10 том    
Глава 3. Два Короля, столкновение


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
18.01.2020 21:22
Спасибо
naazg
15.01.2020 07:31
Спасибо
naazg
05.01.2020 09:42
Спасибо
naazg
30.12.2019 21:29
Спасибо
naazg
23.12.2019 21:12
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:15
Спасибо
naazg
07.12.2019 20:57
Спасибо
naazg
01.12.2019 21:06
Спасибо
naazg
24.11.2019 21:37
Спасибо
naazg
16.11.2019 20:51
Спасибо
naazg
09.11.2019 21:10
Спасибо
naazg
03.11.2019 21:18
Спасибо
naazg
27.10.2019 21:15
Спасибо
naazg
20.10.2019 21:03
Спасибо
naazg
13.10.2019 12:57
Спасибо
naazg
06.10.2019 18:26
Спасибо
filinok
06.10.2019 16:21
Спасибо
naazg
29.09.2019 21:17
Спасибо
naazg
22.09.2019 20:38
Спасибо
kopeiko5002
20.09.2019 02:25
Спасибо за ваш труд !

Отобразить дальше

Глава 3. Два Короля, столкновение

Часть 1

Согласно докладам, шесть лет назад была выдвинута одна гипотеза.

Место, где её впервые озвучили — Франция, небольшой портовый городок Сен-Мало в Бретани.

Популярное место отдыха, сильно зависящее от приливов и отливов, а также с расположившимся неподалёку монастырём Мон Сен-Мишель.

Говоривший сидел на террасе одного ресторана.

Его имя Александр Гаскойн, вне всяких сомнений, это знаменитый Чёрный принц Алек.

— То, что ты только что предложил, можешь снова повторить, Александр?

— Не заставляй меня так часто повторяться. Я считаю, что легенда о короле Артуре является катализатором, на изготовление которого у средневековой Королевы-ведьмы Гвиневеры ушло просто до боли огромное количество даже не лет, а веков. Всё ради завершения какого-то колоссального магического ритуала. Или же, можно описать это как какой-то тип магического круга.

Катализатор? Слушающая его принцесса Элис была заинтригована.

Особое вещество, использующееся для того, чтобы наверняка добиться успеха при сотворении особой магии — именно это и называлось катализатором.

Например, чёрный лотос и лепестки розы, если их стереть в порошок, используются в качестве катализатора для усиления усыпляющей магии.

— Использование легенды о короле Артуре в качестве катализатора?.. Чтобы завершить какой-то магический ритуал?

— Король, что является в конце эпох. Это явно заклинание для призыва сильнейшего из «Стали», — произнёс Алек, разрезая свой голубиный пирог.

Перед Элис никакой еды сервировано не было, так как она не могла усваивать какую-либо пищу духовным телом.

— Это как раз подходящее заклинание для того, чтобы снова вызвать Короля Завершения, что является наивысшей целью божественных предков. Ритуал призыва Бога-еретика из мира бессмертия... Ты ведь должна быть в курсе этого?

— Естественно. Не надо столь глупых вопросов задавать.

Стоит упомянуть, что колоссальный магический ритуал подобного типа был проведён Маркизом Вобаном два года назад.

Используя в качестве катализатора «Песнь о Нибелунгах»[✱]«Песнь о Нибелунгах» — средневековая германская эпическая поэма, написанная неизвестным автором в конце XII — начале XIII века. Принадлежит к числу наиболее известных эпических произведений человечества. В ней рассказывается о взаимоотношениях германских племён V века и о попытке германцев установить родственные связи с укрепившимися в то время в Восточной Европе и угрожавшими берегам Рейна гуннами.
Сюжет поэмы основан на женитьбе легендарного франкского героя-«драконоборца» Зигфрида на бургундской принцессе Кримхильде, его смерти из-за конфликта Кримхильды с Брунгильдой — женой её брата Гунтера, а затем о мести Кримхильды при помощи правителя гуннов Этцеля своим соплеменникам бургундам за убийство своего любимого первого мужа Зигфрида. Катализатором всех событий является таинственная третья сила в лице вездесущего и всезнающего злодея Хагена.
, был призван героический бог Зигфрид[✱]Зигфрид, Сигурд — один из важнейших героев германо-скандинавской мифологии и эпоса, герой «Песни о Нибелунгах».
Согласно мифу, Зигфрид был великим воином, который совершил множество подвигов. Одним из его подвигов была победа над драконом. Обмазавшись кровью и жиром чудовища, он приобрёл неуязвимость, однако небольшой участок тела на спине остался незащищённым. Зигфрид сватался к красавице Кримхильде, дочери бургундского короля Гунтера, и в обмен на его согласие помог ему жениться на исландской королеве Брюнхильде. Во время сватовства Зигфрид тайно подменил Гунтера и успешно прошёл все испытания, которым Брюнхильда подвергла жениха. Через некоторое время Брюнхильда узнала о подмене и уговорила Хагена, одного из вассалов Гунтера, отомстить Зигфриду за обман. Во время охоты Хаген убивает Зигфрида, поразив его копьём в уязвимое место на спине.
. Так вышло, что его сразил меч молодого Сальваторе Дони.

— Есть три очевидных составляющих успеха данного тайного искусства. Ведьмы и мико с выдающимися способностями. Священник, обладающий фанатической волей и желанием, чтобы снизошёл бог. И, наконец, мифы — чтобы дать снизошедшему богу материальное тело... те самые истории, что широко распространены среди людей и стран по всему миру.

Без мифов боги существовать не могут. Элис кивнула, понимая, о чём хочет сказать Алек.

— Первое и второе условия с лёгкостью могут быть выполнены самой Королевой-ведьмой. Но последнее, связанное с мифами, невозможно выполнить силой одного лишь человека. Именно поэтому предыдущая Гвиневера...

— А, да. Именно поэтому она прилагала свои усилия для распространения и популяризации Артурианских легенд, созданных под её же присмотром.

Алек налил вина в свой бокал, затем промочил этим вином горло.

— Двенадцатый век служит границей, после которой отмечаются значительные перемены в сути легенд о короле Артуре. В то время, местный герой, который имел фанатичных последователей лишь в Британии, был популяризован во Франции, а оттуда — в остальной Европе. Трубадуры получали поддержку от графа Анжуйского и герцога Аквитанского, а также от различных благородных семейств, имеющих тесные связи с английской королевской семьёй. Они занялись работой по написанию историй, восхваляющих короля Артура, для них это прямо соревнованием стало.

— В результате король Артур стал одним из самых известных героев Европы. В любом случае, Александр... — произнесла Элис, понимая, что привлекло внимание Алека, — ты говоришь, что госпожа Гвиневера предыдущего поколения распространила легенду о короле Артуре с целью призыва Короля Завершения. Все эти трубадуры, что пели хвалы рыцарям Круглого стола, получали помощь организации, которая действовала из-за кулис.

В средневековой Европе двенадцатого и тринадцатого веков существовало множество авторов, которые публиковали истории о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. Так как многие из них использовали псевдонимы, их настоящие личности и произведения, в большинстве своём, остались неизвестны. С другой стороны, если основываться на содержании текстов, то, можно убедиться, что множество авторов имели хорошие познания в оккультных науках.

— И те, которые тебя особенно беспокоят, это наверное, цистерцианец Кретьен де Труа, Гартман фон Ауэ, который присоединился к крестоносцам, а также Вольфрам фон Эшенбах и Робер де Борон... Эти поэты, верно? — Элис перечислила полные имена нескольких писателей. — И во всех их работах — особенно в тех местах, где речь идёт о доблести и Святом Граале — присутствует существенное количество знаний унаследованных от рыцарей-тамплиеров.

— Из того факта, что многие из рассматриваемых людей принадлежали к рыцарям-тамплиерам, можно вывести свидетельство того, что их «закулисная организация» была основана членами Приората Сиона[✱]Приорат Сиона — вымышленное тайное общество, якобы существующее в Европе, описанное в ряде публицистических и художественных произведений, начиная с 1970-х годов. и цистерцианцами[✱]Цистерцианцы (белые монахи) — католический монашеский орден, ответвившийся в XI веке от бенедиктинского ордена.. Более того, большинство дворян, которые спонсировали поэтов, были очень хитрым образом связаны с рыцарскими орденами от английской королевской семьи.

Рыцари-тамплиеры. Официально известные как «Орден бедных рыцарей Христа и Храма Соломона».

Магическая организация, которая послужила фундаментом для становления остальных магических ассоциаций Европы.

— Скорее всего, рыцари-тамплиеры каким-то образом связаны с первой Гвиневерой. Боюсь, что эта связь имеет отношение к тому, что она предоставила им инструкции к заклинаниями и знания о божественных предках... Ведь фактически, слова заклинания Давида и суть боевой магии уровня уничтожения, — эти техники, о которых позволено знать только рыцарям уровня паладина — имеют много чего, на что оказало влияние колдовское искусство ведьм...

Два года после его первого столкновения с Гвиневерой...

Алек и божественные предки, словно идиоты, явно посвятили себя разгадыванию тайны Короля Завершения. Возможно, именно это послужило тому, что сейчас он такой разговорчивый.

— Александр, согласно секретным записям ведьм, которые я исследовала, госпожу Гвиневеру предыдущего поколения убили где-то в конце двенадцатого века во время случайного столкновения с Чемпионом.

В ответ на предоставленную Элис информацию Алек горделиво кивнул.

— Так и знал, тот же самый временной промежуток. Но у меня несколько иное представление. Скорее всего, предыдущая Гвиневера умерла до того, как её махинации принесли плоды, — в результате проблем, возникших во время призыва Короля Завершения.

— А у нас есть уверенность в том, что нынешняя госпожа Гвиневера намеревается продолжить планы себя предыдущей?

Чёрный принц и Белая принцесса тайно прибыли в Бретань, чтобы узнать, что Гвиневера как раз была готова начать ритуал призыва Короля Завершения.

— В общем, да. И, скорее всего, она уже потерпела неудачу...

— Ты о чём?

— Хотя, если говорить лишь о призыве Артура, то ритуал оказался успешным. Несмотря на то, что она узколобая женщина, которая упускает из виду то, чего не хочет видеть, но, как для божественного предка, её способности особенные. Тем не менее, уже, наверное, слишком поздно.

Такое впечатление, что на лице Алека тень одиночества лежала. Ответ на загадку, решению которой он посвятил столько лет, наконец, оказался на виду. Потеря своей всепоглощающей цели и стремления, кажется, преисполнили его чувством уныния.

— Почти тысяча лет прошла с тех пор, как запланированное начали воплощать в жизнь. Такого интервала достаточно, чтобы «новый» бог родился. Попытайся вспомнить работы Томаса Мэлори.

Английский рыцарь пятнадцатого века, сэр Томас Мэлори.

Тогда как раз было время, когда роль рыцарей на поле боя заменила собой пехота с огнестрельным оружием.

Общество, для которого характерен упадок мелкопоместных дворян-рыцарей и расширение влияния короля. Мэлори как раз был одним из таких «падших» мелкопоместных дворян-рыцарей. Разложившись морально, он не раз сбегал из тюрьмы и раз за разом попадал туда за различные преступления — неудачное убийство, изнасилование, грабёж, кража домашнего скота и так далее.

Но в современном мире, его будут помнить как автора «Смерти Артура», работы, известной в качестве окончательной компиляции Артурианских легенд.

— Мэлори не был магом. За основу он взял ранее существовавшие произведения — скорее, он был мошенником, который искусственно соединил эти работы. Однако его произведение оказалось очень даже распространено среди людей и даже получило независимое развитие.

— Так, получается, что за эту тысячу лет король Артур стал новым богом войны вместо Короля Завершения?

— Ну да. Даже писатели, потомки тамплиеров, добавляли ограничения и табуированные смыслы, из-за чего содержание истории превзошло намерения предыдущей Гвиневеры, и легенды разрослись, — такое впечатление, что Алек с сожалением говорил. — Королевская семья Франции использовала легенду о Карле Великом[✱]Карл I Великий — король франков с 768 года, король лангобардов с 774 года, герцог Баварии c 788 года, император Запада с 800 года.
По имени Карла династия Пипинидов получила название Каролингов. Ещё при жизни именовался «Великим».
, чтобы показать публике свой престиж и авторитет. Пытаясь сделать то же самое, королевская семья Англии со всем тщанием использовала легенды об Артуре, чтобы укрепить королевскую власть. Конечный результат — приукрашивание героического короля Артура продолжалось без всяких ограничений, что создало образ, который очень сильно отличался от оригинала.

Карл Великий. Король франков в восьмом-девятом веках.

Кроме территории Франции его владения включали в себя земли Германии, Испании и Италии. Величайший завоеватель средневековой Европы.

Но великий король Карл был не только правителем, которого запомнила история. Также ему служили двенадцать великих героев.

Он являлся персонажем знаменитейших героических легенд, которые могли поспорить с легендами о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

— Именно мифы формируют тело и дух божества. А так как мифы о героическом короле Артуре были изменены, герой, который появляется, благодаря этим мифам, также изменился. Вполне естественно, если так на это смотреть.

Осушив свой бокал вина одним глотком, Алек завершил разговор.

Две недели спустя призыв еретического Артура доказал правильность его гипотезы, что заставило Гвиневеру нынешнего поколения впасть в полубезумное состояние.

Годо слушал Эрику и Лилиану, которые объясняли гипотезу, касательно короля Артура.

После прочтения доклада рыцари изложили его содержание Годо во время обратного рейса. Да, это был рейс домой, они покидали Англию, направляясь в Японию.

Изменив планы из-за чрезвычайной ситуации, Годо и его группа решили поспешить обратно домой. Уже на следующий день после визита в Корнуолл они смогли заказать билеты на рейс до аэропорта Ханэда.

— Так вот о каком принципе говорила Элис-сан, — кивнул Годо.

Стоит отметить, что Юри с ними не было.

Чтобы раскрыть тайну Ланселота, она осталась с принцессой Элис. Трудное решение, так как нельзя было оставлять без внимания ни Чёрного принца, ни Ланселота.

— Кстати, Мария упомянула какое-то «сарматаэ». Что это?

— Во всех битвах, через которые ты прошёл, Годо, ты ведь множество раз слышал название скифы, так?

— Сарматы являются одним из кочевых племён, что относятся к потомкам скифов... Воинственный народ, который пришёл в упадок, несмотря на то, что они имели такую же боевую мощь, как и скифы.

Эрика и Лилиана одновременно дали свои пояснения.

— По сравнению со скифами у сарматов было преимущество в виде выкованных из железа доспехов и копий. У них были стремена для поддержки тяжёлого обмундирования и организованные эскадры тяжёлых рыцарей, которые превосходили легко вооружённых скифов.

— Железные доспехи и копья? Что-то это не сильно похоже на кочевое племя, — заметил Годо в ответ на объяснения Эрики.

Согласно его представлениям о кочевых племенах, те состояли из людей в лёгкой защите из кожи, вооружённых луками и стрелами в качестве основного оружия.

Затем к беседе присоединилась и Лилиана:

— В течение второго и третьего веков их тяжёлое вооружение ворвалось в новую эру. Другие племена, которые воевали с сарматами, готы — тоже начали использовать такое же оружие. Римская империя использовала сарматов в качестве наёмных войск и добровольцев, назначая их формирования в различные провинции по всей Европе. Это привело к тому, что их вооружение получило распространение на европейских территориях...

— Их броня и копья стали предвестниками появления вооружённых рыцарей в полном доспехе. Такую вот теорию выдвинули.

— Значит, Ланселот является богом войны этого кочевого племени?

Перед тем, как ответить, Эрика некоторое время поразмыслила над вопросом Годо.

— Такое возможно. Однако, и сарматы, и скифы относятся к давно исчезнувшим народам. И хотя существуют небольшие группы людей, которых относят к их потомкам, мифы, ходящие среди данных групп, отличаются от мифов их предков.

— В результате невозможно понять что-либо, пока мы не получим вестей от Марии Юри и принцессы Элис, — говоря, Лилиана вздохнула.

Под гнётом этих тайн Годо и его спутницы «глубже утонули» в кресла самолёта.

Часть 2

— За четыре дня и две ночи совершить перелёт туда и обратно между Японией и Англией, — всё-таки, это утомительно... — не мог не поворчать Годо, наконец, выходя из аэропорта на японскую землю в очередной раз.

И хотя он был молодым и сильным, маршрут, всё же, оказался довольно сумбурным. Интересно, когда боги до Европы добираются, это для них, наверное, как нормальная ежедневная прогулка?..

— Иногда я думаю, что один из способов совершать такие поездки — это стать игроком сборной Японии или кем-то вроде того.

«Или молниеносное путешествие, обусловленное необходимостью провести выходные в Европе».

Как бы то ни было, ни один из данных способов не предлагал нормального распорядка. В общем, поездки на три-пять ночей более разумны.

— И хотя вымотанность довольно неприятна, основная проблема — это полное отсутствие элегантности. Путешествие должно быть гораздо более приятным, подобными предприятиями в заграничных странах следует наслаждаться с комфортом.

Тот редкий момент, когда обычно спокойная и величавая Эрика раздражённо жаловалась. Лилиана рядом с ней тоже ответила с крайним раздражением:

— Да уж... Хотя, если характер мистера Чёрного принца действительно такой, каким его описывают, то его мотивацию понять как-то можно.

Они отправились в путешествие в пятницу вечером и вернулись в Японию днём в понедельник, последний день трёхдневных выходных. Прямо как марш-бросок у каких-нибудь военных.

И, тем не менее, через несколько десятков минут Годо и его спутницы отправились ещё в один полёт выходного дня.

— Простите за беспокойство, но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Думаю, что самым подходящим вариантом будет, чтобы вы сами лично посмотрели на этот замок из странных камней, появившийся в Токийском заливе, — объяснял Амакасу в вертолёте.

Из-за шума вращающихся винтов его голос было крайне трудно услышать.

По прибытии в аэропорт Ханэда после своего дальнего путешествия с Годо и девушками связался Амакасу. «Давайте рассмотрим всё прямо с воздуха», — как и было предложено, они направились на старую военную базу возле аэропорта. Всё было запрятано где-то в углу за множеством старых разваливающихся ангаров, чей древний возраст был очевиден.

На просторном незанятом месте, указанном Амакасу, их ожидали несколько готовых к вылету вертолётов.

— Я заблаговременно потянул за несколько ниточек, позаимствовав несколько вертолётов Японской Береговой Охраны. Фактически, машины Береговой Охраны и новостных агентств держат внутри вот этого ангара.

Итак, вертолёт отправился.

Внутреннее пространство мини-вертолёта оказалось довольно стеснённым. Но для Годо это был первый полёт на подобной машине, и он с любопытством рассматривал внутренности кабины и пейзажи снаружи.

Само собой, Эрика, Лилиана и Амакасу тоже с ним полетели. А ещё два пилота, скорее всего, имеющие отношение к Комитету. Они просто безмолвно кивнули Годо и сосредоточились на управлении воздушной машиной.

Вскоре после взлёта вертолёт достиг воздушного пространства Токийского залива.

— Если подлететь слишком быстро, то будут неприятные последствия, но не можем же мы начать, не посмотрев на всё вживую.

— Замок из странных камней? Это станет причиной распространения слухов?

Остров, который неожиданно всплыл в Токийском заливе. Слишком нелепо и ненормально.

Обеспокоенный вопрос Годо заставил Амакасу покачать головой.

— Остров маленький, но, к счастью, ничего такого пока распространяться не стало. Его успели обнаружить только те, кто имеют отношение к мореплаванию, да парочка рыбаков. Сейчас ведётся контроль потоков информации. А, да, тут рядом есть постройки Береговой Охраны, так что, естественно, они тоже знают.

Эта часть Токийского залива граничила с Токио, Канагавой и Эдомаэ, что в Чибе. В этих районах процветало не только судостроение, но ещё и рыболовство.

Токийский залив, печально известный своими грязными водами в прошлом, только выиграл от десятилетий усилий, затраченных на очищение океанских вод. Таким образом, были получены великолепные результаты в том, что касается рыбного промысла.

В любом случае, людей, использующих этот залив, имелось предостаточно, так что информацию контролировать было очень сложно…

Годо сочувствовал Амакасу и его команде, когда думал о прилагаемых ими усилиях. Хотя, окаменение шоссе Транс-Токио Бэй на прошлой неделе, наверное, ещё хуже было.

— Вчера, поздно ночью, люди, связанные с Комитетом, ощутили огромное и взрывоопасное возрастание магической силы в Токийском заливе. Они подумали, что это может быть появление Бога-еретика, и оказались крайне встревожены. Используя вертолёты, они попытались провести всестороннюю разведку.

Годо, летевший на вертолёте в этом солнечном небе выходного дня, посмотрел вниз, на раскинувшийся внизу Токийский залив. Если не обращать внимания на вымотанность после долгого путешествия, то, в общем, опыт получался приятный.

— Дальше, в самом центре Токийского залива — в море, прямо на середине пути между Йокосукой и мысом Футцу, несколько часов назад был обнаружен остров, которого ранее никогда не существовало.

Стоит отметить, что Йокосука — это город, расположенный в префектуре Канагава. Также он являлся местом дислокации одноимённого военного порта и американской военной базы.

Мыс Футцу, что напротив, находился префектуре Чиба. Годо вспомнил карту местности Токийского залива. По сравнению с беспорядками, случившимися в прошлый раз на искусственном острове Умитохару, текущее место происшествия располагалось дальше на юг, ближе к открытому морю.

— А ещё этот остров обладает ужасающим количеством магической силы. Когда я узнал от Кусанаги-сана, что всё происходящее — дело рук Принца Алека, то подумал, что это всё объясняет.

— А это что?.. — Лилиана прищурилась, смотря на определённую точку в небе впереди них. — Облако?.. Как-то очень неестественно смотрится.

— Какое острое зрение, как и ожидалось от ведьмы. Если бы всё произошедшее просто сводилось к появлению острова пугающей формы, то это не причинило бы особого вреда. Но всё не настолько радостно. О, сейчас уже должно быть видно.

Под влиянием слов Амакасу Годо начал всматриваться в точку, что лежала дальше, где-то перед пилотами.

Впереди оказалась спираль из сгрудившихся вместе облаков. Она напоминала тот тип чёрных туч, которые знаменуют собой прибытие грозы. Сместив свой взгляд на пространство под облаками, Годо увидел.

«А, вот он, значит, замок из странных камней».

Прямо внизу находился исключительно устрашающий остров.

Он был покрыт скалами неравномерной формы. Издалека никакой растительности и почвенного покрова не наблюдалось. Всё, что виднелось, это стены из чёрного камня, скалистые ущелья и каменные поверхности. Действительно было похоже на маленький остров.

— Что касается его площади, а, да... Около десяти гектаров, приблизительно. Наверное, проще будет понять, если я скажу, что он размером с парк развлечений.

Как и предполагал его внешний вид, остров оказался не очень большим.

Центр островка выпячивался, подобно горе. Горе из чёрного камня высотой почти пятьдесят или шестьдесят метров. А ещё эта выщербленная гора напоминала морду огра, наверное, поэтому Амакасу и обозвал её «замком из странного камня».

К тому же, остров был полностью окружён...

Вокруг него находились острые рифы, которые могли с лёгкостью усадить на себя корабль.

— Неужели к острову до сих пор так и не смогли успешно приблизиться? От этих рифов у меня очень неприятные ощущения создаются.

— В яблочко, Лилиана-сан, — Амакасу похвалил девушку-рыцаря за её вопрос. — Все лодки, посланные подплыть к острову для расследования, разбились. Совершенно очевидно, что данный риф представляет собой помеху. Когда пассажиры прыгали в море, надев спасательные жилеты, и пытались изо всех сил грести к острову, они, каким-то образом оказывались далеко от него.

— Значит, жертв не было.

— К счастью, до сих пор не было. Благодаря своевременным действиям спасательных шлюпок весь персонал был спасён.

Годо был рад услышать данный доклад Амакасу.

— Не уверен, что за механизмы тут действуют, но если задержаться в водах, что в непосредственной близости от острова, то окажешься возле побережья залива — в совершенно разных местах Канагавы и Чибы.

— Разве это не делает данные воды похожими на Бермудский треугольник?

— Да, так и есть. Но чтобы Бермудский треугольник в Токийском заливе появился, тут уж не до шуток.

— Возможно, всё это является влиянием «Лабиринта», — произнесла Эрика, слушавшая Годо и Амакасу.

— Это ещё что такое?

— Способность Принца Алека. Согласно докладу, лично написанному принцессой Элис, это сила отобранная у Минотавра, бога земли и лабиринта.

Сила для создания лабиринтов над и под землёй.

Вдобавок она не ограничивалась лишь созданием. Уже существующие места и постройки — будь то официальные резиденции, здания, подземные тоннели, леса или даже туман, — всё это можно превратить в лабиринт в соответствии с пожеланиями Алека. Так Эрика объяснила.

— И возможность получения чего-то, вроде Бермудского треугольника, как раз не выходит за рамки данной способности, применённой к морю.

— Ага... Значит сразу надо было принять наши первоначальные подозрения за рабочую гипотезу. На самом деле, есть ещё одна проблема.

Пока Амакасу многозначительно бормотал, Лилиана неожиданно воскликнула:

— Экс... калибур? Нет, Божественный Меч Спасения! Тот же самый свет, что и у копья сэра Ланселота?!

— Что такое, Лилиана? — спросил Годо девушку-рыцаря, которая шокировано уставилась на остров, окружённый тёмными облаками и острыми рифами.

— Видение, данное духовным зрением?

— Д-да. Святое копьё сэра Ланселота — увиделся такой же самый свет, мгновенно испущенный островом. А ещё было имя меча.

— Божественный Меч Спасения. Личный клинок короля, что является в конце эпох. Священная сталь, — последовал шёпот Эрики после объяснений глубоко вздохнувшей Лилианы.

Амакасу же в ответ на слова рыцарей скрёб свою шевелюру с явно очень обеспокоенным видом.

— А-а... Каору-сан видела точно такое же знамение, как и Лилиана-сан. Значит, никаких сомнений не остаётся. На этом острове покоится что-то невообразимое.

— И всё это является делом рук Гаскойна? Что же он планирует такое?..

— Это также связано с Божественным копьём. Всё действительно превратилось в проблему...

Пока Годо бормотал себе под нос, Эрика раздумывала над ситуацией, стоя рядом.

Чтобы Эрика так вот реагировала, при том, что сама из тех, кто всегда других за нос водит... Единственные знакомые Годо, которые были способны вызвать у неё такую же реакцию — это Сальваторе Дони и Лю Цуйлянь. Короче, только Чемпионы-богоубийцы.

Чёрный принц Алек, очевидно, был так же талантлив, как и его коллеги, только по-своему.

Пока полёт на трясущемся вертолёте продолжался, Годо и его компаньоны обсуждали то, что их беспокоило, и высказывали свои мысли.

Судя по всему, их вертолёт всеми силами избегал воздушного пространства над островом, он практически круг по периметру сделал.

Пока они летели, в кабине раздался вызов по беспроводной связи, и Амакасу ответил.

— Да. Что? Гвиневеру заметили у покинутого места раскопок?

Судя по всему, с ним связывался другой сотрудник Комитета компиляции истории. Пока Амакасу внимательно слушал подробный доклад, Годо взял свою решимость в кулак и подал Эрике с Лилианой знак взглядом. Этого было достаточно. Красный и синий рыцари незамедлительно кивнули в ответ.

— Мы нанесём краткий визит. Возможно, получится достать какую-нибудь полезную информацию, — Годо похлопал мужчину-потомка ниндзя по плечу.

Его уже достало то, как этот Чёрный принц с ним играется. Нельзя продолжать это пассивное наблюдение. Необходимо предпринять какие-то действия, чтобы инициировать изменение ситуации.

Видя решимость Годо, Амакасу, продолжавший свой разговор, кивнул, что понял его.

Часть 3

Вертолёт с Годо и остальными всё ещё находился в воздухе.

Открывать салон в таком положении опасно. Тем не менее, именно подобная безбашенность требовалась для использования магии полёта Лилианы.

Как только дверь салона открылась, в вертолёт резко ворвался сильнейший ветер!

— Но, Кусанаги-сан, если вы наткнётесь на Гвиневеру, ведь и Ланселот появиться может?! Что в таком случае делать будете?!

— Нет, не думаю, что такое случится!

Перекрикивая шум, Годо и Амакасу ухватились за ближайшие предметы, чтобы удержаться на месте.

Они как будто пытались сделать так, чтобы бушующий ветер не смог одержать победу над их голосами.

— На чём основана ваша уверенность?!

— На характере Гвиневеры!

— Годо прав! Учитывая её обычную осторожность, Авалон, где покоится Король Завершения, должен быть где-то рядом! Не думаю, что она станет напрасно подвергать себя риску! — вклинилась Эрика.

И она была права.

Судя по многим прошлым действиям божественного предка, было очевидно, что она является крайне осторожной женщиной. Она не станет вот так запросто пользоваться своим козырем.

Хотя... что касается самого Ланселота, то кто знает? Стоит белому богу войны войти в состоянии ярости, как он становится воином-маньяком, который забывает даже о том, кого он должен защищать... Так Годо считал.

— Ладно, отправляемся! Держитесь крепче! — прокричала Лилиана, закончив подготовку к использованию магии.

Годо с Эрикой ухватились руками за плечи Лилианы, каждый со своей стороны. Тут же возникло голубое свечение, и они полетели. Место назначения — пляж Кисарадзу...

Место, где на прошлой неделе производились раскопки для извлечения Божественного копья.

Посреди обширного пустого пространства, на котором всё ещё виднелись явные следы раскопок тяжёлой техникой, стояли одинокие красные тории. Но Гвиневера стояла не совсем в этой точке, скорее, она ближе к пляжу находилась, у ветряных заграждений.

Там. Она неподвижно смотрела на море.

Её светлые волосы слабо колыхались под дуновениями бриза. Её удивительно женственные глаза ярко сверкали. А ещё это исключительно прекрасное лицо, словно у антикварной куклы, — это точно божественный предок Гвиневера.

У неё в руках был диск бронзового цвета.

Возможно, какой-то сплав, так как по виду его цвет напоминал смесь железа и золота. Гвиневера сжимала его с нежностью и любовью. Словно это была реликвия, оставшаяся от кого-то, кто был ей дорог.

— Салют. Вас не оскорбит подобная манера приветствия, Кусанаги-сама?

Должно быть, заметила. Гвиневера тут же обернулась.

Приветствие с поклоном, придерживая край чёрного официального платья. Диск из её рук неожиданно пропал.

— Я в не особо хорошем настроении, так что не надо никаких формальностей, — холодно ответил Годо, стоявший в компании двух девушек-рыцарей, справа и слева от него.

Готовые к битве Эрика и Лилиана были одеты в красную и синюю накидки соответственно.

— Тогда позвольте выразить свои самые искренние извинения. Поступок заимствования силы Вашего Величества несколько дней назад был воистину неуместным.

— Забудь об этом. В конце концов, я тоже воспользовался твоей силой, — с безразличием ответил Годо на извинения Гвиневеры. — С другой стороны, вмешательство в мою битву с Афиной простить невозможно. Полагаю, что этот твой должок, когда-нибудь будет оплачен.

Годо говорил таким ледяным тоном, что даже его самого это удивило.

Он не испытывал гнева от того, что Гвиневера и Ланселот вмешались в его дуэль с врагом. Ненависти тоже не было. Имелось лишь убеждение типа «око за око».

— И полагаю, что это когда-нибудь уже близко. Тебе стоит приготовиться.

— Да, конечно. Гвиневера и Сэр Рыцарь прекрасно знают о том, что следующее столкновение с Вашим Величеством неизбежно. Кстати, Кусанаги-сама, в качестве меры предосторожности, вы не будете против выслушать вопрос Гвиневеры?

— Какой?

— Это вы подняли Авалон — остров, где покоятся как Король, что является в конце эпох, так и Божественный Меч Спасения?

Авалон. Место, о котором в последнее время постоянно упоминают.

Остров фей, где покоится английский герой король Артур. Как гласят легенды, после боя со своим племянником Мордредом он ожидал своего воскрешения, пока его раны исцелялись на этом острове...

— Нет, это был не я. Судя по всему, упомянутый выше, это твой давний приятель.

— Как и ожидалось... Гвиневера так же подумала. Скорее всего, это приглашение, которое Александр-сама прислал Гвиневере.

Во взгляде Гвиневеры промелькнула тень беспокойства, когда она посмотрела в сторону открытых морских просторов.

— Данная личность продолжает дразнить без конца! Чтобы он открыл землю надежд, искомую Гвиневерой, до того, как это она сама сделала, да ещё и запер её своей силой Лабиринта — воистину низость!..

Слова ненависти. Годо даже остолбенел на мгновение.

Эта эмоциональная вспышка была совершенно отлична от того, что демонстрировала ему Гвиневера до сих пор. С оставшейся одной лишь искусственной улыбкой, её манеры леди исчезли, и наружу показались бушующие эмоции, прятавшиеся в её сердце.

Подумать только, чтобы у этой вот ведьмы и такая сторона имелась — довольно неожиданно.

— Кстати, ты только что не Божественный Меч Спасения упомянула? Разве это не то самое копьё, которым в прошлый раз Ланселот орудовал?

— Нет, это реликвия, которая принадлежит Королю Завершения, — с безразличием ответила Гвиневера, когда Годо сменил тему разговора. — Наш господин является сильнейшим бессмертным героем. Тем не менее, истребив всех богоубийц, он впадает в состояние сна, похожее на временную смерть. Восстанавливаясь от истощения, он готовит себя к следующему появлению — когда множество Дьявольских Королей Чемпионов будут свободно разгуливать, угрожая миру.

Иными словами лежит в анабиозе, ожидая рождения Чемпионов?

Сильнейшая «Сталь». Годо кивнул, наконец, узнав истинное состояние спящего.

— Когда господин засыпает, его тело распадается и воссоединяется с землёй, чтобы накопить её эссенцию. Когда накопление завершено, его останки появляются в виде божественного меча, обозначая местоположение, подобно могильному камню.

— Останки, появляющиеся в форме божественного меча...

— Человеческие маги, кажется, дают подобным останкам имена типа «кости дракона», «останки ангела», «священные реликвии». Гвиневера отполировала подобную реликвию, чтобы она ещё раз стала копьём Сэра Рыцаря. Тем не менее, это всего лишь подделка. Только меч, который держит в руках владелец, Король Завершения, может быть истинным Мечом Спасения.

Королева-ведьма в очередной раз пристально посмотрела на море, туда, где покоилось желанное для неё сокровище.

— Гвиневера и другие божественные предки являются мико, которые служили Королю Завершения. Когда господин снова придёт, всем нам надо будет поспешить на службу под его началом. Но за прошедшую тысячу лет родилось столько богоубийц... И при этом господин всё ещё не явился к нам в очередной раз, — с горечью пожаловалась Гвиневера. — Мы, божественные предки, разыскиваем нашего спящего господина, надеясь, что он явится снова. Во время наших длинных и тяжких поисков было найдено множество останков в форме божественных мечей. Но ни в одном из мест их нахождения нашего спящего господина не обнаружилось.

«Ясно», — понял Годо.

Когда на земле появляется много Чемпионов, Король Завершения, очевидно, возрождается. И затем он начинает уничтожительную войну с целью очистить мир от богоубийц. Хоть и неизвестно, сколько тысяч лет назад это началось, данный цикл сна и возрождения, кажется, уже много раз повторялся.

В результате, даже если и находили останки божественных мечей, это не значило, что сам Король Завершения был в том же месте...

— Я также пыталась призвать господина при помощи магии, путём продвижения мифов, содержащих одно из его священных имён, — Артур. Но ничего не вышло. А если учесть, что распространение получили и другие мифы с упоминанием альтернативных имён господина, то я искала легенды о «Стали» как на восточных, так и на западных землях.

Ведьма, которая есть божественный предок, не бессмертна и не неуязвима.

Чтобы обнаружить сильнейшую «Сталь», она прибегает к помощи реинкарнации, несмотря на то, что её убивают до того, как исполнится её желание, — таким образом она и продолжает свои поиски.

Это словно проклятие. В некотором роде, данное существование можно назвать жалким. Слушая бормотание Гвиневеры, Годо поймал себя на том, что немного жалеет этих божественных предков.

— А затем продолжительные поиски, наконец, принесли плоды, и получилось выйти на легенду данных земель о «Благородном, что покоится с мечом». Более того, сейчас аура божественного меча исходит от этого самого острова.

Стоило взгляду Гвиневеры посветлеть, как Годо напрягся.

Как она, так и её защитник, были его врагами.

— На окрестных территориях, у места, где покоится тот самый, всегда начинают появляться легенды о герое, который возродится вместе с божественным мечом. Благодаря божественному великолепию сильнейшего из «Стали», данные легенды глубоко укореняются в человеческих сердцах. Легенда об Авалоне, которая когда-то существовала в Британии, проявилась в очередной раз.

Годо вспомнил легенду, которую недавно слышал от Каору.

Королева Ото Татибана-химе прыгнула в воду в обнимку с мечом. Морские течения вынесли её меч в место без всякой суши, и там впоследствии появился летающий остров. И это без сомнений был остров, на котором спал Король Завершения.

После своих слов Гвиневера повернулась лицом к Годо.

— Кстати, Кусанаги-сама, мы не возражаем против нашей неизбежной битвы против Вашего Величества. Но, как говорят, враг моего врага — мой друг. Когда появляется общий враг, то отложить наши разногласия с целью взаимодействия — неплохая идея.

— Не думаю, что можно с лёгкостью определить, кто друг, а кто враг.

— Да, нельзя. Но, как представляется Гвиневере, Кусанаги-сама и Черный принц определённо несовместимы. Когда вы осознаете, что Принц является помехой, прошу, дайте мне знать.

«Хмм», — Годо нахмурился. В любом случае, это уже совсем другое дело.

«Эта Гвиневера, что, снова мою силу позаимствовать хочет?»

Ещё до того, как он заметил, Гвиневера уже приблизилась к нему. Тут же всплыли воспоминания прошлой недели.

«Ещё один поцелуй», — Годо был настороже.

— Госпожа Гвиневера, отойдите назад, пожалуйста.

— Да. Приблизитесь ещё больше — пострадаете от последствий.

Эрика выступила вперёд, то же незамедлительно сделала и ворчавшая Лилиана.

Две девушки вытянули руки в стойке, из которой уже были готовы призвать свои магические мечи.

— Хо-хо-хо. Какая готовность. Я буду крайне рада, если Ваше Величество хоть немного примет мои слова к сведению. Тем не менее, у Гвиневеры нет никаких причин отказывать в вашем требовании. Пока что я вас покину!

Окружённая светом, она взмыла в воздух. Постепенно ускоряясь с набором высоты, Гвиневера исчезла в небесной дали.

— Хм, значит, вот что Гвиневера-сама сказала.

Амакасу прибыл на пляж вместе с приземлившимся вертолётом.

Услышав пояснения Годо, он многозначительно отметил:

— Так этот замок из странных камней, это Авалон, так? Такое игнорировать никак нельзя. Хотя для японца более подходит называть данный остров, появившийся в заливе Босо, летающим островом.

— Амакасу-сан, получается, что предмет, украденный Принцем Алеком, это Божественное копьё, — обратилась Эрика к сотруднику Комитета компиляции истории. — Ведь точно так же назывался инструмент, который боги использовали для создания японских островов, верно?

— Да. На самом деле миф о двух богах, Идзанаги и Идзанами, сотворивших эту страну, судя по всему, является древней легендой, которая берёт своё начало из историй морских племён с самых западных оконечностей Хонсю.

— Принц Алек использовал божественный артефакт, создающий землю, чтобы поднять этот остров?.. Это самое простое и прямое умозаключение, к которому можно прийти...

Наблюдая глубоко задумавшихся Эрику и Лилиану, Амакасу расслабил напряжённые плечи.

— Давайте завершим на сегодня и по домам отправимся. Путешествие было длинным и тяжёлым. Вам всем следует немного отдохнуть ради подготовки к тому, что надвигается.

Таким образом, Амакасу подбросил Годо и девушек обратно в токийский район Бункё. Но Годо всё равно беспокоился за Юри и Элис, которые продолжали расследование в Европе...

Амакасу остановил возле торговой улицы в квартале Нэдзу.

Дом, милый дом. Из-за непродолжительной, но переполненной событиями поездки Годо казалось, что его дней десять дома не было. Смотря вслед уезжающей машине Амакасу, Годо вдруг заметил.

Его подруга детства Асука стояла прямо у съезда на торговую улицу.

— Ты что тут делаешь? Ждёшь кого-то?

— Ну, да, в общем. Ты только что вернулся, Годо?

Он и заметить не успел, как солнце уже зашло и наступил вечер.

Уже как раз время, в которое поток посетителей торговой улицы начинает редеть. И в такой вот час Асука стояла в начале данной улицы с таким видом, словно ожидала кого-то.

— Да. И хоть как-то беспорядочно всё прошло, я, по крайней мере, смог домой вернуться.

— Давно не виделись, Токунага Асука, — стоявшая рядом с Годо Лилиана тоже попыталась завести беседу с его подругой детства.

Но на её попытку Асука просто походя бросила что-то вроде: «А, ну да, давно».

По какой-то причине её обычно властный взгляд сегодня отсутствовал, уступив место кротости.

Глаза девушки впились в Эрику Бланделли. Разительно прекрасную девушку, чья естественная красота ещё более усиливалась талантом и великолепным умением подать себя. С её манерами, отточенными миланским воспитанием, вполне естественно, что она становилась центром внимания в любой ситуации.

— Кстати, это ведь ваша первая встреча. Асука, это подруга Марии и Лилианы — Эрика. Эрика, это моя давнишняя подруга, Асука. Вы ведь до этого ни разу не встречались, верно?

— Верно. Хотя её имя мне слышать доводилось, — кивнула Эрика в ответ на представление Годо.

Она тут же подошла к Асуке с такой улыбкой, к которой подходило лишь одно описание — сама элегантность.

— Приятно познакомиться. Меня зовут Эрика Бланделли. Как ты могла услышать, японским я владею в совершенстве, так что можешь по данному поводу не волноваться. А ещё, как ты, возможно, уже знаешь, у нас с Годо крайне близкие взаимоотношения. Надеюсь, ты не возражаешь.

— Крайне близкие — а-а, ну, какие-то слухи до меня доходили, как минимум.

По какой-то причине лицо Асуки начало дёргаться после того, как она услышала слова радостно представившейся Эрики.

— Вот как? Значит, в деталях расписывать ничего не нужно.

Эрика же, с другой стороны, улыбалась цветущей улыбкой, подобно распустившемуся цветку японской камелии.

Яркая улыбка. Улыбка, свет которой шёл от всего сердца.

— На самом деле я хотела посетить всех давних друзей Годо. Если поставить их в известность насчёт имени Эрики Бланделли, то в будущем это может оказаться много для чего удобным.

— Эй, ты всё-таки, что-то там такое замышляешь.

— Ну надо же, «замышляешь», какое-то неожиданное описание. Было бы замечательно, если бы близкие тебе люди стали нашими общими друзьями, разве нет?

Образ мыслей, который Лилиана, Юри и, что уж точно, Эна даже принимать во внимание не станут.

Но Эрика подала всё так, словно это самая естественная вещь в мире. Имея целью расширение социального окружения, необходимо также иметь привычку сознательного налаживания дружеских отношений. Обладание качеством становиться центром внимания и обретать популярность, где бы ты ни оказался — такова истинная природа Эрики.

— И даже без всяких потаённых намерений, чувствую, что Асукой-сан мы сможем стать отличными подругами. Приятно познакомиться. Скорее всего, начиная с данного момента, мы часто пересекаться будем.

Вдобавок Эрика не пренебрегала улыбаться сомневающейся Асуке. Заводить беззаботную беседу, чтобы помочь сократить дистанцию, она действительно обладала хорошими коммуникативными навыками.

Хотя, даже учитывая вышесказанное, Эрика всё равно оставалась той, которая зачастую действует безрассудно, так, как ей того захочется…

— Э-э-м, да. Приятно познакомиться.

— В чём дело, Токунага Асука? Тебе, кажется, не очень хорошо?

Чрезвычайно властная подруга детства, чьи нравоучения были такими же привычными, как и приветствия. Такова настоящая личность Асуки, но, каким-то образом, перед Эрикой она вела себя так смирно, словно другим человеком была.

Озадаченная, Лилиана задала ей вопрос с недоумением на лице.

— Н-нет, со мной всё в порядке, не волнуйся! Просто меня кое-что немного беспокоит!

— Кое-что тебя беспокоит? Если не против, то можешь обсудить это со мной.

— Это моя личная проблема, так что не лезь! В любом случае, ты должен хоть немного подумать о подарке для Шидзуки-чан! Времени уже не так много осталось!

Как только она переключилась на разговор с Годо, состояние Асуки, судя по всему, тут же восстановилось.

Да что вообще происходит? Такое впечатление, что эта его подруга детства смотрела на Эрику так, будто та являлась каким-то необычайно ярким объектом.

— Ладно, мы пойдём. А ты ждёшь кого-то? — спросил Годо, вспомнив о том, что она сказала в начале их беседы.

Что неожиданно, Асука отрицательно покачала головой.

— Уже нет. И, чтоб ты знал, я тебя ждала.

— Меня? Зачем?

— Кто-то, кто тебя знает, ждёт около нашей закусочной. Я думала, что единственные иностранцы, с которыми ты знаком, это Эрика-сан и Лилиана-сан, но даже и подумать не могла, что привлекательный джентльмен-иностранец будет твоим другом.

— А тот ожидающий… Он не блондин, случайно?

Закусочная, упомянутая Асукой, была их семейным делом, передающимся из поколения в поколение, суши-ресторанчик «Суши-Току».

Если речь о каком-то привлекательном иностранце… Годо тут же пришёл на ум тот придурок итальянец. Неужели, наконец, и досюда добрался? Однако…

— Нет, он высокий и черноволосый. Полчаса назад, стоял здесь, пил баночный кофе. Видя, что этот незнакомец является иностранцем, я подошла и спросила, не потерялся ли он.

Наверное, обратилась к нему на неуклюжей смеси английского и японского.

Обычная девушка никогда бы не стала действовать в подобной дружелюбной манере, но Асука всегда такой бесстрашной была. И именно из-за этого Годо ощущал какой-то диссонанс, когда она проявляла недавнее обожание только перед Эрикой.

— У него был прекрасный японский. «Я жду парня по имени Кусанаги Годо», — так он сказал. Поэтому, я ответила ему, что знаю тебя, и что ты отправился в заграничное путешествие. Затем он уверенно заявил, что: «Он очень скоро вернётся, в этом я абсолютно уверен». Вот так вот.

Так что Асука ответила ему: «Раз так, то почему бы не подождать в нашем ресторанчике?»

Слушая её объяснения, Годо тут же взглядом подал знак двум своим спутницам.

— Неужели… даже этот самый человек?! — как бы говорил взгляд Лилианы.

— Хоть и неожиданно, но вполне возможно, — сказали глаза Эрики.

Годо тут же рванул бегом.

Он нёсся прямо к суши-ресторанчику, который знал с самого детства.

Бамс! Створка скользящей двери с силой отъехала вбок. В этот воскресный вечер внутри «Суши-Току», переполненного посетителями, возле кассы сидел черноволосый молодой человек с тёмными глазами. Привлекательный мужчина с бледноватой кожей, высокий, в стильном чёрном пиджаке.

Он пил саке из чашки, ужиная блюдом сашими, к которому и был подан алкоголь.

Мужчина обратил свой пронзительный взгляд ко входу. Когда их взгляды пересеклись, Годо и этот мужчина пристально уставились друг на друга.

Так как это не была встреча с богом, никакого ощущения от переполнявшего его боевого духа не возникло. Но в данном случае Годо был на сто процентов уверен. Это Александр Гаскойн, английский Чемпион, который его за дурака держал.

Часть 4

— Тот, кого я жду, наконец, прибыл. Позже, чем ожидалось, — проворчал Алек, положив на стойку несколько купюр по десять тысяч иен.

Не дожидаясь сдачи, он тут же встал.

— Благодарю за гостеприимство. Если выдастся ещё одна возможность, я тут подольше останусь. И простите за беспокойство.

Алек как раз добрался до выхода из ресторанчика.

В это же самое время, позади Годо появилась Асука, тяжело дышавшая без перерыва. Судя по виду, она неслась вслед за своим другом детства, который неожиданно рванул сюда.

— Вы двое ведь друзья, так?..

Задавая вопрос с некоторой обеспокоенностью, она, кажется, уловила напряжение между Годо и Алеком.

— Скорее, больше знакомые, чем друзья... Хотя, всё несколько не так.

— Ну да. Одного поля ягоды, из одного теста сделаны. Подобные описания вполне сгодятся.

Годо и Алек мельком взглянули на Асуку.

Ни один из них не отрывал взгляда от стоящего напротив Чемпиона. Или, что более точно, они просто не могли этого сделать.

Исходя из того факта, что ни одного из них нельзя отнести к тому типу людей, которые станут безрассудно устраивать погром, взаимодействовать они, вроде как, должны бы в более спокойной и сдержанной манере. Тем не менее, как Годо не отрывал своего взгляда от Алека, так и Алек пристально смотрел на Годо.

— Прогуляемся?

— Конечно.

Годо отрывисто ответил на предложение Алека, и они двое покинули суши-ресторан.

Продолжать пялиться друг на друга явно не решение. Годо специально шёл рядом с Алеком, как бы пытаясь не смотреть ему в лицо. Его спутник, судя по всему, думал так же.

Годо и Алек шли рядом, не говоря ни слова.

Вероятно, это делало их похожими на двоих друзей. Осознав это, Годо тут же ощутил неприязнь. И Алек явно чувствовал то же самое.

Эрика и Лилиана ожидали снаружи ресторана.

Годо подал им знак взглядом, и рыцари молчаливо последовали за ними.

— Похоже, ты даже прогуляться не можешь без женской компании.

— Это всё же лучше, чем вообще не говорить своим подчинённым и товарищам, куда ты делся.

Стоят плечом к плечу, словно друзья, но препираются с немалым сарказмом.

«Почему?» — Годо ощутил тревогу. Это же впервые — нет, то же самое тревожное ощущение у него возникло при встрече с Сальваторе Дони.

Совершенно ни на чём не основанное чувство соперничества по отношению к человеку перед ним. В нём начала возрастать враждебность.

— Я уже советовал тебе пока что не возвращаться, и, тем не менее, ты специально поспешил вернуться... — Алек перешёл к главному, даже не побеспокоившись представиться.

Годо не возражал. Будь они обычными людьми, некоторый уровень приличия был бы желателен, но для них двоих сейчас — в этом нет необходимости.

— Неужели не мог поступить так, как предлагалось в письме?

Покинув торговую улицу района Нэдзу, они двое дошли до окрестностей святилища Нэдзу.

К счастью, других людей вокруг не было. И Годо ответил не сдерживаясь:

— Если с иной точки зрения на это посмотреть, то любой бы воспринял данное предложение как вызов.

— Бесполезный и ненужный дух соперничества. Воскрешение мной Авалона и всё сейчас происходящее — ты должен был понять мои цели и намерения.

«Да кто бы вообще это понял?!» — пока Годо пребывал в потрясении, Алек продолжал свою тираду.

— Почему просто не стать в сторонке и не понаблюдать? Тебе надо было подождать, пока всё не уляжется, и только потом появляться. Был бы я на твоём месте, то так бы и поступил, нисколько не сомневаясь. Это самый простой и эффективный способ. Не придётся силы зря тратить.

— Как будто кто-то стал бы так делать! Наоборот, любой бы вернулся, чтобы проверить ситуацию, разве нет?

— Пф, ты действительно Чемпион. Дикарь, который действует импульсивно и не думает. Какой от тебя прок, если ты не можешь сделать такой простой вещи, как сесть и решить загадку закрытой комнаты?

— В этом нет никакой необходимости. Вместо случайных догадок насчёт личности убийцы просто тщательно осмотри место преступления!

Всё это превращалось в детский спор. И хотя та ведьма и выглядела так, словно была оберегаемой от всего девушкой, которая не имела представления о внешнем мире, её оценка характеров, судя по всему, оказалась довольно точной.

Кусанаги Годо и Чёрный принц Алек действительно были не сильно совместимы...

— Кстати, разве это не ты украл извлечённый из земли артефакт? Не стоит ли вору перестать задаваться?

— Всего лишь позаимствовал. Я ведь уже ясно написал в письме, что верну, как только всё разрешится.

— Я слышал, что ты много раз вот так заимствовал и не возвращал. Блин, да ты реально самый худший из всех Чемпионов. Просто неадекват, который совершенно не принимает во внимание те проблемы, которые доставляет другим.

— Ты не в том положении, чтобы говорить такое. Когда и сам дикарь, который несёт разрушения везде, где бы ни появлялся. Учитывая то, что ты творишь по всему миру, ты просто террорист, как бы консервативно ты ни оценивал нанесённый ущерб. Сам ведь беззаботно игнорируешь свои делишки.

Пока они ссорились друг с другом, рот Годо исказил гнев, а лицо Алека исполнилось яростью.

Что это за чувство? Они оба так много знали о слабостях друг друга и о неприятной правде, которую не хотели признавать.

— По сути, я до сих пор не понимаю, о какой цели ты тут говоришь. Что ты планируешь, создав тот остров в Токийском заливе? — неожиданно сменил тему Годо.

— Если не понимаешь, то тогда наслаждайся шоу, пока всё не закончится. В любом случае, я уже использовал свою силу, чтобы превратить данный остров в лабиринт. Приближайся к нему на свой страх и риск.

— Господин Александр, позволите ли вы мне задать вопрос? — неожиданно произнесла Эрика, идущая позади них вместе с Лилианой.

— Называй меня Алек. Моё полное имя писать и произносить та ещё морока.

— Тогда, Алек, позвольте подтвердить мою догадку. Так называемый король, что является в конце эпох — это бог, который появляется с целью уничтожения Дьявольских Королей, когда на земле рождается определённое количество Чемпионов?..

— Верно. Бог для уничтожения Дьявольских Королей... Хотя на его счёт у меня всё ещё имеются некоторые сомнения, — очевидно, его враждебность по отношению к Кусанаги Годо не распространялась на девушек-рыцарей. — Увидев Великого Мудреца, Равного Небу, который появился несколько месяцев назад, моё мнение изменилось. Эта обезьяна оказалась настолько сильной, что даже показалось, что у неё та же самая мощь, что и у Короля Завершения, использующего свою силу уничтожения Дьявольских Королей.

— Более того, Король Завершения исчезает с лица земли как только все богоубийцы уничтожены, впадая в глубокую спячку до следующего появления множества Чемпионов...

— Приемлемое объяснение. Но уже появилось семь Чемпионов, и всё же, он всё ещё спит, — довольно осторожно ответил Алек.

Годо даже как-то удивлён оказался. Несмотря на свой заносчивый характер, этот человек был не против давать инструкции кому-то ещё. Фактически, он, скорее всего, был из тех, кто хорошо присматривает за другими людьми.

— Что я подозреваю, так это то, что через несколько веков после боёв Короля Завершения в Англии, он появился где-то в Азии. В то время он тоже уничтожил богоубийц и заснул. И это где-то в Азии, естественно, в Японии, в районе Токийского залива, — после своих вопросов Эрика неожиданно озвучила свою догадку.

На её слова Алек просто ответил «О».

— Маленький остров, который возник в Токийском заливе, должно быть, то самое место, где он спит. Но, так уж вышло, что у Японии есть свои старейшие — группа стражей, собравшаяся вокруг героического бога Сусаноо. Видя в Короле Завершения угрозу, они потопили остров в море, используя какую-то магию. И ключ к использованию данной магии — Божественное копьё. Таким образом, Алек, вы раскрыли, как пользоваться этим копьём и заставили данный остров снова всплыть. Это верно?

Божественное копьё. То же имя, что и у священного артефакта, который когда-то был использован для создания японских островов.

Значит, в прошлом Сусаноо и его группа не создавали остров, а вместо этого утопили его в море?

Изобретательная, но вполне разумная гипотеза. Догадка Эрики казалась одновременно смелой и достаточно логичной. Как на это отреагирует Чёрный принц?

— Довольно проницательно с твоей стороны... И хотя не совсем верно, но ты смогла приблизительно описать истинную картину.

Алек смотрел на неё так, словно был поражён идеальной ученицей.

— Позволь дать тебе подсказку в виде упоминания так называемого «ребёнка-головастика». Остальное оставлю вам в качестве упражнения. Для Гвиневеры данный остров является конечным пунктом назначения, который она не может не принимать во внимание. Но я подготовил там ловушку, чтобы отправить эту ведьму прямиком в могилу.

— Планируешь уничтожить Гвиневеру?..

Алек тут же кивнул в ответ на вопрос Годо.

— Эта женщина мне задолжала. Её подделки Святого Грааля образовали за ней шлейф из множества долгов. И уже как раз настало время заставить её платить. И хотя она осторожна и хороша в том, что касается побега, но тут Авалон на кону, и она точно попадёт в ловушку, — когда Алек говорил, его профиль демонстрировал несгибаемую силу воли.

В конце концов, этот человек был богоубийцей. И хоть было у него несколько заморочек, он всё равно оставался прирождённым воином-убийцей богов. И данный тип присущей им ярости он как раз сейчас и демонстрировал.

— Ясно... Но Ланселот, который охраняет Гвиневеру, — это уже мой враг.

Если Алек хочет одолеть её, пусть просто оставит всё Годо. Если он пацифист, ненужных битв стоит избегать всеми возможными способами. И хотя данная идея чётко возникла в мыслях Годо, он не стал её озвучивать.

— Я не могу позволить тебе напасть на них. Кроме того, отступив сейчас, ты ничего не теряешь.

— То же самое я могу и тебе сказать. Ведь Ланселот — это лишь враг, с которым ты всего один раз бился, так? Хватит вести себя так, будто это место тебе принадлежит.

Уставившись один на одного, они отказывались уступать.

Эмоции враждебности и неприятия стали возрастать. Невероятно. Всё потому, что эти двое Чемпионов близки по возрасту? Или корень проблемы в разногласиях по поводу Божественного копья?

Годо и Алек ощущали яростный боевой дух, исходивший друг от друга и отсутствовавший, когда они только-только повстречались.

— Могу ли я предложить вам двоим кое-что? — неожиданно произнесла Лилиана.

До сих пор она молчаливо наблюдала за ситуацией, зачем же сейчас лезет в пекло? Годо озадаченно кивнул, а Алек ответил: «Конечно».

— Целью господина Александра, точнее, Алека, является Гвиневера. И ещё мы имеем Кусанаги Годо, который желает драться с сэром Ланселотом. В данном случае каждая из сторон хочет вступить в бой конкретно против своего противника, поэтому вполне уместным кажется сформировать союз.

— О?..

— Хмм...

Верно, это должно было стать первой темой разговора с самого начала.

Двое спорщиков подумали какие-то мгновения и быстро приняли решение:

— Невозможно!

Без всякого заблаговременного согласования Годо и Алек одновременно дали один и тот же ответ. Так же одновременно цыкнув и сжав губы они отвернулись друг от друга, повернувшись спинами к Эрике и Лилиане.

«Эй, а разве эти двое, всё-таки, не идеально подходят друг другу?»

«Вот уж где правда. При том, что характеры у них явно несовместимы, да и действовать они бы по-разному должны, так?»

«Характеры-то у них и должны полностью отличаться, но в кое-каких моментах есть сходства».

«Будь то Годо или Принц Алек, самомнение у обоих просто зашкаливает. Оба настаивают на том, что «Я отличаюсь от других Чемпионов».

«Понятно. Словно смотришь в кривое зеркало и видишь своё искажённое отражение».

«Должно быть, они понимают, что даже если характер оппонента и противоположен собственному, сходства есть. Отсюда и такое количество отвращения. Скорее всего, чувство похоже на то, которое возникает, когда ты слушаешь запись своего собственного голоса».

Было слышно, как Эрика и Лилиана шепчутся у него за спиной.

За такую вот манеру «шёпота» Годо втихую проклял их тысячекратно. Алек тоже нахмурился, скорее всего, такие же мысли и у него блуждали. Два Дьявольских Короля снова претенциозно уставились один на одного.

— Я сказал всё, о чём и хотел тебе сказать, Кусанаги Годо. Если всё ещё хочешь вмешаться, приготовься к последствиям, — заявил Алек, впервые произнеся имя Кусанаги Годо.

— Это тебе стоит поостеречься, Гаскойн. Если сделаешь что-то, что навредит местности, в которой я живу, молчать не стану, — ответил Годо предупреждающим тоном, к которому прибегал редко.

Две девушки-рыцаря наблюдали за тем, как Чёрный принц хмыкнул и ушёл. Будь то Дьявольский Король Мечей, старый Маркиз из Восточной Европы, названная старшая сестра, которая повелевала миром боевых искусств Китая, герой Северной Америки, с любым из этих так называемых коллег, которые в последнее время один за другим появлялись, кажется, невозможно было установить дружеские отношения.

Часть 5

Пока Кусанаги Годо и Чемпион божественной скорости проводили словесную баталию...

Бог войны в белых доспехах безмолвно смотрел на луну.

Ланселот дю Лак. Также известный под именем Рыцарь Озера. Владелец божественного копья Экскалибура и защитник Королевы-ведьмы Гвиневеры.

С головы до ног закованный в белые доспехи. Шлем, нагрудник, перчатки поножи — открытых участков кожи не было нигде.

Он находился на пляже, купаясь в лунном свете.

Прекратив рассматривать далёкую и полную луну, он обратил свой взор на раскинувшийся перед ним океан. Авалон находился прямо по направлению взгляда. Это был остров, где покоился его господин, герой, когда-то известный в землях Британии как Артус.

Враг Александр Гаскойн заставил этот остров всплыть. Естественно для того, чтобы привлечь Гвиневеру вместе с её защитником Ланселотом.

Более того, очевидно, что Кусанаги Годо, который обещал ему второе сражение, тоже вернулся.

— Увы! — скорбно воскликнул Ланселот.

Час битвы всё ближе, но ему всё ещё предстояло возродиться полностью. Скорее всего, это из-за недавней битвы против Афины и Кусанаги Годо, которая задержала восстановление его духовной силы.

Сражение в текущем состоянии снова приведёт к преждевременному истощению силы.

Ему никогда не нравились длинные битвы или войны на истощение. Истинный стиль Ланселота — галоп на максимальной скорости ради атаки в полную силу, сметающей всех его врагов.

Но в нынешнем состоянии один-единственный бросок приведёт к истощению его сил.

Ради того, чтобы биться и не сдерживаться, ему необходимо хорошо подготовиться ко второму и третьему броскам. Надо время. Время для возвращения божественной силы.

Нет. Ланселот понял, что дело совсем не в этом.

— Я желаю разрешить дела с тем юношей так, чтобы никакие ограничения меня не тяготили...

Ясно осознав своё истинное желание, он достиг нового уровня самопонимания.

Со времени предыдущей битвы даже двух недель не прошло. Кусанаги Годо — подробности напряжённой битвы с молодым богоубийцей всё ещё ярко стояли в памяти.

— Кусанаги Годо... Имя врага, которого мне следует истребить. Хо-хо-хо, звук, которым стоит насладиться.

Он смаковал имя, которое каталось по языку, словно выдержанное вино.

Юноша, которого несчастливая судьба связала с Афиной. Вспоминая его лицо, произнося его имя, Ланселот ощущал, как его сердце начинает возбуждённо биться при мысли о силе и храбрости этого молодого человека.

Кровь кипит. Душа трепещет.

— Мне требуется мощь. Мне требуется время ради излечения этого иссечённого ранами тела. Мне требуется клинок для того, чтобы сойтись в битве с этим юношей, схлестнуться, изрезать один одного, обменяться ударами.

Фактически, его желание уже было достижимо. Полное преображение. Скорее всего, это полностью ознаменует священную суть еретического бога войны, оставившего девушку, которую он защищал.

Но за это придётся заплатить цену, изменив себя.

— Жаль! Но как же сладко искушение!

Однако, стоило Ланселоту, размышлявшему в свете ясной луны, безмолвно вздохнуть...

— Сэр Рыцарь. Значит, вы здесь.

Голос позади. Появилась Гвиневера.

— Да. Какова ситуация? — Ланселот развернулся и ответил беззаботным голосом.

Не стоит отягощать эту девочку ненужными волнениями.

— К сожалению, ничего не выходит. Как и ожидалось, на Авалон невозможно приземлиться, не пройдя через лабиринт Принца Алека... Разве что тем конкретным способом.

— Призыв Миноса, бога земли и лабиринта?

Гвиневера говорила с обеспокоенным выражением лица, а Ланселот свой ответ пробормотал.

Сила Алека «Лабиринт» была отобрана у критского быкоголового бога Миноса. В прошлом Гвиневера воссоздала часть божественности Миноса и призвала его. Она добилась этого путём применения духовной силы «Божественного призыва», которой могли пользоваться только божественные предки.

Пока имитируется божественная суть Миноса в качестве бога лабиринта, должно стать возможным пробраться через лабиринт Алека.

— Однако на создание ненастоящих богов требуется магическая сила Святого Грааля. Мало того, её требуется огромное количество. К счастью, магическая сила, поглощённая у Афины, создала более чем достаточный запас.

— Использование Святого Грааля для призыва ненастоящего бога означает его применение не по назначению.

Первоначальная функция Святого Грааля — это накопление и передача эссенции земли.

— Гаскойн тоже об этом знает. Излюбленное дитя, он пытается заставить тебя поступить именно так. Вынудить тебя призвать фальшивого Миноса, а после затянуть тебя в Авалон.

У Гвиневеры было три козыря.

Ланселот, Святой Грааль и божественное копьё Экскалибур.

Если для призыва фальшивого бога использовать Грааль, то последний по данной причине применить не получится. Мало того, божественное копьё тоже полагалось на Грааль для подпитки магической силой. Получается, сразу два козыря будут потеряны.

— Да, всё правда, так и есть. Тем не менее, Гвиневера всё равно обязана идти!

Из глаз чрезмерно разгневанной и униженной Гвиневеры полились слёзы. И её заплаканные глаза смотрели в сторону моря.

— Тут ничего не поделаешь. Пока фальшивый Минос не разрушит лабиринт, в Авалон войти не получится. До того рыцарю пред тобой не стоит даже каких-то усилий прилагать, — с безрассудным величием заявил Ланселот, чётко определившийся с тем, что должен делать.

Да. Восстановление божественной силы вторично. Достаточно использовать всю силу этого неготового тела и исполнить свой рыцарский долг. Всё ненужные эмоции стоит оставить.

Однако...

— Если бы только можно было убедить Кусанаги-саму вступить в бой против Принца Алека, то всё стало бы проще. Если бы получилось это сделать, Гвиневера и вы смогли бы всецело сконцентрироваться на проникновении в Авалон.

Гвиневера всё-таки сказала это.

Имя упомянутого врага заставило кровь бога войны вскипеть.

Да ещё и вся эта ситуация!

— Не так давно Гвиневера использовала Кусанаги-саму, замышляя обман Афины. Заставить его попасться на очередную уловку явно не выйдет. Скорее всего, стоит поразмыслить над каким-нибудь другим способом.

— Нет... Как и ожидалось, что насчёт иного метода? — белый бог войны произнес его. Предложение, которое вот-вот откроет запретные врата. — Неужели ты забыла? Ведь рыцарь пред тобой есть бог, чьё существование основано на безумии и страсти. И этот самый бог безумия заставит и мою кровь и кровь того юноши кипеть страстью.

— Сэр Рыцарь?..

— Хо-хо-хо, такой вот план. Сначала надо склонить на свою сторону Кусанаги Годо, а затем, когда он поможет истребить Гаскойна, рыцарь пред тобой вступит с ним в дуэль. Всё это будет проделано посредством моей божественной силы!

— Но, Сэр Рыцарь, претворить данный план в жизнь означает необходимость приближения непосредственно к Кусанаги-саме, — мягким и обеспокоенным тоном предупредила Ланселота Гвиневера.

— И что с того, для данной цели существует заклинание. Хоть с виду я и рыцарь, моя истинная природа — это варвар без устремлений и убеждений, яростный солдат, не отягощённый путами морали и благоразумия. Сумасшедшие действия вне способностей типичных богов, на которые способен лишь данный рыцарь...

Тихо бормоча эти слова, белый бог войны затем скомандовал:

— Этого не свершалось уже целую вечность. Излюбленное дитя, помоги рыцарю пред тобой!

Пока Королева-ведьма и бог войны в очередной раз направлялись к заливу Босо, богоубийцы неустанно тратили своё время.

На острове, известном, как Авалон или Парящий остров, что раскинулся окрест Божественного меча спасения, уже готова была развернуться сцена сражения.