AWE- 6    
963. Что? А-а-а-и-и-и!


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
bmnb
9 д.
Как оно?
i_am_god_of_dark
3 мес.
Ребята, вы прекрасны! Интересно, сколько ещё томов к автора осталось? Спасибо за ваш труд!
valvik
6 мес.
Спасибо за перевод

963. Что? А-а-а-и-и-и!

В секте Молний Туч Девяти Небес было две ледяные статуи: одна держала в поднятой к небу руке белоснежный Облачный Орден, а другая — чёрный как ночь Орден Молний. В глубинах чёрной тучи, на которой находился Орден Молний, послышался пронзительный крик. Конечно, это был Бай Сяочунь.

— Я ненавижу север!

В этом крике звучали горечь и возмущение. Однако, как бы громко он ни кричал, его было не слышно за пределами Тюрьмы Молний, куда его поместили три дня назад. За это время он уже погрузился в отчаяние. В глубинах чёрного облака его окружали многослойные ограничивающие запечатывающие заклятия, создавая камеру всего лишь около тридцати квадратных метров, где он мог ходить туда-сюда. За пределами камеры сверкали бесконечные молнии, каждая шириной в руку. Увидев, насколько молнии разрушительны, Бай Сяочунь побледнел.

— Они просто полные задиры! — пробормотал он, дрожа и озираясь в полной темноте, освещаемой вспышками молний. Как бы он ни взывал к небесам и ни проклинал глубины ада, ничего не помогало. По мнению Бай Сяочуня, сейчас ему не повезло сильнее всего за всю жизнь.

«Это просто смешно. Соглашение из трёх, четырёх, пяти пунктов… С этим я мог ещё как-то разобраться. Но не могу поверить, что они действительно заперли меня в тюрьме!» Он чувствовал, что сходит с ума, ему не приходило в голову ни одного действенного способа разрешить ситуацию.

Он не только не мог сбежать, но ещё и каждые несколько часов молнии собирались вокруг его камеры и одна за другой начинали бить прямо в него. Чтобы справиться с такими ударами, ему ничего не оставалось, кроме как использовать основу культивации. К сожалению, Тюрьма Молний была отрезана от духовной энергии земли и неба, поэтому Бай Сяочунь быстро понял, что рано или поздно его силы, необходимые для противодействия молниям, закончатся.

«Что же мне теперь делать?» — вздохнул он. Сейчас оставалось только надеяться, что Ду Линфэй поскорее разберётся с заданием на севере и придёт, чтобы освободить его.

— Я вам это припомню, северяне! — громко сказал он. — Только подождите немного! Когда я стану полубогом, я отомщу вам! — после этого он издал расстроенный рёв. Однако сразу же услышал саркастические усмешки с одной из сторон:

— Станешь полубогом? Даже тогда ты не сможешь отомстить.

— Кто там? — спросил Бай Сяочунь, озираясь. Его божественное сознание ограничили, когда поместили в тюрьму, но обычные чувства восприятия работали отлично. Однако за последние три дня ему не удалось заметить и намёка, что вокруг есть хоть кто-то живой.

Он настороженно огляделся и увидел, что сбоку заклубилось облако, затем оно медленно сделалось прозрачным и открыло вид на ещё одну камеру примерно в трехстах метрах от него. Вторая камера, сформированная из бесчисленных ограничивающих заклятий, была такого же размера, как и его. Точно так же её окружали танцующие молнии, которые периодически били в исхудавшего человека, сидящего внутри со скрещёнными ногами.

Это был старик в изношенной одежде. От него остались лишь кожа и кости, а аура была очень слабой. Каждый раз, когда молния попадала в него, он слегка дрожал, но выражение его лица не изменялось. Очевидно, что он не мог прекратить мучения физического тела, причиняемые молнией, но его разум уже давно адаптировался к боли.

Его рука снова опустилась на колено; очевидно, что даже ограничивающие заклятия не могли полностью контролировать его и он сохранил базовую способность управлять облаками вокруг. Когда Бай Сяочунь посмотрел ему в глаза, то ему показалось, что взгляд старика пронзил его глаза словно колья, он даже поражённо вздохнул.

— Послушай, малый, я полубог — и то застрял здесь. Поэтому я советую тебе немного изменить клятву. Надо сразу метить в божественные, — старик усмехнулся, и сверкнувшая молния осветила его пожелтевшие зубы, которые выглядели особенно зловеще. Бай Сяочунь содрогнулся.

— Я сижу здесь уже много лет, — продолжил старик, — и могу подтвердить, что люди, попавшие сюда, не могут протянуть долго. Если подумать, давненько не присылали новеньких. Ну что, малый, танцевать умеешь? Станцуй мне стриптиз, если мне понравится, то я, возможно, поделюсь с тобой секретом, как справиться с болью.

Старик оглядел Бай Сяочуня с головы до ног и обратно, в его глазах засветился странный свет, и он усмехнулся. Когда старик только появился, то Бай Сяочунь удивился и немного растерялся, но теперь он уже пришёл в себя. Он сразу понял, что точно так же, как и он сам, этот человек, попав в тюрьму, стал немного смелее. Гневно глянув на старика, он ответил:

— Замолкни, старик. Раньше я работал охранником в тюрьме, я уже и вспомнить не могу, со сколькими заключёнными, подобными тебе, я разбирался без труда, — холодно хмыкнув, он выпятил подбородок и отвернулся. Старик холодно рассмеялся.

— Значит, ты у нас упрямый, да? Мне действительно нравятся молодые парни вроде тебя. Знаешь, около трёх тысяч лет назад был ещё один упрямый юнец, которого заперли здесь. Не прошло и месяца, как он крутился и извивался передо мной, только чтобы получить мою секретную магию. Я подожду, пока ты не дойдёшь до нужной кондиции.

Очевидно, старику очень нравилось дополнительное развлечение в виде Бай Сяочуня. Бай Сяочуня это порядком раздражало, особенно взгляд и смех старика. Ещё раз гневно посмотрев на него, Бай Сяочунь перестал обращать на него внимание. В конце концов, ему просто нужно было подождать, когда Ду Линфэй завершит своё задание, ведь после этого она вернётся и найдёт способ вызволить его.

Через два часа молнии вокруг камеры стали собираться всё больше и больше, создавая что-то наподобие бури из молний. Когда шторм обрушился на него, он снова использовал основу культивации, чтобы защититься. Вид такого большого числа молний действительно поражал. Насколько он мог судить, разрушающая сила одной молнии была невелика, но когда они собирались в сотни и тысячи…

Не только ему приходилось переносить бурю из молний. Старик тоже оказался под её натиском. Однако выражение его лица никак не изменилось. Он просто таращился на Бай Сяочуня, и в его глазах читались дурные намерения.

— У тебя всё ещё есть духовная энергия, поэтому ты можешь защититься. Но в течение дней десяти от неё ничего не останется. Вот тогда-то тебе и придётся по-настоящему насладиться собой. Сила молний со временем только крепчает, знаешь ли. В конце концов она будет причинять тебе невыносимые страдания.

Хотя старик и дрожал всем телом, пока говорил, его голос был твёрд.

— Знаешь, что мне нравится слышать больше всего? Крики людей, в которых ударяет молния. Я просто закрываю глаза и наслаждаюсь этими прекрасными звуками… — облизав губы, он уставился на Бай Сяочуня, в его глазах горело злорадство.

У Бай Сяочуня не было никакого желания обращать на старика внимание. Молнии били его целый час, прежде чем кончились. За это время большая часть его духовной энергии оказалась потрачена. Сейчас у него оставалось лишь семьдесят процентов энергии, и это заставило его нахмуриться.

«Так не пойдёт…» — подумал он и со страхом оглядел молнии. Прикинув в уме расход энергии, он убедился, что её и в самом деле хватит максимум на дней десять. Хотя он был уверен в силе своего физического тела, но то, что даже полубог был низведён до подобного состояния, заставляло его беспокоиться, насколько хватит его собственных сил.

Пролетело ещё пять дней. Каждый раз, когда ударяли молнии, уровень его духовной энергии всё уменьшался и уменьшался, а усмешки старика становились всё громче. Бай Сяочунь переживал. На шестой день, однако, он внезапно оглядел налившимися кровью глазами окрестные молнии. Он успел обдумать множество вариантов, но ни один из них не показался ему подходящим. Оставалось только одно…

«Когда самый старший брат проходил через возмездие небес в море Достигающем Небес, я на самом деле смог поглотить облако возмездия. В этом облаке были молнии… и помимо разрушительных сил, там присутствовала и жизненная сила. Я практически уверен, что тогда мне помог мой ученик, поэтому сложно сказать, смогу ли я провернуть нечто подобное и здесь».

Немного подумав, он посмотрел на собирающуюся бурю из молний и стиснул зубы. «Почему бы не попробовать!» Он поднялся на ноги и использовал основу культивации, но не для того, чтобы защититься. Сотни и тысячи молний собрались в один мощный сгусток, а потом эта буря пробила его камеру и появилась прямо перед ним. Не успела она на него обрушиться, как он взревел, открыл рот и втянул все молнии в себя. Старик сильно удивился, но потом издевательски захохотал.

— Ещё один идиот решил, что сможет поглощать молнии. Умереть захотелось, да? Много лет назад я носил имя Предка Молнии, я был единственным культиватором-одиночкой полубогом на севере. Но даже я не посмел поглотить молнии. За все те годы, что я пробыл здесь, я видел многих… что? — внезапно старик вытаращил глаза, и они чуть не выпрыгнули из глазниц. — Чёрт возьми… что это ты делаешь?!