Том 1    
Глава 2 - 17 апреля, Она спросила меня.


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
calm_one
11 мес.
"На губах выступали прекрасные белые зубы."
Это настолько ужасно, что даже красиво...
lolhope
2 г.
Спасибо за перевод этой замечательной книги, но советую найти редактора - с пунктуацией огромные проблемы, а так же есть пара опечаток.
alex646
3 г.
Спасибо за перевод. Редактор очень слаб или вообще отсутствует.
Safir
3 г.
"На сжатых губах выступали прекрасные белые зубы."
Это как? Тут проблемы явно не только со знанием русского языка, что на этом ресурсе правило, а не исключение.
дурилка картонная
3 г.
может, уберёшь пустые строки в главах? смотрится не очень хорошо
mello
3 г.
>>28149
может, уберёшь пустые строки в главах? смотрится не очень хорошо

Сначала подумал что идёт речь о неотредактированных главах, но потом присмотрелся и всё увидел. Спасибо сейчас исправлю
been
3 г.
Спасибо за перевод!
Только без анонсов на главной в списке обновлений, аж в самом конце списка "Works" - если бы не проверял его, то и не заметил бы (и то обратил внимание лишь потому, что ссылки на другие были фиолетовыми, как посещенные ранее, эта же синяя, как новая). Да и здесь в списке обновлений пусто - я так понимаю, главы были добавлены при создании. Как всё спрятано.
Довольно интересное произведение, чем-то напомнило "Manuscript Screening Boy and Manuscript Submitting Girl". Повествование о начале карьеры писателя понравилось, я как "недописатель" (выигрывал несколько конкурсов любительских работ, но этим и ограничился) почти полностью подтверждаю описанное - у меня развитие шло похожим образом. Но автору стоило бы добавить больше взаимодействия ГГ с реальным миром (и сэйю Эри в частности), читать стену текста "ответов на вопросы" было немного скучновато. Впрочем, ГГ уже закончил с рассказом о том, как он докатился до такой жизни, вроде как, дальше повествование должно ускориться.
P. s. Фраза сделавшая мой день: "И вдруг выяснилось, что красавчик Плуто - на самом деле красивая девушка, одетая в парня. Шин воспользовался этим и победил." Хотел бы я знать, как он этим "воспользовался" и как выглядела эта "победа", ахаха.

Глава 2 - 17 апреля, Она спросила меня.

.

Часть 1

Я старшеклассник и популярный писатель ранобэ, которого душит одноклассница младше на год, а ещё она сэйю.

Вот в таком я незавидном положении.

Чёрная клякса в моём сознании, всё так же тихо и быстро расползается. В то же время, в реальности для меня начался дождь.

Потому что, когда Нитадори кричала, слёзы, остававшиеся на стёклах её очков - начинали падать.

Это трудно объяснить - время шло, а мне казалось, что они так и не приземлятся. Слёзы будто зависли в воздухе. Присмотревшись, я понял, что они падают, но медленно, очень медленно.

Они так и не приземлились.

Слёзы всё ещё в воздухе.

Это всё что я видел, и понимал в своём помутнённом разуме.

В этот момент время для меня почти остановилось

Часть 2

Это было 17 апреля, в 3-ий по счёту четверг месяца.

Я вошёл в вагон Лимитед Экспресс.

Пройдя через двери, я направился на то же место, что и на прошлой неделе.

Как и раньше вагон был почти пустым, здесь было всего пара пассажиров.

Я пришёл на 20 минут раньше, чем обычно, чтобы не пропустить поезд и своё любимое место. Ожидая на платформе, я вертел головой в разные стороны, но Нитадори так и не увидел.

Так или иначе я решил сразу закинуть свой рюкзак на полку, чтобы позже, когда она придёт, не думать куда сложить мои вещи. Вагон был настолько пуст, что мне казалось будто больше никто не придёт.

Присев на своё место у окна, я взглянул на часы на моей левой руке.

Когда я получил первый гонорар, я подумал: "Наверно стоит купить что-нибудь на память", и потратил 30 000 йен на цифровые часы, с тех пор они всегда со мной.

Последний раз я так всматривался в циферблат часов — только в день, когда я их купил.

Поезд начал движение со станции, а ко мне так никто и не подсел.

Сегодня с утра был холодный дождь, поэтому, когда поезд тронулся, капли которые были на стеклах начали двигаться, искажая вид из окна.

Всю неделю, начиная с понедельника по четверг, Нитадори, как и ожидалось, не общалась со мной в школе. На занятия я всегда приходил раньше, а Нитадори спокойно садилась позади меня, пока я читал или витал в облаках. На переменах я не оборачивался что бы заговорить с ней, и она, тоже ни о чём меня не спрашивала...

Честно говоря, находиться в классе, во время перемены — тяжело. Я в такие моменты иду либо в туалет, либо просто прогуливаюсь по территории школы. Во время обеда, я ем в школьной столовой, а затем оставшееся время до начала урока, провожу в библиотеке.

После школы сразу и как можно быстрее ухожу домой, чтобы почитать книги, посмотреть аниме или какой-нибудь фильм. Ещё я мог сесть за рукопись.

Поезд разгонялся, а капли дождя продолжали разбегаться по стеклу.

Место рядом со мной пустовало.

Я пробормотал:

— Может мне поработать...

Не могу вспомнить, когда я в первый раз в слух описывал свои действия как "работа"....

Пришлось встать, чтобы достать всё необходимое из моей сумки. В этот момент, автоматические двери за моей спиной открылись.

— Йо, Сенсей!

Кто-то за моей спиной, обратился ко мне. Несмотря на то, что я услышал её голос, даже не поворачиваясь я уже знал кто стоит за моей спиной. Моя рука, тянувшаяся к сумке, вернулась на место.

На этот раз у Нитадори с собой была поклажа. Олдскульный чемодан для путешествий на колёсиках коричневого цвета. Она протащила его по коридору и положила горизонтально на место позади меня.

В руках у неё был пакет с провизией, купленной видимо в продовольственном магазине. Как я узнал? Увидел через пакет. Там были две упаковки картофельных чипсов и две полулитровые бутылки чая.

— Держи! — сказала она, вручая мне пакет, который пришлось взять вместо моей сумки. Я изо всех сил старался взять пакет так, чтобы не дотронуться до её руки, и к моему удивлению у меня каким-то чудом это получилось.

Я сел на своё место у окна. Как и на прошлой неделе, Нитадори прибрала свои волосы, и садясь, отправила их покоиться на груди через правое плечо.

— Прошла уже целая неделя с тех пор как я вижу тебя каждый день, сенсей.

Прозвучало очень странно, но придраться не к чему.

— Прошла неделя с тех пор, как...я чувствую твой взгляд каждый день. — я постарался ответить на её манер, положив пакет к себе на колени.

— Ты почувствовал мой горячий и страстный взгляд? — спросила она улыбаясь.

Стараясь ей подыграть, я выложился на полную:

— Да. Я чувствовал... взгляд, прожигающий мою спину.

— Ээ? А ты хорош. Ты же знаешь откуда это?

— Прикалываешься? "Эй! Даёшь больше Мики!"

— Так точно!

Мика это побочный персонаж из "Вице Верса". [✱]П.П. Вообще-то её зовут "Meek". Но я ума не приложу как перевести или написать это имя на русском. Если будут предложения — напишите в комментариях. Она гомункул, созданный алхимиком: другими словами — искусственный человек. Так как история не настоящая, женские персонажи как правило очень симпатичные, а конкретно этот персонаж разработан как "необычайно симпатичный".

Уникальная черта гомункулов — гетерохромия. Другими словами, у них глаза разного цвета. Цвет у каждого гомункула разный, например, у Мики правый глаз красный, а левый жёлтый.

У неё короткие светлые волосы. Её одежда настолько экзотична, что покрывает практически всё тело, а ещё она всегда носит зелёный шарф.

Нитадори Эри, девочка с длинными чёрными волосами сидящая рядом со мной — озвучивает этого персонажа.

Я хотел спросить у неё кое-что.

После трёх секунд раздумий я решился:

— Нитадори, эммм... сколько ты прочитала? — я специально спросил так неопределённо.

Я не пошёл напролом, спрашивая: "Ты читала мою книгу?", а вместо этого "Сколько ты прочитала?". Всё равно прозвучало как-то жалко.

Где-то я слышал, что при создании аниме адаптации некоторые читают всю серию, а некоторые не притрагиваются к книге вообще.

Первая группа старается понять сеттинг книги и персонажей, которых они озвучивали даже если роль небольшая, а также узнать какие моменты были упущены в сценарии. (Например, некоторых персонажей полностью переписывают под аниме и сходства с книгой уже не остается.)

Вторая группа решила для себя, что сценарий, который им выдают — это всё что необходимо, и сознательно отказываются читать оригинал для того чтобы не ощущать этой разницы.

Я думаю она относится к второй группе, ведь читать оригинал очень затратно по времени. Ладно будь это манга, но я 9 томов ранобэ издал, это вам не шутки.

"Хм, ты знаешь, я не всё прочитала".

Если Нитадори мне так ответит, я скорее всего очень сильно расстроюсь, и мне будет не легко продолжать с ней разговор.

Но даже если так, я ведь спросил не просто так: мне хотелось узнать, что у нас есть с ней общего. Если она читала ранобэ, то тем для разговора ощутимо прибавится.

В итоге её ответ был:

— Я прочитала все 9 томов! Они очень интересные! — ответила она, немедля ни секунды, как будто говорила о чем-то самом собой разумеющемся, а её слова очень согревали сердце.

— Сп... — я не смог закончить слово.

— Сп? — спросила она, слегка наклонив голову.

Взяв под контроль сбившееся дыхание, я выдал то, что было у меня на уме:

— Спасибо.

Нитадори легонько вздохнула, и ответила:

— Всегда пожалуйста, сенсей.

Часть 3

"Вице Верса"

Термин, который обычно используют в конце предложения, добавляя перед этим "И". Буквальное значение этого термина — "Противоположным образом", или проще — "Наоборот".

Например: "Я ненавижу этого парня, и вице верса." Что означает — "Я ненавижу этого парня, и он тоже ненавидит меня."

"Вице Верса" не используют в общении, а просто говорят: "Я ненавижу этого парня, и кажется это взаимно". Или: "Я ненавижу этого парня, и похоже он испытывает то же самое". Как-то так.

Это выражение не похоже на обычную японскую речь, и на самом деле так и есть. Оно латинское. Я узнал о нём, когда был в средней школе. Этому не учили ни на уроках, ни в учебниках — я увидел его в библиотеке, когда прочитал название одного, немного старого, американского фильма.

Если коротко описать мою книгу "Вице Верса", я бы это сделал так: "Это история о призыве в другой мир." Вот и вам описание первого тома. Главный герой — уроженец Японии. Его зовут "Шин Цумизоно". Значение его имени чем-то напоминает термин "Вице Верса".

Шин обычный японский школьник, обитающий в какой-то префектуре, какого-то города откуда само собой видно горы. Он жил обычной, мирной жизнью старшеклассника со своими друзьями и подругой детства — "Юи".

Но как-то раз он услышал таинственную музыку в своей голове и его внезапно телепортировало в другой мир. Он был не на Земле, этот мир назывался "Репутация". На небе было пять лун и необычный пояс света кружил вокруг всей планеты. В этом мире существовала магия и все виды созданий, включая эльфов и гномов.

Обескураженный от всего происходящего, Шин встретил парня, который был похож на него как две капли воды. Этого парня звали Син и это второй главный герой.

Син был настолько похож на Шина что их можно было принять за близнецов, но характер у него был совершенно другой. Он был энергичен и превосходно дрался.

Син — принц одного из королевств, погрязших в хаосе этого мира. Его отец недавно скончался и ему пришлось унаследовать трон в столь молодом возрасте. Син сражался ради выживания своей страны, в то же время мечтая объединить все страны и жить в мире.

В истории Репутации, давным-давно была битва за превосходство между двумя великими королями. Победил (самопровозглашённый) "Истинный король", и стал править этим миром. Через несколько сотен лет, (самопровозглашённый) "Истинный король" куда-то исчез и мир снова погрузился в хаос.

К несчастью для Шина он появился в эту эпоху войны, наполненную кровопролитием и жестокостью. И в первом же сражении был легко убит.

А затем воскрес.

В этом мире Шин был бессмертен, он мог воскресать снова и снова и не важно какой урон был нанесён его телу. Даже если ему отрубят голову, тело сожгут, а останки разнесут взрывчаткой — его плоть и кровь снова воссоединятся, и он воскреснет.

Син был очень заинтересован в использовании этой особенности Шина. Последний в свою очередь абсолютно не хотел влезать в драки и умирать, но осознав, что не может вернуться домой, решил стать союзником Сина. А ещё у Сина была очень красивая сестра, её звали Эма и лицом она была похожа на них обоих.

И вот Шин стал жить среди красивых служанок, телохранителей, и мачо-подобных рядовых воинов, умирая день за днём в такие нелёгкие времена.

Спустя немного времени они захватили мощную столицу врага. В это время молодой генерал соседней страны Плуто повёл свои войска на родину Сина.

За всё это время Шин лучше узнал Сина и понял, что вряд ли найдется человек, который ненавидит войну больше чем он. Шин решил собрать всю свою храбрость в кулак и отправиться в последний бой с Сином. Поэтому Шин решил притворился Сином и сознательно угодил в ловушку.

В итоге его обман раскрылся и его убили. Далее, следуя плану, он воскрес, сбежал, внедрил хаос в ряды врагов, а под конец напал на Плуто.

Не важно сколько раз его убивали, Шин вставал и сражался, сдерживая генерала Плуто. И вдруг выяснилось, что красавчик Плуто — на самом деле красивая девушка, переодетая в парня. Шин воспользовался этим и победил.

А потом Шин и Син, уже вместе, защитили свою страну от оставшихся сил врага.

Пока король Син и Эма думали, как отплатить Шину, последний снова услышал музыку, которая привела его в этот мир, и сразу понял, что сейчас вернётся обратно в свой мир.

Покидая "Репутацию", Шин сказал прощальные слова своему двойнику:

— Ты мне должен, Син!

Вернувшись в родную Японию, он осознал, что прошло всего пару секунд. Думая об этом, Шин предположил, что это был просто сон. Но даже так, он был горд тем какое мужество он там проявил. А затем побежал к звавшим его друзьям.

Конец.

Казалось бы, но история на этом не заканчивается.

Через пару страниц всё резко меняется.

Прошло пару дней с тех пор как Шин вернулся. Он уже хотел как обычно после школы встретиться с Юи и друзьями, но....

— Что это за место?!

.... Вместо этого увидел вооружённого воина, который появился прямо перед ним в современной Японии...

.... И узнал в нём Сина.

Конец первого тома, но история продолжается во втором. На данный момент издано 9 томов "Вице Верса". Нечётные номера томов называются "От лица Шина", а чётные "От лица Сина".

Эти термины я и редактор придумали ради удобства, но позже их стали использовать в введении.

В чётных томах Шина закидывает в "Репутацию" и в это время повествование серьёзное и кровавое.

В нечётных томах уже Сина отправляет в современную Японию, где он попадает во всевозможные неловкие ситуации, а повествование становится комичным.

Во-втором томе Син появляется в Японии и попадается на глаза друзьям Шина. Последние вообразили, что он "отчуждённый двоюродный брат Шина, похожий на него как две капли воды, который любит косплеить персонажей средневековья". Позже Син был задержан полицией за ношение холодного оружия.

Он был очень впечатлён достижениями современной Японии, например, машинами, зданиями и поездами. Ему хотелось получше осмотреться поэтому он залез на столб с высоковольтными проводами, где его ожидаемо ударило током, и он умер.

А затем воскрес.

Если бы так продолжалось дальше, ради выживания в этом мире Сину пришлось бы заняться разбоем, так что Шин решил привести его домой и наткнулся на свою маму:

— Ну раз он твой двоюродный брат, ничего не поделаешь.

Его искренняя мама почему-то сразу разрешила Сину жить вместе с ними. И так Син начал жить вместе с Шином, не зная, как вернуться в свой мир. В итоге он стал решать проблемы Шина применением силы.

И под конец второго тома, когда Шин прощался с исчезающим Сином, последний сказал:

— Ты мне должен, Шин!

Конец второго тома получается полностью противоположным первому.

В третьем томе, Шин снова попадает в Репутацию. В четвёртом Син возвращается в Японию. Но на этот раз с ним его сестра Эма, которая в этот момент случайно держала его за руку.

Серьёзное повествование и комедия повторяются снова и снова.

Не хочу бахвалиться, но: "Вице Верса" одна из самых интересных книг.

В ней есть средневековая фантастика, разные монстры, яркая магия, секретная наука и меха, битвы и войны, путешествия, дружба, милые моэ девушки, персонажи с изюминкой, настоящая мужская дружба, политические интриги, неожиданные повороты в сюжете (например, как здесь, где оба персонажа похожи), бессмертие, неловкие ситуации с девушками, приколы, слёзные эпизоды, трагические расставания, мирная школьная жизнь, несправедливость жизни...

Все самые интересные элементы сюжета, которые я прочитал, увидел в манге, аниме или фильмах — есть в этой истории.

Размышляя как воплотить всё это, я придумал и применил концепцию перемещения главных героев между мирами.

— Хитро придумано. — хвалил меня редактор.

Часть 4

Мы в вагоне Лимитед Экспресс.

После того как я поблагодарил её за то, что она прочитала всю мою работу:

— Всегда пожалуйста, сенсей. — ответила Нитадори, а затем продолжила:

— Что есть — то есть. Хочешь перекусить?

Пока я размышлял, что она имела ввиду, говоря "что есть — то есть", Нитадори подняла пакет, лежавший на моих коленях:

— Подготовь стол, пожалуйста.

Я сделал, как мне было сказано и вытащил стол из поручня сиденья.

Обычно, когда я читаю сценарий или пользуюсь ноутбуком всё лежит на моих коленях, так что это первый раз, когда я пользуюсь этим столом.

Нитадори положила на него две бутылки чая и чипсы со вкусом солёных морских водорослей.

— Это от меня в знак благодарности

— Ох... очень кстати. Я как раз немного проголодался, спасибо тебе за это...

— Не стоит благодарностей. Я тоже немного попробую, это в благодарность за то, что продолжаешь говорить со мной. Воспринимай это как кацудон, который дают в комнате для допросов.

— Хорошо. Ты вроде говорила, что у тебя ко мне много вопросов?

Даже без кацудона я отвечу на все твои вопросы. (Для справки. Полиция в Японии не угощает кацудоном, когда кого-то допрашивает. Они могут его принести, но позже вам придётся за него заплатить.)

Так или иначе, раз Нитадори угостила меня я просто приму это без задних мыслей.

Приму — как благодарность за ответы на множество вопросов.

Взявшись за концы, я открыл упаковку картофельных чипсов, честно признавшись:

— Мне нравится со вкусом солёных водорослей.

С детства солёные водоросли — мой любимый вкус картофельных чипсов, к другим я даже не притрагиваюсь.

— Я их тоже люблю.

Эта короткая фраза шокировала меня, и я чуть не выронил пакет с чипсами.

Погоди, не торопись. Это определённо не то что она имела ввиду.

Пытаясь убедить себя в этом, я открыл слегка раздутую, из-за находящегося внутри воздуха, упаковку.

А потом кое-что вспомнил:

"Но есть же чипсы с ароматом лошадиного сашими?"

Рядом со станцией был магазин сувениров где продавали эти ароматные чипсы, хотя это и не чипсы вовсе. Это сувенир, а значит немного дороже.

Спрашивая это, я взглянул на Нитадори, а она в свою очередь с серьёзным видом глянула на меня через свои очки.

— Я как-то слышала о них, и попробовала. Они хороши, но могу сказать, что отличаются от настоящего лошадиного сашими. Я не смогу во всех подробностях описать различия и тонкости и думаю не в праве делать это. Интересно....а кто может быть достаточно компетентным для этого?

Я серьёзно задумался прежде чем что-то ответить на такое чрезмерно раздутое заявление:

— ...Кхм. Бог лошадиного сашими?

— Принято. Я спрошу его, если повстречаю, когда буду выгуливать Гонсуке.

— Встретишь его? Во время прогулки? Ты серьезно?

— Ну пока мы ещё не пересекались. Слушай, не так уж и важен мой опыт общения с высшими силами. Как я говорила на прошлой неделе — мне интересно как ты стал писателем, так что пожалуйста помоги прокачать мой уровень.

— Ладно... но знаешь, для японки, выражаешься ты довольно странно.

— А ты довольно внимательный, прям как автор.

— Я и есть автор.

Закинув в себя 4 штуки картофельных чипсов и запивая это дело двумя глотками чая, которым меня угостили, я услышал:

— Ну так ты мне расскажешь? — спросила она, поправляя очки.

Не пойму — она это для вида делает, или как?

Пришло время для очередного допроса в вагоне Лимитед Экспресс.

— Ладно. Я отвечу на твои вопросы. — мой ответ был настолько мужественным, насколько возможно. Если я смогу ответить, я отвечу. Но я не смогу тебе раскрыть что-нибудь слишком личное или личные дела других людей, с которыми работаю. Определённо не стану раскрывать детали своей работы...— я продолжал занудно перечислять. Если я смогу ответить, я отвечу.

— Я поняла.

Очкастая любительница лошадиного сашими улыбнулась и выдала:

— И так, сегодня я хотела спросить...

— Ээ? Что значит "сегодня"?

— Ну у нас же всего два с половиной часа, правда? Поэтому я подобрала тему для каждой недели. На следующей неделе у меня будут уже другие вопросы.

— ...

— Ты же ел мои чипсы, правда? Вообще-то каждый чипс, стоит недели вопросов.

— ...

В тишине я протянул руку за 5ым чипсом.

А после захрустел шестым, а затем и седьмым.

— Ой, ты будешь? — я понял, что будет не вежливо съесть всё одному и протянул пачку к Нитадори.

— Спасибо, мне сейчас не хочется. Может позже, когда проголодаюсь. Хоть всё съедай.

Хоть она и разрешила, я всё равно не собирался этого делать, поэтому хорошенько закрыл упаковку что бы чипсы не высыпались, а затем засунул обратно в пакет.

После, я вытер руки носовым платком и глотнув чая сказал:

— Ну... давай.

— Я заранее извиняюсь если вопрос будет невежливым, поэтому пожалуйста если что не так — сразу говори. — Нитадори начала с этих слов, а затем задала первый вопрос:

— Какой у тебя образ жизни?

Хотя мне со стороны не видно, но похоже видок у меня был шокированный.

— Ах, прости это было грубо... — сказала она, а затем быстро добавила:

— Знаешь, в первый день записи я была очень, очень шокирована! "Вице Верса" очень интересная история и это первый полноценный персонаж, которого я буду озвучивать и знаешь, мне всегда было интересно, какой же он, писатель этой новеллы. Когда я стала искать в интернете, я узнала только то что реальная личность автора скрыта и некоторые думают, что он может быть женщиной...

Я думаю её можно понять. Я тоже был шокирован людьми которых встретил на работе.

В день, когда я вместе с редактором отправился на встречу с разработчиками аниме, я услышал: "Оо, вы захватили с собой сына?" — вот что они сказали моему редактору...

— ... и я была очень шокирована, узнав кто будет сидеть напротив меня на протяжении целого семестра. Я была в шоке настолько, что сердце чуть не остановилось, не представляю себе, как бы я смогла говорить если бы увидела тебя, когда рассказывала о себе...

— Ах... понимаю. Я тоже был в подобной ситуации.

Только сейчас до меня дошло, насколько было удачно, что в тот день я не сразу к ней повернулся.

— А ещё я хочу узнать — как проходило твоё детство сенсей? Когда ты начал читать книги? Когда ты начал писать? Как ты смог придумать столько персонажей и историй?

Я понял, чего она хочет. По сути — она хочет знать, как я жил до этого дня.

— Я тебя услышал. Это правильные вопросы.

Как только я это сказал, её коричневые глаза за стеклами очков ярко заблестели.

Часть 5

Что касается вопроса о моём образе жизни, на него я не хотел отвечать.

Да думаю и не нужно было.

— Я... начал читать книги, когда был ещё ребёнком.

— А когда именно?

— Кхм, ну перед тем как продолжить, стоит кое-что отметить... Я вырос в неполной семье, мама воспитывала меня одна. Она никогда не рассказывала об отце, поэтому я не знал кто он, да и жив ли вообще.

— ...

Увидев, что Нитадори подувяла и притихла, я добавил:

— Слушай, здесь нет ничего такого. Моё окружение, включая одноклассников — всё знали, так что мне нечего скрывать. Не переживай об этом. — сказал я уже обычным тоном. В ответ она легонько кивнула:

— Я поняла... так ты начал читать ещё в детстве сенсей?

Я кивнул.

Кроме мамы у меня никого нет. Не знаю при каких обстоятельствах я появился, мама никогда об этом не говорила. Само собой, я не думал, что зачат святым духом.

Да и вообще, зачем мне это знание, я никогда не спрашивал и не планирую делать этого в будущем.

Я слышал, что мама моей мамы, то есть бабушка — умерла, когда мне было всего 2 года, а дедушки не стало ещё раньше. Другими словами, у меня и моей мамы... больше не было никаких родственников. Только я и она.

Мама довольно долго работала медсестрой и из-за этого её никогда не сокращали. Жили мы не богато, но и от других не зависели. Так как маму постоянно переводили в разные госпитали, мы часто переезжали, и я успел побывать в большинстве районов этой префектуры.

Я любил книги. Не вспомню, когда и с чего это началось. На ум сразу приходит моё детство, где всё своё время я посвящаю книгам. Я начал читать книги дома, продолжил в садике, а потом и в библиотеках начальной школы.

Всё началось с полностью иллюстрированных книжек, потом я взялся за детские книги, а затем перешёл на детскую литературу. Кажется, я был в четвёртом классе, когда прочитал все книги в школьной библиотеке. Мне очень нравилось читать, я читал всё что попадалось на глаза и не хотел заниматься ничем другим.

И по этой причине у меня практически не было друзей.

С некоторыми одноклассниками я общался, но не было того, кто позвал бы меня играть после школы или пригласил бы к себе домой.

Всё потому, что я постоянно переводился из школы в школу. Добавьте сюда тот факт, что я интроверт, а самое главное...

— Я был счастлив, когда читал, книги для меня были как игрушки...

— В смысле "как игрушки"? — уточнила Нитадори, наклонив голову.

Как и ожидалось. Теперь придётся объяснять:

— Когда я сказал, что книги для меня "как игрушки", я имел ввиду... что я играл с книгами, играл в своём воображении.

Вы не поверите, но в детстве мне было нелегко представлять себе персонажей, их окружение и диалоги между ними. Поэтому я решил, что, прочитав книгу один раз, я буду читать её снова. Читая второй раз, я старался вникнуть во всё происходящее и представлять это в уме. А затем, всё что я мог представить — уничтожал, или изменял, как мне хотелось.

Например, я делал трагедию в полностью противоположное — комедию. А всех персонажей из комедии заставлял трагично умирать. Таким образом я стал играть с персонажами книг.

Когда мои способности улучшились, я начал увеличивать число персонажей. Так я проводил своё время — погружал себя в мир книги, измывался над персонажами и улучшал свои способности.

С одной книгой я мог провернуть такое до 10 раз. Переделывал мир, персонажей и окружение пока не надоест. Это напоминало ролевую игру, через которую все проходят в детстве, когда представляешь себя всемогущим героем в воображаемом мире.

В моем случае с небольшим отличием. Я использовал миры из книг, которые читал.

— Ясно...

Слушая мой рассказ, Нитадори похоже сильно впечатлялась:

— Выходит, ты читал книги и фантазировал с детства, сенсей.

— Ага. Хотя мне больше нравится термин "воображение", ведь всё что воображаешь — обман. Хотя значение всё равно одно и то же.

А может и нет — слово "фантазировал" звучит как-то более элегантно, в отличии от "вообразил", которое даёт ощущение что ты дурачишься. Это важный для меня нюанс.

— Какие у тебя были оценки в начальной школе?

— Думаю, я был прилежнее остальных. Я любил читать книги, в том числе и учебники. С начала учебного года я читал и перечитывал учебники снова и снова. Для справки, словари мне тоже нравилось читать.

— Ясно.

— Но, когда я был в пятом классе, кое-что полностью изменило мою жизнь. Если бы не это, я бы никогда не стал таким, как сейчас.

Я не преуменьшал, это действительно сильно сказалось на моей жизни.

— Ч-что произошло? — спросила Нитадори с серьёзной миной на лице. Да она прям как журналист, разве что блокнота в руках не хватает.

В момент, когда я хотел ответить, подошёл кондуктор. На этот раз это был мужчина средних лет, который нас почти сразу покинул, перед этим бегло взглянув на наши билеты.

— Эмм...

И я продолжил:

— Мама решила переехать. Ради меня.

Это случилось весной, когда я переходил из четвёртого в пятый класс. Мама неожиданно решила переехать.

На этот раз это было не из-за её работы, а ради меня. Она хотела переехать в место, которое было в 20 километрах от нашего дома. Новая квартира находилась под боком у самой большой библиотеки в округе.

Жить рядом с огромной библиотекой — этот факт дарил мне возможность читать столько, сколько я захочу. Коллекция книг в школьной библиотеке была никакой по сравнению с тем, что мне было доступно сейчас.

Естественно, узнав об этом, я очень обрадовался. Даже тот факт, что снова нужно было ходить в новую школу, меня уже не сильно волновал. Меня беспокоило, что маме нужно будет работать сверхурочно... но, если честно не долго. Я был слишком счастлив чтобы думать об этом.

— И с тех пор я существовал только в трёх местах — в моей комнате, начальной школе и библиотеке. Библиотека была замечательной, а самое главное — мне больше не нужно было покупать книги!

Кстати, как автор я очень надеюсь, что читатели покупают мои книги, а не читают в библиотеке. И эту мысль я ей ни за что не озвучу, потому что это прозвучит как-то эгоистично.

— У тебя просто замечательная мама! И с тех пор ты без перерыва читал, так сенсей...?

— Я читал, играл в своём воображении...

Сказав это, я почувствовал, что в горле пересохло и промочил горло чаем.

В библиотеке есть книги, которых нет в большинстве начальных школ. Правильнее будет сказать, там есть все разновидности книг, в том числе для тех, кто постарше. Так что мне было из чего выбирать.

До этого я мог читать только типичные детективные новеллы, например, Арсен Люпин или Шерлок Холмс, но теперь у меня был выбор из книг с возрастным ограничением. Я жадно вчитывался в детективы, написанные известными и популярными писателями.

Так как эти книги ориентированы для взрослых, иногда в содержании появлялись эротичные сцены. Я не всегда понимал такие моменты, но в груди сердце бешено колотилось. Я с ужасом представлял себе, что произойдёт если кто-нибудь со спины увидит, что я читаю.

А ещё в библиотеке была манга, которой не было в школьной.

Там были и очень популярные работы. Мне очень повезло, что у меня был шанс их прочитать. В этой библиотеке я читал классику, узнал, как здорово читать мангу, а ещё было огромное количество популярных новелл, с которыми я ещё не ознакомился.

В целом я практически не замечал различий между ранобэ, и остальными книгами. Почему, точно не вспомню, но в те времена было не в новинку увидеть ранобэ с иллюстрацией на обложке. Все книжные магазины были забиты ими, поэтому я просто отнёс их к другому типу книг.

Я искал работы с цепляющим названием. В процессе поиска я нашёл ранобэ в чём-то схожее с мангой: там было много иллюстраций и похожий сюжет.

Как и любого другого в моём возрасте, меня привлекли симпатичные иллюстрации героинь. Я с удовольствием начал читать и играть с ними в своём воображении.

А ещё, благодаря библиотеке, я мог смотреть фильмы. Диски можно было взять на прокат и посмотреть дома или в самой библиотеке

Я понял, что значит термин "наслаждение сюжетом", благодаря фильмам и книгам. Увлёкся фильмами, посмотрев парочку. Пристрастился к манге, и прочитал немного старой классики, которую отыскал на полках.

После того, как я начал смотреть фильмы, я открыл для себя телевизор, но включал его только когда показывали кино.

Проводя больше времени за телевизором, я подсел и на аниме, но потом решил следить за тем чтобы это не отнимало у меня время для чтения.

Сейчас мне очень нравится смотреть аниме всех жанров. Но тогда я конкретно подсел только в шестом классе (когда начал записывать серии, которые не успевал посмотреть). Эти записи аниме я потом пересматривал не по одному разу.

Услышав мою историю, Нитадори, казалось была впечатлена ещё больше.

— Хм.

Немного поразмышляв, она спросила:

— То есть... твоя мама решила переехать, чтобы подарить тебе знание?

— Ахахах, похоже на то. — я искренне улыбнулся и продолжил:

— Книги, которые я смог прочитать были удивительными и содержательными, так что — у меня было больше времени чтобы поиграть с ними. Я забыл, когда это началось, но я мог воображать себя в мире книги даже не читая её в этот момент. Например, перед сном, в душе или в классе.

— Ты делал это в классе?! — хихикнула Нитадори. Её тон был полной противоположностью тому что она сказала.

— У меня назрел вопрос сенсей. Ты играл в видео игры?

— Практически нет. Первый раз я попробовал в начальной школе. Тогда я позаимствовал у кого-то приставку, это был интереснейший опыт, но...

— Но?

— Это было ужасно. Чтобы я не делал, у меня не получалось продвинуться хотябы на чуточку. Продолжать это занятие я не стал, потому что не мог дойти до места где становится интересно и это очень деморализовало. Сейчас у меня есть интерес к RPG и приключенческим играм с хорошим сюжетом, но... для меня игры проигрывают книгам по всем фронтам.

— Ясно, ясно

За это время Лимитед экспресс прошёл пару станций.

Пассажиров прибыло, но так как среди них была шумная группа путешественников, мы могли без опасений говорить дальше.

— Итак сенсей, получается благодаря детству, у тебя так хорошо работает воображение. — подытожила Нитадори, а затем спросила о "самом главном решении в моей жизни":

— Когда ты решил стать писателем?

Мой редактор как-то задал тот же самый вопрос. Мой ответ с тех пор так и не изменился:

— Я решил стать писателем в восьмом классе.

В это время я только перешёл в восьмой класс.

Уже успел побывать в пяти школах за эти шесть лет. И конечно, друзей у меня так и не было.

Я начал ходить в среднюю школу, заглядывая в ближайшую библиотеку.

Школа была рядом, и не нужно было так много передвигаться. Это меня очень выручало. Если меня кто-нибудь спросит, были ли изменения в моей жизни, с того дня как я был в начальной школе, то я отвечу — ни одного.

Ну разве что немного вырос и у меня начал ломаться голос. Кроме этого ничего так и не изменилось. Я не мог завести друзей, просто жил читая книги, смотря фильмы, аниме и воображая себя в мире книг.

— Ах, я это уже наизусть запомнила!

— Очень хорошо.

Ещё один нюанс. Раньше моё воображение ограничивалось книгой, но теперь оно переходило на реальный мир.

Другими словами, теперь я начал представлять себя всемогущим уже в реальном мире. (Сейчас и не вспомню, когда произошли такие изменения.)

Например:

Террористы нападают на мою школу, убивают учителей и берут учеников в заложники. Я легко с ними расправляюсь, позволяя сюжету продвигаться как в Голливудском фильме.

Взглянув на улицу из окна классной комнаты, я воображал себе... "В этом молочном грузовике точно прячутся террористы! Я не позволю им напасть на школу!"

Подобное происходило в моей голове бесчисленное количество раз.

Как-то раз, я умудрился поделиться этим с другими писателями на новогодней вечеринке и услышал: "У меня тоже так было, ахаха. "

Кто-то выглядел удивлённым, спросив: "Ээ? Разве есть люди, которые этого не делали?"

И тогда, для меня открылась истина — я не единственный, кто развлекается в своём воображении.

И вот, те дни, когда я представлял себя "крутым главным героем"... неожиданно закончились, когда я перешёл в восьмой класс.

— Почему... именно в восьмом классе? — спросила интервьюер Нитадори.

Я не заметил, как её лицо оказалось перед самым моим носом, так, что мне пришлось немного отодвинуться.

— Нууу... если коротко, я осознал свои пределы.

— Ээ?

— Я понял, что, если так пойдёт и дальше... я больше не смогу быть главным героем.

— Хм. Я всё ещё ничего не поняла.

Всё это время, моё воображение вертелось и крутилось вокруг меня любимого. Не важно какой сюжет я придумывал, в них красовался только я.

В воображении я могу произвести всё что захочется: нагибать злодеев, избежать любой беды, решить самую сложную загадку и подружиться с красивыми девушками (стоит заметить, что ничего непристойного я себе не придумывал).

Перейдя в восьмой класс, я осознал свои пределы, пределы в реальном мире. Я не спортивен, у меня далеко не лучшие оценки в школе. К тому же, я до сих пор ни с кем так и не смог подружиться. У меня и в прошлом не было друзей, так что последнее вполне ожидаемо.

У меня были проблемы с противоположным полом, я не мог поддерживать нормальный разговор, даже если девочки сами проявляли инициативу. Я никогда ни с кем не спорил и не ругался, да и не хотелось: уверен любой спор я сразу проиграю.

Осознав, как обстоят дела на самом деле, я не мог больше представлять себя всемогущим героем. Любая попытка это сделать, напоминала насколько я жалок в реальной жизни и приводила к депрессии.

Так что, на этом мой воображаемый мир рухнул?

Абсолютно нет. Практически наоборот:

— С тех пор, моё воображение только расширилось.

— Расширилось...?

Нитадори повторила моё последнее слово, а затем притихла.

Поезд начал поварачивать и меня по инерции прижало в сторону.

Заглянув в окно, я увидел пролетавшие зелёные листья, деформированные каплями дождя.

— Я кажется немного поняла — к Нитадори вернулся дар речи, и я снова повернулся к ней.

На меня пристально смотрела красивая девочка в очках, которая была младше на год и обожала лошадиное сашими.

— Ты начал придумывать персонажей не похожих на себя, я угадала?

А она довольно быстро сообразила.

В восьмом классе я больше не мог представлять себя в моём воображаемом мире. Я не мог ставить на место главного героя столь жалкого персонажа как я, поэтому решил уступить это место другим.

Это был поворотный момент. Я больше не сокрушался мыслями "я не способен на это", вместо этого я думал "этот персонаж способен на это". Например, в сюжете "нападающие террористы против учеников", на месте того школьника был уже не я.

Я же был гораздо, гораздо выше. Я был богом, творцом, создавшим всемогущего героя — "Ученика средней школы, которого воспитывал, и тренировал каждый день старик, бывший командир элитных войск спецназа."

И вот, я брал этого персонажа и закидывал в школу.

Он жил обычной спокойно жизнью, ровно до того момента как услышал выстрелы и ему пришлось высвободить свою скрытую силу — последнее было придумано ради удобства.

Я решил использовать "того, кто может запрыгнуть на второй этаж" и заменить на себя, того кто не может запрыгнуть даже на коробку. Не важно, как террористы будут менять свои планы, или сколько заложников возьмут — в любом случае они будут уничтожены.

Таким образом, создавая " персонажей, которые могут быть главными героями", моё воображение расширялось. Я стал очень искусным в создании различных сюжетов под этих героев.

Например, главного героя преследуют, и он натыкается на мотоцикл, находящийся рядом с метро. Я на его месте, проверю, достаточно ли у меня мелочи что бы купить билет, и уеду на метро. В то же время, мой персонаж запрыгнет на мотоцикл и заведёт мотор. Только не спрашивайте почему в мотоцикле остались ключи, потому что я не знаю, что на это ответить.

И с тех пор как я "уволился", всё резко поменялось. Изменения были настолько удивительными, что их можно сравнить с рыбой, которая стала жить на суше. Моё воображение росло и увеличивалось. (Интересный факт, в море, больше земли чем на суше.)

— Ух ты...! Очень интересно! — искренне впечатлённая Нитадори, подняла свои нежные, белые руки, чтобы похлопать мне.

— С-спасибо. — снова поблагодарив её, я добавил:

— С того момента...как я себя уволил, нужно было сделать другое важное изменение.

Вглядываясь в меня через стёкла очков, она спросила:

— Что за изменение?

— В восьмом классе, когда я начал "создавать персонажей мне на замену", количество создаваемых персонажей выросло экспоненциально. Было бы странно отправлять школьника, сражавшегося с террористами, в фэнтэзийный мир меча и магии. Увеличилось так же и количество противников, союзников и побочных персонажей. Я создавал всё больше женских персонажей и главных героев (иначе не было другого способа сделать персонажа популярным, не говоря уже о создании "гарема"). В итоге мне стало сложно запомнить всех персонажей, которых я создал в уме.

Я заметил, что даже играя с одним и тем же миром, я начинаю забывать детали.

Таким образом пропадали персонажи, на которых я тратил свои силы и время. Мне нравилось создавать новых героев, но также не хотелось забывать уже созданных. Так что я решил переписать их образ из своего воображения.

Только куда?

Вариантов было немного. Я решил переписывать их вручную в тетрадь. Купив школьную тетрадь в магазине, стоявшем по диагонали от мой средней школы, я начал писать — писал имена персонажей, их характер, их оружие, любимую еду и коронные фразы. Так и появилась моя "тетрадь воображения". Первый раз в жизни я перенёс что-то из ума в буквы, записанные на тетради.

Как сейчас помню день, когда я выводил на обложке: "My World the number first."

Это были первые малюсенькие шаги к цели — быть популярным писателем.

По прошествии двух недель я заметил, что слово "world" написано неправильно, а ещё мне было не ясно значение слов "number first". Так что на следующий день я купил ещё одну тетрадь и на обложке хироганой написал: "Мой мир, том второй".

Нитадори расхохоталась так сильно что не могла дышать.

— Ах, это так милооо. — смеясь она прилагала все усилия что бы не беспокоить остальных пассажиров.

Я медленно глотнул немного чая. Вскоре, подаренная мне бутылка с чаем ожидаемо опустела.

У меня была ещё одна бутылка в рюкзаке, но её не в каждом магазине купишь, и она была мне нужна для лечения. Другими словами, это был неприкосновенный запас, который я так просто не открою.

Когда Нитадори наконец успокоилась, в вагон зашёл продавец с тележкой, и я купил у него чая.

Поезд въехал в туннель и из-за этого в вагоне стало очень шумно.

— Ах...так интересно...кажется прошла целая вечность с тех пор, когда я так смеялась! Спасибо тебе!

"Да сколько ж тебе тогда лет то?" — подумал я, а в слух сказал:

— Не за что, наверное.

— Аххх, у меня слёзы. Кажется, у меня контактные линзы выпали.

— Что?? — спросил я, наклоняя голову, в ответ Нитадори мило улыбнулась.

— Ох, подожди! Я забыла, что сегодня надела очки… — сказала она, постукивая по их оправе.

— Кхм... а голову ты не забыла...?

— Ч-чья это по-твоему вина?

Я уже хотел было ответить "моя", но передумал.

Наверное, можно с ней немного пошутить. Обычно я не общаюсь так с девочками, но на этот раз решил попробовать:

— Я думаю... во всём виноват My Warld.

— ПФфффт!!

Пока Нитадори пыталась успокоиться, я продолжал уничтожать чипсы и чай.

Часть 6

Лимитед Экспресс останавливался ещё на нескольких станциях.

После пол дня пути, пассажиров, как я и предполагал, не сильно прибавилось. За окном было уже темно и дождь всё так же поливал.

— Я уже поняла с чего начались твои игры в воображении, как ты "уволился", стал использовать вместо себя созданных тобой персонажей и записывать свои фантазии. Ты всё довольно хорошо объясняешь сенсей.

— С-спасибо.

Первый раз в жизни меня хвалят за что-то подобное.

— Это просто ответы на мои вопросы, так что, если кому и благодарить так это мне. Спасибо. А сейчас расскажи, как ты решил стать писателем? С чего ты начал? Та рукопись что ты отправил на конкурс: у тебя сразу получилось её написать, или были какие-то трудности? Сколько раз ты отправлял свои работы на конкурс новичков? Почему ты выбрал Денгеки Бунко?

Вот так, сначала благодарит, а потом поливает вопросами как из пулемёта. Отвечать не так сложно, как запомнить все её вопросы. Все же нужно постараться ответить, начнем по порядку. Для начала... Как я решил стать писателем, и с чего я начинал?

Так вот:

— Кхм, я понимал, что не важно сколько персонажей и миров я придумаю и запишу в тетрадь, из этого книги не напишешь.

Я решил начать своё объяснение с этого. Нитадори как обычно мне кивала.

— А ещё, я понял, что большинство людей останавливаются именно на этом этапе... Похоже было больше тех кто "хотели быть писателями, но их ограничивало воображение", чем тех кто "хотели быть писателями, и что то для этого делали".

Нитадори молча слушала с пугающе серьёзным видом, не забывая всё так же, иногда слегка кивать.

— Некоторые вообще ничего не пишут, думая о чём-нибудь вроде — "надеюсь в будущем я стану писателем". Знаешь, я не имею ввиду, что такие люди бесполезны, просто они теряют своё собственное время.

Всё это время я старательно подбирал слова.

— Всё потому что я знаю сколько усилий нужно приложить, чтобы хоть чего-то добиться. Думаю, у каждого из них есть потенциал, который нужно развивать, чтобы стать писателем. Можно сравнить с яйцом: каждый из них вылупится в разное время и в разных обстоятельствах, но при определённых условиях.

Прозвучало как-то не очень, но я не мог придумать другого подходящего примера, так что ничего не поделаешь.

— Чтобы стать писателем нужны усилия, это необходимый шаг к цели "Написать свою историю". Если вспомнить мой неудачный пример, усилия можно сравнить с попытками сломать скорлупу изнутри.

Говоря это, я вспоминал каким был сам 4 года назад.

— Как я и говорил, каждый становится писателем в разное время и при различных обстоятельствах. Если честно, я не знаю, как было у других писателей, но прекрасно помню, как это происходило у меня...

Закончив вступление, я начал отвечать на самый первый её вопрос:

— Я начал переписывать всё, что было в моём воображении в тетрадь и очень старался создать из этого книгу. Уже прошло 4 месяца с тех пор как я начал вести эту тетрадь. Как сейчас помню, всё происходило в мои летние каникулы восьмого класса.

Нитадори приблизила ко мне своё лицо. У этой девочки реально дурная привычка смотреть в упор, когда она задает вопросы.

— И как? Получилось?

И я ответил:

— Да, когда я хорошенько вооружился. Чтобы стать писателем, мне были необходимы две вещи. Первое, это конечно же сила воображения, которую я развивал чтением ещё в детстве. Второй инструмент — компьютер. Летом, 3 года назад, когда мне было 14, мама предложила что-нибудь мне купить.

Только в день рождения или в рождество — я мог просить что-нибудь более дорогое чем обычно.

— Обычно в такие дни, я просил у мамы дорогие книги... Но в этом году было по-другому. Я сказал маме что хочу компьютер, пусть даже самый дешёвый. Мама отказала мне, скорее всего, думая, что я буду постоянно сидеть в интернете. До этого, когда я учился в шестом классе, я немного научился пользоваться компьютером в соседней библиотеке. У них был доступ в интернет, так что я мог смотреть книги онлайн или читать обзоры.

Но в библиотечных компьютерах были интернет ограничения для детей и лимит по времени. Похоже мама переживала, что я зависну в интернете, запрусь в комнате играя в онлайн игры и забью на школу.

Поэтому она сказала, что компьютеры слишком дорогие и она не будет его покупать. А ведь у меня тогда даже телефона не было.

Тогда я честно сказал ей: мне не нужна сеть. В доказательство я предложил не подключаться к интернету. Если он мне понадобится, я всегда могу сходить в соседнюю библиотеку, как делал это раньше. Я хочу писать. Я хотел это сделать с помощью компьютера и программного обеспечения, с которым мне будет удобнее и проще. Я прочитал очень много книг, вот почему я хотел начать писать сам.

— И... как твоя мама отреагировала? — Нитадори прекрасно знала результат, но всё равно спрашивала с обеспокоенным видом.

— Она подумала пару дней, а затем согласилась.

— Охх! Поздравляю!

— Я был очень счастлив что она согласилась. Конечно же я знал, что раз люди в прошлом могли писать книги на бумаге, то и я смогу, если постараюсь.

Мне всё ещё внушает уважение труд тех, кто писал по старинке на бумаге, но мне хотелось быть современнее:

— Я думал, что есть разница в эффективности между тем когда пишешь вручную и набираешь текст на компьютере, и не ошибся. Даже когда я стал писателем, мне приходилось много слышать о методах работы других писателей, но никто из них не писал вручную.

— Я поняла сенсей. То есть тебя не воображение сдерживало, а отсутствие компьютера, хах...

Нитадори подвела краткий итог, а я утвердительно кивнул.

— После того как я постарался убедительно объяснить причину зачем мне нужен компьютер, мама окончательно согласилась. Вспоминая об этом, я думаю, что правильно сделал, сказав: "Я хочу написать книгу", а не "Я хочу стать писателем", потому что я думаю реакция мамы могла быть совершенно другой.

Настал день моего рождения, и так как у нас с мамой была договоренность — мы отправились покупать компьютер. Ни мама, ни я, ничего в технике не понимали, мы просто пришли в большой магазин электроники.

Всё что мне было нужно — писать книги.

Остальные функции, вроде возможности смотреть телевизор, использовать беспроводную сеть, редактировать видео или играть в игры... Ничего из этого мне не нужно. Обдумав всё это заранее, я сказал это консультанту.

И затем, консультант средних годов, спросил маму:

— Вы хотите написать книгу?

И я, стоявший рядом, не задумываясь ответил:

— Да!

— Уау! Это просто замечательно!

И тогда он с энтузиазмом начал рассказывать нам все до мелочей....

— Этот консультант был большим добряком... а его помощь была просто неоценима.

Я с воодушевлением рассказывал о своём спасителе, чье имя и лицо не мог вспомнить.

— Ты собираешься сделать из него персонажа для своей книги? — внезапно предположила Нитадори.

—...Ничего если я на секунду отвлекусь чтобы записать это в блокнот? Этот консультант поведал мне о многих тонкостях.

— А сейчас твоя очередь рассказать мне о них, сенсей.

— Ладно... ты что, книгу хочешь написать?

— На данный момент нет, но всё равно хочу про это знать.

— Ладно. Ну, первое, о чем мне рассказал консультант... Нет никакой необходимости покупать новый компьютер (в этом магазине продавались также вещи б.у.). Он объяснил, что, если меня волнует цена, я могу выбрать компьютер с рук в хорошем состоянии.

— Ага, вполне мудрое решение, когда бюджет ограничен. Он рассказал тебе какие компьютеры больше подходят для того, чтобы писать?

— Ага. Нет никаких специальных моделей для писателей...но я думаю ты знаешь, что компьютеры делятся на стационарные, которые буквально привязаны к столу и на ноутбуки. Консультант сказал, что ноутбук, это очень удобная вещь. Даже если тебе не нужно выносить его из дома, для удобства ноутбук можно притащить в любую комнату.

— Понимаю. У меня дома есть и обычный компьютер, и личный ноутбук. Чаще всего я пользуюсь ноутбуком.

— Также консультант поведал мне, что в большинство ноутбуков установлен внутренний аккумулятор, и если скакнет электричество, то ущерб будет минимальным.

Офисным работникам очень удобно использовать небольшие и лёгкие ноутбуки, потому что они могут взять с собой зарядное и поработать в кафе; а для тех, кто в основном работает дома, будет удобнее купить ноутбук с большим экраном и широкой клавиатурой, вместо укороченной. В будущем можно купить и выбрать из великого множества, любую другую внешнюю клавиатуру.

— Оо, так к ноутбукам тоже можно подключать внешнюю клавиатуру? Этого я не знала.

— Я знаю писателя, который искал себе необычную веерообразную клавиатуру. Хотя лично мне подходит и стандартная.

Далее консультант объяснил мне, что в компьютерах бывают 2 типа операционных систем, Макинтош и Виндоус. Для новичков — Виндоус лучший выбор. (Уже слышу, как юзеры Макинтоша поднимают бунт с криками "Протестую!") Нет никакой нужды гоняться за последней версией операционной системы. С другой стороны, если система будет слишком старой, то вероятно не будет поддерживать большинство современных программ.

— Вот как. А что на счет текстовых редакторов?

— Он рассказал о двух самых популярных. Это были "Microsoft Word" и"Just Systems — Ichitaro". Консультант сказал, что здесь вопрос вкуса, но на большинстве компьютеров предустановлен Word. Но для японской письменности, консультант строго рекомендовал "ATOK".

— А ток?

Я вывел пальцем эти буквы в воздухе, отвечая Нитадори:

— Четыре заглавных буквы, A, T, O, K.

— Поняла. А в чём особенность этой программы? Я если честно мало чего во всём этом понимаю.

— Ну если коротко, эта программа переводит все написанные буквы в хирогану, катакану или кандзи. В компьютерах, продаваемых в Японии это программа предустановлена. Ну так вот, в Word'е ATOK не предусмотрен, всё потому что ATOK разработан создателями "Ichitaro", "Just Systems".

Также консультант объяснил мне, что ATOK — самая лучшая программа для японской письменности на сегодняшний день. Очень много литературных писателей высоко оценили её. Так же в ATOK встроен электронный словарь, и когда ты печатаешь слово — отображается его значение. Если бюджет позволяет, то эта программа будет для меня очень полезна.

— А вообще, большинство писателей — пользователи ATOK. Тогда я этого не знал, так что консультант меня очень выручил. Консультант также рассказал, что текстовые файлы не большие (не занимают много места в памяти), так что я могу их хранить как на жестком диске, так и на карте памяти или флешке.

Само собой, у каждой программы бывает сбой, так что лучше всего — стараться делать регулярный бэкап.

— И в итоге, я купил подходящий для моей деятельности компьютер, по советам консультанта, в этом магазине. Это был б.у. ноутбук японского производства, который обошёлся мне в 30,000 Йен. [✱]П.П Да у него часы столько же стоят...

В качестве текстового редактора, там был предустановлен Word, дополнительно я приобрёл программу ATOK и флешку. Чтобы у меня была возможность разобраться со всем непонятным и проблемами, которые могут возникнуть — я докупил руководство к компьютеру и Word'у (Хотя можно было всё это взять и в библиотеке, но мне хотелось, чтобы эти руководства были всегда под рукой).

А ещё я купил игру. Эта была игра на развитие скорости и точности печатания.

— В момент, когда я принёс всё это домой и выложил на стол, я был очень взволнован. И затем, я начал писать. Я был полностью вооружен и готов ко всему.

— Другими словами, как грабитель, который раздобыл оружие, и готов идти на дело, да?

— Пример просто ужасный... но да, похоже на то.

— А что на счет остального? Ты сразу во всём разобрался?

— Само собой. Я пользовался компьютером с утра до ночи, на протяжении всех летних каникул. Раньше всё свободное время я посвящал книгам, а теперь, когда у меня появился компьютер, я начинал день с знакомства с Word'ом и ATOK.

Затем, я запускал игру на развитие скорости печатания текста. В библиотеке, когда я искал книги, по ключевым словам, я вводил буквы двумя указательными пальцами, получалось очень медленно.

Я хотел начать писать, но моя скорость ввода данных сильно отставала от скорости мыслей. Поэтому, когда я пытался написать что-то из воображения — руки сильно подводили и это выводило меня из себя.

Играя в эту игру, я не унывал, даже если ошибок было слишком много. Именно тогда я понял насколько важна правильная постановка рук и расположение пальцев. Между двумя типами ввода букв: "Ромадзи", который использовал алфавит, и прямой ввод "Кана инпут", я выбрал первое.

Почему? Потому что так уменьшается количество клавиш, расположение которых нужно запоминать (хотя в то же время количество клавиш, которые нужно нажимать — увеличивается).

Немного освоившись, я начал переносить всё из своей "Тетради воображения" в компьютер.

"Основные персонажи", "Героини", "Побочные персонажи", "Описание мира", "Диалоги".

Всё это я разделил на отдельные файлы, в формате Word. Все слова я писал горизонтально, на манер того как это было в тетради. Я привык писать горизонтально, поэтому до сих пор ничего не изменилось.

Компьютер, это прекрасный инструмент, но нужно помнить о двух важных вещах.

Перовое — не сломать его. Ноутбук был мне очень дорог, поэтому я не выносил его из дома, используя только в своей комнате и гостиной.

Второе — не испортить зрение. Хотя это очень необычно, что книжный червь вроде меня, ещё не посадил своё зрение.

Может быть потому, что я соблюдал правило "не читать в темноте"? Вид, который я наблюдаю, когда иду домой, всё такой же чёткий и вижу я всё так же далеко. Для справки — у моей мамы тоже очень хорошее зрение.

После пользования компьютером у меня сильно уставали глаза (и руки). Когда я научился регулировать яркость и шрифт — стало полегче. Так или иначе, я всегда стараюсь не сидеть за компьютером слишком долго.

Во время отдыха, я подходил к своему окну, и наблюдал за замечательным пейзажем, подставляя туда детали из своего воображения. Интересно сколько я всего провёл времени смотря на этот пейзаж и гору вдалеке?

Когда я приноровился, использование компьютера приносило мне только радость. Моя скорость печатания увеличилась, и я мог без проблем переводить свои мысли в слова.

Именно благодаря такой чудесной машине как компьютер, я мог переносить происходящее в моем воображении в прекрасные слова. Эта вещь изменила мою жизнь.

И в итоге я...

— Так у тебя получилось? — спросила Нитадори.

— Ну в конце концов – да. — ответил я. — После того как я перенёс пять тетрадей в мой ноутбук, я создал ещё две и сохранил их. И затем решил действовать: "А теперь я попробую написать книгу. Время писать!"

К этому моменту мои летние каникулы почти закончились.

Итак, я ответил на первый вопрос.

Если я правильно помню, второй вопрос звучал так: "У тебя сразу получилось всё написать, или были какие-то трудности?"

— А теперь, я отвечу на вопрос "Получилось у меня с первого раза или были какие-то трудности... "

— Ага, ага. — Нитадори, сидящая рядом, направила свой взгляд сквозь очки, прямо на меня.

Не знаю, что она надеется услышать, но я отвечу честно:

— У меня ничего не получалось.

— Что?

До этого дня, самым тяжёлым периодом в моей жизни был второй семестр восьмого класса. Возможно в будущем будут семестры и по сложнее, но надеюсь, что нет.

В моей школьной жизни не было никаких проблем, я ходил туда каждый день. Хоть я и зависал иногда в воображении, но никогда не пропускал уроки и тщательно готовился перед экзаменами. У меня всё ещё не было друзей, но для меня это стало нормой, так что я не парился.

Проблема была в том, что я не мог писать.

Я научился пользоваться компьютером и не разу не пожалел об этом. В итоге, накопил достаточно файлов, содержащих мой воображаемый мир, а некоторые персонажи, которых я создал получились довольно клёвыми. База с сеттингом тоже пополнялась и расширялась. Как-то раз, я даже сделал календарь, основанный на истории моих персонажей, например: "Он стоял напротив промокшей медсестры в таком то году и таком то месяце". Тогда, это было довольно весело.

Так или иначе...

— Я не смог ничего написать. Вообще ничего.

— Ясно, но почему... — спросила Нитадори с обеспокоенным видом.

Слушай, это же было в прошлом, а сейчас я известный писатель, нет никакой нужны так сочувствовать.

— Скорее всего я думал, что могу писать, потому что всё остальное уже подготовлено.

Я предполагал, что, если я возьму своих персонажей, они сами начнут действовать. А раз они начнут двигаться сами, то мне просто нужно будет записывать их действия. Может прозвучать будто я хвастаюсь, но я думал, что у всех моих персонажей есть своя изюминка, и они будут делать вещи, соответствующие их характеру.

Но как бы не так. На моих глазах они превращались в слова, но не двигались. Они просто стояли, как куклы, уложенные в ряд. У меня было ощущение, что я веду дневник наблюдения за кроликом, а потом выясняется, что он плюшевый.

Это было очень странно.

До этого момента, в своём воображении я не представлял себе, о чем мои персонажи будут говорить, как они выглядят во время своих действий? Только беглое описание их слов и движений.

Даже после того как я напечатал имена персонажей с местоимениями на пустом белом экране, у меня не получалось написать слова, которые должны быть до этого.

Я размышлял об интересных репликах и составлял диалоги.

Даже записав парочку разговоров между персонажами, я понимал, что это просто один элемент сюжета, и даже если я свяжу их вместе — книги не получится.

Так прошёл примерно месяц, Я долго думал, ломал себе голову, сидя напротив компьютера. У меня был готов сеттинг, я уже представлял некоторые эпизоды и научился писать диалоги.

Так или иначе, я не мог всё это превратить в книгу. Я даже не знал с чего начать.

Проблема была не в том, что я не мог написать свою историю.

Тогда меня мучало другое: "Я не мог понять какою историю мне нужно написать".

Я не мог делать то, чего так хотел...

Если скажете, что мне было тяжело, я соглашусь. Было очень тяжело. Но не умирать же из-за этого?

Тогда я не подавал заявку на участие в конкурсе, так что не было смысла куда-то торопиться.

Сейчас я чувствую большое облегчение от того что не сделал этого. Если бы я это сделал, моя работа была бы отклонена, я мог сдаться и подумать, что писать — это не моё

Итак прошло лето, прошёл сентябрь и в первую субботу октября мне пришла мысль:

"Вчера я так ни до чего и не додумался. Не буду включать сегодня компьютер."

Определив это для себя, утром я отправился в книжный магазин совмещённый с прокатом DVD.

Мне хотелось взять пару фильмов и посмотреть их дома.

И уже там, в магазине, я понял почему не мог ничего написать.

— И почему? — спросила Нитадори взвинченным голосом, в то время как я решил глотнуть чая. Говорил я не громко, но в горле пересохло от долгих разговоров.

Разве я говорил когда-нибудь так много? Скорее всего нет.

Разве я говорил когда-нибудь так много с девочкой? Определённо нет.

Вторая бутылка чая тоже кончилась. Поезд прошёл уже больше половины пути и сейчас сквозь промокшие окна уже были видны уличные фонари.

Снова повернувшись к Нитадори, я беспечно спросил:

— Кхм, может на следующей неделе продолжим?

— Эээээээ? Но есть же ещё время, да? — ответила она, глядя на меня.

— Ну ладно, давай продолжим. Я начну с вопроса — если ты захочешь взять на прокат DVD, не определившись, что ты хочешь посмотреть, какими будут твои действия при выборе диска?

— Ммм...Я посмотрю на обложку.

— Ага, как и я. Прочитаю название, посмотрю на иллюстрацию, пойму, о чем фильм и тогда решу интересен ли он мне. Но если всего этого недостаточно чтобы определиться, что ты будешь делать?

— Я... посмотрю на заднюю сторону обложки.

— А почему?

— Потому что там есть описание фильма, разве нет?

— Вот об этом я и говорил.

Описание.

Простой абзац, который кратко описывает сюжет картины. В тот день, когда я искал интересное описание фильма, я заглянул на заднюю сторону обложки. Большинство из них содержит краткое описание сюжета фильма, длинной не больше 200 слов.

Например, если бы был фильм с названием "Детсадовские мертвецы" то его описание могло быть таким:

"Кролик, заражённый вирусом зомби, случайно попадает в детский сад, заражая одного за другим детей, которые превращаются в зомби. Единственная выжившая, воспитатель Линда, начала борьбу с зомби, пытаясь выбраться из садика. Она пытается изнурить их готовя и давая им еду, позволяя им играть чтобы они отвлекались, что бы затем как обычно они уснули. Но она не знала, что её парень Роберт, работающий в магазине пончиков, к несчастью принёс немного еды в ..."

И так далее. Примерно такое описание фильма. Я его кстати только что выдумал.

— Что за фильм? Хочу посмотреть. — сказала Нитадори с полыхающими глазами. Я её всё ещё не понимаю, но похоже эта девочка вполне терпима к фильмам про зомби.

— Это невозможно. Всё потому что я выдумал его на ходу.

Я конечно рад что ей интересно, но кто осмелится финансировать такой фильм? Хм, может заняться этим вопросом... Хотя нет, сейчас столько фильмов про зомби, наверняка кто-нибудь уже снял что-то похожее.

— Ну так вот...

Я вернулся к основной теме разговора:

— В момент, читая описание фильма, я с удивлением понял, что никогда не уделял внимания краткому описанию моей истории.

Я столько всего напридумывал в воображении.

Сколько себя помню, примерно одну пятую своего свободного времени я посвящал этому.

Но всё, что я придумывал, относилось к сеттингу, сценам и разговорам.

Ничего из этого не упоминается в описании, кратком обзоре, рецензии, то есть сюжете.

Например, если вспомнить историю о том, как "Террористы вторгаются в среднюю школу":

Всё, о чем я думал, это как террористы решили притворяться продавцами молока, как они выглядели, их причины для нападения, различные сцены, варианты смерти учителя, который умрёт, не смотря на любые потуги выжить (Мне очень жаль), ловушка, использованная для последней битвы, которая была спрятана за школьной доской, и сцена, когда главный герой возвращается домой, говоря: "Я дома. Ох, ну и денёк был сегодня. Что у нас к чаю?"

Все эти части были разделены, и никак не связаны между собой.

Но если их не связать, историю закончить не получится.

И тогда, в магазине, прочитав описание диска, я пробормотал:

— Как же я раньше не догадался...

Хотя со стороны наверняка всё это выглядело так, как будто странный ученик средней школы, вошёл в магазин утром, и начал смотреть одну за одной обложки фильмов. Я очень рад что продавец тогда ничего мне не сказал.

Я продолжал читать "описания", и проведя за этим делом больше двух часов, так и не взял ни одного диска.

— У-ух ты... это удивительно! Так трогательно и драматично!

— Ах, нет, вообще то нет...

Я почувствовал себя очень взволнованно, когда она так отреагировала.

Затем она спросила:

— И почему ты не догадался об этом в самом начале?

Довольно справедливый вопрос. Хоть и риторический.

— Удивительно... — Нитадори выглядела очень впечатлённой, своим видом она как бы спрашивала: "Ну, и что было дальше?"

— А, кхм... ну я наконец то продумал сюжет, и записал его.

Звучит просто, но на самом деле это было не так.

Для начала, персонажи, которых я создал уже имели свой образ. И этот образ мешал мне придумать сюжет.

Каждый раз, когда я думал о сюжете, добавляя этих персонажей, мне приходилось добавлять некоторые детали. Мне пришлось пройти через это бесчисленное количество раз.

В итоге, я решил не включать персонажей в сюжет.

Я не позволял им появляться в моей голове, как бы говоря: "Не лезь в это, лучше пока поспи".

Таким образом я пытался придумать сюжет, прилагая все усилия чтобы не думать о персонажах... Главный герой, героини, враги, последний босс.

Таким образом я пытался написать сюжет для книги.

И в итоге после долгих раздумий, вот такое родилось в моей голове: "Главный герой — ученик средней школы. Как-то раз он увидел девочку, сидевшую на всегда пустующем месте в классе. Никто с ней не разговаривал, и выглядела она одиноко. Главный герой решил пообщаться с ней после школы и таким образом подружиться. Хотя она и согласилась поговорить с ним после школы, но только в пустом классе. И вот, в один дождливый день, после того как они пообщались — главный герой отправился домой. Когда он начал переходить дорогу на пешеходном переходе, его неожиданно оттолкнули в сторону со спины. Обернувшись, он увидел ту самую девочку и грузовик несущийся на неё, игнорируя предупреждающие сигналы остальных водителей."

И тут я решил специально остановиться.

— А что было потом?

Как и ожидалось, Нитадори клюнула. Она снова приблизила своё лицо, а ещё этот её взгляд из-под очков был довольно пугающим.

— Эммм...

— Ты меня дразнишь да? .... Ах, это сюжет книги, которую ты планируешь издать, или как...? Ох, прости за это...

Если честно я думал, что Нитадори сама додумает конец, но похоже произошло недоразумение, и я поставил её в неудобное положение. Так что я неистово замотал головой, говоря:

— Нет, это не так! Прости! Грузовик пронёсся дальше, а главный герой подумал, что девочку сбили, но тела нигде не было. В школе с того дня она так и не появлялась. Уже позже, главный герой нашёл её фото в школьной библиотеке, и узнал, что эта девочка бросилась под грузовик на пешеходном переходе очень, очень давно.

— Аххх! — Нитадори начала хлопать

— Эй, завязывай!

Я приглушил свой голос, пытаясь остановить её, а затем продолжил:

— Вообще эта история не дописана...но тогда, это был первый раз, когда я думал о концовке и только поэтому я не забыл её...концовка с привидением довольна старомодная и я абсолютно не могу понять почему главный герой был спасен. Какие у неё были намерения? Если бы он не поговорил с ней после школы, она бы не появилась в этом месте и в это время, так ведь?

Я начал указывать на недостатки моей истории и Нитадори согласилась:

— Ты прав. Когда я слушала её, я ничего подобного не заметила. Ты знаешь, это довольно трогательная история.

— Вот как. Спасибо...

— Если ты смог придумать историю такого уровня, я уверена у тебя точно есть талант! Может быть в будущем ты cможешь стать популярным писателем...

— Ну...вообще то я и так им стал.

Сегодня я так и не успел ответить на все её вопросы.

Поезд уже въезжал в город и почти подъехал к конечной станции.

— Увидимся на следующей неделе. — сказала Нитадори. Я кивнул.

— Прости, что отняла столько времени. Тебе их оставить? — спросила она, указывая на вторую упаковку с чипсами.

У меня не было никаких причин отказываться. Неважно в каком количестве мне предложат чипсы со вкусом морских водорослей, я с удовольствием приму их.

Я подумал о том, чтобы поесть чипсов, смотря аниме, ночью в отеле. Я мог смотреть аниме как будто дома, и эта возможность меня очень радовала.

Объявили о прибытии поезда. Большинство пассажиров вышли на предыдущих станциях, а оставшиеся уже были готовы выходить.

И мне неожиданно кое-что стало интересно.

Где Нитадори остановилась? Это нормально если я задам такой личный вопрос? Она девочка. Это не будет выглядеть домогательством? Она не рассердится?

И в момент, когда я думал об этом...

— Я переночую в доме родственника. — сказала Нитадори поднимаясь со своего места и хватая свой чемодан.

Хм, уже в который раз я гадаю, не экстрасенс ли она?

А она продолжала:

— Мой родственник живет в Меджиро и... честно сказать он будет ждать меня на станции...

Увидев, как ей неловко и тяжело говорить, я понял насколько это отличается от наших обычных разговоров.

Я никогда не был в Меджиро и не уверен, что это в Токио, но я слышал, что это обеспеченный жилой район.

Похоже, что семья Нитадори и правда богата. И наверняка у неё в семье есть ограничения и правила, вроде комендантского часа или правил в выборе друзей.

И затем я ответил на вопрос появившийся в моей голове:

— Другими словами, если мы вместе выйдем из поезда — то дела будут плохи, так?

— Yes. — ответила Нитадори с идеальным английским произношением.

— Ясно. Тогда... может мне первому выйти? Или...

— Да, если можно выйди пожалуйста первым. Я надеюсь, что даже если мы пересечёмся на станции, ты сделаешь вид что не знаком со мной! Пожалуйста сделай это для меня!

Говоря это, она сложила руки в мольбе.

Ну, тут ничего сложного, просто буду вести себя как в школе.

— Хорошо.

Я встал со своего места, схватил свой рюкзак, пакет с чипсами, и направляясь к коридору сказал:

— Тогда я пошёл.

— Спасибо. Увидимся на следующей неделе.

Затем, я потихоньку начал продвигаться через ряды сидений, останавливающегося поезда.