1 том    
Глава 5. Рыцарь и король готовят меч к бою


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
jaonar
2 г.
Ждите 11 том :D
Хронологически сначала идёт том 3, затем том 11, а потом уже том 1.
deskrejet
4 мес.
>>23551
Это вообще как?
deskrejet
4 мес.
>>23551
А читать в каком порядке?
Reader
2 г.
Спасибо за прекрасный перевод!
Пробежался по тексту и возник вопрос - где начало?! Есть ли приквел, "нулевой" том или что-то в этом духе? Как ГГ победил бога - в сёги, в Теккен на PS или камень-ножницы-бумага?
Парень-которому-лень
3 г.
Спасибо за перевод. Есть чем занять себя на пару дней.
Catar
3 г.
Почему перевод завершён?
Томов же 21
бурда
3 г.
>>23547
Почему перевод завершён?
Томов же 21

Завершен перевод данного тома.
yozhik
3 г.
Вот Чемпион и переехал на Руру.Надеюсь хотя бы с разрешения переводчика?Он ведь первоначально был против,если я не ошибаюсь(в комментариях на личной страничке когда-то уже предлагали).Уже ведь какой-то ловкач выкладывал труды этого переводчика на рулейте без его ведома под своим именем.Хорошо хоть администрация ресурса отреагировала и прикрыла лавочку.А так,всегда приятно когда понравившейся произведение расширяет аудиторию,и приобретает ещё большую известность,да ещё и в полюбившиеся давным давно переводе.Впервые читал ещё на ranobeclub,где-то с год назад вышел на блог переводчика(чем был весьма удовлетворен). Впечатления от прочтения данного перевода только положительные,а познания переводчика в мифологии различных стран вызывают во мне чувство глубокого уважения.Это тот самый случай когда чтение ранобэ может стать не только увлекательным,но и познавательным времяпровождением .К стыду своему я осознал,что даже о основных богах античных мифологий имею довольно размытое и непоследовательное представление,а о мифологии Ближнего ,Среднего и Дальнего Востока я и вовсе промолчу.Из казалось бы развлекательной литературы извлек много новых и интересных сведений.Перевод неизменно радует своей литературностью,даже желания подправить никогда не возникало.В общем я крайне признателен переводчику,его труды в своё время скрасили мне немало долгих зимних ночей.
umbrell94
3 г.
Если кто хочет задонатить переводчику - Яндекс-кошелёк: 41001636607754
haruhiro
3 г.
начинал читать в этом переводе том 1! Перевод хороший особенно нравилось как выполнены сноски с комментариями
NeSTEA
3 г.
в таком кол-ве))
прочту как найдётся время
rubiaelstein
3 г.
РИЛИ!!??!?! Наконец-то, госпаде, я уже думал, что не дождусь, дай бог здоровья
ghost ex
3 г.
Годно ?
Araragi.Koyomi.kun
3 г.
Жизнь прожита не зря, я наконец-то дождался!
KuroYnK
3 г.
Вау.... Читал это произведение еще до того как его снесли с бака-тсуки на аглицком...
Большое спасибо за русский перевод.
alfonsknow
3 г.
лол ват...

Глава 5. Рыцарь и король готовят меч к бою

Часть 1

— Сим я провозглашаю имя Господне, так, чтобы весь мир мог сослужить службу и вознести похвалу Богу.

Во время чтения заклинания Эрику начала окружать аура отчаяния. По ощущениям температура воздуха резко упала градусов на двадцать.

Звуки, неслышимые обычным слухом — крики отчаяния, вопли тщетности, стенания безнадёжности — все они слились воедино, повиснув в леденящей атмосфере.

Смесь этих эффектов явилась результатом заклинания Эрики.

— Богиня Афина, как подчинённая Кусанаги Годо, рыцарь Эрика Бланделли покорно умоляет. Прошу вас незамедлительно покинуть это место. Если же вы не внемлете моим мольбам, я с мечом в руках стану на защиту своего Господина! — её твёрдое заявление заставило зазвенеть воздух.

Защищаемая магически вызванной тёмно-красной накидкой, с Куоре ди Леоне в руке, она бросила вызов богине.

Услышав такое заявление, Афина повернулась и впервые обратила внимание на существование девушки.

— О? Падчерица Прометея[✱]Прометей ("предвидящий"), в греческой мифологии сын титана Япета и океаниды Климены, по другой версии — Асии или богини правосудия Фемиды. Он встал на сторону своего двоюродного брата Зевса во время борьбы за власть с Кроносом. Судьбу титана определила его привязанность к роду людей, создателем которых он являлся по целому ряду свидетельств и которым он даровал божественный огонь, спрятанный громовержцем Зевсом. Прометей похитил его и принес на землю. Разгневанный Зевс приковал мятежного титана к скале на Кавказе, где орел выклевывал ему печень, которая за ночь вырастала вновь. Прометей был освобожден Гераклом по велению Зевса, в обмен на тайну, что сын морской нимфы Фетиды, за которой одновременно ухаживали Зевс и Посейдон, станет могущественней отца. Выдав Фетиду за смертного царя, боги оградили себя от опасности, так как рожденный Фетидой Ахилл хоть и стал великим воином, но все же был смертен. Прометей дал людям огонь, важнейший элемент цивилизации, правда, имевший и губительные последствия: наряду с изготовлением орудий труда в пылающих кузнечных горнах в течение столетий ковалось оружие войны. и сторонница Гермеса, ты готова умереть за своего господина?

— Если необходимо. Славно погибнув за своего лорда, рыцарь ощутит лишь радостное удовлетворение. Понимание этого вполне естественно, если выбрать в качестве врага Афину, древнейшую из богинь.

«Почему Годо… вечно усложняет мне жизнь?!» — тихо пробормотала Эрика.

Афина смогла полностью понять слабые места Чемпионов и Годо, в частности. Из короткого разговора она не только выяснила, что Годо не станет драться пока его не зажать в угол и что он добрячок, она даже поцеловала его!

Смотря на неуклюже лежащего на земле Годо, похожего на мертвеца, взгляд Эрики рассвирепел ещё больше.

И когда он только поймёт?!

Хоть это случалось не так часто, но в его защите было просто чрезвычайно много дыр. Плюс ко всему, он слишком открыт для женщин, так что у него легко украли поцелуй.

Как правило, у Чемпионов ненормально высокая сопротивляемость заклинаниям и проклятиям. Непреложным фактом являлось то, что их нельзя запросто одолеть, даже если их противник бог. Но если заклинание каким-то образом смогли применить непосредственно к телу, тут уж ничего не поделаешь. Когда используется этот способ, то легко преуспеет даже такой маг как Эрика.

— От тебя реально столько проблем. Заставить меня так напрягаться… — непрестанно бормоча жалобы, Эрика преобразовала своё заклинание в стрелу, которая полетела в сторону Афины.

Если бы её противником был человек, то одного этого удара хватило бы, чтобы его убить. Даже будь он чрезвычайно опытным магом, он бы не встал после такого.

Её стихи отчаяния представляли собой заклинание смерти, которое замораживало сердца врагов, но Афина лишь слегка качнула головой. С богиней в качестве противника, такая слабая атака, очевидно, не возымела никакого эффекта.

Эрика слабо прикоснулась к Куоре ди Леоне после чего напевно произнесла:

— О, лев из стали, ты разум и тело печали и гнева. Ты предвестник горя богов и духов, тот, кто омоется кровью своих врагов, явись же предо мной, копьё Лонгина[✱]Копьё Лонгина (Копьё Судьбы, Копьё Христа) — пика, которую римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на Кресте. Копьё считается одной из величайших реликвий христианства.!!!

Собирая в единое целое уже произнесённые заклинания, она направила их в лезвие своего любимого оружия.

Подняв наполненный силой Куоре ди Леоне, Эрика бросилась вперёд. Мгновенно сократив расстояние между собой и Афиной, она нанесла колющий удар мечом.

Будто слегка развлекаясь, богиня просто отклонилась в сторону и избежала выпада. Естественно, Эрику это нисколько не впечатлило, к тому же…

Этим она ещё не завершила свою атаку.

Лицо, голова, левое плечо, бёдра, живот, грудь, горло и, наконец, правое запястье богини. Эрика сделала эти части тела своими целями и продолжила нападение.

Без тени сомнения, подобно вспышке молнии или порыву ветра, она продолжала нажим на Афину.

Каждый раз, когда клинок Эрики приближался к богине, та уклонялась от удара. Но перед лицом непредсказуемого и всенаправленного стиля боя девушки, Афина, в конце концов, прекратила уклоняться и обратной стороной ладони остановила последний выпад, направленный в её запястье.

Обычно после подобного у неё бы осталась лишь половина конечности, но рука богини была крепка как сталь и отразила удар.

Успешно защитившись, Афина посмотрела на свою руку, после чего выражение её лица резко изменилось. Она казалась… возбуждённой.

— Понятно, ожидаемо от той, которая посмела бросить мне вызов. У тебя определённо есть некоторые умения.

На руке, которая только что блокировала Куоре ди Леоне, появилась тонкая красная линия. Из этого свежего пореза сочилась небольшая струйка крови.

Рана от меча.

Простой факт — человеческое оружие полностью не способно причинить вред божествам, не говоря уже о том, что оно их вообще побеспокоит. Забудьте про мечи, ни огнестрельное оружие и взрывчатка, ни даже химическое и биологическое оружие не могли причинить им какой-либо вред.

На предположительно бессмертном теле, каким-то образом появилась свежая рана.

С улыбкой смотря на кровь, капающую из своей руки, Афина произнесла:

— Какая редкость. Я давно позабыла предыдущий случай ранения смертным.

— В настоящее время мой меч улучшен заклинанием, смертоносность которого равна таковой у копья Лонгина, и мощь которого способна уничтожить Сына Господня, любого злобного демона или божество. Даже вы, Афина, не сможете избежать ранения, получив удар этим мечом, — небрежно ответила Эрика, легонько постукивая Куоре ди Леоне.

Прояви её оппонент малейший признак движения, она планировала немедленно атаковать, однако Афину, как казалось, ничего не заботило.

Походило на то, что из-за предыдущей атаки, внимание богини теперь было полностью сконцентрировано на собственном теле, и что её прежнее безразличное отношение исчезло.

— Истинно, смертная, в твоих словах звучит правда. Данный клинок крайне смертоносен для моего тела, и, видимо, способен отнять даже саму мою жизнь. Я искренне сожалею о твоём нынешнем положении. Если бы ты по глупости не принесла клятву верности и преданности этому Чемпиону, я бы одарила тебя благословением и приняла в свои последователи.

Несмотря на то, что Эрика стояла перед ней с мечом в руках, во взгляде Афины были лишь симпатия и забота. А её глаза — это глаза защитницы, смотрящей на любимую зверушку или трудолюбивого садовника, оглядывающего парк.

«И что теперь делать?..» — спросила Эрика саму себя. Если бы с ней был Годо, они вдвоём могли бы что-то предпринять, но так как она одна, ситуация не совсем радужная.

Её противник богиня битв.

Даже с клинком равным по силе копью Лонгина, способному одолеть бога, даже с её фехтовальными и магическими навыками — что из этого способно как-то изменить ситуацию? Эрика была очень не уверена в конечном исходе.

В прошлом, до того, как он стал Чемпионом, Годо, обычный смертный, который даже магом не был, смог победить Веретрагну.

Но эту победу следует считать результатом переплетения множества случайностей и непомерного количества удачи. Более того, как раз потому, что дрался именно Кусанаги Годо, он смог вытянуть тот бой. Вдобавок у него было секретное оружие, «Тайная книга Прометея», которой больше не существовало в мире смертных.

Похоже, побег оставался единственным вариантом.

«Сейчас самое главное избежать смертельного удара, который она мне пошлёт».

— Святой Георгий![✱]Святой Георгий (Победоносец, Каппадоки́йский, Лиддский) — христианский святой, великомученик, наиболее почитаемый святой этого имени. Пострадал во время правления императора Диоклетиана, после восьмидневных тяжких мучений в 303 (304) году был обезглавлен. Одним из самых известных посмертных чудес святого Георгия является убийство копьем змея (дракона), опустошавшего землю одного языческого царя в Бейруте. Как гласит предание, когда выпал жребий отдать на растерзание чудовищу царскую дочь, явился Георгий на коне и пронзил змея копьем, избавив царевну от смерти. Явление святого способствовало обращению местных жителей в христианство. Существует вариант описания данного чуда, относящегося к жизни Георгия. В нём святой покоряет змея молитвой и предназначенная в жертву девушка ведёт его в город, где жители, видя это чудо, принимают христианство, а Георгий убивает змея мечом. Твоим праведным титулом, даруй мне силу убить дракона! — громко провозгласила Эрика.

Даже если она и собиралась сбежать, она ни за что не оставит противника просто так. Как раз отступая, она должна совершить нечто внушительное и грациозное — таков рыцарский кодекс Эрики.

Куоре ди Леоне начал менять форму.

Из рапиры он превратился в двухметровое длинное копьё. Превосходно орудуя этим тяжёлым копьём, Эрика нанесла три быстрых удара.

Как отреагирует Афина? Отступит, увернётся или парирует, нанеся ответный удар.

Она отступила…

Богиня ловко отскочила назад, далеко за пределы зоны поражения копья.

Увидев реакцию Афины, Эрика позволила себе яркую улыбку. Для тех, кто её знал, эта улыбка значила, что она верила в успех своей авантюры.

Продолжать сражение с отступающим врагом было самым эффективным применением её стиля боя, который фокусировался на сногсшибательной скорости.

— О, Медный красный крест, разорви броню дракона на части, вырви его внутренности! О, мои почившие предки, рыцари, спящие вечным сном, заклинаю вас, даруйте мне ваши выдающиеся военные навыки!

Завершив заклинание, Эрика метнула копьё.

Изначально эта атака предназначалась тем, кто находился гораздо дальше. Но в данный момент её не волновали такие мелкие детали. Брошенное копьё неслось к сердцу Афины как серебряная комета.

Такие методы дистанционного копейного боя особенно уважали этруски[✱]Этруски — древние племена, населявшие в I тыс. до н. э. северо-запад Апеннинского полуострова (область — древняя Этрурия, современная Тоскана) между реками Арно и Тибр и создавшие развитую культуру, предшествовавшую римской и оказавшую на неё большое влияние. Римские заимствования у этрусков включают развитое инженерное искусство, в частности возведение арочных сводов зданий. Такие римские обычаи, как бои гладиаторов, гонки на колесницах и многие погребальные обряды, также имеют этрусское происхождение.. В конечном итоге римляне переняли у них данные военные приёмы. А в Средние века рыцари Круглого стола возвели их ещё выше. Но Афина просто-напросто отбила эту атаку своим кулаком.

Необычно было то, что копьё, которое должно было покоиться на земле, каким-то диким образом продолжало лететь к богине.

— О?..

Серебряное копьё стало серебряным львом.

Куоре ди Леоне в мгновение ока изменил свою форму и прыгнул, используя силу удара. Афина, восхищённо улыбаясь, смотрела на клыки такого близкого к ней льва.

— Ты действительно удивляешь…

Афина уклонилась от прыгнувшего льва и нанесла быстрый удар ладонью. По размерам даже меньше, чем половина Куоре ди Леоне, она всё равно атаковала его, рубя по естественным границам головы, туловища и плеч и превратив его в груду частей тела животного.

Но по-настоящему Афину удивило произошедшее следом.

— Куоре ди Леоне! Получив благословения Святого Духа и праведника, заверши свою задачу при помощи нерушимого тела!

Разрубленный на части Куоре ди Леоне снова изменил форму. Теперь львом стала каждая отдельная часть. Афина оказалась окружена семью львами.

— А-ха-ха-ха, ты действительно знаешь, чем занять моё время!

Услышав скрипучий смех Афины, Эрика свистнула, и к ней подбежал один из окружающих богиню львов — теперь ей больше не надо пользоваться какой-либо тактикой.

Эрика быстро подобрала Годо и запрыгнула льву на спину.

Пока её противник окружён шестью львами, и она прилагает все силы, чтобы убежать без оглядки… Хоть враг сама Афина, сражаться в месте, пропитанном заклинанием отчаяния, против Куоре ди Леоне, который благословлён Богом — она ни за что не сможет с лёгкостью справиться со всем этим, а затем ещё и их догнать. По крайней мере, Эрика на это надеялась.

Заставляя льва торопиться, она искренне молилась, чтобы враг не нагнал их.

Погрузившись в глубокий сон, Годо лежал перед ней на спине льва. Само собой он ни за что не умрёт просто так. Независимо от того, насколько абсурдно несправедливыми были обстоятельства, он оставался тем, кто всегда найдёт способы и пути к победе. Он ни за что не умрёт просто так.

Она положила свою руку на грудь Годо, убеждаясь в наличии тепла и пульса. Получив необходимую поддержку своим надеждам, Эрика улыбнулась довольной и понимающей улыбкой.

Часть 2

Его, так называемый, почти смертельный опыт был реально проблемным. Такие мысли крутились в затуманенной голове Годо, которому всё ещё предстояло окончательно очнуться.

Восьмое воплощение, «Овен», давал чудодейственную силу восстановления. Независимо от того, насколько критическим было состояние тела, его божественная мощь вылечивала всегда и полностью.

Являясь богом победы, Веретрагна также был защитником королевской власти. Из десяти воплощений «Овен» имел самую глубокую связь с властью королей. В древние времена, когда наличие стада приравнивалось богатству, овца, способная быстро расти и в достатке плодиться, считалась символом здоровья и процветания.

Плодовитая, продуктивная, богатая. Сила, демонстрирующая жизнестойкость, была идеальным воплощением овцы, которой присущи данные черты.

Но эта способность бесполезна, если его убить мгновенно. Учитывая данный факт, Годо покрывался холодным потом каждый раз, как приходил в себя, так как, чтобы всё сработало, ему приходилось сознательно применять воплощение «Овна» перед самой смертью.

Ещё более опасным было то, что это воплощение лишь перед самой смертью и позволено активировать. Раньше Годо лично испытал невозможность излечения обычных, но серьёзных ран.

Но даже с такими строгими ограничениями, эта способность всё равно оставалась удивительной.

Богоубийцы могли получить силу богов, которых убили. Божественную мощь, обретённую таким способом, называли «Правом». Это означало, что чем больше богов убито, тем сильнее становится богоубийца.

На данный момент Годо победил только одного бога — Веретрагну, но говорят, что многие богоубийцы являются монстрами с множеством «Прав».

Рождённые в этом мире, чтобы биться с богами, воины, которые представляют человечество.

Однажды Эрика описала богоубийц так: они воины, короли, чудовища, но, в тоже время, люди. Их существование выходит за рамки здравого смысла.

Богоубийцами становились не из-за врождённых способностей, не из-за приложенных усилий, и точно не по крови или велению судьбы.

Лишь победа давала рождение богоубийце.

Даже если у кого-то был врождённый талант, даже если кто-то трудился упорнее всех в мире, он никогда не мог стать богоубийцей.

Годо думал, что это слишком сурово. Его собственная победа над Веретрагной была полностью основана на ряде невероятно удачных событий.

Даже особенные люди, такие как чрезвычайно одарённые или легендарные мастера, никогда бы не смогли одолеть бога, не говоря уж о простых смертных. Разница в силе попросту была слишком велика. Настолько велика, что само сравнение полностью теряло смысл.

Человек мог победить бога лишь после серии поразительных случайностей. Тем не менее, цепочка невероятных совпадений может породить богоубийцу, даруя ему больше власти, чем когда-либо мог иметь человек.

Даже сам Годо считал, что это не такая уж и хорошая идея…

Только боги по рождению или переродившиеся богоубийцами могли противостоять друг другу. Это просто выходило за рамки здравого смысла.

Чтобы такое достигалось лишь при помощи удачи, это явно не очень хорошо. Одному человеку никогда нельзя давать такую силу, поэтому, чтобы не злоупотребить ей, Годо надеялся сдерживать себя насколько это возможно, но…

Он понял, что начал лучше контролировать воплощения Веретрагны. Когда он использовал «Овна» впервые ему понадобилось шесть часов, чтобы прийти в сознание. Во второй раз прошло только четыре часа. Каждый раз, как он использовал его, уменьшалось время, необходимое для прихода в сознание.

Насколько коротким оно может стать?

Прибегнув к воплощению, он мог использовать эти числа, чтобы описать эффективность использования. Естественно, Годо не нравилось ступать на самый порог смерти, но ещё одной причиной, по которой он не любил пользоваться способностями, было то, что он начинал лучше их контролировать.

Его сознание стало проясняться.

Очнувшись, Годо обнаружил, что лежит на жёсткой кровати.

Похоже, вместе с кроватью предоставили и подушки, но ему было не совсем понятно, почему его затылку так мягко и тепло.

— Как самочувствие? Можешь встать? — прошептала Эрика ему на ухо.

Как и каждый раз до этого, она и сейчас осталась рядом с ним, практически мёртвым.

— Где… мы? И сколько я был без сознания?

— Это скамейка в каком-то парке, в котором мы скрылись, и на этот раз ты пробыл без сознания два с половиной часа. Поздравляю, это новый рекорд.

— Меня совсем не радует подобный новый рекорд. Лучше бы время увеличилось.

— Я знала, что ты так скажешь, но время сократилось в очередной раз и, может быть, меньше уже не станет. Это немного улучшило твоё самочувствие? — ответила Эрика с ласковой улыбкой.

Хоть она всегда и почти повсюду таскала Годо за собой, удивительно, что когда он был практически бессилен, отношение Эрики тоже становилось очень нежным.

— Хм, немного улучшило.

Похоже, что он всё ещё не полностью очнулся. Зрение Годо было несколько размытым, и он не очень чётко видел окружающее. Единственное в чём он был уверен — это присутствие Эрики рядом с ним.

— По возможности, мне бы действительно хотелось, чтобы эту богиню победил кто-то другой… Хотя, после того как едва сумел сохранить жизнь, говорить такое несколько неблагодарно с моей стороны.

— Не выйдет. Наш противник не та, которую можно одолеть одной лишь удачей. Конечно, наличие удачи необходимость, но окончательная победа будет зависеть от твоих сил и характера. Ты тот, кому положено одолевать богов, поэтому стоит быть увереннее в себе, — сказала Эрика, грациозно изогнув запястье.

Используя свои пальцы как расчёску, она проводила ими по волосам Годо. Её нежные равномерные движения заставляли чувствовать чрезвычайный комфорт и уют… «Стоп, она расчёсывает мои волосы?»

— Может сейчас у тебя и часть сил, но однажды ты точно будешь контролировать все воплощения Веретрагны, потому что ты тот, кто преодолеет любое препятствие на пути к победе. И пока Годо не станет истинным королём, я всегда буду защищать тебя. Независимо от того, кем являются враги, я никогда не позволю им убить тебя и никому тебя не отдам, — шёпот Эрики из ласкового стал решительным.

Его это искренне обрадовало.

Честно говоря, Годо считал, что не заслуживает такого отношения, и хотел как-то извиниться. Но…

— С-спасибо. Я вечно доставляю Эрике проблемы, но Эрика всё равно так ко мне относится. Я действительно благодарен, но ещё мне немного не по себе…

— Тебе не надо передо мной извиняться, так как я сама от всего сердца хочу этого. Я лишь желаю, чтобы Годо искренне меня любил. Просто ведь?

— В общем, должен извиниться, что говорю это сейчас, но такое положение никуда не годится.

К данному моменту Годо, наконец, полностью очнулся и осознал, в какой ситуации находится.

С его телом всё в порядке, его руки и ноги были такими же, как и всегда. Он лежал на длинной, грязной скамейке маленького парка. Эрика сидела рядом с ним, положив его голову себе на колени и расчёсывая его волосы своей рукой…

— Ни за что. Ты только-только вернулся почти с того света. Будь паинькой и отдохни.

Стоило ей это сказать, как Эрика применила свою ненормальную силу, чтобы снова прижать пытавшегося встать Годо туда, где он лежал.

Ноги Эрики были стройными и изящными, словно у лани, в то время как её бёдра обладали чрезвычайной мягкостью и доставляли ему чувство крайнего комфорта.

Ситуация являлась действительно опасной. Будет совсем не хорошо, если он продолжит так лежать, не сказав ни слова.

Годо так хотелось изменить ситуацию, что он подумывал даже скатиться со скамейки.

— Годо, а тебе не кажется невежливым так упрямо отвергать добрые жесты других людей? Особенно, когда я только что спасла твою жизнь?

Но даже говоря такое, голос Эрики звучал чересчур радостно.

Годо был смущён до того, что не смел смотреть ей в лицо. Он хотел лишь изменить текущую ситуацию.

— Касательно этого, я очень благодарен тебе и прошу прощения. Но с какой стороны не посмотри, нынешнее положение никуда не годится!

— Почему? Разве это не основа для развития наших отношений? Как раз время прекратить представляться и перейти к более близкому этапу. Мы должны проводить больше времени, чтобы должным образом взрастить наши чувства друг к другу.

Прекращай эти слишком эгоистичные разговоры. Как человек по имени Кусанаги Годо мог набраться смелости и пойти на такой шаг!

— Но это можно оставить на потом, так как нам надо планировать то, что будем делать после твоей поправки. Годо как ты думаешь разобраться с Афиной? Когда уже дошло до такого, не говори, что всё ещё хочешь сесть за стол переговоров, — похоже, Эрика поняла, что продолжать нажим дальше будет слишком жестоко, поэтому сменила тему.

Наконец, они могут поговорить нормально. Отвечая Эрике, Годо расслабился:

— Ты права, но сначала я планирую найти её, а затем, в зависимости от ситуации, окончательно определюсь с тем, что делать…

— Проще говоря, хочешь немедленно атаковать, а затем завести ситуацию в тупик, так?

Пояснение Эрики совершенно не соответствовало словам Годо.

— И как ты пришла к такому выводу? Когда я такое сказал?

— Потому что так происходит постоянно, поэтому в данной ситуации я бы предложила, чтобы мы заложили основу создания меча. Ты же в курсе последствий плохой подготовленности к бою с таким врагом, как Афина, так?

— Да-а… всё-таки нам надо быть готовыми к худшему.

Годо начал думать.

Так как он упустил Афину, она могла в любой момент вернуть Горнонейон. Ему необходимо основательно подготовиться перед тем, как встретиться с богиней, чьё могущество ещё больше возросло.

Без поддержки значительной силы, даже переговоры зайдут в тупик. Это основная проблема, на которую сразу указала Эрика.

— Раз такое дело, как ты собираешься просить моей помощи? Давай, говори уже.

Эрика выглядела самодовольно.

Хоть и полностью в курсе необходимых действий, она намеренно заставляла Годо просить её. Что за жестокая девушка.

— Хорошо… Беру свои слова назад. Пожалуйста, научи меня всему, что знаешь об Афине. Я должен подготовиться к бою с этой богиней.

Без помощи девушки рядом с ним, у Годо не было ни единого шанса в бою против Афины. При этой мысли он склонил голову, упрашивая Эрику.

— Очень хорошо. Теперь я решила, каким будет мой ответ.

Эрика встала со скамейки преклонила колени перед Годо.

С довольной усмешкой она уважительно произнесла:

— Мой лорд, я сделаю, как вы пожелаете. Вы господин моего клинка и наш король, король магов. До тех пор пока вы хотите этого, я предоставлю вам ключ к победе, — периодически Эрика прибегала к такому уважительному отношению.

Годо чувствовал себя не в своей тарелке, поэтому остановил её.

— Я же говорил тебе, не надо ко мне так обращаться… Я хочу, чтобы Эрика оставалась обычной собой.

— Правда? Тогда сделаем как всегда. Годо, сядь здесь, сейчас начнём.

Эрика неожиданно толкнула Годо, чтобы он снова сел на скамейку. Осознав признаки опасности, Годо начал паниковать.

Они правда собираются это сделать?

— Когда я сказал, пожалуйста, научи меня, я подразумевал: расскажи мне словами, прошу, не используй странные заклинания или ритуальные предметы.

— И как думаешь, сколько мне понадобится времени на рассказ? Афина происходит от древнейших богинь, поэтому её окружают бесчисленные истории и мифы. Я ни за что не стану все их рассказывать, слишком уж хлопотно.

Говоря это, Эрика приблизилась к Годо.

И так как она быстро запечатала его рот своими устами, он больше не мог продолжать сопротивление…

После продолжительного поцелуя Эрика ненадолго отдалила свои губы и сказала:

— Хи-хи, теперь я по-настоящему счастлива, ведь в последнее время Годо был так холоден ко мне. Ты держал такую очевидную дистанцию между нами и, в то же время, тайно встретился с той странной девушкой и насильно получил поцелуй Афины, поэтому я была так несчастна.

Хоть она и сказала, что была несчастна, её голос при этом оставался ласковым.

Их лица были совсем рядом, они почти касались друг друга лбами.

— Я-я ничего не скрывал, а в случае с Афиной произошёл совершенно неожиданный несчастный случай. Но серьёзно, я всё ещё считаю, что идея не очень хорошая. Мы должны использовать более полный, более долговременный метод, чем этот!

— Что может быть лучше, чем соприкосновение с устами твоей возлюбленной. Кроме того, тем, кто украл мой первый поцелуй, был Годо, и с тех пор ты несколько раз поступал так же. После всего этого, почему ты всё ещё возражаешь?

— Но всё делалось для того, чтобы сражаться с богами! Это не было какой-то любовью…

До того, как он договорил, его рот снова был заблокирован.

На этот раз она даже язык использовала.

Неужели действительно необходимо заходить так далеко?!.

Даже если ему и хотелось спросить, рот он открыть не мог. Раздражающая ситуация. Если у парня-старшеклассника до сих пор не возникло никакого желания при таком обхождении, он точно относился к типу чрезвычайно ненормальных парней.

Годо боролся, чтобы вырваться из сладкой ловушки. Но он был не в состоянии сбежать.

Сила их рук попросту слишком различалась. Как эта девушка может быть настолько сильной?

— Начнём с рождения Афины, с того кто её мать? А ещё взаимосвязь Афины и Медузы, — нежно произнесла Эрика в перерыве между мягкими поцелуями с Годо.

— В греческой мифологии матерью Афины была Метида[✱]Метида (буквально, мысль), в греческом мифотворчестве океанида, олицетворение мудрости, дочь Океана и Тефиды, мудрая богиня, первая супруга Зевса. Будучи еще совсем юным и живя на Крите, где его скрывали от Кроноса, Зевс воспылал страстью к своей воспитательнице Метиде. Та относилась к нему вначале с материнской заботой, но осознав сколь серьезны его намерения, стала избегать Зевса, принимая различные образы. Она помогла Зевсу вывести из утробы Кроноса проглоченных им своих детей - братьев и сестер Зевса; приготовила волшебное зелье, выпив которое, Кронос изрыгнул сначала камень, а потом и детей. Уступив настойчивости Зевса и став его женой, Метида забеременела. Когда Зевс, узнав от Геи и Урана, что Метида родит сначала дочь, а потом сына, которому судьбой предназначена власть, Зевс проглотил беременную жену, после чего из его головы родилась Афина. С тех пор Зевсу нечего уже было опасаться Метиды, так как, приняв ее в себя, он получал от нее возвещения добра и зла. В мифе о Метиде и Зевсе отразились представления о мудрости как сочетании стихийного женского и мужского организующего начала; Афина уже не дочь непосредственно Метиды, a преимущественно Зевса; в ней соединилась мудрость матери и отца.. Это первая жена Зевса, а также богиня мудрости, но их история не была счастливой. Согласно одной из легенд, Зевс превратился в муху и изнасиловал Метиду[✱]Честно говоря, не нашёл я такой легенды. Зато находил упоминания, что в муху Зевс превратил Метиду. А потом уже проглотил её., после чего она забеременела Афиной.

Змея.

В его воображении возник хвост и сформировался в тень целой змеи. Затем следовала корова, а затем крылья — это означало, что далее пойдут тени птиц.

— Метида была для Зевса всего лишь объектом вожделения. Единственная причина, по которой он взял её в жёны — сохранить свой образ, переписав мифы. Узнав о беременности Метиды, Гея и Уран[✱]Гея, в греческой мифологии богиня Земля. Гея почиталась с древнейших времен, как богиня, рождающая из своих недр всякую жизнь и питающая ее своей грудью. По Гомеру, она принадлежит к темным существам, которые призываются в клятвах; по Гесиоду, она порождение первозданного Хаоса. Из нее возникли Горы, Море Понт и Небо Уран. От союза Геи с Ураном родилось три гекатонхейра, три киклопа, шесть титанов и шесть титанид, великан Анакт. Оплодотворенная кровью изувеченного своими детьми Урана, она в дальнейшем произвела на свет Эриний и мелийских Нимф. От союза Геи с собственным сыном Понтом произошли морской великан Тавмант, бурное море и ураган Форкис, пучина Кето, морской старец Нерей и Эврибия. Есть мнение, что ее детьми являлись тельхины. По Гесиоду из крови оскопленного Урана появились три богини Эринии, Афродита, нимфы Мелиады и сто пятьдесят гигантов. От Посейдона у Геи родился Антей; от Гефеста - афинский царь Эрихтоний. По Гесиоду детьми Геи от Тартара были чудовищный змей Тифон, Пифон и Ехидна. Другие дети - Титий, Аргос, Ладон и Кампа. Уран, в античной мифологии, самый древний из греческих богов. Олицетворение небес, божество неба в древнегреческом пантеоне. Прародитель гигантов, эриний, нимф, гекатонхейров, великанов-циклопов, Афродиты и титана Кроноса. предсказали, что если она родит мальчика, то он будет даже могущественнее самого Зевса.

У богоубийц высокая сопротивляемость магии. Это было эффективно не только против врагов, но также касалось безвредных и полезных заклинаний.

От богоубийц будет отражаться даже магия союзников, если только её не влить непосредственно внутрь тела, как это сделала Афина.

То, чем сейчас пользовалась Эрика — магия передачи своих знаний другому.

Каждая история, имеющая отношение к Афине. Целью было быстро обучить Годо всем мифам и божественным особенностям, которые связаны с Афиной.

— Боясь ещё не родившегося ребёнка, он проглотил Метиду вместе с ним, надеясь сразу уничтожить и мать и дитя. Одновременно он впитал мудрость Метиды, чтобы пользоваться ей самому. Но Афина, ребёнок, которым была беременна Метида, всё равно родилась из головы Зевса.

Слова, слетавшие с губ Эрики, передавали в голову Годо феноменальный объём знаний.

Как говорят, у десятого воплощения Веретрагны, «Воина», есть золотой меч. И данный процесс был необходим для того, чтобы выковать этот меч. Только после получения достаточных знаний о противостоящем ему боге Кусанаги Годо мог использовать воплощение «Воина».

— Иными словами, Афина — богиня, которая рождена смертью своей матери. Это чрезвычайно важная подробность. В Греции «Метида» также означает «Мудрость», но от неё же происходит и «Медуза».

Метида и Медуза.

Эти два слова имеют одно значение, также они являются именами богинь, тесно связанных с Афиной. Триединая богиня, одно тело, объединившее Метиду, Медузу и Афину.

Годо вдруг понял скрытое за всем этим.

Именно благодаря знаниям, которые передала Эрика посредством своих губ и языка, своего приятного дыхания и слюны, ему открылось настоящее лицо Афины.

Язык Эрики игриво изогнулся, чтобы найти местоположение языка Годо.

Вместе с приятными ощущениями сквозь его ум пронеслись громадные знания.

Годо надо было сразу применить этот метод, чтобы всё стало на свои места. Его сознание терялось среди пленительных и сильных эмоций.

Как будто читая мысли Годо, Эрика легонько улыбнулась.

— Ну как? Всё ещё хочешь прекратить пользоваться этим способом и вернуться к более обычным методам обучения? Мне больше нравится так. Каким из них хочет воспользоваться Годо? Продолжим в том же духе или вернёмся к какому-нибудь скучному методу получения знаний?

Не успели они понять, как их губы разделились и даже их связь ослабла.

Эрика расслабила руку.

Обычно, Годо уже давным-давно попросил бы её прекратить. Но зайти так далеко, только чтобы сейчас остановиться… это будет трудно. Тем не менее ситуация была не очень…

Наблюдая за терзаниями Годо, лицо Эрики светилось радостью. Эта дьявольская улыбка была слишком соблазнительной, чтобы ей противостоять. И стоило его сопротивлению ослабнуть, а телу обессилеть…

До Годо дошло.

Краем глаза он заметил покрасневшую и взволнованную девушку, стоявшую неподалёку.

— Анна-сан? Только не говори, что всё это время ты была здесь… наблюдая?

— А я и забыла. Анна, когда ты вернулась?

Годо и Эрика повернулись в одну и ту же сторону.

Анна пряталась за уличным фонарём, наблюдая за каждым действием парочки. Просто посмотрев на неё, было очевидно, что их занятие её очень заинтересовало и заворожило.

— П-п-позвольте сразу же объясниться, я не подглядывала. Я просто беспокоилась, что двое молодых людей могут временно потерять над собой контроль и совершить нечто непоправимое, поэтому и наблюдала. Мне сразу стало легче, когда я увидела, что госпожа Эрика позволила Годо-сану отдохнуть у неё на коленях, но я никогда не думала, что вы поведёте себя так смело! Смотря на вас, я чувствовала себя так неловко… — с взволнованным лицом поспешно объяснила Анна.

В глазах у Годо потемнело.

Неужели она видела все те моменты, когда он никак себя не сдерживал?

— Когда мы снова встретились с Анной?

— Пока ты спал. После того, как мы сбежали от Афины, я связалась с ней и назначила здесь встречу. Когда ты только очнулся, Анна как раз ушла за покупками, поэтому ты её не видел.

Похоже, в этом и дело. Присмотревшись внимательнее, он заметил в руках у Анны кофе, красный чай и другие напитки.

Слишком неосторожно с его стороны.

«Если бы я только чуть-чуть подумал, то можно было бы легко догадаться, что с нами был третий человек, но я…» — со стыда Годо хотел выкопать яму и зарыться внутри.

— Ну, если вы двое не против, пожалуйста, продолжайте. Не надо обращать на меня внимания. Притворитесь, что меня здесь нет.

— Само собой. Так как Анна уже это сказала, давай скорее вернёмся…

— Не к чему скорее возвращаться и нам не нет нужды продолжать!.. Я планирую вернуться в Токио, поэтому хочу, чтобы Анна-сан вела машину. Эрика, чтобы обучить меня остальному, можешь воспользоваться «нормальным» способом, — подавленно раздал указания Годо.

Мог ли он таким образом действительно победить Афину? Настоящей уверенности у него не было.

Часть 3

Ночь.

Небо заполнили звёзды, луна и тьма. Это любимое время суток богини Афины.

Но ночи текущей эпохи были слишком яркими.

Ночь залита искусственным светом. Даже свет звёзд при взгляде на небо выглядит слабым и еле заметным.

Боязнь и неприятие, которые люди испытывают по отношению к темноте, существуют давно.

Афина неспешно брела по ярко освещённому городу. Хоть она и выглядела медленно идущей вперёд, она шла таким способом, который был недостижим для любого человека.

Её цель — аура, по которой она издавна тоскует, аура, испускаемая Горгонейоном.

Продолжая двигаться вперёд по прибрежной дороге, она всё сильнее ощущала запах змеи. Приближалось время возрождения, и Афина не могла сдержать появившуюся на лице улыбку.

И хоть на неё зачарованно пялились снующие туда-сюда люди, мимо которых она проходила, Афине было всё равно. Восхищаться богами для людей естественно. Также для людей было в порядке вещей поклоняться богам и становиться их последователями. А ещё людям присуще молиться богам, чтобы получить взамен их благословение.

Поэтому для людей, которые встретили Бога-еретика, снизошедшего на Землю, вполне естественно потерять себя, запутаться или сойти с ума.

Никто из них не заслуживал и капли её внимания.

Если бы здесь был Кусанаги Годо, то им двоим, возможно, пришлось бы биться за само своё существование, но сейчас ей даже беспокоиться об этом не стоило.

Что с ним случилось после?

В памяти Афины всплыли те недавние события. Хоть она и сразила его своим Духом Смерти, действительно ли он умрёт так легко?

Скорее всего, нет. Богоубийца был человеком, который может убить даже бога.

Дьявольские короли, монстры, падшие ангелы, повелители хаоса, богоубийцы.

Так как он включён в ряд тех, чьи титулы стоят наравне с богами, то вполне способен ожить после смерти.

Ничего страшного.

Если так и произойдёт, то на этот раз она просто одолеет его силой. В любом случае, пока что ей не надо защищаться от других богоубийц. Наконец, можно немного расслабиться.

Настроение у Афины поднялось, и открылись те её особенности, которые она тщательно скрывала.

Это место просто невыносимо. Мир, созданный человеком, был для неё слишком неестественным.

Афина медленно прогуливалась по ночному городу. Каждый раз, когда она делала шаг, каждый раз, когда она выдыхала, гасли городские огни.

Сначала выключилось уличное освещение. За ним последовали дома, офисы, универмаги, магазины, бары, неоновые вывески и огни автомобилей. Этого не избежали даже карманные фонарики и небольшие электрические лампочки.

Весь искусственный свет должен исчезнуть.

Когда уйдёт лицемерие солнечного света, город должен наполниться чистотой тьмы.

Бесконечная пропасть тьмы, из-за которой невозможно увидеть что-либо даже в паре метров перед собой.

Заметившие аномалию люди недовольно выходили на улицы.

Стоящие снаружи, они могли лишь терпеливо переносить свой инстинктивный страх темноты, смотря на тёмное небо.

Те, кому повезло безопасно вернуться домой, были в растерянности, так как их дома погрузились во тьму.

Дрожа в тревоге, люди по двое по трое собирались перед своими домами и офисами, желая света, который не подавал никаких признаков возвращения.

Их неприятие темноты.

Их желание света.

В ожидании восхода солнца люди цеплялись за свой страх, тревогу, подавленность и слабость.

Такой и должна быть ночь.

Воспринимая чувства людей, Афина удовлетворённо огласила свою волю.

— По наказу истинной Афины. Ночь, прояви себя, развей милость солнца и сотри пламя Прометея. Звёздные небеса и тёмные ветры возвратятся, дабы воссоздать древнюю ночь, — напевно говорила Афина, продвигаясь дальше.

Расстелив ночь, оставался лишь Горгонейон. Да, она пока что не была удовлетворена полностью.

Богиня-еретичка Афина, являлась богиней земли и тьмы.

Тёмная, глубокая ночь без единого следа света уже восстановлена. Оставались сильный запах и богатая жизнь земли.

— Я стремлюсь лишь к Горгонейону! Сегодня ночью Афина вернёт древнюю Змею!

Каждый раз, когда она напевно произносила эти божественные речи, в небе появлялись силуэты птиц.

А птицами, которые летали, невзирая на ночь, могли быть лишь совы.

С множеством сов над головой Афина продолжала своё продвижение к освобождению, целенаправленно следуя за ароматом Горгонейона…

Аномалия, которая стремительно парализовала весь город.

Погасли все источники света, независимо от размера.

Все машины остановились, и даже поезда не могли больше двигаться.

Время только-только перевалило за 21.00.

Хотя пешеходов было меньше чем днём, всё ещё оставалось достаточно много офисных работников и местных жителей.

Невольно оказавшись в такой ситуации некоторые злились, некоторые тревожно смотрели по сторонам. А некоторые и паниковали.

Злость, суматоха, паника, смятение, беспокойство…

Хотя и оказавшись в темноте, если сохранять спокойствие, то легко замечаешь проблемы тех, кто рядом.

— Потрясающе, всё происходит так быстро.

— Амакасу-сан, ваши слова слишком беспечны, пожалуйста, будьте серьёзнее.

Машина отказалась двигаться.

Пока молодой водитель бормотал себе под нос, Мария Юри открыто сделала ему замечание.

Несмотря на то, что они знали друг друга всего несколько часов, она уже поняла. Данный член Комитета компиляции истории по имени Амакасу Тома относился к происходящему не слишком серьёзно.

— А, простите, но в такой ситуации, серьёзны мы или нет, никак на неё не повлияет. Раз так, зачем ещё больше волноваться?

— Я говорю о вашем отношении вообще. В самом деле, что Амакасу-сан, что Годо-сан, оба слишком легкомысленны и меня это чрезвычайно беспокоит! — жаловалась Юри, продолжая наблюдать за ситуацией снаружи.

Похоже, неестественное присутствие Бога-еретика накрыло область Ураясу. Такие новости Амакасу принёс в святилище Нанао около двадцати минут назад.

Ему поручили расследовать ситуацию в районе, поэтому он вёз Юри от парка Сиба в направлении Цукисимы.

Тут всё внезапно и произошло.

Машина, которую вёл Амакасу, стала неожиданно и быстро сбавлять ход, замедлившись практически до скорости пешехода, а через две минуты остановилась полностью.

Посмотрев вокруг, они окончательно поняли, что погасло не только всё уличное освещение, но и иные источники света по всему городу.

На дороге выстроилось множество остановившихся машин. Но в отличие от уличной пробки, они не собирались двигаться, сколько бы ни пришлось ждать.

Большинство водителей вышли из машин и осматривались вокруг с нетерпеливым беспокойством.

— Юри-сан, может, покинем машину и пойдём пешком? Ожидание всё равно ничего не решит.

— Разве это правильно? Оставленная машина может помешать другим людям.

— В нынешней ситуации об этом не стоит беспокоиться. Давайте же, выходим, выходим.

Подгоняемая понуканиями выбравшегося Амакасу, Юри тоже покинула машину.

Они двинулись к тротуару. Их взгляды уставились в кромешную тьму. Единственными источниками света были размытая луна и еле видимые звёзды.

— Владения тьмы… Похоже, что сошедший сюда Бог-еретик обладает священными чертами, относящимися к ночи. Плюс ко всему его влияние непрерывно распространяется, вот уж где проблема, — ворчал Амакасу неподалёку.

Породить такое обширное и мощное воздействие ожидаемо от Афины — самой сильной богини греческой мифологии. Но почему она распространяет тьму? Этого Юри понять не могла.

Она задрожала. Нет, не из-за холода, а потому, что как химе-мико она чувствовала присутствие приближающегося бога. Юри подумала про Горгонейон, который поместили в обсидиановый медальон в святилище Нанао. Она ощущала сильное желание найти важную вещь.

Ошибки быть не могло, это признак того, что Бога-еретика влекло присутствие артефакта.

Юри снова задрожала. То место в опасности. Прямо как насекомые, привлекаемые светом, Афина в конечном итоге достигнет месторасположения Горнонейона. Вполне ожидаемый вариант развития событий.

— Амакасу-сан, мы должны покинуть это место. Мы должны уйти из этого тёмного района и вернуться в святилище Нанао. Я должна вернуться и защитить Горгонейон, о котором я вам говорила.

— Вы имеете в виду ту штуку, относящуюся к Медузе, понимаю. Но местная сцена так грандиозна. И сейчас, если сюда прибудет Кусанаги Годо — настоящий дьявольский король по вашим словам, то соберутся все актёры.

— Именно поэтому я и говорила, что вы слишком беспечны!

Они продолжали идти в темноте без всякого света. В походке Амакасу не было и тени неуверенности, как будто он уже привык. Юри же аккуратно ступала за своим единственным указателем — тенью Амакасу, и, несмотря на это, иногда почти падала.

Всего лишь исчезновение света в городе доставляло всем столько неудобств.

Непроглядная темень невыносимо давила, нагоняя на людей беспредельный страх.