Том 2    
Глава 3: Начальница, с этим бюджетом нам будет непросто

Глава 3: Начальница, с этим бюджетом нам будет непросто

Конец октября. Макино вернулся со встречи и поставил сумку на стол.

— Эх, холодно...

Сегодня было удивительно холодно. Стоит уже куртку надевать. И отопление надо бы включить, но что-то компания об этом не позаботилась.

— Макино-кун, — его позвал руководитель. И взгляд у него был суровым.

Он подумал, что что-то случилось, и направился к его столу. На столе лежал представленный парнем на днях проект.

— Это твой проект, верно? Что с моделью?

— Моделью? — и тут он вспомнил. — А.

Руководитель оторвал свой взгляд от документов и с сомнением проговорил:

— Неужели забыл?..

Он в спешке достал блокнот и стал просматривать информацию по проекту. Это и правда было там записано.

Плохо дело. Макино прикусил губу.

После успеха с вечеринкой от него стали ожидать большего. К тому же их команде доверили ещё несколько проектов. И один из них полностью принадлежал парню.

Свадебный... То есть консалтинговые услуги по месту проведения свадьбы.

Такое быстро не делается, договор растягивается на год. С таким можно получить стабильные и хорошие результаты.

Но он облажался.

Были и другие конкуренты, и тут всё зависело от клиента. То есть если он проявит себя как профессионал, всё получится. И тут есть кое-что очень важное. Нужно то, что ты рекламируешь. То есть модель. И как раз её парень и забыл найти.

— Немедленно всё подготовлю!

— Немедленно? До конкурса всего неделя осталась.

Так всё и было. Он уже слишком опоздал.

— Эх. Я доложу обо всём руководству. В следующий раз будь внимательнее.

Благодаря успеху вечеринки в подземелье он был на хорошем счету. И когда человек, на которого возложены надежды, ошибается, это вызывает не самые приятные чувства.

— Прошу, подождите, — к ним подошла начальница. — Могу я просмотреть эти материалы?

— А, да. Прошу.

Девушка пробежалась по документам.

— Руководитель. Думаю, всё может получиться. Рано списывать проект со счетов.

— К-Куроки-кун. Но ведь нормальную модель найти не получится...

Верно. Модель — это та, в кого фирмы вкладывают все ресурсы. Даже если они её вот сейчас найдут, уровень будет уже не тем.

Но девушка уверенно проговорила:

— Позвольте мне помочь. Всё обязательно получится.

— Что, начальница?!

Это судно никуда не поплывёт. Макино хотел остановить её, но девушка была непреклонна. Руководитель тоже знал это, потому нехотя кивнул.

— Хорошо. Полагаюсь на тебя.

— Большое спасибо!

Макино обречённо смотрел на происходящее.

***

Обеденный перерыв, Макино находился в комнате отдыха.

Состояние у него было ужасным. Его родная компания не могла обеспечить его человеческими ресурсами. Тогда стоило бы поискать кого-то в сети, но у Макино таких связей не было.

— Спасибо за труд.

Он ощутил у лица банку горячего кофе.

— Горячо!

Он сразу же схватил её. А потом увидел удивлённую начальницу, которая смотрела на него.

— Спасибо большое. И всё же горячо.

— А, п-прости!

Девушка присела напротив.

— Так ведь начальство о подчинённых заботится. Я вчера в сериале видела.

— Можно в следующий раз сделать это летом и холодной банкой.

Такого было его желание. Он открыл банку.

— Эх. Всё же не нравится мне это.

— Взбодрись. С такой миной ты даже самое простое дело сделать не сможешь.

— Но, начальница. Я облажался, и это уже попросту невозможно. Модель на проект, который будет длиться год, найти не так просто.

А ещё были сложности с бюджетом. Макино совсем забыл об этом, потому пришлось урезать его в других местах. И в итоге он сделал проект, который даже начальница признала.

Если срезать ещё деньги с проекта, то качество упадёт. А если они сделают всё наспех, то смогут ли вообще выиграть? Ещё бы не волноваться из-за денег, времени и найти бы красотку, которая привычна к фотосъёмке.

... Ага, было бы слишком уж удобно.

— Не похоже это на тебя. Обычно ты так стараешься. Понимаю, это непросто, но у нас впереди ещё целая неделя, должны справиться.

И всё же он считал, что проект провальный. Лучше поскорее провалиться и перейти к другому.

— В последнее время ты в облаках витаешь. Случилось что-то?

Девушка была абсолютно права. В голове было лишь предложение Нене. С тех пор он не мог нормально сосредоточиться на работе.

— Нет, это... — Макино колебался. Он не знал, стоит ли спрашивать совета у девушки в таком личном вопросе. К тому же она тратит своё время, помогая в его проекте, ему не хотелось тревожить её ещё сильнее.

— В-всё в порядке.

Он отвёл взгляд, а она заставила его посмотреть ей в глаза.

— Ч-что такое?

— Ты ведь что-то скрываешь?

— Нет, ничего...

— Врёшь. Врёшь ведь. И пуговицы на воротнике у тебя все истрёпанные, будто сейчас оторвутся.

— А?!

Он проверил, и правда нити едва держались. Похоже он бессознательно дёргал их.

— Вы заметили.

— Конечно же. Я же говорила, что наблюдаю за тобой, — она смотрела прямо на парня. — Я ведь твой товарищ? Или я вообще никак не могу тебе помочь?

После таких слов он совсем расчувствовался. В подземелье он не мог положиться на неё, но на работе она была великолепным руководителем.

Она была его начальницей и напарницей в подземелье. Он не мог думать, что её это вообще не касалось.

— Вообще-то Нене предложила мне стать профи...

На лице начальницы появилось бессмысленное выражение.

— Профи?

— Д-да. Профессиональном... Начальница?

Поняв, она сразу же покачала головой:

— Э, а, в-вот как.

Всё было как-то наигранно, но он решил продолжать:

— Да. Нене сейчас одиночка, берётся в основном за исследования подземелий. Но со мной варианты заданий расширятся. Для исследования новых подземелий нужна группа.

— И что ты собрался делать? Как же нынешняя работа?

— Если соглашусь, придётся уволиться.

— В-вот как. Ну, Нене говорила, что приходится мотаться по всей Японии.

— Да. И я сомневаюсь.

— Сомневаешься?!

Она приблизила своё лицо.

— Ну-ка объясни-ка мне причину. Я ведь твоя нап... Нет, начальница, верно.

— Хорошо, — он и собирался всё рассказать. — Это было ещё до того, как я получил лицензию профессионала. Ещё до того, как я стал работать профессионалом, у меня было кое-что. Ещё с тех пор у меня была мечта...

— М-мечта?

— Н-ну, я хотел побывать во всех подземельях.

Вообще немного не так, но он решил не вдаваться в детали.

— И может это очередной шанс воплотить её...

Девушка всё поняла, и добавлять было больше нечего.

— А что с финансовой стороной? Всё в порядке будет?

— По-разному, но вначале я буду помогать Нене, так что как-нибудь выкручусь. Но думаю, что других проблем не будет. Скорее уж я буду получать больше, чем сейчас. А-ха-ха.

Смеяться совсем не хотелось. Ему и самому не нравилось это самоуничижительное поведение.

— Хочешь попробовать.

— Честно говоря, хочу.

Это были его истинные чувства.

— Пока работал, меня всегда что-то тянуло подальше отсюда. И сейчас мне доверили важную работу, а я на ней даже сосредоточиться не могу. Похоже я не освободился от той мечты.

— Тогда откуда сомнения?

— Просто и эту работу я выбрал без особой причины. Я сошёл с пути профессионала и случайно забрёл сюда. Просто надеялся, что может смогу найти какую-то цель для себя...

Он и не думал, что так будет. И всё же сам был озадачен, что не может принять решение быстро.

— Я сам понимаю, что мне это не подходит. Но когда сюда перевелись вы, мне даже немного понравилось работать.

— Когда перевелась я?..

— Да. Всё же неплохо сходить в подземелье, чтобы отдохнуть. Хотя не могу сказать, что это прямо так уж важно. И всё же мне немного жаль уходить.

— В-вот как.

— К тому же я уже один раз облажался в подземелье. Я боюсь, что это повторится, потому не могу решиться.

Ему уже почти тридцать. Если он примет новый вызов и провалится. Сколько ему тогда будет? Сможет ли он тогда вернуться к этой жизни?

В голове были мысли лишь о негативном будущем. В университете он уже один раз совершил ошибку в своей жизни. После жизнь у него сахаром точно не была. С тех пор он не мог сойти с места.

— Вы моя начальница, ещё и напарница в подземелье. Потому в первую очередь я могу просить совета у вас.

— Вот как. Может и так, — чтобы успокоить эмоции она глубоко вдохнула. — Знаешь, тут я тебе не помощница.

— Вот как?

— Ну да. Самоуверенности у тебя нет и общение не твоя сильная черта. Подчинённые уже столько раз увольнялись, а потом в рабочих отчётах по проектам так и читаешь между строк «всё потому что он уволился»...

Всё это было грустно.

— Потому я не могу дать тебе совет. Хоть я и твой руководитель, не могу.

— Н-нет. Что вы. Возможно на вашем месте я думал бы точно так же, простите, что вообще об этом заговорил...

— Нет. Ничего. Нормально ведь думать о работе. Да и здорово до сих пор иметь мечту, ради которой можно рискнуть всем.

— П-правда?

— Да. Я всегда решаю задачки, что встают передо мной. В последнее время я стала наслаждаться покорением подземелий, но вот цели у меня не было. Потому я уважаю тех, у кого есть мечта.

— И всё же я добавил вам проблем...

— Никакая это не проблема. Пусть ты ломаешь себе голову этим, но сейчас же ты работаешь. Ты сказал, что работа тебе не подходит, но даже если результата нет, ты всё равно стараешься, и в этом есть своё очарование. И нормально желать сохранить это.

— Спасибо вам.

От таких неожиданных слов его глаза начали гореть. Он смутился, стал теребить чёлку и утирать глаза.

— Н-но я так пока ничего и не решил.

— Ага. Знаю. Любой из этих путей будет твоим.

— Да.

Девушка открыла банку с кофе.

— Эй, Макино. Если ты станешь профессионалом, больше не будешь ходить со мной в подземелье?

— Наверное.

Профессионалы, особенно такие как Нене, колесят по всей Японии. Иногда они находят время, чтобы вернуться. Но к этому времени начальница и сама найдёт себе группу. И не стоит ему брать её с собой, влезая в их отношения.

А значит, если он станет профессионалом, их отношения закончатся.

Их отношения как начальницы и подчинённого и команды, которая весело проводит время в подземелье. Без всего этого у них не будет причин встречаться. И вряд ли они смогут стать обычными друзьями.

Хотя из-за этого ему почему-то стало одиноко.

— Хотя даже без меня, Миюки-тян подыщет вам новую группу, так что не переживайте.

После этих слов начальница заговорила с серьёзным видом:

— Слушай, Макино. Скажу то, что думаю лично...

— А?

Он думал, о чём она, а девушка смотрела прямо на него:

— Мне нравится покорять подземелье.

— Да. Вот как?

Это было понятно.

Макино удивился, а девушка в спешке начала размахивать руками:

— А, нет, не в том смысле...

— А?

— Ну просто, это весело, потому что ты... — её голос был неуверенным. А на лице появилась печальная улыбка. — Нет. Ничего.

Она поняла, каким слабым был её голос. Но в следующий миг она снова стала начальницей. Девушка тыкнула его в лоб банкой с кофе:

— Этот разговор окончен. Даже если решить уволиться, для начала заверши эту работу.

— Нет, но всё же модель...

— Ещё ведь есть то, что можно сделать. Ладно. План готов, и если он провалиться, то виноват будешь ты. Но если провалишься, то в невыгодном положении будешь не ты, а компания. Потому уж пока позаботься о лице компании.

Ему нечего было ответить. На работе главное — результат. Если не забывать об этом, то впереди будет ждать успех.

Девушка была завалена в работе. Но она помогала ему. И будто он мог ходить перед ней такой хмурый?

— И правда. Я был неправ. Буду стараться до конца.

На какое-то время он забыл о Нене. Когда он закончит с работой, тогда и обдумает предложение. Пусть и придётся предать начальницу.

— Я вам одни лишь проблемы доставляю.

— Ч-чего так внезапно? Что-то мне прямо неспокойно.

— Что вы. Я ведь искренне говорю. А, точно. Если всё пройдёт хорошо, позвольте вас как-то отблагодарить.

— Шустрый ты.

— Ладно вам. Так ведь и энтузиазма больше.

Девушка улыбнулась и задумалась.

— А. Тогда есть кое-что.

Он думал, что же это, и она ответила:

— Хочу пойти в подземелье.

— Так мы ведь и так всегда ходим.

— Да я не о том. Я ведь только про «Kawashima» знаю. Хотелось бы и в другое сходить...

Понятно. Ведь и правда. В другом подземелье и монстры другие. И опыт это необычный.

— Тогда как всё закончится, сходим.

— Ура! Отлично, я такое себе найду!

Хоть она так и сказала, их вопрос так легко не разрешится. Макино думал, но ни одна модель в голову не приходила.

— Начальница, а вы попробовать не хотите?

Лицо девушки сразу заалело:

— Т-ты что несёшь?! Нет, не могу я!

— Но другой подходящей красивой девушки у меня просто нет...

— Кра?.. — девушка прокашлялась. — Я согласилась помочь, но всё же сделать этого не могу.

— Почему?

— Для модели в свадебном платье важна чистота. Ну а я, ну...

Говоря это, девушка стала руками прикрывать грудь. Парень думал, о чём она, и тут понял.

— А. Простите.

— Г-главное понял. Ладно, я в офис.

Не с самими приятными чувствами девушка ещё немного постояла, а потом сбежала.

Ведь и правда, не очень приятно, когда на неё будут так пялиться. Вот Сатсуки с её любовью к огромной груди этому бы точно обрадовалась...

— М?

Модель. Красотка, взрослая и не загруженная...

Поняв кое-что, Макино сразу сорвался с места. Начальница была в коридоре.

— Начальница! Кажется я знаю, кто может стать моделью!

***

— Я?

Прямо в лоб. Она даже не старалась скрыть своих чувств.

Они находились в Сибуе, в магазине снаряжения для подземелья «Дедал». Макино пришёл сюда с начальницей.

Дочь хозяина и наставница Макино, Сатсуки опёрлась локтями на прилавок. Говорила она безразлично и лишь покачала головой:

— Не хочу. Ещё кого-нибудь поищите.

— П-прошу! Больше мне некого просить!

— А мне-то что? Как знала, что ничего хорошего ждать не придётся.

Слова были болезненными. Хотя начиная с «адаптации» начальницы и заканчивая сумеречным драконом женщина постоянно им помогала.

Начальница принялась упрашивать:

— Сатсуки-сан, я очень тебя прошу. Это важно для Макино...

— Но моя улыбка дорого стоит. Миллион долларов.

Это было бесчестно.

— Мы ведь не шутим, положение и правда серьёзное. Тогда ответственность придётся взять не только мне, но и начальнице...

После слов Макино женщина вздохнула:

— Эх, ладно, поняла. Милой девушке я помочь согласна, — а потом она зловеще улыбнулась. — Но уж точно не бесплатно.

— К-конечно же! Но столько мы заплатить не сможем...

— Не нужны мне деньги. Точно...

Она посмотрела на грудь начальницы. Её пальцы непристойно зашевелилась. Понимая, в чём дело, девушка сразу стала прикрывать грудь обеими руками.

— Н-ни за что!

— Точно? И это всё, на что ты ради работы готова, Химено-тян? Я прямо разочарована.

— Ух...

— Вернуться ни с чем недостойно репутации «демона Куроки». Просто дай насладиться запретным плодом, и достанешь бесплатную модель, или всё же не хочешь?

— Н-но всё же это...

— А у тебя другие варианты есть? Вы должны были предположить, что так будет, когда пришли ко мне.

— Э-это...

— Так со всеми. Но не переживай, тебе понравится. Оставим тут малыша Маки. Пошли в мою спальню.

— ...

На лице заиграло смущение. Наконец она с сожалением опустила руки.

— Ради договора, я справлюсь...

— А ну стойте-е-е-е-е! — в их разговор в спешке вмешался третий человек. Если всё так оставить, название их компании может попасть в газету.

— Сатсуки-сан?!

— Шучу я. Даже я так не сделаю.

Вот уж неизвестно. Макино знал, что она падка не только на мужчин, но и на женщин. А ещё во время первой встречи она высказала желание: «хочу ещё раз потрогать грудь Химено-тян».

— Тогда какое условие ты предлагаешь?

— А, это-то?

Сатсуки указала вглубь магазина. Там был слегка перепачканный металлический кейс. По размеру для брони.

— Принеси-ка.

Макино взял его двумя руками. Тяжёлый. Он поставил его перед прилавком и открыл.

— Мужская цельная броня.

Полный комплект тяжёлой простой брони голубовато-железного оттенка. Староватая, на ней были небольшие царапины.

— М? — Макино узнал дизайн. — Э-это...

— А, понял?

— Всё же это она?

Начальница озадаченно склонила голову:

— Вы о чём?

Макино возбуждённо ответил:

— Эту броню использовал Арина Керн на легендарных ранговых боях!

Сатсуки кивнула и удовлетворённо сказала:

— Это реплика.

Макино помрачнел:

— Не настоящая?!

— Нет. Отец достал её на каком-то аукционе. Защита у неё отличная, хотелось бы продать.

И тут отреагировала начальница:

— А в чём проблема?

— Да в принципе ни в чём, — женщина сказала это как само собой разумеющееся. — Она проклятая.

Макино резко закрыл крышку кейса.

— Зачем ты его вообще притащила?!

Сатсуки стала улыбаться:

— Нормально всё. Вне подземелья оно не активируется?

— Точно?

— Ученик во мне сомневается, ты учителя своего до слёз доводишь.

Она притворилась, что утирает фальшивые слёзы. Всё же намерений этой женщины не понять.

— Хотелось бы его развеять, но пока какой-нибудь мужчина его не активирует, ничего не выйдет. Отец где-то заграницей, так что ты вовремя.

— То есть надо помочь развеять проклятие?

— Верно. Я ведь буду помогать тебе в работе, на которую целый год понадобится. Дёшево, правда?

С виду сделка и правда выгодна.

— Эй, Макино. Сделаем это.

— Я бы хотел помочь...

— Какие-то сложности?

— В принципе нет. Просто чтобы развеять, надо, чтобы оно проявилось в подземелье. Вот меня и пугает, что перед этим будет...

Он посмотрел на Сатсуки, а она продолжила улыбаться:

— Нормально всё, нормально. Ничего опасного.

— Правда?

— Не хочешь — не надо. Я не заставляю.

Неприятно было слышать это. Всё же это им была нужна помощь.

— Ладно.

— То-то же.

***

— Ладно, воспользуйся этой раздевалкой.

Перед примерочной в глубине магазина, Сатсуки открыла кейс. Она достала броню и передала парню.

— Что ж, малыш Маки. Надень...

— Да.

Ему это не нравилось, но хотелось закончить всё поскорее. Он надел набедренник, нагрудник, перчатки.

Наблюдая, начальница озадаченно спросила:

— Но ты ведь говорила, что вне подземелья оно не сработает.

— О, верно подметила. Так и есть.

— Значит это бессмысленно...

— Мы искусственно создадим среду из подземелья.

Она постучала в дверь самой дальней комнаты. Она открылась, и появились две загадочные кнопки. Синяя и красная.

Женщина нажала на синюю. И вот в примерочной с потолка стал поступать подозрительный холодный туман.

— Кья! — начальница в спешке отступила. А этот туман заполнил всю раздевалку.

— Ч-что это?

— Мана.

— А, почему?!

Ничего странного в том, что она удивилась. Всё же мана была только в подземелье.

— Есть вещи, которые только на ману реагируют. И чтобы проверить эффект, здесь установлен прибор, который выпускает ману.

— Вот только использовать можно на маленькой площади.

Чтобы мана не вышла наружу, её можно было использовать лишь внутри.

— То есть так и навыки можно использовать?

— Нет, это псевдо-пространство. Для использования навыков как в подземелье, нужна более высокая плотность маны. Всё ограничено передвижением и заданием направления.

Чтобы продемонстрировать настоящие способности, лучше идти в подземелье.

— Что ж, малыш Маки. Прошу.

Макино вошёл и никак не реагировавшая броня начала меняться. Она входила в резонанс с маной и выпускала собственную. Она двигалась по поверхности и вот сосредоточилась на нижней части живота.

... Пш!

— Горячо!

Макино потянулся к набедреннику, взялся за край рубашки и начал им махать. Там появилось изображение.

— Всё же там.

— А в другом месте было нельзя?

— Проще, когда она подальше от стигмы. Она ведь у тебя на правой руке, так чего жалуешься?

Начальница слегка отвернулась, но всё же поглядывала:

— Ч-что это?

— Это клеймо, подтверждение проклятия.

Парню не хотелось, чтобы на него так вот пялились, пусть и ничего не оставалось.

— И как развеивают проклятия?

— Тут ничего сложного. Надо влить ману извне, проклятие и рассеется.

— Хм. А, где-то уже такое... А, — стоило сказать это, как щёки девушки запылали.

В голове Макино тоже вспыхнули воспоминания о событиях, произошедших несколько месяцев назад. Начальница использовала навык маскировки, но не смогла его развеять.

— ...

Видя такую странную атмосферу, Сатсуки вопросительно склонила голову:

— Чего это с вами?

Макино замотал головой:

— Н-нет. Ничего... Ладно. Сделаем это.

Он коснулся клейма на животе. А потом влил ману...

— А?

Мана не стала вливаться. Он не чувствовал, как она циркулирует в его теле.

— Понятно, проклятие, запечатывающее движение маны.

— Вот оно как. То есть надеваешь и больше не можешь пользоваться навыками.

И правда, неприятное проклятие. Тут все были согласны. И теперь возник новый вопрос.

— Тогда это должен сделать кто-то другой.

Он посмотрел на начальницу. И её глаза прямо сияли.

Немного, нет, она очень даже хочет попробовать сделать это. Воодушевлена прямо как если бы её пригласили в какое-то мероприятие, связанное с подземельем.

Понимая её мысли, Макино обречённо улыбнулся:

— Сатсуки-сан. Полагаюсь на тебя.

— Почему?!

— Так ведь надо наполнить тело маной. И будет опасно, если это будете делать вы.

— В каком это смысле?!

Да в том самом.

— Ты-то со мной так уже делал!

— А, что!..

Он сразу же её остановил, но это не ускользнуло от ушей Сатсуки.

— О, вот как?

Он застыл.

Бросив взгляд на женщину, он увидел довольную улыбку.

— Н-нет, просто начальница не могла деактивировать навык, ситуация была экстренной...

— Кстати, Химено-тян, а где у тебя стигма?

— Н-на внутренней стороне бедра.

Стоило сказать это, раз разнёсся кашель.

— В-в общем, сделай это поскорее!

— А, прости. Всё же я не могу.

— Это ещё почему?!

— Эти дни. Мана меня плохо слушается, — сказала она, обрекая его на молчание.

— Тогда придётся мне.

Ему это не нравилось, но главное было избавиться от проклятия. К тому же начальнице был нужен опыт. Куда лучше, когда таким навыком владеют все. В этом смысле лучше научить заранее, чем в последнюю минуту.

— Это, суть такая же как при деактивации навыка. Касаетесь клейма, заливаете ману, оно и исчезает.

— Э, а трогать обязательно?

— Можно и через стигму это сделать, но для начинающего прямой контакт лучше, — говоря это, он встал перед начальницей. До этого она горела желанием, а теперь стыдливо отводила взгляд.

— Всё же стоит повернуться спиной.

— А?

— Я чувствую напряжение, когда смотрят.

Тут парень с ней согласился.

— Так.

Начальница протянула руку со спины. Коснувшись набедренника, она дотронулась нижней части живота. Её пальцы нащупали кожу.

... Скользь.

— Ува?!

Он вскрикнул, и девушка сразу отскочила назад:

— Ч-что?!

— Н-нет, просто рука холодная, немного удивился...

— Б-блин. Не шуми так...

— П-простите.

А ведь сама в такой момент ещё как шумела.

Вспомнив это, он постарался отвлечься. А начальница снова протянула руку. От её касаний было щекотно, она искала клеймо и водила пальцами по коже.

Перед ними было зеркало, так что было прекрасно видно, что происходит. Девушка водила по его коже рукой, залезая под набедренник. Через плечо начальница почти ничего не видела, но ей бы лучше и не видеть.

Он отвёл взгляд, но из головы это образ не уходил.

— Это, тут?

— Немного ниже.

— А, вот так?

Было стыдно и хотелось, чтобы всё это прекратилось. И это чувство передавалось и парню.

— А, это, начальница?

— Ч-что?

— Н-нет, просто зачем вы живот трогаете?

— А? Н-нет, просто. Т-ты довольно накачанный...

Мнения по этому вопросу он слышать не хотел.

— С-сделайте это поскорее.

— Л-ладно.

Рука начала опускаться ниже.

— Н-начальница?! Слишком низко!

— Э, а, п-прости!

Опасно, ещё бы немного, и она бы дотронулась там, где это касание могло бы привести к катастрофе.

И вот наконец её рука нащупала клеймо.

— А, тут.

— Т-тогда начинаю.

Было страшно. Как когда в начальной школе он доверил почистить себе уши, сердце напряжённо билось, а он ждал, когда проклятие будет рассеяно. Он чувствовал касание девушки и просто не мог его игнорировать.

Начальница попробовала выпустить ману. Но нормально влить её не получилось, она просто растворилась в воздухе.

— Довольно сложно.

— Концентрация маны маленькая. Не спешите.

Вторая попытка, потом третья...

— Эх, вот блин...

— ...

— Блин, да что такое?.. А.

Ухом он ощущал её горячее дыхание.

— Э-это, начальница?

— Ну чего? Лучше помолчи.

— Э-это... Ладно.

Она ведь заметила? В пылу она вплотную прижалась к нему. Казалась, что температура в этой маленькой комнатке невероятно подскочила.

Макино обернулся и увидел спокойное лицо девушки. Может из-за брони на нём она не заметила, но девушка прижималась к нему своими пышными формами. Как он через броню вообще может это ощущать...

— А, блин. Снова...

Тело напряглось.

Сладкое дыхание ласкало шею. Неописуемое ощущение поднималось по его спине. И всё же место, где она его касалась, ничего хорошего не сулило. В таких местах простая коллега трогать его точно не должна.

Надо было как-то отвлечься. Может, таблица умножения? Или сутру зачитать? Нет, ни на чём из этого он просто не сможет сосредоточиться.

Он посмотрел на Сатсуки. Она довольно лыбилась, включив камеру на телефоне.

— Састуки-сан, ты что снимаешь?!

— Я ведь буду со съёмкой помогать, а это для себя.

— Что?!

— Кья?! — он закричал, и начальница сразу отреагировала. Она выпустила большое количество маны, и она вошла в контакт с маной клейма.

... Тресь!

Клеймо сломалось, и мана в теле Макино снова начала циркулировать. Проклятие было снято.

— П-получилось.

— Ва, ура! — начальница радостно взмахнула рукой. — Ну что, видел, я тоже могу!

А Сатсуки аплодировала:

— Я тоже сдержу обещание.

***

Через несколько дней. Макино ждал Сатсуки в фотостудии.

— Опаздывает. На это ведь не надо так много времени.

— Конечно же надо. Это же свадебное платье.

— Н-ну может и так. Может сходить и проверить, как она там.

— Ну знаешь, она же твой учитель.

Вот поэтому он и не доверял ей. Макино продолжал беспокоиться, а начальница вздохнула.

— И всё же не думала, что и тебе сниматься придётся.

На парне был не привычный костюм, а снятый на прокат смокинг.

Руководитель решил, что снимать надо пару. Мужчину для этого найти было сложно, потому пришлось действовать Макино.

Если примерять свадебное платье до свадьбы, можно навсегда старой девой остаться, а у мужчин с этим как? Конечно они не парочка, и всё же он немного волновался.

— Готово.

Они повернулись на голос стилиста.

... Фух.

Словно бы всё накрыла ароматом цветов.

Перед дверью стояла красавица в свадебном платье. Это была Сатсуки. Только не было ничего общего с той сонной женщиной, которая стояла за прилавком и совсем не пользовалась косметикой.

К ней подходила лишь такая банальность как «богиня», но это слово идеально соответствовало тому, что они видели. Начальница, да и другие женщины задержали дыхание.

Макино тоже молчал и лишь смотрел на неё.

— Хм. Всё же двигаться неудобно. Хотя неплохо такое примерить.

Сатсуки посмотрела на парня и улыбнулась. Она подошла к Макино и коснулась указательным пальцем его подбородка:

— Ах. Я такая красотка, что ты дар речи потерял.

— А, нет, — она была права, потому он забубнил. — С-спасибо за помощь.

Сатсуки лишь пожала плечами:

— Да, да. В такие моменты следует честно говорить, что я красавица. Ладно, пошли.

Вначале снимали одну девушку. А потом вместе с Макино. Всё это будет использоваться для конкурса.

Но девушка оказалась удивительно привычной к камере. Без указки фотографа она принимала естественные позы. Даже персонал студии от такого в раж вошёл.

Начальница непонимающе смотрела на женщину.

— Будто я её где-то видела.

— Так ведь это Сатсуки-сан.

— Это да... — и тут она поняла и широко открыла глаза. — А.

— Что такое?

— Н-нет. Но если я не ошибаюсь...

Парень не понимал, о чём она, и тут его позвали.

— Пора выйти жениху.

— А, да.

Макино вошёл под свет прожекторов.

Стоя там, он смутился. Он понимал, что его снимают, и потому чувствовал себя странно. Наверняка всё дело в непривычных духах женщины.

— Начинаем.

Вначале они просто стояли рядом. Потом он обнял её за талию, сейчас они напоминали настоящую парочку. После всех снимков, пришло время для фотографии с принцессой на руках.

— Ну чего ты такой унылый?

— Х-хватит уже.

Он обнял девушку со спины и взял под колени. А потом поднял, правда платье оказалось довольно тяжёлым.

— А-ха-ха. Что у тебя с лицом? Расслабься ты.

— Л-ладно тебе, помолчи!

Сатсуки вздохнула и улыбнулась ему:

— Да уж, ты всегда останешься учеником, о котором надо заботиться.

Её лицо приблизилось к его щеке.

— А?

... Щёлк.

— Готово. Отличное выражение на лице было.

— Да, да. Спасибо.

Сатсуки спокойно выпорхнула из его рук.

— Я переодеваться. С тебя ужин, — она улыбнулась и покинула сцену.

— ...

Эту фотографию точно использовать не выйдет.

Думая так, Макино коснулся левой щеки.

***

И вот конкурс через неделю.

На удивление Макино его проект был принят. Он радовался результату, хотя оставалось неприятное послевкусие.

— Что такое?

— Да просто думаю...

Он рассматривал заявленные документы. Сатсуки выглядела превосходно, но он не считал, что они выиграют.

— М-Макино-кун! Подойди-ка! — и тут его позвал руководитель. Макино в спешке направился к его столу. Если договор завернули, можно ведь было и по телефону сообщить?

— Ч-что такое?

— Э-эта женщина?..

На столе лежали фотографии для конкурса. Руководитель получил их в качестве образца.

— Да, это модель для фотосессии в свадебном платье.

— И она согласилось работать бесплатно?..

Руководитель вёл себя странно. В чём же дело? И тут к нему подошёл улыбающийся Кисимото.

— Что-то случилось?.. Макино, что это?!

— И ты туда же, в чём дело-то?

Тот взял фотографию и дрожащим голосом объяснил:

— Так ведь это же «Сатсуки»!

— А, в смысле?

— Она же известная зарубежная актриса! Когда мы в старшей школе учились, она сказала, что хочет жить ради своих увлечений и бросила работу в Голливуде, ты что не знал?!

Он ощутил на спине холодный пот. Голоса людей звучали где-то вдалеке, а сам он вспомнил слова девушки, когда просил помочь.

«Миллион долларов».

Ему лишь оставалось удивлённо переглядываться с коллегами.

***

... Несколько дней спустя.

Макино помогал расставлять товар в магазине «Дедал». Было новое зимнее поступление, и надо было выставить его.

А Сатсуки в это время смотрела за прилавком телевизор. Макино доставал броню из металлического кейса и выставлял на полку.

— Ах, прости за это.

Если ей и правда жаль, могла не поднимать его в выходной в восемь утра. Но после того, как она ему помогла, он просто не мог этого сказать.

Она и правда та актриса, про которую говорили Кисимото и его руководитель? Может просто похожа или сестра-близнец? И всё же она была очень привычна к фотосессии.

Он перестал думать об этом. Любопытство до добра не доводит. Сейчас надо сосредоточиться на работе.

К тому же лучше так, чем убираться. Возиться с новыми вещами ему нравилось. Было бы здорово заниматься этим ещё когда он подрабатывал, но на снисхождение учителя тогда надеяться он просто не мог.

И вот он поднял ещё один предмет.

— А, Састуки-сан. У этой штуки уникальный навык есть? В документах так написано. Может выставить?

— А. Прямо как мой отец говоришь. Не надо мне этого. А ты как хочешь, — сказала она, переключив канал.

— Тогда сделаю.

— Ладно. Только магазин не разнеси.

Получив разрешение, он приступил к делу.

Он достал инструменты и открыл витрину. Работал он быстро. Ещё будучи учеником, он привык к этому.

— Стоит вместе выставить этот меч и щит. Хотя материал разный. Сатсуки-сан, есть не использованные осветительные приборы?

Девушка уже какое-то время назад оторвалась от телевизора и смотрела на него.

— Ч-что?

— Ты такой старательный. И не можешь всё это на работе реализовать.

— Тебе что-то начальница рассказала?

— Ну да.

Её информационная сеть была внушительна.

Он открыл следующий кейс и увидел знакомый большой меч.

— Это новый товар «Hound»?

— Верно. Новая модель того, что у Химено-тян.

— Ого. И новые функции есть.

— Кто знает. Вот купи и попробуй. А, он вообще для рекламы скорее.

Парень взял меч. Лезвие сияло, оружие так и подбивало использовать его.

— Может и взять.

— А?

Озадаченная женщина поднялась из-за прилавка, что случалось не часто.

— Взять он собрался, куда тебе с твоей зарплатой?

— Если стану профи, денег мне хватит.

— В каком смысле?

Женщина выключила телевизор. Похоже его слова оказались более интересными. Он и сам хотел спросить её совета.

— Можно спросить тебя о том времени, когда ты стала охотницей?

— ...

Атмосфера сразу же изменилось. Она уже не была такой расслабляющей. А глаза были не холодными, а скорее даже пустыми. Она сейчас напоминала отшельницу.

— Я не собиралась скрывать, что была актрисой.

Голос тоже стал жёстче. Так она говорила, когда он был её учеником. Скорее всего это и была настоящая Сатсуки. Она не обманывала, скорее большую часть времени находилась в «режиме ожидания».

— Нене предложила снова стать профи.

— Понятно.

Теперь девушка поняла, о чём он хотел поговорить.

— Ты ведь была известной.

— Ну, немного.

— Не жалела, когда ушла?

— Нет, — отвечая, она не сомневалась.

Она погладила маленький телевизор. Он был очень старым. Возможно даже связан с какими-то воспоминаниями.

— Мне нравилось театральное искусство. Было здорово притворяться не собой, а кем-то ещё, да и приятно было слышать хвалебные слова. Некоторые до сих пор ждут от меня ответа.

— Тогда почему?

Отвечать ей не хотелось, хотя в атмосфере заведения этого не ощущалось. Скорее она просто тянула время.

— Просто у меня ничего не оставалось в том мире.

— Ничего не оставалось?

— Ага. Не было какой-то очевидной цели. Я просто смотрела вверх и не видела, что бы такого можно сделать. Я поняла это и задумалась: «А хочу ли я вообще здесь быть?»

Он мог её понять. То же витало вокруг него все те пять лет.

— Хотя не могу сказать, что я прямо реализовала себя, став охотницей.

Говоря это, она погладила свой локоть. Макино знал о её травме.

— Время ограничено. Мы можем не так много. Потому надо выбирать скорее.

— То есть мне снова стать профессионалом?

— Нет же. Просто время уходит, пока ты думаешь. Вижу, когда люди приходят сюда выбрать вещи, и в голове появляются именно такие мысли.

Женщина закрыла портативный телевизор.

— Я не знаю, что правильно. Это твоя жизнь. Поступай так, как считаешь нужным.

Сатсуки поднялась со стула.

— Дальше я сама. Прости, что отняла выходной.

— Нет... Спасибо.

Он направился к выходу из магазина, и женщина тихо пробормотала:

— Но хочу, чтобы ты кое-что запомнил.

Макино обернулся.

— Я больше не охотник, и всё же не жалею об этом. Я конечно снова могу стать актрисой, но мне нравится быть просто вот так близко к подземелью.

— Разве тебе не грустно? Всё же ты больше не можешь вернуться в подземелье...

Женщина нежно улыбнулась ему:

— За это время я обзавелась дорогими мне отношениями. Например, у меня появился ученик.

— ...

— Буду молиться, чтобы тебе сопутствовала удача.

Она была непривычно искренней, так что Макино отвёл взгляд.

Выйдя ну улицу, он достал телефон. Из списка он выбрал контакт, который не так давно снова внёс. После нескольких гудков он услышал голос девушки.

«Макино?»

— Нене, надо поговорить.

Он понял, что хотела сказать Сатсуки. Обычная жизнь была сложной, но и нравилась тоже. Он узнал это от начальницы после случая с сумеречным драконом.

Пока он не предаст её, но будет держаться за прошлое. Со стороны это скорее всего смотрится как глупая шутка.

И всё же...

«... Юске-кун. Когда-нибудь давай вместе обойдём весь этот мир».

Всё же... Лишь это он не мог отпустить.

— Я думаю принять твоё предложение.