10 том    
Часть 2


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
16.02.2020 20:57
Спасибо
naazg
09.02.2020 21:04
Спасибо
naazg
01.02.2020 20:34
Спасибо
lastic
27.01.2020 20:03
Благодарю
naazg
18.01.2020 21:22
Спасибо
naazg
15.01.2020 07:31
Спасибо
naazg
05.01.2020 09:42
Спасибо
naazg
30.12.2019 21:29
Спасибо
naazg
23.12.2019 21:12
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:15
Спасибо
naazg
07.12.2019 20:57
Спасибо
naazg
01.12.2019 21:06
Спасибо
naazg
24.11.2019 21:37
Спасибо
naazg
16.11.2019 20:51
Спасибо
naazg
09.11.2019 21:10
Спасибо
naazg
03.11.2019 21:18
Спасибо
naazg
27.10.2019 21:15
Спасибо
naazg
20.10.2019 21:03
Спасибо
naazg
13.10.2019 12:57
Спасибо
naazg
06.10.2019 18:26
Спасибо

Отобразить дальше

Часть 2

Тот самый остров, который Алек заставил всплыть на поверхность Токийского залива, всё ещё был в нескольких километрах.

При этом Ланселот дю Лак застряла в воздухе, не имея возможности наступать. Пленённая гравитационными импульсами, которые испускала чёрная сфера, сокрытая в море, она даже на сантиметр пошевелиться не могла.

Тем не менее, тёмные тучи, закрывавшие небо над богиней, продолжали сверкать зарядами молний.

Целью данных электрических ударов являлось восполнение эссенции грозы для рыцаря и её божественного скакуна.

— Чтобы достичь острова судьбы, который, наконец, появился вновь, я и мой скакун рванём на максимальной скорости и с максимальной мощью. Мой союзник, обратись же в молнию вместе со мной в демонстрации доблести. Вперёд!

Восполнение силы было завершено для эффектов молниеносной скорости и удара метеора.

Тихо нашёптывая белому скакуну, Ланселот прильнула к его шее. В это же мгновение всадник и его лошадь превратились в белый метеор. Обратив себя в разящий драконов и змей божественный меч, они рванули с силой, способной разрубить надвое небеса и землю. Теперь они могли не бояться гравитационных импульсов.

Сконцентрировавшись чисто на полёте, они вырвались из цепей гравитации, тем самым пересекая Дьявольское море. С высоты полёта Ланселот посмотрела на остров судьбы, до которого она, наконец, добралась. Маленький остров, на котором не было ничего, кроме скал.

Полностью покрытый этими самыми скалами подозрительно странной формы, он не имел каких-то отличительных черт ландшафта или иных структур.

Приказав божественному скакуну облететь вокруг острова, Ланселот заметила что-то блестящее на земле внизу. Судя по всему, это металл отражал солнечный свет.

Мгновенно спустившись, рыцарь и его скакун приземлились на одном из пиков странных скал.

Там, воткнутый в землю, торчал ржавый и износившийся железный меч.

Когда-то это был могучий широкий меч. Ланселот узнала в нём один из многих похожих клинков. А именно, Божественный Меч Спасения, материал одного из которых был использован для создания божественного копья Экскалибура.

Ржавый меч являлся останками героя. Предполагается, что герой покоится в той же земле, в которую воткнут данный меч.

Однако ни в одном из мест данного острова Ланселот не ощущала присутствия себе подобного, такой же «Стали». Воин, который должен покоится вместе с изношенным божественным мечом. И его едва уловимого присутствия, сходного с проржавевшим клинком меча, нигде не чувствовалось.

— И это место тоже не является Авалоном... Такова, значит, нынешняя ситуация, да?

Затем богиня войны в белом осознала.

Последний смертельный рёв белого дракона неподалёку. Ошибиться невозможно. Более того, больше не ощущалось присутствия девочки, которую Ланселот должна была защищать.

Это точно Гвиневера, которую похитил Александр Гаскойн.

Даже в битве против Чёрного принца Гвиневера должна была попросить защиты, сделав мысленный посыл. Если бы у неё получилось успешно сбежать, то она бы отправила мысленное сообщение, чтобы уведомить о своей безопасности.

— Неужели излюбленное дитя пало до того, как желаемое ею смогло сбыться? Похоже, наше путешествие подходит к концу.

Появились признаки ухода оберегаемой. А что ей самой дальше делать?

Дуэль с Чёрным принцем ради отмщения Гвиневеры? Или, наконец, уступить своему давнему желанию, начать путешествие с битвами и приключениями? Нет.

С вершины замка из странных камней Ланселот видела, как к острову приближается корабль.

Там должен быть «враг». Вопросами наподобие того, как ей дальше жить, надо будет заняться после завершения битвы.

Из-за недавнего броска в полную силу Ланселот и её любимый скакун были истощены. Тем не менее, сейчас, когда излюбленного дитя больше нет, она была вольна буйствовать без всякой оглядки.

Чувствуя приближение дуэли, Ланселот улыбнулась под шлемом и снова крепко сжала поводья.

Замок из странных камней, как описал его Амакасу.

Корабль шёл плавно и приближался к этому самому острову из скал странной формы. Сила лабиринта уже исчезла. К счастью, Гвиневера зачаровала корабль так, чтобы он двигался согласно приказам Кусанаги Годо.

На палубе был не только Годо, но также Эрика, Юри и Лилиана.

— Ланселот приближается. Одна.

Доложила Лилиана. В отсутствие Эны она была той, у кого оказалось самое лучшее зрение.

Годо присмотрелся и смог различить фигуру белого рыцаря. Богиня не летела молнией, как обычно, вместо этого Ланселот просто двигалась по прямой, не быстрее, чем скачет обычная лошадь.

Она появилась перед ними в привычных белых доспехах, не показывавших даже фрагмента кожи.

При этом весь её вид создавал впечатление измождённости, а поступь божественного скакуна казалась тяжёлой и глухой.

— Выглядишь крайне усталой, — звучно сказал Годо, подходя к краю палубы.

Три девушки отступили назад, как бы стараясь не тревожить его во время разговора с богиней. Ещё не время для их вмешательства.

— Хмм. Чтобы освободиться из захвата слуги Чёрного принца, мне пришлось прибегнуть к атакующему рывку. Более того, излюбленное дитя, которой пришлось противостоять этому человеку в одиночку, превратилась в дракона и потерпела поражение. В конце концов, всё, чего мы достигли данными жертвами — прибытие на фальшивый Авалон.

Приказав своему любимому скакуну остановиться прямо в воздухе, Ланселот отвечала поникшим голосом. Очевидно, что появление у Парящего острова превратилось в ловушку.

Годо ужаснулся от того, что сотворил Алек.

Он не был уверен, какие у них в будущем отношения сложатся, но если уж Алек подготовится к битве, то избежать столкновения точно не получится. Такое ощущение, что сколько бы ни боролся, из его многослойных ловушек выбраться невозможно, а попадание в такую ловушку будет означать «шах и мат».

— Будь я мудрецом с острым умом, вероятно, все происки Гаскойна оказались бы напрасны. Но, к сожалению, я всего лишь воительница, которой известна только лобовая атака. Таким образом, я подвела излюбленное дитя.

— Станешь искать Гаскойна, чтобы отомстить?

— Я думала над этим. Однако, как бы невероятно это ни звучало, моё сердце не воспламеняется при мысли о подобной перспективе.

С металлическим скрежетом Ланселот подняла забрало своего шлема. Тем самым открылось прекрасное лицо богини войны, ничем не прикрытое женское лицо.

— Сейчас, когда оковы долга рыцаря-защитника исчезли, я в раздумьях. Отныне мне требуется лишь путешествовать туда, куда душа лежит, сражаться лишь с тем врагом, кого я посчитаю достойным.

При поднятом забрале Ланселот говорила женским голосом.

— Гаскойн, конечно, грозный враг. А также враг излюбленного дитя. Но он не входит в мой круг предпочтения. Хо-хо-хо, моё истинное желание — нестись, словно спущенная стрела и яростно размахивать копьём. Не была бы я столь глупо прямолинейна, не стала бы связываться с одной конкретной личностью.

При том, что защищаемая ею девочка недавно погибла, прекрасная богиня войны всё равно улыбалась.

Когда герои кого-то теряют, они не предаются ностальгическим думам. И это её извращённое чувство соперничества воистину принадлежало Богине-еретичке.

Всё точно так же, как когда Годо подружился с богом войны Веретрагной.

— Так какие у тебя сейчас планы?

— Не надо больше слов. Мы с тобой уже достаточно знакомы. Уверена, что твоя цель совпадает с моей, разве нет? Сыграть симфонию жаркой дуэли дабы оплакать богиню Афину!

Говоря, Ланселот радостно улыбалась.

Сейчас она была полностью уверена. Годо молча кивнул.

— Само собой, я не буду настолько грубой, чтобы бросать тебе вызов, будучи истощённой! Ради уничтожения Кусанаги Годо я наложу на себя проклятие, рискну всем своим естеством!

Как только она это выкрикнула, огромная божественная мощь Ланселот была восстановлена.

Это были магические слова. Проклятие «Сумасшедшего прорыва», под воздействием которого недавно находился Годо. Точно так же, как оно восстановило его силы после битвы с Алеком, белый рыцарь использовала его, чтобы восстановиться самой!

Затем с небес явилось знакомое копьё.

Сильнейшее оружие, которое создало белую звезду, заставившую Годо с Афиной испытать немало страданий. Крепко сжав его в руке, Ланселот заявила, словно читая заклинание:

— Явись же, Экскалибур... Священное копьё из Божественного Меча Спасения! Итак, Кусанаги Годо, я уже показала тебе своё истинное лицо. И в таком случае уже нет смысла скрывать всё остальное!

Белый доспех Ланселот разлетелся на части.

Её медового цвета волосы больше всего шли освежающе прохладной красоте лица богини.

Полностью открытая взгляду высокая стройная фигура с изумительно соблазнительной грудью и исключительно притягательными бёдрами. С точки зрения тела зрелой женщины оно просто безупречно.

Вдобавок ко всему, изменился и её наряд.

Верхнюю часть тела защищала кольчуга. На шлеме больше не было забрала, которое закрывало бы её прекрасное лицо. Божественное копьё Экскалибур было в правой руке богини, а на её спине был пристёгнут железный лук. И сейчас к седлу белого божественного скакуна был приторочен колчан со стрелами.

Более того, доспехи, защищавшие Ланселот до этого...

Белые стальные составляющие, разлетевшиеся в стороны, шумно разбились вдребезги на множество кусков, которые, в свою очередь, раздробились дальше, а затем, разлетаясь, начали увеличиваться и менять форму. Невероятно, но каждый из фрагментов доспеха превратился в пару рыцарь-лошадь.

Стиль доспехов каждого рыцаря очень походил на то, что носила до этого Ланселот.

Но вот цвет их брони был тёмно-серым, как у облачного неба. С тем же величием, что и у белого рыцаря, они выстроились в ряд.

Их количество составляло где-то сотни три, все рыцари парили в воздухе на своих скакунах и быстро собирались вокруг Ланселот. Словно идеально дисциплинированная стая птиц.

Наверное, когда хищные птицы собирались для охоты, то, скорее всего, двигались они именно так.

Эскадрон тяжёлой кавалерии появился для того, чтобы охранять прекрасную богиню войны.

— Хо-хо-хо, как же много времени прошло с тех пор, как мне приходилось командовать ими. В роли монарха я поведу этих солдат в бой, но драться с тобой буду как простой воин, всё, чтобы разрешить нашу дуэль. Определить победителя в обычной битве!

Таков был завершённый вид Ланселот дю Лак.

Даже в прошлую их битву состояние у неё было ненормальное. Вспоминая слова Афины, Годо ужаснулся.

В текущей ситуации он просто не может сдерживаться.

— Как тот, кому положено быть рыцарем среди рыцарей, почему же ты женщина?! Наилучшая подсказка для решения данной загадки кроется в греческой мифологии!

Эрика, Юри и Лилиана — выкрикивались знания, которые они ему передали.

Годо активировал последнее воплощение Веретрагны, «Воина», и призывал меч из слов заклинания.

— Ты — не обычная «Сталь». Боги-мечи, рождённые героями «Стали», — все они были воинами-мужчинами, которые имели тесную символическую связь с богинями-матерями земли. Тем не менее, ты существуешь в когорте героев стали, но при этом женщина. Исключительно редкое явление, богиня и одновременно с этим принадлежишь «Стали».

— О? Думаешь направить на меня данное оружие? Слова заклинания для убийства богов!

Ланселот улыбнулась с расслабленной уверенностью. Раз уж она наблюдала за битвой против Афины, то вполне естественно, что она знает о «Мече». Годо продолжал, не обращая внимания:

— Явление редкое, но не невозможное. Одна из таких героев, Ипполита[✱]Ипполита — в древнегреческой мифологии царица амазонок. Дочь Ареса и Отреры. Некоторые поэты отождествляют с Ипполитой царицу амазонок, похищенную Тесеем и называвшуюся сначала Антиопой., королева амазонок. Широко известная в греческой мифологии как дочь бога войны Ареса. Королева племени женщин-воинов! Прототипом богини войны Ланселот послужила либо она, либо богиня, соответствующая одной из её сестёр. Я прав?!

В солнечном чистом небе над головой Годо начали появляться части «Меча».

Крошечные сферы, сверкающие золотым свечением. Десятки этих мерцающих точек напоминали звёзды на небе. Каждая из световых сфер являлась оружием уничтожения божественности Ланселот.

— Хо-хо-хо. Ты упомянул имя, пробуждающее воспоминания!

— Амазонки были свирепым племенем женщин-наездниц, которые вели своё происхождение от бога войны Ареса и наяд[✱]Наяды — божества в греческой мифологии, дочери Зевса, были нимфами водных источников — рек, ручьёв и озёр. Наяды были покровительницами определённого водного объекта, его душой и воплощением. Наяды родственны другим водным нимфам — нереидам и океанидам.. Они населяли прибрежные районы Чёрного моря, а правили ими две королевы. Одна вела внутренние дела, другая командовала в битвах. Среди королев также встречались такие, как Ипполита, которые ко всему прочему являлись дочерьми их прародителя Ареса!

Формирование сверкающих мечей света происходило в воздухе над кораблём Годо. Прямо перед эскадроном застывших в ожидании тёмно-серых рыцарей, в центре построения которых находилась Ланселот. Каждый из рыцарей направлял острие своего копья на сферы света.

Затем началась атака в лоб...

— Причина, по которой Ипполита и её сёстры принадлежат «Стали», касается их отца, Ареса. Так как он является самой примитивной краеугольной основой — чистейшим воплощением меча, который сражается в полном соответствии со своими прямыми обязанностями. Поэтому он жестокий и бесцеремонный, бог войны, символом которого является меч, воткнутый в землю!

Продолжая читать слова заклинания, Годо был изумлён.

Эскадрон рыцарей общим количеством около трёхсот, оставил половину своего состава для охраны, а вторая половина рванула к «Мечу».

Неужели Ланселот на самом деле выбрала поражение?!

— Если битва закончится, и при этом единственным, кто махал оружием, будешь ты, для меня, как для рыцаря, это будет бесчестьем. Так что пусть мои подчинённые наведут кое-какой беспорядок!

Несмотря на ситуацию, прекрасная богиня войны действительно радовалась. Тут какой-то подвох скрыт?

Она словно посылала хищных птиц прямиком в сети. Эти сверкающие сферы золотого света являлись клинками для убийства Ланселот. Тёмно-серые рыцари тоже должны оказаться подходящими для них мишенями.

Годо ломал над этим голову, продолжая читать слова заклинания. Его первоочередной целью является увеличение боевого потенциала!

— В своём трактате «История» древний историк Геродот записал, что наездники скифы почитали божество сходное с Аресом из греческих мифов, и даже относились к нему, как к особенному богу. Но в отличие от других богов, для которых они алтари строили, скифы поклонялись Аресу посредством его символа — меча, воткнутого в землю!

Золотой меч с лёгкостью порубил тёмно-серых рыцарей на куски.

Клинки из слов заклинания разрубали пополам их шлемы и крошили кольчуги, рыцари и их скакуны шумно распадались на куски с такой лёгкостью, с какой бьются стеклянные скульптуры.

Их останки мгновенно исчезали. В мгновение ока эскадрон рыцарей оказался просто уполовинен.

Тем не менее, у Годо не возникало ощущения победы. Он чувствовал всё, что угодно, кроме уверенности.

— Вдобавок, Геродот ещё следующее записал: браки между скифами и женщинами-воинами положили начало наездникам-сарматам. Эта нация служит ключом к разгадке того, как богиня Чёрного моря и королева войны приобрела личину рыцаря Ланселота!

— Слова истины в чистом виде! Когда-то люди действительно почитали меня в качестве королевы войны!

Прямолинейное признание Ланселот только ужаса нагнало, и он аж до костей пробирал. Но Годо уже не мог остановиться.

Придав «Мечу» форму огромного кольца, он окружил им остатки эскадрона рыцарей.

Эти тёмно-серые рыцари, охраняющие прекрасную богиню войны, действительно походили на стаю серых хищных птиц. Золотая сеть окружила их, готовясь поглотить одним махом. И в этот момент Ланселот тоже зачитала слова заклинания:

— Приказ доблестным рыцарям. Не испытывайте сомнений и страха. Ведь все вы рыцари, неустрашимые и безжалостные. Вам позволено только наступать. Вперёд! Не думайте ни о чём кроме атаки в лоб с целью сокрушить врага!

Затем она подбросила вверх укреплённый на спине лук.

На этот раз уже он разбился на разлетевшиеся части, из которых сформировались тёмно-серые рыцари. Этих новорождённых бойцов было около сотни. Эскадрон рыцарей, чьё количество было уменьшено вдвое, снова пополнил свои ряды!

— Что… ты действительно... ?!.

— Хо-хо-хо, как и подобает тому, кто является моей судьбой, как наблюдательно с твоей стороны! Ведь понял мои намерения, а?!

Ланселот восстановила эскадрон тёмно-серых рыцарей.

Они снова бросились в лобовую атаку на окружающую их сеть, сплетённую золотыми сферами. Повторяя недавнюю сцену, и эти рыцари тоже были последовательно уничтожены «Мечом».

Но Годо, как раз осознавший намерения Ланселот, задрожал от страха.

«Король, это одна из тактик, которой пользуются бессмертные из «Стали».

Годо кивнул, давая знак, что понял предупреждение Амэ-но муракумо-но цуруги, находящегося в его правой руке.

Бессмертие Ланселот проявлялось не только в способности превращаться в туман. Она также обладала силой воскрешать слуг, служивших под её началом.

«Не испытывающие страха перед твоим мечом, нацелившиеся на победу путём отрытой лобовой атаки. Стоит им сломаться или разрушиться, она отполирует и наточит эти клинки ещё раз».

Судя по тону, впечатлённый голос напарника Годо был наполнен похвалой и восхищением.

«Вполне подходит тому, кто разделяет со мной общие корни «Стали»! Ну и, честно говоря, как-то хитрить для того, чтобы сбежать, никогда не было характерно природе мечей!»

— Суть я уловил, но невозможность что-либо сделать и просто пассивное реагирование — меня это бесит!

Годо говорил с удивлением и восхищением. Эта очевидно самоубийственная тактика, именно та самая, которая представляет для него угрозу, но только если повторится достаточное количество раз, так как острота меча снижается после каждого использования.

Если данное противостояние превратится в бой на истощение, меч, рано или поздно, станет бесполезным!..

— Ланселот использует оружие и броню, что на ней самой, в качестве материалов для создания этих рыцарей?

«Хмм, так и есть».

— Раз так, то ключ к победе кроется в вопросе, что исчезнет раньше, её доспехи и оружие или мой «Меч», так?

Пока шла беседа с Амэ-но муракумо-но цуруги, эскадрон тёмно-серых рыцарей снова был уполовинен.

На этот раз Ланселот подбросила свой колчан. В нём было стрелы две, вроде, наконечник каждой из железа. И снова эти предметы разрушились и разлетелись, давая рождение сотне новых рыцарей, которые снова перегруппировались с эскадроном. В прошлых битвах Годо встречались боги, которые находили способы противостоять «Мечу»...

Но то, как это делала Ланселот, таким вот глупо прямолинейным и простым манером, — это что-то новенькое.

— И как, Кусанаги Годо, наслаждаешься зрелищной битвой?!

— Да ну тебя! Как будто кому-то может понравиться этот раздражающий бой на истощение.

Противореча его словам, губы Годо скривились в хищной ухмылке.

«Ладно. Раз уж ты там количество своих рыцарей восстанавливаешь, я прочту слова заклинания, чтобы поддерживать мощь «Меча» как можно дольше!»

— Савроматы, позже известные как сарматы. Они начали конфликт с себе подобными, со скифами, и одержали победу. Как скифы, так и сарматы, были племенами наездников. Однако тяжёлая броня и крепкое железо сарматов позволили им сокрушить легковооружённых скифов! Использование более крепкой стали было в стиле сарматов, по сути это была победа их предков!

Парящий в небе «Меч» сформировал золотую сеть окружения.

Попавшие в неё тёмно-серые рыцари подготовились к оборонительному бою насмерть.

Таково было начало предполагавшейся битвы на истощение. Используя перчатки и поножи с рук и ног в качестве материала, Ланселот снова создала рыцарей. В ответ Годо сплёл ещё больше слов заклинания.

— Сарматы, согласно мифам, также являлись нацией, которая унаследовала обычаи женщин-воинов. Говорили, что женщины сарматов были хорошо обучены боевым искусствам, и что им запрещалось вступать в брак до тех пор, пока они не приобретут опыт убийства человека!

Пока меч всё ещё острый, Годо хотелось нанести удар самой Ланселот.

Он контролировал своё заклинание именно с этим намерением. Однако разгромленный эскадрон тёмно-серых рыцарей продолжал защищать её ценой своих жизней, не давая «Мечу» Годо достать её.

Ланселот же продолжила, швырнув шлем, чтобы восстановить количество своих рыцарей.

— Короли и королевы, о которых упоминают мифы, равны богам. Твоё прошлое «я» в роли королевы амазонок Ипполиты, Пентесилеи[✱]Пентесилея — в древнегреческой мифологии дочь Ареса и Отреры, царица амазонок. или Антиопы[✱]Антиопа — персонаж древнегреческой мифологии, амазонка и (по одной из версий) царица амазонок. Жена Тесея, мать Ипполита. Погибла при отражении нападения амазонок на Аттику либо при попытке поднять восстание против мужа.... Ты являлась богиней, так как была дочерью Ареса. Поэтому ты в качестве богини унаследовала обычаи женщин-воительниц племени сарматов!

Подавляющее преимущество «Меча» над рыцарями постепенно сходило на нет.

Рыцари, которых в самом начале уничтожало одно лишь касание золотой сферы света, сейчас оказывали довольно продолжительное сопротивление. А вскоре ситуация зашла в тупик.

В прямом столкновении происходило взаимное уничтожение рыцаря и сферы «Меча».

Всё из-за того, что «Меч» сильно затупился. На лице Ланселот появилась усмешка.

Кроме копья в руке, на ней сейчас только кольчуга осталась. И эти кольца защиты, составляющие её броню, мгновенно распались и разлетелись вокруг.

Множество колец кольчуги превратились в тёмно-серых рыцарей, её последние подкрепления.

— Вперёд же, дикие рыцари! Станьте моим вторым копьём, что уничтожит Кусанаги Годо!

Королева отдала свой приказ.

Тёмно-серые рыцари образовали в воздухе формацию в форме веретена. Должно быть, наблюдая окружавшую их сеть «Меча», Ланселот пришла к выводу, что такое построение позволит им прорваться.

Дыхание Годо участилось. Сейчас решающий момент для победы.

Пассивность приведёт к поражению. Вместо этого он должен перейти в наступление.

— Так как они стали солдатами Римской империи, сами сарматы и их культура распространились по всей Европе. И в течение того временного периода тебя должны были знать в качестве богини, принадлежащей «Стали», в качестве королевы амазонок!

Читая слова заклинания, Годо передал свои мысли оставшимся частям «Меча».

«Соберитесь вместе. Не сражайтесь, когда рассеяны в небе, подобно звёздам в ночи. Сконцентрируйтесь в одном месте, чтобы создать единый организм. Именно, противостоя рыцарям, которые служат Ланселот, деритесь с ними, как свирепый зверь!»

— Всё происходило в те времена, когда культура тяжёлой кавалерии, бравшая начало у сарматов, превращалась в рыцарскую культуру средневековой Европы. При этом от самой Сарматии остались руины, а её культура подверглась изменениям. Ярко контрастируя с расцветом рыцарей на поле боя, имена и мифы о королевах амазонок постепенно оказались в забвении!

Тысячи вспышек света собрались воедино, образуя золотистый контур.

Его свет можно было сравнить со светом галактики. Сверкающая туманность, освещающая тьму космоса. Сконцентрировать свет в одном месте, чтобы превратить его в огромную мощь, которая вымостит дорогу к победе.

— Не успела она и понять, как она, богиня и королева сарматов, оказалась закована в тяжёлые доспехи и превратилась в Ланселота, бога рыцарей. Хотя при этом она несла в себе безумие и свирепость, которые не присущи природе рыцаря… И, тем не менее, она всё ещё оставалась сильнейшим рыцарем, что стоит у своих примитивных истоков ближе, чем кто-либо ещё!

Над головой Годо сформировалось облако в виде змеи, сверкающей золотым светом.

«Тело» этой огромной и изящной змеи состояло из тысяч или даже десятков тысяч световых сфер. Область головы имела форму овала, который раскрывался на конце, как бы имитируя открытые челюсти.

Для удобства в бою Годо приказал «Мечу» принять форму живого существа.

Живого существа в виде священного зверя, как символа в честь богини, умершей не без помощи Ланселот.

— Хо-хо-хо. Собираешься бросить вызов богу, убийце драконов и змей, используя такой вот вид меча, да, богоубийца?!

Глядя на золотую змею, Ланселот смеялась от всей души.

И это был не смех с издевкой, тут, скорее, проявилась искренняя радость. Смех той, которая в битве просто души не чаяла.

— Твоя горячность прибавила полю боя немало элегантности, обслуживание, которое мне воистину по нраву. Не обманул моих ожиданий, любезный сэр, ты действительно великий противник, которого я всегда искала! Человек, с которым меня сама судьба свела, которому я выказываю абсолютное восхищение!

Королева Ланселот воздела к небу копьё в своей руке.

— Раз уж ты вверил свою судьбу этой тени Афины, я вспомню божественное великолепие мастеров прошлого, чтобы продемонстрировать несравненную мощь человека, который когда-то являлся воплощением всеподавляющей силы!

Наконечник копья засверкал платиновым сиянием. Имя этого клинка — Экскалибур. Данный божественный меч был использован в прошлом ради спасения мира, использован героем, который послужил прототипом для легенды о короле Артуре.

— О, Божественный Меч Спасения, сталь, что разрубает миры! Даруй же силу рыцарю, что обращается к тебе!

Позади Ланселот и эскадрона рыцарей внезапно возникла звезда платинового цвета.

Размер и яркость делали её похожей на второе солнце, сошедшее на землю. Разрушительная сила данной звезды, способной выстреливать мечами, — это не шутки.

Годо стало трудно дышать, когда он оказался прямо напротив яркого свечения этой пылающей белой звезды.

Его «Меч» не мог защитить от такого божественного меча. И как же ему выкарабкаться из столь отчаянного положения?!.