AWE- 6    
951. Клятва Бай Сяочуня


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
bmnb
9 д.
Как оно?
i_am_god_of_dark
3 мес.
Ребята, вы прекрасны! Интересно, сколько ещё томов к автора осталось? Спасибо за ваш труд!
valvik
6 мес.
Спасибо за перевод

951. Клятва Бай Сяочуня

— Ты… — как только этот голос прозвучал в голове Гунсунь Вань’эр, она тут же все поняла. Её сердце наполнила горечь, и она ответила голосу в голове: — Значит, все это время ты, рискнув, ждала этого момента… Это не в нашем стиле…

— Ты права, — ответила Мать Призраков, — это не наш стиль. Но риск оправдал себя!

Мать Призраков невольно вспомнила, как много лет назад заключила договор с хранителем гробницы: именно он стоял за всем этим планом… Он определённо стоил уважения. «От оставшейся частицы воли выдающейся личности древности меньшего и не ожидалось…»

По правде говоря, она пошла на риск уже тогда, когда спустилась в этот чужой для себя мир! После потери левой руки уровень её основы культивации сильно упал и она испытывала трудности в управлении костяным галеоном. Что ещё хуже, без запечатывающей силы в своей левой руке она не могла активировать Зеркало Побеждающее Дьявола, чтобы использовать свою самую мощную магическую способность… Три Призрачных Флага! Эти три флага были главной причиной, по которой она изначально получила имя Матери Призраков.

В другом мире она заплатила немалую цену, а также обращалась за помощью к могущественному эксперту, чтобы поймать трёх злых духов, чья основа культивации была на божественном уровне, чтобы запечатать их в три флага. Собранные вместе, эти флаги составляли самый мощный магический предмет, которым она обладала, особенно средний из них с то плачущим, то смеющимся лицом призрака. До того как его запечатали, этот призрак был в шаге от того, чтобы выйти за пределы божественного уровня. Хотя он так и не достиг царства археев, его определённо можно было считать полуархеем. Основы культивации всех трёх злых духов после запечатывания уменьшились, но когда три флага использовались одновременно, они позволяли Матери Призраков достичь боевой мощи запредельного уровня.

К сожалению, три злых духа были нестабильными и их было очень сложно контролировать, поэтому она попросила настоящего архея изготовить для неё Зеркало Побеждающее Дьявола. Обычно это зеркало использовалось, чтобы сохранять контроль над тремя злыми духами, хотя это всё равно оставалось не таким уж простым занятием. Именно поэтому она использовала секретную магию, чтобы вытатуировать на левой руке вечный магический символ, который позволял призывать и контролировать трёх злых духов.

После того как левую руку отрубили, её уровень силы резко снизился. Она больше не могла контролировать Зеркало Побеждающее Дьявола, а поэтому, когда Божественный привёл к ней её левую руку, она могла лишь рискнуть и применить ту стратегию, которую продемонстрировала. Она поставила на то, что очень подозрительный Божественный не сможет никому довериться полностью, поэтому рано или поздно он выступит против Гунсунь Вань’эр. И конечно, этот вывод был сделан, основываясь на той информации и анализе, которым с ней поделился хранитель гробницы.

Она также рассчитывала на то, что её левая рука, воплотившаяся в Гунсунь Вань’эр, тоже сделает определённые приготовления. Поэтому Мать Призраков только и ждала, когда Божественный и Гунсунь Вань’эр начнут сражаться друг с другом. По правде, нельзя было сказать, что она не могла ничего противопоставить проекции мира Божественного. Но она позволила Гунсунь Вань’эр начать поглощать её, чтобы создать подходящую ситуацию для начала боя между её противниками.

— Ты победила… — произнесла Гунсунь Вань’эр у себя в голове. — Забери меня домой…

Конечно, весь этот разговор произошёл очень быстро, буквально в один миг. У Гунсунь Вань’эр больше не оставалось вариантов. Она не хотела становиться рабом Божественного, поэтому просто закрыла глаза и погрузилась в молчание. Как только она закрыла глаза, чёрный дым вокруг неё принял форму Матери Призраков.

— Ты! — поражённо вздохнул Божественный, и его лицо помрачнело. Он использовал всё свои силы на печать, но за миг до того, как печать опустилась на Гунсунь Вань’эр, рядом с ней появилась Мать Призраков.

— Три призрака, ваш выход!

Послышался мощный грохот, происходящий от трёх флагов на костяном галеоне. Они сразу же ожили. Огромное лицо призрака материализовалось, и послышался яростный вой, его уровень энергии превосходил царство полубогов и подходил близко к божественному! У призрака на голове торчали три рога, а кожа была пурпурной, он выглядел очень устрашающе!

Как только появилось лицо призрака, оно сразу же полетело к печати из проекции мира, заставив Божественного сильно помрачнеть. Божественный уже хотел вмешаться, но не успел… Мощный грохот, превосходящий предыдущий, вновь раздался в воздухе. Ожил второй флаг, и вылетело второе лицо призрака! Оно было зелёным с множеством глаз! А когда оно раскрыло пасть, то внутри показалось ещё больше глаз. Энергия этого призрака тоже приближалась к божественному уровню и была слегка выше, чем у предыдущего призрака. Этот адский монстр тут же полетел к печати проекции мира!

Тут Божественный уже сильно занервничал, он уже хотел помешать двум призракам… как внезапно появился третий! Третий флаг ожил, колебания, исходящие от него, были ещё мощнее и зловещее. Тут же раздался безумный хохот.

— Наконец-то ты выпустила меня, Мать Призраков! — от его голоса задрожали небеса и земля. Казалось, что множество злых призраков взвыли одновременно, заставляя все вокруг мощно затрястись.

Это лицо призрака было наполовину белым, наполовину чёрным. С одной стороны оно явно смеялось, а с другой — плакало. Или, возможно, лучше сказать, что оно явно плакало, но при этом смеялось. Оно было неимоверно странным, любой посмотревший на него сразу же начинал дрожать. Культиваторы зарождения души на борту сразу же ощутили, как их жизненная сила покидает их через глаза, уши, носы, рты, и, что бы они ни делали для защиты, это не помогало.

Бай Сяочунь поражённо вздохнул и задрожал от страха. Он узнал лицо самого сильного призрака. Именно это лицо свирепо улыбалось ему с флага на борту корабля. Сил этого призрака хватало для того, чтобы быть с Божественным на равных! Не только Бай Сяочунь оказался крайне удивлён. Божественный тоже, очевидно, очень забеспокоился, когда увидел, как три мощных лица призраков полетели к его печати из проекции мира. Они двигались так быстро, что становилось очевидным: ничего не сможет помешать им достичь своей цели.

Когда они нанесли удар, то звук был такой, что казалось: мир сейчас разрушится. На печати появилась большая вмятина, она явно не могла противостоять удару на божественном уровне. По её поверхности поползли трещины, и затем она развалилась на кусочки… Бай Сяочунь удивился ещё сильнее, когда после уничтожения печати глаза плачуще-смеющегося лица призрака зажглись зелёной жадностью и он начал поглощать кусочки разрушившейся печати. С каждым кусочком, исчезающим у него во рту, его глаза всё ярче сияли от возбуждения.

— Вкуснятина… Ха-ха-ха! Как давно я не пробовал такой вкуснотищи… Кажется, в этом мире много вкусненького. Хочу съесть всё в нём!

— Да как ты смеешь, злобное создание! — взвыл Божественный. Он уже хотел сделать шаг вперёд и атаковать, когда плачуще-смеющееся лицо повернулось к нему и посмотрело своими глазами, сияющими странным светом.

— А, псевдо-божественный… Думаю, что и тебя я тоже съем! — громко рассмеявшись, призрачное лицо бросило кусочки печати и полетело прямо к Божественному. Два остальных лица призраков лишь наблюдали за происходящим, они явно боялись плачуще-смеющегося собрата. Однако через миг они уже присоединились к его атаке на Божественного.

Всё случилось слишком быстро. Из всех на галеоне высасывали жизненную силу, поэтому все в отчаянии побледнели. Дэвы чувствовали себя немного получше, а Бай Сяочунь и вовсе не терял жизненных сил. Однако с налившимися кровью глазами он стоял и смотрел на Мать Призраков. Казалось, ещё чуть-чуть и он взорвётся.

Теперь, когда печать из проекции мира больше не существовала, а три призрака летели к Божественному, Мать Призраков снова превратилась в огромный рот и поглотила Гунсунь Вань’эр. И конечно, Гунсунь Вань’эр по-прежнему находилась в теле Хоу Сяомэй. Хоу Сяомэй задрожала, чёрный дым начал струиться из её глаз, ушей, носа и рта. Затем дым сформировал образ девочки, которая грустно смотрела на мир вокруг неё, а потом посмотрела на Хоу Сяомэй.

— Не причиняй ей вреда… — прошептала она. Потом она закрыла глаза, и её душа оказалась поглощена Матерью Призраков.

И в этот миг появилась ещё одна душа, которая принадлежала Хоу Сяомэй. Она тоже медленно полетела в сторону Матери Призраков. Бай Сяочунь ощутил, словно его сердце разрывают на кусочки. На его лице и шее надулись синие вены, глаза налились кровью, как никогда прежде. Затем он изо всех сил закричал, привлекая внимание Божественного и трёх лиц призраков.

— Мать Призраков! Если ты хочешь поглотить Гунсунь Вань’эр, то это твоё дело. Но если ты причинишь вред Хоу Сяомэй, то я, Бай Сяочунь, клянусь, что доберусь до самых высоких небес и спущусь в самые нижние круги ада, но отыщу тебя и убью!