1 том    
Глава 7. Еретичка Афина


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
jaonar
2 г.
Ждите 11 том :D
Хронологически сначала идёт том 3, затем том 11, а потом уже том 1.
deskrejet
4 мес.
>>23551
Это вообще как?
deskrejet
4 мес.
>>23551
А читать в каком порядке?
Reader
2 г.
Спасибо за прекрасный перевод!
Пробежался по тексту и возник вопрос - где начало?! Есть ли приквел, "нулевой" том или что-то в этом духе? Как ГГ победил бога - в сёги, в Теккен на PS или камень-ножницы-бумага?
Парень-которому-лень
3 г.
Спасибо за перевод. Есть чем занять себя на пару дней.
Catar
3 г.
Почему перевод завершён?
Томов же 21
бурда
3 г.
>>23547
Почему перевод завершён?
Томов же 21

Завершен перевод данного тома.
yozhik
3 г.
Вот Чемпион и переехал на Руру.Надеюсь хотя бы с разрешения переводчика?Он ведь первоначально был против,если я не ошибаюсь(в комментариях на личной страничке когда-то уже предлагали).Уже ведь какой-то ловкач выкладывал труды этого переводчика на рулейте без его ведома под своим именем.Хорошо хоть администрация ресурса отреагировала и прикрыла лавочку.А так,всегда приятно когда понравившейся произведение расширяет аудиторию,и приобретает ещё большую известность,да ещё и в полюбившиеся давным давно переводе.Впервые читал ещё на ranobeclub,где-то с год назад вышел на блог переводчика(чем был весьма удовлетворен). Впечатления от прочтения данного перевода только положительные,а познания переводчика в мифологии различных стран вызывают во мне чувство глубокого уважения.Это тот самый случай когда чтение ранобэ может стать не только увлекательным,но и познавательным времяпровождением .К стыду своему я осознал,что даже о основных богах античных мифологий имею довольно размытое и непоследовательное представление,а о мифологии Ближнего ,Среднего и Дальнего Востока я и вовсе промолчу.Из казалось бы развлекательной литературы извлек много новых и интересных сведений.Перевод неизменно радует своей литературностью,даже желания подправить никогда не возникало.В общем я крайне признателен переводчику,его труды в своё время скрасили мне немало долгих зимних ночей.
umbrell94
3 г.
Если кто хочет задонатить переводчику - Яндекс-кошелёк: 41001636607754
haruhiro
3 г.
начинал читать в этом переводе том 1! Перевод хороший особенно нравилось как выполнены сноски с комментариями
NeSTEA
3 г.
в таком кол-ве))
прочту как найдётся время
rubiaelstein
3 г.
РИЛИ!!??!?! Наконец-то, госпаде, я уже думал, что не дождусь, дай бог здоровья
ghost ex
3 г.
Годно ?
Araragi.Koyomi.kun
3 г.
Жизнь прожита не зря, я наконец-то дождался!
KuroYnK
3 г.
Вау.... Читал это произведение еще до того как его снесли с бака-тсуки на аглицком...
Большое спасибо за русский перевод.
alfonsknow
3 г.
лол ват...

Глава 7. Еретичка Афина

Часть 1

Хотя ночное зрение у Годо и неплохое, он всё равно видел далеко не так хорошо, как днём. Но неестественное выражение лица Юри он заметил сразу же.

— Мария-сан, с тобой всё в порядке? Что Афина с тобой сделала?

— Не то чтобы она что-то мне делала… Когда Афина вернула Горгонейон, я находилась рядом, поэтому попала под её влияние. Пожалуйста, будь осторожен, Афина уже не такая, как раньше…

Юри кашляла не переставая. И кашель был очень плохим, даже смотреть на это без тревоги невозможно.

Годо подбежал к ней и мягко постучал по спине, но, похоже, это никак не помогло.

— А, позволь объяснить. Когда я возродилась, мико находилась поблизости, поэтому мой дух смерти оказал на неё сильное воздействие. Если всё оставить как есть, она умрёт, как и ты до этого, — говоря безразличным тоном, Афина смотрела на Юри так, словно не имела никакого отношения к её состоянию.

Это разозлило Годо.

Его враг богиня. И хотя она выглядела как человек, её образ мыслей и мораль совершенно иные. Годо давно понял, что для оценки богов не стоит применять человеческие мерки.

— Эрика, ты можешь вылечить это?..

— Нет, я не всеведуща. Воспользуйся мечом. Им ты, скорее всего, сможешь снять проклятие Афины.

После вопроса к стоявшей позади Эрике и её ответа, всё стало совершенно ясно.

Годо положил свои руки на плечи Юри.

Такие хрупкие.

Хоть Эрика тоже была невысокой и стройной, она оставалась высококлассным рыцарем, в котором пряталась сила, неощутимая обычными чувствами.

Но Юри, похоже, была настолько хрупкой, насколько и казалась. Если не учитывать способности химе-мико, она всего лишь обычная девушка, и заставить её взять на себя такую тяжёлую ношу… Естественно, что он злился и на себя и на Афину.

— Кусанаги-сан, как ты собираешься поступить?

Годо похлопал Юри по плечу, чтобы хоть чуть-чуть облегчить боль в её взгляде. Держа в мыслях сверкающий золотой меч, он начал нараспев говорить:

— Узрите мощь моих слов, да покажет себя справедливость под силой и красноречием этих чар, так как сила всегда побеждает, так как сила это ответ на всё.

Слова заклинания меча.

Единственный взмах золотого клинка и изгнана божественная сила Афины, вторгшаяся в тело Юри. Теперь им больше не надо об этом беспокоиться.

— Что? — богиня, которая скучающе наблюдала за ними, вдруг нахмурилась.

Годо пристальным взглядом посмотрел на её приятную внешность.

— Эй, говорю ещё один, последний раз. Если можешь послушно покинуть это место, я могу тебя отпустить. Так как, уйдёшь?

— Не произноси таких разочаровывающих речей. Я только обрела древнюю мощь триединства, составь мне компанию хотя бы в данной игре.

Годо не ожидал, что Афина скажет что-то, что больше подходит капризному ребёнку. Степень высокомерия по отношению к людям просто зашкаливает. К этому моменту он уже решил: «Ладно, раз так, то составлю тебе компанию».

— О, не совсем понимаю, но, похоже, ты зол. Как насчёт такого, Кусанаги Годо? Порадуешь меня хоть раз? Однажды я уже превзошла тебя, теперь будем соревноваться в силе.

После того, как она, походя, чуть не убила Юри, богиня вызывала его так, словно перед ней игрушка. Для Афины смертные всё равно что муравьи под ногами, ей не было дела до того живые они или мёртвые.

— Годо-сан…

Услышав слабый голос Юри, Годо напряг руку, которая поддерживала её за плечи. Из-за него ей пришлось очень трудно. То, что он задолжал Юри, он возьмёт у Афины с процентами.

— Расслабься и отдохни, Мария-сан, позволь мне разобраться с этой богиней.

— Хорошо… Извини, я недооценила Годо-сана, я постоянно думала, что хоть ты и богоубийца, но одновременно ты ненадёжный и легкомысленный человек…

— Нет, ты абсолютно права и ничуть не ошибаешься.

— Нет, — начиная улыбаться, Юри покачала головой.

Годо впервые увидел её нежную улыбку. Словно распускающиеся цветы вишни, она была очень милой, и сердце Годо не могло не забиться чаще.

— Когда я встретилась с опасностью, ты действительно примчался сюда. Правда, эта разрушительная богиня появилась здесь тоже из-за тебя. Но твоя готовность прийти и разобраться беспорядком, который ты же и устроил, заставила меня изменить своё мнение о тебе… это правда.

— Сказано так, что не очень-то убеждает в изменении твоего мнения…

— Правда? Тогда позже я похвалю, используя более подходящие слова, а сейчас, пожалуйста, действуй в полную силу. Хорошо?

Смотря на нежно улыбающуюся Юри, Годо поднялся. Затем сказал стоявшей позади Эрике:

— Оставляю Марию-сан на тебя. Полагаюсь на твою честь, защищай эту девушку как следует.

— Слушаю и повинуюсь, мой лорд — наконец отбросили ваш упрямый и фальшивый пацифизм, — ответила Эрика, поняв ход его мыслей.

Ожидаемо от Красного дьявола. Если бы Кусанаги Годо был королём на шахматной доске, то она бы стала либо непобедимым рыцарем, либо королевой.

— «Фальшивый» добавлять не надо, я действительно пацифист, но не собираюсь тихонько сидеть, пока обижают кого-то из моих товарищей. Прямо сейчас я лишь хочу одолеть Афину и забрать то, что она задолжала Марии-сан.

— Вот это мой Годо, а вот это моё благословение на твою победу.

Эрика неожиданно подошла к нему. Обхватив лицо Годо своими ладонями, она поднесла свои губы к его. Хоть и короткий, но поцелуй оказался глубоким и страстным.

В него хлынули знания об Афине.

Уже зная о богине войны и мудрости, теперь он понял её связь со змеями, совами и матерью Землёй. В этот момент меч, который покоился внутри Годо, достиг своей полной силы.

— Буду молиться о твоей победе, поэтому иди и одолей Богиню-еретичку Афину!

«И зачем ты всё так неожиданно сделала!»

Несмотря на то, что он хотел пожаловаться, Годо невольно улыбнулся жестокой улыбкой. Это действительно самый лучший подарок, какой можно было пожелать.

Теперь, чтобы биться с Афиной, он способен использовать свою силу на все сто процентов. В конце концов, она заявила, что является самой сильной богиней Европы, Африки и Среднего Востока.

Спокойный Годо крикнул Афине:

— Я принимаю твои условия! Выкину тебя из этой страны силой. Как только проиграешь мне, беги и спасай свою жизнь!

— Очень хорошо! Увидим, кто сильнее, богоубийца! — радостно провозгласила в ответ Афина, после чего взмахнула рукой.

Мгновенно из тьмы вылетело множество сов. Более того, к нему заскользило не меньшее количество змей.

Как у хищных птиц, у сов были острые когти и клювы, а змеи составляли в длину пять-шесть метров и, судя по яркой окраске, были ядовитыми.

Необходимо сменить поле боя.

Поняв это, Годо бросился бежать, увеличивая расстояние между Афиной и собой.

Слабый запах морской воды. Вокруг них приметные здания. Благодаря этому, Годо приблизительно знал, где он находился. На своей мысленной карте он смог найти подходящее место и целенаправленно побежал туда.

Орды змей и птиц, преследовавших его по пятам, тоже сменили направление. Даже сама богиня последовала за ним своим прогулочным шагом.

— Ты молодец, Мария Юри. Благодаря тебе, этот болван, наконец-то, намерен драться серьёзно.

Эрика, оставшаяся позади, легко улыбнулась девушке в одежде мико. Она сняла свою красную накидку и набросила ей на плечи.

Но Юри, возмущённо уставившаяся на Эрику, была далеко не такой спокойной.

— Ч-что ты только что сделала? Такой постыдный, грязный…

Безмятежность, с которой она смотрела на Годо, резко сменилась раздражением, и она возмущённо жаловалась по поводу только что случившегося.

Не в состоянии понять, почему Юри злится, Эрика наклонила голову.

— Какой такой грязный?

— Понятно же, этот! Этот… по… это… когда ты прощалась с Кусанаги-саном, ты совершила кое-что аморальное, что-то чего определённо не стоит делать на виду у других!

— Имеешь в виду тот поцелуй? Ну, мне хотелось продлить его чуть дольше, но ничего не поделаешь. Времени не было, и я так давно не видела Годо настолько серьёзным.

Неправильно истолковав слова Юри, Эрика дала неуместный ответ.

— Сама увидишь, когда Годо такой, ему нет дела до методов борьбы. Чтобы добиться победы, он воспользуется любыми средствами. Он точно одолеет Афину.

Не в состоянии понять раздражённую Юри, Эрика продолжала улыбаться ей.

В результате, когда дело касалось физических способностей, в основном всё сводилось к бегу. Во время побега от преследующих сов и змей, ум Годо продолжал планировать.

Хоть он и сталкивался с множеством критических ситуаций, но если сравнивать, то самым привычным оружием для Годо были его собственные ноги, а не воплощения Веретрагны.

Бой или отступление, бег — первое с чего надо начинать, — и никак иначе. Убеждённый в этом, он продолжал бегать каждый день, даже после того, как бросил играть в бейсбол.

Годо не хотелось в этом сознаваться, но у него просто не было выбора, кроме как старательно упражняться, так как он постоянно оказывался вовлечённым в эти неприятные происшествия. По правде говоря, если бы не ежедневные тренировки, Годо бы не смог так долго бежать.

Но всё же… У него не сверхчеловеческие ноги, которые требовались, чтобы убежать от сов, преследующих с воздуха, и змей, движущихся словно молнии. Не говоря уже о том, что незаметно для него количество врагов возросло.

Неизвестно откуда появлялись совы и змеи, но их стало уже больше сотни.

— Всё сущее зло, страшись меня! Несправедливые существа власти не могут одолеть меня! — Потому что я сильнейший, способный сокрушить все преграды!

Одновременно с тем, как Годо произносил слова заклинания, за ним пронеслось золотое сияние.

Раз уж дошло до такого, ему просто надо отделить головы от тел у всей орды слуг Афины, заставив их превратиться в пыль. Они же не обычные создания, поэтому останков от них не будет.

— Ха… А ты прятал чудесное оружие, которое не только рубит, но и рассекает — должно быть, это меч. Слова заклинания меча, у тебя есть вкус, — раздался позади него расслабленный голос Афины.

Похоже, что она сразу же догадалась о проблемах, которые сулит ей меч.

— Что ж, тогда я поиграю с тобой — хотя мою полную силу не получится проявить в этом бетонном лесу, её более чем достаточно, чтобы совладать с такими уловками, получай же!

— Какого?!

Резко обернувшись, Годо был ошеломлён.

Под ногами Афины — когда-то твёрдая бетонная мостовая стала огромной волной, на которой стояла богиня. Гребень волны постепенно принимал форму косы.

В настоящий момент холодное застывшее вещество, образованное из смеси песка и камней, высоко вздымалось, напоминая смотрящую вниз голову змеи.

Когда он это заметил, бетонная рептилия уже завершила своё формирование всего за несколько десятков секунд. Её длина составляла примерно двадцать-тридцать метров.

Изящная сребровласая Афина стояла прямо на голове змеи. Это тоже божественная сила или у неё просто бесподобное чувство равновесия? Даже на таком неустойчивом основании она продолжала грациозно смотреть вниз на землю.

— Вздымайтесь, мои когти. Сотрите богоубийцу в порошок!

Голова змеи, на которой стояла Афина, значительно возвышалась даже над мостом столичной автострады.

— Чёрт! Ну что за безобразие!

Дороги, которые образовали гигантскую змею, были целиком и полностью разрушены божественной мощью Афины. Выкорчеванный бетон, словно иссушённая река, оставил после себя лишь массивный ров. Чтобы восстановить дорогу до работоспособного состояния потребуется несказанное количество денег и времени.

Продолжая бежать, Годо ворчал.

Почти у цели.

Они были в практически незаселённом месте. Поблизости всё ещё располагались какие-то жилые дома и отели, поэтому, если они станут драться здесь, ему надо быть осторожным и не превратить окружающее в груду мусора.

Сразу за рекой Сиодомэ располагался густой лес из больших деревьев — хоть для города такой пейзаж и не характерен, справа от себя Годо мог видеть зелёные посадки. Они и были его целью.

Сады Хамарикю[✱]Сад Хамарикю — общественный парк на месте бывших владений клана Токугава. Открыт в 1946 г. Последний сохранившийся в Токио парк с приливными прудами «Сиоири-но-ике» (уровень воды в них и очертания прудов меняются несколько раз в день из-за приливов и отливов)..

Так как время посещения уже давно прошло, там точно никого не будет. Даже если против Афины он разойдётся вовсю, в таком большом парке это не должно ни на кого повлиять.

Более того, здесь были низкие стены. Ловкие люди могли легко их перескочить.

Перебираясь через ограждение, которое перекрывало дорогу к задним воротам, Годо ухватился за низкую стену и успешно завершил своё незаконное проникновение.

С верха стены он наблюдал, как за ним гналась колоссальная змея. Массивная рептилия продолжала приближаться, сминая припаркованные у обочин автомобили, столбы линий электропередач и тротуарные ограждения.

Обозначив своё местонахождение, Годо двинулся в парк.

Часть 2

Сады Хамарикю находились на краю Токийского залива. Вода в них поступала из моря.

По соседству располагался район Цукидзи, в котором было два рынка, рыбный и расположенный рядом продуктовый.

Придерживаясь внешней стены, Годо продолжал быстро бежать сквозь густую листву парка.

Его окружали деревья, некоторые возрастом более ста лет, а в воздухе чувствовался запах земли и растительности. Но всё же это искусственный парк, поэтому менее чем через пять минут бега, он покинул лесопосадки.

Пруд был наполнен морской водой.

Годо оказался на просторной площадке. Там он спокойно ждал прибытия Афины.

Всю информацию о богине он уже усвоил. Но если бы её можно было одолеть одними только знаниями, то ему не пришлось бы так сильно напрягаться. Что более важно, Годо нужно понять характер противника и получить полное представление об окружающей обстановке — чтобы ухватиться за возможность победы, а затем поднажать и одолеть врага.

Когда Годо ещё играл в бейсбол, в роли принимающего[✱]Кэтчер (принимающий) — игровая позиция в бейсболе и софтболе. Кэтчером называют игрока обороняющейся команды, который находится за домом и спиной бэттера (отбивающего), но перед судьёй, и принимает мяч, поданный питчером. Основная задача кэтчера — не только поймать мяч, но при помощи знаков дать советы питчеру по выбору наилучшего способа подачи. Находясь позади дома, кэтчер может видеть всё происходящее на поле и находится в наилучшем положении, чтобы давать советы остальным игрокам обороняющейся команды. Обычно кэтчер при помощи жестов руками общается с игроками в поле, обращая их внимание на сильные и слабые стороны атакующей команды. Так как кэтчер находится в непосредственной близости от взмаха биты и летящего мяча, ему необходимы средства защиты, которые обычно включают в себя нагрудник, лицевую маску, щитки, защищающие голени и толстые перчатки. Согласно системе нумерации кэтчеру присваивается номер 2. его называли бесстрашным и отчаянным лидером, в то время как в доме[✱]Дом — одна из четырёх точек (баз) бейсбольного поля. Это стартовая позиция бэттэра (отбивающего). Он стоит непосредственно в доме, за ним (то есть за домом) находится кэтчер (принимающий), а за кэтчером стоит судья. он был известен как сильный бьющий[✱]Бэттэр (бьющий) — игрок нападения с битой, бьющий. Находится у «дома» (с левой или с правой стороны — как ему удобнее) перед кетчером., который может спокойно проанализировать ситуацию и верно подгадать время удара.

Внимательно наблюдать за врагом и подстраиваться под обстоятельства. Для него это уже вошло в привычку. Победа или поражение всецело зависят от способности адаптироваться и приспосабливаться.

Не важно, насколько хорошо продуман план битвы — победу гарантировать нельзя.

Не важно, насколько велика сила — победу гарантировать нельзя.

Победит не сильный и правый, однако сильным и правым назовут именно победителя.

Возможно, данная вера и была той наиважнейшей причиной, по которой Годо не раз становился самым ценным игроком.

— Ты избрал полем битвы это, убогий парк. Люди воистину любят такие незначительные вещи, особенно жители этого острова. Я посещала разные народы, но редко встречала тех, кто покрывает камнями столько земли и отрицает тьму до такой степени.

Двигаясь по бетону, Афина и змея наконец-то нагнали его. Они обозначили себя, прорвавшись сквозь стены, которые, как бумага, рухнули под весом каменной рептилии. После чего эти двое начали сминать под собой деревья.

— Критику других цивилизаций, пожалуйста, убери куда-нибудь подальше. Если нравится беззаботная жизнь, поторопись и возвращайся в дебри европейских гор. Я люблю читать по ночам, поэтому мне нужен свет, а чтобы постоянно выращивать овощи, нам нужны пестициды. У меня нет времени потакать вам в эгоизме, ваша божественность.

— Таково высокомерие людей. Просыпаются на восходе, спят ночью, благословлены землёй на богатые урожаи и наслаждаются роскошью жизни. В конце концов, по истечении отведённого срока, умирают и входят во врата моего загробного мира. Разве этого мало?

— От богини среди богинь ничего иного и не ждал… Ещё хуже чем Мария-Антуанетта[✱]Мария-Антуанетта (2 ноября 1755, Вена, Австрия — 16 октября 1793, Париж, Франция) — королева Франции, младшая дочь императора Франца I и Марии-Терезии. Супруга короля Франции Людовика XVI с 1770 года. С начала Французской революции вдохновительница контрреволюционных заговоров и интервенции. Осуждена Конвентом и казнена на гильотине. Её часто описывают, как королеву, которую кроме нарядов и увеселений ничего не заботило. Также она любила азартные игры, проигрывая значительные суммы денег..

Такая теория никуда не годится, поэтому Годо просто не мог не проворчать.

Но всё же потомки творчески подошли к использованию знаменитого высказывания «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!»[✱]«Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!» — русский перевод легендарной французской фразы: «Qu’ils mangent de la brioche», букв. «Пусть они едят бриоши», ставшей символом крайней отрешённости верховной абсолютистской власти от реальных проблем простого народа. Имеет запутанное происхождение. По наиболее расхожей версии принадлежит Марии-Антуанетте, хотя хронологическое сопоставление биографических данных королевы не соответствует ни дате появления фразы, ни её содержанию.

— Дружелюбные шутки подошли к концу. Появилась возможность сразиться. Давай сравним нашу боевую мощь, — элегантно провозгласила Афина.

С этими словами в качестве сигнала, гигантская бетонная змея бросилась к куда более мелкому Годо.

По-видимому, она готовилась раздавить его своим массивным туловищем. Хоть он и богоубийца, но если его придавит чем-то настолько массивным, воскреснуть не получится.

Годо сразу же бросился наутёк.

Если в ближайшее время не воспользоваться им, чтобы противостоять такому — он умрёт. Золотой меч, которым обладает лишь воплощение «Воина», оружие способное уничтожать богов.

— Змея — символ твоей силы, или даже сама твоя сущность, — Годо мягко начал произносить слова заклинания.

Это был меч, меч мудрости, убивающий богов.

— Ты всегда представляла собой богиню родственную змеям. А также совам, тесно связанная с птицами.

— О? Кусанаги Годо, ты разузнал о моём происхождении?

— Только из-за необходимости. Прямо сейчас я приблизительно на восемьдесят-девяносто процентов понимаю, что ты за богиня. Если говорить о твоей ключевой характеристике, то это Змея.

Беспрестанные вспышки.

Вокруг Годо зажглись и стали кружиться сферы золотого света, непрерывно мерцая, словно звёзды в небе.

— Если говорить о змеях, то здесь настаёт черёд Медузы, так как Афина и Медуза когда-то были одной богиней. Две чужеземные богини. Из Северной Африки они распространили своё влияние на Грецию.

Управляемая Афиной, гигантская змея бросилась на Годо, заодно сминая землю и пышную окружающую растительность.

Плавно скользящая, она напоминала струящуюся по земле реку.

— Если проследить всё до самого истока, ты чудовищная змея, или, скорее, богиня-змея. Более того, мать Афины из греческой мифологии, богиня мудрости Метида, эта богиня тоже ты.

За мгновение до того, как раздавить Годо, гигантская змея замерла.

Она остановилась не сама.

Это золотой свет, окружавший Годо, заблокировал её туловище, а затем оттолкнул назад.

Те змеиные чешуйки, что коснулись света, были разрезаны на части, словно натолкнулись на острое, как у бритвы, лезвие.

— Таковы слова заклинания меча?! Оружия, использованного только что!

— Ты не греческая богиня. Рождённая в Северной Африке, почитаемая как богиня земли во всём Средиземноморье. С множеством имён и обличий. Метида, Медуза, Нейт, Аната, Атана, Атона, Ашерат… Все они копии той, которая зовёт себя Афиной, твои сёстры иными словами.

Наконец-то Годо полностью обнажил меч.

В миг высвобождения со стороны клинка со вспышкой протянулась нить света и пополам разрезала гигантскую бетонную змею Афины. Гравий и песок, из которых та состояла, громогласно рухнули на землю.

Лёгкое тело Афины медленно опустилось.

— Отвратительно, Кусанаги Годо! Ты смеешь угрожать мне мечом! Не заставляй меня вспоминать это запретное прошлое!

В противовес идеальному приземлению лицо Афины выражало немалый гнев.

Десятое воплощение Веретрагны, «Воин». Наконец-то Афине была открыта его грозная сила, единственная, которая позволяла использовать меч.

— Ты, а заодно предшественницы — Изида[✱]Исида (Изида) — одна из величайших богинь древности, ставшая образцом для понимания египетского идеала женственности и материнства. Она почиталась как сестра и супруга Осириса, мать Гора, а, соответственно, и египетских царей, которые исконно считались земными воплощениями сокологолового бога. Исида была настолько популярна в Египте, что со временем приобрела черты других богинь. Ее почитали как покровительницу рожениц, определяющую судьбу новорожденных царей. Культ богини был также распространен в Древней Греции, Риме и даже повлиял на христианское искусство. из Египта и Иштар[✱]Иштар ("богиня", перс. Истар, ивр. Ашторет, семит. Астарта, греч. Анунит, Нана), в аккадской мифологии центральное женское божество, богиня плодородия, плотской любви, богиня войны и распри, астральное божество, олицетворение планеты Венера. С ней ассоциируется день недели пятница. Иштар считалась покровительницей проституток. Дочь Эля и жена Баала. Главный миф об Иштар повествует о том, как богиня предложила свою любовь Гильгамешу, а тот отверг ее притязания и напомнил о многих возлюбленных, погубленных ею — богах, людях и животных. Разгневанная богиня в отместку наслала на его город Урук небесного быка — чудовище, созданное по ее просьбе богом Ану, отцом Иштар. Иные мифы донесли до нас историю нисхождения Иштар в преисподнюю, после чего на земле исчезли любовь, животная и растительная жизнь. В западносемитской мифологии Иштар соответствует Астарта, а в шумерской — Инанна. из Вавилона, являетесь потомками богини-матери. Ты не просто богиня земли, но ещё тёмная богиня загробного мира и богиня небесной мудрости.

Каждое предложение, которое произносил Годо, становилось словами заклинания, сразу же превращаясь в золотое сияние. Свет формировал острое лезвие, способное ранить богиню.

Из-за сильного гнева красота Афины больше не напоминала о той недавней беззаботной манере поведения богини.

— Всегда в трёх ипостасях, поэтому ты и стала богиней триединства — такова природа Афины. Черта богини войны всего лишь дополнение, появившееся при смене эпох. Управлять в загробном мире смертями от величайших катастроф — ради того, чтобы стать богиней конфликтов связь с войной вполне разумна.

— Ты слишком много болтаешь!

В руках Афины внезапно появились стрела и лук. Туго натянув тетиву, она выстрелила. Как и подобает богине войны, стрела полетела прямо в лоб Годо. Но вспышка меча парировала её.

— Следовательно, ключ к твоему возрождению как триединой — Змея!

— Не говори более! Тебе подобным не позволено насмехаться над моим прошлым!

На этот раз в правой руке Афины появились четыре стрелы.

Но и они были отражены раскинувшимся вокруг мечом.

— Коровы, овцы и свиньи символизируют богатые урожайные земли. На самом деле корова является твоим олицетворением как богини земли, но твоя сущность — Змея. Это самый древний ключевой признак Афины.

Даже сейчас Годо продолжал читать заклинание, испуская бесконечные потоки света. Стоит ему полностью понять сущность противостоящего ему бога, воплощение «Воина» раскроет свою истинную мощь. Оно превращает слова заклинания в золотое сияние, силу меча, который может наносить ранения богам и их божественным способностям.

Это был его сильнейший козырь для защиты и обороны.

— В результате ты не только богиня, родственная земле, ты также управляешь рождением жизни, ростом, созреванием, старением и, наконец, смертью. Подобно четырем временам года. Рождение и рост весной, цветение летом, сбор урожая осенью, увядание зимой.

Эти слова ещё больше встревожили Афину, и она стала в стойку, сделав взмах своим собственным мечом. Несмотря на раны, нанесённые золотым сиянием, она продолжала отважно приближаться.

И от её сильного и точного выпада… Годо легко увернулся.

Он угадал намерения богини раньше, чем успел это понять — ещё одна из возможностей воплощения «Воина».

— Но не все люди древнего мира получили благословение земли. Из-за природных катаклизмов и необычных явлений больше половины урожая терялось. Следовательно, богиня-мать не только благословляет, но также отбирает жизнь зимней порой и, подобно зловредному божеству, приносит несчастья, пребывая в плохом настроении. Без этого всё теряет смысл.

Годо крепко сжал меч в руке и сделал выпад в сторону Афины. Свет сверкнул раз, второй, третий, и так не переставая.

— О…

Чтобы избежать режущих слов заклинания, Афине пришлось отступить.

— Поэтому именно Змея, несколько раз меняющая кожу, постоянно живущая периодами зимней спячки и пробуждения, стала существом, которое символизирует цикл жизни и смерти, повторяющиеся сезоны. Если сравнивать с коровой, символом урожая и сострадания, то стать богом была достойна именно змея, обладающая милостью жизни и наказанием смерти.

Людям древнего мира было чрезвычайно сложно отыскать создание, одновременно обладающее странностью и загадочностью змеи. Меняет внешность постоянным сбрасыванием кожи, впадает в длинную спячку во время зимы, а затем просыпается весной, словно воскресая после смерти. Запросто соединяя мостом зиму и весну, это воистину бессмертный бог. Зима — бог, что несёт смерть, а также бог опустошения и загробного мира.

Таковы отношения Афины и Змеи, а заодно и причина, почему она одновременно богиня земли и загробного мира.

К тому же, по представлениям древних загробный мир всегда находился под тёмной землёй. Мир зимы, окутанный тьмой. Исходя из этого, ночь, время власти тьмы, со страхом относили к части загробного мира. Поэтому Афина также была богиней тьмы.

— Узри же мощь моих слов, да покажет себя справедливость! Это воплощение силы и красноречия. Меч мудрости, который взывает к победе. Афина, как тебе? Этот меч сделан специально для твоего уничтожения. Его использование гарантирует мою победу над тобой, — ходя кругами, Годо читал слова заклинания.

Он показал ей свой последний козырь, и как же отреагирует Афина?

В настоящий момент ситуация с превосходством одного вернулась к равноправному положению. Но учитывая их силы, преимущество было за богиней. Если жестокий бой продолжится, у неё появится возможность взять реванш.

— Кусанаги Годо… Я тебя недооценила, — серьёзно и спокойно произнесла Афина.

Как и положено богине мудрости, она быстро восстановила своё самообладание.

Ничего не поделаешь, когда бьёшься с богами, лёгких побед не бывает.

— И хотя ты юн и незрел, ты всё же дьявольский король, и тот, кто завладел нашей силой, силой богов. По только что произнесённым словам заклинания я поняла.

Афина решительно посмотрела на Годо.

— Веретрагна! Бог, которого ты убил, это Веретрагна! Бог завоеваний, тесно связанный с моим другом Гераклом и Индрой с далёкого востока. Он служил новому божественному королю, дерзкому богу, который поразил своим копьём богов древности.

Годо неожиданно вздрогнул. Если она прекратила недооценивать его, то она станет и правда устрашающим противником.

«Но возможно ли такое?.. Может ли она серьёзно драться с ничтожным человечишкой? Данная мелочь определит победу или поражение.

— Этот бог войны был крестоносцем древних божеств. Если ты убил Веретрагну, тогда использование разящего богов меча ожидаемо… И всё-таки, возможно ли это?

Пронзительно смотря на Годо, Афина улыбнулась.

— Веретрагна не только бог победы, ко всему он ещё и защитник простого народа и королевской власти, личный защитник персидского бога Митры. Митра олицетворяет солнце, поэтому Веретрагна тоже связан с этим светилом.

Она видела его насквозь.

Афина уже знала последнюю карту, которую он приберёг.

«Это сила богини мудрости? Тотчас же рассмотреть даже признаки иноземных богов, это точно жульничество! Могут возникнуть проблемы».

— И хотя мне не известно, сколькими силами Веретрагны ты управляешь, но у тебя должно быть воплощение солнца. Чтобы рассеять мою тьму, самым подходящим будет свет солнца.

Афина прищурилась. Её глаза непроглядно чёрные, словно их наполняет тьма. Было похоже, что своим зрением она охватывает всё, видя Годо насквозь.

«Проклятые глаза!..»

— Это порочный и грозный меч, но ты слишком вульгарно им пользуешься. Пытаешься меня разозлить и найти слабость при возможности? Я уже поняла твои намерения.

Камень.

Камень. Камень. Камень. Камень. Камень. Камень. Камень. Камень.

Стоило чему-то попасть под взгляд Афины, как оно начинало постепенно превращаться в камень.

Земля, на которой они стояли, стала каменной. Трава, колыхавшаяся на ветру, и красивые лепестки цветов тоже окаменели. Каменными стали и пышные деревья, и пруд, наполненный морской водой.

Сейчас Афина пользовалась взглядом Медузы, который мог превратить в камень всё, на что попадал.

— Временная смерть, каменная могила — это тоже сила древней матери… О, ожидаемо от богоубийцы. Ты на самом деле смог выжить. Слова заклинания действительно должны вливаться прямо в твоё тело, а это нелегко.

Ноги Годо от ступней до колен уже полностью превратились в камень. Но всё вокруг него стало каменным ещё раньше, поэтому его положение было сравнительно неплохим.

Скорее всего, Афина хотела превратить в камень всё, что видела. Используя такую силу, даже обратить весь Токио в каменный город будет парой пустяков.

Годо испугался. Если он не остановит богиню, то точно случится ужасная катастрофа.

— Проклятые глаза богини-змеи Медузы лучшее доказательство твоего близкого родства с птицами, — ускоряя способность очищения от окаменения, Годо влил в меч новые слова заклинания.

Золотой клинок начал дикую пляску. Куда бы ни ударил свет, проклятие снималось с окаменевших предметов, и они возвращали свой прежний вид.

— У трёх сестёр Горгон, включая Медузу, были не только змеи вместо волос, но и золотые крылья на спине. Имя старшей сестры, Эвриала, означало «далеко прыгающая», а младшая из сестёр, Медуза, была матерью крылатого Пегаса[✱]Пегас (в переводе с греческого источник), в греческом мифотворчестве крылатый конь, сын Посейдона, брат великана Хрисаора. Пегас вместе с братом Хрисаором, как плод связи горгоны Медузы с Посейдоном, появился из крови Медузы, когда ее обезглавил Персей. В сонме олимпийских богов Пегас, как прислужник Зевса, носит его гром и молнию, символизируя собой грозовое облако..

Описания Медузы распространились по всему Средиземноморью. По этим описаниям богиня в обеих руках держала змей, а на её голове сидела птица, что явно показывало связь между змеями и птицами.

— С пернатыми тебя связывали земля и загробный мир — ты богиня, управляющая двумя мирами, а птицы могут магически перемещаться между реальностью и внешними измерениями. Наши предки верили в это с самых древних времён. Души умерших становятся птицами, которые улетают в небеса, или же птицы сопровождают их в загробный мир.

Окаменевшие ноги Годо снова стали мягкой плотью. Кровообращение тоже восстановилось.

— Перемещение между землёй и загробным миром — естественно, что Афина и птицы стали единым целым. Твой признак Змея, но ещё и Крылатая Змея!

— Пытаешься оскорбить и опозорить меня, даже надеешься, что я утрачу самообладание. На такие уловки я не куплюсь!

Каждый раз, когда Годо пользовался мечом, проклятый взгляд Афины становился сильнее. От золотого сияния меча окаменевшая земля принимала прежний вид, затем снова превращалась в камень непроглядно чёрными глазами.

Во время противостояния Годо и Афины всё, что их окружало, повторило цикл несколько раз, сначала становясь серым камнем, а затем зеленеющей землёй.

— Изначально ты была крылатой змеёй. До того, как стать частью пантеона ты являлась богиней жизни и смерти, которой поклонялись древние люди. После того, как с течением времени значимость крылатой змеи снизилась, результатом изменения стала Богиня-еретичка Афина.

— Закрой свой рот! Эти уловки бессмысленны!

Хоть не было никакого сталкивающегося друг с другом оружия, битва становилась всё яростнее и яростнее.

Но Афина не проявляла видимых слабостей. Если они продолжат эту битву на износ, её громадная божественная мощь наверняка возьмёт верх.

Сначала Годо надеялся решить исход боя контратакой. Противостоя сильному врагу, стоит позволить ему нападать, изнурить его, а затем, как только тот выкажет слабость — нанести ответный удар. Свой козырь он сохранил как раз для такого решающего момента.

Словами заклинания меча он может создать брешь в непробиваемой стене защиты, значительно повышая шансы на победу. Однако Афина поняла план Годо, поэтому и воспользовалась проклятым взглядом, чтобы зажать его в угол.

«Делать нечего. Кто не рискует, тот не пьёт шампанского».

Годо сделал глубокий вдох, готовясь использовать всю мощь меча.

— Владычица земли и загробного мира, богиня змей, которая управляет мудростью небес, несомненно, величайшая сущность среди богов. Неподражаемая, богиня среди богов, олицетворение величайшей власти, Королева пантеона.

«Воин», использующий меч для защиты и нападения, является самым сильным воплощением для битв с богами. Но у него чрезвычайно строгие ограничения.

Слова заклинания меча невозможно использовать бесконечно. Чем дольше им пользуешься, тем менее острым он становится, пока не превратится в совсем тупой клинок. Тут он ничем не отличается от реального меча.

И подобно другим воплощениям Веретрагны, «Воина» не получится использовать постоянно. К одной и той же способности нельзя обратиться снова, не потратив день на восстановление. Чтобы одолеть врага при таком условии, Годо не мог полагаться только на одну грубую силу.

— Когда-то ты была женщиной, которая держала бразды правления древнего мира, управляя людьми от имени богов. Выходит, лидером богов являлась богиня — богиня крылатых змей. Но с самой вершины тебя сбросили войска мятежных мужчин, положив конец обществу матриархата.

Годо читал заклинание, чтобы выковать и отточить сильнейший меч. Воспользоваться всеми словами, чтобы нанести божественной силе Афины критические раны. Поставить её в безвыходное положение и обеспечить путь к победе.

Даже самые скрупулёзные планы битвы могут быть нарушены текущими условиями, поэтому надо сосредоточиться на том, чтобы действовать в соответствии с меняющимися обстоятельствами.

— Эпоха Королевы завершилась, настала эпоха Короля. Высшая сила и мудрость матери матриархата сменились строгим патриархом. Короли богов пошли от Зевса.

Сейчас прямо перед ним стоит бывшая богиня-королева Средиземноморья. Точно, бывшая королева. Свергнутая королева, которую заставили повиноваться.

Слова заклинания, открывавшие прошлое Афины, одновременно были и самым острым мечом, который можно использовать против неё.

— Древнейшую Афину разделили и отобрали былую славу, унизив до жены короля богов, его сестры или дочери. Соответственно, изменили и мифы.

— Замолчи… — бормотание Афины переполняла безмолвная ярость.

— Афина стала дочерью короля. Метиду унизили и отобрали у неё мудрость. А Медузу даже сделали монстром. Более того, Гера и Афродита из греческой мифологии также являлись побеждёнными богинями-матерями, богинями, которые когда-то, подобно тебе, управляли жизнью и смертью.

— Тебе было сказано умолкнуть! Эти слова заклинания отвратительны вне всякого сравнения!

Афина была зла.

Хороший знак, но она всё ещё не утратила своё хладнокровие, так что стоит придерживаться плана и нанести ей один удар.

— Побеждённую богиню-мать в мифологии изображали под видом крылатой змеи. Крылатой змеи, а это то же, что и дракон. Злобные драконы, которых описывают многие легенды и мифы, которых побеждают как герои, так и боги — это финальная форма разгромленной и растоптанной богини-матери!

Их преследовали не потому, что они злые чудовища. Так как победителям требовалось оправдать свои действия, они представляли побеждённых злобными монстрами. После чего распространяли о себе истории как о тех, кто искореняет зло.

Из-за этого крылатая змея из священного животного превратилась в чудовище, полностью лишённое черт богини-матери. Вот так слова заклинания станут могучим мечом, который способен поразить даже Афину.

Золотое сияние собралось в правой руке Годо. Он сжал свет в длинный меч. Распространяя вокруг себя яркое свечение, Годо бросился к Афине.

Тем, что было готово остановить этот меч, являлась чёрная коса Афины. Коса богини смерти, которая поглощала весь свет своим лезвием мрака.

Меч света и коса тьмы. Наконец, Годо и Афина яростно столкнулись.

Часть 3

Золотой меч столкнулся с непроглядно чёрной косой.

Одновременно с этим от Афины продолжала исходить тьма.

Холод.

С расширением области тьмы падала и температура. Мороз впивался в кожу, будто внезапно наступила зима.

— Мне не подобает пасть от твоей руки. Я могу быть бессмертной, но не в состоянии выдержать твои атаки, которые уничтожают источник божественности, поэтому я должна одолеть тебя запретной тьмой!

Афина влила свою силу в запястье, державшее чёрную косу. Чтобы полностью отразить золотой меч, она использовала всю свою мощь.

Он и глазом не успел моргнуть, как расширяющаяся тьма покрыла всё небо, закрывая свет звёзд и луны и погружая окрестности в хаос черноты.

Несмотря на это, глаза Годо всё равно могли прекрасно видеть в наступившей кромешной тьме, чему он действительно удивился.

Деревья утратили свою зелень. Растения всех размеров начали чахнуть одно за другим. Фрукты моментом превратились в пыль. Ветви тоже чахли до тех пор, пока не стали похожи на сухие палки.

Даже звуки насекомых перестали раздаваться в ночи.

Это была «Смерть».

Обладая божественной силой, которая управляла смертью и старением, Афина напитала косу своими самыми опасными способностями.

— Призываю зиму, хозяйку жизни и смерти, посланницу ледяного загробного мира, королеву, что отнимает всё. Повелеваю. Кусанаги Годо, стань мёртвым королём, обратись в труп! — произнесла Афина, отталкивая золотой меч своей косой.

Слова её заклинания проникли прямо в уши Годо и стали внедряться в его тело, которое постепенно начало холодеть.

«Это что, шутка? Я никак не могу здесь проиграть!»

Сохраняя стойку, чтобы противостоять косе, Годо попытался осмыслить ситуацию. Он планировал нанести Афине удар, но коса отразила его, в то же время коса являлась частью Афины. Если так и есть, то сохранил ли меч способность разрубить всё? Этот меч создан специально для того, чтобы быть эффективным против Афины — меч, который может победить и наверняка убить её!

Разрез.

Годо одновременно разрубил и косу и Афину.

Божественные силы, которые составляли богиню, передали ощущения прямиком через слова заклинания. Земля, тьма, мудрость, змеи, птицы, коровы, королева, жена, грозная женщина, возрождённая женщина, бессмертие…

Годо с силой прорубился через всё, чем она обладала. В то же время на него воздействовали слова заклинания «Смерти».

Он не был уверен в том, как долго пробыл без сознания. Будь то несколько секунд или минут, но к тому времени он понял, что они с Афиной лежат на земле.

Отчаянно пытаясь встать, Годо изо всех сил напрягал руки и ноги. Хоть они упали одновременно, Афину так легко не одолеть. Как сражавшийся с ней, он знал это лучше чем кто-либо.

Затем медленно встала и Афина.

На её теле не осталось ни единого следа раны, но внутренний урон, который она получила, быстро вылечить не получится.

— Как я и думал, победить не так уж и легко, но было бы здорово, если бы вышло и так.

— Вздор. Ты же и называл меня богиней-змеёй. Не важно, насколько изранены, ни змея, ни женщина не умрут. Даже будучи мёртвыми, они воскреснут.

Змеи, которые сбрасывают кожу, чтобы возродиться. Женщины, которые не умирают, ежемесячно теряя немало крови. И те и другие являются олицетворением бессмертия.

Хотя слова Афины и звучали бодро, сил у неё стало гораздо меньше.

Но из-за заклинания смерти у Годо тоже значительно поубавилось здоровья. Хоть ран не было, он чувствовал, что сил у него стало намного меньше.

В результате они продолжали своё противоборство, находясь в критическом состоянии.

— Теперь больше нельзя использовать меч. В этом я уверена, — открыла Афина данный неприятный факт.

Она не ошибалась. Показав свою полную мощь, золотой меч уже исчез. У Годо больше не было оружия, пригодного для нападения и защиты одновременно.

— Иными словами, теперь ты захочешь воспользоваться мощью солнца… Среди обличий Веретрагны к солнцу ближе всего был «Жеребец».

Его противнику уже известно о боевых способностях Годо. Богиня мудрости была трудным оппонентом. Ему невольно захотелось вздохнуть.

Но даже на это времени не осталось.

Афина безмолвно атаковала, снова нанося удар своей чёрной косой. Годо едва смог уклониться. Затем последовал второй удар, порезавший кожу у него на плече. Третья атака. Ему почти отрезало лодыжки.

Хоть он и утратил силу меча, Годо всё ещё удерживал воплощение «Воина», которое сохраняло кое-какие силы, позволяя угадывать намерения Афины и предсказывать её дальнейшие действия. Поэтому он, как минимум, мог избежать смертельных ударов.

Но если продолжать защищаться, то со временем проиграешь.

Годо не мог совладать с атакующим прессингом Афины, благодаря чему у неё не было необходимости беспокоиться о защите, ведь её не волновали ответные действия со стороны противника. Значит, достаточно лишь отчаянно атаковать врага, приближая того к катастрофе.

Коса безжалостно секла, рубила и наступала.

Уклониться. Присесть. Увернуться.

Против бесконечных атак Афины Годо мог лишь продолжать уклоняться.

— Что случилось, Кусанаги Годо? Почему ты не используешь силу «Жеребца»? Разве это не единственное оружие, способное меня одолеть? — с насмешкой дразнила Афина.

«Когда ты сама явно на всё указала, с чего вдруг я стану пользоваться им для сражения с тобой? Ты, должно быть, уже и ответный ход подготовила», — мысленно клял всё Годо, отчаянно пытаясь найти путь к победе.

Если он продолжит эту рукопашную схватку с Афиной, то не будет даже шанса на выигрыш. Тут Годо всё прекрасно понимал.

Будь это бейсбол или мини-футбол, то, вероятно, оставалась бы хоть какая-то возможность победы. Но в боевых искусствах у Кусанаги Годо не было никакого опыта. Он ни за что не сможет одолеть Афину одной лишь силой.

К этому времени Годо уже по-настоящему желал, чтобы немедленно появилась его надёжная партнёрша, прикрывшая его, словно щитом. В красно-чёрных одеяниях, она будет вооружена своим магическим мечом, похожим на льва, и прибудет во всём великолепии.

Но сейчас её здесь не было.

С такой возможностью покрасоваться, как могла не появиться такая эгоистка? Неужели она не может найти его и Афину? Нет, она не настолько глупая. Единственное чего желал Годо так это то, чтобы причина её отсутствия была именно той, о которой он думал.

Пока он размышлял над этим, коса Афины пронеслась прямо у него перед глазами. Годо торопливо отскочил назад, сумев защитить свои жизненно важные органы.

Но полностью увернуться он не смог. Под удар попала его грудная клетка, распыляя кровь в воздухе. Рана хоть и не смертельная, но очень глубокая.

Годо тут же убедился в одном. Его положение уже настолько критическое, а она всё ещё не пришла на помощь.

Иными словами его партнёрша думала так же, как и он, ожидая шанса для нападения. Пока он держится, будет возможность победить!..

— Поразительно, что ты смог уклониться! Эти немощные попытки цепляться за жизнь представляют собой безобразное зрелище, Кусанаги Годо!

Непрекращающееся наступление косы вынудило его уклониться, кувыркнувшись по земле. Всё тело Годо было покрыто ранами. Несмотря на это, он всё же смог защитить жизненно важные точки.

Весь покрытый грязью и пятнами крови, он катился по земле. Хоть и смотрелось позорно, но если этого достаточно, чтобы выжить, то сойдёт и так.

Наконец, Годо перестал убегать. Он встал на трясущиеся ноги. Уверенный в своих догадках, Годо решил попытать счастья: Эрика обязательно что-нибудь предпримет, от неё точно следует чего-то ожидать!

— Как ты и сказала, у меня всё ещё есть воплощение, которое олицетворяет солнце! — сказал Годо, указывая на восток, в небо.

Он представил белого жеребца в сиянии солнца, его величественное тело сверкает чистым белым светом.

— Ради победы, явись мне! Бессмертное солнце, прошу, одари меня сияющим жеребцом. Священная лошадь торжества, несущая круг света, который символизирует господина!

Третье воплощение Веретрагны, «Белый жеребец».

С древнейших времён «Жеребец» имел близкое отношение к богу солнца. Богу, который странствовал на колеснице с востока на запад — общее описание, сохранившееся у многих цивилизаций. Восток, Индия, Скандинавия, Китай и Вавилон без исключения.

Греческий Аполлон[✱]Аполлон, Феб («лучезарный») — в греческой мифологии златокудрый, сребролукий бог — охранитель стад, света (солнечный свет символизировался его золотыми стрелами), наук и искусств, бог-врачеватель, предводитель и покровитель муз (за что его называли Мусагет), дорог, путников и мореходов, предсказатель будущего, также Аполлон очищал людей, совершавших убийство. Олицетворял Солнце (а его сестра-близнец Артемида — Луну). тоже подходил под это описание. А на него был похож персидский бог света Митра. Легенды широко распространялись людьми по всему свету.

Для Веретрагны, который когда-то служил Митре, вполне нормально обратиться белым жеребцом и даже нести на спине солнце!

— О, она, в самом деле, явилась, эта докучливая лошадь, — пробормотала Афина в сторону востока.

Так оно и было. Хоть тьма и блокировала весь свет, небо на востоке начало светлеть.

Вставало солнце. Его свет окрасил восточную часть неба красным.

В настоящее время стояла полночь, пять часов до восхода. Но небо стало очень светлым.

Это и было воплощение «Белого жеребца», которое призывало силу солнца.

— По правде говоря, использовать эту способность сложнее всего, но сейчас ты зашла слишком далеко, поэтому у меня и получилось вызвать его. Ведь данное воплощение позволяется применять только против «Грешника, который навлёк на людей страдания».

Афина, которая создала мир тьмы, смогла удовлетворить этому условию.

Используя себя, как цель, он всегда считал, что вызов сработает. Но сейчас это можно было хоть раз проигнорировать.

— Смотри, Афина! Давай поглядим, как тебе понравится вкус палящего пламени солнца, которое побеждает тьму!

То, что снизошло с неба, можно было назвать или стрелой света или копьём бога солнца.

Область в радиусе нескольких десятков метров от Афины полностью поглотил белый свет. Священный огонь, который поглощает грешников. Этот обжигающий огонь сошёл на землю с восточной стороны горизонта.

— Аааааааааааааааааааааааааа!!!

Даже те, кто сильнее Афины, могли лишь мучительно кричать.

Бог солнца, который изгонял владык преисподней, и его пламя, которое вытесняло ночь — заклятые враги этой богини.

Но…

— А-ха-ха-ха-ха-ха! Не смей недооценивать меня, Кусанаги Годо! Я же ясно дала понять! Я давно знала твой последний козырь! Это лишь жалкие попытки умирающего.

Всё вокруг Афины было защищено усиленной тьмой. Чрезвычайно мощный чёрный барьер, способный отсекать весь свет. Он отразил белое пламя. Чтобы подготовить его, она всё это время, скорее всего, собирала священную силу тьмы, после чего ждала подходящий момент для использования.

Если Афина защитит себя до тех пор, пока не выгорит огонь… У Годо больше не осталось ни одного воплощения, способного одолеть богиню-мать тьмы. А когда угаснет пламя, «Белый жеребец» рассеется, оставив Кусанаги Годо без единой силы.

Но Годо покачал головой.

— Ошибаешься. Та, кто недооценила других — это ты. Хоть ты и отнеслась ко мне серьёзно, но ты всё же пренебрегла — людьми.

С другой стороны темноты к Годо пронёсся луч света. Луч серебряного света. Яркий серебряный свет, подобно блеску кромки меча.

Куоре ди Леоне, меч льва, используемый девушкой, которая была партнёршей Годо.

Серебряный клинок воткнулся в землю перед ним.

— Когда мы сражались, ты что, забыла о существовании Эрики? Не будь её здесь, я бы проиграл, но, к твоему несчастью, такого не произошло.

Годо вытащил Куоре ди Леоне.

— Афина, слишком глупо с твоей стороны! Её меч выкован особо. Он содержит в себе слова заклинания отчаяния, силу, которая способна одолеть богов. Скорее всего, в обычных обстоятельствах ты смогла бы полностью защититься от него. Но что произойдёт сейчас, когда ты изо всех сил закрываешься от солнца?

Барьер тьмы блокировал белое пламя, которое не могло добраться до тела Афины. Но лицо богини выдавало её опасения.

Вмешайся Эрика в тот момент, когда коса Афины зажала Годо в угол, то богиня приняла бы во внимание наличие Куоре ди Леоне и соответствующим образом изменила бы свои действия. Поэтому, даже видя бедственное положение Годо, Эрика не обнаружила себя попыткой спасти его. А так как он понял её план, то Годо поставил всё на этот шанс.

Всё было ради возможности превратить Куоре ди Леоне в его последний козырь.

— Тем не менее, такой совместный бой заранее не планировался. К счастью, всё сработало. Эта девушка, Эрика, действительно знает, как просчитать самое лучшее время появления.

Метнуть свой любимый меч, догадавшись по наступившей тьме, это и ожидалось от его партнёрши.

Годо медленно приблизился к Афине. Но если он атакует напрямик, то обожжётся сам. Мог ли он подождать, пока пламя исчезнет?

Пока Годо над этим размышлял, Куоре ди Леоне превратился в метательное копьё, наверное, потому что Эрика прибегла к своей магии. Естественно, если он воспользуется метательной атакой, сближаться не придётся.

Такая заботливая поддержка заставила Годо улыбнуться.

— Это последний удар! Получай, Афина!

В бросок он вложил всю свою силу.

Куоре ди Леоне в форме метательного копья, стал серебряным метеором, который пронзил грудь Афины.

И богиню, и серебряное копьё принесли в жертву пламени. Не важно. Этот меч был выкован из нерушимой стали. Даже расплавившись в огне, он снова восстанет словно феникс.

— Кусанаги Годо, ты совершил неожиданную атаку на Дерзкую Богиню Афину! Будь ты проклят, владеющий ненавистным титулом дьявольского короля, даже не догадывалась, что ты настолько презренный!

— Хватит винить других! Ты недооценила людей, что и привело к твоему поражению!

После серебряного удара Афина упала на колени, и её поглотило белое пламя.

Часть 4

Через несколько минут белое пламя погасло, и свет восхода на востоке тоже исчез. Вернулась чёрная ночь.

Но сейчас бесчисленные уличные огни освещали дороги и улицы, а из окон небоскрёбов лился свет — всё вернулось к прежней полутьме.

Не дышавший до этого Годо позволил себе вздохнуть и посмотрел в ночное небо. Полумесяц и множество звёзд светили своим мерцающим светом.

Даже если не принимать во внимание чувства, переполнявшие его сейчас, Годо всё равно не мог назвать небо Токио красивым. Может быть, за долгие годы он к нему привык, но и текущие ощущения были, в общем-то, неплохими.

В любом случае, дуэль закончилась. Первым делом надо поспешить домой и принять душ, после чего спокойно поспать. Подумать об устранении последствий можно и позже.

— Ну и как тебе, Годо? Думаю, получить за этот бой награду как Лучшая актриса второго плана не будет преувеличением.

На некогда ожесточённое поле боя вышли две девушки. Первая — изящная блондинка итальянка, вторая — японка в одежде мико, которая по какой-то причине имела очень серьёзный вид.

— Раз я смог справиться, бери столько наград, сколько душе угодно, даже церемонию награждения можно устроить, — ответил Годо, усаживаясь на увядшую траву скрестив ноги.

Даже он вымотался. Но хоть всё его тело должно быть в травмах и болеть, Годо ничего не чувствовал. Та тяжёлая рана на его груди уже начала заживать. Скорость излечения тела богоубийцы была нечеловечески высокой.

Однако…

Катастрофа в саду. На нём лежит ответственность за половину разрушений. И сколько же людей всё ещё признают в этом месте сады Хамарикю? Он не был уверен когда, но в земле появился огромный кратер.

Сосновый лес, сохранившийся со времён эпохи Эдо[✱]Период Эдо — исторический период (1603—1868) Японии, время правления клана Токугава. Начался с назначения Токугава Иэясу сёгуном в 1603 году. Завершён снятием с себя полномочий сёгуном Токугава Ёсинобу в 1868 году. Характеризуется как время установления диктатуры Токугава, одновременно с этим и как переход от средневековых междоусобиц даймё к полностью контролируемой стране. В период Эдо произошло становление японского духа, появление национальной японской идеи, развитие экономики и чиновничьего аппарата. Период Эдо — золотой век литературы и японской поэзии, Мацуо Басё является наиболее ярким представителем поэзии как периода Эдо, так и японской поэзии в целом. В результате политики сакоку практически весь период Эдо страна находилась за железным занавесом, не ведя торговли и не сообщаясь с другими странами (редкое исключение — Китай и Голландия). Католическое христианство жестоко подавлялось. Произошло смещение политического влияния от военных домов (самурайское сословие) на торговые дома (купеческое сословие). По сути, страна совершила переход от феодального к капиталистическому режиму и само падение сёгуната характеризовалось политическими и экономическими, а не военными причинами. Одновременно с падением сёгуната Токугава произошло падение самой идеи сёгуната., множество разноцветных цветов в садах, всё это было уничтожено во время его боя с Афиной.

Годо тяжко задумался. Он в очередной раз перестарался.

— Так как нам поступить с этой богиней, которая доставила столько неприятностей? Думаю, мне стоит быстрее нанести решающий удар.

— Поддерживаю. Если оставить Афину как есть, когда-нибудь она станет причиной ещё больших катастроф, так что нам, само собой, надо предпринять упреждающие меры, — предложила Эрика, словно насмехаясь.

Хоть по Юри было видно, что ей трудно выразить своё мнение, она, тем не менее, согласилась.

Та, на кого они уставились, была Афиной, которая выглядела как маленькая девочка, усевшаяся на землю после приступа детской истерики.

Может быть, из-за ожогов пламенем «Белого жеребца» или из-за того, что она израсходовала слишком много божественных сил, но богиня-мать тьмы уменьшилась, вернувшись к облику маленькой девочки, который был у неё несколько часов назад.

Она воистину являлась богиней со священным атрибутом бессмертия. Хоть её только что поглотило пламя, она уже воскресла.

Естественно, даже Годо сомневался, что та атака сможет окончательно убить её. Несмотря на то, что в настоящий момент Афина утратила боевые способности, у неё всё ещё оставалась пугающая живучесть.

— Мария-сан, то о чём ты только что говорила, это результат твоих обычных способностей? Интуиция химе-мико или что-то похожее?

— Нет, просто обычная мысль… Даже те, кто не являются мико, в данном случае решили бы так же.

Когда Годо услышал ответ Юри, у него камень с души свалился. И хотя в случае плохого предсказания его решение осталось бы тем же, Годо всё равно чувствовал облегчение.

— Тогда, здесь и разойдёмся… Афина, слышишь меня? Они хотят прикончить тебя, поэтому тебе лучше поторопиться и покинуть эту страну.

— А почему ты не оборвёшь моё существование? Моё убийство позволит тебе заполучить новые способности и стать ещё более могущественным богоубийцей. Почему ты упускаешь такую возможность?

Услышав раздражённые слова не сильно впечатлённой Афины, Годо устало ответил не в силах сдержать недовольство:

— Не нужны мне эти ненормальные способности. Мне трудно справляться даже с теми, что у меня сейчас есть. Кроме того, как можно убивать кого-то только потому, что я победил его в бою, я цивилизованный человек, знаешь ли.

— Что?

— Я сказал, что я не какой-то там бог, рождённый в Бронзовом или Железном веке. Сейчас двадцать первый век, у нас нет обычая отнимать жизнь проигравшего в дуэли. Не суди меня по этим древним меркам.

Взглядом подавив у Эрики и Юри желание встревать, Годо продолжил:

— Хоть я всегда и выигрывал соревнования, у меня никогда не возникало мысли убить поверженного противника. Если тебе такое не подходит, то поступим так: ведь говорят, что победитель получает всё, а проигравший обязан ему подчиниться. Это для тебя приемлемо? — спросил Годо у уменьшившейся Афины.

Перед тем, как, наконец, заговорить богиня долго молчала:

— Хорошо… Побеждённый должен подчиняться приказам победителя. Не знаю, сразимся ли мы снова. Что ж, береги себя, пожалуйста. Если на то воля судьбы, когда-нибудь мы снова встретимся.

Афина встала, качнув своими серебряными волосами.

— Тот, кто нанёс мне поражение, я всегда буду помнить твоё имя. Прощай, Кусанаги Годо!

Повернувшись спиной к Годо и остальным, Афина медленно ушла.

Когда маленькой тени богини уже не было видно, Эрика намеренно вздохнула:

— Годо, а ты знаешь, что, даже победив Бога-еретика, количество твоих способностей не увеличится, если ты не отнимешь у него жизнь?

— Не говори об убийстве так обыденно. Кроме того, в случае нашей победы эти боги могут легко воскреснуть, будто ничего не произошло. Как нам справиться с таким без особых усилий? — серьёзно ответил Годо, возражая простому объяснению своей партнёрши.

Для подобных созданий воскрешение и возрождение являются повседневностью, поэтому все они и были бессмертными чудовищами. Учитывая данное обстоятельство, он мог атаковать в полную силу, не волнуясь о том, что навредит противнику.

— Несмотря на твои слова, на самом деле ты даже и не думал убивать её, так? Вот же. Изначально я планировала помочь Годо быстро стать независимым, но если так продолжать, наше будущее выглядит не очень-то безоблачно.

— Не хочу становиться ещё большим монстром, поэтому не решай за меня с таким безразличием… Да, кстати, с Марией-сан всё в порядке? Она до сих пор выглядит очень обессиленной, — спросил Годо про Юри, которая всё ещё сверлила его холодным взглядом.

Когда он уходил, она была очень ласкова. С чего бы ей выглядеть словно бомба, которая вот-вот взорвётся? Наверное, она не очень хорошо себя чувствует. Естественно, ведь чуть раньше он попросил от неё слишком многого.

Годо обратил своё внимание на состояние Юри.

— Физически особых проблем нет. Я действительно благодарна за то, что тогда Кусанаги-сан смог прийти и спасти меня.

Прохладный тон. За её вежливыми словами таился холод.

«Она на самом деле злится что ли?.. Тогда надо попытаться извиниться».

Годо продолжал размышлять над тем, как можно оправдать себя. Хоть и очень стыдно, но это было отчаянной мерой выживания.

— Мария-сан, мне действительно жаль, что во время этого случая я причинил тебе столько хлопот.

Годо склонил голову, понимая, что согнулся даже в пояснице. Просто беда. Он не был уверен достаточно ли этого и чувствовал себя очень неловко. Но Юри данная проблема совершенно не волновала. Вместо этого она устроила ему разнос по совершенно неожиданной причине.

— Нет, я совсем не против. С такими крайними обстоятельствами я столкнулась из-за Кусанаги-сана, но ты же меня и спас, так что я не возражаю. Забудем об этом. Я хочу спросить тебя кое о чём другом.

Она улыбнулась мрачной улыбкой, прямо как несколько часов назад. Чтобы эта улыбка снова показалась на красивом лице Юри… Действительно устрашающе.

— Ты истинный дьявольский король — тот, кто обладает титулом настоящего богоубийцы. Но эти силы не для того, чтобы ты делал их посредством всё, что захочется. А сам ты как думаешь?

— Нуу… Насчёт этого… Думаю, ты полностью права.

— Тогда почему бы тебе ещё раз не оглянуться вокруг! Эти сады уничтожены, и каким вообще образом ты планируешь разобраться с последствиями случившегося там? — Юри безжалостно указала на то, что находилось поодаль.

Годо взглянул туда и застыл, увидев в ночном небе трагичную картину.

— Ээээм…

Крыши нескольких небоскрёбов, что упирались в небо… Две трети этих крыш полностью срезало, будто куски масла ножом. Более того, то же самое произошло и возвышавшимися частями столичной автострады. Отсутствовали целые секции дороги. Словно сосульки, расплавленные паяльной лампой, участки дороги бесследно исчезли.

Должно быть, причиной этого стало сошедшее с неба пламя «Белого жеребца». Из-за сверхвысокой температуры уничтоженная автомагистраль выглядела оплавленной по краям. Но это была не конфета, крем или лёд, а армированный бетон.

— Но в данном случае можно всего лишь восстановить расплавленные части, правда?

— Кто знает? Даже если и так, то это будет чрезвычайно сложно. Просто возвести леса сверху небоскрёбов уже непростая задача.

Эрика и Годо обменялись парой фраз, словно тут у них обычная беседа. Первая не видела в случившемся серьёзной проблемы, в то время как последний избрал такой тон разговора, чтобы сбежать от реальности.

— Разве этим утром я тебе не говорила? Ты обращаешь мало внимания на окружающее. Дня ещё не прошло, а ты уже сотворил такое.

Как единственный человек, обладавший здравым смыслом и высокими моральными качествами, Юри холодно произнесла:

— И к тому же ты крайне низкий, грязный и законченный извращенец! Для такого вульгарного, похотливого и безрассудного человека, как ты, получить силу дьявольского короля — сомневаюсь, что этот мир долго протянет! Я действительно ошиблась в тебе. Конечно, тогда я думала, что ты надёжный и честный человек, но как это наивно с моей стороны. Полное разочарование.

— Такое, Мария-сан… Эти низкие, непристойные вещи, это же не совсем так… — робко возразил Годо, необычайно возбуждённой мико перед ним.

Но его остановил острый, словно бритва, взгляд.

— Неужели? Кусанаги-сан, ты уже забыл, что сделал недавно? Эрика-сан итальянка, так что о ней говорить не буду, но ты же японский мужчина. Как ты мог поступить настолько низко и грязно, тебе следует хорошенько поразмыслить над тем, что такое стыд!

— Чего? О чём это ты? Я, я сделал что-то странное?

— Ты что, правда, забыл? Такой страстный… т-тот горячий п-поцелуй… на самом деле совершить такое бесстыдство!

Теперь до Годо, наконец, дошло, почему Юри так злилась. Но в то же время перед ним встала трудноразрешимая проблема. Годо не был силён в речах, поэтому ему сложно объяснить, что это была магия, необходимая для победы над Афиной. Лучше предоставить всё его более харизматической партнёрше. Ещё не понимая, что собственноручно копает себе могилу, Годо взглядом умолял Эрику.

— Хе-хе, значит, Юри это не понравилось. Однако, поздно ты взрослеешь… Поначалу Годо чувствовал себя так же…

«Вот в слове «поначалу» совершенно не было необходимости!»

— Разве с древнейших времён поцелуй девушки не являлся самым лучшим благословением для храбрых воинов, уходивших сражаться? Этим я дала ему силу. Сначала Годо стеснялся, но сейчас он даже драться не может, пока я его не поцелую — вот уж где действительно неприятность.

Слушая объяснения Эрики, Годо узнал, каково на вкус полное отчаяние.

Хоть сказанное и не было ложью, но это злоумышленное объяснение полностью исказило факты, намеренно скрыв правду.

— Нет, всё не так, Мария-сан, на самом деле…

— Если хочешь извиниться, нет необходимости. Я уже поняла, что к чему.

— Под «поняла» ты имеешь в виду…

— Соблазняемый Эрикой-сан, Кусанаги-сан, должно быть, всё время послушен. Правильно? Я очень хорошо понимаю такие вещи. Ведь Кусанаги-сан ко всему прочему ещё и мужчина. И когда твоя любовница тебя упрашивает, ты исполняешь все её прихоти.

Никакие объяснения не принимались. Произнося эти слова Юри улыбалась. Выражение её лица прекрасно и одновременно холодно, сопровождаемое такими же холодными, без тени эмоций, словами.

— Уже поздно, поэтому дольше я здесь не останусь, но, прошу, посети завтра святилище Нанао. Завтра на время можно будет не обращать внимания, поэтому я, как следует, наставлю тебя на путь истинный. А так как подойти к воспитанию следует основательно и серьёзно, лучше приходи один. Определённо, свою любовницу туда не приводи, — Юри стальным тоном вынесла окончательный приговор.

Поддавшись этому сокрушительному натиску, Годо был просто вынужден согласиться.