пламени. Возможно, он и мог втайне добавить ему немного жизненной энергии в конце, но даже он не был уверен, помогло ли бы это хоть немного.

— Бай Сяочунь, — проговорил он, и его древний голос разнёсся по руинам трети города вокруг него. — Ты должен понимать, что, хотя я и придумал этот план, я не мог подстроить все его детали… Всё это происходит из-за техники Неумирающей Вечной Жизни… Неумирающий аспект соответствует принципу Ян, а аспект вечной жизни — Инь…

Хотя его голос и достигал ушей Бай Сяочуня, он не мог добраться до его убитого горем сознания. Больше казалось, что эти слова хранитель гробницы произносил не для Бай Сяочуня, а во многом для себя. Словно он пытался подкрепить собственные убеждения и веру.

— Эти два манускрипта много лет передавались в семье Архимператора из поколения в поколение. Отчасти они приносят вечность, а отчасти приносят возмездие. Возможно сразу и то и другое, а возможно ни одно из двух. Они представляют… надежду… — сейчас хранитель гробницы казался ещё более старым, чем когда-либо. — К сожалению, даже один манускрипт очень сложно освоить. Даже среди наследников императорской линии крови было сложно найти кого-то, кто был бы на это способен, не говоря уже о том, что сейчас эта линия крови сильно ослаблена… А если кто-то и добивался результата, то он не мог совместить Инь и Ян, чтобы достичь следующего прорыва. После того, как он осваивал один манускрипт, его развитие останавливалось.

Культивировать сразу и Манускрипт Вечной Жизни, и Манускрипт Неумирания настолько сложно, что это невозможно описать. С древних времён и до сих пор ещё никто не сумел этого сделать… Ведь для того, чтобы это сделать, сначала нужно умереть! Причина заключена в том, что противоположность неумирающего — это то, что умирает. А противоположность того, что живёт вечно — это то, что живёт короткое время. И обе этих противоположности означают смерть… Соединяет то, что не умирает, и то, что живёт вечно — смерть! Однако такая смерть не значит настоящую гибель. Например, Кровавый Предок. Он задержал своё дыхание в прошлом и очнулся сегодня!

Обычно хранитель гробницы никогда не стал бы рассказывать подобное. Но сейчас ему не было дела до приличий. Бай Хао был мёртв, следовательно, императора ада больше не существовало. По этой причине хранитель гробницы точно знал, что конец света совсем близок. С этого момента цикла реинкарнации в мире больше не существовало. Бай Хао умер, Подземная река пересохла, мёртвые души теперь будут вечно бродить по всем землям. Что касается тех душ, которые оставались в реке, то они тоже окажутся выпущенными в мир…

— Только пройдя через смерть тот, кто освоил Манускрипт Неумирания, может построить мостик… Только тогда он станет подходящим для культивации Манускрипта Вечной Жизни. Однако для того, чтобы действительно освоить манускрипт, нужно время. Слишком много времени… — хранитель гробницы вздохнул.

Времени как раз у них и не было. У него не было возможности предсказать, возникнут ли ещё какие-то непредвиденные обстоятельства, способные разрушить все надежды на реализацию его плана.

До Бай Сяочуня был Кровавый Предок. Хранитель гробницы и Кровавый Предок смогли лишь обсудить этот план, но не выполнить его… Но теперь появился Бай Сяочунь, он освоил Манускрипт Неумирания, и всё было не так, как раньше. Хранитель гробницы отказался от Кровавого Предка и сосредоточил все свои надежды на Бай Сяочуне. По этой причине и по причине других важных факторов хранитель гробницы подкорректировал свой план и был уверен в нём как никогда.

— Эх, даос Достигающий Небес… Если не обращать внимания на его злые поступки, он в самом деле очень многого добился… Я и подумать не мог, что он решит создать Пилюлю Неумирающей Вечной Жизни…

Хранитель гробницы закрыл глаза. Он хотел, чтобы Бай Сяочунь занял место Кровавого Предка и стал новой надеждой. Он хотел бы, чтобы тот культивировал… Манускрипт Вечной Жизни. И не обычным способом, а другим… и он бы сработал.

Даже хранитель гробницы восхищался планом даоса Достигающего Небес по созданию Пилюли Неумирающей Вечной Жизни. И он научился от этой техники, изменив её. Он составил новый план, чтобы поместить частичку ауры Манускрипта Вечной Жизни в тело Бай Сяочуня. Эта аура станет семенем, из которого при помощи других методов хранитель гробницы смог бы очень быстро заставить культивацию достичь завершения.

Хранитель гробницы открыл глаза и посмотрел на Бай Сяочуня.

— В конце… — проговорил он, — именно желание даоса Достигающего Небес сбежать из этого мира, и то, как я не давал ему этого сделать, стало тем, что заставило его прибегнуть к использованию плана, который он берёг на крайний случай. В своём безумии он дошёл до того, что пожертвовал своей родной дочерью… А я воспользовался этой возможностью, чтобы использовать Божественного и Ду Линфэй…

Именно так немного ауры Манускрипта Вечной Жизни переместилось в Бай Сяочуня…