10 том    
Глава 6. К острову судьбы


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
27.01.2020 20:03
Благодарю
naazg
18.01.2020 21:22
Спасибо
naazg
15.01.2020 07:31
Спасибо
naazg
05.01.2020 09:42
Спасибо
naazg
30.12.2019 21:29
Спасибо
naazg
23.12.2019 21:12
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:15
Спасибо
naazg
07.12.2019 20:57
Спасибо
naazg
01.12.2019 21:06
Спасибо
naazg
24.11.2019 21:37
Спасибо
naazg
16.11.2019 20:51
Спасибо
naazg
09.11.2019 21:10
Спасибо
naazg
03.11.2019 21:18
Спасибо
naazg
27.10.2019 21:15
Спасибо
naazg
20.10.2019 21:03
Спасибо
naazg
13.10.2019 12:57
Спасибо
naazg
06.10.2019 18:26
Спасибо
filinok
06.10.2019 16:21
Спасибо
naazg
29.09.2019 21:17
Спасибо
naazg
22.09.2019 20:38
Спасибо

Отобразить дальше

Глава 6. К острову судьбы

Часть 1

Кусанаги Годо пропал...

Прошлым вечером, когда она узнала данную новость, Эрика была дома.

— И хотя у нас нет никаких телохранителей и им подобных, люди, которые наблюдают за Кусанаги Годо, прислали такой вот доклад.

Доставил новость сотрудник Комитета компиляции истории Амакасу Тома.

После его звонка Эрика, Лилиана и Юри собрались в гостиной резиденции Саяномии, хотя уже поздняя ночь стояла.

— Случайно столкнулся с неизвестной красавицей, а затем, судя по докладам, ушёл с ней рука об руку. Поверить практически невозможно, но эта девушка, судя по всему, успешно применила к Чемпиону какой-то тип гипноза.

Услышав это, Эрика вздохнула.

— Я уже говорила это раньше, но какая разница... Когда он оказывается перед девушкой, количество его уязвимостей просто до отчаяния доводит, вот вам весь Годо.

— Да уж, а я тут такая думаю, что он извлёк небольшой урок после недавнего столкновения с Гвиневерой.

— Разве ему ещё мало таких вот случаев... Так как для нас просто невозможно постоянно составлять ему компанию в течение дня, он должен научиться быть настороже, когда предоставлен самому себе.

— Итак, Амакасу-сан, куда Годо-сан направился после этого? — спросила Юри у сотрудника комитета, выслушав причитания Эрики и Лилианы.

— А, точно. По факту, у нас десять с лишним человек разделено на три команды для тщательного наблюдения за Кусанаги-саном, но ни одна из них не смогла доложить о том, что произошло. Мы не знаем, что та загадочная девушка с ними сделала, но их всех обнаружили в бессознательном состоянии.

— Ясно... Если команды подбирал сам Амакасу, то они должны быть компетентны.

Выслушав доклад Амакасу, Эрика отбросила свои эмоции в сторону.

— Но в данном случае, если хотя бы один из них, нет, даже если бы вся команда атаковала, то, скорее всего, результат оказался бы таким же. Тут мы как раз радоваться должны, что пока нет никаких жертв. Очень важно догнать Годо и вырвать его из лап этой подозрительной женщины.

— Да. А раз так, то наша первоочередная задача — отследить местонахождение Кусанаги Годо.

— А разве его поиски — это не лишняя работа? Исходя из текущей ситуации, его конечной целью явно станет то самое место.

Когда Лилиана выказала свою решимость, слово взяла Саяномия Каору.

Глава Токийского отделения Комитета компиляции истории и прекрасная химе-мико в мужской одежде. Более того, она была девушкой, чьи таланты наравне конкурировали с талантами Эрики Бланделли.

И совершенно очевидно, что она сделала те же выводы, что и Эрика.

— Верно, вместо того, чтобы терять время на что-то подобное, будет более эффективно сфокусировать наши поиски на методах, которые позволят рассеять проклятие Годо.

Когда Эрика выразила согласие с ней, Каору улыбнулась.

«Хорошо сказано», — судя по всему, именно такие слова крутились на кончике языка главы Токийского отделения.

В настоящий момент Саяномия Каору оказывала Кусанаги Годо помощь, которая выходила за рамки её полномочий как одного из лидеров Комитета компиляции истории.

Возможно, в своё время, но у Кусанаги Годо рано или поздно появится свой собственный «круглый стол»...

И в таком случае Каору, скорее всего, займёт место кардинала-епископа, но не канцлера. А ещё, она наверняка разделит роль стратега наравне с Эрикой, паладином и хозяйкой двора. Они обе будут постоянно предлагать стратегические решения, соревнуясь за власть и влияние.

Таким было будущее, которым видела его Эрика, улыбавшаяся в ответ Каору, словно сообщница.

— То, что ты имеешь в виду под конечным пунктом, это Парящий остров? Если та загадочная девушка заодно с Гвиневерой, и их целью является использование Кусанаги Годо в своих замыслах, то их местом назначения с большой вероятностью является именно данный остров… — уверенно сказала Лилиана.

Скорее всего, подковёрная политическая борьба была ей безразлична, она преданно служила Кусанаги Годо в качестве телохранителя и управляющей делами. Она из тех подчинённых, которые благородно настаивают на том, чтобы исполнять такие вот роли, объединяющие в себе официальные и личные обязанности.

— С другой стороны, что если принц Алек устроил это с целью увести Кусанаги Годо от Парящего острова? Хотя, не имеет значения, что там случилось, заговор, похищение, убийство… Скорее всего, об этом беспокоиться не стоит, так?

Исключая убийство, Лилиана хорошо понимала положение дел.

Обмануть Чемпионов возможно, но неожиданно убить — нет. Это же люди, которые убивали богов, они обладают просто ненормальной живучестью и двужильностью. Лилиана не думала, что он может быть убит без борьбы. Если Кусанаги Годо действительно столкнётся с такой проблемой…

То сначала случится битва с так называемым убийцей, битва, которая половину Токио с землёй сровняет, наверное?

Вообразив себе данную сцену, Эрика усмехнулась и ответила:

— Сомневаюсь, что принц Алек имеет отношение к данному происшествию. Не в его стиле.

— Согласна. Если говорить о нём тактично, то Алек остаётся юношей в душе. Выражаясь яснее, можно сказать, что он никогда не сомневается, совершая «крутые» по его мнению преступления, но, тем не менее, Алек всегда воздерживается от совершения действий, презренных с его точки зрения, — в своей отличительной манере изложения поддержала Каору.

— Весёлые ночные покатушки пятнадцатилетнего подростка на мотоцикле. Именно такие вот развлечения напоминают мне об этом человеке. И готовить ловушку с девушкой точно относится к тому, чего он никогда делать не станет.

— А ещё, если Гвиневера-сама решилась бы наложить на Чемпиона заклинание, это потребовало бы от неё подвергнуться риску сродни усмирению дикого зверя — сложно представить, что она прибегнет к подобным мерам, если только это не связано с битвой на Парящем острове.

— Единственные, кто могут бросить вызов богоубийцам, это боги и другие богоубийцы. И это правда.

Юри грациозно кивнула Каору, ответив невозмутимым голосом.

— Слушай Юри, а ты что думаешь по поводу женщины, похитившей Кусанаги-сана? Если это просто ведьма или даже божественный предок, то справиться будет просто. В ином случае, всё становится не так просто.

— А почему ты думаешь, что я… Верно, у меня действительно возникло довольно тревожное чувство.

Просто на мгновение закрыв глаза, чтобы прислушаться ко внутренним ощущениям, Юри тихо произнесла:

— Воистину поражает, ужасающая сущность. Такие у меня чувства возникают…

Ясно. Эрика кивнула. Должно быть, Каору намеренно озвучила последовательность туманных утверждений. Учитывая то, что Юри одна из самых выдающихся обладательниц духовного зрения, достоверность её ощущений довольно убедительна.

— Возможно, ты почувствовала появление новой богини, Юри?

— Быть полностью уверенной невозможно. Хотя я и не буду удивлена, если это окажется правдой, — в ответ на вопрос Эрики, Юри мрачно озвучила своё видение.

Даже в хаотических ситуациях, где истина не ясна, Юри всегда служила путеводным маяком, освещающим дорогу. Временами яркая и ослепительная, временами неяркая и едва выделяющаяся.

Один единственный проводник, что даёт свет во тьме, такова была роль, которую выполняла Юри.

— Звать её в моменты кризиса, наверное, самый лучший выбор? Это даёт самый результативный и практический эффект, когда предпринимаешь экстренные меры.

— Верно. Но я думаю, что с нашей стороны не слишком честно обременять её ношей наших слишком уж высоких ожиданий.

Эрика не согласилась с бормотанием Каору, что вызвало кривую усмешку на лице красавицы в мужской одежде.

— Само собой. Я хоть и говорила о практическом эффекте, нередко данный эффект оказывается довольно ограниченным.

Решив с пунктом назначения, Эрика и остальные девушки начали действовать.

Амакасу поспешно направился готовить меры к неизбежному появлению их «спасаемого» на Парящем острове. Этот японский ниндзя в основном специализировавшийся на магии, относящейся к скрытным операциям, обладал глубокими познаниями мифов и легенд, а также являлся человеком, способным компетентно справляться с разнообразными ситуациями.

Дни, когда Эрика была единственной спутницей Годо, уже давно прошли.

В какой-то момент времени окружение молодого Чемпиона начало расцветать переизбытком исключительных талантов. Тем не менее, они всё ещё были похожи на крем и украшательства для торта, — то есть, если основа в лице Годо отсутствует, всё просто бессмысленно.

Пока Эрика и Каору продолжали возглавлять дискуссию по поводу возможных контрмер, раздался телефонный звонок.

«Слушай, Эрика, как там дела с текущей ситуацией? Да, конечно, нездоровое любопытство не к лицу истинной леди. И, тем не менее, я всё ещё являюсь важным членом организации, ответственной перед остальным миром, хоть и сняла с себя полномочия, разве не так? Поэтому вполне естественно быть проинформированной о положении дел, в которые я вовлечена».

Результатом короткой беседы стало привлечение надёжной союзницы.

Чемпионы представляли собой демонов, которые убивали богов и забирали себе их священные способности. Но при этом всё равно было непонятно, почему эти Короли всегда становились центрами хаоса и беспорядков, вовлекая в это других людей. Возможно, причина, по которой так много людей оказывалось затянуто в игрища Чемпионов, связана со своеволием и образом мыслей последних.

Всецело прочувствовав это, Эрика закончила с приготовлениями и провела ночь вместе с соратницами.

Затем наступил следующий день…

Получив доклад от Амакасу, в котором говорилось, что «что-то странное произошло в Дьявольском море», Лилиана воспользовалась «Взглядом ведьмы», чтобы осмотреть обозначенный район. Доверившись магии полёта, Эрика и остальные девушки, наконец, воссоединились с Годо.

Он улыбнулся, приветствуя прилетевших Эрику, Юри и Лилиану.

— Надо же… Подумать только, вы отследили меня даже в таком месте. Назойливая вы компашка. Я тут со своим другом занят, так что попрошу вас молча постоять в сторонке, — заявил Годо с весёлой улыбкой.

С другой стороны, его «друг», который всё это слушал, раздражённо хмурился.

— Мне всё равно, если ты хочешь относиться к этому, как к развлечению и игре, но данная ситуация является важной частью моих планов. И если ты столь легкомысленно мешаешь, лучше домой побыстрее проваливай.

— О, какой сюрприз. Ты чего такой серьёзный, Гаскойн? Верно, я веселюсь, но я тоже серьёзен, знаешь ли. Хотя, вместо того, чтобы дурачиться, стать серьёзнее будет даже интереснее. Развлекай меня до самого конца и не сбегай на полпути, — ответил Годо на требования Гаскойна, словно насмехаясь над ним.

В обычных обстоятельствах он бы таких слов не произнёс. Если бы Король Мечей Сальваторе Дони был здесь и услышал эти слова, то он, скорее всего, с искренней радостью предложил бы ему обняться.

Став свидетелями данной сцены, Эрика и другие девушки стали перешёптываться.

— И что вы думаете по поводу состояния Кусанаги Годо?..

— Он явно действует очень странно. Но в том, что касается ментального состояния, признаков нестабильности нет, и это не совсем биполярное расстройство...

— Да, даже естественность ощущается...

— Или, скорее, можно сделать предположение, что это его настоящая суть, которая обычно подавляется рассудительностью и здравым смыслом, которые отбирают у неё возможность проявить себя, или что-то вроде того...

Юри и Эрика согласились с умозаключением, прозвучавшим в комментарии Лилианы.

Как бы то ни было, странное состояние Кусанаги Годо было настоящим.

— Годо, а почему бы тебе вместо него с нами не поиграть? Надеюсь, ты сможешь как-то сдерживать себя и не вызовешь недовольства у нашего иностранного гостя.

— С вами что?

— Лучше бы вам этого не делать. Этот парень, судя по всему, находится под влиянием проклятия Ланселота дю Лака.

Даже ухмыляющийся Годо, отреагировал на предложение удивлённо. Алек же на полном серьёзе их предостерёг.

Тем не менее, Эрика, демонстрируя в ответ двум Королям обаятельную улыбку, спокойно произнесла:

— Но-но, несмотря на наш вид, мы явились сюда крайне уверенные в себе, знаете ли. Годо, даже учитывая, что это ты, не недооценивай меня — так-то вот. Алек, надеюсь вы позволите нам разобраться с нашим господином. Если я и дальше стану докучать вам просьбами, то это уже будет самой большой наглостью, как со стороны рыцаря, так и со стороны леди.

В ответ на цветистые речи Эрики два Короля одновременно продемонстрировали одно и то же выражение лица.

У Годо и Алека проснулось любопытство, что заставило их усмехнуться.

— Великолепно! Что ж, оставляю всё на вас!

Из тела Алека вырвалась плазма. Похоже, он готовиться улететь в виде молнии.

В ответ Годо тут же поднял правую руку, намереваясь отменить действие с помощью Амэ-но муракумо-но цуруги. В это же мгновение Эрика с Лилианой метнули по ножу каждая, использовав при этом магию призыва.

Нисколько не сомневаясь, они целили прямо в сердце Годо.

— Что?!

Крайне удивлённый, Годо попытался уклониться.

Был бы он Сальваторе Дони, то увернулся бы без всяких проблем. Но боевыми искусствами Годо не владел.

И хотя он умел превосходно полагаться на естественные рефлексы, концентрацию Дьявольского Короля и инстинкты выживания для того, чтобы уклоняться от вражеских атак и подавлять их, его движение определённо не походило на безупречные действия мастера боевых искусств.

Отпрыгнув назад, чтобы избежать попадания брошенных рыцарями ножей, Годо уже не мог отвлекаться на что-то другое.

Поэтому команда, отданная Амэ-но муракумо-но цуруги, несколько задержалась, давая Алеку более чем достаточно времени на подготовку. Обратившись вспышкой молнии, Чёрный принц мгновенно улетел.

— Никогда не думал, что вы вот так внезапно меня атакуете...

Ножи, которые метнули Эрика и Лилиана не были фальшивыми безделушками или чем-то подобным.

Это были настоящие ножи, сделанные из железа и стали, именно поэтому Годо сразу же уклонился от них.

— Да что ты говоришь? Без намерения убить, как в ином случае это вообще могло угрозу представлять? Кроме того, Годо, ты же с лёгкость способен «танкануть» атаку такого уровня. Она ведь совсем уж обычная, — спокойно объяснила Эрика, совершенно не обеспокоенная произошедшим.

Лилиана безмолвно кивнула, соглашаясь. Похоже, что только Юри была той единственной, кто с ума сходил от беспокойства.

— Да уж… Хоть и проклятый Ланселот, летать я всё равно не могу. Значит, веселье с Гаскойном уже всё, — ворча, Годо пожал плечами. — Помешали редко выпадающей возможности повеселиться, компашка девочек, которые не знают своего места! Что ж, делать нечего, надо бы прямо здесь проучить вас как следует, а потом уже новую игру начинать.

— И ты думаешь, что мы смиримся с подобной тиранией, Кусанаги Годо? — говоря, Лилиана раздражённо нахмурилась. — Похоже, что в твоём текущем состоянии, ты слишком уж сильно идёшь на поводу своих желаний. Долг рыцаря угомонить господина, который сбился с верного пути. Ради этого мне, Лилиане Краничар, не остаётся ничего иного, кроме как обнажить свой меч против тебя.

Сделав данное заявление, девушка-рыцарь в синем медленно разжала руку.

Её излюбленный меч Иль Маэстро пока ещё не был призван. Однако данная стойка демонстрировала намерение сделать это.

Они явились сюда, намереваясь освободить Годо от странного проклятия. Эрика и Лилиана обе были одеты в боевое снаряжение. С красными и чёрными вертикальными полосками. С синими и чёрными вертикальными полосками. Это их обычные накидки.

— Годо-сан, приди в себя, пожалуйста. Даже если всё действительно так, как сказал принц Алек, и тебя зачаровал Сэр Ланселот, лишь преодолев это, ты проявишь достоинство Короля! — одетая в одежды мико, Юри тоже высказалась, укоряя его.

Годо ухмыльнулся и взъерошил свои волосы. Она действительно выглядела довольно сурово и угрожающе.

— Если я действительно Король, то такие банальности меня просто не будут волновать. Всё, чего я хочу, это свободно бродить по земле там, где мне вздумается. Если же мне повстречается глупец, который попытается направить меня не туда, провести небольшую дуэль было бы неплохо.

Ни высокомерия, ни сумасшествия.

Вместо этого он вёл себя естественно и расслабленно. От него исходила аура сдержанности и свободы от пут, никакой ярости. «Возможно, это действительно истинная природа Кусанаги Годо», — подумала Эрика про себя.

Если уж на то пошло, то он всегда был способен свободно переключаться на использование своей силы для битвы.

Человек, который запросто заводил друзей и сотрудничал с людьми из разных ассоциаций разных стран.

— Такого вот Годо, не имеющего никаких сомнений, я действительно вижу впервые. Какое же неприятное состояние, — пробормотала впечатлённая Эрика.

Ранее они одолжили силу отсутствующих здесь людей, — таким образом, подготовка для избавления от проклятия бога уже была завершена. И сейчас практическое воплощение зависело от их текущей команды. Они должны добиться успеха любой ценой.

Часть 2

Святой Грааль принял форму фальшивого Миноса.

Сопровождая в полёте белого божественного скакуна, великан с головой быка ревел:

— РРРАААААААА!!!

Этот рёв высвобождал магическую силу и способности.

Превращая разбушевавшийся дух в слова заклинания, громоподобный рёв сотрясал небо, а образованные из-за него морские волны обрушивались на землю.

Перед глазами фальшивого Миноса, а также Ланселот и Гвиневеры, летящих на божественном скакуне, предстал маленький остров, окружённый острыми рифами.

Утыканный каменными образованиями необычной формы, выпирающими из земли, он действительно напоминал замок из странного камня.

— Лабиринт Александра-самы, правда, явно ослабленный...

— Фальшивый бог и богоубийца, даже если они обладают одними и теми же способностями, истинно равными они быть не могут. Очевидно, что полностью аннулировать его силу не выйдет.

Такую вот негромкую беседу вели Гвиневера и Ланселот, восседающие на белом божественном скакуне.

— Итак, раз мы уже досюда добрались, дальше остаётся только силой ломиться. Позволь фальшивому Миносу ринуться в лабиринт в качестве авангарда. Даже если сам лабиринт уничтожить нельзя, Минос послужит цели проложить нам путь.

Ланселот и Гвиневера вошли в лабиринт Дьявольского моря с быкоголовым богом в роли проводника.

И они не по волнам плыли, а по небу продвигались. Сейчас от Авалона их отделяло всего километров десять. Однако оставшееся расстояние являлось самой тяжёлой частью их путешествия.

Перво-наперво, их путь в нескольких метрах впереди был заблокирован бесформенным туманом.

Вдобавок, подвергавшиеся ударам ужасающих ураганных ветров, они почти вылетели с территории Дьявольского моря.

Не успели они заметить, как сбились с курса, и прогресс в продвижении к острову остановился.

Морская вода выстреливала с поверхности залива словно гейзер, почти сбивая божественного скакуна, на котором летели Ланселот и Гвиневера. Всё это являлось частью силы Чёрного принца — магическая сила лабиринта, которая никому не позволяла приближаться к острову.

Каждый раз, когда фальшивый Минос издавал рёв, магия лабиринта слабела.

— Так больше продолжаться не может... — пробормотала Ланселот. — Мне просто надо наложить на фальшивого Миноса заклятие «Безумного натиска», чтобы он мог попытаться силой вход пробить.

— Сэр Рыцарь, прошу, ещё раз подумайте, прежде чем предпринимать столь безрассудные действия. Если вы сделаете задуманное, это может оказать губительное влияние на Святой Грааль, используемый в качестве катализатора! — с обеспокоенным лицом выразила своё мнение Гвиневера, сидящая в седле.

Тем не менее, на Ланселот её волнение не подействовало. Надеясь пройти дальше, пока Кусанаги Годо выигрывает им время, настал час решительно со всем разобраться.

— О, Минос, я предлагаю тебе свою помощь!

В ответ яростный бог с головой быка издал громогласный рёв: «УАААААА!!!»

— Тебе предстоит стать первопроходцем для данного моря. Несись же вперёд ради рыцаря пред тобой и ради излюбленного дитя. Тебе всего лишь стоит нацелиться на выход из лабиринта и рвануть вперёд, сломя голову!

Из таких вот слов состояло заклятие.

Проклятый становился свирепым и яростным, входил в состояние берсерка, чтобы любой ценой добиться цели!

Эффект проявился мгновенно. Фальшивый Минос, который явился в виде гуманоида с головой быка, полностью превратился в быка. Оставив свои человеческие качества, он стал зверобогом.

— УАААААА!!!

Яростный бык Минос рванул вперёд, словно метеорит, несясь с невероятной скоростью.

Но пока бык продолжал разгоняться на его теле появлялось всё больше и больше трещин. Так как это было саморазрушающее буйство.

И всего через несколько десятков секунд...

Фальшивый Минос пересёк море-лабиринт и взорвался ливнем осколков.

В то же время, магическая сила, витавшая над Дьявольским морем — сила принца Алека, рассеялась. Благодаря отчаянной ярости и жертве, фальшивый Минос, наконец, прорвался через лабиринт.

— Как там Святой Грааль, излюбленное дитя?

— В общем, хорошо. Повезло!..

Золотой сосуд парил в воздухе, прямо там, где взорвался фальшивый Минос.

Гвиневера ответила после беглого взгляда на него. Ланселот безмолвно кивнула, что поняла. Неразрушимый божественный артефакт вряд ли можно было повредить с такой лёгкостью.

— Значит, Экскалибуром и дальше пользоваться выйдет.

— Хотя, это ведь насильно возвращённое к жизни оружие, долго оно не протянет. Не стоит им пользоваться, кроме как в самых важных моментах.

Негромкий разговор шёл перед раскинувшейся под ними панорамой Токийского залива.

Скалистый остров одиноко лежал впереди. Скалы странной формы были на самом виду, придавая острову очень характерный вид. Это действительно был Авалон, конечная цель их путешествия.

Однако стоило готовой отправляться Ланселот взяться за вожжи...

Магическая сила вырвалась из моря прямо под ними!

— Это божественная сила?! Гаскойн!

— Сэр Рыцарь, посмотрите на воду вон там!

Погружённая под воду, в море виднелась чёрная сфера радиусом метров двадцать или даже тридцать.

Она излучала невероятную мощь. Это была притягивающая пульсация, которая пыталась затянуть в море божественного скакуна, на котором летели богиня войны и божественный предок.

— Магическое заклинание алчности! Это способность притяжения и сжатия, которую Александр-сама отобрал у огромного зверя Бегемота![✱]Бегемот в мифологии — отрицательно окрашенное духовное существо, демон плотских желаний, в особенности — чревоугодия.
Плохо, нас в неё затягивает!

— Заблаговременно оставил охранника у самой двери, тщательно спланировал!

Притягивающая пульсация, испускаемая погружённой в воду сферой, обездвижила летящего в небе рыцаря.

Ланселот понукал своего любимого коня, приказывая ему скакать галопом, но тот не мог бежать. Божественный скакун пытался следовать приказам рыцаря, и со всех сил двигал ногами. Обычно он мог отталкиваться от воздуха, словно по земле скакал, несясь с огромной скоростью. Но сейчас ноги божественного скакуна просто молотили воздух без всякой пользы.

И не только их божественный конь, ни Ланселот, ни Гвиневера также не могли даже пальцем пошевелить.

Их обездвижила способность Алека притягивать цель и никогда её не отпускать.

Ланселот призвала магическую мощь, пытаясь избавиться от оков данной способности, но это не сработало. Источник силы притяжения, сфера, на самом деле очень медленно двигалась. Но её притяжение было ужасающе огромным, обратно пропорционально её малой подвижности. Даже богиня войны в белом не могла вырваться.

— Гаскойн, кто мог подумать, что он действительно установит подобное в лабиринте...

Стоило только Ланселот разочарованно цыкнуть, видя ловушку Чёрного принца... Как периферийным зрением она заметила чёрный человекоподобный силуэт.

Профиль зрелой женщины с парой белых крыльев на спине. Начиная от талии, её тело было змеиным, а там, где обычно находятся ступни, виднелся рыбий хвост.

Гротескная демоница приближалась к ним по небу. С её скоростью и подвижностью, полёт действительно можно было назвать подобным ветру.

Ланселот не могла в подробностях рассмотреть летевшую к ним, но это явно проявление способности, отобранной Алеком у богини Мелюзины![✱]Мелюзина — фея из кельтских и средневековых легенд, дух свежей воды в святых источниках и реках. Часто изображалась как женщина-змея или женщина-рыба от талии и ниже, иногда с двумя хвостами. Выходит замуж за смертного, поставив ему условием, чтобы он никогда не видел её в зверином обличье. Когда он застает её в таком виде, бросает его. Как раз когда внимание богини войны обратилось к врагу...

— Мм?!

Сдерживающая их сила вдруг исчезла, немало удивив Ланселот.

Притягивающая пульсация, которая тащила их, резко исчезла. Божественный скакун, который пытался нестись галопом, со всей силы рванулся вперёд. И это сделало их уязвимыми.

Свет и ветер, преследовательница мгновенно приблизилась.

Целясь, пока Ланселот и божественный скакун были уязвимы, «Безликая королева» подлетела на своих белоснежных крыльях, схватила Гвиневеру и бросилась прочь.

— Сэр Рыцарь?!

Имея вид похищенной, божественный предок отчаянно протянула руку. Но притягивающая сила чёрной сферы снова начала действовать.

Рыцарь и его любимый скакун снова оказались в тюрьме силы притяжения.

— Ты, подумать только, твоей целью было излюбленное дитя! — крикнула Ланселот, скрежетнув зубами и оставаясь неподвижной.

Кроме спины похитительницы, летевшей вдалеке, ничего больше видно не было. Направление её полёта — искомый ими остров, Авалон. Она возвращалась туда, где ожидал Чёрный принц?

— Приготовься к галопу в полную силу!

«Крайне важно освободиться от этой притягивающей силы, используя всю мощь на максимальной скорости!» — мгновенно решила Ланселот.

— Иного способа вырваться, кроме использования максимальной скорости, просто нет. Мне надлежит сбежать из этой запертой клетки!

Из грозовых туч выше была призвана молния. Бело-голубые вспышки молний непрестанно сверкали, ударяя в рыцаря и его божественного скакуна. Громовые раскаты шли один за другим, сотрясая небеса и море.

— Наполненные этой мощью, я и мой скакун сможем принять форму белого метеора. Излюбленное дитя, прошу оставайся невредимой до тех пор!

Мольбы во время прицельных ударов молний и грома. Но сработает ли это? Такой вопрос задавала себе Ланселот.

Использование решительного галопа здесь, скорее всего, даст тот же результат, что и в прошлом бою против Афины. Ланселот израсходует свою божественную силу и у неё наступит состояние истощения, тем самым откладывая начало битвы с Алеком. В отличие от боя против Кусанаги Годо, в других стычках она хотела свести борьбу к минимуму. Но поступать подобным образом как-то не очень хорошо, так ведь?!

«Ну и ладно!» — внутренний монолог с сомнениями был отброшен.

Мгновенно укрепив свою решимость, Ланселот продолжила готовиться к решительному галопу. Побег в данной ситуации также означает, что можно будет воспользоваться божественным копьём Экскалибуром. В любом случае, данное оружие должно оставаться в её руках!

Ланселот не смогла сдержать улыбку на прекрасном лице, скрытом за забралом шлема.

Нетерпеливая улыбка в предвкушении будущей дуэли и последующего прощания.

А в это время Александр Гаскойн...

Оставив проклятого Кусанаги Годо позади, на попечение его любовниц, он превратился в молнию и улетел.

Долетев таким манером до Дьявольского моря, Алек мгновенно забрался в самую глубь лабиринта, он ведь был его хозяином. В данном случае это было место расположения Парящего острова.

Восемь лет назад забрав силу лабиринта у Миноса, он полностью освоился с её использованием.

Это была способность созидания, которая могла материализовать лабиринт таким, каким он его вообразил.

Можно было не только изменять здания над или под землёй, можно было превращать места в загадочные леса или запутывающий туман, из которого не выйти, если войдёшь, вариантов было множество, как Дьявольское море, созданное в этот раз. Но существовало ограничение, данную способность нельзя было использовать в течение месяца с момента применения...

Тем не менее, в само море Алек возвращаться не стал.

Остров и лабиринт были ловушкой, созданной для того, чтобы разделить Ланселота и Гвиневеру.

Сейчас бог войны, который и так был достаточно силён, вооружён Экскалибуром. Более того, у Гвиневеры всё ещё остаётся тот козырь. «Разделяй и властвуй» как раз будет подходящей стратегией.

Для этой цели он загодя подготовил место возле Парящего острова.

Во время эпохи Мэйдзи, с целью защиты имперской столицы, Токио, японские военные того времени соорудили три островных аванпоста, отделённые морем от мыса Фуццу, что в Чибе. Это были морские крепости Один, Два и Три.

Алек выбрал морскую крепость Два.

Это был необитаемый остров под управлением береговой охраны, гражданским посещение было запрещено.

Маяк, всё ещё использующийся, получал энергию от солнечных батарей. Время от времени тут явно проводились пожарные учения. Учитывая то, что на этом мелком острове не имелось ничего, кроме руин и хлама, Алек мог разойтись здесь, ни о чём не беспокоясь.

Быстро передвигаясь со скоростью молнии, он увидел остров внизу.

После приземления он принял человеческий облик и призвал «Безликую королеву». Кроме того, что ей надо было скрывать лицо, в остальном она была очень даже удобной прислужницей и довольно ценным сокровищем во многих смыслах.

Он приказал ей захватить Гвиневеру. В водах Дьявольского моря он заблаговременно оставил сферу Бегемота. Всё ради подготовки к моменту, когда сила лабиринта будет развеяна.

Через минут десять с чем-то королева, наконец, вернулась.

Выше талии — неземная красавица, нижняя же часть её тела была каким-то гибридом рыбы и змеи, а ещё крылья на спине…

Гротескная женщина-фамильяр поставила на землю девочку, которую несла на руках, затем расправила крылья и улетела. Уходила так, словно была смущена своим внешним видом. Должно быть, её лицо увидели во время похищения Гвиневеры.

— Наконец, настало время наверстать упущенное, Гвиневера.

— Такая фраза подходит только для воссоединения возлюбленных. В полном несоответствии вашему титулу принца, Ваше Высочество до сих пор понятия не имеет, как обходиться с леди, — ответила Алеку Гвиневера, сердито фыркнув. — «Пригласили» меня в подобное место, когда до острова Короля Завершения рукой подать… Заодно разделили нас с Сэром Рыцарем, что вам вообще угодно?

— Честно говоря, близости в наших отношения хватает. Ты хоть представляешь, сколько проблем создала в результате неспособности отбросить свою одержимость бывшим господином? Я устал с тобой дело иметь.

Алек намеренно произнёс эти слова с фамильярностью.

Однако едва заметная улыбка в уголках его губ демонстрировала безжалостный эгоизм.

— Среди тех, кто потерял жизни из-за твоих козней и козней твоих товарок божественных предков, было много моих друзей и подчинённых. Тебе пора сполна выплатить то, что ты им задолжала… А, да, кстати, ещё и одна женщина имеется, подорвавшая здоровье ради того, чтобы запечатать Артура, которого ты когда-то вызвала.

Были разворошены воспоминания о конфликте восьмилетней давности.

Если бы Гвиневера была ведьмой, которая всего лишь Алеку угрожала, даже разозлённый, он, скорее всего, не загорелся бы столь сильным желанием уничтожить её. Прямо как с тем, когда он терпел ту английскую принцессу…

— Ведь нет никаких правил, говорящих, что Королева-ведьма не обязана платить долги. Я просто ненадолго взял на себя роль коллектора. Прошу прощения, но не удовлетворишь ли ты это моё небольшое желание?

— И ради этого ты вернул Авалон…

Когда Гвиневера пожирала Алека глазами, её прекрасное лицо, напоминавшее лицо старинной куклы, было искажено яростью.

— Ты не только обнаружил место упокоения господина раньше нас, установил бессовестную ловушку, разлучил меня с Сэром Рыцарем, ты ещё и такое вот самооправдательное объяснение выдумал! Александр-сама, вы худший из худших!

— Как и ты, я в настроении попрепираться, но будет лучше, если на твои слова я реагировать не стану.

Алек отмёл обвинения божественного предка со злорадной ухмылкой.

— А теперь тебе надо сделать выбор. Будешь искать пути отступления, избегая риска, хотя Король Завершения прямо перед тобой? Или же вытащишь свой сильнейший козырь, поставив на кон всё? Первое или второе.

Раньше Гвиневера без сомнений выбрала бы первый вариант.

А затем бы ждала, пока её спасёт Ланселот. Но раз всё до такого дошло, Алек не мог позволить, чтобы в последний момент всё пошло не так.

Но, попав в данную ситуацию, что она будет делать?

Поставит жизнь на кон, чтобы найти Короля Завершения, или нет? Так что же?

Наблюдая за тем как миленькая фигурка Гвиневеры начинает увеличиваться, Алек ухмыльнулся. Раз так, то ладно, ты сделала выбор. Развлеку тебя до самого твоего конца.

Кукольное тело красивой девочки при увеличении покрывалось серебристо-белыми чешуйками.

Чёрное официальное платье, напоминавшее похоронный наряд, разорвало в одно мгновение.

На кончиках её конечностей выросли длинные и острые когти. Из спины распростёрлись крылья. Её прекрасное лицо стало безжалостным и змееподобным. Но больше чем ярость, это лицо несло в себе торжественное достоинство.

Это была форма дракона. Королева-ведьма Гвиневера, наконец, использовала свой козырь божественного предка. Сняв печать драконозмея, она временно восстановила свою былую божественную суть в качестве богини-матери земли.

Однако расплатой за это была вся оставшаяся жизнь Гвиневеры.

Вокруг Алека появились искры. Задействовав божественную скорость, он приготовился раз и навсегда разобраться со своим смертельным врагом.

Часть 3

— В настоящий момент я нахожусь под воздействием проклятия Ланселот. Перед нашей дуэлью, мне сначала надо с Гаскойном разобраться. И если всё пойдёт, как идёт, то я освобожусь от проклятия тогда, когда Гаскойн будет повержен. Но, похоже, гладко дела идти не собираются.

Годо беззаботно вещал на палубе корабля, идущего по волнам под управлением магии.

Само собой, он говорил с Эрикой, Лилианой и Юри, которые стояли перед ним.

— Хочу разыскать Ланселот как можно быстрее, чтобы со всем покончить.

— Ну, если так, Кусанаги Годо, то, похоже, ты забыл одну важную вещь.

Чего? Пока Годо пребывал в растерянности от слов Лилианы, Эрика ему пояснила:

— Слова заклинания «Меча». Ты всё ещё не получил знания о Ланселоте. И сейчас у тебя нет никакого способа порубить на куски этого бога войны.

— А, ну да. Раз уж об этом речь зашла, то так оно и есть.

Годо осознал свою беспечность. Совершенно очевидно, что проклятие заставило его потерять хладнокровие.

— Хотя, на самом деле, я думал, что когда припрёт, то мне Гвиневера всегда рассказать сможет.

— Т-ты! Да о чём ты вообще думал? Она же враг, да ещё и божественный предок! — слушая бормотание Годо, отчитала его Лилиана.

— Мало того, тебя совершенно не мучают угрызения совести по поводу того, чтобы снова поцеловать эту ведьму! Да и в любом случае, как ты собираешься заставить её следовать твоим приказам?!

— В общем, понятия не имею, но когда придёт время я всегда смогу найти способ.

— Никакого стыда! Слова истинного сексуального хищник!

— Не надо так говорить. Кстати, ведь на самом деле нельзя сказать, что тебе не нравится, когда я так себя веду, верно?

— ?!

Подмигнув Лилиане, Годо усмехнулся в ответ на её разгневанные обвинения.

Содержание её любовных романов всё ещё чётко хранилось в его памяти. Сребровласая девушка-рыцарь говорила те же слова, что и её героиня, которая от всего сердца желала превратиться в игрушку человека, напоминавшего Кусанаги Годо.

Лилиана панически отвернулась. Её взволнованность явно свидетельствовала о том факте, что слова Годо точно попали в цель.

— П-пожалуйста, погоди, Годо-сан. Опустим твои слова касательно некоторых действий в отношении Гвиневеры-самы, но окончательная тайна Ланселота всё ещё требует раскрытия. До боя с сэром Ланселотом и Чёрным принцем с этим следует разобраться прежде всего! — взмолилась Юри, заняв место умолкнувшей Лилианы. — Сейчас не время драться. Пожалуйста, попридержи коней и усмири свой дух!

— А-а, да, кстати... Ланселот без доспехов... Я уже видел настоящее лицо этого «парня», — на некоторое время подавив свою агрессивность, Годо ответил химе-мико с улыбкой.

Это заставило Юри поражённо моргать без остановки.

— Если ты тоже его увидишь, Мария, то, может, сможешь мне сказать, что за сущность представляет собой Ланселот? Возможно, оригинал получится использовать для того, чтобы окончательно раскрыть тайну. А, точно...

Когда у него неожиданно возникла идея, Годо подошёл к Юри.

— М-может и сработает... Что?.. Годо-сан, что ты делаешь?!

— Ничего особенного. Мне просто отличная идея в голову пришла, поэтому сразу и хочу опробовать. А ты, Мария, как раз можешь использовать возможность, чтобы передать мне информацию о Ланселот.

— П-прямо здесь и сейчас?!

Годо протянул руку и сгрёб Юри.

Хрупкая и изящная химе-мико с лёгкостью упала в его объятия. Годо ощущал прикосновение её стройного и в то же время крайне женственного тела, тепло её кожи.

Обнимать её одно удовольствие. Годо улыбнулся, заставив Юри мгновенно покрыться краской.

— З-здесь же Эрика-сан с Лилианой-сан присутствуют. Кстати, Годо-сан, ты действительно как-то одурманен. Эт-то, наверное, шуткамммм...

В отличие от сильной правильности, звучащей в её голосе, поведение Юри никак не выражало нежелания.

Она не сопротивлялась и не пыталась вырваться, а её глаза даже увлажнились от страсти. В свою очередь, Годо не сдерживался и прижался своими губами к её, чтобы заставить девушку умолкнуть.

— Н-нет, ты не можешь. В-все ведь смотрят. Я-я не могу совершить подобное ради Годо-сана... о-о-о-о, прошу, не делай этого.

Со слезами на глазах Юри попыталась убрать свои губы, хотя на самом деле не отказывалась. Свидетельством этого был тот факт, что она снова стала послушной, как только Годо накрыл её губы своими.

Он нежно лизнул вишнёвые уста Юри, блестевшие от увлажнившей их слюны. В последнее время химе-мико смело отвечала ему в подобных ситуациях, но на этот раз она всё ещё оставалась довольно напряжённой. Когда Годо поцеловал Юри, её губы продолжительное время оставались сжаты, но постепенно они разомкнулись.

Когда их языки встретились и начали лизать губы, Юри, наконец, открыла рот.

Её милый маленький язычок настороженно поприветствовал язык Годо, проникший в рот девушки.

— Эт-то плохо... Годо-сан... Пожалуйста, разве ты не понимаешь, что хватит, значит, хватит. Если ты и дальше так вести себя продолжишь, я-я по-настоящему разозлюсь... о-оххх...

Её глаза сомкнулись в экстазе, Юри всё равно отвечала на поцелуй, хотя из-за смущения покраснела от головы до пят. Но до того, как Годо всецело отдался во власть давно пережитого наслаждения, по которому он скучал, к ним подошла Эрика.

— Я хоть и заметила недавнее отсутствие каких-либо возражений с твоей стороны, но даже подумать не могла, что это и на данный род деятельности распространяется... Довольно неожиданно, Годо. Ты полон сюрпризов, один за другим преподносишь.

— Правда? Я просто действую так, как мне хочется, вот и всё.

Годо прервал свой поцелуй с химе-мико, чтобы ответить Эрике.

Но от него не укрылся вид трепещущих уст Юри, дрожавших из-за нежелания прерываться. И хотя, это, наверное у неё подсознательное, но, скорее всего, она действительно желала Годо.

— Прошу прощения, но из-за того, что Мария стесняется, не могли бы вы двое куда-нибудь подальше отойти? Мне сначала надо о Ланселот разузнать.

Юри начала отворачиваться от взглядов Эрики и Лилианы.

Чтобы угодить химе-мико, Годо отдал приказ, который слегка шёл вразрез с его собственными принципами. Ему не нравилось оказывать какое-то особое внимание какому-то конкретному человеку из его окружения.

— Не неси бессмыслицу. Как я могу беззаботно оставить такого как ты и просто уйти?

— Ну, в таком случае, ты можешь присоединиться к Марии и вместе с ней дать мне знания о Ланселот.

— Что ты сказал?!

В этом странном водовороте событий Эрика, которая обычно брала инициативу в свои руки, сегодня раз за разом продолжала удивляться Годо. Это было действительно очень интересное зрелище.

— Вчера ты узнала от Марии всё, что она сама знала о Ланселот, верно? А раз так, то нет проблем. Ограничивать распространение своей любви всего одним человеком... Это не тот образ действий, которому я бы хотел следовать. Если ты, Эрика, к нам присоединишься, это только к лучшему.

Приблизившись к ней на длину вытянутой руки, Годо схватил Эрику за запястье.

В соревновании силы, магически улучшенные физические возможности Эрики превосходили таковые у Годо. Тут бы она смогла вырваться без всяких проблем, но вместо этого Годо с лёгкостью подтянул её к себе.

Так как Эрика не имела никаких сомнений по поводу приглашения Годо, то и какой-то прелюдии тут не требовалось.

Годо тут же поцеловал её в губы. И это длилось несколько десятков секунд.

Юри одарила их печальным взглядом, а Лилиана при этом громко увещевала:

— Пожалуйста, прекрати это, Кусанаги Годо. Эрика, и ты тоже должна понимать, что хватит, значит, хватит!

Но Годо продолжал поцелуй, не обращая внимания.

— Ммм... Годо, не думай, что подобным поступком ты сможешь легко от нас отделаться. Твои приказы не принимают в расчёт мнение других. Я не хочу слушать... о-о-оххх... — тихо прошептала Эрика, увлечённая крайне страстным поцелуем с Годо.

Смело раскрыв свои уста, она полностью захватила губы Годо. Своим чувственно извивающимся языком он ласкала его зык, обмениваясь с ним слюной.

— Само собой, когда я вижу перед собой настолько активного Годо, это воистину заставляет моё сердце колотиться, как бешеное. Раз уж ты сам предложение сделал, это прямо заставляет меня хотеть принять его... Что же до того, чтобы заняться этим вместе с Юри, тут я не могу согласиться с лёгкостью. Я, Эрика Бланделли, не из таких удобных женщин... Ммм...

— Разве со всеми вами мы этого раньше не делали? Ведь неплохо было бы делать это время от времени? — нежно нашёптывали друг другу Годо и Эрика, обменявшись парой, нет, более чем дюжиной поцелуев в такой вот манере.

— Прецедент — это не оправдание. Я ведь сказала, что ты легко не отделаешься.

— Если вы когда-либо почувствуете недовольство, то всегда можете в меня ножом запустить, как недавно. Так вот. Следующий раз я уворачиваться не стану… И даже ни единой жалобы вы от меня не услышите. Как насчёт такого? Достаточно этого, чтобы мне вашим напарником быть, а, девочки?

— Да, как только шанс появится, я именно так и поступлю. Будь готов!

Всецело использовав для диалога коротенький перерыв между поцелуями, они двое непрерывно целовались практически без пауз. Несмотря на высказанное недовольство, ароматно-сладкие уста Эрики оказали Годо страстный приём.

— Всё-таки, вы действительно необходимы мне рядом, девочки. Особенно Эрика, ты, по сути, дольше всего была моей спутницей, всегда оказывая помощь.

— Жаль… Ведь только в такие вот моменты ты и можешь что-то приятное говорить… И что мне с тобой делать?

Наконец, Эрика оторвалась от губ Годо.

Провисшая нить слюны, связывающая их вместе, осталась в качестве доказательства их страстных поцелуев.

— Мне крайне сложно одобрить столь эмоциональное принятие решений. Сам того не заметив, ты каким-то образом был спровоцирован на поведение, делающее тебя гораздо более неуступчивым. Факт в том, что ни один мужчина, кроме Кусанаги Годо, не заставлял меня, Эрику Бланделли, идти на подобные компромиссы. Надеюсь, ты как следует отблагодаришь судьбу.

— Да. Это останется у меня в душе на веки.

— Э-Эрика-сан, ты серьёзно?!

Юри была шокирована тем, что прекрасная девушка в красном согласилась с Годо.

— Да. Пусть это будет особым исключением, но только сегодня. «Меч», всё-таки, играет ключевую роль. И хоть от способа выполнения исходного плана отклонение вышло, сделать это с Годо, всё же, было частью данного плана.

— П-план… Д-да, точно, — ответила Юри Эрике, чьё лицо всё раскраснелось.

Похоже, девушки что-то замышляют, но Годо был не против. Как и было сказано, он не станет жаловаться, даже если его проткнут. Такой уровень готовности принять был необходим в качестве части его решимости.

— Н-но, как бы то ни было, это слишком неприлично!

Выкрик Лилианы заставил Годо улыбнуться ей в ответ.

— Хоть ты ничего и не сказала, но и ты должна нам компанию составить. Разве раньше ты не упоминала чего-то подобного? Поэтому сейчас и должна принять меня, как подобает рыцарю.

— Верно, говорила, но это слишком уж внезапно!

Годо искоса глянул на обеспокоенного синего рыцаря, сам в это время приближаясь к химе-мико.

Он принял в свои объятия Юри, которая всё ещё была зажата от страха. Эрика тут же подошла к нему, составляя компанию.

— Если Марии действительно не нравится, то давайте на этом прекратим. Но, думаю, как бы я ни изменился, Мария всё равно выберет оставаться рядом со мной. Так как, можно?

— Н-не надо этого напоминать… Пусти… А-а-ахх…

— Если не нравится, то не стесняйся, кусай мои губы. Не надо сдерживаться, ладно? — прошептал Годо, снова целуя Юри.

Удерживаемая в его объятиях, химе-мико извернулась, но не прилагала к этому особых усилий. Каким бы слабым или хрупким ни было её тело, она могла бы оказывать сопротивление более активно, если бы действовала серьёзно.

А так, Юри оставалась в объятиях Годо, а в её глазах собирались слёзы удовольствия.

— Т-только если и Лилиана-сан согласится, то тебе можно…

— Такая попытка сбежать выглядит не совсем честно. А я ведь полагаюсь на Марию.

— Т-тогда это Годо-сан, говорящий подобные вещи, не совсем честен. П-пообещай мне, пожалуйста. Как только тебе будут переданы подробности о сэре Ланселоте, ты должен будешь вернуться в норму.

— Но ведь это не от меня зависит, так что давать такое обещание как-то тяжко. Если выдастся возможность, то постараюсь изо всех сил.

— К-как и ожидалось, нынешний Годо-сан такой неуправляемый. О-охх, ммм, ммм.

Когда Юри, наконец, расслабилась и прижалась к нему, Годо нежно поцеловал её.

Они лизали друг другу губы, сплетали языки, обменивались слюной.

— Да уж… Всё разнообразие планов и подготовка пошли насмарку. Годо, ты действительно безнадёжен!

Эрика обняла его со спины. Само собой, он и с ней продолжительным поцелуем обменялся.

— С-судя по ситуации, у нас тут действительно сложилась ситуация! Если Мария Юри и Эрика это делают, как главной управляющей, мне не следует проявлять бездеятельность.

Лилиана стала неуверенно шагать к ним. Не сказав ни слова, Годо и её к себе притянул.

Часть 4

— Что касается Ланселота, то он рыцарь среди рыцарей. В легендах о короле Артуре и рыцарях Круглого стола его восхваляли как безупречного и сильнейшего среди сущих.

Как только прекрасное, словно у феи, лицо Лилианы приблизилось, Годо одарил её шквалом поцелуев.

Губы накрывали губы, просто касались, сплетались, тесно прижимались. Языки лизали и пробегались по губам партнёра. Нежно игрались. Словно пытались наверстать упущенное время — это был поцелуй, переполняемый глубокой страстью.

— Суть проблемы в том, кто послужил оригиналом для существа, известного в качестве рыцаря. Должно быть, ты уже знаешь ответ на этот вопрос, верно?

Слабая магия и духовные силы не могли влиять на Дьявольских Королей-Чемпионов.

Но всё становилось совершенно иначе, если заклинания вливались прямо внутрь тела. А именно, через рот.

Имевшая решительный характер Лилиана, силой проталкивала свой язык. В ответ Годо тоже протянул свой язык к её, возбуждая и лаская внутреннюю поверхность её рта.

Вскоре уголки их губ увлажнились слюной.

И не только губы, части лица вокруг тоже намокли. Тем не менее, Лилиана не беспокоилась о внешнем виде и прислонилась своим лицом к щеке Годо, демонстрируя интимные чувства.

— Среди потомков скифов, наследников цивилизации Железного века, среди кочевых племён, существовали сарматы... Известные в качестве новаторов в вооружениях и тактике, использовавшихся тяжёлой кавалерией...

Хищно принимая язык Годо, Лилиана говорила во время коротких перерывов для восстановления дыхания.

И в один из таких моментов Эрика и решила просочиться к ним.

— Рыцари произошли от сарматов или, скорее, основы рыцарства были заложены в Римской империи, которая взрастила литературу о средневековом благородстве, лёгшем в основу рыцарской культуры.

Эрика похитила уста их господина у своей давней подруги и соперницы.

Тем не менее, несмотря на характерную жадность её поцелуя, он был проделан со вкусом. Вместо того, чтобы позволить похоти увлечь себя и отказаться отпускать губы Годо, Эрика проявила гордость и достоинство королевы, позволявшей вассалу целовать её руку. Более того, всё это сопровождалось страстью юной девушки.

Словно пытаясь соревноваться с девушкой-рыцарем в красном, девушка-рыцарь в синем снова предложила Годо поцелуй в восхитительной, словно у феи, манере.

— В то время в Римской империи существовала система, при которой солдаты не граждане получали официальное гражданство империи после двадцати пяти лет службы... Добровольно записываясь в римскую армию, сарматы рассылались по всей империи в качестве кавалерии.

— Да. Окончившие службу солдаты часто получали земли возле мест своей службы, и брали в жёны женщин из местного населения.

Красная и синяя девушки-рыцари поочерёдно обменивались с Годо поцелуями в соревновании за внимание.

Юри, которая печальным взглядом наблюдала за тем, как две девушки-рыцаря обнимаются с Годо, тихо произнесла:

— Прошу прощения, Годо-сан, но, так вышло, что ты видел настоящее лицо Ланселота, верно?..

— Да. Под доспехами этот «парень» на самом деле девушка. Ланселот дю Лак — это девушка-рыцарь.

Услышав мгновенный ответ, Юри вздохнула.

С таким лицом, словно она хотела что-то сказать, Лилиана ущипнула Годо за спину.

Что до Эрики, то она приблизила к нему свои губы, как бы имитируя поцелуй, а сама слегка укусила нижнюю губу Годо.

— Ай! Вы что делаете?

— Оказывается, из-за искушения женщиной у тебя снова был украден поцелуй.

— Должны же существовать пределы тому, насколько открытым ты себя оставляешь. Тебе необходимо быть более бдительным!

— И хоть подобная открытость может считаться хорошим качеством Годо-сана, тем не менее, должен же ты найти время для развития и обучения на прошлых ошибках...

Поочерёдно раскритикованный каждой девушкой, Годо отпрянул назад.

У них сейчас финишная прямая. Его честное признание было сделано в качестве указания пути духовному зрению химе-мико. И что дальше будет? Годо ждал результата. И результат...

— В любом случае, благодаря твоим словам, я действительно смогла увидеть. Открытое лицо Ланселот является неоспоримым доказательством её статуса королевы, ведущей происхождение от предков скифов.

Юри, в свою очередь, крепко обняла Годо и приблизила свои губы, словно пытаясь на цыпочки стать.

Решительный и напористый поцелуй. Действие, которое не характерно для консервативной Ямато Надэсико, это заставило её сердце загореться чувством аморального возбуждения.

Поцелуй Юри передавал знания для разгадки тайны Ланселот.

И снова на мико, обладающую сильнейшей предрасположенностью к духовному зрению, снизошло священное озарение. Полностью в её стиле — как раз, когда Годо собирался выразить свою благодарность, другая девушка, которая тоже обладала духовным зрением, тоже предложила свой поцелуй.

— Геродот являлся историком, оставившим после себя первые и самые древние записи о скифах, он правдиво записывал каждую мельчайшую подробность о потомках данного племени. Ключ, что связывает королеву и женщину-воина Ланселот со скифами, это...

На этот раз и у Лилианы с духовным зрением всё успешно вышло.

Редкая девушка, известная в качестве рыцаря и ведьмы, тоже передавала Годо новые знания. Огромный массив информации посылался прямо ему в мозг посредством обучающей магии.

Знания, переданные тремя девушками, вызвали у Годо возрастающее внутреннее ощущение уверенности.

«Да, это можно сделать. Теперь можно создать «Меч» для убийства Ланселот!»

И как только данная убеждённость заставила Годо уверенно улыбнуться...

— Годо, а подойди ко мне ненадолго, можешь?..

Это была Эрика, умоляющая о поцелуе. Само собой, Годо откликнулся.

Действо, которое уже так много раз повторялось, что он уже счёт потерял. Однако её поцелую ни речи, ни знания не сопутствовали.

— Камень?..

У него на языке перекатывался маленький твёрдый объект шарообразной формы.

А из-за того, что Эрика протолкнула его с обильным количеством сладкой и ароматной слюны, Годо по неосторожности проглотил его. И сразу же вслед за этим ощутил хаос у себя на душе.

— Ч-что?..

Тревога, нерешительность, беспокойство и тому подобные ощущения. Эти до сих пор забытые эмоции снова проснулись.

Что это ему в глотку затолкнули? Пока Годо ломал над этим голову, Эрика грациозно улыбалась.

— Жаль, конечно, и я скучать по такому тебе буду, но пришло время разрешить ситуацию. Помнишь силу очищения катастроф Хикари? Мы попросили принцессу Элис наложить заклинание для сохранения данной силы в этом заговорённом камне.

Хикари была младшей сестрой Юри и второй дочерью семьи Мария. Также она являлась ученицей химе-мико.

Очищение катастроф, сила, которая может отменить воздействие бога, хотя масштабы эффекта ограничены. Во время битвы против Великого Мудреца, Равного Небу, очищение катастроф Хикари смогло повредить восстановленный посох Цзиньгубан, который Эрика сломала до того.

К тому же, на этот раз ещё и Элис привлекли.

— К твоему сведению, это не обычное очищение катастроф. Это очищение катастроф активированное после того, как принцесса использовала своё психическое восприятие, для того, чтобы поделиться своей духовной эссенцией с Хикари. И хотя полностью снять заклятие Ланселот очень сложно, но возможно создать в нём «трещины»... Так принцесса сказала.

«Вот как? Это объясняет его текущие ощущения», — понял Годо.

Так и есть, всё на уровне образования «трещин». У Годо появилось чувство, что если он позволит эмоциям захватить его, то снова вернётся в то недавнее состояние.

Но всё же.

Под взглядами девушек Годо не мог позволить себе снова войти в тот кураж.

Из-за Эрики, которая инициировала это обратное превращение, пытаясь вернуть Годо, несмотря на продолжительное послевкусие от недавнего поведения, бросившего в жар её тело и разум.

Из-за Юри с ошарашенным после страстных поцелуев взглядом, хотя при этом на её лице всё равно угадывалось немалое беспокойство.

Из-за Лилианы, чей искренний взгляд всё равно был устремлён на Годо, даже когда она высказывала ему всё разнообразие своих жалоб.

Важно вернуться на их сторону...

Как только данная мысль возникла у него в голове, Кусанаги Годо сам собой вернулся к своему естественному состоянию.

Итак, прежний Годо предстал перед Эрикой, Юри и Лилианой.

Девушки выглядели так, словно всё ещё были возбуждены остаточным эффектом недавнего поведения. Их прекрасные лица выглядели более соблазнительно, чем обычно, а их притягательные фигуры прямо лучились очарованием, которое искушало Годо.

Тем не менее, они втроём уставились на него такими взглядами, судя по которым, им было что сказать.

Смущённый, Годо специально пару раз кашлянул.

— А-а... Мне действительно очень жаль за то, что сейчас произошло. После того, как Ланселот наложила на меня это подозрительное проклятие, я, кажется, стал довольно странным.

Искреннее извинение от всей души. Однако приняли его менее, чем идеально.

— Ну, я бы не сказала, что согласна с данным утверждением. Если уж говорить прямо, то Годо проявил исключительную напористость.

— И хотя никаких доказательств тому нет, я не увидела, чтобы ты в какой-либо мере проявил исключительную глупость, присущую лишь тем, кому магически промыли мозги, да и реакций заторможенных тоже не наблюдалось...

— По какой-то причине мне кажется, что это было проклятие, которое высвобождает самые заветные мысли и желания, умножая их до просто безумных уровней. В нашем же случае, до сего момента Годо-сан был действительно...

Обвинение Эрики, смирение Лилианы и вердикт Юри.

Раз уж он сам это на себя навлёк, Годо не мог как-либо возражать на их слова. Сконфузившись, он склонил голову.

— Похоже, я и Хикари проблем доставил.

— Верно. Она получила духовную эссенцию принцессы и работала с силами, превосходящими пределы её возможностей, что крайне истощило её ум и тело. Хикари упала в обморок, сопровождаемый очень высокой температурой. Она даже попросила, чтобы позже ты её навестил.

Годо согласно кивнул в ответ на пояснения Эрики.

Если уж на то пошло, то ведь Хикари какое-то время назад просила «сходить погулять». И кроме извинения за доставленные ей проблемы он действительно должен ещё и своё обещание выполнить...

— Естественно, свою благодарность и Элис-сан необходимо выразить. Она снова в Японию приехала? Она сейчас вместе с Каору-сан и Амакасу-саном?

— Эмм... Это довольно сложно объяснить.

На вопрос Годо ответила Лилиана, на лице которой при этом наблюдалось смятение. В свою очередь, Юри склонила голову, покраснев, и даже Эрика свой взгляд отвела, словно в смущении.

«Что происходит?»

И пока Годо терялся в догадках, он услышал тот самый голос.

— П-прошу прощения. На самом деле я всё это время прямо здесь пряталась и видела всё от начала до конца.

Невероятно, но это был голос принцессы Элис.

Панически обернувшись, Годо обнаружил, что говорившая красавица неловко стояла у него за спиной.

— Я поспешила сюда из-за звонка Эрики о том, что Кусанаги-сама в смертельно опасной ситуации. К тому же, последняя активность Александра мне тоже покоя не давала.

Очевидно, что она прилетела сюда, снова воспользовавшись отделением духовного тела.

Само собой, кроме добрых намерений, немалую роль в её появлении сыграло ещё и нездоровое любопытство. Но, в любом случае, это не имеет значения. Годо даже и не знал, как в достаточной мере отблагодарить Элис за то, что она явилась сюда, чтобы спасти именно его.

С другой стороны, он был настолько шокирован, что мог лишь молча таращиться на девушку.

Да и сама Элис была крайне смущена, избегая встречаться взглядом с кем-либо ещё. Более того, она продолжала непрерывно и возбуждённо бормотать:

— Улучить момент, чтобы рот-в-рот скормить Кусанаги-саме зачарованный камень, который я подготовила. После того, как я услышала данный план, предложенный Эрикой, дальнейшие наблюдения заставили мой пульс пойти вскачь! Никогда бы не подумала, что всё настолько из-под контроля выйдет! Я чуть ли не до смерти перепугалась!

И хоть смущение заставляло Элис чувствовать себя неуютно, её глаза ярко сверкали.

Поведение Годо и девушек, должно быть, заставило её испытать сильнейший культурный шок.

— П-прошу прощения за столь откровенные слова, но воочию увидеть авангардное представление в полном соответствии с духом фракции Кусанаги-самы — из-за этого мне довольно сложно описать всё словами. Т-тем не менее, прямо сейчас нашей первоочередной проблемой являются Гвиневера-сама и Ланселот!

Элис заставила себя сменить тему, мило кашлянула и начала осматривать море с палубы корабля.

— Вон там я вижу тень дракона. Скорее всего, Гвиневера-сама сняла печать драконозмея.

Это наблюдение было сделано химе-мико. В свою очередь, Годо ничего кроме моря не видел.

Юри, которая обладала такой же силой, как и Элис, кивнула, соглашаясь с последней.

— Да, я тоже вижу. А ещё вон в том направлении ощущается присутствие мощнейшей стихии молнии.

— Точно. Должно быть, Ланселот накапливает силу.

Годо тоже это заметил, в направлении, указанном химе-мико, но не в том, которое указала Элис.

Со стороны Дьявольского моря ощущалось присутствие молнии, и оно явно находилось в противоположном направлении от того, где была обнаружена тень дракона.

— Гвиневеру с Ланселот разделили?

— Да. Должно быть, это и было целью Александра. Поймать Ланселот в ловушку лабиринта, изолировать Гвиневеру-саму, а затем нанести удары каждой по отдельности. По сравнению с рыцарем, с королевой совладать проще, поэтому она и стала приоритетной целью.

Данный план был почти сорван вмешательством Годо.

С другой стороны, для Годо просто невозможно стать союзником человеку с таким отвратительным характером, как у Алека. Тут уж ничего не поделаешь. С такой мыслью Годо пожал плечами.

В свою очередь, Элис смотрела в направлении, где должен был находиться дракон. Она решительно обратилась к Годо:

— Я понаблюдаю за дуэлью Гвиневеры-самы и Александра. А каковы планы Кусанаги-самы?

— Отправлюсь на Парящий остров... Где Ланселот находится.

С точки зрения Чёрного принца и белой принцессы божественный предок был для них более важным врагом. Но для Кусанаги Годо всё не так.

Та, с которой ему требовалось вступить в бой для того, чтобы со всем разобраться, — это Ланселот дю Лак.

Следовательно, тут им с принцессой придётся разойтись.

— На этот раз я действительно должен вам за помощь. Огромное спасибо. Позже я выражу свою благодарность подобающим образом.

— Не стоит, мне ведь это тоже в радость, — с шаловливой улыбкой ответила Элис на слова Годо. — Тогда я вас покину, Кусанаги-сама. Пусть же вы выйдете победителем. Жаль, что вы не можете поладить с Александром, но ради мира во всём мире, будет лучше, если вы двое хоть небольшой компромисс найдёте. Тогда мне станет спокойно! — на этот раз говоря тоном настоящей леди, Элис улетела.

Остались четверо, Годо, Эрика, Юри и Лилиана. Стандартная команда.

— Годо, наконец, настало время решительной битвы с Ланселот, верно?

— А-а, да. Прошу у всех прощения. Беспорядочной ситуация вышла, и всё из-за меня, но я с самого начала решил окончательно разобраться с Ланселот. Можете ещё на какое-то время смириться и помочь мне?

— Нет абсолютно никакой необходимости задавать подобный вопрос мне, Эрике Бланделли. Только глупец может сказать своей правой руке нелепость вроде «помоги мне». Ладно, чего уж там, учтём, что у нас тут Годо — вечный дурень при любых условиях.

Годо усмехнулся на этот бунтарский ответ Эрики. Лилиана же с Юри просто согласно кивнули ему.

И хоть сейчас с делами полнейшая неразбериха, решение близится несмотря ни на что. Наконец, Годо сделал шаг в сторону дуэли с богиней-рыцарем, которая стала причиной смерти его заклятого врага — Афины.