Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
16.11.2019 23:51
Спасибо
naazg
10.11.2019 00:10
Спасибо
naazg
04.11.2019 00:18
Спасибо
naazg
28.10.2019 00:15
Спасибо
naazg
21.10.2019 00:03
Спасибо
naazg
13.10.2019 15:57
Спасибо
naazg
06.10.2019 21:26
Спасибо
filinok
06.10.2019 19:21
Спасибо
naazg
30.09.2019 00:17
Спасибо
naazg
22.09.2019 23:38
Спасибо
kopeiko5002
20.09.2019 05:25
Спасибо за ваш труд !
naazg
09.09.2019 00:06
Спасибо
kaii-h
06.09.2019 13:50
пасибо, кстати вы вроде 8-ой том гораздо быстрее переводили чем 9-ый и нынешний, с чем связано?
Он не переводился быстрее, просто тогда только-только все тома заливались на сайт и в 8 уже были главы переведены.
График не менялся - одна часть в неделю, в субботу или воскресение.
naazg
03.09.2019 23:58
Спасибо
id155864781
27.08.2019 01:02
пасибо, кстати вы вроде 8-ой том гораздо быстрее переводили чем 9-ый и нынешний, с чем связано?
Ответы: >>42053
naazg
26.08.2019 23:59
Спасибо
naazg
18.08.2019 20:59
Спасибо
naazg
11.08.2019 23:28
Спасибо
dq
05.08.2019 14:37
Спасибо. В fb2 файле присутствуют только реквизиты переводчиков.
naazg
04.08.2019 23:57
Спасибо

Глава 4. Поражение Годо

Часть 1

Со времени появления странного острова в море Эдомаэ... неразбериха вокруг Кусанаги Годо как-то стабилизировалась.

Чёрный принц Алек, согласно докладам, обосновался в чайнатауне Иокогамы. Правда, когда Амакасу получил данный доклад, его лицо выглядело довольно неловко.

— То место, с ним имеются кое-какие трудности. Именно там банды китайского происхождения… в общем, много тайных организаций там скрывается... В наших кругах данное место известно в качестве признанной территории беззакония. Любой сотрудник комитета, достаточно глупый, чтобы сунуться туда, станет ходячей мишенью, таких время от времени кидают в воды Токийского залива с зацементированными ногами.

— А что если я туда заявлюсь?..

— Если это будет Кусанаги-сан, то, естественно, все просто поднимут руки вверх, приветствуя или сдаваясь. Но вот если два Дьявольских Короля, и так уже конфликтующих, повстречаются в центре густонаселённой Иокогамы, не думаю, что из этого выйдет нечто лицеприятное...

Похоже, ситуация запутанная.

Нет сомнений в том, что Алек выбрал то место с целью вести наблюдение за островом в Токийском заливе.

Более того, всё ещё требовалось обнаружить Гвиневеру и Ланселота. Как бы то ни было, они олицетворяли партнёрство между богом и божественным предком, и, согласно словам Алека, стали ещё более скрытными. Не имея никакого способа найти их без использования магии или духовного зрения — не самая приятная ситуация.

В результате Годо не оставалось ничего кроме как «коротать время до появления благоприятного момента».

Несколько дней после длинных выходных он мог только ждать, ничего более. Ждать возвращения Марии Юри.

Пятница во второй половине ноября.

После школы Годо спешил добраться до района Тораномон на метро.

Прошлым вечером, вернувшись в святилище Нанао, к которому она была приписана в качестве химе-мико, Юри позвонила Годо, чтобы сообщить о своём возвращении. Она сказала ему, что для восстановления от истощения из-за чрезмерного использования духовного зрения во время путешествия, она собиралась взять недельное освобождение от посещения школы.

— Что касается результатов, то я не смогла полностью определить божественную природу сэра Ланселота.

Таковы были первые слова Юри при встрече с Годо.

Они сидели лицом к лицу в административной постройке святилища Нанао.

— Да, вчера ты упоминала об этом по телефону.

Годо кивнул. Даже при наличии сильного духовного зрения, загадка всё ещё не была разгадана.

Он бы соврал, если бы сказал, что не разочарован, но Годо был счастлив и благодарен за расследование, которое провели мико и принцесса.

Полностью определить не получилось. Если же с другой стороны на это взглянуть, то духовное зрение в некоторой мере хоть что-то да показало.

— Что вы узнали?

— После вашего отъезда мы с принцессой отправились в Бретань, чтобы посетить места, которые Гвиневеры предыдущего и текущего поколений использовали в качестве своих цитаделей — леса, мелкие посёлки, города или же бывшие монастыри.

— Монастыри... Разве не такие места использовались в качестве баз группами людей, собиравших легенды об Артуре воедино?

Ладно леса, посёлки и города, но вот слово монастыри тут как-то совсем не к месту казалось. Но Годо уже понял почему так — средневековые тайны, на которые успел пролить свет Александр Гаскойн.

— Затем мы отправились в Болгарию.

— В Болгарию? Зачем?

Это означало путешествие из северо-западной Франции на юго-восток Европы. Так как обе страны находились на одном континенте, добраться до Болгарии, скорее всего, не составило большой проблемы.

Но зачем туда ехать? Годо был озадачен.

— Относительно недавно сэр Ланселот, очевидно, появлялся на равнинах Фракии. Мы вместе с принцессой отправились туда, чтобы обойти кратер, оставленный применением силы сэра Ланселота.

Вспомнив рывок Ланселота вперёд галопом на лошади, Годо кивнул.

Прямое столкновение действительно могло послужить образованию кратера или даже двух.

— И зачем ему понадобилось выкапывать такую большую дыру да ещё в таком месте?

— Согласно истории, древняя Фракия попадала в сферы влияния скифов и сарматов. Возможно, по данной причине её стали ассоциировать с Ланселотом.

Юри, дававшая пояснения относительно заморского божества, была одета в традиционные одеяния мико с белым верхом и красными хакама.

— К счастью, я получила несколько подсказок. Во-первых, сэр Ланселот является богом войны, которому поклонялись сарматы. Во-вторых, предшественницей Гвиневеры-самы была богиня-мать земли, которой поклонялись заодно с сэром Ланселотом...

— Божества, которые изначально имели тесную связь, и всё ещё совместно работают в настоящее время, так выходит?

— Должно быть что-то вроде того. Эти двое, скорее всего, появились на земле в качестве богов-еретиков, повстречались и начали действовать совместно. Затем я воспользовалась духовным зрением, чтобы увидеть прибытие Короля Завершения, и увидела, как эти двое объединяются под его началом. Но... — на этих словах Юри сделала короткую паузу. — Но даже при этом я не смогла увидеть лицо Ланселота. Он всегда был в доспехах.

— Всегда одет в доспехи?

— Да. По сути, я видела, какими атрибутами он обладает в качестве бога, но ничего не могу поделать с тем, что скрыто под доспехами. В общем, не зная, что под ними, боюсь, будет невозможно понять его истинную... — поясняя, Юри печально вздохнула. — По меньшей мере, как бы мало ни получилось увидеть, хотела бы я хоть мельком взглянуть на его божественную внешность, не закрытую доспехами.

Ланселота с ног до головы защищал полный доспех. Годо чувствовал, что попытка снять этот доспех потребует просто неимоверных усилий.

Но иного выбора не было. Отвечая, Годо кивнул и поклонился:

— Ясно, Мария. Большое тебе спасибо. Узнать всё это уже хорошо. Следующий раз, когда я увижу того парня, попытаюсь найти способ содрать с него этот белый наряд из доспехов.

Услышав эти слова, химе-мико хихикнула и улыбнулась подобно прекрасному цветку вишни.

— Не стоит благодарить меня. Я сделала это ради Годо-сана... только ради тебя.

Годо переполняло желание обнять эту прекрасную и восхитительную химе-мико.

Из-за чрезмерного количества красавиц вокруг него Годо намеренно сохранял умственное состояние подавленных желаний. Всегда предостерегал себя никогда не питать бесстыдных мыслей в отношении этих девушек.

Но время от времени Юри была способна сокрушить данную решимость Годо.

Ямато Надэсико и юная красавица в большинстве ситуаций демонстрировала безграничную нежность, но периодически проявляла крайнюю суровость. Не провоцируя осторожность Годо, она медленно но верно делала их взаимоотношения всё ближе и ближе.

Если за аналог цветы взять, то Эрика — это великолепно цветущая камелия, затеняющая собой всех ради того, чтобы быть в центре внимания.

Лилиана будет девственно чистой белой лилией с большими лепестками.

Эна, наверное, это дикая орхидея ярких и броских оттенков.

По сравнению с другими девушками Юри явно не относилась к цветку, который бы привлекал внимание людей. И хотя разницы в уровне красоты у неё с ними не было, она никогда не выставляла свою привлекательность, и у неё никогда не возникало желания соперничать.

Тем не менее, или же именно такое поведение делало её ещё более очаровательной.

В очередной раз осознав это, Годо начал краснеть.

— Что такое, Годо-сан?

Юри же, напротив, улыбалась нежной красивой улыбкой, пребывая в неведении насчёт мыслей Годо.

— Нет, н-ничего, правда.

— Хорошо... В любом случае, есть ещё один вопрос, который я бы хотела обсудить, можно?

Юри неожиданно сменила тему. Само собой, причин отказывать не было. Годо тут же кивнул.

— В-в об-бщем...

Но высказаться посредством слов она не смогла. Судя во всему, Юри сомневалась и заикалась от смущения.

— В чём дело? Не надо ничего бояться. Разве мы не в одной команде?

— Я-а соратница Годо-сана?.. Д-да. Точно.

Годо кивнул, чтобы его собеседница расслабилась.

Пунцовость Юри продолжала распространяться вплоть до самой шеи, но она тоже кивнула. Избегая смотреть в лицо Годо, Юри уставилась вниз, на его фигуру, сидевшую со скрещенными ногами.

Стоит отметить, что разговор хоть и был неформальным, Юри в своей обычной манере сидела в формальной позе сэйза.

— Тысячу извинений за то, что именно я поднимаю данную тему... Н-но, пожалуйста, пойми. Это то, о чём мне говорить очень трудно. Особенно, когда нет какой-то срочной проблемы или смягчающих обстоятельств...

Юри, проговорившая свои слова скороговоркой, выглядела невероятно мило. Но в предоставлении дальнейшей информации она никакого прогресса не сделала.

Годо со звучным хлопком положил руку ей на плечо и сказал:

— Не волнуйся. Я очень благодарен тебе за те усилия, которые ты приложила в данном деле. А ещё я и сам думал над тем, что я могу сделать со своей стороны.

— Д-да. Тогда мне не пристало сдерживаться.

И хотя она сказала, что не будет сдерживаться, Юри, как казалось, всё ещё несколько сомневается и удерживает себя.

— Ммм... И хотя оно всё ещё неполное, но, думаю, что я достигла существенного понимания сэра Ланселота. Т-так, как поступить стоит? — говоря, Юри заикалась.

— Как поступить стоит?

— Иными словами, к-когда настанет время применить инструкции, вот, что я имею в виду...

Инструкции означали передачу знаний посредством магии.

Но против Чемпионов, включая и Годо, стандартная магия неэффективна. Поэтому её следует применять орально, вливая магическое заклинание в тело прямо через рот.

Когда Годо вспомнил это абсолютное правило, его лицо покраснело.

До него дошло. Когда полагаешься на духовное зрение Юри, то это финальный и неизбежный шаг.

— Э-э, но если ты не видела истинного облика Ланселота, то «Меч» выковать не выйдет, разве сейчас немного не рано?!.

— Н-нет?! А кто знает, что может в будущем произойти?! — видя неловкие отговорки Годо, Юри повысила голос, что было редкостью.

— Что если ты начнёшь драться с Ланселотом, и выйдет так, что меня там не будет?!. Я считаю, что быть заранее готовым это вполне естественно!

— Н-наверное. Но использование магии для передачи знаний означает, что эти знания быстро исчезнут, так?!

Как на это ни посмотри, но действовали они неожиданно и импульсивно. Годо и Юри вдвоём наклонились вперёд.

Ещё до того, как они это поняли, расстояние между ними значительно сократилось.

— Думаю, если знания рассеются, я тебя просто ещё раз обучу. Хмм, как бы то ни было, это необходимо. Ради этого я всё сделаю без единой жалобы… — мягко произнесла Юри с покрасневшими ушами.

Едва уловимое ощущение отчаяния, кажется, добавило химе-мико ещё один слой привлекательности. Годо сглотнул, когда ощутил искренность в мольбах этой прекрасной и чистейшей девушки.

И не ответить было просто невозможно.

Более того, они двое были наедине, в комнате в японском стиле, с плотно закрытой раздвижной дверью.

Для персонала святилища было обычным делом избегать данного места во время визитов Годо. А ещё руки Юри и Годо были отделены настолько небольшой дистанцией, что могли с лёгкостью коснуться друг друга.

И когда взгляды Юри и Годо упали на устланный татами пол, они заметили данный факт.

— В-верно. Это же только ради битвы… Да.

— К-конечно. Я полагаю, что это абсолютно необходимо…

Тихо шепча, они двое посмотрели друг другу в лицо.

Их глаза блестели светом понимания того, что они сообщники.

Годо протянул свою руку к Юри. Их руки соприкоснулись. Лаская руку химе-мико, влажную от нервозности, Годо нежно сжал её, и Юри крепко сжала свою руку в ответ.

— Мы с Годо-саном напарники, и раз так, то всё нормально… Верно?

— А-а, да. Должно… быть…

Когда их лица сблизились, они были похожи на любовников, шептавших друг другу сладкие глупости.

Но как только они закрыли глаза и уже были готовы коснуться губ друг друга…

Раздались звонки сотовых. Телефоны Годо и Юри зазвонили одновременно.

— Это Эрика.

— А у меня Лилиана-сан.

Когда Годо проверил сотовый, который был у него в кармане, а Юри посмотрела на свой телефон, лежавший сбоку, они озвучили имена звонивших. Делать нечего, надо ответить.

Из-за своих ответственных характеров они не могли проигнорировать входящие звонки. Каждый из них поднёс свой сотовый к уху.

— Что такое, Эрика?

«Наружу выгляни. Мы как раз пришли».

— Пришли?..

«Да. Просто сделай, как я сказала, и всё станет ясно».

Быть не может… Годо бесцельно уставился на идеально чистую раздвижную дверь. После точно такого же разговора Юри тоже шокировано смотрела туда же.

Когда дверь открылась с глухим звуком, всё действительно стало ясно.

Во дворе святилища Нанао стояли улыбающаяся Эрика и нахмурившаяся Лилиана. Скорее всего, прямо со школы пришли, на них всё ещё была школьная форма.

Часть 2

— Просто на всякий случай, скажу сразу. Я не против того, что вы собирались сделать, ясно? — произнесла Эрика ясным и чётким голосом. — В течение этих нескольких дней Юри напряжённо работала, так что я вполне могу смириться с её небольшой ранней кражей. Лилиане я об этом уже сказала. Я пришла в святилище не для того, чтобы помешать вам двоим.

— Несмотря на твои слова, именно ты первой заявила о заблаговременной краже, Эрика, — попеняла Лилиана своей подруге детства и сопернице. — После школы Кусанаги Годо поспешил исчезнуть. При этом у нас имеется Мария Юри, которая вернулась, но в школе отсутствовала. Если сложить вместе два и два, то ситуация становится очевидной. Ну и я тут такая, пытаюсь убедить себя в том, что «моё умозаключение может оказаться ошибочным».

— Но конечный результат оказался именно таким, как я и предвидела, верно? Сама же видишь, — Эрика указала на Годо и Юри, находившихся в комнате.

Осознав, что они всё ещё держатся за руки, они двое в панике расцепились.

— Юри, которая недавно всецело превратилась в «женщину», и Годо, который ограничивает себя всё меньше и меньше. При таких условиях, если приватная ситуация развитие получит — ведь у них вполне оправданная причина есть. Ну очевидное же уравнение, разве нет?

— Да уж... Моя неспособность заметить данный факт — моя же глупость.

Слушая разговор девушек-рыцарей, Годо и Юри переглянулись.

Они покраснели, и им было как-то не по себе, когда они усиленно раздумывали над тем, что можно сказать, чтобы разрядить обстановку. Но текущая ситуации совершенно выбила их из колеи.

— Кусанаги Годо, это как раз прекрасная возможность. У меня есть, что тебе сказать.

Услышав строгие слова Лилианы в обращении к нему, Годо сел выпрямившись.

— К данному моменту ты, наверное, уже должен был понять, что ты плейбой, который поддерживает романтические отношения с несколькими девушками одновременно.

— П-погоди! Когда это я таким стал?! — совершенно искренне воскликнул Годо.

Тем не менее, Лилиана с горечью покачала головой.

Со словами: «Ну, вот такой вот он...» — Эрика просто пожала плечами, бросив многозначительный взгляд в сторону Юри. Они обе, судя по всему, не согласились с возражениями Годо.

— Пожалуйста, помолчи. Человек с несколькими девушками в своём окружении, который без единой тени сомнения всё равно отвечает «все и всех», если спросить его, кто самая важная для него и кого надо защищать, лишён права возражать.

— Кхм...

Откровенный совет Лилианы пронзил сердце Годо насквозь.

Учитывая столько предыдущих случаев, неужто кармическое наказание?..

— Согласно моему мнению, уже настало время поступать в соответствии с ситуацией и оставить ошибки прошлого. Если прошлые случаи просто позабыть и игнорировать, чувство диссонанса со временем уйдёт. Всё просто станет восприниматься как должное. В этом явно состоит твой редкий талант, Кусанаги Годо.

— О-оставить ошибки прошлого?!

— Да. Ну, раз уж ты это ты, то и действовать ты будешь в соответствии с ситуацией, и выйдет это у тебя вполне естественно, ты даже понимать не будешь, что не так... Но уверенно могу сказать, что сейчас существуют определённые проблемы. Позволь озвучить некоторые из них.

Лицо Лилианы мгновенно посуровело.

Ощущение устрашающей красоты заставило Годо проглотить свои слова возражения.

— Я не стану выдвигать свой протест против того, что вы с Юри воспроизводили этот самый ритуал. Но, когда дело сделано, ты должен будешь подробно всё нам рассказать.

— Раа-асказать вам обеим?!

— Или же скрывайтесь более умело, чтобы нам всё не было так очевидно и ясно, как в этот раз. В ином случае, ммм, я по любому буду испытывать нечто вроде ревности и иных негативных эмоций, не подобающих рыцарю... — застенчиво сказала Лилиана.

Эмоция сродни ревности, это не что иное, как сама ревность. Её застенчивое лицо делало всё совершенно очевидным. Но всего два варианта — либо рассказать всем всё, либо сделать всё тайно, не оставив никаких улик?

Это трудное испытание.

Когда ему выдвинули требование, на которое ни один ученик старшей школы не сможет толком отреагировать, Годо просто остолбенел.

«Не думаю, что обладаю талантом последовать столь требовательному приказу...»

— И ещё одно. Уже касательно наших семей, — продолжила Лилиана. — Дядя Эрики, сэр Паоло Бланделли. Ты ведь раньше с ним встречался, так?

— Эм, ну да. Очень классно выглядящий и крутой дядька. Однажды виделся с ним в Италии. Реально крутой.

Годо был более чем рад, что одним из немногих кровных родственников Эрики оказался мужчиной, её дядей.

Но тут Годо был поставлен в тупик. Зачем сейчас о дяде Эрики упоминать?

— Эмм... Не совсем приемлемо, что ты встречался лишь с семьёй Эрики. Мне доставит самое большое удовольствие, если ты сможешь повидаться и с моей семьёй. Всё-таки как-то не совсем правильно себя чувствуешь, пока семья официально не признала...

«Так она это хотела сказать? Хотела с семьёй познакомить?»

У Годо начали возникать опасения. Но нельзя сказать, что её просьбу выполнить невозможно. Вполне можно согласиться и познакомиться с семьями многих девушек, которым пришлось преодолеть вместе с ним немало испытаний. Как бы то ни было, такое ведь и правда было.

— Представить Годо-сана моей семье?!. — шокировано прошептала сидевшая рядом с ним Юри. — Т-ты хоть и встречался с моей младшей сестрой Хикари, с родителями, бабушками и дедушками тебе ещё познакомиться не довелось... Но что для этого сделать. По поводу встречи с японским Чемпионом в семье немалый переполох начнётся. К тому же, у семьи Мария даже не имеется необходимого престижа и положения...

Крайне обеспокоенно размышляя над тем, что же должно быть сделано, Юри, кажется, последовательно озвучивала свои мысли. Неужели это положит начало встрече со всей её семьёй?

Годо ощутил, как у него внутри всё похолодело.

Как раз, когда он почувствовал себя в ловушке загадочного стресса, ему на сотовый пришло сообщение.

Когда он отрыл его, чтобы прочитать, оказалось, что оно от Асуки:

«А не время ли сейчас поступить так, как обещал в прошлый раз? Я сегодня совершенно свободна».

После этого Годо договорился с Асукой о месте встречи и покинул святилище Нанао.

За последние дни ни Алек, ни Гвиневера никак себя не проявили. Для Годо было слишком рано лезть на сцену — придя к такому выводу, Эрика и остальные девушки проводили его.

— Ну, в последнее время и так слишком много всего было. Почему бы пока не забыть эти проблемы и не насладиться нормальной жизнью хоть немного? Если ты не собираешься куда-то далеко, мы можем справиться со всем, что произойдёт, — так ему Эрика сказала.

И это правда. Постоянно быть настороже в ожидании кризиса очень выматывает.

— Кстати, а почему бы нам всем вместе не сходить? — радостно предложил Годо, поддавшись импульсу, что заставило всех девушек отвернуть от него взгляды.

Ему показалось, или они все ошарашенно издали тяжкие вздохи, стараясь этого не показывать?

— Предложение хоть и заманчивое, но я вынуждена отказаться. Токунаге Асуке это не понравится.

— Так вы же её знаете, не надо вам на её счёт беспокоиться.

— Нет. При нашей последней встрече она, кажется, довольно настороженно отнеслась ко мне и Эрике.

— Кстати... Раз уж выпала возможность, я хочу поделиться своими знаниями о сэре Ланселоте с Эрикой-сан и Лилианой-сан. Прошу, иди и наслаждайся временем, которое проведёшь с давней подругой.

Услышав отказ Лилианы и слова Юри, которые звучали словно совет новоявленной жены «ты в последнее время тяжело работал, иди и отдохни хорошенько», Годо последовал их пожеланиям и ушёл один.

Время: шесть вечера пятницы, начало выходных. Место встречи у станции Уэно.

Асука и Годо проживали на улице Нэдзу района Бункё. Если надо закупиться, то ближайший к ним район Уэно (или Акихабара — зависит от того, что купить надо) являлся наилучшим выбором.

— Привет.

— Слишком тормозишь. Опоздал на двадцать секунд, — совершенно бестактное приветствие, с которым Годо был встречен на станции Уэно.

Но его это никак не смутило, так как для Асуки было обычным делом делать язвительные замечания по пустякам. Кроме того, они были друзьями, знавшими один одного вдоль и поперёк, именно это и имело значение. Стоит отметить, что на его подруге детства была надета длинная куртка с капюшоном, вязаный свитер и джинсы. Полное отсутствие какого-либо модного стиля.

С другой стороны, если бы Асука вдруг появилась одетая во что-то модное, то тогда Годо бы обеспокоился.

— Ладно, давай по магазинам быстрее пойдём. Ты с подарком уже определился?

— Ещё нет.

— Вот же где ненадёжная личность. Тогда давай сначала проведём стратегическое совещание. Скажи, что нравится Шидзуке-чан?

— Да я и сам не особо в курсе.

— Ты даже звание ненадёжного превзошёл, мистер Бесполезный Брат.

— Постой... Как-то, когда моя мама обнаружила забытую бутылку винтажного немецкого вина восьмидесятых, Шидзука с радостью распила её со мной и дедом.

— Слушай, только вот не надо относиться к этим анекдотам из жизни более чем необычной семьи Кусанаги, словно для обычной семьи это типичная повседневность!

В ответ на пристальный взгляд Асуки Годо пожал плечами.

Он безмолвно подчеркнул тот факт, что ничего не может поделать со своим незнанием. Даже если бы он и хотел подарить ей что-то запоминающееся или сюрприз устроить, Годо был совершенно беспомощен.

— Не надо нам никаких странных расследований. Давай просто выберем, что сгодится, и покончим с этим.

— Поверить не могу, что ты популярен среди девушек, несмотря на то, что обладаешь таким отвратным характером. В некотором роде, это самый большой сюрприз во всей моей жизни.

На консервативную идею Годо Асука смогла лишь вздохнуть.

— Да не могу я быть таким популярным, верно же?

— Помолчи! Твоему заявлению о непопулярности доверия просто ноль. Об этом я ещё с детского сада знала. Что дед, что внук. Ну разве не так, как в этом выражении говорится?!

— Что дед, что внук, да всё равно. Нечего делать поспешные выводы, игнорируя мой характер!

— Не делала я поспешных выводов! Будь то знакомые твоего дедушки Ичиро или же твои давние знакомые, все одно и то же говорят!

Они оказались вовлечены в разговор, звучавший словно взрывающиеся петарды.

Уже много времени прошло с тех пор, как он последний раз вёл горячую дискуссию с Асукой. И хоть Годо до самого завершения средних классов учился с ней в одной школе, с начала обучения в старших классах они разделились. После этого между ними никогда не возникало подобных споров.

Если уж давать этому описание, то всё очень напоминало его обычные споры с Эрикой.

Но резкое ощущение отсутствия какой-либо недосказанности можно было почувствовать только препираясь с Асукой.

— Кстати, у меня есть знакомый человек, которого очень беспокоит популярность, и эта личность настоящий леди-киллер. Может спросить совета у этого человека? — предложил Годо, вспомнив о великих свершениях Саяномии Каору.

В общем, даже если человек, дающий совет, это «она», а не «он», некоторое несоответствие пола ведь не должно стать проблемой, так?

— В последнее время круг твоих друзей становится всё более и более подозрительным… В твоём предложении отказано. Надо справиться своими собственными силами, не прося советы у других!

— Но постой. Мы ведь, фактически, уже приняли некоторую спонсорскую помощь.

После того, как Эрика, Юри и Лилиана узнали, в чём суть дела, они предложили свою финансовую поддержку.

Услышав слова Годо, Асука с немалым удивлением спросила: «Что?»

— Они все знают, что у тебя встреча со мной?

— Да. Я им рассказал.

— П-поверить не могу, что у тебя хватило наглости рассказать…

— Какой наглости? Они даже с радостью меня в дорогу провожали.

«Ну, угадывались у них какие-то скрытые эмоции на лицах, но ничего такого, о чём стоило бы упоминать, так?»

На ответ Годо Асука смогла лишь неловко произнести: «М-может и так». Затем она ошарашенно и глубокомысленно произнесла:

— И-иными словами, они думают, что я настолько далеко отстала в соревновании, что даже угрозой меня не считают. Решили — я не стою их внимания и вмешательства… О-ох, хоть тут и есть определённые преимущества, так сказать, но чувства у меня какие-то смешанные… Но опять же, соревноваться с той самой Эрикой-сан изначально совершенно невозможно…

Сомневающаяся Асука бормотала это себе под нос таким тихим голосом, что Годо не мог ничего услышать.

— Что с тобой?

— Ммм, ничего!

— Кстати, прошлый раз, когда ты встретилась с Эрикой, то странно себя вела.

Данная подруга детства была «клёвым парнем», а вот Эрика к тому же ещё и социальным экспертом являлась.

Гадая над тем, нет ли у них каких-то прошлых взаимных обид, Годо на всякий случай спросил:

— Ты, может, ненавидишь Эрику? Она хоть и любит быть в центре внимания и действительно очень броская, но в то же время она довольно интересная и вдумчивая девушка. Думаю, вы с ней сможете неплохо поладить.

— Нет, ничего такого. Я не испытываю ненависти к Эрике-сан, совсем.

Такое впечатление, что Асука запаниковала, так как беспорядочно замахала руками перед собой.

— Давай иначе скажем. У неё хороший характер, я права?

Асука была «хорошим парнем», а у Эрики «хороший характер», это верно.

Какое подходящее описание, Годо даже впечатлился.

— Я согласна, что узнать её будет очень интересно. Уже просто смотреть на её лицо или наряд — тут я гарантированно не заскучаю. А ещё я думаю, что Эрика-сан является единственной девушкой-подростком в мире, которая может составить конкуренцию тёте Маё.

— Хмм… Ну да, в общем.

Его мать, Кусанаги Маё. Годо кивнул, когда было упомянуто её имя.

— Мария-сан или Лилиана-сан, ни одна из них не может сравниться с твоей мамой. Я считаю, что в данном отношении Эрика-сан очень интересна. Но, как бы это выразить…

Остановившись на полуслове, его подруга детства продемонстрировала несколько грустное лицо.

— Я это знала, только девушки, которые выходят за рамки здравого смысла, станут иметь дело с таким парнем, как ты, верно? Я много над этим раздумывала, но больше ничего не скажу. Я не ненавижу её, и при следующей нашей встрече мы точно сдружимся.

— Понятно… ?..

— Это всё незаметные метания сердца девушки, о которых ты и малейшего понятия не имеешь. В любом случае, увеличение бюджета — новости хорошие. Как раз пришло время завершить нашу миссию.

Резкие слова Асуки заставили Годо действовать.

Следующие два часа они двое бродили по магазинам Уэно.

В результате купили сумочку идеальных размеров. Так как дизайн не являлся слишком экстравагантным, она подходила на все случаи.

Думая отказаться от неловких сюрпризов, их дуэт решил остановиться на не амбициозном, но гарантированном успехе.

Они сошлись на том, что подарок будет храниться у Асуки, а не у Годо.

Если спрятать его в доме Кусанаги, существование подарка может вполне быть обнаружено Шидзукой. Поэтому они решили не портить маленький сюрприз.

— Раз уже поздно, давай где-нибудь перекусим? Пусть это будет за мой счёт, в качестве благодарности за помощь.

— Хорошо, но не обязательно платить за меня. Я заснуть ночью не смогу, если буду тебе обязана.

— Ладно, не буду. Как насчёт того карри-ресторанчика, в котором мы так давно не появлялись?

— Имеешь в виду тот, в который мы так часто ходили, когда учились в средней школе?!

— Да. Открытый пакистанцем, знакомым моего деда.

— Нет, спасибо! Место, в котором как только появляешься ты или твой дедушка, начинаются разговоры на урду, достаётся тайное меню, обычно предлагаемое только пакистанцам, и сразу же подают суперострые национальные блюда. Слишком интернационально для меня!

— Это же самый большой его плюс. Разве не уникальный ресторан?

— Спасибо, но нет, не надо мне такой уникальности! Не надо мне особого обслуживания, просто среднее карри, подобающе поданное согласно японским обычаям, пожалуйста!

Споря без оглядки, они перебрасывались язвительными словами.

Вечером пятницы улицы Уэно были довольно оживлёнными.

Место, где много иностранцев. Следовательно, девушка европейской наружности с волосами медового цвета и небесно-голубыми глазами не станет каким-то особо удивительным зрелищем. И тем не менее, она явно отличалась от остальных.

Прекрасная. Девушка возрастом чуть меньше двадцати с выдающейся неземной красотой.

Её несколько взлохмаченные медовые волосы были не очень длинными. Высокая и стройная. Исключительное лицо, словно у ангела, демонстрирующее чистоту, превосходящую всё.

Естественное ощущение прозрачности, противоречащее зажиточным ночным улицам.

Словно прохладный бриз, проносящийся по полям, или, возможно, несущийся в высоком синем небе.

Такова была атмосфера, окружающая красоту этого лица. Более того, одета она тоже была довольно странно — всю её фигуру окутывала несколько заляпанная накидка, достающая до самой обуви.

Тем не менее, эта контрастная внешность странницы ещё больше подчёркивала её выдающуюся красоту.

И это казалось совершенно естественным, но почему? Годо думал об этом с каким-то недоверием.

— Слушай, Асука. Ты знаешь эту женщину?

— Что, кто? О-о-о, ну разве не красавица? Ух-ты…

Главная улица возле станции Уэно.

Исключительно классная европейская красавица ждала, когда на перекрёстке сменятся огни светофора.

Асука заметила наличие этой девушки и откомментировала её внешность только тогда, когда Годо на неё посмотрел. Более того, больше никто вокруг на неё, судя по всему, не смотрел. Если подумать, то все эти люди не отказались бы от шанса поглазеть на столь неземную красоту, но вместо этого они её просто не замечали.

Окружающие смотрели на неё как на придорожный камень.

Точно так же, как никто не может сфокусировать свой взгляд на дующем ветре.

Никто не смотрел на девушку намеренно. Этот странный феномен — не может ли она быть одной из них? Тем не менее, Годо не ощущал никакого повышения боевого духа, и сила тело не наполняла.

Иными словами, он не бога встретил.

Тогда это просто девушка, так? Годо глазел на неё, пока она ожидала смены сигнала светофора.

И тут же пошла…

Она неожиданно повернула голову, и её взгляд пересёкся со взглядом Годо.

Девушка улыбнулась. Улыбка полевого бриза, смешанная со светом солнца, она направилась к нему.

— Мы, наконец-то, встретились. Ты — моя судьба.

Девушка прошептала данные слова ошеломительно освежающим голосом, который идеально подходил её подавляюще прозрачной красоте.