btttsu2.5    
Литературная девушка и убитый идиот


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Литературная девушка и убитый идиот

Несколько дней назад Амано Токо-семпай и Иноуэ Коноха-кун пришли к нашей Академии Фумизуки. Я не знаю, зачем они оба пришли сюда и бросили вызов нам с Юджи. Но теперь я, кажется, начинаю понимать, и понимаю, почему Химеджи-сан ходит подавленная. Это всё из-за меня. Я хочу поблагодарить их, но я слышал, что Амано-семпай нравятся книги, поэтому я решил написать ей письмо. …Но мне интересно, я правильно использовал грамматику и кандзи?

*****

— Ун~ очень сладкое. Пушистое и таинственное, словно сахарная вата. Будет здорово, если любовь Мизуки удастся.

— Это благодарственное письмо Химеджи-сан? Почерк тоже красивый. Полагаю. оно для тебя деликатес, если ты его ешь.

— Ага. Очень вкусно, словно десерт. Мягкое и тягучее, я увлеклась им.

— Отлично. Значит сегодня мне не нужно писать 3 истории.

— Нет, это совсем другое. Вкус совершенно иной, так что поторопись.

— Ладно… Я знал, что ты так скажешь. Я напишу. Почти готово, просто подожди.

— Ун-ун, здорово, что ты такой понимающий, Коноха-кун.

— Ты взволнована только в такие моменты… а, точно.

— Что там, Коноха-кун?

— Кстати, это письмо послано литературному клубу.

— А? Что за письмо? О чём там говорится? Давай-ка посмотрим, отправитель… о, разве это не Ёши-кун? Что бы это могло быть?

— Думаю, это благодарственное письмо нам за случившееся.

— Даже Ёши-кун отправил его нам. Я очень счастлива, что сегодня так много закусок.

— Я уже прочитал его, так что можешь есть.

— Серьёзно? Тогда я не буду сдерживаться.

— Ам. *жуёт* Ун…

— Вкусно?

— …

— …Токо-семпай?

— …Ууу.

— Се-семпай? Почему ты заплакала?!

— Это совсем не деликатес~ вкус совсем не хороший~

— Невкусно? Что это за вкус? Это смешной вкус смеси зефира, парфе и шоколада?

— Это комбинация моющего средства, пены для ванн и кухонного очистителя.

— Семпай, ничто из этого не может считаться пищей.

— Как грубо! Это кощунство по отношению к языку! В сторону неправильное использование абзацев, пробелов и запятых, здесь много ошибок в словах, пропущенные слова, ошибочное использование общих терминов, расплывчатые язык и неровная структура. Это вообще нельзя считать письмом.

— В-вот как? Ёши-кун не очень хорош в языках.

— Мизуки-чан может писать такие прекрасные пассажи, но Ёши пишет это. Меня очень беспокоит их будущее!

— Токо-семпай, пожалуйста, не преувеличивай.

— Нет, это не преувеличение! Ты же видишь, когда они оба начнут обмениваться письмами, они не смогут корректно передать свои чувства, поэтому не смогут общаться. Всё закончится неудачей.

— Людям нужно использовать письма, чтобы поддерживать между собой связь? Разве нормальные люди не обмениваются электронными письмами?

— Как бы там ни было, у них обоих будут проблемы! Даже если это ради Мизуки-чан, мы должны научить Ёши-куна основам грамматики! Вперёд, Коноха-кун, в Академию Фумизуки!

— А? Сейчас?

— Конечно! Чем раньше, тем лучше, да?

— Славно… я понял…

— А, но…

— Но что?

— Сперва допиши 3 истории. Как я могу идти на поле битвы с пустым желудком, верно?

— Так, в конце концов, мне придётся написать…

*****

— Эй, Акихиса, здесь редкие гости.

— А?

Юджи, собиравшийся идти домой вместе со мной после школы, заметил двух редких гостей у школьных ворот.

— Э? Амано-семпай? Иноуэ-кун? Почему вы здесь?

Это были Амано-семпай и Иноуэ-кун, которые помогли мне несколько дней назад. У Амано-семпай длинные косы и стройная фигура, а у Иноуэ-куна мягкие волосы и симпатичное лицо, словно у девушки. Разве им не далеко идти сюда из Академии Сейджоу? Что привело их сюда?

— Ну, вообще, как бы…

Иноуэ-кун криво улыбается и неловко отвечает, в то время как Амано-семпай рядом с ним вопит на меня.

— Ёши-кун.

— Да, что такое? Амано-семпай?

— Почему ты всё ещё любишь Сакамото-куна? Что случилось с Мизуки-чан?

Что происходит? Я понятия не имею, о чём говорит Амано-семпай.

— Я ошибаюсь, Коноха-кун? Это определённо потому, что Ёши-кун не может написать, что у него не складывается с Мизуки-чан, поэтому он может только неохотно вернуться к Сакамото-куну.

Амано-семпай счастливо надула свою грудь. Здесь много деталей, в которых я должен разобраться, мой ум не смог обработать всё мгновенно, и я ничего не мог сказать.

— Прости, Ёши-кун. Амано-семпай снова запуталась… ты не понимаешь, что она говорит, верно?

Иноуэ-кун опустил голову и обратился ко мне извиняющимся голосом. Должно быть, ему тоже неловко.

— Я действительно не понимаю…но кое-что мне ясно.

— А? Что ты понял из этих слов?

— Ну, вообще, я понял, что… жизнь Юджи слаба, как пламя свечи среди порывов ветра.

— Что?

— …Юджи, что насчёт вашей с Ёши любви?

— ШО-ШОУКО?! НЕТ, ВСЁ НЕ ТАК…! НЕ ВЫНОСИТЕ ТАКИЕ БЕСПОЧВЕННЫЕ ОБВИНЕНИЯ…!!!

Киришима-сан бесшумно появилась из ниоткуда и злобные клешни схватили его. Я мог слышать гармоничную мелодию хруста черепа Юджи под её рукой. Амано-семпай не замечает трагедию, происходящую с моим худшим другом, и продолжает.

— Я уже говорила ранее, я не думаю, что в любви парней есть что-то плохое, но у тебя уже есть Мизуки-чан, и всё равно у вас с Сакамото-куном такая страстная любовь. Это жестокое предательство.

— Прости, что перебиваю, Амано-семпай, но каждое твоё слово отзывается непреодолимой болью Юджи, поэтому, пожалуйста, если возможно, не говори этого…

— …Говори. Что там со «страстной»…?

— ВААГХ?!! У МЕНЯ СЕЙЧАС ТРЕЩИТ ЧЕРЕП?! ТЫ ПЫТАЕШЬСЯ УБИТЬ МЕНЯ, ШОУКО?!

Киришима-сан проявляет даже большую силу в руке, после слов Амано-семпай. Теперь я могу сказать точно — жизнь Юджи в руках Киришимы-сан.

— Больше не говори ничего, Амано-семпай! Это вопрос жизни и смерти для Сакамото-куна.

— Именно. Ты прав, Коноха-кун. Любовь девушки касается и жизни, и смерти! И ты, Ёши-кун, предал Мизуки-чан, прилипнув к Сакамото-куну, словно вы новобрачные…

*ХРУСТ!*

Кажется, я услышал вдали, как что-то было раздавлено на куски.

— Ё-ёши-кун… шея Сакамото-куна изогнута в странном направлении. Кажется, он не шевелится…

— Не волнуйся, Иноуэ-кун. Это обычное дело.

— В-вот как?

— …Юджи, объясни мне всё.

— …*угх*

Иноуэ-кун выглядел обеспокоенным, глядя на исчезновение Юджи, которого тащила в школу Киришима-сан. Он, правда, добрый парень. Надеюсь, парни класса F смогут быть похожи на него.

— Говоришь, это обычное дело? Тогда я хочу спросить почему. Разве ты частенько не ищешь Сакамото-куна вместо Мизуки-чан?

Амано-семпай махает своим кулаком, её косы подпрыгивают, что делает её весьма милой. Она красавица, старшеклассница, но всё же выглядит как студент того же года обучения, или даже моложе. Немыслимо. А, сейчас не время думать о таких вещах… Амано-семпай говорит так много… разве главная проблема не между мной и Химеджи-сан, но она говорит, что для меня плохо быть с Юджи.

— Иноуэ-кун, Амано-семпай беспокоится, что мы с Химеджи-сан поссорились?

— Что-то вроде того.

Вот как? Так Амано-семпай беспокоится о нас. Подобное было и раньше, но я не ожидал, что они придут ко мне. Такая добрая семпай. В таком случае… Я должен стереть все недоразумения… мои отношения с Химеджи-сан не испортились.

— Ну, Амано-семпай, Химеджи-сан и я никогда не ссорились.

— Тогда почему вы двое не ходите домой вместе?

Она нахмурилась. У неё такая богатая мимика.

— Сегодня у меня были дополнительные занятия, поэтому я возвращаюсь домой позже.

Там присутствовали Юджи и я.

— Видишь, Амано-семпай? Ничего не случилось у Ёши-куна и Химеджи-сан. Давай вернёмся.

— Нет, это всё ещё огромная проблема! Ёши-кун, по какому предмету у тебя были дополнительные?

Амано-семпай остро посмотрела на меня. Да в чём проблема?

— Ну, классическ…

Услышав мой ответ, Амано-семпай победно надула грудь.

— Слышал, Коноха-кун? Ёши-кун слаб в языковых навыках, поэтому они не поладят, верно? В таком случае литературная девушка поможет ему.

— Токо-семпай, твоя помощь может обернуться провалом.

— Ты такой холодный, Коноха-кун. Ты говоришь, что мы можем спокойно смотреть, как страдает Мизуки-чан?

Тема перешла с моих дополнительных по классике на Химеджи-сан…

— Эм, ты говоришь обо мне?

Химеджи-сан, направлявшаяся домой, появилась возле нас.

— Мизуки-чан, очень вовремя.

— Привет, Токо-чан. Почему ты сегодня здесь?

— Привет. Вообще, я пришла, потому что беспокоилась о голове Ёши-куна.

Думаю, Амано-семпай сейчас сказала что-то, что беспощадно разрушило мою гордость.

— Токо-семпай! Как ты можешь говорить такие обидные слова?!

— А, ага. Прости, я не подумала. Мы…

— Да?

— Меня просто беспокоит, что в схеме мышления Ёши-куна есть какая-то критическая ошибка.

Разве она сейчас не произнесла то же самое, преобразовав в формальную и учтивую манеру?

— П-прости, Ёши-кун! У Токо-семпай нет злого умысла! Она просто запуталась!

Иноуэ-кун поспешно замахал руками, объясняя мне. Амано-семпай и Иноуэ-кун обычно излучают ауру знания, но сейчас я чувствую близость с ними. Необъяснимо.

— Мизуки-чан, разве тебя тоже не беспокоят оценки Ёши-куна?

— Ну… д-да. В последнее время его результаты улучшились, но он должен работать усерднее, если мы хотим быть в одном классе в следующем году…

— Видишь? Ты тоже волнуешься, да?

— Думаю, тебе следует больше беспокоиться о себе, Токо-семпай. Тебе пора готовиться к универу.

— Уу… не стоит волноваться. Синусы и косинусы не используются при написании писем.

Кстати, математика Амано-семпай не очень хороша…

— В любом случае! Ради вашего будущего литературная девушка поможет Ёши-куну исправиться в классике. Хорошо, давайте поспешим в класс!

Эгоистично сказав это, Амано-семпай пошла в школьное здание.

— Ну…

— Простите, Ёши-кун, Химеджи-сан. Я поговорю с ней. Вы можете возвращаться.

Иноуэ-кун, извиняясь, склонил голову.

— Нет, я уверен в объяснениях Амано-семпай. Поскольку выпал шанс, мы хотим послушать её наставления. Всё равно у нас завтра мини-тест по классике.

Она ужасна в математике, но, видимо, Амано-семпай должна быть хороша в языках, она же литературная девушка. И она третьегодка, так что это может быть хорошей идеей, послушать её лекцию.

— Ага. Поскольку это доброе намерение семпая, давайте послушаем её.

Теперь, когда я подумал об этом, предложение Амано-семпай не является хлопотным для меня, но оно весьма удачное, о котором я не мог попросить. Лекция Амано-семпай определённо будет детальной и интересной, и она сделает её лёгкой для понимания.

— …Здорово, что вы двое так думаете. Спасибо вам огромное.

— Нет-нет, это мы должны благодарить вас, что вы проделали такой путь ради меня.

Все трое склонили головы в благодарности. Странная сцена.

— Эй, вы трое, поторопитесь.

Нетерпеливо сказала Амано-семпай, когда заметила, что мы не следуем за ней.

*****

— Что будет в завтрашнем тесте?

Амано-семпай надела тапочки для посетителей, и когда мы направлялись к F классу за учительскими принадлежностями, она спросила меня.

— Ну… что будет в тесте, Химеджи-сан?

— Акихиса-кун, ты не должен забывать о темах теста…

Я ненароком избегаю обеспокоенного взгляда Иноуэ-куна. Химеджи-сан сказала мне содержимое этих тестов.

— Тест будет посвящён главе «Повести о Гэндзи», что мы изучали сегодня в классе.

— Повесть о Гэндзи? Что это? Это съедобно?

— …Я говорю, Акихиса-кун.

Химеджи-сан шокировано посмотрела на меня. Это плохо. Она всегда беспокоиться о моей учёбе, поэтому я не могу сказать ей, что даже не знаю о чём тест. Нужно найти способ скрыть это.

— … П-повести о Гэндзи… да? Знаменитая повесть. А, написана… потрясающем парнем…

Я пытаюсь притвориться, что понимаю, но Химеджи-сан выглядит подозревающей.

— Ну, Акихиса-кун… что ты знаешь о «Повести о Гэндзи»?

— История о том, как упорно трудился Гэндзи.

— Действительно, это синопсис…

— Но мы не можем сказать, что это не так…

Что с ними? Я чувствую, что теперь вместо подозрения, они чувствуют ко мне жалость.

— «Повести о Гэндзи» очень длинная работа написанная женщиной по имени Леди Мурасаки в начале 11 века. Она основана на дворе 10 века, рассказывая об отношениях между королевской семьёй и дворянами, описывая историю принца Гэндзи и его потомков. Эта работа охватывает 80 лет…

— Леди Мурасаки, хах…

Думаю, я слушал это имя раньше…да?

— Леди Мурасаки — человек с неизвестными личностью, возрастом, из неизвестной эпохи.

— А? Разве её имя не Леди Мурасаки?

— Это её титул, который использовался при официальном посещении дворца. Сначала её называли Фудживара Такако, но позже прозвали Леди Мурасаки, когда она стала известной после написания «Повести о Гэндзи».

— Фудживара Такако, хах. Я никогда не слышал это имя раньше.

Сказал я, и Амано-семпай надула свою грудь даже больше, продолжая.

— Она вышла замуж за друга своего отца, Фудживару но Нобутака, когда ей было примерно 22-23 года, и родила девочку. Вскоре её муж умер, их брачная жизнь длилась всего три года. Позже она отправилась к старшей дочери Фудживаре но Мичинаги, Шоши, и представилась ей ожидающей леди или просто взяла кого-то, кто будет сопровождать её в правительстве. «Повесть о Гэндзи», которую она писала с юности, получила высокую оценку, и её таланты были признаны её сверстниками. Когда она заняла место во дворце, люди вокруг неё стали её читателями...

— Токо-семпай, давай не будем углубляться в детали, или у нас не останется времени на учёбу.

Иноуэ-кун спокойно остановил Токо-семпай, которая явно не собиралась останавливаться. Возможно, у них такая крепкая дружба из-за того, что они вместе уже давно.

— А, верно. Мизуки-чан, какая часть «Повести о Гэндзи» будет в тесте?

— Часть, где Аой но Уэ родила мальчика и не могла встать.

— Если это часть о болезни Аой но Уэ, значит, это время, когда у леди Рокуджоу были сильные чувства к Гэндзи — глава «Аой», одна из кульминаций «Повести о Гэндзи», верно?

Я вообще не понимаю эти термины.

— Да. Это очень жуткая история, поэтому я немного ... »

Химеджи-сан выглядит мрачной, похоже, ей что-то пришло в голову.

— Химеджи-сан, что ты имеешь в виду под «жуткая история»?

Я не знаю, что это за история, поэтому я попробовал спросить. Амано-сэмпай подняла указательный палец и объяснила:

— Эта история о ревности. Леди Рокуджоу, которая в то время питала сильные чувства к Гэндзи, ревновала к Аой но Уэ, что была его законной женой, и прокляла её.

— Так это история о ревности.

— Да. Леди Рокуджоу была красива, имела высокое положение, была очень интеллигентна, но из-за этого у неё была гордыня. Поэтому она не могла нормально общаться с Гэндзи, а Гэндзи очень уставал, когда был с ней и они оба эмоционально отдалились.

Так она возгордилась… Не думаю, что приятно иметь дело с таким человеком.

— Даже так, Леди Рокуджоу действительно любила Гэндзи, но не могла правильно выразить свои чувства. И когда она почувствовала проблему, родился незаконнорожденный ребёнок Гэндзи и Аой но Уэ…

— И она наложила проклятие. Действительно несчастливая история…

— Ага. Сильные чувства к кому-то достойны уважения, но она причиняла боль другим. Это очень трагичная история.

Понимаю. Неудивительно, что Химеджи-сан не нравится эта история. Никто не будет чувствовать себя хорошо после прослушивания такой истории.

— Я всегда чувствую боль, когда читаю эту историю. Буду ли я беспокоить человека, если я люблю его слишком сильно…

— Мизуки-чан… эта история очень трагичная, но поэтому я считаю важный прочитать её, потому что…

Амано-семпай внезапно остановилась.

*Болтовня…*

Громкие звуки разговоров доносились из класса.

— ??? Что это?

Амано-семпай посмотрела на источник шума. Я тоже посмотрел. Уроки закончились, но в классе F всё ещё много людей.

— Ёши-кун, все ли остаются в классе как сейчас, после окончания уроков в Академии Фумизуки?

— Ну… есть немного, кто остаётся поиграть… но…

Это было далеко, поэтому я не мог чётко увидеть, но эти парни не кажутся играющими, но, похоже, они собрались вокруг чего-то, чтобы посмотреть на что-то.

— Это выглядит немного странно. Дайте-ка взглянуть.

Я быстро и осторожно подхожу, и вижу…

— Му-муццурини, что с тобой?

Знакомый студент лежит окровавленным на полу, выглядит очень трагично.

— Ё-ёши-кун, это…

Иноуэ-кун, который подошёл немного позже, расширил глаза, спрашивая. Информационный брокер и эксперт по медицине класса F, Цучия Кота, на нём было много синяков и царапин, из носа Муццурини лилась кровь. У него, лежавшего на полу, была коробка, похожая на записывающий жучок.

— Кто так жестоко обошёлся с Муццурини?

— Ну ... это должно быть Цучия-кун, я полагаю. Похоже, его жестоко избили.

— Иноуэ-кун, это не имеет значения.

— Ха?! Ты же не можешь такое сказать, верно? Он серьёзно ранен.

— Я говорю, что это «жестоко».

Я указал на вещь, которую держал Муццурини.

— Что это за коробка? Что с ней?

— Присмотрись, Иноуэ-кун. Разве коробка не открыта?

— Ун, ага.

— Другими словами… секретные аудиофайлы, что для Муццурини дороже жизни, были отняты.

— Ты говоришь что-то странное, Ёши-кун! Разве жизнь Цучии-куна не важнее?

Ядрён батон… кто поступил так жестоко…! Отнять аудиофайлы Муццурини такое же дьявольское деяние, как забрать кислород с Земли.

— Коноха-кун, Ёши-кун, что случилось…ах, как, как жестоко…

— Токо-семпай, как ты видишь, Цучия-кун…

— Это слишком жестоко, отнять файлы Цучии-куна вот так…

— Токо-семпай? Твои мысли перепутались, когда ты увидела кровь? То, что ты говоришь, странно!

Мне кажется, что Токо-семпай выглядит слабой, и она не тот, кто часто видит такое, поэтому сейчас она выглядит не очень хорошо.

— Ну, Акихиса-кун, что случилось?

— Не подходи, Химеджи-сан! Амано-семпай, пожалуйста, отойди назад на некоторое время.

Это не та сцена, которую мы можем позволить увидеть девушкам. Им потом могут сниться кошмары.

— Д-да, ладно, Иноуэ-кун.

— Позвоните в скорую, сейчас же…

— Ун! Давайте найдём убийцу и отомстим за Муццурини!

— Пожалуйста, Ёши-кун! Послушай меня! У него ещё есть шанс выжить!

Судя по виду жертвы, на наше счастье насилие было совершено не слишком давно. Вероятность, что убийца где-то поблизости, можно считать довольно высокой.

— В любом случае, давайте найдём кусок ткани, чтобы прикрыть Муццурини. Это слишком грубо

— Ёши-кун… разве Цучия-кун не твой друг…?

— Конечно. Поэтому мы найдём убийцу.

Я снял штору из угла классной комнаты, чтобы прикрыть Муццурини. Теперь мне не нужно беспокоиться, что Химеджи-сан или Амано-семпай увидят что-то плохое.

— Вы обе, можете заходить.

Убедившись, что всё совершенно безопасно, я позвал Химеджи-сан и Амано-сэмпай.

— А, хорошо.

Химеджи-сан и Амано-сэмпай вошли. Одноклассники, бывшие вне класса, тоже вошли. Все начали переговариваться.

— Вау, как отвратительно.

— Ага, действительно отвратительно.

— Абсолютно отвратительно.

— Ёши-кун, кажется, у студентов в классе отсутствует важное человеческое качество…

— Ага, я часто об этом думаю.

Эти парни из класса F не имеют много здравого смысла, оставляя в стороне такую отвратительную сцену, как эта. Я поправил занавеску, чтобы Химеджи-сан и Амано-семпай не были шокированы.

— Угх, эта Шоуко. Она всё больше превращается в Госпожу… а? Что здесь случилось?

Сомневающийся голос разнёсся по классу.

— А, Юджи. Пытки закончились?

Заговорившим был Юджи, которого пытала Киришима-сан. Время пыток было короче, чем я ожидал.

— Я отделался двумя сломанными рёбрами.

— О. Давай сперва поговорим не об этом. Посмотри, Юджи.

— А? Ёши-кун, не думаю, что ты можешь пропустить мимо ушей слова Сакамото-куна простым «о»?

Я стараюсь не позволить Химеджи-сан и Амано-семпай увидеть эту сцену, когда оттягиваю занавеску.

— Это Муццурини? Какая гадость…

— Ага. Жестоко, не правда ли?

— Я знал, что ты скажешь это, Сакамото-кун.

Юджи сузил глаза, и спокойно посмотрел на гротескную форму Мутцурини (важные части были зацензурены/запикселены). Этот парень может спокойно наблюдать за тем, на что обычный человек не может смотреть.

— Ну, Акихиса-кун, что там произошло?

Химеджи-сан единственная, кто не знает, что произошло, поэтому она нервничает. Её волнение только ухудшится, если мы продолжим это скрывать, поэтому мне следует рассказать ей.

— Это тело Муццурини.

— Как, как это. Цучия-кун…?!

Химеджи-сан в шоке широко распахнула глаза. Не слишком удивительно.

— Встряхнись, Мизуки-чан.

Амано-семпай поддержала Химеджи-сан, когда та чуть не упала.

— Но это действительно хлопотное дело.

С этими словами Юджи отводит взгляд от Мутцурини.

— Ага. Общеизвестно, что у него много кровотечений из носа, но другие раны странные.

— Ага, они прозрачно намекают, чего его избили.

На лице Муццурини обычные следы крови, но вне всяких сомнений, на нём есть следы насилия и у него потрёпана одежда.

— Иными словами, это убийство.

Амано-семпай встала и сжала кулак.

— Мы найдём убийцу и подарим покой душе Цучии-куна!

Иноуэ-кун посмотрел на неё, положил ладонь на свой лоб и вздохнул.

*****

— Это собранная нами информация.

— Поняла.

Амано-семпай записывает в блокнот информацию, которую Юджи и я получили после опроса одноклассников. Как и ожидалось от Литературной Девушки, у Амано-семпай красивый и удобочитаемый почерк.

— Хм.

Амано-семпай смотрит в блокнот и в размышлении крутит ручку.

— Никаких зацепок.

Произнёс Иноуэ-кун, заглядывая в блокнот со спины Амано-семпай. Он прав. Кажется, от собранной нами инфы мало пользы.

— Ага, Иноуэ-кун. Мы не можем узнать ни время убийства, ни кто убил Цучию-куна.

Как и Иноуэ-кун, я тоже смотрю в блокнот Амано-семпай. Там были разные по форме, но похожие по содержанию сведения.

— Все люди класса F сказали, что их не было в классе, а когда они вернулись, Муццурини уже лежал на полу… ну… так мы ничего не поймём.

Если бы хоть один одноклассник сказал что-то иное, мы смогли бы найти зацепку. Но все они говорят одно и то же, и это ничего нам не даёт. Это очень тяжело.

— Поскольку все говорят одно и то же, есть только одно открытие.

Химеджи-сан с любопытством наклоняет голову. Похоже, её ум не мог не думать об этом.

— Ах, постой. Это неестественно.

Что имеет в виду Амано-семпай, говоря нам подождать?

— Что там, Амано-семпай? У тебя есть какие-то мысли на этот счёт?

— Ну, я не придумала что-то такое… но это кажется неестественным.

— Неестественным?

— Ага. Подумай об этом. Цучия-кун лежал в классе, так?

— Ага.

— Но все в классе сказали, что они увидели его лежащим, когда они вернулись в класс, верно?

— Ага.

— Не находишь это странным? Прошло не так много времени, так почему все одноклассники сказали, что они вернулись в класс?

— А, кстати…

Иноуэ-кун ударил кулаком по ладони другой руки. Он что-то понял?

— Юджи. Вы двое что-то поняли?

— Ты точно глупый.

Недавно я привык к тому, что меня называют глупым.

— Акихиса-кун, Токо-семпай и Иноуэ-кун говорят, что преступление произошло не так давно, но в классе никого не было. А затем все вернулись в класс.

Объяснила мне Химеджи вместо нетерпеливого Юджи.

— Ага. Иными словами, кто-то вынудил всех одноклассников оставить класс пустым.

Я не могу не аплодировать блестящей дедукции Амано-сэмпай. Понятно, это выглядит странно. Странно, что все одновременно не были в классе, и также подозрительно, что все вернулись. Должна быть причина для этого.

— Давайте спросим ещё раз. Эй, Сугава, иди сюда.

Юджи поднялся и позвал Сугаву.

— Чего, Сакамото?

— Это быстро. Когда ты ушёл из класса…

— Ага, это потому что…

Юджи подтвердил эту странность, обнаруженную Амано-семпай. Поспрашивав многих, Юджи вернулся.

— Как оно, Юджи?

— Амано-семпай верно подметила, я получил новую информацию.

— Что там?

— Все вышли, чтобы получить секретные фотографии Муццурини, которые были выброшены из окна.

Секретные фотографии Муццурини ... неудивительно, что все вышли, чтобы получить их. Я бы тоже пошёл ними, окажись рядом. Но…

— Странно.

— Ага.

Мы понимаем, что это странно.

— А? Ёши-кун? Почему ты говоришь, что это странно?

Иноуэ-кун выглядит непонимающим. Это определённо не то, что могут понять Амано-семпай и Иноуэ-кун, которые из другой школы.

— Муццурини — ужасный извращенец.

— А, ладно.

Я чувствую лёгкое движение кое-чего, покрытого занавеской. Похоже, труп мотает головой, отрицая, что он извращенец.

— Этот парень никогда не допустит ошибку новичка, позволив ветру сдуть свои секретные фотографии.

— Тогда…

— Полагаю, Муццурини сделал это, чтобы выманить наших одноклассников.

— Ага, рассуждения логичны.

— А? Ты говоришь, что Цучия-кун выманил всех? Но зачем?

— Кто знает… мы не поймём, если не проведём расследование… и сперва, почему он умер.

Мы обнаружили что-то новое, но нужно исследовать глубже. Нам все еще не хватает информации.

— Единственный человек, на которого мы могли бы положиться —сам Муццурини.

— Нам надо было в первую очередь отправить его в лазарет…

Будь Муццурини жив, мы могли бы спросить его, кто был убийцей, но теперь он выглядит мёртвым, так что ничего не поделать.

— Исследовать… кто более впечатляющий, чем Цучия-кун?

— Даже у Маки может не быть таких данных.

Химедзи-сан и Амано-сэмпай думают о людях, которые могут предоставить нам сведения. Данные… фотографирование… прослушка…

— А.

Мой разум подумал о девушке.

— Так ты тоже подумал об этом человеке, Акихиса.

— Ун. Поскольку мы не можем положиться на Муццурини, нам нужно довериться ей.

Верно, девушка с конским хвостом должна что-нибудь знать.

— Похоже, нам нужна Шимада ... где она?

— Кстати, я её не видел. Где она?

Девушки с конским хвостом нет в классе. Тогда Шимизу Мизару класса D раскроет нам местоположение своей возлюбленной — Минами.

— Вы ищите Минами-чан? Она сказала: «Я не хочу разговаривать с глупыми и невежественными людьми» и ушла.

— А? Котобуки сказала то же самое перед уходом. Они пошли вместе?

Иноуэ-кун вопросительно посмотрел на Химеджи-сан. Котобуки-сан. Девушка, что приходила ранее, с волосами до плеч и гордым видом? Похоже, она может ладить с Минами. У них хорошие отношения?

— Но это будет непросто. Если Минами не рядом, будет довольно сложно спросить Шимизу-сан.

— Ага, Шимизу даже не выслушает парней. Даже если мы попросим Химеджи-сан, девушку, расспросить её…

— …Ага, это не поможет.

— А? Да? Что?

Юджи и я смотрим на определенную часть тела Химеджи-сан. Она симпатичная и приятная, но размер этой области сильно отличается от предпочтений Шимизу-сан. Это величественно и здорово, но, к сожалению, не сработает, когда мы просим о помощи Шимизу-сан.

— А, это может сработать, если пойдёт Амано-сэмпай

— Я? Почему я?

— Ты совершенно отличаешься от Шимады, Амано-семпай, но поскольку ты милая и у тебя замечательная фигура, Шимизу это может понравиться.

Верно. Амано-семпай — идеальный кандидат. Её характер отличается от Минами, но у неё приятная внешность, и она действительно стройная во многих аспектах, поэтому я полагаю, это может сработать.

— Ёши-кун, почему ты говоришь, что это должна сделать Токо-семпай?

— Я буду честен с тобой, девушка, что владеет информацией…

— Ага, так что поторопись и попроси её…

— Ун, итак, пойдём не мы, но Амано-семпай.

— Серьёзно?

— Коноха-кун, почему у меня внезапно появилось плохое предчувствие…?

Амано-сэмпай крепко обняла себя обеими руками.

— Просим пойти Токо-семпай?

— Это трудно объяснить ... эта девушка немного отличается от обычных девушек

— Кроме того, в этой школе много странных людей…

— Она девушка, но любит девушек больше, чем парней.

— Ах…?

— Также... она немного уникальна в своих предпочтениях... как бы объяснить, ей нравится грудь небольших размеров, маленькая.

— Проще говоря, ей нравятся плоскогрудые девушки.

— НЕЕЕЕЕЕТ!!!!

Услышав простые слова Юджи, Амано-сэмпай закричала.

— Я ОПРЕДЕЛЁННО НЕ ПОЙДУ! У МЕНЯ НЕТ ТАКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ, В ОТЛИЧИЕ ОТ ЁШИ-КУНА И САКАМОТО-КУНА!

— У НАС ТОЖЕ НЕТ ТАКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ!!!

Хором заспорили Юджи и я. Будет плохо, если мы не устраним это недоразумение, что она имеет о нас.

— В любом случае, я возражаю против этого плана! Придумайте другой!

Амано-семпай показывает жест отказа. Похоже, нам её не убедить.

— Есть другие варианты, Ёши-кун?

— Хм… может быть, но я могу думать только об одном…

— Вот как? Возможно, трудно с этого переключиться…

Иноуэ-кун и я серьёзно задумались. Это, правда, сложно. Шимизу-сан любит симпатичных, стройных девушек с плоской грудью. Есть ли ещё кто-нибудь, кроме Минами и Амано-семпай, кто полностью соответствует…?

— А-а…

— ??? Чего, Ёши-кун? Почему ты уставился на меня?

— Ничего, я просто осознал…

— Да?

— Иноуэ-кун, у тебя такое милое лицо, словно у девушки.

*****

— Не делайте этого! Это точно не сработает! Любой догадается с первого взгляда!

Несколькими минутами спустя, после сделанного Амано-семпай звонка, немедленно пришла Маки-семпай, и в углу класса F началось преобразование Иноуэ-куна.

— Нет, это замечательно, Коноха-кун! Я думаю, что тебе пойдёт женская одежда!

Счастливая Амано-семпай совершенно отличается от Иноуэ-куна, который заспорил, услышав моё предложение.

— Я не хочу так выглядеть! Ты всегда видела меня в таком свете, семпай?! Я не хочу, чтобы ты говорила мне такое до тех пор, пока не окончишь школу, Токо-семпай!

— Я чувствую, что ты будешь прекрасной девушкой! Я гарантирую это!

— ПОСЛУШАЙ МЕНЯ!

Их разговор звучит как ссора, но и не как ссора. Иноуэ-кун говорит, что с ним поступают так против его воли. Но Иноуэ-кун не кажется мне посторонним.

— Иноуэ-кун.

— Да? Что, Ёши-кун?

Я попытался заговорить с ним душевно, чтобы поддержать его, уставшего от споров. Я не знаю, какая между нам связь, я просто говорю.

— По какой-то причине, я считаю, что ты очень похож на меня, Иноуэ-кун.

— Поторопись и извинись перед ним, Акихиса. Твои слова — величайший позор для него.

— Прости, Иноуэ-кун. У Акихисы-куна не было злого умысла.

— А? Ха? Я просто сказал, что он похож на меня. Почему меня отчитывают?

Звучит так, словно быть мной — это оскорбление.

— Готов морально, Коноха-кун?

Пока все с энтузиазмом говорили обо мне, прозвучал лёгкий беззаботный голос.

— О чём ты говоришь? С каких это пор я морально готов?

— Правда? Тогда начинаем.

— Я говорю, Маки-семпай, ты вообще слушаешь меня?

— Нет. Совсем.

Иноуэ-кун выглядит очень неохотным, тогда как Маки-семпай мило улыбается, когда говорит такие вещи. Эта улыбка богача, что не терпит никаких возражений.

———20 минутами позже———

— Такой хорошенький. Ты такой милый, Коноха-кун!

— Вау… потрясающе…

— Иноуэ-кун вылитая девушка…

— Ага, действительно потрясающе…

Он прямо как старшеклассница.

— Я никогда так не сожалел, что я кохай этого семпая, как сейчас…

Иноуэ-кун говорит это со злым взглядом. Но это выражение девичьей депрессии только больше делает его похожим на женщину.

— Если у нас будет больше времени, я хочу использовать наращивание волос вместо парика, чтобы сделать его более естественным, но не сегодня.

Продолжая говорить, Маки-семпай расчёсывает волосы Иноуэ-куна. Как парень, я не понимаю, зачем она так подробно описывает детали. Для меня Иноуэ-кун выглядит как девушка, и нет необходимости украшать его дальше.

— Коноха-кун, когда тебе нужно будет так переодеться в следующий раз, пойдём по магазинам. Будет весело.

— АБСОЛЮТНО НЕТ!

Длинные волосы Иноуэ-куна касались шеи. Он одет в ту же форму, что и Амано-семпай, поскольку мы в школе, но его лицо и волосы совершенно изменились после макияжа. Как бы я ни посмотрел, он выглядит идеальной девушкой.

— В соответствии с вашей просьбой, я не слишком корректировала грудь, всё нормально?

— С этими словами Маки-семпай указывает на грудь Иноуэ-куна. Есть причина, почему она беспокоится об этом, ведь грудь Иноуэ-куна похожа на скалу.

— А, всё должно быть отлично. Будет плохо, если она будет слишком большой. К слову, если мы что-нибудь не сделаем, а она коснётся груди, то она может что-нибудь заподозрить…

Проверяя, Юджи положил руку на грудь Иноуэ-куна. И в этот момент.

— …

Киришима-сан проходила мимо класса.

— …

— …

Юджи застыл после взгляда Киришимы-сан, а его рука покоится на груди Иноуэ-куна (женская версия). Киришима-сан, ставшая свидетельницей этому, смотрит ледяным взглядом. Они оба обменялись взглядами и Юджи спокойно заговорил.

— Если… если я смогу безопасно пройти сквозь эту дверь, я хочу вырастить большую белую собаку…

Забормотал Юджи, глядя в окно с потерянным выражением.

— …Сакамото Юджи. Соберись.

Киришима-сан выпустила глубокий голос.

— Я будут там немедленно, мэм! *ВАГХ*

— Можешь торжествовать!! *Пиу*

Юджи отдаёт честь, и я салютую ему в ответ, наблюдая за его величием со спины. Ты должен вернуться живым, Юджи…!

— Ёши-кун, что с Сакамото-куном?

— Иноуэ-кун, пожалуйста, тоже помолись за этого парня и надейся, что он вернётся живым.

— ??? О чем ты говоришь?

Юджи исчезает, дверь закрывается. После некоторых странных шумов, которые невозможно объяснить словами, я, кажется, слышу спокойный голос Юджи: «Ох, нехорошо, я больше не могу защищать свою жизнь. После этого *ХЛОП* открылась дверь в класс. В двери появился Киношита Хидэёши.

— Дела Юджи очень плохи. Что происходит?

Похоже, он видел трагедию в коридоре. Киришима-сан только что взорвалась в беспрецедентной ярости…

— Обычное дело, не бери в голову… кстати, почему ты здесь, Хидэёши?

— Я хочу позаимствовать некоторые столы и стулья из пустого класса для драмкружка, поэтому и пришёл сюда.

Хидэёши-кун осмотрелся в классе. Он увидел Иноуэ-куна (женская версия), Амано-семпай и Маки-семпай.

— А? Разве это не старшеклассницы, с которыми мы сражались Аватарами в прошлый раз?

— А? Мы встречались ранее?

Токо-семпай с любопытством наклонила голову. Да, Хидэёши не познакомился должным образом с Иноуэ-куном и остальными, и наоборот.

— Тогда я представлю. Мой одноклассник — Киношита Хидэёши.

— Я Киношита Хидэёши. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне.

— Хидэёши-кун, да? Я Амано Токо. Пожалуйста, позаботься обо мне

— Я Химекура Маки, пожалуйста, позаботься.

— ...Ну ...я Иноуэ Коноха…

В отличие от этих двух, Иноуэ-кун представился смущённо.

— Здесь так много красавиц. Если возможно, я надеюсь, что вы сможете помочь в драмкружке.

Говоря это, Хидэёши смотрит на всех трёх. Воистину, драмкружок определенно будет более увлекательным с ними тремя.

— Ну, Хидэёши-кун, я силой втянут в это по определённым причинам. Но, вообще, я парень…

— Ахаха, что ты говоришь, Иноуэ-кун? Даже если я идиот, который ничего не смыслит в актёрской игре, я знаю, что в принципе невозможно найти в этом мире такого милого парня, как ты.

Чувствую, я должен что-нибудь сказать.

— Нет, я действительно парень! И я чувствую, что ты намного симпатичнее меня, Киношита-кун.

— Ты говоришь, что ты парень? А ты шутник, да, Иноуэ-кун? Тем не менее, лучше не говорить, что я, как парень, привлекательнее.

Думаю, я слышу разговор, похожий на хождение по тонкому льду.

— Ой, простите, у меня не останется времени попрактиковаться, если я не поспешу обратно. Прошу меня извинить.

Хидэёши берёт несколько столов и стульев из угла класса и уходит. Похоже, он очень занят своей клубной деятельностью.

— Я засвидетельствовала красоту Иноуэ-куна. Пришло время уйти.

Маки посмотрела вслед ушедшему Хидэёши, счастливо взглянула на одетого в платье Иноуэ-куна, после чего собрала свои вещи и приготовилась уйти.

— Прости, что побеспокоили тебя из-за упрямства Токо-семпай.

— Всё хорошо. Это просьба моей милой Токо-чан… а ты можешь стать знаменитой моделью, Коноха-кун.

— Ха?! Н-не говори так! Я определённо не стану моделью или кем-то таким!!

— Ещё увидимся! Токо-чан, Коноха-кун, все в Академии Фумизуки!

Маки-семпай просто ушла. Она хорошенькая, прямолинейная, крутая, у неё отличная фигура. Она прямо как статная леди…

— Акихиса-кун, кажется, что-то вытекает из твоего носа?

— А, Химеджи-сан, почему ты злишься…

— Не беспокойся. Идём, Токо-семпай, Коноха-кун.

— Ага. Все вернутся и заметят нас, если мы будем шататься здесь. Вперёд, Коноха-кун.

— Ох, стой! Я не хочу идти! Быть одетым так во время ходьбы… хэй, не тяни меня!

— Постой, я тоже пойду!

Пока Химеджи-сан вела их по направлению к классу D, Иноуэ-кун выглядел несчастным, его тянула за руку Амано-семпай.

*****

— Ты можешь спрашивать всё, что захочешь!

— Итак, вы Шимизу-сан, верно? Пожалуйста, не придвигайте своё лицо слишком близко…

— Просто зови меня Михару, сестрица Коноха.

Увидев Иноуэ-куна (или –сан?), Шимизу мгновенно уставилась на него. Мы почувствовали себя неловко и захотели уйти.

— Ми-михару-сан? Разве тебе не нравится Шимада-сан?

Своим вопросом Иноуэ-кун оттолкнул страсть Шимизу-сан.

— …Правда, сестрица.

Шимизу-сан вздыхает и раздражённо смотрит. А? Они поссорились?

— У неё уже есть Михару, но она всё равно ушла с девушкой из другой школы. Сестрица — предательница, поэтому Михару тоже хочет обмануть её!

А, понятно. Минами оставила Шимизу-сан в одиночестве и ушла с Котобуки-сан, что сделало Шимизу-сан несчастной. Вот почему она сфокусировалась на Иноуэ-куне, полагаю, так?

— Иноу… нет, Коноха-чан, сперва спроси, что хотел спросить.

— А-ага. Могу, Михару?

— Ладно.

— Здесь есть студент класса F по имени Цучия Кота-сан, верно?

— Нет. В этом мире есть только Михару и сестрица Коноха.

Вот так запросто она отрицает существование этого парня. Что же, в таком случае мы используем хитрый трюк.

— Коноха-чан, поскольку Шимизу-сан ничего не знает, больше нет надобности оставаться здесь. Пойдём куда-нибудь ещё.

— Академия Фумизуки, класс 2-F, студент Цучия Кота: кодовое имя Муццурини, рост 162 см, масса 48 кг, специализация — медицина, низкая успеваемость по всем остальным предметам. Обладает выдающейся мобильностью и навыком сбора информации, это парень, что пойдёт на всё, чтобы удовлетворить своё половое любопытство.

— Оу, ты ответила довольно подробно, Михару-сан…

— Михару использовала в 2000 раз больше клеток мозга, чем обычно, чтобы ответить на вопрос сестрицы Конохи.

Это действительно страшно, когда она так отвечает даже без хвастовства.

— Касательно Цучии-куна, что он делал сегодня после школы? Например, тайно встречался с кем-то?

Шимизу-сан некоторое время размышляет над вопросом Конохи-куна. Подождите, нужно ли думать? Разве она не может просто ответить прямо?

— Похоже, сестрица Коноха хочет найти человека, что превратил идиотскую свинью в это, верно?

— Ага.

— Понятно. Я скажу тебе, если ты сходишь со мной на свидание, сестрица Коноха.

[✱]Или «если ты готова встречаться со мной».

Как и ожидалось, она выдвинула подобное условие. Но это здорово.

— Хорошо. Ты получишь это, Шимизу-сан.

— Эй, Ёши-кун, не решай за меня!

— Всё будет хорошо, Коноха-кун. Ты будешь послан, едва снимешь свою женскую одежду.

— Ты, ты прав, но…

Иноуэ-кун делает неловкое выражение, что говорит «я же нарушу обещание». Он, правда, думает о других. Смею сказать, что даже если мы перевернем все татами в классе F, мы никогда не сможем найти такого парня, как он.

— Сделка заключена. Тогда я скажу.

Шимизу-сан ухмыляется как плохой парень в кино.

— Похоже, Цучия Кота встретился с девушкой класса A по имени Кудо Айко.

— Кудо-сан?

Кудо-сан, девушка из класса A с мальчишескими замашками и огромным интересом к сексу. Ее можно считать достойным противником Муццурини в медицине.

— Думаю, он спросил о «правильном методе купания, который он пропустил».

— Муццурини… ты…

Теперь мы понимаем, как он получил кровотечение из носа. Несомненно, Муццурини самоуничтожился, услышав эту тему.

— И, похоже, насилие было совершено парнями класса F.

— Ах, одноклассники Цучии сделали это?

Иноуэ-кун выглядит потрясённым, услышав, что убийцы — одноклассники, но мне кажется это очень естественным. В нашем классе нормально убивать одноклассника в приступе ревности.

— Значит, Кудо-сан должна была видеть лицо убийца, верно?

— Нет, она не видела. Убийство произошло, когда Цучия остался один.

Следовательно, кто-то в классе знал, что Муццурини и Кудо-сан говорили об очень эротичной теме, он оказался достаточно завистлив и мстителен, чтобы убить.

— Хм ... во всяком случае, поскольку убийца — парень из класса F, мы должны вернуться. Пойдем, Коноха-чан

— Ага, спасибо, Михару.

— Ой, ты так просто уйдёшь? Разве ты не можешь оставить поиски этой свинье? Я хочу сделать с тобой кое-что, сестрица…

— Эм, нет… Чувствую, это может быть опасно…

— Кстати, у Михару есть ключ от лазарета. Там есть кровать, так что мы можем…

— Д-давайте поспешим назад, Ёши-кун! Мы должны поскорее найти убийцу и изучать «Повесть о Гэндзи»!

— Ах! Сестрица! Пожалуйста, выслушай меня!!

— Что, Михару-сан?

— Несколько дней назад, может, это совпадение, Михару читала древнюю классику.

— Да.

— Если ты хочешь учиться, не будет ли «Тысяча и одна ночь» лучше, чем «Повесть о Гэндзи»?

— Что…?

— Если тебя это заинтересует, пожалуйста, найди Михару. Михару всегда будет ждать тебя в лазарете.

*****

— Парень, что напал на Муццурини, наш одноклассник. Это определенно из зависти…

Мы заранее посоветовали Химеджи-сан и Амано-семпай отступить в целях безопасности, позже мы встретимся, обменяемся информацией и вернёмся в класс F.

— Кудо-сан привлекательная девушка, понятно, что все в классе будут завидовать разговору Цучии с Кудо-сан.

По своей наивности Химеджи-сан называет это завистью. Но в большей степени это ревность, что причиняет кому-то боль.

— Я внезапно вспомнил «Повесть о Гэндзи», о которой ты говорила, Амано-семпай, причинение боли из-за ревности.

— Ага. Это немного отличается, но факт в том, что трагедия произошла из-за ревности.

Мы не слишком знакомы с этой историей, поэтому мы можем почувствовать, что эти две истории похожи. Вернее, мы можем чувствовать, что они похожи, потому что такая ситуация произошла после прослушивания синопсиса.

— Кстати, Михару-сан под конец сказала что-то странное.

Произнёс жалкий Иноуэ-сан, у которого нет времени, чтобы снять девичью одежду.

— Ты говоришь о «не будет ли «Тысяча и одна ночь» лучше, чем «Повесть о Гэндзи»?»?

— Да.

Почему она сказала это? Имеет ли это какое-либо отношение к делу?

— «Тысяча и одна ночь» история о женщине, рассказывавшей королю истории каждую ночь, чтобы он не мог убить её, верно? При чём тут это?

— А, я тоже знаю. Король увлёкся историями, и, в конце концов, так и не убил женщину.

Кажется, я слышал об этой сказке раньше.

— Ёши-кун, Мизуки-чан, это всего лишь небольшая часть этой истории. «Тысяча и одна ночь» — это сборник рассказов. Один из них включает историю под названием «Рыбак и джинн», где из лампы может появиться джинн, чтобы дать человеку 3 желания. Есть также история любви с бывшей принцессой Зумруддом и сыном богача Али Шар, и еще много рассказов.

Как и ожидалось от Литературной Девушки, она может безупречно рассказать содержание книги. Страсть Амано-семпай к книгам ни с чем не сравнить.

— Но почему «Тысяча и одна ночь» уместнее «Повести о Гэндзи»? По моим ощущениям, «Повесть о Гэндзи» более подходит в этой ситуации…

— Ага. Я не понимаю, что Михару пыталась сказать.

Четверо из нас погрузились в глубокие раздумья. Здесь есть намёк, или она сказала это случайно? Мы продолжали думать всю дорогу, пока не дошли до класса F. Но всё выглядит плохо.

— Удаление пятен крови Муццурини занимает много времени.

— Как хлопотно.

— Но Железный человек будет орать, если мы не очистим их. Да и пол будет грязным.

Несколько наших одноклассников выходят из класса, собираясь вернуться домой.

— Что нам делать? Если так продолжится, все уйдут, а мы всё ещё не нашли убийцу!

— Ёши-кун… может всё так, но у нас нет зацепок.

Гра…! Мы будем смотреть, как убийца уходит? Мы не сможем отомстить за Муццурини, не вернём файл. Как я могу принять это…!

— Все будет хорошо, Ёши-кун. У меня есть план, поэтому, пожалуйста, вернись и собери всех в классе

Обратилась ко мне, стиснувшему зубы, Токо-семпай.

— Токо-семпай, ты знаешь кто убийца?

— Нет. Но думаю это не проблема, что я не знаю.

Поскольку Токо-семпай так уверена, я просто сделаю, как она говорит. У нас не так много времени.

— Принято. Я соберу всех. Эй, все, не торопитесь вернуться домой! Мне есть, что сказать всем. Вернитесь назад, пожалуйста.

— Хах? Что ещё?

— Я думал, что мы уже можем идти домой.

— Непруха.

— У этих девушек есть, что сказать всем вам.

— Ну, тогда я просто сяду.

— Верно, давай сядем.

— Тогда нам остаётся только сесть.

Увидев Амано-семпай и Иноуэ-кун в одежде девушки, все аккуратно выстраиваются в линию и возвращаются в класс. Очень здорово, что эти ребята настолько послушны.

— Просим, Амано-сэмпай.

— Хорошо.

Когда все посмотрели на неё, будучи в аномально неподвижном состоянии, Амано-семпай вышла вперёд и кашлянула.

— Мы ищем убийцу, который так жестоко обошёлся с Цучией-куном.

Строго заговорила Амано-семпай. Она словно стала совершенно другим человеком.

— К сожалению, кажется, убийца среди нас

Закончила Амано-семпай, и в классе поднялся шум, каждый говорил, что это не он.

— Иноуэ-кун, мы не знаем, кто убийца, так что планирует делать Амано-семпай?

— Ну ... я понятия не имею, о чем она думает, но всё должно быть в порядке.

— В самом деле?

— Ага. Мы же говорим о нашем семпае.

Иноуэ-кун рядом со мной не выглядит слишком обеспокоенным. Полагаю, между ними особое доверие.

— Я слышала, что это было из ревности, потому что Цучия-кун и Кудо-сан так увлечённо разговаривали.

Такой мотив очень распространён, поэтому мы не сможем сказать, кто убийца. Как Амано-сэмпай планирует найти убийцу?

— Я слышала, что ваш класс изучал «Повесть о Гэндзи», поэтому позвольте мне рассказать вам историю из неё.

Одноклассники успокоились и навострили уши, чтобы послушать Амано-семпай.

— Всем известно, что Леди Рокуджоу прокляла Аой но Уэ из ревности. Когда она была на грани смерти, она стала призраком, который проклинал леди Мурасаки, которую Гэндзи любил больше всего в своей жизни. Она не могла честно встретиться с Гэндзи, не могла выразить свои сильные чувства и в итоге причинила боль другим. Это была действительно трагическая история.

Мои одноклассники опустили головы, может показаться, что они думают над словами Амано-семпай… но это невозможно. Очевидно они размышляют «Что такое «Повесть о Гэндзи»? Это съедобно?».

— Но, пожалуйста, вспомните, что случилось позже, что сделала дочь Леди Рокуджоу, императрица Акикомару, узнав, что её мать смертельно проклинала кого-то.

Амано-семпай сделала паузу, вероятно для того, чтобы все подумали. Затем она медленно продолжила.

— Императрица Акикомару была обеспокоена, что её мать стала такой, и даже подумывала стать монахиней, чтобы молиться за свою мать.

Амано-семпай рассказывает нам продолжение «Повести о Гэндзи», которого никто не знал.

— Эта история... не говорит нам, что сильные чувства ошибочны, но говорит, что неправильно ревновать к другим только потому, что вы не можете правильно передать свои чувства. Поскольку она была гордой, Леди Рокуджоу не могла передать свои чувства Гэндзи. Ее неспособность передать свои чувства вызвала много проблем. Результатом неспособности выразить свои мысли стали грусть и месть. Это истинная суть истории. Это может быть трудным — правильно передать свои чувства. Если бы она могла это сделать, много людей бы не умерло, и Гэндзи не боялся бы её. Может быть, если бы он знал о её чувствах к нему, у них могла бы быть любовь, и её любимая дочь не была бы так обеспокоена.

Амано-семпай права. Это страшно — проклинать других, нужно надеяться, что любовь других будет счастливой. Может быть, они могли бы жить счастливо, если бы она выразила свои мысли по-настоящему, если бы Леди Рокуджоу не ревновала.

— Поэтому я надеюсь, что человек, сделавший это с Цучией-куном, сделает шаг вперед. Если вам нравится Кудо-сан, признайте свое преступление и сообщите ей о своих чувствах. Тогда вы не будете чувствовать себя обеспокоенным, это и ради неё — ради Кудо-сан.

Понятно. Вот что Амано-семпай хотела сказать. Использовать «Повесть о Гэндзи», чтобы сказать убийце, что он должен прямо выразить свои чувства к этому человеку, а не вредить другим, и это будет истинное счастье. В таком случае, убийца, которому нравится Кудо-сан, сделает шаг вперёд, чтобы признать свое преступление.

— …Ах? Нравится Кудо-сан?

Я внезапно заметил. Ядрён батон. Кажется, Амано-семпай допустила ошибку. Похоже, она думает, что человек завидовал возможности Муццурини счастливо поговорить с Кудо-сан, потому что она ему нравится. Ага, обычный человек так и подумает. Но в реальности это не так. В классе F убийца не действует из-за симпатии к Кудо-сан. Он просто не хочет, чтобы Муццурни первым обрёл счастье. Вероятно, убийца не поднимется, если мы попытаемся убедить его таким образом…

— Девушки считают, что простые и честные ребята милые.

— Я сделал это.

Наши парни F-класса слишком простодушны!

— Сугава-кун, ты настоящий убийца?

— Ага. Я слышал их разговор с Кудо, это заставило меня ревновать к диктофону, я не мог не принять меры. Я непростительный предатель.

Сугава-кун показывает печальное выражение. Похоже, он это сделал.

— Отлично, дело закрыто.

Амано-семпай кивнула. Отлично, теперь всё закончено…

— …Я тоже это сделал.

…Ха?

Мне послышалось? Э? Разве убийца не Сугава-кун?

— И ты, Асакура-кун…

— Ага, предательство Цучии непростительно.

Асакура-кун встаёт позади Сугавы-куна.

Тогда…

— Вообще, я тоже это сделал.

Удо-кун встал между ними.

Хах? Что за?

— Простите, вообще, я…

— Ну, вообще, я тоже сделал это.

— Какое совпадение, я тоже это сделал.

Кондо-кун, Сато-кун и Такенака-кун поднялись. Значит…

— Не говорите мне, все принимали участие...? Увидев Цучию-куна на полу, все, один за другим...

Химеджи-сан была шокирована. Не говорите мне, что первый убийца, увидевший, как Муццурини упал на пол из-за кровотечения из носа, совершил насилие, затем счастливо ушёл, а остальные одноклассники, увидевшие это, тоже побили его и это продолжалось… неужели?!

— Что, я думал, что только я сделал это.

— Кстати, не все ли выстроились в коридоре?

— Ага. Я тоже это заметил.

— Если все сделали это, тогда нечего бояться.

— Ага, это прекрасное ощущение после его избиения.

— Я даже спрятал жучок в свою одежду, после того, как избил его.

Такой, такой жестокий класс ... Я так потрясен, что утратил дар речи.

— Ё-ёши-кун… все в этом классе такие?

— Ун, ага, совсем все…

Я слишком устал, чтобы объяснять положение дел широко распахнувшему глаза Иноуэ-куну.

— В-вот как…

— Простите за доставленные неудобства, ребята…

— Прости, Иноуэ-кун.

Химеджи-сан и я опустили головы в извинениях.

— Я ГОВОРЮ, ВЫ, РЕБЯТА, ДОЛЖНЫ ЗАДУМАТЬСЯ НАД ЭТИМ!!

Высказала нашим одноклассниками с подиума Амано-семпай.

*****

— В конце концов, мы не смогли провести исправительное занятие, Токо-семпай.

— Ага. Ничего не поделать. Как можно учиться в такой ситуации?

— Действительно, не время для учёбы… а, кстати…

— Чего? Коноха-кун?

— Как это связано с намёком Михару-сан на «Тысячу и одну ночь»?

— Теперь, когда ты упомянул об этом, кажется, некоторое сходство есть.

— А? Вот как?

— В «Тысяче и одной ночи» есть история называющаяся «Сказка Горбуна»

— Серьёзно? О чём эта история?

— Пара убийц переносит труп в другое место. Человек, видевший это, думает, что труп — это вор, и пинает его, затем человек подумал, что это он убил труп, и перемещает его в другое место. Следующий человек думает, что это он убил, и перемещает труп… такова суть истории.

— Теперь, когда ты упомянула об этом, это немного…

— Похоже на эту ситуацию, верно?

— Ага… ха? Означает ли это, что Шимизу-сан уже знала, кто убийца?

— Да.

— Почему она не сказала мне?

— Тебе нужно спрашивать?

— ??

— Подумай. Если ты не найдёшь убийцу, разве ты не пойдёшь искать её, Коноха-чан?

— …

— Ладно, уже поздно. Нам пора вернуться, Коноха-чан.

— Токо-семай, я определённо брошу трубку в следующий раз, когда ты мне позвонишь.

—КОНЕЦ—
Авторское слово

Примечание. Перед прочтением прочитайте «Литературная девочка и Аватары, призванные девочкой» и «Литературная девушка и убитый идиот».

Иноуэ Кенджи считает, что все виды возможностей существуют в организме человека.

Я чувствую, что очень безответственно заключить, что «это невозможно сделать» и «у меня нет таких способностей», прежде чем пытаться это сделать.

Почему вы должны сдаваться, даже не начав работать над этим?

Почему вы думаете об этих бесполезных проблемах и не пытаетесь решить их?

У людей существует много возможностей. Будущее изменится в соответствии с нашей напряженной работой. Поэтому я надеюсь, что никто не сдастся, пока не попробует, и вам следует противопоставить всё, что у вас есть, с чем бы вы ни столкнулись.

Я намеревался использовать эту тему, чтобы написать свои мысли о «Литературной девушке».

— Я не буду голой моделью или косплеером, — цитата Иноуэ Конохи из части «Литературная девушка и Аватары, призванные девушкой».

Почему ты так говоришь, даже не попробовав?

Коноха-кун, ты сдался слишком рано. У тебя есть все возможности, ожидающие тебя.

Эта история началась с этой гнилой концепции. Я хочу, чтобы Коноха-кун испытал это страдание и представил, как он выглядит в таком виде. Честно говоря, это чрезмерно ужасающий поступок. Я действительно извиняюсь перед оригинальным автором Номурой-сан, иллюстратором Такеко-сан и всеми поклонниками «Литературной девушки» за показ такой невыносимой части.

Кроме того, я хочу использовать этот шанс, чтобы выразить свою благодарность.

Такеоке-сану, который помог мне с иллюстрациями, оригинальному автору Номуре-сан и всем редакторам и дизайнерам, которые помогли сделать этот текст книгой, я искренне благодарю всех вас. И всем читателям тоже, поскольку эта книга может родиться благодаря вашей поддержке. Всем спасибо. Надеюсь, что мы сможем встретиться в будущем.

Кроме того, вступительные слова не предназначены для того, чтобы рекомендовать всем носить одежду противоположного пола или делать какие-либо уникальные вещи. Очень важно иметь смелость шагнуть вперед и мужество остановиться.

Иноуэ Кенджи

Комментарии Автора оригинала.

Всем привет.

Я всегда думала, что Коноха-кун хорошо подходит для переодевания.

Ребята, которые хорошо одеваются, как девочки, являются лучшими! Все они мне нравятся!

Когда я получила шаблон к дизайну персонажа Конохи-куна, я подумала, что он будет идеально подходит для переодевания, и будет здорово, если это действительно произойдет с ним. Однако ... это нарушит серьезное настроение, если я напишу это в главной истории ... Мне действительно хочется плакать.

Спасибо, Иноуэ-сан! Отлично сработано!

Когда главный редактор сказал мне, что Иноуэ-сан будет писать эту совместную работу с «Литературной девушкой», я почти визжала и прыгала от счастья. Но я не ожидала, что Иноуэ-сан сделает мне такой большой сюрприз.

Пока я ждала, когда рассказ будет отправлен по почте, я была взволнована и обеспокоена. Прочитав его, я заволновалась ещё больше, и с энтузиазмом сказала редактору:

— У вас должна быть иллюстрация для этой части! Пожалуйста, помоги! Я не шучу. Вы должны нарисовать его хорошенькой девушкой. Пожалуйста, помогите мне рассказать об этом Такеоке-сану!

Попросила я.

Такекока-сан, извини за беспокойство…

Но я верю, что Коноха-чан в матроске будет выглядеть очень мило. Я не видела иллюстрации при написании этого послесловия, но я так считаю.

Ах, я так много написала о переодевании Конохи, но другие части тоже захватывающие.

Класс F такой же шумный, как и прежде. Мне нравится фарс между Юджи и Шоуко. Хидэёши действует как героиня, и недоразумение с Конохой, и что касается Токо, ну, я уже привыкла к ее выходкам (смех).

Если будет ещё один выпуск, я надеюсь прочитать о свидании Михару и Конохи-чан, а также о поединке чувств Токо и Цучии. Хорошо, я остановлюсь здесь.

29 Сентября 2008 года.

Номура Мизуки.