Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
16.11.2019 23:51
Спасибо
naazg
10.11.2019 00:10
Спасибо
naazg
04.11.2019 00:18
Спасибо
naazg
28.10.2019 00:15
Спасибо
naazg
21.10.2019 00:03
Спасибо
naazg
13.10.2019 15:57
Спасибо
naazg
06.10.2019 21:26
Спасибо
filinok
06.10.2019 19:21
Спасибо
naazg
30.09.2019 00:17
Спасибо
naazg
22.09.2019 23:38
Спасибо
kopeiko5002
20.09.2019 05:25
Спасибо за ваш труд !
naazg
09.09.2019 00:06
Спасибо
kaii-h
06.09.2019 13:50
пасибо, кстати вы вроде 8-ой том гораздо быстрее переводили чем 9-ый и нынешний, с чем связано?
Он не переводился быстрее, просто тогда только-только все тома заливались на сайт и в 8 уже были главы переведены.
График не менялся - одна часть в неделю, в субботу или воскресение.
naazg
03.09.2019 23:58
Спасибо
id155864781
27.08.2019 01:02
пасибо, кстати вы вроде 8-ой том гораздо быстрее переводили чем 9-ый и нынешний, с чем связано?
Ответы: >>42053
naazg
26.08.2019 23:59
Спасибо
naazg
18.08.2019 20:59
Спасибо
naazg
11.08.2019 23:28
Спасибо
dq
05.08.2019 14:37
Спасибо. В fb2 файле присутствуют только реквизиты переводчиков.
naazg
04.08.2019 23:57
Спасибо

Часть 3

Вертолёт с Годо и остальными всё ещё находился в воздухе.

Открывать салон в таком положении опасно. Тем не менее, именно подобная безбашенность требовалась для использования магии полёта Лилианы.

Как только дверь салона открылась, в вертолёт резко ворвался сильнейший ветер!

— Но, Кусанаги-сан, если вы наткнётесь на Гвиневеру, ведь и Ланселот появиться может?! Что в таком случае делать будете?!

— Нет, не думаю, что такое случится!

Перекрикивая шум, Годо и Амакасу ухватились за ближайшие предметы, чтобы удержаться на месте.

Они как будто пытались сделать так, чтобы бушующий ветер не смог одержать победу над их голосами.

— На чём основана ваша уверенность?!

— На характере Гвиневеры!

— Годо прав! Учитывая её обычную осторожность, Авалон, где покоится Король Завершения, должен быть где-то рядом! Не думаю, что она станет напрасно подвергать себя риску! — вклинилась Эрика.

И она была права.

Судя по многим прошлым действиям божественного предка, было очевидно, что она является крайне осторожной женщиной. Она не станет вот так запросто пользоваться своим козырем.

Хотя... что касается самого Ланселота, то кто знает? Стоит белому богу войны войти в состоянии ярости, как он становится воином-маньяком, который забывает даже о том, кого он должен защищать... Так Годо считал.

— Ладно, отправляемся! Держитесь крепче! — прокричала Лилиана, закончив подготовку к использованию магии.

Годо с Эрикой ухватились руками за плечи Лилианы, каждый со своей стороны. Тут же возникло голубое свечение, и они полетели. Место назначения — пляж Кисарадзу...

Место, где на прошлой неделе производились раскопки для извлечения Божественного копья.

Посреди обширного пустого пространства, на котором всё ещё виднелись явные следы раскопок тяжёлой техникой, стояли одинокие красные тории. Но Гвиневера стояла не совсем в этой точке, скорее, она ближе к пляжу находилась, у ветряных заграждений.

Там. Она неподвижно смотрела на море.

Её светлые волосы слабо колыхались под дуновениями бриза. Её удивительно женственные глаза ярко сверкали. А ещё это исключительно прекрасное лицо, словно у антикварной куклы, — это точно божественный предок Гвиневера.

У неё в руках был диск бронзового цвета.

Возможно, какой-то сплав, так как по виду его цвет напоминал смесь железа и золота. Гвиневера сжимала его с нежностью и любовью. Словно это была реликвия, оставшаяся от кого-то, кто был ей дорог.

— Салют. Вас не оскорбит подобная манера приветствия, Кусанаги-сама?

Должно быть, заметила. Гвиневера тут же обернулась.

Приветствие с поклоном, придерживая край чёрного официального платья. Диск из её рук неожиданно пропал.

— Я в не особо хорошем настроении, так что не надо никаких формальностей, — холодно ответил Годо, стоявший в компании двух девушек-рыцарей, справа и слева от него.

Готовые к битве Эрика и Лилиана были одеты в красную и синюю накидки соответственно.

— Тогда позвольте выразить свои самые искренние извинения. Поступок заимствования силы Вашего Величества несколько дней назад был воистину неуместным.

— Забудь об этом. В конце концов, я тоже воспользовался твоей силой, — с безразличием ответил Годо на извинения Гвиневеры. — С другой стороны, вмешательство в мою битву с Афиной простить невозможно. Полагаю, что этот твой должок, когда-нибудь будет оплачен.

Годо говорил таким ледяным тоном, что даже его самого это удивило.

Он не испытывал гнева от того, что Гвиневера и Ланселот вмешались в его дуэль с врагом. Ненависти тоже не было. Имелось лишь убеждение типа «око за око».

— И полагаю, что это когда-нибудь уже близко. Тебе стоит приготовиться.

— Да, конечно. Гвиневера и Сэр Рыцарь прекрасно знают о том, что следующее столкновение с Вашим Величеством неизбежно. Кстати, Кусанаги-сама, в качестве меры предосторожности, вы не будете против выслушать вопрос Гвиневеры?

— Какой?

— Это вы подняли Авалон — остров, где покоятся как Король, что является в конце эпох, так и Божественный Меч Спасения?

Авалон. Место, о котором в последнее время постоянно упоминают.

Остров фей, где покоится английский герой король Артур. Как гласят легенды, после боя со своим племянником Мордредом он ожидал своего воскрешения, пока его раны исцелялись на этом острове...

— Нет, это был не я. Судя по всему, упомянутый выше, это твой давний приятель.

— Как и ожидалось... Гвиневера так же подумала. Скорее всего, это приглашение, которое Александр-сама прислал Гвиневере.

Во взгляде Гвиневеры промелькнула тень беспокойства, когда она посмотрела в сторону открытых морских просторов.

— Данная личность продолжает дразнить без конца! Чтобы он открыл землю надежд, искомую Гвиневерой, до того, как это она сама сделала, да ещё и запер её своей силой Лабиринта — воистину низость!..

Слова ненависти. Годо даже остолбенел на мгновение.

Эта эмоциональная вспышка была совершенно отлична от того, что демонстрировала ему Гвиневера до сих пор. С оставшейся одной лишь искусственной улыбкой, её манеры леди исчезли, и наружу показались бушующие эмоции, прятавшиеся в её сердце.

Подумать только, чтобы у этой вот ведьмы и такая сторона имелась — довольно неожиданно.

— Кстати, ты только что не Божественный Меч Спасения упомянула? Разве это не то самое копьё, которым в прошлый раз Ланселот орудовал?

— Нет, это реликвия, которая принадлежит Королю Завершения, — с безразличием ответила Гвиневера, когда Годо сменил тему разговора. — Наш господин является сильнейшим бессмертным героем. Тем не менее, истребив всех богоубийц, он впадает в состояние сна, похожее на временную смерть. Восстанавливаясь от истощения, он готовит себя к следующему появлению — когда множество Дьявольских Королей Чемпионов будут свободно разгуливать, угрожая миру.

Иными словами лежит в анабиозе, ожидая рождения Чемпионов?

Сильнейшая «Сталь». Годо кивнул, наконец, узнав истинное состояние спящего.

— Когда господин засыпает, его тело распадается и воссоединяется с землёй, чтобы накопить её эссенцию. Когда накопление завершено, его останки появляются в виде божественного меча, обозначая местоположение, подобно могильному камню.

— Останки, появляющиеся в форме божественного меча...

— Человеческие маги, кажется, дают подобным останкам имена типа «кости дракона», «останки ангела», «священные реликвии». Гвиневера отполировала подобную реликвию, чтобы она ещё раз стала копьём Сэра Рыцаря. Тем не менее, это всего лишь подделка. Только меч, который держит в руках владелец, Король Завершения, может быть истинным Мечом Спасения.

Королева-ведьма в очередной раз пристально посмотрела на море, туда, где покоилось желанное для неё сокровище.

— Гвиневера и другие божественные предки являются мико, которые служили Королю Завершения. Когда господин снова придёт, всем нам надо будет поспешить на службу под его началом. Но за прошедшую тысячу лет родилось столько богоубийц... И при этом господин всё ещё не явился к нам в очередной раз, — с горечью пожаловалась Гвиневера. — Мы, божественные предки, разыскиваем нашего спящего господина, надеясь, что он явится снова. Во время наших длинных и тяжких поисков было найдено множество останков в форме божественных мечей. Но ни в одном из мест их нахождения нашего спящего господина не обнаружилось.

«Ясно», — понял Годо.

Когда на земле появляется много Чемпионов, Король Завершения, очевидно, возрождается. И затем он начинает уничтожительную войну с целью очистить мир от богоубийц. Хоть и неизвестно, сколько тысяч лет назад это началось, данный цикл сна и возрождения, кажется, уже много раз повторялся.

В результате, даже если и находили останки божественных мечей, это не значило, что сам Король Завершения был в том же месте...

— Я также пыталась призвать господина при помощи магии, путём продвижения мифов, содержащих одно из его священных имён, — Артур. Но ничего не вышло. А если учесть, что распространение получили и другие мифы с упоминанием альтернативных имён господина, то я искала легенды о «Стали» как на восточных, так и на западных землях.

Ведьма, которая есть божественный предок, не бессмертна и не неуязвима.

Чтобы обнаружить сильнейшую «Сталь», она прибегает к помощи реинкарнации, несмотря на то, что её убивают до того, как исполнится её желание, — таким образом она и продолжает свои поиски.

Это словно проклятие. В некотором роде, данное существование можно назвать жалким. Слушая бормотание Гвиневеры, Годо поймал себя на том, что немного жалеет этих божественных предков.

— А затем продолжительные поиски, наконец, принесли плоды, и получилось выйти на легенду данных земель о «Благородном, что покоится с мечом». Более того, сейчас аура божественного меча исходит от этого самого острова.

Стоило взгляду Гвиневеры посветлеть, как Годо напрягся.

Как она, так и её защитник, были его врагами.

— На окрестных территориях, у места, где покоится тот самый, всегда начинают появляться легенды о герое, который возродится вместе с божественным мечом. Благодаря божественному великолепию сильнейшего из «Стали», данные легенды глубоко укореняются в человеческих сердцах. Легенда об Авалоне, которая когда-то существовала в Британии, проявилась в очередной раз.

Годо вспомнил легенду, которую недавно слышал от Каору.

Королева Ото Татибана-химе прыгнула в воду в обнимку с мечом. Морские течения вынесли её меч в место без всякой суши, и там впоследствии появился летающий остров. И это без сомнений был остров, на котором спал Король Завершения.

После своих слов Гвиневера повернулась лицом к Годо.

— Кстати, Кусанаги-сама, мы не возражаем против нашей неизбежной битвы против Вашего Величества. Но, как говорят, враг моего врага — мой друг. Когда появляется общий враг, то отложить наши разногласия с целью взаимодействия — неплохая идея.

— Не думаю, что можно с лёгкостью определить, кто друг, а кто враг.

— Да, нельзя. Но, как представляется Гвиневере, Кусанаги-сама и Черный принц определённо несовместимы. Когда вы осознаете, что Принц является помехой, прошу, дайте мне знать.

«Хмм», — Годо нахмурился. В любом случае, это уже совсем другое дело.

«Эта Гвиневера, что, снова мою силу позаимствовать хочет?»

Ещё до того, как он заметил, Гвиневера уже приблизилась к нему. Тут же всплыли воспоминания прошлой недели.

«Ещё один поцелуй», — Годо был настороже.

— Госпожа Гвиневера, отойдите назад, пожалуйста.

— Да. Приблизитесь ещё больше — пострадаете от последствий.

Эрика выступила вперёд, то же незамедлительно сделала и ворчавшая Лилиана.

Две девушки вытянули руки в стойке, из которой уже были готовы призвать свои магические мечи.

— Хо-хо-хо. Какая готовность. Я буду крайне рада, если Ваше Величество хоть немного примет мои слова к сведению. Тем не менее, у Гвиневеры нет никаких причин отказывать в вашем требовании. Пока что я вас покину!

Окружённая светом, она взмыла в воздух. Постепенно ускоряясь с набором высоты, Гвиневера исчезла в небесной дали.

— Хм, значит, вот что Гвиневера-сама сказала.

Амакасу прибыл на пляж вместе с приземлившимся вертолётом.

Услышав пояснения Годо, он многозначительно отметил:

— Так этот замок из странных камней, это Авалон, так? Такое игнорировать никак нельзя. Хотя для японца более подходит называть данный остров, появившийся в заливе Босо, летающим островом.

— Амакасу-сан, получается, что предмет, украденный Принцем Алеком, это Божественное копьё, — обратилась Эрика к сотруднику Комитета компиляции истории. — Ведь точно так же назывался инструмент, который боги использовали для создания японских островов, верно?

— Да. На самом деле миф о двух богах, Идзанаги и Идзанами, сотворивших эту страну, судя по всему, является древней легендой, которая берёт своё начало из историй морских племён с самых западных оконечностей Хонсю.

— Принц Алек использовал божественный артефакт, создающий землю, чтобы поднять этот остров?.. Это самое простое и прямое умозаключение, к которому можно прийти...

Наблюдая глубоко задумавшихся Эрику и Лилиану, Амакасу расслабил напряжённые плечи.

— Давайте завершим на сегодня и по домам отправимся. Путешествие было длинным и тяжёлым. Вам всем следует немного отдохнуть ради подготовки к тому, что надвигается.

Таким образом, Амакасу подбросил Годо и девушек обратно в токийский район Бункё. Но Годо всё равно беспокоился за Юри и Элис, которые продолжали расследование в Европе...

Амакасу остановил возле торговой улицы в квартале Нэдзу.

Дом, милый дом. Из-за непродолжительной, но переполненной событиями поездки Годо казалось, что его дней десять дома не было. Смотря вслед уезжающей машине Амакасу, Годо вдруг заметил.

Его подруга детства Асука стояла прямо у съезда на торговую улицу.

— Ты что тут делаешь? Ждёшь кого-то?

— Ну, да, в общем. Ты только что вернулся, Годо?

Он и заметить не успел, как солнце уже зашло и наступил вечер.

Уже как раз время, в которое поток посетителей торговой улицы начинает редеть. И в такой вот час Асука стояла в начале данной улицы с таким видом, словно ожидала кого-то.

— Да. И хоть как-то беспорядочно всё прошло, я, по крайней мере, смог домой вернуться.

— Давно не виделись, Токунага Асука, — стоявшая рядом с Годо Лилиана тоже попыталась завести беседу с его подругой детства.

Но на её попытку Асука просто походя бросила что-то вроде: «А, ну да, давно».

По какой-то причине её обычно властный взгляд сегодня отсутствовал, уступив место кротости.

Глаза девушки впились в Эрику Бланделли. Разительно прекрасную девушку, чья естественная красота ещё более усиливалась талантом и великолепным умением подать себя. С её манерами, отточенными миланским воспитанием, вполне естественно, что она становилась центром внимания в любой ситуации.

— Кстати, это ведь ваша первая встреча. Асука, это подруга Марии и Лилианы — Эрика. Эрика, это моя давнишняя подруга, Асука. Вы ведь до этого ни разу не встречались, верно?

— Верно. Хотя её имя мне слышать доводилось, — кивнула Эрика в ответ на представление Годо.

Она тут же подошла к Асуке с такой улыбкой, к которой подходило лишь одно описание — сама элегантность.

— Приятно познакомиться. Меня зовут Эрика Бланделли. Как ты могла услышать, японским я владею в совершенстве, так что можешь по данному поводу не волноваться. А ещё, как ты, возможно, уже знаешь, у нас с Годо крайне близкие взаимоотношения. Надеюсь, ты не возражаешь.

— Крайне близкие — а-а, ну, какие-то слухи до меня доходили, как минимум.

По какой-то причине лицо Асуки начало дёргаться после того, как она услышала слова радостно представившейся Эрики.

— Вот как? Значит, в деталях расписывать ничего не нужно.

Эрика же, с другой стороны, улыбалась цветущей улыбкой, подобно распустившемуся цветку японской камелии.

Яркая улыбка. Улыбка, свет которой шёл от всего сердца.

— На самом деле я хотела посетить всех давних друзей Годо. Если поставить их в известность насчёт имени Эрики Бланделли, то в будущем это может оказаться много для чего удобным.

— Эй, ты всё-таки, что-то там такое замышляешь.

— Ну надо же, «замышляешь», какое-то неожиданное описание. Было бы замечательно, если бы близкие тебе люди стали нашими общими друзьями, разве нет?

Образ мыслей, который Лилиана, Юри и, что уж точно, Эна даже принимать во внимание не станут.

Но Эрика подала всё так, словно это самая естественная вещь в мире. Имея целью расширение социального окружения, необходимо также иметь привычку сознательного налаживания дружеских отношений. Обладание качеством становиться центром внимания и обретать популярность, где бы ты ни оказался — такова истинная природа Эрики.

— И даже без всяких потаённых намерений, чувствую, что Асукой-сан мы сможем стать отличными подругами. Приятно познакомиться. Скорее всего, начиная с данного момента, мы часто пересекаться будем.

Вдобавок Эрика не пренебрегала улыбаться сомневающейся Асуке. Заводить беззаботную беседу, чтобы помочь сократить дистанцию, она действительно обладала хорошими коммуникативными навыками.

Хотя, даже учитывая вышесказанное, Эрика всё равно оставалась той, которая зачастую действует безрассудно, так, как ей того захочется…

— Э-э-м, да. Приятно познакомиться.

— В чём дело, Токунага Асука? Тебе, кажется, не очень хорошо?

Чрезвычайно властная подруга детства, чьи нравоучения были такими же привычными, как и приветствия. Такова настоящая личность Асуки, но, каким-то образом, перед Эрикой она вела себя так смирно, словно другим человеком была.

Озадаченная, Лилиана задала ей вопрос с недоумением на лице.

— Н-нет, со мной всё в порядке, не волнуйся! Просто меня кое-что немного беспокоит!

— Кое-что тебя беспокоит? Если не против, то можешь обсудить это со мной.

— Это моя личная проблема, так что не лезь! В любом случае, ты должен хоть немного подумать о подарке для Шидзуки-чан! Времени уже не так много осталось!

Как только она переключилась на разговор с Годо, состояние Асуки, судя по всему, тут же восстановилось.

Да что вообще происходит? Такое впечатление, что эта его подруга детства смотрела на Эрику так, будто та являлась каким-то необычайно ярким объектом.

— Ладно, мы пойдём. А ты ждёшь кого-то? — спросил Годо, вспомнив о том, что она сказала в начале их беседы.

Что неожиданно, Асука отрицательно покачала головой.

— Уже нет. И, чтоб ты знал, я тебя ждала.

— Меня? Зачем?

— Кто-то, кто тебя знает, ждёт около нашей закусочной. Я думала, что единственные иностранцы, с которыми ты знаком, это Эрика-сан и Лилиана-сан, но даже и подумать не могла, что привлекательный джентльмен-иностранец будет твоим другом.

— А тот ожидающий… Он не блондин, случайно?

Закусочная, упомянутая Асукой, была их семейным делом, передающимся из поколения в поколение, суши-ресторанчик «Суши-Току».

Если речь о каком-то привлекательном иностранце… Годо тут же пришёл на ум тот придурок итальянец. Неужели, наконец, и досюда добрался? Однако…

— Нет, он высокий и черноволосый. Полчаса назад, стоял здесь, пил баночный кофе. Видя, что этот незнакомец является иностранцем, я подошла и спросила, не потерялся ли он.

Наверное, обратилась к нему на неуклюжей смеси английского и японского.

Обычная девушка никогда бы не стала действовать в подобной дружелюбной манере, но Асука всегда такой бесстрашной была. И именно из-за этого Годо ощущал какой-то диссонанс, когда она проявляла недавнее обожание только перед Эрикой.

— У него был прекрасный японский. «Я жду парня по имени Кусанаги Годо», — так он сказал. Поэтому, я ответила ему, что знаю тебя, и что ты отправился в заграничное путешествие. Затем он уверенно заявил, что: «Он очень скоро вернётся, в этом я абсолютно уверен». Вот так вот.

Так что Асука ответила ему: «Раз так, то почему бы не подождать в нашем ресторанчике?»

Слушая её объяснения, Годо тут же взглядом подал знак двум своим спутницам.

— Неужели… даже этот самый человек?! — как бы говорил взгляд Лилианы.

— Хоть и неожиданно, но вполне возможно, — сказали глаза Эрики.

Годо тут же рванул бегом.

Он нёсся прямо к суши-ресторанчику, который знал с самого детства.

Бамс! Створка скользящей двери с силой отъехала вбок. В этот воскресный вечер внутри «Суши-Току», переполненного посетителями, возле кассы сидел черноволосый молодой человек с тёмными глазами. Привлекательный мужчина с бледноватой кожей, высокий, в стильном чёрном пиджаке.

Он пил саке из чашки, ужиная блюдом сашими, к которому и был подан алкоголь.

Мужчина обратил свой пронзительный взгляд ко входу. Когда их взгляды пересеклись, Годо и этот мужчина пристально уставились друг на друга.

Так как это не была встреча с богом, никакого ощущения от переполнявшего его боевого духа не возникло. Но в данном случае Годо был на сто процентов уверен. Это Александр Гаскойн, английский Чемпион, который его за дурака держал.