Вопрос четырнадцатый

Пожалуйста, переведите это предложение с английского.

— This is the bookshelf that my grandmother had used regularly.

Ответ Химеджи Мизуки:

— これは私の祖母が愛用していた本棚です.

[✱]Это та книжная полка, которую моя бабушка регулярно использовала.

Комментарий учителя:

— Правильно.

Ответ Цучии Коты:

— これ.

Комментарий учителя:

— Ты до сих пор можешь перевести только «это»?

Ответ Ёши Акихисы:

— …

Комментарий учителя:

— Можешь хоть что-нибудь написать?

*****

— Эй, Акихиса, призови Аватара и помоги им.

Когда мы пробегали мимо нового школьного корпуса, направляясь к штабу второгодок, Юджи, молчавший до сих пор, обратился ко мне.

Класс 3-A, Нацукава Шунпей, Математика, 688 баллов
&
Класс 3-A, Цунемура Юсаку, Математика, 717 баллов.
Vs
Класс 2-F, Шимада Минами, Математика, 41 балл
&
Класс 2-F, Киношита Хидэёши, Математика, 26 баллов.

Издалека я увидел оценки. Кажется, Минами и Хидэёши сражаются с вечно летней парой.

— Я, я не думал, что они будут слабы, но я не ожидал, что они окажутся настолько сильны.

— Подумать только, что Аки и Сакамото на самом деле могли взять их на себя…

— Нас явно недооценили. Не смотрите на нас так, мы всё же калибра 3-А, понимаете?

— Можно сказать, мы впечатлены, что вы продержались так долго.

Похоже, Юджи хочет, чтобы я подстраховал Минами и Хидэёши, которые почти проиграли своим противникам — вечно летней паре. Если подумать, мой Аватар совершенно не истощён. Я без проблем могу присоединиться к группе Минами.

— Понял… но если я заменю их, надеюсь, вы сможете отступить. Вероятно, я буду мгновенно побеждён…

Проблема в том. что у меня нет сил сконцентрироваться на ВПС.

— Именно это мы и сделаем. Я не ожидаю от тебя ничего особенного, так что не волнуйся, даже если будешь повержен и отправлен в ИК.

Со снисходительным взглядом охладил меня Юджи.

— Но разве тебе не нужно что-то сказать Шимаде?

После его слов я вспомнил, что Такаширо-семпай читал мне дневник Минами.

— Э-это…

Я стал ещё больше ненавидеть себя. Продолжая думать о беспокойствах, которые я доставил Химеджи-сан, я забыл про Минами. Это очень важно для неё, а я являюсь причиной случившегося… насколько прогнившим человеком я могу быть?

— Сперва позволь мне сказать. Едва я заставлю Шимаду отступить, я отправлю её сдавать восполняющие тесты, и я не позволю тебе отступить, пока у тебя полностью не закончатся баллы. Если ты хочешь поговорить с ней, выживи до того момента, когда она закончит сдавать тесты.

Юджи сказал, что он не будет тратить время и силы, чтобы исправлять мои личные ошибки. Конечно. Я сам совершил эту ошибку.

— Иди, если ты понял. В конце концов, ты не сможешь с ней поговорить, если она отправится в ИК.

Даже если мы вместе проиграем, нам запрещено говорить в исправительной комнате. Там я не смогу извиниться перед Минами. Получается, сейчас я должен…

— Призыв!

Я вошёл в поле и призвал своего Аватара. Услышав меня, все четверо, сражавшиеся друг с другом, повернулись ко мне.

— Ёши? *вдвоём*

Дуэт Токо-Нацу велел своим Аватарам отпрыгнуть, чтобы увеличить дистанцию со мной. Видимо, они настороженно относятся ко мне.

— Аки!

— Акихиса!

Минами и Хидэёши подбежали ко мне. Минами приблизилась ко мне, и я поспешил закончить говорить, потому что не мог смотреть ей в глаза.

— Я возьму эту битву на себя, вы оба. Отступайте, дальнейшие указания получите от Юджи.

— Хм… похоже, операция закончена. Не волнуйся, Акихиса.

Хидэёши пришёл к такому выводу, увидев Юджи и меня, поэтому он подбодрил нас.

— …

С другой стороны, Минами смотрит на моё лицо, выглядит заинтригованной.

— Что-нибудь случилось, Аки?

Волнение в голосе Минами заставляет меня чувствовать себя ещё более виноватым. Она сейчас так добра ко мне, а я позволил Линнэ-куну и Такаширо-семпаю прочитать её дневник. Я даже не смог вернуть письмо, потому что мы убежали.

— …Прости, Минами. Я хочу принести формальные извинения, но сейчас у нас нет времени.

— Э?

Минами удивилась, услышав о моих извинениях. Я хотел опуститься перед ней на колени, но не мог. Если меня победят, я не смогу прикрыть отступление Минами и Хидэёши, тогда я точно не смогу извиниться подобающим образом.

— Идёмте, Хидэёши, Шимада. Доверимся Акихисе.

Из-за провала нашей операции, ученики F класса начали отступать, а поскольку я в арьергарде, я должен отступать, отражая атаки.

— Юджи, ты не можешь оставить Акихису одного!

— Верно, Сакамото! Хотя бы позволь мне остаться.

— В этом нет нужды. Вскоре я пришлю подкрепления… Если мы позволим ему думать его тупыми мозгами, то лишь навредим. Лучше пусть он забудет обо всём и сражается.

— …Что-то случилось, Сакамото?

— …

Минами и Хидэёши обеспокоенно посмотрели в моём направлении, затем Юджи что-то сказал им, и они начали осторожно отступать. Надеюсь, теперь, в отличие от предыдущих разов, я смогу помочь всем своими действиями.

— Эй, Ёши, ты выглядишь довольно встревоженным.

— Случилось что-то плохое? Если скажешь сейчас, мы тебя немного пожалеем.

Вечно летняя пара ухмыльнулась, посмотрев на меня.

— …

Я ответил на их насмешку молчанием.

— Тц, что за реакция? Скукота.

— Не говори так. Этого парня только что хорошенько отделал Такаширо.

— А, точно, помнится, нам поступал такой рапорт.

Пока Юджи и я отступали, вероятно, все третьегодки получили рапорт о нашем неудачном нападении на кабинет директора.

— Девушка, которая тебе нравится, Химеджи, кажется? Я слышал, что она проиграла и была отправлена в ИК, верно?

А также узнали, что салютаториан Химеджи-сан была повержена.

[✱]Как мы помним, валедикториан — лучший ученик своего года обучения, которому достаётся честь произнести прощальное слово перед выпускниками. Салютаториан — второй лучший ученик года, он произносит приветственную речь перед новичками.

— Вы, парни, перебарщиваете. Я слышал, что вы бросили девушку, чтобы спасти свои шкуры? Не по-мужски это.

— Я всегда знал, что ты отброс, но я реально был удивлён тому, насколько ты прогнил.

Эти двое, с которыми меня связывает длинная история, сейчас насмехаются так, словно взяли голову босса. Но сейчас их насмешки лишь расслабляют меня… кроме того, они говорят правду.

— Эй, Ёши, что думаешь? Вы использовали женщину в качестве щита, чтобы продлить свою жизнь, а теперь вы…

Перекрывая их слова, я опустил голову и сказал:

— Простите, но у меня есть просьба, Нацукава-семпай, Цунемура-семпай.

— ……Хах?! *вдвоём*

Они оба удивлённо распахнули глаза, сочтя мои действия очень странными.

— Стой-стой-стой, ты реально назвал наши имена правильно. Ты получил сильный удар по голове или что-то такое?

— И ты назвал нас семпаями. Меня аж дрожь пробрала.

Я игнорирую их омерзительную реакцию и продолжаю, держа голову опущенной:

— Я честен. Мне не победить вас в бою 2 на 1, семпаи.

— Хах? И что?

— Зачем ты озвучиваешь факт?

Это действительно факт. Мои оппоненты — старшеклассники, кто-то вроде меня не сможет их одолеть.

— …Поэтому я попрошу, можем ли мы сразиться 1 на 1?

— …

Услышав мою просьбу, они замолчали.

— Пожалуйста. Мне нельзя отправляться в ИК прямо сейчас.

Я снова поклонился. Увидев меня таким…

— …Грязный орк. Ты действительно говоришь эту чушь, а?

Бритоголовый Нацукава-семпай явно презирает меня, когда говорит:

— Не хочешь сражаться 2 на 1? Ты уже забыл о том, что было во время испытания храбрости?

Во время испытания храбрости состязались второй и третий года. В тот раз мой Аватар сражался с ними обоими и, едва-едва, но одержав победу… в тот раз я был очень взволнован из-за Химеджи-сан и использовал браслет. Что я сделал тогда? Доставил ли я хлопот Химеджи-сан? Причинил ли боль Минами? Я никогда не задумывался, причиняю ли я кому-то боль. Когда я подумал об этом, у меня потяжелело на сердце.

— Извините. Пожалуйста.

Я прекратил думать, продолжая умолять дуэт передо мной. Я не могу проиграть. Я ещё не сказал Минами, что я наделал… я натворил невероятное: отдал её дневник Линнэ-куну и его перевод Такаширо-семпаю. Я ещё не извинился перед ней. Я не могу проиграть и испариться, пока Минами не закончит сдавать восполняющие тесты и не вернётся. Нацукава-семпай выглядит недовольным, наблюдая, как я вымаливаю свою жизнь.

— Прости, Цунемура. Я разберусь.

Он велел своему Аватару сделать шаг вперёд.

— Спасибо те…

— Я собираюсь сменить локацию. Не возражаешь, верно?

Нацукава-семпай уходит, не обращая внимания на мою благодарность. Смена места? Не знаю, чем это может обернуться… но само перемещение уже позволит мне выиграть какое-то время, так что у меня нет причин возражать. Я согласился, и учитель дал своё разрешение: «хорошо, если обе стороны согласны». После недолгой прогулки мы направились к полю, где есть самые разные предметы для боя. Нацукава-семпай остановился возле гуманитарных наук и посмотрел на учителя.

— Эй, сенсей, я хочу сменить предмет, можно?

Учитель покачал головой со словами «согласно правилам, битву нельзя прерывать». Затем…

— Ахх… вот как?

Нетерпеливо пробормотал Нацукава-семпай, после чего своим Аватаром на бешеной скорости выбросил моего за пределы поля.

— ?!

Мой Аватар не успел среагировать на движение и врезался в учителя, оказавшегося на пути. Учителя отбросило, и он вторгся в другое поле, вызвав помехи, в результате чего все Аватары внутри поля исчезли.

— Хорошо, из-за несчастного случая поле исчезло. Теперь ты можешь сражаться Историей Японии, в которой ты хорош.

Сказал Нацукава-семпай, своим тоном ясно давая понять, что он стремился к этому. Кажется, он решил сразиться со мной тем предметом, на котором я специализируюсь. Обычно я был бы крайне недоволен, что меня недооценивают, но сейчас мне не до того. Думаю, мне следует даже поблагодарить его.

— Призыв!

Мы с Нацукавой-семпаем не возражаем против того факта, что все бегают по округе из-за помех, и призываем наших Аватаров в расширившееся поле.

Класс 3-A, Нацукава Шунпей, Гуманитарные науки (География), 225 баллов
Vs
Класс 2-F, Ёши Акихиса, Гуманитарные науки (История Японии), 242 балла

Я посмотрел на отобразившиеся баллы. Возможно, я впервые сражаюсь с кем-то, у кого баллы ниже.

— 1 на 1 и минимальная разница между нами. Как раз то, чего я хотел.

Нацукава-семпай фыркнул.

— Семпай, ты хочешь реванш за той бой во время испытания храбрости?

Удивительно, но тогда мы тоже сражались. Сейчас Юджи не принимает участия, но и Цунемура-семпай в этот раз не здесь, так что это настоящая битва 1 на 1. Это может быть идеальной возможностью положить конец всему между нами.

— Реванш? Как глупо. Если бы я беспокоился об этом, разве я захотел бы вновь увидеть твоё отвратительно лицо?

Лицо Нацукавы-семпая недовольно исказилось.

— Я просто возвращаю свой долг. Мы всё уладим сейчас и мне больше не придётся иметь с тобой дело, слизняк. Ты уже в омерзительном состоянии, я не хочу больше с тобой связываться.

Мне доводилось сражаться с этими старшеклассниками много раз. Он имеет в виду, что хочет в этот раз разобраться со всеми нашими проблемами. И проблема не в том, кто больше раз победил. В этой битве он хочет положить конец всему, но не ради победы, а чтобы разорвать все связи со мной. Другими словами… Он больше не испытывает ко мне ненависти и у него нет никаких обид, я его больше не волную.

— Не зависай с этим тупым выражением. Мы начинаем.

Аватар Нацукавы-семпая приготовил меч. Его западный меч и броня мало чем отличаются от снаряжения других моих оппонентов. Я велел Аватару поднять свой бокен и броситься в лапы врага. Я просто опустил бокен, не используя уловки. Противник делает шаг назад, чтобы увернуться, а затем — шаг вперёд, чтобы махнуть мечом в своей руке. Я блокирую удар бокеном и контратакую. Противник уклоняется и вновь продолжает атаку. Сейчас я чувствую себя очень комфортно, просто концентрируясь на этой битве.

— …Это смешно.

Пробормотал Нацукава-семпай посреди боя. Я игнорирую его бормотание и замахиваюсь бокеном, чтобы сдержать оппонента. Его Аватар делает шаг вперёд и принимает атаку.

— Аргх…!

— Просто потерпи крах и свались замертво!

На таком расстоянии мне не увернуться и не заблокировать удар мечом. Мой Аватар отпрянул, чтобы уменьшить урон, но всё равно удар противника попадает ему в живот и отбрасывает. Я чувствую легкую тупую боль в животе. Это отдача, к которой я уже привык.

— Нечего задыхаться!

Естественно противник не упустит возможность. Когда я отшатнулся, он снова напал. Я велел Аватару поднять бокен.

— Тц!

Я думал, противник вновь замахнётся мечом, поэтому поспешно прикрыл живот рукой. Но одной руки было недостаточно, чтобы заблокировать опускавшийся меч, который глубоко вонзился в плечо моего Аватара.

— У… гхх…!

Я застонал от сильной боли, передавшейся отдачей, а Нацукава-семпай не стал добивать, вместо этого высокомерно сказав:

— Используй браслет.

После его слов я застыл. Боль, которую я испытал в битве с Такаширо-семпаем вспыхнула в моей голове. Сильную боль, которая сдавила мои лёгкие, лишая возможности дышать. Вспомнив об этом, я невольно вспомнил и тот разговор. Я не хочу думать об этом.

— Не волнуйся, я не буду звать Цунемуру, даже если это 2 на 1. Более того, в этом нет необходимости.

Нацукава-семпай ждёт меня, его Аватар не двигается. Но я не использовал браслет, а просто велел Аватару подняться.

— Что? Используй уже. Разве это не твоя особенность?

— …Если это совет противника, то мне следует придумать что-нибудь ещё, верно?

— Вот как?.. ну, ты призовёшь, хочешь ты того или нет.

Аватар Нацукавы-семпая заносит меч в правой руке и сжимает левый кулак, словно желая, чтобы я увидел это. А он наловчился сражаться. Я сфокусировался на мече, готовясь отразить его. Я ясно вижу, как меч опускается на меня. Это одноручный меч, если я обеими руками изо всех сил буду блокировать его, то смогу пошатнуть Аватара противника и контратаковать. Это хорошая возможность. Да, так я думал.

— !!

Моё тело застыло от мощного удара левым кулаком. Мой Аватар не смог остановить взмах меча и я получил ещё больший урон, потому что моя стойка была нарушена.

— Как скучно. Что это за битва?

Класс 3-A, Нацукава Шунпей, Гуманитарные науки (География), 191 балл

Vs

Класс 2-F, Ёши Акихиса, Гуманитарные науки (История Японии), 74 балла

Отобразились обновлённые баллы. Он посмотрел на оценки, а затем на моего Аватара, после чего начал наносить ему удары, пока я стараюсь не допустить попадания в жизненно важные органы.

— Ар… гх…!

Я почувствовал острую боль в икрах и руках.

Класс 3-A, Нацукава Шунпей, Гуманитарные науки (География), 191 балл
Vs
Класс 2-F, Ёши Акихиса, Гуманитарные науки (История Японии), 23 балла

Я чувствую боль, а мои баллы истощаются.

— Я буду мучить тебя по чуть-чуть, и когда у тебя останется совсем мало баллов, я прикончу тебя.

Сказал Нацукава-семпай без намёка на гнев или злобу. Он ведёт себя так, словно хочет сломать мусор, прежде чем выбросить его. Я не могу отправиться в ИК, пока не поговорю с Минами, но я не знаю, что мне делать после. И тут я услышал голос кавалерии позади меня.

— Призыв! *разом*

Я услышал знакомые голоса парней F класса. Видимо, это подкрепление, которое обещал прислать Юджи.

— …

Нацукава-семпай посмотрел на подкрепление, а затем на моего Аватара. После этого…

— Цунемура, у них тут подкрепление, оставим это место другим. Нам нужно на время отступить. Мы не можем вечно торчать на линии фронта.

Вечно летняя пара позвала других третьегодок и продолжила отступление. Немного позже мои союзники вошли в поле призыва.

— Как ситуация, Ёши?

Спросил Фукумура-кун, призвав своего Аватара, чтобы выступить против противников. Я ответил ему просто:

— …Всё очень плохо.

Кроме того, всё это случилось из-за меня. Услышав это, он сказал «вот как?» и скорчил гримасу.

— По пути сюда я видел, как другие были вынуждены отступать. Такова наша цена за то, что мы сосредоточили здесь слишком много сил.

Мы использовали множество учеников второго года, чтобы прорваться в кабинет директора. Провал операции сводит все их усилия на нет… всё потому что я не справился.

— Более того, даже дуэту Цучии и Кудо едва удалось уцелеть после этой бойни. Никогда не думал, что они проиграют в поле медицины…

Если забыть об остальных, то одного взгляда на поражение этих двоих в медицине достаточно, чтобы я мог понять насколько негативно сказались мои действия.

— Ты отправишься в ИК, если мы слишком опоздаем с отступлением.

Говоря это, Фукумура-кун старается держать своего Аватара подальше от противников и прятаться.

— ИК — единственное место, куда я не хочу отправиться.

— Конечно. Как мы можем позволить себе попасть туда?

Мои причины немного отличаются от таковых у Фукумуры-куна, но мыслим мы одинаково. Это то, благодаря чему мы можем работать вместе.

— Давай постараемся выжить, Фукумура-кун.

— Хм? Что за чепуху ты говоришь? Мы всегда ставим своё выживание на первое место, верно?

Это холодные слова, как бы я ни интерпретировал их, но сейчас я признателен им.

— Хм, вот это дух, Фукумура-кун.

— Я не хочу оказаться в ИК.

— Ага, мы скорее проиграем ВПС, чем окажемся там заперты.

— Оу, какие эгоистичные слова.

— Ахаха, в конце концов, мы из F класса.

Хотя я засмеялся, мои слова отражают мои мысли. Если мы попадём в ИК, я не смогу извиниться перед Минами. Я не хочу никому доставлять неприятности, поэтому я не буду игнорировать полученные инструкции. Даже если мы проиграем, я хочу закончить эту ВПС так быстро, как только возможно… вот мои истинные мысли. Стоило мне так подумать, Фукумура-кун внезапно сказал:

— Тогда, Ёши, ты можешь на время отступить, чтобы защитить себя.

— ……Э?

Услышав эти невероятные слова, я на миг остолбенел. Поверить не могу, что мой одноклассник, исповедующий философию жертвования другими ради собственного выживания, мог сказать мне такое. Пока я удивлялся…

— Нет, ну…

Фукумура-кун почесал голову.

— …если я с тобой, это очень раздражает.

*****

— Возвращайся, когда снова станешь потешным идиотом.

С этими словами Фукумура-кун прогнал меня с поля боя. Но в итоге я увяз, потому что понятия не имел, что делать. Обычно в такой ситуации я бы пошёл сдавать восполняющие тесты, верно? Я потерял много баллов, и сейчас это место поддерживает множество союзников. Лучше всего сейчас восстановить баллы по тем предметам, в которых я хорош. Но сейчас это не идеальный вариант для меня.

— Я должен поскорее встретиться с Минами и извиниться перед ней…

Если я начну восполняющие тесты, я могу упустить Минами, когда она вернётся на поле боя. Сейчас я не могу сдавать тесты. Ни тесты не могу сдавать, ни на линию фронта пойти. Но стоять на месте и впустую тратить время я тоже не могу. По личным причинам я не хочу ничего делать, но и доставлять другим неприятности я тоже не хочу. В итоге я решил спрятаться где-нибудь в углу старого школьного здания, где вокруг не так много людей, и убежать, чтобы выиграть время, если придёт враг.

….......

……

….

Время идёт, а ничего особенного не происходит. Я пытаюсь продолжать наблюдение, но делаю это несерьёзно. Хотя я понимаю, что ситуация серьёзная, я не могу вернуться на фронт. Я всё равно не могу помочь, поэтому я бесцельно трачу время.

— Правда… я круглый дурак…

Бормочу я сам себе, пока никто не слышит. Я потерял цель ведения войны. Я просто мешаю развитию Химеджи-сан. И я раскрыл драгоценные чувства Минами кому-то постороннему.

— По крайней мере я должен вернуть Минами дневник…

Если я не могу вернуть его своими силами, я могу упасть на колени и умолять. Для Такаширо-семпая он бессмыслен, так что он может отдать его, если я буду усердно умолять. Почему я не подумал об этом раньше?

— Но даже если я верну, остаётся фактом то, что он уже читал, верно…?

Я ничего не делал и мой разум обдумывал одно и то же по кругу. Моя глупость вызывает у меня разочарование, я начинаю думать о том, чтобы просто всё бросить и сбежать. Я на самом деле хочу пораньше встретиться с Минами и извиниться перед ней. Занимаясь бессмыслицей, я продолжаю думать об этом. …И спустя некоторое время…

— О, Аки. Что ты здесь делаешь?

Я наконец встретил человека, которого я хотел встретить.

*****

— …Минами…

— Хм? Что такое?

Минами приветствовала меня своей привычной очаровательной улыбкой.

— Есть кое-что, за что я должен извиниться перед тобой.

— Даже если ты вдруг говоришь, что должен извиниться за что-то… Я понятия не имею, что ты пытаешься сказать, потому что есть слишком много всего, за что ты должен извиниться.

Задумчиво сказала Минами, положив пальцы на подбородок.

— За то, что назвал мою грудь маленькой? Или за подглядывающий инцидент в школьном лагере? Или ты что-то натворил, когда приходил ко мне домой…

— Не за это, Минами.

Оборвал я шутливые слова Минами. Не за это. Я хочу извиниться за нечто более важное для Минами, за что-то, что она не хотела, чтобы кто-нибудь узнал, а я растоптал эти чувства.

— Прости, Минами.

— Так за что простить?

Мне кажется, меня вот-вот вырвет кровью, пока я объясняю Минами содеянное.

— Я… позволил Такаширо-семпаю и Линнэ-куну прочитать твой важный дневник.

Это непростительно для любой девушки её возраста. Я слышал, что в дневнике драгоценные мысли Минами, которые она записывала с 1 года обучения, дневник наполнен чувствами Минами к тому, о ком она думала всё это время. У Минами есть мальчишеская сторона, но я знаю, что на самом деле Минами ранимая и у неё есть женская сторона. Из-за всего этого меня нельзя простить за содеянное…! Я опустил свою голову и от злости сжал зубы. А затем Минами посмотрела на меня.

— Что? За это?

Она выглядела разочарованной и спокойно ответила.

— Э-это!

— Хм~ всё нормально. Такие дневники всегда читают. Я сама виновата, что принесла дневник в школу.

Сказала Минами, совершенно не волнуясь. Как такое возможно…!

— А, кстати, а ты читал, Аки?

— Я…? Нет.

— Ясно. Тогда не о чем волноваться.

— Но разве это не проблема…

— Не-а, это небольшая неприятность.

Из-за меня третьей стороне стали известны важные чувства Минами, а она просто улыбается мне.

— В любом случае, я уже призналась.

— …

Я не могу понять, что она говорит. Я просто стою с пустым взглядом, забыв об извинениях.

— Погоди, Аки, ты слушаешь?

Минами машет передо мной рукой, пока я пребываю в астрале. П-почему я ушёл в себя? Я должен извиниться перед Минами сейчас, верно? Минами продолжила, не дожидаясь, пока я оправлюсь от шока.

— Ну, забудем… Интересно, чего ты такой подавленный, Аки.

Услышав её вопрос о моём мрачном виде, я ничего не смог сказать.

— …Это…

— Ты же не впал в депрессию из-за моего дневника? Если да, мне придётся хорошенько надавать тебе по лицу.

Минами сделал сердитый вид. Даже так, я всё ещё собираюсь возразить словам Минами. Как всё может быть так? Она писала его каждый день, и она точно не может быть такой чёрствой. Она просто ведёт себя беззаботно, потому что волнуется, потому что она… очень добрая.

— Минами, я…

— Кроме моего дневника, что-то случилось и с Мизуки, верно?

— ?!

Я поперхнулся. Увидев меня таким, Минами довольно улыбнулась и сказала:

— У тебя на лице написано «как ты узнала?». Конечно, я знаю. Мизуки выглядела странно серьёзной, и она пошла в кабинет директора с тобой, но не вернулась. А ты выглядишь погружённым в уныние.

Минами легко пришла к этим выводам. Может ли наблюдатель быть таким догадливым? Не знаю. Однако я знаю, что Минами сказала правду.

— …

Я не могу ничего сказать. Я не пытаюсь это скрыть. Я хочу сказать, что я за человек.

— Скажи мне, Аки. Почему ты так расстроен? В чём ты разочаровался на этот раз?

Услышал я мягкий голос Минами. Если я скажу, то почувствую облегчение. Минами знает об этом, и поэтому хочет, чтобы я сказал. Но я не могу снова положиться на доброту Минами. Я сделал то, за что меня следует ненавидеть и ругать.

— …

Я продолжаю молчать, опустив голову. Минами вздохнула и произнесла:

— Тогда как тебе такой вариант? Если тебе жаль за случившееся с дневником. расскажи мне всё сейчас.

Это условие очень подходит мне. Я не могу отказаться от этого. После её слов я потерял желание сопротивляться.