btttsu8    
Вопрос второй


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
kanvev
2 г.
Спасибо

Вопрос второй

У Шекспира много известных работ, пожалуйста, назовите четыре великих трагедии.

Ответ Химеджи Мизуки:

— ① Гамлет, ② Король Лир, ③ Отелло, ④ Макбет.

Комментарий учителя:

— Правильный ответ. У Шекспира были другие известные произведения, такие как «Ромео и Джульетта» и «Венецианский купец», но именно эти 4 известны как «4 великие трагедии». Хотя «Ромео и Джульетта» была самой известной работой, помните эти 4 великие трагедии.

Ответ Ёши Акихисы:

— ① Гамлет, ② Король Лир, ③ Ромео и Джульетта, ④ Семейная жизнь моего отца.

Комментарий учителя:

— Как в вашем доме обращаются с вашим отцом?!

Ответ Цучии Коты

— ① Потеря моего кошелька, ② Закончилась киноплёнка, ③ Грязь попала в глаза во время критически важного момента для фотографирования, ④ Сломался жёсткий диск.

Комментарий учителя:

— Если ④ действительно случится, возможно, расплачется даже сенсей.

*****

— Фууваа… почему, во сколько бы ни наступало утро, я всё равно хочу спать…

— Ты не можешь так поступать, Акихиса-кун. Ты должен хорошо высыпаться по ночам, иначе твоё тело будет разрушаться.

Этот разговор случился в понедельник утром, когда Химеджи-сан и я шли бок о бок.

— Даже если ты так говоришь, та книга была слишком интересной, поэтому я просто не мог остановиться…фууваа~

— Ну в самом деле… Акихиса-кун, у тебя галстук криво сидит.

— Эх? Правда?

Я немного подвигал свой галстук.

— Теперь всё должно быть нормально, так?

— Ах, теперь проблемы с воротником… можешь, пожалуйста, повернуться ко мне?

— Ахх, не нужно волноваться об этом.

— Нет. Если ты даже форму не можешь привести в надлежащий вид, Нишимура-сенсей точно разозлится на тебя.

Сказав это, Химеджи-сан повернулась ко мне и протянула руки, чтобы поправить мои рубашку и галстук. Уу, ууу… почему я чувствую лёгкое смущение…

— …

— Химеджи-сан?

— …

— Эм… Химеджи-сан?

— …

— Химеджи-сан, ты меня слышишь?

— Э? Ах, да!

— Что происходит? Ты зависла и покраснела.

— Эт, это ничего. Просто… немного странно…

О, так это не только меня смутило. Её желание поправить мой галстук не сильно отличается от действий мужа и жены.

— Т-точно, Акихиса-кун. Ты взял свой носовой платок?

Чтобы избавиться от возникшей неловкости, Химеджи-сан сменила тему. Посмотрим, платок, платок…

— Ах! Как ты и сказала, я забыл.

Я не помню, как клал платок в сумку. Или, вернее, я наверняка забыл его взять.

— Тогда, пожалуйста, воспользуйся моим.

Услышав, что я не взял свой платок, Химеджи-сан мгновенно достала свой и передала мне. Она отдаёт его мне?

— Ох, не нужно. Всё нормально, мне он не нужен. Кроме того, Химеджи-сан, если ты отдашь его мне, то у тебя самой не будет платка, так?

— Всё нормально. Я взяла запасной.

Сказала Химеджи-сан, вытянув из кармана другой платок. Она действительно хорошо подготовилась.

— Уу, поскольку Химеджи-сан так говорит…

Поскольку этот платок вручался мне с добрыми намерениями, я решил взять его. Подумал я и протянул руку за платком.

— Вот что, ребята не должны обращать внимание на такие мелочи, иначе вы не будете популярны у девушек…

Почему-то Химеджи-сан замолчала. Вместо того, чтобы передать мне платок, она ещё крепче сжала его в своей руке.

— Химеджи-сан?

— …Полагаю… ты и без него обойдёшься!

— ?

С этими словами Химеджи-сан поспешно сунула платок в свой карман. Я реально не понимаю, что она имеет в виду, но, похоже, я могу весело разговаривать с Химеджи-сан, чему я тоже рад. …И это единственные счастливые воспоминания этого утра.

*****

— Сейчас мы начнём допрашивать еретика Ёши Акихису.

Пятью минутами позже я был арестован FFF. Меня силой увели от озадаченной Химеджи-сан, мои конечности были связаны, а меня самого безжалостно пихнули на твёрдые татами класса 2-F.

— Ёши Акихиса, хочешь что-нибудь сказать на прощанье?

— Я встретил Химеджи-сан по пути в школу! Это не значит, что я совершенно невиновен… но я искренне прошу смягчить моё наказание!!

— …

Выслушав моё объяснение, лидер FFF, казалось, некоторое время размышлял. Даже если FFF будет серьёзно разбираться с любым общавшимся с девушкой парнем, если я случайно встретил её по дороге в школу, разве это не будет слишком жестоким наказанием? Если они всегда будут к этому столь ревностны, это никогда не закончится! Не говорите мне, что из-за такой мелочи они ослеплены завистью?! Я думаю, что они отправят 5 инквизиторов, чтобы пощипать мои руки большим и средним пальцами…

— …Тогда 10 из нас отправят пинками Ёши Акихису в полёт.

Похоже, их зависть больше той, что я способен вообразить!

— По-погодите! Разве это наказание не слишком жестокое?! Если вы хотите наказать меня, что будет, если нечто похожее произойдёт с кем-то из вас?

— Уу…

Лидер снова замолчал. Он должен учитывать возможность того, что «с ними может случиться то же самое».

— Лидер, я не думаю, что обвиняемый сказал нечто неразумное.

— Мы же не бессердечные демоны. Такой уровень взаимодействия, думаю, мы можем закрыть глаза на произошедшее и простить его.

— Возможно однажды удача улыбнётся нам, и мы будем идти в школу вместе с девушкой.

— Также, если меня наказывать за то, что я пялюсь на кого-то, то меня ожидают ежедневные кары.

Инквизиторы вступились за меня. Похоже, слова «это может случиться с вами» имели некоторый эффект.

— Что же, в этот раз мы смягчим наказание и ограничимся щелбаном по лбу. Приговор приведёт в исполнение лидер.

Едва я вздохнул с огромным облегчением, раз уж мне так сильно облегчили наказание…

— Пожалуйста, подождите!

В класс вбежала Химеджи-сан. Хм? В чём дело? Химеджи-сан бежала, потому что волновалась обо мне?

— Акихиса-кун не сделал ничего неправильного! Я…

Химеджи-сан покраснела, отчаянно пытаясь объяснить всем случившееся.

— …Я заставила его прийти сегодня в школу!

— 20 соратников исполнят немецкий суплекс.

— ВОЗРАЖЕНИЙ НЕТ!!! *хором*

Что происходит? Слова Химеджи-сан изменили моё наказание с щелбана по лбу до немецких суплексов, а число наказаний увеличилось с 1 до 20! На такие радикальные перемены реагировать крайне тяжело!

— Эй, Химеджи-сан. Я благодарен, что ты вступилась за меня, но твои слова имеют противоположный эффект…

— Также это я захотела поправить воротник Акихисы-куна и допустила соприкосновение наших рук! Акихиса-кун не имеет к этому отношения, Акихиса-кун совсем не виноват…

— УБРАТЬ ТАТАМИ! ВПЕЧАТАЙТЕ ЕГО ЛИЦОМ ПРЯМО В ПОЛ!

— ДА! СДЕЛАНО!

— МЫ МОЖЕМ ДОБАВИТЬ ГВОЗДИ, ЧТОБЫ УСИЛИТЬ ЭФФЕКТ!

— Я ПРИГОТОВЛЮ ПАРОЧКУ ЖЕЛЕЗНЫХ КОЛЬЕВ!

Да в рот мне компот! Эти парни решили похоронить меня прямо здесь! Если я не поспешу с объяснениями… точно! Я просто должен показать им, что в этом нет ничего такого! Я просто должен объяснить им, что это нечто совсем обыденное, происходящее ежедневно…

— Все, успокойтесь! Если вы накажете меня из-за этого, то что насчёт Юджи? Разве вы не могли частенько видеть, что он ходит в школу с Киришимой-сан?

— В таком случае Сакамото Юджи также понесёт наказание.

Прости, Юджи, похоже, из-за моих слов покарают и тебя. Я мысленно извинился перед моим плохим другом с дикой аурой, соединив свои ладони. И тут, *ШМЯК*входная дверь в классную комнату была отодвинута в сторону.

— Доброе утро~фууваа… Поспать бы ещё…

Ахх, Юджи, и почему ты появился именно сейчас?

— Хм? Акихиса? Чё за дела? Ты опять пойман FFF? Похоже, у тебя тяжёлое утро… ЭЙ, ПАРНИ, ПОЧЕМУ ВЫ СОБРАЛИСЬ У МЕНЯ ЗА СПИНОЙ И ВЫКРУТИЛИ МНЕ РУКИ?!!

Юджи, который всегда приходил в школу сонным, был немедленно схвачен за запястья крепкими руками инквизиторов FFF.

— Химеджи-сан, можешь, пожалуйста, повернуться и посмотреть на меня?

— Э? А, хорошо.

Я попытался сконцентрировать взгляд Химеджи-сан на мне. В углу класса тело Юджи описывало кроваво-красную дугу в воздухе, а затем можно было слышать звуки *БДЫЩ*, *БДЫЩ*, *БДЫЩ*. Уже три раза…

— Доброе утро… ВО ИМЯ МИРА, ЧТО? ОКРОВАВЛЕННОЕ ЛИЦО ЮДЖИ ВБИВАЕТСЯ В ПОЛ!!

Уже 17 раз?

— ЧТО ВЫ ВЫТВОРЯЕТЕ?! НЕМЕДЛЕННО РАССЯДЬТЕСЬ ПО СВОИМ МЕСТАМ!!

Эхо тяжёлых ударов прокатилось 18 раз, прежде чем прибыл Железный человек и остановил это. Было опасно. Ещё два удара головой Юджи, и дальше настал бы черёд моей головы…

*****

— Ядрён батон, что с моей долбанной удачей этим утром!

После утренних уроков настала пора обеденного перерыва. Юджи наконец пришёл в себя и сидел передо мной со своим бэнто.

— Хотя это вполне обычно, видеть нечто подобное так рано утром нехорошо для сердца…

Сказала привлекательная девушка с бэнто… Хидэёши, который подошёл к нам. У него были гладкие шелковистые волосы и широкие щенячьи глаза. Хидэёши изначально был очень милым, но с начала второго года я заметил, что Хидэёши стал выглядеть ещё более нежным. Это так называемая юность? Хидэёши влюбился в кого-то?

— …Чужое счастье на вкус словно яд. Таковы традиции FFF.

Следующим к нам бесшумно подошёл парень с покупным онигири по имени Цучия Кота по прозвищу «Муццурини». Он наш невысокий и щуплый одноклассник с аурой тишины.

— Не странно ли? Разве ты не принимал участие в утренней казни, Муццурини?

— …Мне нужно было провести некоторые исследования.

— Подумать только, что палачи могли скрываться и среди друзей. Даже мне кажется это слишком странным…

— Да ну? Разве не утверждается, что «вчерашний враг сегодня твой друг»?

— Я бы сказал…. что вы, ребята, слишком часто из друзей становитесь врагами.

Согласно моему личному опыту, мы являемся врагами 90% времени, а в остальные 10% находимся в критической опасности.

— Вы, ребята, повторяете одно и то же снова и снова

— Я думала, что это будет мирный класс, когда я перейду на второй год…

Подходя, взмахнула своим конским хвостом Минами, а следом за ней шла Химеджи-сан. Мы сдвинули шесть маленьких столов и, как обычно, уселись со своими обедами. Такое явление становится всё более обыденным в наши дни.

— Э? Аки, ты принёс сегодня бэнто?

Спросила меня Минами, когда я положил на стол свой бэнто и открыл его.

— Акихиса редко приносит свой бэнто

— Ага, со вчера осталось много гарниров.

Вчера я случайно приготовил слишком много. К счастью, все эти блюда можно есть холодными.

— Итак, давайте сделаем «это» снова. Ножницы, бумага…

— Камень!

Мутцурини показал ножницы. Все остальные показывали камень.

— …Уу…

Муццурини посмотрел на свою руку, которая с раскаянием показывала ножницы. Похоже, его это очень огорчило.

— У нас редко определяется победитель так быстро. Я хочу чай улун.

— Я буду зелёный чай.

— Я хочу лимонад.

— Я хочу чай с молоком.

— Прошу прощения, купи мне, пожалуйста, красный чай без сахара.

Все протянули Муццурини по 100-иеновой монетке.

— …Что же, пойду за напитками.

Муццурини собрал деньги, после чего пошёл к клубу командной работы, чтобы купить на всех напитки. Эта привычная для нас игра с наказанием определяет мальчика на побегушках.

— Ах~ Я голоден.

Юджи открыл свой бэнто и все последовали его примеру. Это основа основ: не ждать, пока вернётся мальчик на побегушках и начинать есть. Не будь такого правила, мы бы чувствовали себя неловко, и нам пришлось бы ждать.

— Акихиса, твой бэнто выглядит хорошо.

— Твой тоже, Юджи.

Мы с Юджи редко приносим лично приготовленные бэнто, поэтому не могли сдержаться, чтобы не сравнить. Тэрияки со свининой… выглядит вкусно.

— Это тунец… тунец с имбирём? Неплохо…

Раздался рядом голос Юджи. Кажется, он уже определился с целью.

— Ладно, Акихиса, давай меняться.

— Ок, что ты хочешь, Юджи?

— Я хочу твой тунец с имбирём. А ты?

— А я хочу твой тэрияки со свининой.

— Хорошо, сделка заключена.

— Ага, вот твой тунец с имбирём.

— Ох, твой тэрияки со свининой.

Томатный стебель томатов черри *окунутый в соус тэрияки*

Шинкованная капуста *ароматизированная имбирём*

— ТЫ ХОЧЕШЬ КУСОЧЕК МЕНЯ??!!!

— Я ВОЗВРАЩАЮ ТЕБЕ ТВОИ СЛОВА, ОРК!

Мы схватили друг друга за воротники. Этот парень такой мелочный! Разве он не может позволить мне хоть немножко выиграть?

— Ну что вы за дети…

Пока Юджи и я дрались друг с другом, схватившись за воротники, Хидэёши оставалось только неохотно вздохнуть.

— Нет, дело не в этом, Хидэёши. Я уже взрослый, но Юджи презренный отморозок!

— Хидэёши, не сравнивай меня с Акихсисой, а? У этого парня всё ещё мозг младшеклашки!

— ! *расширили глаза и уставились друг на друга*

— В подобных ситуациях вы ведёте себя как дети… серьёзно, парни…

Вздохнул Хидэёши и воспользовался своими палочками для еды…

— Ну, разве этого не хватит?

— АХ!

Пока мы с Юджи орали друг на друга и держали один одного, Хидэёши уже поменял наши блюда.

— Конечно, я тоже хочу свою долю.

Сказал Хидэёши, положив в наши блюда принесённую им жареную во фритюре свиную отбивную. Теперь все блюда выглядели намного интереснее и аппетитнее.

— Что поделать. Поскольку Хидэёши так говорит, сегодня я прощу тебя, засранец Юджи.

— Это мои слова!

Моя рука расслабилась и выпустила воротник Юджи. Зачем тратить время на такую ерунду, когда гораздо важнее наполнить свой желудок.

— Серьёзно… разве вы не можете спокойно поесть бэнто?

— Если кто-нибудь приготовит бэнто для меня, конечно, я с радостью съем его.

— Нет чувства удивления, когда я сам готовлю бэнто. От этого становится одиноко.

— Тогда, парни, разве вам не следует с самого начала меняться блюдами…

Если Юджи и я приносим бэнто, то обычно мы сами их готовили. Это хорошо, ведь мы можем выбирать то, что нам нравится, но нет чувства предвкушения перед открытием коробки с бэнто, от этого как-то пусто на душе. С другой стороны, нельзя просто взять и нормально поменяться. Потому что если это случится, мы не сможем урвать себе больше. Не стоит недооцениваться желудки старшеклассников!

— Мизуки, что ты принесла для обмена сегодня?

— Ах. В таком случае… давай немного поменяемся…

— Ун. Тогда вот.

— Вот, пожалуйста, возьми немного.

Посмотрев на устроенную нами суматоху, девушки тоже захотели ощутить радость обмена. Химеджи-сан и Минами передали свои бэнто друг другу. У девушек это происходит намного вежливее, такая спокойная и милая сцена.

— Хех, а у тебя интересное блюдо. Это жареный… тунец с имбирём?

— Да.

— Ун? Тунец с имбирём?

— КХА!

Я подавился своей едой. ВВВВ РООТТ ММНННЕЕЕ НООООГГИИИ! Я ведь и Химеджи-сан приготовил бэнто, еда в её коробке точно такая же, как и в моей! Я должен срочно выкрутиться!

— Ка-какое совпадение, Химеджи-сан! Твоя мама вчера смотрела программу «легко приготовить»?

В следующий миг я выпалил название ТВ-передачи. Пожалуйста, Химеджи-сан, пожалуйста, согласись с моими словами и закроем это тему немедленно!

— Э? Акихиса-кун, ты забыл? Сегодняшнее бэнто готовил т… УУ!

— Химеджи-сан, пойдём выйдем!

Она слишком наивна! Я отчаянно зажал рот Химеджи-сан, а затем потянул её в угол класса. Недавно я смутно начал понимать, что Химеджи-сан недогадливая!

— Ты не можешь сказать им, Химеджи-сан! Если ты скажешь им правду, разве они не узнают, что мы живём вместе?

— Э? Так мы не скажем всем, что живём вместе?

— Ни в коем случае! Абсолютно нет! Мы не должны позволить другим людям узнать про это!

Независимо от того, идёт ли речь о репутации Химеджи-сан или моей жизни.

— Ах… точно. Это на самом деле нехорошо, если в школе узнают, что мы живём вместе...

— Именно, именно. Славно, что ты поняла.

— Я поняла. Это будет наш маленький секрет.

Химеджи-сан сжала свой маленький кулак перед грудью. Теперь я вспомнил, что ни разу не упоминал о том, что наше совместное проживание — секрет. Но даже так… она ни разу не подумала об этом. Кажется, Химеджи-сан немного странная. Она сказала, что похожа на свою маму, поэтому, полагаю, она такая же наивная и с ветром в голове.

— Акихиса-кун, давай будем усердно скрывать эту тайну!

— Ун, давай сделаем всё возможное.

Когда Химеджи-сан и я пришли к согласию, мы вернулись на свои места. С этого момента мы должны защищать наш секрет подобно бронзовой стене!

— Какого ёкая, Акихиса, ты готовил Химеджи бэнто?

Но уже первая атака заставила меня дрогнуть.

— Ахх, нет. Это… эх…

В такие моменты Юджи насквозь видит ложь. Кроме того, рядом с ним Хидэёши. Подумать только, такая большая проблема с самого начала! Стоило мне подумать об этом…

— Чего ты паришься? Она ведь просто помогала тебе съесть делюкс-набор морепродуктов, которые ты выиграл в лотерею, так?

— Их было по-настоящему много.

Похоже, Юджи и Хидэёши не сильно волнуются об этом. Не странно ли? Удастся ли мне вот так ускользнуть?

— Наверное, ты сказал Химеджи-сан что-то вроде «здесь ещё осталось кое-что, я приготовлю что-нибудь для тебя в качестве благодарности», после чего приготовил ей бэнто, так? Иногда ты быстро соображаешь, Акихиса.

— Я стал видеть тебя в другом свете.

Украдкой прошептали они мне. Понятно, возникло недопонимание. В любом случае, хорошо, что они думают таким образом.

— Верно. Мы не так уж много съели во время вечеринки с тёмным хого.

— Что поделаешь. Там много чего случилось.

— То хого превратилось в чёрное хого, что не имело никакого отношения к морепродуктам. Единственная, кто правильно воспользовался продуктами, была Шимада, которая сделала закуски для остальных, верно?

— Ага, это было очень вкусно.

Я вспомнил закуски Минами, Киришимы-сан и Кудо-сан, сделанные для нас в тот день. Были сашими, приготовленные на пару устрицы и салат из морепродуктов. Всё это было очень вкусно.

— Верно. Минами, соус для сашими…

Я хотел обернуться и спросить Минами, как она приготовила тот соус, но…

— Хмф!

Я заметил, что Минами недовольна.

— Что случилось, Минами?

— …Ничего, совсем ничего.

Пусть она так говорит, очевидно, что она была чем-то недовольна. Уу, Минами тоже хотела бэнто? Мы пытались приготовить для неё в прошлый раз, но поскольку отклика не было, я сделал бэнто только для Химеджи-сан, что нечестно по отношению к Минами. Ясно. Вот оно как…

— Если ты не против, Минами, в следующий раз я приготовлю бэнто и для тебя.

— Э? Приготовишь?

— Ун, не имеет значения, готовить для трёх или для четырёх.

Не так важно, готовить на одного человека или на нескольких. Если сложившуюся ситуацию можно исправить приготовлением бэнто, то это нетрудная проблема.

— Ясно. Я скажу тебе рецепт приготовления сашими~ что касается соуса, не нужно добавлять слишком много бальзамического уксуса, а также…

Минами отбросила грусть и радостно рассказывала мне рецепт приготовления соуса для сашими.

— Бальзамический уксус? Должна ли я добавить дистиллированный пестицид в уксусную кислоту?

Пробормотала нечто страшное сидевшая возле меня Химеджи-сан. Если она скажет, что хочет приготовить сашими, мне следует быть настороже! Я взял на заметку затаившуюся в Химеджи-сан опасность. Ладно, давайте уже поедим. Я впервые приготовил жаренного тунца с имбирём, и, неожиданно, он вкусный даже холодным. Возможно, он действительно подходит для бэнто.

— …Я вернулся.

Пока все разговаривали и ели, наконец вернулся Муццурини с кучей снеди в обеих руках.

— Ох, сегодня у тебя ушло много времени. В клубе командной работы было много народу?

Спросил Юджи у Муццурини, передававшего ему чай улун. Действительно редко бывает, чтобы быстрый и проворный Муццурини потратил так много времени.

— …Кое-кто кое-что обсуждал со мной, когда я ходил покупать напитки.

— С тобой что-то обсуждали…

Кто это? Только я собирался спросить, как перед нашими глазами появился какой-то человек.

— Это не имеет значения, Цучия-кун. Я поговорю с ними напрямую.

У неё были красивые короткие волосы до плеч и холодное выражение. Она скрестила руки на груди и смотрела на нас, сидевших на матах татами, сверху вниз. Перед нами стояла…

— Привет всем из класса F.

— Хм? Довольно редкий гость.

Перед нами стояла староста класса C, Кояма-сан. Как и сказал Юджи, она исключительно редкий гость.

— Так той, кто обсуждал что-то с Муццурини была…

— Правильно, это была я. Но было не обсуждение, так получилось, что мы встретились перед клубом командной работы, поэтому я задала ему несколько вопросов.

— …Похоже, её интересуют планы класса F относительно ВПС.

— Планы нашего класса?

— Видимо, регулировка системы закончена, поэтому через два дня мы сможем начать ВПС. Я хочу спросить, что собирается делать класс F.

ВПС, которая должна быть разрешена после начала второго семестра, откладывалась из-за смены экипировки и ряда иных ситуаций (они хотели сменить снаряжение Аватаров). Тем не менее, откладывавшаяся возможность вести ВПС будет перезапущена через два дня. Наш класс F определённо возьмёт реванш за своё поражение в первом семестре. Пусть так, всё равно неожиданно, что она пришла проверить нас — слабейший класс.

— Ты чересчур осторожна.

Насмешливо сказал Юджи. Тут я с ним согласен.

— Да ну? Вы, класс F, устроили серьёзных хаос среди второгодок в первом семестре, это было похоже на торнадо прямо у меня на глазах. Очевидно, что я буду более осторожна, верно?

Кояма-сан проигнорировала насмешку Юджи и спокойно улыбнулась.

— Это нам льстит… но сможем ли мы? Когда начнётся второй семестр, класс C вернёт себе свои обычные условия, подумать только, что ты размышляешь о ВПС…

Скептично сказал Юджи Кояме-сан. Одно из правил ВПС гласит: «всё оборудование, утраченное во время ВПС, будет возвращено своим владельцам в начале нового семестра». Конечно, ничего не изменится, если класс более высокого уровня проиграл классу более низкого уровня, в результате чего потерял своё оборудование, но если более слабый класс проиграл битву и его условия стали ещё хуже, то всё это будет обнулено в новом семестре.

— Кстати, ранее класс C проиграл классу A, и их оборудование было заменено на более плохое, как у класса D, верно?

— Класс C вернёт себе оборудование своего уровня с началом нового семестра, так?

Стоит подчеркнуть правила. Основная цель — вдохновить студентов начать ВПС. Предполагается, что в конце семестра более слабый класс нападёт на более сильный, при этом риск минимален. Даже если слабый класс попытается начать ВПС в начале семестра, разница в баллах будет слишком велика, и обычно битва будет тяжёлой. Школа надеется, что студенты будут старательно учиться и проверять свой прогресс в конце семестра. Но мы устроили бунт в самом начале семестра, а вот его конец выдался довольно спокойным из-за разного рода событий и регулировки системы призыва.

— Что ты подразумеваешь под началом ВПС? Я вовсе не подталкиваю вас к бою. Я просто хочу знать действия класса F, который и стал причиной всего в прошлый раз.

— Намёки, значит? Проще говоря, если мы не поделимся инфой, то и ты ничего не скажешь, так?

— Ты можешь это интерпретировать так.

С этими словами Кояма-сан гордо усмехнулась. Она предлагает альянс? Полагаю, нет. Скорее, она хочет сделку с нами. Она сообщит планы класса C, а мы расскажем ей о наших планах. Никаких проблем не возникнет, если наши интересы не пересекаются. Если же нет, мы сможем заранее узнать планы друг друга и избежать столкновения.

— Итак, почему бы тебе не спросить у Юджи?

Почему она спрашивает Муццурини?

— Ну, если я спрошу Сакамото-куна, я не смогу заключить сделку. Будет лучше, если я не солью инфу.

Видя мои сомнения, Кояма-сан не дрогнула и ответила честно. Это в её духе.

— Уу… Юджи, что ты намерен делать?

— Хорошо. Я принимаю сделку.

— Серьёзно? Это здорово поможет.

Кояма-сан выглядела так, как будто знала, что Юджи не откажется с самого начала и непрямо поблагодарила.

— Я просто должен назвать тебе класс, против которого мы намерены выступить, так?

— Этого недостаточно. Ты должен сказать и время атаки. Мы знаем класс, который ты выбрал целью, мне нет нужды приходить и спрашивать тебя.

Кояма-сан права. Сверхзадача класса F — разбить класс A, это все знают. Этой информации недостаточно для сделки, если она знает, на кого мы хотим напасть. Юджи начал колебаться, когда его спросили время атаки. Не говорите мне, он ещё не определился с деталями? Не похоже, чтобы Юджи опрометчиво собирался нападать на класс A, не разработав план.

— Что касается класса A, примерно через неделю с того момента, когда разрешат ВПС… самое позднее — две недели. Таков мой план.

— Ун… Ясно…

Не странно ли? Мы будем ждать так долго… Я думал, что из-за характера Юджи мы нападём в тот же миг, как разрешат ВПС. Я хотел спросить его, но Юджи остро посмотрел на меня, говоря «не болтай слишком много». Похоже, незаметно началась информационная война, ещё даже до начала самой битвы. Пусть с этим разбирается Юджи.

— А что насчёт вашего класса? Если вы нацелены на класс A, мы будем врагами.

— Мы не столь амбициозны. Мы хотим атаковать класс B. И мы также, как и вы, парни, планируем начать атаку через неделю или две с момента разрешения ВПС.

— …

Класс C нацелен на класс B? Если это правда, то это логичное решение. Они не смогли определить победителя в прошлой битве, поэтому намерены напасть на класс B. Я могу это понять.

— Но правда ли всё хорошо? Помнится, Немото-кун из класса B… должен быть парнем Коямы-сан…

— Я убью тебя, если ты осмелишься продолжить.

Похоже, моими стараниями у неё незабываемые воспоминания.

— Мне нравятся умные парни, а не парни, которые хороши только в учёбе.

— Верно. Немото тот ещё презренный отброс.

— Чтобы добиться победы, довольно эффективно использовать всевозможные подлые тактики, не так ли? Мне это нравится… но с меня хватит этого парня.

Кояма-сан хихикнула. Подумать только, ей нравятся подлецы. Полагаю, все думают иначе…

— Когда я играю в камень-ножницы-бумага, я выбираю чуть позже остальных.

— Что ты несёшь?! Разве не ты всегда проигрываешь, даже когда показываешь позже остальных? Ты не подлый. Вот я, например, всегда притворяюсь, что у меня болит живот, когда наступает мой черёд подметать пол!

— Не-не-не, по-настоящему подлый человек здесь я.

— Вовсе нет. Я тут подлец.

— …Вообще, у меня есть кузен моего возраста. Однажды я спросил его о свидании, и он представил мне своих одноклассников.

— ГРЁБАНЫЙ ОРК! Я СОБИРАЮСЬ УБИТЬ ТЕБЯ!

— …Но я помню, что тот парень учится в мужской школе.

— …Я дам тебе эту банку от сока.

— …Я угощу тебя такояки по пути домой.

— …Спасибо, парни…

Наши одноклассники, находившиеся поблизости, начали хвастаться своей подлостью. Наши ребята слишком понятливые.

— Ясно, так Кояме-сан нравятся умные парни.

— Верно, Химеджи-сан, мне нравятся умные парни. Фуфу~

Кояма-сан двусмысленно улыбнулась.

— Получается… Сакамото-кун ведь тоже умный человек, так?

— … *Вууш, вууш, вуууш!*

— Эй, парни! Не швыряйте перочинные ножи в маты татами. Это очень неудобно, знаете ли!

Несколько одноклассников вонзили свои перочинные ножи в маты татами. Если бы они были чуть более точными, то дырки были бы не в матах, а на теле Юджи.

— Кстати… серьёзно? Одна-две недели после снятия запрета… Понятно…

Многозначительно пробормотала Кояма-сан, и Юджи удивлённо уставился на неё.

— Спасибо, что поделился со мной своими соображениями. Похоже, у нас разные цели. Давайте постараемся в наших битвах.

Сказав напоследок это предложение, Кояма-сан сложила руки и вышла из комнаты нашего класса. Теперь мы знаем, что нам не придётся сражаться с классом C в следующей битве призыва. Одним врагом меньше.

— Похоже, другие классы уже оценивают остальных и готовятся к ВПС.

— С тех пор, как мы поменяли класс, прошло некоторое время. Теперь, даже если качество классных комнат изменилось, это не очень удивляет, а?

В прошлый раз казалось, что инициатива исходит только от класса F. Однако та ВПС, что вскоре должна начаться, похоже, вызовет волнения среди всех второгодок. Хорошо или плохо это для нас…

— Ах, говоря о битвах призыва, мне не послышалось, что экипировка Аватаров изменится? Какими они будут теперь?

Спросила находившаяся возле меня Минами, наклонив голову. Точно, как теперь выглядят наши Аватары?

— Изменилась экипировка… мы должны проверить это, чтобы не было проблем с контролем во время ВПС.

— …Кажется, система отремонтирована.

— Мы можем сейчас призвать наших Аватаров, верно?

— Полагаю, да. Хочешь попробовать? Кто собирается пойти за учителем…

Как бы там ни было, нам нужно разрешение учителя, прежде чем мы сможем призвать наших Аватаров. Возможно, это было идеальное время, поскольку мы увидели нашего классрука по прозвищу Железный человек… Нишимура-сенсей шёл по коридору…

— Ничего не поделаешь…

— Ага, обеденный перерыв скоро закончится.

— Итак… Нишимура-сенсей!

— Хм? Ёши, Сакамото, в чём дело?

После того, как мы позвали его, Железный человек зашёл в класс. Он раздражённо нахмурился. Весь его вид ясно показывал «опять разговоры с ними приведут к проблемам». Как грубо!

— Простите, можете, пожалуйста…

— Не-а.

— …разрешить нам…

— Ни в коем случае.

— …призыв?

— Отклонено.

— …запрет на ВПС...

— Я отказываюсь.

— …будет снят…

— Сдавайся.

— …поэтому наши новые Аватары…

— Не вынуждай меня.

— …Эй, сколько раз ты уже отказал? Я попросил всего одну вещь, а ты уже отказал мне шесть раз, хотя я даже не успел договорить. Такое у меня впервые, как же бесит!

— Это потому что вы, детишки, никогда не слушаете меня, а?

Нет, думаю, это слишком разное. Сенсей и не пытался выслушать меня…

— Я уже упоминал, что вы не можете призывать своих Аватаров, когда вам вздумается, верно?

— Даже если ты так говоришь…

Мой Аватар отличается от остальных, он единственный может прикасаться к материальным объектам. И поскольку у меня есть Аватар, который может касаться предметов, а также обладает сверхчеловеческой силой, неудивительно, что Железный человек обеспокоен. Но…

— Сенсей, не волнуйтесь насчёт этого. Разве до сих пор мы специально доставляли неприятности?

— Помнится, вы двое написали более 100 объяснительных за первый семестр, да?

— Давайте посмотрим… это по одной в день.

— Этого хватило бы, чтобы написать книгу…

— Сколько объяснительных написали вы двое…?

Юджи точно написал 99 из них!

— Кроме того, если вы обращаетесь ко мне «сенсей», то ничего хорошего от вас не жди. Ты снова собираешься выкинуть какие-то трюки?

Железный человек сверлил Юджи и меня подозревающим взглядом. Какого ёкая, так мы неправильно назвали его. Тогда всё просто. Мы должны изменить манеру обращения к нему.

— Пожалуйста, Сои-кун~ *ПАКК!*

— Тысяча просьб, Соичи~ *БЕКК!*

— КТО ПРОСИЛ ВАС ОБРАЩАТЬСЯ К СЕНСЕЮ ПРЯМО ПО ИМЕНИ?!

— МОЯ РУКААААА!!!

Едва мы сказали это, наши руки были стиснуты, словно плоскогубцами, и выкручены. Если нам и вот так его называть нельзя, то что же дальше? Пока мы катались по полу, схватившись за наши правые руки, Химеджи-сан и Минами встали перед Железным человеком.

— Ты не можешь разрешить нам, Нишимура-сенсей? Я и остальные не хотим сделать что-то плохое. Мы просто хотим призвать наших Аватаров, чтобы посмотреть, произошли ли какие-нибудь изменения в снаряжении.

— Минами-чан права. Мы хотим призвать наших Аватаров не проделок ради.

— Нет… но…

— Пожалуйста, Нишимура-сенсей.

— Хаа… не то, чтобы я не понимал ваше желание посмотреть новую экипировку.

Поскольку две образцовые ученицы искренне умоляли его, Железный человек начал смягчаться. Хорошо, теперь ещё одна попытка!

— Пожалуйста, Тэцун *ПАКК!* ☆

— Мы полагаемся на тебя, Тэ-чан *БЕКК!* ♪

Теперь он скрутил наши левые, ещё не пострадавшие руки. Да блин! Как можно быть таким твердолобым мужланом?!

— Вы двое, серьёзно… хорошо, сделайте это быстро.

— Э? Что быстро?

— У меня куча дел. Если хотите призвать — дерзайте. Серьёзно…

Со вздохом сказал Железный человек. Что же, в конце концов он согласился.

— Кроме того, как бы я не запрещал, вы всё равно воспользуетесь платиновым браслетом Сакамото, чтобы призвать, верно? Поэтому лучше позволить вам действовать под моим надзором… мне будет спокойнее.

Понимаю его резон. Тогда…

— Если таков ход твоих мыслей, то почему ты не разрешил нам призыв с самого начала?

— Именно, ещё и руки выкрутил. Это была настоящая потеря.

— Если бы я сразу дал разрешение, вы бы, ребята, побежали впереди паровоза.

Конечно же, мы бы не… хм, возможно.

— Не суть, разрешение получено.

— Ага, мы получили, что хотели.

— …*кивает*

— Жду с нетерпением. Понятия не имею, как выглядят наши Аватары.

— Я просто молюсь, чтобы в этот раз это не была бетонная стена…

— Давайте уже призовём и посмотрим, на старт…

— ПРИЗЫВ!

Хором крикнули мы. Вскоре у наших ног появилась узорчатая матрица, и перед нами явились позаимствовавшие наш внешний вид Аватары.

— Вау… классная броня… выглядит внушающе.

— Копьё и латы? Я превратилась в рыцаря? Великолепно… здорово, что я больше не использую разделочную доску в качестве щита. Как же круто!

— Эй, Юджи, зацени. У меня на форме выткан дракон.

— Смотри, Акихиса, у меня тигр.

— Длинный меч и удлинённый пиджак… я превратился в Шинсенгуми. Выглядит реально сильным.

— …Я улучшился в джоунина.

Унн, ясно. У всех снаряжение стало лучше.

— СТОЯТЬ, НЕ ДВИГАТЬСЯ, ЁКАРНЫЙ БАБАЙ!!

— Что теперь, Ёши, Сакамото? Вы ужасно шумные.

— КОНЕЧНО, МЫ БУДЕМ ЖАЛОВАТЬСЯ! НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ НАЛИЦО!

— Правда?

— Ага! Просто посмотри на изменения Химеджи-сан!

— Э, мои доспехи крепче, чем раньше, и моё оружие стало длиннее и крупнее.

— Минами?

— Мои доспехи стали как у рыцаря, и моё копьё стало рыцарским.

[✱]На англе разница заметнее «spear became a lance». В дальнейшем буду называть его «лэнс». Насколько я понял, оно похоже на копья рыцарей, которые во время турниров разгонялись на конях и пытались сшибить противника.

— Хидэёши?

— Мой воин с нагинатой стал членом Шинсенгуми.

— Муццурини!

— …Я из чуунина стал джоунином.

— Но у Юджи и меня…

— Только вытканы узоры на школьной форме!

— ЭТО СЛИШКОМ СТРАННО!

Идеально согласованно произнесли Юджи и я. Это слишком отличается от остальных! Почему наше с Юджи снаряжение почти такое же, каким было!

— Нет, Акихиса, притормози, я отличаюсь от тебя. Моё оружие тоже изменилось.

— Э? Правда?

— Ага. Мои кастеты стали битой.

— НЕВЕЛИКА РАЗНИЦА!

Выглядит так, будто не имеет значения, какие изменения происходят, у меня всегда снаряжение оборванца. Или… это дело рук директора?

— Всё? Теперь вы довольны? Я собираюсь отозвать разрешение.

После слов Железного человека поле призыва исчезло, а вместе с ним и наши Аватары. ГУУУУ…! Я НЕ ПРИМУ ЭТО…!

— Обеденный перерыв почти закончился. Хватит дурачиться, готовьтесь к следующему уроку.

Бросив напоследок эти слова, Железный человек вышел из класса.

— Аки и Сакамото совсем не выросли.

— Шимада, не сравнивай меня с этим идиотом. Это слишком неуважительно.

— Именно, Минами. Мой разум отличается от мозгов Юджи и груди Минами, я вырасту… *ХРУСТЬ*

— Что ты сказал?

— Я ничего не говорил.

— Акихиса на самом деле совсем не вырос…

Мои руки были выкручены, и я испытывал острую боль в суставах, продолжая заниматься на послеполуденных уроках.

*****

Время пролетело и уроки закончились.

— Некоторое время прошло спокойно. Давайте сходим посмотрим расписание.

Пробормотал Юджи, идя возле меня с не очень тяжёлой сумкой.

— С недавних пор мы частенько остаёмся на дополнительные уроки после школы.

Школьные правила позволяли проводить больше дополнительных занятий с учениками тех классов, которые с высокой вероятностью будут участвовать в ВПС. Мы взяли уроки, а также взяли тесты для восполнения наших баллов.

— Вы, парни, постоянно пропускаете уроки, из-за этого у вас больше дополнительных занятий, чем у остальных.

Понятия не имею, о чём Минами толкует.

— …Мы должны быть благодарны, что можем свободно относиться к школьному расписанию.

— Кстати, у нас полно свободного времени. Чувствую, что мы это заслужили.

Муццурини и Хидэёши сказали это с заметной радостью. С другой стороны, Хидэёши ходит практиковаться в драматический клуб. Он единственный из нас, кто занимается клубной деятельность, поэтому ему редко выпадает возможность возвращаться со всеми.

— Мы редко уходим из школы так рано. Почему бы нам не сходить куда-нибудь?

Предложил Юджи стандартный план, поскольку у нас нет какого-либо определённого. Обычно я бы согласился потусоваться с ним, но…

— Сегодня не получится. Мне нужно сходить в супермаркет, чтобы купить продукты.

— Ты собираешься пройтись по магазинам? Я думал, что у тебя ещё много морепродуктов, которые ты выиграл.

— Их ещё много, но я хочу приготовить мясо. Помнится, по понедельникам скидки на мясо и яйца.

По факту, в моём доме три человека, поэтому выигранные морепродукты почти закончились. Всё нормально, если бы речь шла обо мне и сестре, но у нас живёт Химеджи-сан, нужно готовить больше. Поскольку последние несколько дней мы ели морепродукты, я хочу приготовить мясное блюдо.

— Серьёзно? У меня тоже сегодня будет мясо.

Сегодня Юджи отвечает за готовку (в его ситуации, наверное «снова»)? Кажется, он размышляет.

— А, да. Что ты намерен приготовить?

— Хм… насчёт этого…

Довольно проблематично. Даже если я сказал, что хочу приготовить мясо, я не думал, что именно хочу приготовить… и меню должно быть разнообразным, как же хлопотно… ах, точно!

— Химеджи-сан, что ты хочешь сегодня на ужин?

— Э? Я?

Я повернулся к Химеджи-сан и спросил. Она редкий гость в моём доме, поэтому хотелось бы услышать её кулинарные предпочтения. У меня есть кое-какая идея, что приготовить.

— У меня нет чего-то такого, чтобы нравилось или не нравилось… более того, Акихиса-кун, что бы ты хотел съесть? Акихиса-кун готовил вчера, и это моя…

— Не-не-не-не-не! Готовить — моя работа! Тебе совершенно не нужно волноваться об этом!

Прежде, чем Химеджи-сан смогла сказать что-нибудь более опасное, я поспешно перебил её. С готовкой я сам разберусь, в этом вопросе я не уступлю!

— …

Пока я обсуждал с Химеджи-сан ужин, Юджи и компания смотрели на нас.

— Эй, Акихиса.

— Что такое, Юджи?

— Почему ты спрашиваешь Химеджи, что она хочет на ужин?

— Э?

Теперь, когда Юджи упомянул об этом, мы с Химеджи-сан невольно переглянулись. Ядрён батон! Я задумался об ужине и случайно раскрыл, что мы живём вместе! Как я могу допустить такую простую ошибку! В-в любом случае, нужно успокоиться! Надо найти способ скрыть это!

— По-по-по-по-по-потому что! Верно, Химеджи-сан?

— Д-да! Потому что… э, Акихиса-кун захотел узнать, что я буду есть, чтобы использовать это в качестве образца для сегодняшнего ужина. Эта еда не для меня!

— …

Услышав объяснение Химеджи-сан, все стали смотреть с ещё большими сомнениями и подозрениями.

— Эх… м… Сначала мне нужно в супермаркет. Я пойду первым!

— У, у меня тоже кое-какие дела. Простите, мне нужно идти!

Прежде чем остальные успели прокомментировать, мы сбежали. Хотя они не преследовали, взгляды на моей спине были болезненно пронзительными.

— В-всё нормально? Нас не раскрыли, верно?

— П-полагаю, мы в полном порядке. Мы всё корректно объяснили.

Перемахнув за угол, мы с Химеджи-сан посмотрели друг на друга. Трудно скрывать секреты от других…

— В таком случае, почему бы тебе не пойти домой первой, Химеджи-сан? Я вернусь, когда закончу с покупками.

— Нет, если речь идёт о покупках, то идти должна я. В противном случае я буду злоупотреблять твоей добротой и причиню беспокойство.

— Но нам нехорошо вместе ходить за продуктами для ужина…

— Почему бы тебе не оставить поход по магазинам на меня? Я смогу выбрать, что готовить на ужин. Акихиса-кун сможет подготовиться к завтрашним урокам…

— Ладно, пошли вместе! Что бы нам приготовить на ужин?

— Ах, Акихиса-кун, подожди меня!

Предлагать Химеджи-сан готовить, а мне — учиться… разве это не худший сценарий? Проблем не будет, если всё делать наоборот…

*****

— Акихиса-кун, я слышала, что сегодня баклажаны идут по специальной цене?

Сказала мне Химеджи-сан, находившаяся в овощной зоне у входа, когда я привёз тележку для покупок.

— Баклажаны… хорошо. Ты ешь баклажаны, Химеджи-сан?

— Да, мне нравятся баклажаны больше всего!

Ответила Химеджи-сан с самой лучезарной улыбкой. Осень уже на подходе, в это время баклажаны вкуснее всего. Я подумываю купить их. Возможно, я мог бы глубоко прожарить и потушить их, или я мог бы обжарить с зелёным перцем и ломтиками мяса, если захочу придать сезонный вкус. Вкус станет лучше, если я добавлю во время жарки соевый соус. Пока я представлял это, мой рот начал наполняться слюной.

— Мисо якитори тоже хорош… нет, мы можем приготовить на пару вместе с курицей…

— Звучит хорошо. Баклажаны — полезные и низкокалорийные, а поскольку сейчас осень, это лучшее время поесть баклажаны.

— Верно.

Когда мы собрались купить несколько баклажанов, работник магазина начал ходить и энергично кричать.

— Все сюда, все сюда! Дешёвая и здоровая пища здесь! Подходите сюда!

Кажется, я уже слышал этот таинственный голос… этот работник — иностранец? Пока Химеджи и я с любопытством расширили глаза, магазинный служащий закричал прямо перед нами.

— СЕГОДНЯ ОВОЩИ — ЭТО СООТНОШЕНИЕ ЦЕНЫ И КАЧЕСТВА! ОСОБЕННО ЭТО…

И тут крик прекратился. Глаза торговца посмотрели на баклажаны, которые он держал в руке. Он слегка наклонил голову, прежде чем снова закричал.

— ОСОБЕННО ЭТО… как я должен назвать это? Эх… ЭТА ШТУКА, ПОХОЖАЯ НА ФИОЛЕТОВУЮ БИТУ! ЭТО ОЧЕНЬ ВКУСНО!

Разве этот парень не знает, что такое баклажан?

— ОН СОВЕРШЕННО СОЗРЕЛ И ПОЛОН МЁДА! СЛАДКИЙ И ВКУСНЫЙ!

Что с этим баклажанам? Что они в него добавили?!

— Охх, там парочка молодожёнов! Что вы думаете про эту… фиолетовую штуку? Хотите купить немного?

Возможно, мы выглядели слишком заинтересованными, поэтому продвигавший товар торговец заметил нас. Блин. Этот человек не кажется нормальным. Лучше с ним не связываться и поскорее убраться…

— Наз-назвал нас парочкой молодожёнов…

Находившаяся возле меня Химеджи-сан покраснела до кончиков ушей и явно не собиралась убегать. Вот уж точно, Химеджи-сан самая настоящая девушка. Похоже, девушки бессильны против слов типа «невеста» или «молодожёны».

— Ну же, посмотри! Что ты думаешь насчёт этой фиолетовой палки, парниша? Он дешёвый и созревший! И чрезвычайно сладкий!

— Извините. Если возможно, пожалуйста, не давайте мне созревший и сладкий.

Неестественная мягкость и сладковатый аромат говорят о том, что он прогнил, верно?

— Нет-нет, парниша, тебе не нужно так любезничать со мной! Сладкая часть этой фиолетовой штуковины — самая лучшая! Это, э… тут есть ярлык «местная продукция»! Он очень калорийный и невероятно питательный! Также…

Этот торговец даже не слушает меня, продолжая нести чушь… Химеджи-сан ещё не оправилась. Похоже, у меня нет выбора, кроме как продолжать стоять…

— …И что-то вроде того. Он любим с давних пор! Стоило людям попробовать этот овощ на северном полюсе 800 лет назад…

Стоя напротив продолжавшего горячиться торговца, я погрузился в свои мысли. Посмотрим… если забыть про продукты на ужин, нужно ли мне купить ещё что-нибудь?

— Ах, кстати, парниша…

Бумажные салфетки ещё есть, с туалетной бумагой и зубной пастой тоже нет проблем.

— Я хотел бы узнать название этого фиолетового овоща?...

Если я должен сказать это, с прошлой уборки у нас отсутствует только…

— …Туалетный очиститель…

— Ох! Ясно! Спасибо тебе большое!

— Хм?

Когда я пришёл в себя, торговец, стоявший напротив меня, сжимал мою руку и благодарил меня. Ахх, он, наконец, закончил болтать?

— Я возьму мешок. Пошли, Химеджи-сан.

— Ах, хорошо, мой любимый… нет, Акихиса-кун!

Химеджи-сан тоже выглядела уже оправившейся. Я взял мешок с баклажанами и вскоре после этого покинул овощной отдел.

— МЫ ДЁШЕВО ПРОДАЁМ ТУАЛЕТНЫЕ ОЧИСТИТЕЛИ ДЛЯ ВАС! СПЕЛЫЕ И СЛАДКИЕ ТУАЛЕТНЫЕ ОЧИСТИТЕЛИ СЕЙЧАС НА СКИДКЕ! ОНИ СЛАДКИЕ, ВЫБИРАЙТЕ ТУАЛЕТНЫЕ ОЧИСТИТЕЛИ!

Торговец продолжал кричать позади нас, что-то продавая.

— Акихиса-кун, что продаёт торговец?

— Не представляю даже…

Я слушал туалетный очиститель или сладость или ещё что-то. Они продают новый продукт? Съедобный туалетный очиститель?

— Ох, да, Акихиса-кун, а ты знаешь?

— Хм? Что именно?

— Ты знаешь поговорку: «не давай своей жене есть баклажаны осенью»…

— Ах, думаю, я слышал это раньше.

Думаю, автором высказывания были тётки, которым казалось, что «будет пустой тратой кормить вкусными осенними баклажанами этих раздражающих жён». Как грубо. Но Химеджи-сан так серьёзно спросила об этом. Возможно, её заинтересовало, может ли она поесть баклажаны.

— Химеджи-сан, тебе не нужно волноваться об этой поговорке. Это мышление старого поколения.

— Т-точно. Мне не нужно думать об этом, я должна хорошо постараться и родить здорового и энергичного малыша!

Почему она упомянула ребёнка? Понятия не имею, что она имеет в виду.

— Акихиса, думаю, я смогу объяснить тебе. Суть поговорки «не давай своей жене есть баклажаны осенью» в том, что баклажаны содержат семена, которые уменьшают шансы забеременеть, поэтому нельзя допускать, чтобы жёны ели баклажаны.

— Хех~ Ясно. Юджи действительно эрудированный.

— Я не особо эрудированный, просто у тебя нет здравого смысла.

Серьёзно? Я и не знал, что… ХЭЙ, СТОЯТЬ!

— Ю-Юджи? Почему ты здесь?

— Са-Сакамото-кун! Когда ты пришёл сюда?

— Да ничего такого, я просто пришёл купить продукты для ужина…

Кстати, Юджи упоминал, что тоже собирается готовить сегодня ужин… по дороге из школы домой не так много супермаркетов, поэтому не удивительно, что мы здесь встретились. Мы разделились, потому что я допустил огромную ошибку…

— Говори! Что происходит?

— Ч-что ты говоришь? Химеджи-сан и я случайно встретились в супермаркете и стали ходить вместе!

— Именно, Сакамото-кун. Мы случайно встретились перед походом в супермаркет!

— Хо-хо? Да ну, вы двое вместе хотели купить продукты для ужина. Похоже, у вас довольно хорошие отношения.

— Это не так. Это совсем не так!

— К слову, слишком подозрительно, что вы двое вошли в супермаркет вместе. Вы, должно быть, скрываете что-то ещё, помимо совместных покупок, верно?

Видя, что нам с Химеджи-сан неловко от его слов, Юджи положил руку на подбородок и задумался.

— Вчерашний ужин, сегодняшний обед и ужин этим вечером… кажется, вы двое едите одни и тебе блюда… и вы вместе пришли в школу…

ВАААААХХХ!! Юджи всё ближе к правде! Нужно найти способ сменить тему!

— К-кстати! Ежедневно много социальных новостей!

— Да-да! Например, забастовки в аэропортах, отмены полётов и прочее!

— Это очень плохо! Многие люди не могут вернуться в Японию из-за забастовок в аэропортах!

Химеджи-сан и я изо всех сил пытались сменить тему на последние новости. Но, услышав наши слова, Юджи нахмурился.

— …Аэропорт не работает… Химеджи осталась в доме Акихисы два дня назад… вы двое…

Наиболее вероятно, что Юджи заметил некий критический факт, поскольку он непроизвольно расширил глаза. Чт-что, что? Он что-то знает?

— Эй, Акихиса, ответь мне честно! Не говори мне…

— Чт-что ты хочешь, чтобы я сказал?

— …ты остался вместе с Химеджи…?!

МЫ БЫЛИ РАСКРЫТЫ? СЛИШКОМ БЫСТРО!

— НЕТ! НЕ-НЕ-НЕ-НЕ-НЕ, КОНЕЧНО, НЕТ! КАК МОГЛО ПРОИЗОЙТИ НЕЧТО СТОЛЬ НЕВОЗМОЖНОЕ?!

— ЭТОЭТОЭТОЭТОЭТО ТОЧНО, САКАМОТО-КУН. ЭТО СОВЕРШЕННО НЕВОЗМОЖНО. КАК ТАКОЕ МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ! ТЕБЕ НЕ НУЖНО ВОЛНОВАТЬСЯ О ТАКОЙ ВЕРОЯТНОСТИ!

— Вы, вы двое… почему вы додумались до чего-то подобного именно в такой момент?!

Отрицать было бессмысленно, поскольку Юджи впился в нас с Химеджи-сан мстительным взглядом. В рот мне компот! Если кто-нибудь узнает о счастье, которое случилось в моей жизни, у меня появятся завистники, жаждущие убить меня… Я попытался предугадать атаку Юджи и скрытно занял оборонительную стойку. Но…

— Как такое могло случиться… это плохо! Это очень плохо! Японский городовой…!

Юджи сжал голову и закачал ею, не пытаясь сделать со мной ничего жестокого. Э? Не странно ли?

— Что с тобой, Юджи?

— И ТЫ ЕЩЁ СМЕЕШЬ СПРАШИВАТЬ, ЧТО СО МНОЙ?! ЁКАРНЫЙ БАБАЙ… ЧТО Я НАДЕЛАЛ… ЧТО ЗА ГЛУПОСТЬ Я СКАЗАЛ?! В ЭТОТ РАЗ МНЕ РЕАЛЬНО ХОЧЕТСЯ ДОЛБАНУТЬ АКИХИСУ И СЕБЯ…

Если тебе так этого хочется, почему бы не ограничиться собой?

— Ах, ну, ворчать бессмысленно. Эй, Акихиса. Никто не знает, что вы двое живёте вместе, так?

— Уу, ах, да. Не думаю, что кто-то кроме Юджи знает.

— Это лучшее из всей этой передряги. Если ты заметишь, что близок к разоблачению, немедленно расскажи мне, я попытаюсь прикрыть тебя.

— Эх… Ах, ун, спасибо.

Подумать только, что Юджи сказал такое. Я думал, он взбесится и будет орать «откуда в тебе столько дерзости, идиот», а затем изобьёт меня.

— Однако больше вы никому не должны позволить узнать, что вы живёте вместе! Вы должны быть чрезвычайно осторожны, поняли?!

— Я изо всех сил постараюсь никому не позволить узнать…

— Что за бесхребетные слова?! Ты не должен стараться! Акихиса, слушай! Ты. Должен. Во что бы то ни стало. Никому не позволить узнать!

— Уу… ун, я понял.

Юджи яростно смотрел на меня и продолжал снова и снова повторять.

— Если кто-либо ещё узнает, я отправлю тебя прямой дорогой в ад, ибо иначе я не смогу погасить пламя моего гнева!

В чём дело? Видимо, что-то ужасное случится с Юджи, если всплывёт факт нашего с Химеджи-сан совместного проживания?

— Принято, Юджи. Я сохраню эту тайну, несмотря ни на что.

— Пожалуйста. Я, правда, хочу избежать бессмысленных поступков вроде мести тебе! А теперь поторопитесь и возвращайтесь, пока вас никто не разоблачил.

— Понял. Уже ушли.

Взяв баклажан, я попрощался с Юджи. Всё будет нормально. Пусть этот парень сказал, что может случиться нечто, но оно не случится, поскольку никто не узнает, что Химеджи-сан и я живём вместе!

— Я волнуюсь, но ничего не поделать… Я из кожи вон вылезу, чтобы скрыть этот секрет…!

— …Юджи.

— ………………………………Что это?

— …Ты помнишь наше обещание?

— Ха… ха-ха, ха… Шоуко, как давно ты… стоишь здесь…

— …С самого начала. Поскольку Юджи не пришёл ко мне домой, я пошла наказать Юджи.

— П-понятно… В этом случае мне очень жаль…

— …Не волнуйся. Всё это теперь не имеет значения.

— Верно. Тогда…

— …Ун.

— Прощай!

— …Не убегай. Ты не сможешь сбежать.

— ДОООООЛЛЛББББАААНННЫЫЙЙ ААААКККИИИИХХХХИИИССССААА!!! ЭЭЭТТТОО ВВВССССЁЁЁЁ ТТТТВВВВОООООЯЯЯЯАААА ВВВИИИИИННННААААА!!!

Я чувствую позади себя жажду крови, но, наверное, я слишком много думаю. Выйдя из супермаркета, Химеджи-сан и я пошли бок о бок ко мне домой. Серьёзно, из-за внезапно выскочившего Юджи я забыл купить овощи…

— Вах, кстати. Я забыл купить продукты для ужина!

— Ах, точно.

Я слишком много думал над тем, как выбраться из той ситуации, поэтому забыл купить овощи. Плохо.

— Что поделать. Я вернусь и куплю. Пожалуйста, можешь пойти домой первой, Химеджи-сан?

— Нет, в этом случая я должна последовать…

— Нет, нас раскрыл Юджи. Я понятия не имею, что он скажет, если мы вернёмся в супермаркет вместе.

— Ясно…

— Я возвращаюсь.

— Я поняла, пожалуйста, береги себя.

Я махнул рукой и попрощался с Химеджи-сан. Хорошо, я должен купить ингредиенты на сегодняшний ужин и поспешить домой.

*****

Итак, купив все необходимые ингредиенты, я возвращался домой.

— Полагаю, скоро начнётся дождь, это плохо…

Я уже чувствовал влажность воздуха, и вскоре, как я и ожидал, начался дождь.

— Плохо дело. Я не взял зонт…

Я взял себе на заметку, что нельзя позволить дождю попасть в пакет с продуктами. В любом случае, лучше укрыться от дождя в ближайшем магазине. До дома не так далеко и я мог бы запросто добежать, но я вижу недавно выпущенную мангу… думаю, лучше подождать, пока дождь не утихнет. Оценив ситуацию, я вытащил журнал, чтобы почитать. Унн, в следующем месяце выйдет много игр. Не знаю, смогу ли я тайно вытянуть деньги из сестры… Довольно долго я листал журнал и нашёл много интересных статей, но когда я хотел прекратить чтение и пойти к кассиру, я обнаружил…

*ЗАБА ЗАБА ЗАБА ЗАБА ЗАБА *

Снаружи лило, как из ведра. Похоже… я вымокну в любом случае, что с зонтиком, что без… Я взял свой мобильник и зашёл в интернет, чтобы проверить погоду. В веб-странице сообщалось, что нужно опасаться сильного дождя. Дело плохо. Но хорошо, что я отправил Химеджи-сан домой первой.

— Похоже, дождь не скоро закончится…

Судя по всему, дождь только усилится. Ничего не поделаешь, остаётся только бежать домой… Выходя из магазина, я приготовился промокнуть. Журналы вымокнут под таким дождём. В следующий раз, полагаю.

*БАЯБАЯБАЯ*

Дождь продолжал поливать меня так, что я не видел дорогу перед собой. Ууу… если я не поспешу и не приму душ, я могу простудиться… Земля была усыпана лужами, из-за чего проезжавшие мимо автомобили создавали брызги, словно пересекали реку вброд. Звуки ветра и дождя обволакивали мои уши, мои зрение и слух были перекрыты штормом. И тут…

— Уу…

Кажется, я услышал тихий звук. Хм? Думаю, я слышал этот голос ранее… Я сконцентрировался, чтобы чётко услышать голос.

— Уу… так холодно… это место такое холодное…

Звучит, как плачущая девочка. Мне оставалось только расширить глаза, чтобы увеличить обзор и найти владелицу голоса. Этот голос… Кажется, он пришёл со стороны парка? Раз уж я итак промок, можно и в парк зайти. Заглянув в павильон…

— Хазуки-чан?

— Ах… глупый братик?

Я нашёл Хазуки-чан, промокшую до нитки и выглядевшую так, будто она вот-вот расплачется.

— Зачем ты пришла сюда? Ты же простудишься.

— Я пришла, чтобы увидеть глупого братика! Я думала, что увижу тебя, если подожду здесь!

— Э? Ты пришла встретиться со мной?

А, точно. Кстати, впервые я встретил Хазуки-чан в парке.

— Зачем ты искала меня?

— Сестрёнка переходит границы. Она всегда врёт и не разрешает Хазуки пойти поиграть домой к глупому братику.

Сказав это, Хазуки-чан недовольно надула щёки.

— Поэтому Хазуки-чан втайне от сестры пришла встретиться с глупым братиком!

— Но внезапно начался дождь, и ты не знаешь, где мой дом, поэтому пришла в павильон парка, чтобы укрыться от дождя?

— Такие дела…

Вот так совпадение. Но поскольку я смог встретить здесь Хазуки-чан, полагаю, это лучшее из всего случившегося.

— Апчу.

Дрожавшая от холода Хазуки-чан мило чихнула. Я бывал дома у Минами, поэтому знаю, что он не рядом с моим. В такую погоду Хазуки-чан будет трудно добраться самостоятельно.

— Тогда идём ко мне домой. Ты заболеешь, если останешься здесь.

— Правда, можно? Здорово! Хазуки очень счастлива!

— Гуу!!

Похоже, она действительно счастлива, поскольку радостно обняла меня и боднула прямо в солнечное сплетение. Из-за разницы в росте она ударила меня прямо в слабое место. Я знаю, что у Хазуки-чан не было дурных намерений, но если она будет приветствовать меня так всякий раз, моя жизнь может быть в опасности…

— Хазуки-чан, лучше бы тебе подрасти…

— Хм?

Тогда твоя голова не будет ударять меня в солнышко.

— Ах, правильно, вот, что глупый братик имеет в виду. Хазуки понимает и изо всех сил постарается, чтобы вырасти большой!

— Ты поняла?

— Да! Хазуки хочет поскорее вырасти, чтобы стать прекрасной невестой!

Ун, она совсем не в том русле мыслит.

— Но я не уверена в размере моей груди…

Удручённо сказала Хазуки-чан, положив руки на грудь. Всё не так… хотел заверить её я, но я больше не могу ничего сказать. Помнится, Муццурини говорил, что тут дело в генетике…

— В-в любом случае, тебе нужно поскорее высушиться. Пошли, Хазуки-чан.

— Хорошо!

Чтобы спастись от продолжавшегося ливня, я взял Хазуки-чан за руку и снова побежал.

*****

— Акихиса-кун, ты, наконец, вернулся. Снаружи довольно сильный дождь, ты… ох ты?

— Ах! Привлекательная сестрёнка!

— Я вернулся, Химеджи-сан.

Химеджи-сан, которая пришла домой первой, встретила меня у входа с большим полотенцем, но она удивлённо расширила глаза, увидев, что я вернулся домой с Хазуки-чан.

— Я нашёл её в парке поблизости. Она не могла идти домой одна в такой сильный дождь, поэтому я взял её с собой. Верно, Хазуки-чан?

— Да!

— Ясно. Легко подхватить простуду, когда вы все мокрые. Скорее вытритесь насухо, я приготовила ванну.

Послышался звук домашних тапочек, когда Химеджи-сан пошла за ещё одним полотенцем. Подумать только, она даже наполнила ванну водой. Какая предусмотрительная девушка.

— Иди купаться первой, Хазуки-чан, я посмотрю, есть ли у старшей сестры для тебя пижама или ещё что-то из одежды…

— Понятно! Купаться, да?

Хазуки-чан кивнула головой и мгновенно приготовилась снять свою мокрую одежду. Э? Это нехорошо, как ни посмотри, да?

— Ну… Хазуки-чан, это не страшно, если ты намочишь пол, но тебе следует пойти в раздевалку, прежде чем ты начнёшь снимать одежду.

— ? Я не могу снять мою одежду здесь?

— Ун. Хазуки-чан больше не настолько маленькая. Я чувствую, что будет неправильно снимать одежду перед кем-то другого пола.

У меня не будет извращённой похоти к маленькому ребёнку (я так думаю), но даже в этом случае она не может вот так запросто снять свою одежду передо мной. Хотя Хазуки-чан наивная и беспечная, она немного слишком либеральна в некоторых аспектах.

— Но даже если мы снимаем нашу одежду раздельно, Хазуки будет купаться с глупым братиком, верно?

— Ты хочешь купаться со мной?!

— Э? Хазуки часто купается вместе с сестрёнкой, например, после страшных ТВ-программ мы всегда принимаем ванну вместе.

Минами… если тебе настолько страшно, что ты купаешься вместе с младшеклассницей после просмотра страшных ТВ-программ, ты могла бы для начала перестать их смотреть вовсе, верно же…

— А ещё я могу купаться с папулей и мамулей.

— Нет никаких проблем, если речь о членах семьи…

— Тогда всё хорошо, поскольку глупый братик является мужем Хазуки, так что мы — семья!

Звучит верно, но мы говорим не об одном и том же. Уу… что мне делать?

— Или глупый братик будет чувствовать нечто странное, если будет купаться с Хазуки?

Хазуки-чан посмотрела на меня своими искренними глазами. Не-не-не-не. Будет плохо, если у меня возникнет такой интерес!

— Неправда! Никто не сможет быть столь хладнокровным и непоколебимым, как я!

— Замечательно. Тогда мы можем принять ванну вместе!

— Как два пальца об асфальт!

………………………Э?

— …

— ??? Глупый братик, что случилось?

Пу-пусть так, это всё равно невозможно, но как я…

— Я проиграл спор с младшеклассницей? Как такое могло случиться…

— Хазуки не совсем поняла, что происходит, но Хазуки счастлива, что сможет принять ванну вместе с глупым братиком!

— ГГГГООООСССППОООДДИИИ!!!

Неужели я проиграл спор ученице начальной школы? А ведь я уже старшеклассник!

— Хазуки-чан не может этого сделать. Акихиса-кун — мальчик, так как ты можешь купаться с ним? Это нехорошо.

Пока я сжимал свою голову от осознания этого неприемлемого факта, пришла Химеджи-сан с другим полотенцем.

— Уу… не могу сделать…

— Правильно. Хазуки-чан — девочка, поэтому тебе нужно быть более осторожной с мальчиками.

— Я понимаю. Тогда Хазуки хочет купаться с привлекательной сестрёнкой!

— Эх? Со мной?

— Да!

Хазуки-чан довольно улыбнулась. Девушки могут купаться вместе, и это на самом деле очень поможет мне. Это радует, радует…

— Акихиса-кун. Позже я хотела бы поговорить с тобой относительно желания принять ванну вместе.

Когда Химеджи-сан вручала мне полотенце, в её глазах было нечто невыразимое.

— Хорошо, Хазуки-чан, пойдём, искупаемся.

— Ладушки!

Химеджи-сан отвела Хазуки в ванную. Я внезапно почувствовал мурашки и поспешно начал вытирать волосы полотенцем, заходя дальше в дом. Пока они купаются, я должен насухо вытереть себя и сменить одежду… ах, перед этим я должен позвонить Минами. Я думаю, она волнуется относительно Хазуки-чан. Взяв телефон, я протёр его экран полотенцем и нашёл в контактах номер. Однако я не смог дозвонится, всё время попадая на автоответчик, поэтому мне остаётся только оставить ей сообщение «Я нашёл Хазуки-чан в парке неподалёку, я позже отправлю её домой. Не волнуйся». Думаю, этого достаточно?

— Ваа~ привлекательная сестрёнка потрясающая! Совершенно отличается от моей сестрёнки!

— Хазуки-чан, ты подхватишь простуду, если не поспешишь зайти.

— Я войду, только когда потрогаю твою грудь!

— Нет~! Я позволю тебе потрогать позже. Сперва залезай в ванну…

— Фуваа… потрясающе… грудь сестрёнки такая мягкая…

— Ахх, серьёзно… что поделаешь. Когда закончишь, погружайся в ванную и согревай своё тело.

— Ладненько!

— …

Хорошо, теперь я должен…

— Химеджи-сан.

— Ах, да. Что такое, Акихиса-кун?

— Я пойду пробегусь пару кругов.

— Э? Разве сейчас не идёт дождь?

— А ещё я куплю немного блюд на обратном пути. Вы с Хазуки-чан можете начинать. Не нужно ждать меня.

— Ах? Акихиса-кун! Почему ты так внезапно…

— Я пошёл…

Когда я выбегал из дома, позади послышался удивлённый голос Химеджи-сан. Нет! Это не какая-то презренная и извращённая похоть, я просто переполнен желаниями юности и похотью к злоупотреблению домохозяйками… вот и всё! Это я бормотал себе, бегая под дождём несколько минут. В то же время мне перезвонила Минами. Когда я вернулся домой, мои разум и тело были кристально чисты.

*****

— Фуу… славно покупался…

Это ощущение было прекрасно, я лежал в горячей воде после лившего на меня дождя и случайно оставался внутри слишком долго. Это было роскошным счастьем: иметь возможность принять тёплую ванну в холодную погоду.

— Братик, после купания ты теперь тёплый!

Когда я вернулся в гостиную, Хазуки-чан, которая уже переоделась в пижаму, побежала ко мне.

— Тебе не холодно, Хазуки-чан? Проблем быть не должно, верно?

— Да!

Хазуки-чан ярко улыбнулась мне. Видя её такой, я могу не волноваться о том, что она простудится, верно?

— Не странно ли? Где Химеджи-сан?

— Привлекательная сестрёнка выглядела так, словно собиралась сушить одежду Хазуки.

Звук фена послышался из другой комнаты. Химеджи-сан, наверное, использует утюг и фен, чтобы высушить одежду Хазуки-чан.

— Хазуки предложила сделать это самостоятельно, но привлекательная сестрёнка сказала, что это опасно и не разрешила мне…

— Ун… это так. С феном всё было бы нормально, но утюг ещё слишком опасен для тебя.

Возможно, Хазуки-чан действительно смогла бы высушить свою одежду, но лучше оставить это на Химеджи-сан. Живя с Химеджи-сан в одном доме в течение нескольких дней, я понял, что она хороша в любой домашней работе, кроме готовки.

— Хазуки-чан, хочешь посмотреть со мной телевизор?

— Хорошо!

Я взял пульт дистанционного управления и сел на диван в гостиной. Хазуки-чан села рядом со мной. Унн, это действие в духе маленького зверька действительно милое.

— Что ты хочешь посмотреть, Хазуки-чан?

— Эм… Хазуки хочет посмотреть драму!

— Драму? Какую?

Я не смотрю драмы, поэтому был несколько удивлён её словами. Так в наши дни детям нравится смотреть драмы?

— Хазуки не хочет выбирать... но Хазуки хочет посмотреть!

Хазуки-чан осмотрелась вокруг, прежде чем ответить. О, до меня дошло… она пытается вести себя по-взрослому, верно? Хазуки-чан лучше посмотрит что-нибудь другое.

— Но есть и несколько интересных программ на других каналах.

— Я не хочу смотреть эти детские передачи. Я хочу посмотреть те программы, которые связаны с романтикой!

Хазуки-чан с нажимом озвучила своё мнение. Ун… было ли что-то неправильное в том, как я предложил? Возможно, я смогу выбрать более интересную программу для Хазуки-чан. Кроме того, я думаю, что лучше будет посмотреть это.

— Тогда давай посмотрим, какую интересную драму я смогу найти…

Я нашёл расписание телепередач, но сейчас было не то время, когда показывают драмы.

— Драм нет.

— Ахх…

— Ах, кстати.

Я вспомнил, что случайно записал какую-то смехотворную драму, я просто не то записал. Полагаю, я удалил её… ох, вот, нашёл.

— Может это, Хазуки-чан? Похоже на драму.

— Хорошо, Хазуки хочет посмотреть!

Получив ее разрешение, я нажал кнопку воспроизведения на пульте дистанционного управления. Вскоре с экрана донеслась мелодия главной темы, а затем началась показываться драма. Она называется «Ожидая тебя под легендарным деревом»… хмм, посмотрим.

[✱]Переводчик с япа сделал примечание. «Под» — «下», «дерево» — «木». Под деревом «木 下» — Киношита. К слову, эта же драма упоминалась в 6.5 томе во 2 главе.

— Шинджи, прости, что я разбил что-то об тебя. Подумав о том, что ты не примешь мою любовь, я не смог сдержать эмоции…

— Это не то, что можно исправить извинениями.

— В качестве извинений я приготовил для тебя бэнто. Не желаешь отведать?

— Подозрительно. Ты в него плюнул?

— Ка-как ты мог такое подумать?

— Ожидаемо. Для начала попробую *лизнул* это же… анестетик!

— Ядрёна вошь! Ты догадался… правильно! Это мощный анестетик, теперь твой язык онемеет. Как и ожидалось от Джорджа, ты раскусил меня!

— Фу-фун, я вижу твои мысли *бкун бкун*

Фуу… эта драма была такой скучно… мы начали с середины, поэтому я не могу сказать, о чём она, и до сих пор всё про парней…

— …*Клюёт носом*

Я осмотрелся и увидел, что Хазуки-чан тоже скучно, она прислонилась ко мне и спала.

— После сегодняшнего дождя я тоже устал. А затем я попарился в тёплой ванне. Теперь я хочу спать…

Моё сознание померкло, а взгляд начал плыть, мои веки становились всё тяжелее и тяжелее…

*****

— Хм? Угх…

Дело плохо, я уснул! Я ещё был в полусне, но старался проснуться, и я заметил…

— Эх… ах, ваахх! Акихиса-кун!

Химеджи-сан передо мной выглядела взволнованной.

— Эм… Химеджи-сан, что ты делаешь?

— Эм, н-ну… я вошла в гостиную и увидела, что вы оба спите, поэтому я захотела присоединиться…

— Но твоя глаза были открыты, разве они…

— Не, не правда! Я не смотрела на лицо Акихисы-куна!

Химеджи-сан подняла руки в знак отрицания. Вот как? Полагаю, я ошибся.

— Хм… глупый братик?

— Ах, Хазуки-чан, ты проснулась?

— Да..

Сонно потирая глаза, Хазуки-чан села на диване прямо. Я взглянул на часы и увидел, что уже около половины десятого.

— Ах, мы спали слишком долго. Хазуки-чан, время идти домой.

— Я понимаю…

Я передал сонную Хазуки-чан Химеджи-сан, чтобы она её переодела. Я приготовил намоченную дождём одежду Хазуки-чан, чтобы вернуть её в дом Минами.

— Прости, что заставила тебя ждать.

Я несколько минут ожидал в коридоре, после чего ко мне подошла всё ещё сонная, но уже переодетая Хазуки-чан.

— Я провожу её, Химеджи-сан.

— Я тоже пойду…

— Не-не-не. Если ты это сделаешь, Минами узнает, что мы живём вместе.

— Ахх… точно. Тогда я останусь дома и буду ждать Акиру-сан.

— Ун, полагаюсь на тебя.

Я взял два зонта и распахнул входную дверь.

— Спокойной ночи, Хазуки-чан.

— Спокойной ночи, привлекательная сестрёнка.

Хазуки-чан махнула рукой и попрощалась с Химеджи-сан, а потом пошла за мной. Сильный дождь уже закончился, полагаю. Всё ещё моросит, поэтому я взял Хазуки-чан за руку и мы вместе неторопливо пошли по ночной улице.

— Хазуки-чан всё ещё сонная?

— Немного…

Хазуки-чан прикладывала усилия, держа зонт и продолжая идти, зевая на ходу.

— В таком случае у меня для тебя специальное предложение.

Я опустился на колено перед Хазуки-чан, которая сонно кивнула, мгновенно поняв мои намерения.

— Спасибо, братик…

Сказала Хазуки-чан, взбираясь мне на спину.

— Иех!

Я перебросил зонт через плечо и понёс Хазуки-чан. Позади на спине ощущались тяжесть и тепло, это приятное чувство. Мы продолжили идти посреди дождя.

— Аки! Хазуки!

Когда мы почти пришли к дому Минами, кто-то назвал наши имена.

— А, Минами, прости, мы задержались.

— Нет, это я должна была. Прости, что я не пришла забрать её.

Опасно девушке бродить ночью одной. Даже если Минами хотела бы прийти ко мне домой, чтобы забрать Хазуки-чан, я бы остановил её, поэтому ей не за что извиняться. Минами тоже довольно вежливая.

— Теперь моя очередь нести.

— Я донесу её до твоего дома.

— Всё нормально. Мой дом рядом.

— Ун, понял.

Я передал свою поклажу Минами. Хазуки-чан на миг дёрнулась, но осознала, что её несёт Минами и вновь погрузилась в сон.

— Хазуки, скажи Аки спасибо.

Минами ласково коснулась Хазуки-чан, призывая её поблагодарить меня.

— Не нужно. Она спит. Тебе не нужно волноваться насчёт этого.

— Так нельзя. Эй, Хазуки, поблагодари Аки.

— У… братик, спасибо тебе большое…

Хотя она была в полусне, Хазуки-чан вежливо поблагодарила меня.

— Нет-нет, всё хорошо.

Ответил я, а затем…

— Пожалуйста, передай благодарность Хазуки и привлекательной сестрёнке…

— Э? Хазуки? Ты говоришь про Акиру-сан?

Спросила Минами полуспящую Хазуки. Гра, просто воспринимай это так, будто она бормочет во сне!

— Я, я понял! Я передам чувства Хазуки-чан сестре!

Я специально подчеркнул, что Хазуки-чан говорила о моей сестре и хотел закончить тему. Но…

— Не странно ли? Помнится, привлекательной сестрёнкой она называла Мизуки…

Минами всё ещё подозревает. В таком случае ничего не поделаешь!

— Мне пора оставить вас, Минами! Увидимся завтра в школе!

— Ах! Погоди минуту, Аки!

Если я могу нажить неприятности, время убегать! Я рванул так быстро, как только мог, пока Минами не узнала больше.