10 том    
Глава 5. Чёрный принц против Кусанаги Годо


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id155864781
09.03.2020 13:26
пасибо большое, с нетерпением жду следующего тома)
naazg
23.02.2020 21:17
Спасибо
lastic
23.02.2020 19:48
хооооооооооооооо
naazg
16.02.2020 20:57
Спасибо
naazg
09.02.2020 21:04
Спасибо
naazg
01.02.2020 20:34
Спасибо
lastic
27.01.2020 20:03
Благодарю
naazg
18.01.2020 21:22
Спасибо
naazg
15.01.2020 07:31
Спасибо
naazg
05.01.2020 09:42
Спасибо
naazg
30.12.2019 21:29
Спасибо
naazg
23.12.2019 21:12
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:15
Спасибо
naazg
07.12.2019 20:57
Спасибо
naazg
01.12.2019 21:06
Спасибо
naazg
24.11.2019 21:37
Спасибо
naazg
16.11.2019 20:51
Спасибо
naazg
09.11.2019 21:10
Спасибо
naazg
03.11.2019 21:18
Спасибо
naazg
27.10.2019 21:15
Спасибо

Отобразить дальше

Глава 5. Чёрный принц против Кусанаги Годо

Часть 1

Александр Гаскойн был Дьявольским Королём, уничтожающим богов.

Однако он не обладал какой-то сверхогромной живучестью, которая позволяла ему существовать, питаясь одним лишь воздухом. Да и по стилю жизни у него не было предпочтений типа превозмогания трудностей существования в дикой природе.

Тем не менее, Алек демонстрировал солидные навыки выживания в критических ситуациях. Имея подобные способности, дойти до того, чтобы построить убежище на необитаемом острове, умело заняться сбором провизии и добыть огонь, — очень даже возможно организовать себе новую жизнь в комфорте.

И всё же Алек являлся взрослым человеком, рождённым в современном обществе.

У него никогда не появлялось желания как-то особо демонстрировать подобную живучесть. Когда он продолжительное время оставался за рубежом, для него стало обычным делом обустраивать там свою местную крепость.

На этот раз он выбрал местом обитания китайский квартал в японской Йокогаме.

— Алек, а Кусанаги Годо, что он за Чемпион?

— Если вкратце, то это личность, которая несёт массу проблем окружающим… В любом случае, очевидно же, что я сейчас очень занят. Если хочешь поболтать, то как-нибудь потом, — поспешно ответил Алек Сесилии Чон, ожидавшей в гостиной.

Он был на кухне, шумно мешал рис в казане, подогревая остатки, чтобы из них испарилась влага.

— Я считаю, что мой вопрос важнее приготовления обеда…

Девушка в очках, которая по умолчанию пребывала величаво безэмоциональной, говорила безразличным тоном, как и всегда.

— Терпеть не могу, когда меня отвлекают, а я при этом сосредоточен на конкретной задаче. В любом случае, уже почти готово. Просто помолчи немного.

Поджарка и перемешивание риса до тех пор пока он не станет рассыпчатым из-за особой ворсистой текстуры — это суть готовки настоящего жареного риса…

Алек в фартуке пристально смотрел на казан, не удостаивая свою подчинённую даже кратким взглядом.

В настоящий момент глава «Королевского Арсенала» и тайваньская сотрудница организации расположились в роскошных апартаментах в китайском квартале Йокогамы — в жилище на девятом этаже восемнадцатиэтажного здания.

Именно здесь обитал Алек.

Портовый город Йокогама на берегу Токийского залива не являлся местом, достойным того, чтобы называться крепостью.

Но запертый способностью «Лабиринт» маленький остров представлял собой всего лишь скалу. Даже самому Алеку было не сильно интересно там жить.

Стоит отметить, что они двое находились не на съёмной площади.

Сесилия Чон, имевшая китайские корни, попросила родственника предоставить ей данное жильё.

Само собой, вышеупомянутый родственник не был обычным человеком, он являлся лидером китайской магической ассоциации «Синдикат Девяти Небес». Этот самый родственник имел свои интересы, касательно известного Чёрного принца Алека.

Если бы они решили найти убежище в границах имперской столицы, то, скорее всего, Комитет компиляции истории, в точности определил бы их местонахождение.

Поэтому Алек направил просьбу в «Синдикат Девяти Небес», тем самым получив жильё в китайском квартале. В месте, которое японским магам известно в качестве признанной территории беззакония.

— Держи… Отнеси это на тот стол.

— Хорошо… Слушай, Алек, давно хотела сказать, очень уж ты дотошный человек.

Говоря, Сесилия вздохнула. Неся жареный рис с крабами, она смотрела на сервировку — китайский суп из курицы и салат из морепродуктов были разделены на две порции.

Эта квартира типа 4LDK[✱]4LDK — четыре спальни (4), гостиная (L), столовая (D), кухня (K). Плюс санузел, его просто никак не обозначают, как бы по умолчанию он есть.
Далее по тексту есть упоминание 1K — одна спальня и кухня. И, само собой, санузел.
содержалась в чистоте и порядке, без единой пылинки.

В качестве подготовки к прибытию Дьявольского Короля данные апартаменты и так подверглись предварительной тщательнейшей уборке. Но вдобавок к этому сам Алек каждый день уделял время чистке и уборке своего местопребывания.

«Прислуга и повара? Я сам о себе могу позаботиться. Не люблю, когда вокруг меня посторонние люди снуют туда-сюда. А ещё держи свои комментарии при себе».

Таков был приказ, отданный им с невозмутимой физиономией.

Стоит отметить, что имея достаточно места для проживания, Алек не заморачивался тем, чтобы эффективно использовать каждую комнату.

Всё, что ему требовалось — это одна спальня с кроватью, уборная и стол. Вести исследования и размышлять до глубокой ночи, а ещё для него было обычным делом лежать на диване, страдая от бессонницы. Вышеперечисленного было достаточно для жизни. Будь то квартира 4LDK или 1K, если есть, где жить, то большего и не надо.

Но при всём при том он всё равно чистил буквально каждую щель и угол во всех комнатах. Такую вот упорядоченную жизнь вёл Алек.

Получасом ранее Сесилия, которая остановилась в доме родственника, вернулась с продуктами, купленными в китайском квартале.

«И ты называешь это жареным рисом с крабами?! Рисовые зёрна размокшие, а ещё они мясо мороженного краба использовали — мало того оно же низкокачественное, и много раз размораживалось и снова замораживалось. Я тебе покажу, как готовится настоящий жареный рис с крабами!»

После этих слов Алек стал разогревать казан. В то же самое время он с хорошим знанием дела начал готовить суп и салат.

— Я хоть и стремлюсь к целесообразности, но есть вещи, которые я просто не могу принять. Если жильё некомфортное, то я лично улучшу условия проживания в нём. Если я хочу изысканной еды, то приготовлю её сам. Вот и всё.

— Именно это в тебе и удивляет — принципы, которые одинаково хорошо работают и в городе, и на необитаемом острове…

Начальник и подчинённая сели за стол лицом к лицу, наслаждаясь приёмом пищи в процессе беседы.

— В общем, этот самый Кусанаги определённо доставляет другим проблемы.

Удовлетворённый ворсистой текстурой жареного риса, Алек вёл беседу в явно улучшившемся настроении.

— Стандартная модель поведения данного парня — это всегда и везде заявлять о своём пацифизме. Так он и усыпляет внимание других. Если изначально относиться к нему, как к опасному человеку, то люди сразу заметят его нападение. Однако, так как он успешно маскируется под безвредного, все расслабляются, а он пользуется данным моментом, чтобы устроить массовые разрушения.

Алек следил за событиями в Японии во время беспорядков, устроенных Великим Мудрецом, Равным Небу, и Ланселотом.

В результате он получил чёткое представление о Чемпионе Кусанаги Годо.

— Более того, он обладает просто непревзойдённой способностью кружить головы женщинам. Не знаю, как он это сделал, но, судя по всему, у него получилось заслужить благоволение демонической главы культа и стать её названным младшим братом…

— Вполне в духе подобных тебе.

На данное заключение Сесилии Алек слегка нахмурился.

— Даже не думай сравнивать меня со всеми остальными, как будто мы одного поля ягоды. На самом деле общего вообще ничего нет, так как я отличаюсь от тех, кто действует импульсивно и не подумав.

— Алек, это как раз тебе надо бы повнимательнее быть. Попытайся не отрицать свою собственную природу, а?

— Чушь. Я тот редкий человек, который всецело осознал свои собственные сильные и слабые стороны.

— Да неужели? Кстати, я тут подумала…

Уверенное возражение Алека Сесилия просто безразлично отмела.

«Хмм», — нахмуренное выражение на лице Алека усилилось.

— Очень проблемный он персонаж. Даже если мы не привлечём его в качестве союзника, не стоит делать из него врага. Но, Алек, ты всегда выглядишь так, словно драться собрался. Тебе явно не достаёт осторожности.

— Нет. Эта твоя мысль несостоятельна. И даже очень. Мне не хочется говорить этого, но восприятие у тебя слабоватое.

— Несостоятельна? И почему?

— Потому, что ты продолжаешь думать о них, как о нормальных людях. Слушай внимательно, когда имеешь дело с людьми вне рамок здравого смысла, типа Чемпионов, убедись в том, что оставила наивные мысли вроде «переговоры могут привести к мирному разрешению ситуации», «вторая сторона ведь тоже люди» или «люди могут достичь взаимопонимания». К этим надо относиться как к диким зверям.

— Правда?..

— Да. Это, наверное, лет семь назад было, когда я участвовал в экспедиции в Калифорнию. Я повстречался с Джоном Плуто Смитом из Лос-Анджелеса. Он хоть и Чемпион, но данный человек оказался предрасположен к рациональности, поэтому я думал, что легко смогу установить с ним дружеские отношения. По меньшей мере они не стали бы враждебными. В результате, во время встреч я не смог выразить даже десятой доли тех мыслей, которые были у меня в голове.

— И что за мысли это были?..

— Мысли типа «ты же взрослый, но всё ещё не вышел из периода костюмированной маскировки?» «Постоянно используешь театральную манеру речи и наигранность, чтобы привлекать к себе внимание, как нарцисс какой». А ещё «заставляешь людей всё время ждать лишь ради того, чтобы модно обставить своё опоздание». И тому подобное… И ещё много чего… Уверен, что у всех, кто его встречал, появлялись такие же мысли, — объяснил Алек, вспоминая произошедшую встречу.

— Однако в конечном счёте все эти усилия пошли прахом. Мы уже явно установили дружеские отношения, но спустя неделю после нашей встречи мы с ним неслабо подрались. Вышла боевая ничья…

— И как же до этого дошло?

— Может, время встречи не очень хорошим оказалось, а, может, я не смог стерпеть его сверхэгоистичный характер… В конце концов мы заключили перемирие и подписали пакт о ненападении, согласившись не вмешиваться в дела друг друга.

— Тот, у кого эго больше, явно ты и…

— В общем, так всё было. И в прошлом я через множество подобных инцидентов прошёл.

Прервав Сесилию, у которой, судя по всему, имелось много чего сказать, Алек подвёл черту:

— Когда оппонентом является Чемпион, конфликты будут, если к тому всё идёт, а мирные переговоры случатся сами собой, если они возможны. Следовательно, попытки что-либо изменить просто потратят время зря.

— …

Не достигнув согласия, Алек и молчавшая девушка смотрели друг на друга.

Интересно, получилось ли убедить её изменить свои неверные взгляды? Стоило только Алеку подумать об этом…

— Кстати, с делами на острове всё хорошо?

Сесилия сменила тему разговора. Наверное, она устала от бесполезной дискуссии.

— Никаких проблем. Если кто-нибудь приблизится к морю-лабиринту, тревога будет передана прямо сюда. Стоит чему-либо произойти, я смогу оказаться там немедленно.

Остров, легендарный Авалон, ещё известный под именем Парящий остров.

Древний остров, поднятый Божественным копьём в водах рядом с Йокосукой. Используя силу божественной скорости для превращения в молнию, Алек мог оказаться там в одно мгновение.

— Тот остров является местом, где король Артур… Нет, где его прототип покоится, бог войны, так? И спящий там, он должен держать меч, который каким-то там божественным мечом спасения зовут, верно?

— Всё верно.

Отвечая на вопрос Сесилии, Алек набрал полный рот супа.

— Если всё так, как и должно быть, то, Алек, зачем ты использовал тот артефакт? Следуя обычной логике, разве этот самый остров не должен уже где-то существовать изначально?

Когда Алек отправился в Лос-Анджелес, он приказал Сесилии забрать один артефакт.

На вопрос Сесилии о тайном сокровище, которое он обнаружил на индонезийском острове и отдал на хранение одному надёжному знакомому, Алек ответил с безразличием:

— А как иначе, использовать его было более чем необходимо. Это ключевой предмет, требующийся для того, чтобы призвать Гвиневеру на остров. Предугадав, что в какой-то момент он может пригодиться, я также предвидел, что лучше держать его сокрытым и не демонстрировать в штаб-квартире.

Музей в Сент-Айвсе являлся местом расположения его крепости.

Местом, где Алек часто выставлял напоказ вещи, которые находил или брал в долг.

Но все знали, что это дом Чёрного принца. Ни один из его подчинённых, часто там бывавших, не был слабаком в битве. А в качестве последней меры предосторожности там был организован пост Сира Айсмана. Но Алек всё равно не хранил в доме вещей, которые могли бы привлечь внимание по-настоящему опасных врагов.

— Тут ты прав. Но, Алек, с трудом верится в то, как ты можешь быть настолько уверен в том, что что-то должно быть «где-то там», когда «где-то там» этого на самом деле не было.

— Наоборот, поверить просто. Именно потому, что это место упокоения Короля Завершения, вероятность «не должно быть» очень низка. Ведь этот самый остров является тем местом, которое божественные предки безрезультатно искали на протяжении последней тысячи лет, а то и больше. — думая о Гвиневере, Алек продолжил. — Та ведьма, должно быть, давно об этом подумала — если продолжающиеся поиски бесплодны, в чём причина? Возможно, кто-то очень хитро скрыл местонахождение господина. Покоящийся господин, какими путями его можно сокрыть… Что-то типа того.

«Скорее всего, роль сыграли высшие чины Комитета компиляции истории. Очевидно, они осознавали угрозу, которую представляет Король Завершения, и решили скрыть его существование. Будь я на их месте, как бы я его скрыл?»

Догадки Алека, последовавшие из данной отправной точки его мыслей, Гвиневере никогда даже в голову не приходили. Такова была разница в их мышлении.

— При этом, даже если выводы и верны, я понятия не имею, от чего дальше отталкиваться. Если текущую ситуацию брать в расчёт, то существует двадцать возможных исходов. Всё, что я могу сделать, так это организовать события таким образом, чтобы со всеми исходами одновременно разобраться получилось. Проще говоря, всё ради поимки Гвиневеры.

— И что ты планируешь?.. — но тут Сесилия мягко добавила. — И хотя ты очень талантлив… В том, что касается отношений с женщинами, у тебя полный провал…

— Чушь. Я совершенно не такой, как Кусанаги Годо. Не собираюсь я стать помешанным на женщинах, так же, как и о решениях своих не собираюсь сожалеть из-за того, что женщины мне от ворот поворот дают. Ты должна извиниться, — раздражённо возразил Алек.

Но Сесилия смело покачала головой:

— Я не это имела в виду. Что не учитывает твой план, так это, скорее всего, непредсказуемые мысли и чувства женщин, страсть, одержимость и тому подобное. Следовательно, из-за безусловной любви, тип врагов, с которыми у тебя больше всего проблем возникает — те самые женщины. Та самая принцесса является очень хорошим тому примером.

— Хватит пытаться найти изъяны в и так странном поведении. Такой тип женщин, да с ними у меня вообще проблем нет, — воскликнул Алек, тайно вызывая в мыслях образ гринвичской принцессы.

В этот момент на столе возник фамильяр в виде чёрного телёнка. Но размером всего с ладонь. Его круглые глаза светились явным наличием разума.

Телёнок, неожиданно возникший из пустоты, сел рядом с миской жареного риса и посмотрел на Алека.

— Посетитель?

Алек изобразил улыбку. Это был фамильяр, получившийся из силы яростного быкоголового бога Миноса.

Он возник для того, чтобы управлять и охранять созданный Алеком лабиринт. И смотря в его глаза Алек мгновенно получал информацию.

«В водах вокруг лабиринта возникло мощное магическое присутствие».

— Священный зверь? Фальшивый бог? Или Ланселот?

«Неизвестно. Но не бог-еретик».

— Иными словами, что-то посильнее священного зверя. Похоже, Гвиневера, наконец, приняла решение, хоть она и отличается осторожностью. Отправляюсь немедленно.

Говоря, Алек беззаботно, ложку за ложкой, отправлял жареный рис в рот.

Всё не настолько срочно, чтобы у него не оставалось времени набить желудок или переодеться. Итак, какой сегодня пиджак надеть? Так он размышлял пока ел.

Сегодня, наверное, будет довольно занятой день, и если время расходовать мудро…

Часть 2

На следующий день после «нападения» богини войны Кусанаги Годо появился в районе Сёнан города Канагава.

За окном широко раскинулось тёмно-синее море. Он сидел в прибрежном кафе.

Вчера Ланселот околдовала Годо тайной техникой, которая заставляла желания выходить из-под контроля. Это привело к формированию экзотического сотрудничества между врагами.

— И почему это приём пищи должен проходить в подобном месте… — неодобрительно проворчала Гвиневера.

Королева-ведьма, лицо которой всегда было серьёзным, впервые демонстрировала подобные эмоции. Тем не менее, Годо проигнорировал её.

«Утолить свой голод сейчас самая важная вещь».

Годо откусил огромный кусок от своего бутерброда с курицей, овощами и зеленью. Вкусно! Зелёные листья рукколы очень свежие, тонко нарезанные помидоры просто восхитительны, а солёный привкус курицы делал всё это ещё более аппетитным.

— Не стану останавливать, если тебе захочется побыть вдали от городов и толп народа, но меня такое не интересует, не разделяю я подобных предпочтений. И пока ты вместе со мной, попытайся смириться с моей манерой действовать, ясно? — беззаботно заявил Годо, медленно поглощая свой бутерброд.

Напротив него сидели две девушки. Божественный предок Гвиневера и классно выглядевшая Ланселот с её короткими волосами медового цвета.

В своём обычном формальном чёрном платье Гвиневера всё равно смотрелась довольно привлекательно.

Каждый раз как где-то появлялась красивая девушка, одетая в стиле готической Лолиты, толпы зевак собирались сами собой. Будь то обслуживающий персонал или посетители, все они восхищённо пялились на Гвиневеру.

— В любом случае, это низкосортное заведение для обывателей не соответствует персоне статуса Гвиневеры. Кусанаги-сама, исходя из того, что и вы из тех, кто обладает высоким статусом, выразите хоть какую-нибудь заботу о леди! — произнесла раскрасневшаяся Гвиневера, которую раздражали направленные на неё взгляды людей.

Сидевшая рядом с ней Ланселот, напротив, оставалась спокойной и сдержанной.

— Разве это не чудесно? Быть восхитительным дитя. Даже когда ты окажешься одна в дикой глуши, на тебя будут смотреть дующий ветер и созвездия, что заполняют небо. Птицы, насекомые и звери, все смотрят на тебя. И люди заодно. Имеющим твой статус всего-то и надо, что демонстрировать соответствующее величие.

Сказав это, Ланселот поднесла ко рту свою кофейную чашку.

Само собой, божественный предок и богиня войны понятия не имели о кофейном этикете. Кофе, который они пили, был дельным выбором Годо.

Ланселот сняла несколько заляпанную накидку, которая была на ней вчера, и сменила наряд.

Белый вязаный свитер поверх сорочки и чёрные штаны. Довольно консервативный выбор, всё же, сделанный со вкусом.

— Но, Сэр Рыцарь!

— Хо-хо-хо. Немного смущает, когда ко мне так обращаются, учитывая мой теперешний вид.

Красавица с короткими волосами улыбнулась в ответ на гнев той, которую защищала.

Фактически, Ланселот привлекала к себе такое же количество внимания. И, являясь рыцарем, она открыто принимала всё это внимание, позволяя происходящему слиться с пейзажем кафе.

Однако её совет не смог усмирить возмущение Гвиневеры.

«Она считает происходящее невыносимым всего лишь из-за взглядов толпы?»

Годо посчитал это довольно-таки невероятным. Он думал, что она из тех женщин, которые выше подобных мелочей.

— Надо же, реально?

Открыв причину недовольства Гвиневеры, Годо не мог не усмехнуться.

— И чего это вы смеётесь, Кусанаги-сама?

— Ну, в общем. Думаю, что ты неожиданно милая в определённом смысле.

— Милая? Это вы о чём?

— Да ты и сама должна хорошо это знать, Гвиневера.

— Что?! — лицо Гвиневеры мгновенно покраснело.

— Кусанаги-сама, имея высокое положение в качестве Дьявольского Короля, как вы могли столь грубо обратиться к Королеве-ведьме? Пожалуйста, обращайте внимание на своё поведение. С какой вообще стати вам понадобилось называть Гвиневеру милой.

— Потому что ты очень упрямая, — поддразнил Годо со шкодливой ухмылкой. — Начиная со вчерашнего дня, я всё взял в свои руки. И обнаружив, что многое не соответствует ожиданиям великой Королевы-ведьмы, ты сильно расстроилась, так?

Прошлой ночью Годо попал под проклятие Ланселот.

Ведомый прекрасной богиней войны, он явился на побережье, где ожидала Гвиневера.

— Благодарю за терпение, Кусанаги-сама. Чтобы вы приняли наше скромное предложение, — мы счастливы до глубины души.

Гвиневера произнесла приветствие своим обычным притворным тоном. Это детское улыбающееся лицо просто переполняло ликование Королевы-ведьмы, ведь она урвала шанс на победу. Однако, даже не взглянув на неё, Годо заявил:

— Да пофиг. Я принимаю приглашение.

Затем он протянул руку к лицу Гвиневеры.

Единственная и неповторимая Королева-ведьма не могла не напрячься в один миг. А в это время её тонкий подбородок был зажат между средним и указательным пальцами Годо, заставляя Гвиневеру поднять взгляд к его лицу.

— Запомни хорошенько. После того, как я разберусь с Гаскойном, я порешу всё и с этой вот самой Ланселот. И не позволю тебе вмешиваться. Иначе, будь готова к последствиям. Ты ведь хочешь вернуть к жизни того, кого называют Королём Завершения, так?

— В-вы хотите сказать, что убьёте Гвиневеру?!.

— Нет конечно. Не буду я этого делать. Но существует множество способов не дать тебе оживить его. И тебе лучше даже и не думать о том, чтобы идти против меня, когда я на пике формы.

Годо говорил мягко.

Но голос его в данный момент звучал так устрашающе и величаво, что даже он сам не мог поверить в то, что это возможно. Упав духом, Гвиневера могла лишь храбро кивнуть в ответ со всей искренностью. Затем она обратила беспомощный взгляд к своей защитнице.

— Прошу прощения, излюбленное дитя. Я наложила на Кусанаги Годо «Сумасшедший прорыв», проклятие, которое позволит ему сразиться с Александром Гаскойном перед тем, как вступить в бой против меня. Оно исключительно простое… Но, что и ожидаемо от богоубийцы, он обладает значительным чувством собственного достоинства. Как оказалось, даже под действием проклятия создание союза равных невозможно.

— Равных? Бред не неси, — удивился Годо, услышав слова Ланселот. — Начиная с данного момента, оставьте всё мне. Если командовать будет слишком осторожная женщина, типа Гвиневеры, то даже то, что ваше по праву, отвоевать не выйдет. Пока не начнётся битва против Гаскойна, вы обе находитесь под моим командованием. Только данный путь приведёт вас к победе.

Данное заявление заставило побледнеть прекрасное лицо Гвиневеры.

С другой стороны, её красивая защитница просто издала «Хмм…» и скрестила руки, что-то бормоча в процессе размышлений. В конце концов, никаких возражений не последовало. Где-то в глубине души, она, должно быть, согласилась со словами Кусанаги Годо.

Таким образом, он стал лидером этого импровизированного альянса врагов.

После этого Кусанаги Годо приказал Гвиневере организовать жильё и питание посредством магии.

Ночью решив, что завтра будет нападение на остров, он готовился, составляя подробные планы. Хороший ночной отдых до наступления утра, хорошая еда, чтобы подготовиться к битве — так всё вышло.

Затем он явился в это прибрежное кафе в сопровождении двух прекрасных девушек, и такова ситуация на данный момент.

— Вот уж нет, ничего подобного!

Дразнимая Годо, Гвиневера с горячностью всё отрицала, при этом её лицо было пунцовым от смущения.

Скорее всего, он попал точно в цель, так как она неуклюже отвернулась, чтобы он не видел её лица.

— Хо-о, не надо стесняться. Ты хоть и Королева-ведьма, но это уж совсем детское поведение с твоей стороны. Всё, что я сказал, это что ты милая, так? И я не могу сказать, что мне это не нравится.

— Что?

Улыбка Годо до жути испугала Гвиневеру.

И хотя с её успешного возрождения уже десятилетия прошли, божественный предок всё равно оставалась маленькой девочкой. Королева-ведьма обладала устрашающей магической силой и высоким положением. Тем не менее, в настоящий момент Гвиневера демонстрировала невинный страх, который очень соответствовал её внешности.

— Дети должны вести себя как дети, позволяя взрослым делать свою работу. Я хоть и не совсем взрослый, но на меня всё равно можно положиться в большей степени, чем на тебя.

— Что?! Какая грубость! Просто к сведению, Гвиневера является ведьмой, которая родилась бесчисленное число лет назад!..

— Не имеет значения, сколько лет назад ты родилась, в твоей детской внешности ничего не изменилось. В любом случае, в дополнение к Ланселот, теперь у тебя есть ещё один человек, на которого можно положиться, по крайней мере до тех пор, пока не будет побеждён Гаскойн. Думаю, что ничего страшного, если время от времени ты будешь капризничать, как ребёнок, так ведь?

Вот так вот, даже полдня не прошло. А Годо уже начал понимать ведьму Гвиневеру.

Короче говоря, она просто ребёнок. И хотя не совсем ясно, могут ли божественные предки расти и взрослеть, подобно остальным, но хотя бы было очевидно, что умственное развитие Гвиневеры зашло не так уж и далеко. Скорее всего, поэтому её видение было настолько узким и она вела свои дела слишком уж осторожно.

— В-в таком случае, я буду крайне обеспокоена. Ведь у Гвиневеры есть чувство собственного достоинства…

— В общем, вперёд, всецело дай волю своей истинной природе. Так тоже сойдёт. Упрямые и норовистые девушки, которые мыслят поверхностно и не пытаются угождать, тоже могут быть довольно милыми, — прокомментировал Годо, наблюдая неловкость и смущение Гвиневеры.

Девочка, которая заставляла оживать фантазии многих парней, конечно она была милой.

Но только сейчас Годо осознал этот свой эксцентричный фетиш. Как оказалось он западал на девушек, имевших какие-нибудь шероховатости — примерами таких служили Эрика, Юри, Лилиана и Эна.

Если подумать, то его младшая сестра Шидзука и подруга детства Асука тоже обладали подобными чертами характера.

Осознав это, Годо невероятным образом обнаружил, что они даже милее, чем казались ранее.

— К-Кусанаги-сама, вы худший!

А тут у нас Гвиневера, которая резко отвернулась.

Очевидно, что она больше не могла выдерживать смеющегося взгляда Годо. Но даже отвернувшись, она всё равно высоко держала голову, исподволь наблюдая за Годо.

Её чувства никак не пострадали, скорее, всё наоборот было.

Но даже при этом поведение Гвиневеры выглядело очень мило, если смотреть со стороны. А вот следующий ход Ланселот оказался совершенно неожиданным.

— Кстати, Кусанаги Годо. Мы двое не единственные, на кого пялится толпа, так ведь? Кажется, тут очень много девушек, которые смотрят на тебя страстными взглядами.

— Правда? Что-то я не замечаю.

Вопреки словам Ланселот, Годо не ощущал чего-то особенного.

— Может, ты ошиблась? Парней, вроде меня, пруд пруди. Наверное, я выделяюсь из толпы из-за того, что сижу вместе с вами двумя, но вот насчёт страстных взглядов можно поспорить.

— Хо-хо. А вот и нет. На самом деле ты довольно мужественно выглядишь.

Не успел он понять, как лицо Ланселот приблизилось к его собственному.

Прямо перед ним было освежающе красивое лицо этой привлекательной девушки. Отстоявшие всего на несколько сантиметров, её губы уже готовы были коснуться губ Годо. Если с другого угла на них взглянуть, то, наверное всё это выглядело в точности, как поцелуй.

И в этот самый момент позади стали слышны девичьи возгласы типа «ааах!».

Обернувшись, Годо увидел парочку девушек, первогодок средней школы, судя по виду, которые уставились на него в очевидной панике. Такое впечатление, что их что-то напугало.

Годо безмолвно улыбнулся и помахал.

Это была не вымученная улыбка, а улыбка, которая несла в себе сообщение «так уж вышло». Улыбка под влиянием момента. Две девушки тут же улыбнулись в ответ и помахали.

По сравнению с тем, что было раньше, Годо больше не старался дистанцироваться от девушек.

После наложения заклятия Ланселот, Годо, судя по всему, расширил свои горизонты. Такое ощущение, что ненужный здравый смысл и предубеждения были выброшены, так как он действовал в соответствии со своими желаниями.

— Не надо таких вот неожиданных странных поступков. Это может причиной суматохи стать, знаешь ли, — проворчал Годо прекрасному рыцарю, после обмена любезностями с теми девушками.

— Что такого? Я просто попроказничала в попытке доставить радость девушкам, которые на тебя пялились. Прошу прощения. Но сказанное мной оказалось правдой, так ведь?

Отчитав Ланселот, Годо кое-что заметил.

— Ты… Для богов редкость замечать обычных людей.

— Если ты сравнишь это с тем, как люди смотрят на ползающих внизу муравьёв, то муравьи ведь попадают в их поле зрения. Но понимают ли их на самом деле, это уже другой вопрос. В общем, таково истинное положение вещей.

Сузив свои небесно-голубые глаза, Ланселот продолжила:

— Составив тебе компанию в мире людей, я просто попыталась немного присмотреться к ним. Вот и всё. Но истинно взирает на меня только один единственный человек, с которым наши сердца едины. Это ты — Кусанаги Годо, дорогой мой человек, только ты. Пожалуйста, не забывай об этом.

— Как будто такое можно забыть. Я тот, кто тебя одолеет.

— Нет, это я тебя одолею.

Они посмотрели друг другу в глаза, их лица стали ближе, они тихо перешёптывались.

Поведение Годо и Ланселот снова вызвало девичьи охи и ахи позади. Но на этот раз Годо не обернулся. Сейчас не было ничего более важного, чем «враг» перед ним.

— Сэр Рыцарь и Кусанаги-сама демонстрируют такую взаимную любовь… — неожиданно прошептала Гвиневера.

В её словах не было и тени сарказма, только честное замечание, шедшее от всего сердца.

— Тут у нас нет ничего настолько скучного. Скорее, это лучше описать как издёвку судьбы, разве нет?

Сказав это, Годо отдалил своё лицо от лица Ланселот.

Со стороны всё происходящее выглядело так, словно у него по девушке с каждой стороны, но истина даже и близко не стояла с подобным счастьем. Это был всего-навсего временный альянс врагов с целью одолеть Александра Гаскойна.

Что важно, со второй дуэлью всё было решено, именно этого Годо ожидал больше всего.

Потом он вместе с двумя девушками покинул кафе и направился к морю.

Когда никто не видел, он приказал Гвиневере использовать магию полёта. Окутанные всполохами белого света, Годо, Королева-ведьма, а заодно и прекрасная богиня войны отправились в полёт.

Их целью были территориальные воды моря Дьявола.

Чуть раньше Годо дал Гвиневере указания подготовить там «корабль».

Его переполняло тихое возбуждение. После победы над Чёрным принцем у Годо будет вторая дуэль против Ланселот дю Лак — это станет заменой поминальной речи по Афине.

«Естественно, победителем буду я».

Боевой дух заставил губы Годо скривиться, вызывая на его лице хищную ухмылку.

«Это, наверное из-за заклятия, так?»

Отбросив всякие сомнения, Годо сфокусировал свои мысли только на битве.

Следующий раз, как возникнет кризисная ситуация, он, скорее всего, поддастся течению и мгновенно войдёт в состояние готовности к битве.

Но в настоящее время не было необходимости плыть по течению. Годо от всего сердца жаждал битвы, позволив своей душе вольно отдаваться возбуждению, активности и агрессии. Такая свобода, такое чувство освобождения!

Заботы больше не мешали Кусанаги Годо. Он стал чистым воином, тираническим королём.

Часть 3

Приняв форму молнии, Алек летел в небе над Токийским заливом.

Он действовал в одиночку, оставив Сесилию одну в китайском квартале. И хотя многие относили это к его вредным привычкам, тут уж ничего не поделать. В конце концов, в этом мире существовало слишком мало тех, кто мог угнаться за его скоростью…

Со стороны китайского квартала Йокогамы, небо было ясным и солнечным.

Но сейчас, в тех местах, где пролетел аватар из молний, небо стало тёмным и облачным.

Погода изменилась… Нет, это эффект, причиной которого являлась божественная или схожая сущность. Должно быть, данные облака призваны Ланселотом, Гвиневерой или кем-то, кому она отдаёт приказы.

— В общем, я никогда… — пробормотал Алек, всё ещё пребывая в форме аватара из молний.

Сложно поверить, но океан внизу рассекал «корабль».

Деревянный корпус усиливали железные пластины в разных местах, также он был оборудован несколькими пушками. Продукт эпохи Великих географических открытий — когда Британская империя расширяла свои колониальные владения по всему миру.

Его высоко поднятые белые паруса ловили ветер и ровно тянули корабль вперёд.

Судно имело три мачты, а его длина немного не доставала до двадцати метров. Но на нём не было заметно экипажа. При том, что действия экипажа обычно играют ключевую роль, плывущий корабль, судя по всему, двигался подобно полностью автоматизированной технике.

Всё из-за того, что данный корабль был призван магией и ей же приводился в движение.

Идущее судно пересекало океан под куполом тёмного и облачного неба, знаменовавшего собой наступление шторма. Данный корабль вызывал устрашающе величественное впечатление, словно это был корабль-призрак.

Алек ощутил физический и ментальный подъём, его тело и ум переполняла энергия битвы.

Где-то на этом корабле скрывался бог-еретик!

— Гром синего неба!

Прочитав короткие слова заклинания, он мгновенно высвободил свою силу.

Сразу же вслед за этим его аватар-молния с громоподобным звуком испустил свет, тем самым формируя гром и молнии, которые ударили по кораблю, пересекавшему океан внизу. Скорее всего, деревянный корабль в результате подобного загорелся бы, но магический остался цел и невредим.

Бог-еретик, плывущий на этом корабле, использовал магическую силу для отражения молнии.

Алек усмехнулся. Всё-таки, возможность совершать атаки электричеством, находясь в виде аватара-молнии, была просто случайностью для его способности божественной скорости. Не обладая достаточной мощностью, чтобы причинять вред богам, данная атака представляла собой всего лишь приветственный выстрел, который обозначал, что «Алек прибыл».

Летящая молния ударила в палубу движущегося корабля.

Оказавшись на палубе, Алек снова принял свой человеческий облик. Он осмотрелся, чтобы обнаружить признаки наличия врагов.

— Я здесь, Александр-сама, — обратился к нему знакомый голос Гвиневеры.

Божественный предок-блондинка, которая напоминала старинную куклу, выходила из каюты в сопровождении Ланселота, рыцаря в белых доспехах.

— Ты, наконец, решилась на принятие окончательного решения, Гвиневера? Это произошло быстрее, чем я рассчитывал.

Имея с ней дело и соревнуясь с этой Королевой-ведьмой последние восемь лет, Алек смог всецело понять характер Гвиневеры и её образ мыслей. Соответственно, он был немало удивлён тем, что она решительно рискнёт, поставив всё на кон уже через несколько дней.

— Да, несмотря на всевозможные переживания, Гвиневера смогла найти в себе храбрость и преодолеть все внутренние преграды — всё благодаря совету Вашего Высочества положиться на себя.

— А что насчёт Ланселота? Являясь богом-еретиком, он определённо станет трудным противником.

Алек обращался к Гвиневере, которая утвердительно ответила на его вопрос.

Бог войны в белых доспехах был вооружён Экскалибуром — копьём изготовленным путём полировки и затачивания износившегося Божественного Меча Спасения. Ланселот безмолвно стоял на страже возле божественного предка.

Ещё с их первой встречи восемь лет назад, Алек всегда замечал его недалеко от Гвиневеры, словно тот был её ангелом-хранителем.

Но так как Святой Грааль, поглотивший эссенцию Афины, возродился, сейчас Ланселот стал настоящим богом-еретиком, вооружённым божественным копьём Экскалибуром в качестве своего нового оружия. Фактически фракция Гвиневеры в данный момент сконцентрировала в своих руках огромную мощь.

И ради их ослабления, ради победы…

Алек подготовил Авалон, используя свою способность «Лабиринт». Всё ради того, чтобы скосить часть боевого потенциала Гвиневеры и Ланселота.

— Нет, Гаскойн. Тем, кто согласился помочь излюбленному дитя, стал не рыцарь пред тобой. Я просто выполняю рядом с ней роль защитника, мне не надо ничего обещать, и не надо ни о чём просить.

— Вот как?..

Слушая мужественный голос Ланселота, звучащий изнутри шлема, Алек нахмурился.

Он допускал подобную возможность. Фактически, когда он избрал Японию в качестве сцены для финальной битвы, у него уже было предчувствие.

Нашёл угли, которые не надо было искать, зажёг огонь, который не надо было зажигать…

Именно потому, что такой человек существовал, Алек действительно очень даже хорошо понимал данный принцип.

— Да, этот человек грубиян, который лезет не в своё дело, и который не знает, как вести себя с леди. Тем не менее, он кажется более или менее надёжным. Всё в его руках.

Пока Гвиневера говорила, её щёки немного покраснели.

Алек в недоумении произнёс: «Хмм?»

Что происходит? Эта девушка, которая со времени их первой встречи всегда вела себя высокомерно и с позиции силы, сейчас смущается из-за встречи с парнем, и теряется, ощущая чудесное усиление сердцебиения… Это такое вот люди называют очарованием?

Чтобы тот парень смог заставить эту ведьму такое лицо делать и так себя вести, демонстрируя девичью неопытность…

Неприятное предчувствие превращалось в абсолютную уверенность.

— Иным словами, у вашей группы имеется ещё один козырь, верно?

— Ага. И это я.

Из каюты вышел третий человек. Алек не был удивлён тем, что слышал его голос.

Лицемер, который всегда настаивает на том, что он пацифист. С точки зрения Алека вера в подобное была совершенно бесполезна. Исторгать подобные слова из своего рта — только позориться, пытаясь смягчить свои же преступления.

Ещё несколько месяцев назад Алек подумал, что у них будет плохая совместимость.

Соответственно, он посмотрел в лицо Кусанаги Годо и произнёс:

— Что ж… В тот самый момент, когда я решил сражаться в Японии, я уже догадывался, что всё к этому и придёт.

Алек походя пожал плечами.

Когда в одной и той же стране присутствует два Чемпиона, для них обычное дело становиться невольными центрами беспорядков, если они в произвольном порядке буйствуют самостоятельно.

Вступать в конфронтацию друг с другом тоже является довольно обыденной практикой.

— Что меня удивляет, так это факт того, что ты, лицемер, действительно примкнул к Гвиневере.

— На самом деле это было предложение Ланселот.

Если сравнивать с прошлой их встречей, то сейчас Годо был более целеустремлён — такое у Алека создалось впечатление.

— Мне надо всё окончательно решить с этим вот рыцарем, и чтобы никто не мешал. Ты — помеха. И сначала я позабочусь о том, кому тут быть не следует, а потом уже у меня будет удовлетворяющая всем требованиям дуэль. Гаскойн, дерись со мной здесь.

— А ты не станешь возражать, если я откажусь?

— Извини. К сожалению, отказ не рассматривается.

Такое резкое изменение Кусанаги Годо в столь короткий срок. В чём причина? Алек мысленно кивнул самому себе.

На самом деле японский Чемпион и Чёрный принц очень ярко контрастировали друг с другом.

Обеспокоенный своими истинными желаниями, неспособный сделать шаг вперёд. Вместе с лицемерием это были в равной степени отличительные черты Кусанаги Годо. Сейчас время на сомнения было уменьшено, и действия, предпринимаемые им после принятия решения, демонстрировали необычайную инициативу. Именно поэтому его нерешительность сейчас не так заметна?

Алек же, напротив, когда искал желаемое, никогда не сомневался, даже на мгновение. Он всегда действовал сразу.

Лицемер и тот, кого тут принимали за злодея. Нерешительный человек и человек, который никогда не сомневается.

— В некотором роде у тебя тут довольно крепкое партнёрство. Хорошо, я принимаю твой вызов. Но я здесь тот, у кого скорость. Если не сможешь угнаться, я оставлю тебя позади без всякой задней мысли.

— Не вопрос. Буду гнаться со всем, что у меня есть.

— Несмотря ни на что, я никак не ожидал, что ты объединишь силы с божественным предком. Хотя тут, скорее, не ты попал под чары ведьмы, а вместо этого Гвиневера оказалась очарована тобой.

У Алека продолжало создаваться впечатление, что Гвиневера смотрела на Годо обеспокоенным взглядом, хотя и продолжала собранно готовиться.

Видя данную сцену, Алек вздохнул.

— О-о-очарована?! Какая грубость! Прошу, выражайтесь более сдержанно, Александр-сама!

— В сдержанности нет необходимости. Это просто результат объективных наблюдений.

— Никто тут никого не очаровывал. Это просто временный союз до моей битвы с Ланселот. Уже как раз время начинать.

Годо искоса глянул на рассерженную Гвиневеру и спокойного Алека, после чего сказал:

— Ланселот, Гвиневера. Оставьте всё мне. Сами же уходите.

Божественный предок и богиня войны тут же подчинились его команде.

Ланселот свистнула и с неба спустился белый божественный жеребец. Тот же самый летающий божественный скакун, что и раньше.

Ловко вскочив в седло, богиня подняла детскую фигурку Гвиневеры и усадила её в седло.

Белый божественный скакун взлетел в небеса. Конечным пунктом, очевидно, был Парящий остров.

— Извини, но лично у меня уже нет причин оставаться здесь и драться.

Алек мгновенно превратился в молнию. Даже если Кусанаги Годо и мог двигаться с божественной скоростью, то летать он никак не мог.

Избавиться от него улетев — самое лёгкое решение. Но…

— Амэ-но муракумо, давай.

Кусанаги Годо поднял правую руку.

Плазменное тело Алека исчезло, снова приняв человеческую форму. Превращение в молнию делало его особенно уязвимым к противодействующей магии. Та вот рука, должно быть, обладает какой-то способностью развеивать заклинания и духовные силы.

— Похоже, у тебя там кое-что полезное имеется.

— Ну да. Штука довольно хитрая. Поглощает магическую силу, тем самым развеивая магию. Мне просто подумалось, получится ли заставить тебя вернуть прежний вид, если поглотить часть твоей силы. Поэтому и попробовал.

Услышав ответ Кусанаги Годо, Алек посерьёзнел.

Похоже, лёгкого выхода, всё-таки, нет. Ничего не поделаешь… Стоя на палубе движущегося корабля, который был магически призван божественным предком, он выступил против японского Чемпиона. Битва вот-вот начнётся.

Часть 4

Его враг — Чёрный принц Александр Гаскойн.

По собственной воле вызвав другого Чемпиона на дуэль, Годо вспоминал всю информацию о способностях врага, которую получил от Элис, Эрики, Лилианы, а также от Гвиневеры и Ланселот прошлым вечером.

Дьявольский Король божественной скорости, которую он мог использовать, принимая вид молнии.

И хотя известно, что он обладает и другими проблемными способностями, его сильнейшая отличительная характеристика — это скорость.

— Ты и правда обладаешь силой, сходной с моей... — произнёс Алек.

Судя по всему, его тоже проинформировали о силах Кусанаги Годо.

Вероятно, Алек наблюдал за боем против Ланселот, раньше он также упоминал об инциденте с Великим Мудрецом, Равным Небу. Вполне здраво предположить, что он очень хорошо ознакомлен с возможностями Годо.

— А ты знал, что так называемую силу «божественной скорости» неожиданно тяжело контролировать? Особенно в хаотичных ситуациях, подобно этой.

Так и есть. Годо согласно кивнул, всецело соглашаясь с описанием Алека.

Независимо от максимальной скорости, двигать тело, согласно точному мысленному представлению, было в высшей степени трудно.

— Однако, когда привыкнешь к данной способности, она окажется довольно полезной. Вот для такого, например.

Совершенно не в состоянии увидеть мгновенную атаку, Годо обнаружил себя летящим по воздуху ещё до того, как осознал происходящее.

«Я лечу?!»

Он почему-то висел в пространстве. Естественно, он очень быстро рухнул обратно на палубу.

Судя по ощущениям в теле, казалось, что он упал с высоты метров в десять.

— Гха!

Корабль, призванный магией Гвиневеры. Упав на его палубу, Годо застонал от боли.

Он чувствовал боль в затылке, острая боль и во всём теле ощущалась.

— Меня тоже нельзя человеком считать, при такой-то сверхъестественной способности к восстановлению. Упав с такой высоты, обычный человек, скорее всего, умрёт или, по меньшей мере, получит бог знает сколько осложнений, даже если выживет.

Как только Алек заговорил, Годо удивлённо обнаружил, что снова падает.

— Гуха!

Снова упав на палубу, его тело ощутило жесточайшую силу удара.

Всё верно. Будь он обычным человеком, мгновенная смерть не стала бы сюрпризом. Но, заставляя себя вставать, Годо терпел сильнейшую боль во всём теле. Борясь, он поднялся на ноги.

Он и сам использовал божественную скорость. И хоть это было всего лишь предположение, Годо, кажется, приблизительно уловил идею того, как его атаковали.

Возможно, у него получится найти метод противодействия.

«Смотри, как я перехвачу атаку!»

— Просто послушно лежи. Будет просто замечательно, если ты сэкономишь мне усилия.

— Да ладно, всего-то пара бросков. Я намерен полностью завершить работу.

На резкий ответ Годо Алек улыбнулся.

Годо считал, что его догадка верна. Используя божественную скорость, Алек бросался вперёд и останавливался прямо перед ним, хватая и прыгая вверх. Затем, когда наступал подходящий момент, он швырял Годо вниз, а сам приземлялся идеально.

Если Годо активирует божественную скорость на максимум, то, наверное, тоже сможет добиться того же.

Использование данной способности сделает его тело исключительно лёгким, заставляя вес одного человека казаться ничем. Следовательно, данная способность может сделать то же, что делал Алек.

— Я слишком упорствую в том, что никогда не наслаждаюсь боем, двигаясь с подобной скоростью. Но данная мера очень эффективна, не так ли?

— Тут я согласен...

До этого Годо уже сталкивался с непрерывными атаками Великого Мудреца, Равного Небу, которые проводились с божественной скоростью.

Тем не менее, он не намеревался имитировать Алека. Принимая во внимание невообразимую защиту и выносливость богов и Чемпионов, на нанесение существенных повреждений данным способом потребуется слишком много усилий. И в течение всего этого времени ему придётся испытывать огромную нагрузку, пытаясь непрерывно атаковать с божественной скоростью, которую сложно контролировать.

На данный момент Годо не считал, что это будет мудрым решением.

Кроме того, божественная скорость Великого Мудреца, скорее всего, фундаментально отличалась от божественной скорости Годо.

«Что ж, это всё проясняет...» — тихо пробормотал Годо.

У них хоть и имелось одинаковое оружие, их уровень владения им совершенно разнился. Алек мастерски освоил мощь божественной скорости. Если Годо попытается драться в той же манере, то лишь жалкое поражение потерпит.

Он активировал четвёртое воплощение Веретрагны, «Верблюда».

Сила, которую возможно использовать лишь при тяжёлых ранениях, это воплощение давало звероподобные боевые возможности, усиливая ноги и выносливость.

«Наступает!»

Инстинкты «Верблюда» почувствовали, как Алек начал действовать.

Это звериное чутьё позволяло не видеть саму атаку, а, скорее, чувствовало решение врага нападать — ауру намерения убить. В то самое мгновение, когда Алек начал исчезать, Годо нанёс удар правой ногой, словно пытаясь раздробить подбородок и череп врага прямо перед собой.

В то же время нечто, двигавшееся с ненормальной скоростью приблизилось, а затем увернулось от удара — именно это Годо ощутил.

Алек появился в том же месте, где и стоял до этого.

— Умение, чтобы перехватить мою скорость... Кто ж мог знать, что подобный тебе смог достичь подобного?

— Всё потому, что до этого другие безжалостно проделывали со мной то же самое...

Алек казался приятно удивлённым, в то время как Годо терпел терзавшую его боль, когда отвечал.

Теми, кто мог видеть божественную скорость и даже мог обернуть это в свою пользу, были Лю Цуйлянь и ещё Сальваторе Дони.

Воплощение «Верблюда» обладало боевым потенциалом, близким по возможностям к вышеупомянутым сверхлюдям. Годо хоть и не мог в точности делать то же самое, грубая имитация вполне укладывалась в рамки его возможностей.

— Хмм… Что ж, в конце концов, это всего лишь подражание. Думаю, если буду продолжать непрерывные атаки, то в скором времени ты откроешься.

Проницателен, ничего не скажешь. Годо чуть не растерялся от такой восприимчивости Алека.

И хотя успешное парирование получилось совершенно случайно, ощущения позволили Годо прийти к выводу, что, скорее всего, один удар из трёх он будет пропускать. Но даже если и так, подобный уровень препятствования не позволит его противнику атаковать, как тому захочется.

Наверное, это можно засчитать в качестве эффективного использования имевшихся возможностей.

— И всё же, я не особо люблю вступать в обмен ударами с врагом. Давай-ка немного поменяем ситуацию, — заявляя это, Алек улыбался.

И в этот же самый момент…

Бабах! Магически идущий по морю корабль начало сильно трясти, словно он в землетрясение попал. Какой-то массивный объект таился в море, остервенело ударяя в днище корабля.

Бабах! Очередное «землетрясение». Подводная атака продолжалась.

И что там уже из моря вылезло? Оставляя озадаченного Годо позади, Алек ловко подпрыгнул, мягко приземлившись на мачту корабля.

— Приношу извинения. Обмен ударами как в боксе — не мой стиль! Я решил привести с собой эскорт именно для такого вот случая. Несколько неподобающе, но должно хватить для того, чтобы удовлетворить кипящую кровь, типа твоей!

Не переча себе, Алек отступил и холодно наблюдал.

«Эскорт?! Это его рук дело?!»

Несясь вдоль борта, Годо пытался сохранить равновесие на скачущем корабле.

Когда он взглянул на море, то оказался несказанно удивлён. Глубоко в воде виднелся огромный силуэт, имевший форму гигантского гуманоида.

Это существо, напоминавшее великана, скорее всего, и атаковало корабль, заставляя его нещадно трястись. Тень обладала длинными волосами и внешне походила на женщину. Выступы на спине существа напоминали крылья. В нижней части тела не было ног, вместо этого там имелось нечто наподобие рыбьего хвоста. Годо вспомнил информацию по Алеку, которую ему показывала Элис.

Точно, должно быть, это «Безликая королева».

В общей сложности, данный человек обладал пятью божественными силами: «Чёрной молнией», «Фуриями правосудия», «Лабиринтом», «Блуждающей алчностью» и, наконец, «Безликой королевой».

Это была королева, связанная одним-единственным правилом, её «лицо» не должно быть увидено. Очевидно, если хоть кто-нибудь мельком увидит её лицо, время её призыва тут же закончится. Тем не менее, в её возможности входили полёты по небу, плавание в воде, подобно рыбе, и разрушительная сила, которая была способна разнести башню из стали. Она могла не только незаметно появляться и исчезать, размер её тела тоже мог меняться по желанию.

Если не принимать во внимание ограничение касательно того, что её лицо должно оставаться невидимым, силы королевы явно были многоцелевыми.

Бабах! Корабль снова затрясло.

Если так и продолжится, то судно пойдёт ко дну. Как только в днище будет пробита дыра, тут игра и закончится.

В дополнение к обладанию силой летать в виде молнии об Алеке также упоминалось, как и о маге. Даже если корабль и затонет, то он, скорее всего, сбежит без всяких проблем. С другой стороны, как только Годо придётся оказаться в море, ему не останется ничего иного, кроме как передвигаться вплавь.

«А раз так, то придётся вызвать того парня!» — мгновенно принял решение Годо.

— Тот, что не затупится, тот к кому нельзя подступиться! Грешники, что нарушают клятвы, будут изгнаны железным молотом правосудия!

Выкрикнув слова заклинания, Годо воззвал к пятому воплощению Веретрагны.

Непроглядно чёрный и величественный «Вепрь» был вызван прямо с поверхности моря, своими размерами он не уступал королеве. Воплощение, которое можно использовать только с целью уничтожения массивного объекта. Естественно, на этот раз целью была сама королева.

— Ррааааааааааа!!!

Рёв священного зверя разнёсся над обширными морскими водами.

«Честно говоря, если окажется, что этот парень плавать не умеет, то у меня явно проблемы будут», — беспокоился Годо про себя.

Но беспокоился он зря. Колыхаясь на волнах, чёрный «Вепрь» неожиданно рванулся в бросок, он пронзил поверхность моря словно на водном мотоцикле или словно торпеда. Рассекая воду, он двигался прямо к королеве, чтобы врезаться в неё на огромной скорости!

С другой стороны, богиня, от которой только силуэт виднелся, оказалась довольно подвижной.

Ловко развернувшись телом в воде, словно рыба, она уклонилась от прямолинейного броска «Вепря».

Однако от этого соревновательный дух «Вепря» только ещё больше возрос. После того, как атака прошла мимо цели, он быстро развернулся на сто восемьдесят и снова рванул к королеве.

Так началась морская битва огромных монстров.

Каким-то магическим образом безликая королева вызвала массивные копья и бросила их в атакующего «Вепря», сама при этом уклоняясь.

Когда «Вепрь» вступил в ближнюю битву с аморфной тенью, стало видно, как его клыки периодически вонзаются во врага.

В то же самое время, брошенные королевой копья тоже рассекли чёрную шкуру нападавшего. Из ран брызнула чёрная кровь не из этого мира, окрашивая морскую воду в чёрное.

— Теперь я вижу, что и ты являешься владельцем яростного зверя. Ха-ха, хотя нет особой необходимости сравнивать ярость наших зверушек в море!

Как только послышался смех Алека, фигура королевы исчезла из воды.

Потеряв свою цель, бегущий «Вепрь» бессмысленно рассекал воду носясь вокруг.

И в этот самый миг, Годо вдруг заметил. У него возникло ощущение невероятной опасности.

Полагаясь на инстинктивное предупреждение, Годо прыгнул вперёд, словно в бассейн нырял, он даже не смотрел на Алека, который должен был стоять на корабельной мачте. Если бы он отвлёкся на то, чтобы посмотреть, то, скорее всего, уже было бы слишком поздно.

Одновременно с прыжком Годо Алек появился в том месте, где Годо только что стоял.

Он делал неожиданный выпад оружием в руке. Атака провалилась благодаря отступающему прыжку Годо.

— Разве ты не сказал, что обмен физическими ударами не в твоём стиле?!

— Что? Если разговор идёт об одностороннем нападении, когда я могу покончить со всем одним-двумя ударами, то такой вариант приемлем.

Прямая критика Годо была обыденно отметена в сторону.

Но даже при этом, чтобы этот фрукт намеренно выбрал подобный объект в качестве оружия — Годо был немало впечатлён инструментом в руке Алека. Вот уж где странный человек.

Объект, которым делался колющий выпад, оказался старинной перьевой ручкой. Из тех, которым требовались чернила и которые заправляются через кончик. Даже в качестве письменного инструмента она уже из моды вышла, не говоря уже о том, чтобы в качестве оружия её использовать.

— Хо-хо, это? Так уж вышло, что мне неинтересно таскать с собой грубые принадлежности для боя. В общем, данной штуки хватает для экстренных случаев.

Заметив взгляд Годо, Алек швырнул ручку, словно дротик. Та со свистом пронеслась по воздуху, заставляя Годо отпрыгнуть в сторону, чтобы уклониться.

Промахнувшись мимо цели, ручка воткнулась в палубу корабля. Не только её кончик, полкорпуса в палубу вошло. Для увеличения урона явно использовалась магия.

«Я действительно впервые дерусь с подобным типом врага…»

Вставая, Годо мысленно удивлялся происходящему. Используя столь много тактик конспирации и обмана, Алек, фактически, избегал вступать в привычную битву лицом к лицу. Использует всевозможные способы уклоняться от атак врага, в процессе ищет уязвимые места для нанесения решающего удара — так он завершает свои битвы.

Танцуй, как бабочка, жаль, как пчела — хотя нет, он, скорее, похож на дьявола, который крутит шахматную доску.

Если позволить Алеку контролировать ход битвы, то победа явно окажется вне досягаемости. Данное откровение немало поразило Годо. Как он и боялся, решающей и сильнейшей техникой тут будет «Хищная птица», так выходит?..

Вместо того, чтобы полагаться на её скорость, необходимо использовать её как тактический инструмент.

Годо осознал, что настало время вытащить свой козырь.

Часть 5

Ланселот и Гвиневера двигались к лабиринту Дьявольского моря.

Они осматривали раскинувшееся под ними водное пространство, пришпоривая божественного скакуна. Сидя в седле, Гвиневера занимала место перед богиней, державшей поводья.

— Излюбленное дитя, уже практически настало время призвать фальшивого Миноса.

— Хорошо, Сэр Рыцарь.

Соглашаясь, Гвиневера кивнула богине-защитнице, которая снова была в полном снаряжении.

— О, Святой Грааль! О, фонтан жизни, наследие белой богини! Я молю тебя ответить её дочери, потомку богини!

Перед летящей божественной лошадью появился золотой сосуд.

Это был Святой Грааль, который полностью поглотил эссенцию Афины. Резко появившись из ниоткуда, он парил прямо в воздухе.

— Король Крита, отец Минотавра, его королевское величество, священник принесения в жертву живых. Гвиневера обращается к небу, молит землю, просит у океана, чтобы ваше королевское величество снова одарило нас своим присутствием. Прошу, услышьте мольбы юной девы и явите себя на сей земле!

Гвиневера воспользовалась духовной силой «Божественного призыва». Это тайная техника, которой владели только божественные предки. Во времена, когда они были богинями, данная техника предназначалась для призыва миньонов — священных зверей воды и земли.

Однако заклинание, которое Гвиневера использовала в данный момент, включало в себя дополнительный элемент.

Святой Грааль окутали слова заклинания для призыва зверя уровня бога. Затем золотой сосуд начал менять форму. Голова яростного быка с обнажённым телом человека. Высота фигуры составляла около десяти метров.

Это было подобие бога Миноса, которого Алек убил на Крите восемь лет назад.

Использование магической силы Святого Грааля для призыва фальшивого бога требовало превратить в бога сам Грааль. В течение этого времени исходные функции Грааля не действовали, тем самым не позволяя использовать божественное копьё Экскалибур, чьё функционирование было основано на связи со Святым Граалем.

Фальшивый Минос спокойно парил в небе рядом с летящим божественным скакуном.

Они двигались к Авалону, вызванному Алеком. Но сначала Дьявольское море, которое не позволяло подобраться к острову — такова была сила Алека, которую он отнял у бога Миноса.

И хоть само это море, превращённое в лабиринт, хорошо просматривалось с воздуха, на то, чтобы пересечь его, потребовались бы многие дни.

Но если позаимствовать силу у фальшивого Миноса, который обладал такими же способностями…

Ведомые фальшивым Миносом, Ланселот и Гвиневера, наконец, попали на территорию этого Дьявольского моря. Их целью был Авалон вместе с предположительно спящим там Королём Завершения.

В текущей битве Чёрный принц Алек имел абсолютное преимущество благодаря своей божественной скорости.

Даже кто-либо иной кроме Кусанаги Годо мгновенно пришёл бы к такому умозаключению. Но наблюдения Годо за врагом пошли несколько дальше.

Чёрный принц Алек был человеком, которому нравилось показушно демонстрировать свой острый ум. Вместо того, чтобы пользоваться божественной скоростью как «оружием для битвы», он, скорее всего, рассматривал её в качестве «инструмента установления тактического преимущества».

Алек обладал подавляющим скоростным преимуществом над своими врагами.

В результате, нападение и защита, полностью полагающиеся на скорость, — просто не использовались. Вместо этого он использовал скорость в качестве преимущества, которое позволяло доминировать в битве.

Благодаря использованию скорости, действия часто можно было предпринимать быстрее врага.

Время на движения тоже получалось сильно сокращать, что давало практически мгновенную мобильность и позволяло использовать опцию оставлять поле боя.

От надвигающихся ударов можно было уклоняться с божественной скоростью, не оставляя шанса на контратаку.

Уверенно владея подобной доминирующей техникой, битвы можно завершать одним броском с высоты. Это был стандартный метод Алека для достижения победы. Он испытывал огромные проблемы с тем, чтобы как можно больше сократить время использования божественной скорости, словно пытался не быть расточительным.

Вероятно из-за того, что божественная скорость являлась сложно контролируемой способностью, Алек и пользовался ей именно таким образом.

Имея опыт оперирования такой же способностью, Годо понимал, в чём тут дело. Перво-наперво, одно только её использование крайне нагружало ум и тело. Что касается Годо — то данная нагрузка выражалась в ограниченном времени использования.

К тому же, совершать точные движения было очень трудно.

Умение переключаться между быстрыми и медленными движениями позволяло Годо эффективно сражаться. Однако каждый раз, как он ускорялся или замедлялся, ему требовалось уделять этому существенную долю своей концентрации...

Невзирая на манеру использования, было вполне очевидно, что Алек являлся экспертом божественной скорости.

У Годо нет никаких шансов выиграть битву, полагаясь лишь на божественную скорость. Тем не менее, «Хищная птица» — воплощение божественной скорости, — всё равно необходима.

Преимущество противника просто очевидно, но если под иным углом на это взглянуть, неужели нет никакого способа заставить его открыться...

Как только Алек сделал очередной выпад своей перьевой ручкой, Годо активировал «Хищную птицу». Как и его противник, он применил божественную скорость всего на мгновение, избегая удара быстрого, словно молния, кончика ручки.

В результате, бушующий в море «Вепрь» пропал.

— Мне вот всё интересно было, когда же ты, наконец, это используешь. И время уже настало, как погляжу, — с немалым интересом прокомментировал Алек, наблюдая божественную скорость Годо.

Наконец, Алек повысил свою скорость до максимума и побежал по палубе. Годо тоже ускорился до такой же степени, чтобы начать преследование.

Когда он сойдётся с Чёрным принцем, то, скорее всего, сможет сымитировать ту «эффективную манеру» атаки.

Держа в голове данную цель, Годо гнался за Алеком. Но догнать не получалось. И хотя их скорости действительно были равны, их мастерство в управлении слишком уж сильно разнилось.

Алек бежал, полностью высвободив божественную скорость. Скорость преследования у Годо была той же.

Затем Алек неожиданно «переключился на низкую передачу», из-за чего Годо, продолжавший преследование на полной скорости, обогнал замедлившегося Чёрного принца.

В результате произошла смена позиций, и между ними образовался большой разрыв.

Затем Алек подпрыгнул вверх.

Годо рванул к тому месту, где Алек должен был приземлиться. Но оппонент снова снизил свою божественную скорость, тем самым игнорируя существование свободного падения и гравитации, а затем приземлился с уже уменьшенной скоростью.

Таким образом, Алек спокойно опустился в том месте, мимо которого Годо уже успел пробежать.

Да. Так называемая божественная скорость на самом деле не являлась способностью «быстро двигаться из точки А в точку Б». Скорее, это способность «нелепого сокращения времени путешествия из точки А в точку Б».

В результате получалось совершать движения, которые были физически невозможны.

Беговые движения обычного человека привязаны к двумерной плоскости. При использовании «Хищной птицы» тело Годо становилось исключительно лёгким, позволяя ему двигаться в трёх измерениях.

Но божественная скорость Александра Гаскойна была четырёхмерной.

Когда даже время ему подчиняется, это действительно четырёхмерное передвижение. Поймать противника, подобного данному человеку, просто невозможно!

В общем, время проходило безрезультатно.

— Что ж… Твоё текущее состояние говорит о том, что всё подошло к концу, верно? — наконец, заявил Алек, обращаясь к Годо.

Кусанаги Годо скрючился на земле, прижимая руку к груди. Во время погони временной лимит «Хищной птицы» истёк. Его сердце пронзила сильнейшая боль, а тело начал сковывать паралич.

— Судя по всему, для божественной скорости, которой ты пользуешься, характерно увеличение нагрузки при увеличении времени использования. Я подозревал это уже исходя из того факта, что ты можешь мгновенно достичь максимальной скорости, — спокойно объяснил Алек.

Неужто так уверен в победе?

А раз так, то, наверное, это наилучшая возможность…

— И наоборот, те, кто увеличивают скорость постепенно, обычно гораздо меньше страдают от нагрузки. Что ж, раз ты подобное выбрать не можешь, то тут уж ничего поделать. Удача, или, скорее, твой способ использования ничего хорошего собой не представляет.

«Нет уж», — Годо наблюдал за своей добычей, ожидая подходящего момента.

Скрючившись в своём неподвижном состоянии, Годо никак не мог вступить в прямое противостояние. Но именно таким образом он мог заставить Алека потерять бдительность… Наверное.

— Как я и говорил, я не из тех великодушных людей, которые упускают возможность одностороннего избиения кого-то беспомощного. Я во что бы то ни стало должен догнать ту наивную Гвиневеру и покончить с этим спектаклем, — заявил Чёрный принц, после чего достал свою перьевую ручку.

Вот, как раз время для Годо вытащить свой настоящий козырь.

— Ну да, верно… Время покончить с этим. Вперёд, Амэ-но муракумо!

Терпя боль в сердце, Годо призвал напарника, живущего в его правой руке.

Амэ-но муракумо-но цуруги появился неожиданно. Годо ловко взмахнул божественным мечом, или нет. Он не мог положиться на своё неподвижное тело, чтобы сделать такой выпад. Но обладающий сознанием божественный меч сам рванул в сторону Алека.

Кончик клинка был готов пронзить его сердце!

Но Алек ловко владел божественной скоростью. Даже в ответ на неожиданную атаку он мог просто-напросто уклониться.

Как и ожидалось, по всему его телу пошли искры. Это был признак того, что он вот-вот использует божественную скорость.

— Что?!

В дополнение к происходящему он испытал шок.

Всё произошло именно так, как и планировал Годо. «Сталь» обладала способностью копировать возможности врага. Используя данную силу, Годо скопировал божественную скорость Алека.

В результате, Амэ-но муракумо сейчас нёсся со скоростью молнии…

Пронзая грудь Алека…

Но фигура джентльмена в стильном чёрном пиджаке растворилась словно мираж…

— Не вышло всё-таки…

«Естественно. Человек, который даже бога убить может, самого себя так просто убить не даст. Само собой, он подозревал о наличии ловушки».

То, что проткнул Амэ-но муракумо, было не более чем остаточным образом, оставшимся после использования божественной скорости.

Этот парень, он с помощью божественной скорости даже приманки делать может?

— Тебе было как-то рановато становиться неподвижным ради превращения в приманку для данной ловушки. Ставка, достойная восхищения, но в последнюю секунду ты слишком расслабился. Шах и мат. Ты проиграл.

— Нет, не совсем…

Несмотря на то, что он и пальцем пошевелить не мог, Годо улыбался. Его губы искривились в хищной ухмылке.

— Я одолею тебя и буду драться с Ланселот. Это проклятие заставляет меня так делать. А раз так, то у меня всё ещё есть сила, которую я могу использовать.

В то же мгновение из его уст вырвались тихо произнесённые магические слова.

Годо ощущал, как божественная сила Ланселот выплёскивается из самой глубины его сердца.

— Что?!

Должно быть, Алек заметил, так как с его стороны раздался возглас удивления.

— Эта Ланселот владеет силой, которая заставляет других или саму себя сойти с ума и впасть в неистовство в соответствии со своими тайными желаниями. Проглотив подобную штуку, я теперь получаю удовольствие от нашей битвы. В конце концов, данное проклятие высвобождает потаённые желания.

— Это так ты свою двуличность отбросил? Приняв такое неприятное проклятие?!

Не обращая внимания на вопрос Алека, Годо поднялся. В настоящий момент тело и разум Кусанаги Годо пребывали в состоянии берсерка. Поддался желаниям, усиленным способностью Ланселот — его полностью поглотила мысль о том, что «Я должен драться с той богиней войны». Более того, проклятие превратило в мощь приказ «Одолей Алека».

Проклятие Ланселот являлось силой, которая заставляла становиться берсерком ради удовлетворения своих желаний. Когда истощение и раны доводили до предела, данное проклятие восстанавливало свирепость тела и разума, предоставляя новую мощь, давая необходимую силу для того, чтобы снова подняться.

Естественно она не была безграничной, но для текущего уровня истощения Годо…

Используя божественную силу Ланселот, тело, которое уже на пределе было, снова начало двигаться. Все раны, которые были получены в бою до этого, мгновенно излечились. И хотя воплощения Веретрагны можно было снова использовать только по прошествии дня, возможность их использования тоже восстановилась.

Боль и паралич от использования «Хищной птицы» также прошли. Ничего не останавливало его от вступления в бой прямо сейчас!

— Гаскойн, думаю, что теперь я более-менее знаю твои трюки. Начинается второй раунд… Не всё гладко для тебя складывается. К тому же, ты тут задерживаешься, а в это время Гвиневера и Ланселот движутся к пункту своего назначения. Думаю, у тебя уже не так много времени осталось, чтобы его терять.

— Тц. И что, недавняя битва снова сейчас повторится, так что ли?

Когда Алек осознал намерения Годо, его лицо скривилось так, что показалось, будто он сейчас сплюнет. Но всё-таки не сделав этого, он смог сохранить достоинство джентльмена.

Что ж, настоящая битва начинается сейчас. Годо радостно воскликнул:

— Прости, но, пожалуйста, поиграй со мной, пока мне не надоест, Гаскойн! Шанс подраться с человеком, который убивал богов, выпадает очень редко. Разве не глупо с такой лёгкостью упускать столь захватывающий опыт?!

Но тут Годо обнаружил, что прибыли незваные гости.

Он раздражённо цокнул языком. Сюрпризом это не оказалось, по-видимому, как раз пришло время их появления после того, как они поспешили сюда. Понимая это Годо всё равно ощущал некоторое раздражение.

Ведь явно же была возможность разойтись на полную катушку без постороннего вмешательства, но этим девушкам всё равно надо было появиться и помешать…

Вот же назойливые какие. Годо пожал плечами. Стоило ли ему утихомиривать их недовольство манерой поведения, которую они предпочитали? Надо быстро разобраться с ситуацией.

На палубу опустилось голубое свечение.

Естественно, это была магия полёта Лилианы Краничар.

Когда свет померк, появились не только сребровласая девушка-рыцарь и Эрика Бланделли, но ещё и Мария Юри. Крайне обеспокоенные лица трёх девушек, казалось, говорили: «И во что он снова вляпался…»