11 том    
Глава 1. Дьявольский Король родился?..


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
naazg
27 д.
Спасибо
psychxo
1 мес.
Спасибо команде за тяжкий труд!
id155864781
4 мес.
Спасибо большое за труд!
P.S. Томов на самом деле 21? Или только 16?
Отредактировано 4 мес.
дурилка картонная
28 д.
Отредактировано 28 д.
fkmaf
4 мес.
Спасибо!
naazg
6 мес.
Спасибо
id155864781
6 мес.
Давно ждал раскрытия взаимоотношений Годо и Дони
naazg
7 мес.
Спасибо
naazg
7 мес.
Спасибо
lastic
7 мес.
Спасибо

Глава 1. Дьявольский Король родился?..

Часть 1

К тому времени, как он это осознал, Годо обнаружил себя в заключении, что же касается причины, то, как-то ни с того, ни с сего это вышло.

Теперь, когда он поразмыслил над этим, всё началось четырьмя днями ранее.

Всё произошло во время весенних каникул, после которых он должен был пойти в старшую школу. Годо поехал на Сардинию вместо своего деда. Там он повстречал красивого юношу с амнезией, Эрику, рыцаря и мага, а также ведьму Лукрецию Дзолу.

Все они обладали странными и невероятными силами.

Более того, Годо столкнулся с богами.

Встретил бога, поговорил с богом, подрался с богом, победил… Что-то типа того.

После использования Секретного тома Прометея его сознание затуманилось, и он не мог вспомнить того, что случилось потом.

Однако он всё ещё чётко помнил своего друга, юношу, стоявшего в пламени. Его радостную улыбку, его острый взгляд, выражающий сожаление, и те прощальные слова:

— Кусанаги Годо, я дарую своё благословение тебе, тому, кто переродился в качестве нового короля-богоубийцы!

Даже на пороге смерти его голос звучал ясно и чётко.

В тот момент «героическая» харизма юноши просто зашкаливала.

— Ты первый, кто отобрал мою силу — силу бога победы! Стань же сильнее всех остальных! И до того дня, как я снова вступлю с тобой в бой, владей же моим непобедимым телом!

«Хотя я тогда и не понял, что он такое мне сказал».

Даже находясь на пороге смерти, тот юноша проявил характер и боевой дух, желая повторного боя.

Да, такова была его истинная суть. Древний персидский военачальник, использующий в бою десять воплощений, защищающий людей, почитаемый в качестве непобедимого победоносного героя, только последние моменты жизни именно Веретрагны могли быть такими.

Исходя из вышесказанного.

Жизнь Кусанаги Годо была в опасности. А затем он потерял сознание.

Прошло несколько часов.

И хотя битва против Веретрагны проходила за несколько часов до рассвета, Годо смог очнуться только в полдень. К нему тут же явилась Эрика.

Она сказала ему, что они покинули руины, послужившие полем боя, и добрались до ближайшей деревни. Эрика удачно нашла трактир с четырьмя комнатами, сняла одну и поместила бессознательного Годо на кровать.

— Действовал настолько безбашенно и, тем не менее, всё ещё жив... Так быстро восстановился в столь короткий срок, ну точно...

Слушая бормотание находившейся у кровати Эрики, Годо задавался вопросами.

Беспощадно избит Веретрагной и даже удар молнии в финале получил. Из-за использования Секретного тома Прометея его ум и тело ощущали такой жар, будто они огнём горели.

Умереть там и в тот момент было бы вполне естественно.

Встав с кровати и осмотрев себя, Годо неуверенно произнёс:

— Я действительно вылечился. Я, я что, сплю?

Травмы от ударов тупыми предметами, сломанные кости, ссадины, кровотечение, ожоги, повреждения внутренних органов, лихорадка и так далее.

Не в состоянии обнаружить и следа невыносимой боли, Годо вместо этого видел полностью здоровое тело. Более того...

— Э-э...

Случайно махнув правой рукой, он подумал, что ощущение каким-то странным кажется. Прошлым летом Годо повредил правое плечо, что заставило его бросить тренировки по бейсболу, которым он посвятил много лет...

— Странно...

Двигая правым плечом вперёд и назад он не чувствовал чего-то необычного. Всё двигалось очень плавно.

К тому же, он ещё кое-что заметил.

Ему жутко хотелось есть.

Желудок Годо рычал и урчал, тревожа его и требуя еды и питательных веществ.

— Слушай, Эрика, у тебя есть что-нибудь поесть?

— Если поблизости имеются рестораны, я могу доставку заказать. Но, Годо, ты разве не на пороге смерти был? По моему мнению, тебе не следует есть ничего, что может как-либо нагрузить твой желудок.

Совет был самый благоразумный, но Годо громко заявил:

— Нет проблем! У меня такое чувство, что я собственную обувь переварить смогу! Давай, заказывай!

Тридцать минут спустя. Годо усиленно поглощал разнообразные блюда, принесённые Эрикой.

Несколько панини[✱]Панини — итальянский аналог блюда, больше известного в России как горячий бутерброд. Дословно с итальянского языка панини переводится как «небольшая булочка».
Отличие от традиционного бутерброда заключается в том, что панини должен быть закрытым хлебом с двух сторон, а от традиционного английского сэндвича — в том, что при приготовлении панини должна использоваться чиабатта — итальянский белый хлеб, изготовляемый из пшеничной муки и дрожжей, которая при желании может вместе с ингредиентами внутри поджариваться на гриле с рёбрами.
со свининой, курицей и свежими овощами. Варёные сосиски. Прошутто[✱]Прошутто — итальянская ветчина, сделанная из окорока, натёртого солью. Самая известная разновидность прошутто — пармская ветчина не содержит никаких других дополнительных ингредиентов, кроме морской соли. В других регионах Италии используют различные специи (перец, чеснок и т. д.). Окорок высшего качества. Для него специально выращивают свиней, откармливая фруктами и кукурузой..

Толстые куски стейка из конины. Приготовленные на пару овощи, заправленные майонезным соусом местного приготовления.

Крольчатина, тушёная с овощами. Минеральная вода. Апельсиновый сок. Вино и так далее.

Непрерывно хватая еду и запихивая её себе в рот, Годо с удовольствием прожёвывал её и глотал огромными кусками. В любом случае, поиск пропитания — это самая приоритетная задача...

Эрика уставилась на Годо, которого будто какая-то неизвестная сила заставляла есть и пить. На её лице стояло крайне задумчивое выражение, словно она вела наблюдение за каким-то образчиком редкого и недавно открытого нового вида...

— Точно, я тут кое-что забыла. Сейчас вернусь.

Эрика без промедления покинула комнату.

Годо же просто кивнул в ответ и продолжил выполнение задачи по насыщению, сметая всю имеющуюся еду. Более чем удовлетворённый, он снова улёгся на кровати.

Теперь, когда запас питательных веществ восполнен, настало время отдохнуть и поспать...

Чувствуя требования своего тела, он уступил им без всяких колебаний. В любом случае, сейчас как раз время поспать и восстановить силы. Всё ради готового к бою тела...

После кто знает скольки часов сна настало время вставать.

И Годо обнаружил себя пленённым.

— Проснулся.

— Что ж, начнём допрос.

Это было произнесено довольно мрачным голосом.

Годо ощутил, что лежит на чём-то мягком, а его руки и ноги связаны.

— Эй, эй! Это ещё что такое? Что вы со мной делать собираетесь?! — пожаловался Годо, осматриваясь вокруг.

Судя по всему, он находится на сеновале какой-то уединённой фермы. Повсюду вокруг валялись кипы сена, фактически, он на одной из таких кип и лежал. А на его запястьях и лодыжках были металлические кандалы.

Вдобавок к этому на Годо сверху вниз уставились два ряженых в серые робы человека.

Они походили на актёров из фильма-блокбастера, будто какие рыцари-джедаи из космооперы или маги из фэнтезийного кино.

Так как их капюшоны были полностью надеты, их лиц увидеть не получалось.

— Я японский турист, и не думаю, что заслуживаю такого обращения. Вы точно уверены, что не ошиблись с тем, кого схватили?!

— Нет, ты тот, кто нужен, — в ответ на протесты Годо тихо ответил один из них на хорошем японском.

Однако та малая часть его лица, которая виднелась под глубоким капюшоном, явно принадлежала европейцу.

— Ты же Кусанаги Годо, верно? Мы уже в курсе новостей. Эрика Бланделли, рыцарь из Милана и юноша по фамилии Кусанаги ездят по всей Сардинии.

К удивлению Годо, они даже об Эрике знали. Человек обратил свой мрачный взгляд к Годо.

— Попытка докопаться до сути наших действий бесполезна... Всё, что я могу сказать, так это то, что мы состоим в древней магической ассоциации. Всю прошлую неделю или около того, мы вели расследование по поводу неожиданно появившегося бога.

Годо был в шоке. Бог. Они действительно имели в виду Веретрагну?

— Эрика Бланделли и юноша из Японии. Открыто путешествовали повсюду, явно следуя по пути бога. Затем, наконец, этим утром ощущение присутствия бога внезапно пропало, и на остров вернулось спокойствие...

Значит, битва всё-таки была.

За столь короткое время подружился с тем юношей, подрался в дуэли на смерть и распрощался.

Вспоминая данное происшествие, Годо ощутил в груди жжение.

А человек вдруг продолжил:

— В данных условиях мы опасались одной возможности. Возможности, что явившийся на Сардинию бог был побеждён Эрикой Бланделли, и она переродилась в качестве Чемпиона!

«Эрика победила бога? И стала чем?»

— Если подумать, то та самая Эрика упоминала о чём-то подобном...

Прямо перед приближающейся битвой против Веретрагны у Годо с Эрикой был разговор. И он точно помнил, что тогда и было упомянуто слово «Чемпион».

— О, похоже, у тебя есть подсказки. Надеемся, что ты сможешь разъяснить всё в подробностях... — мягко обратился к Годо один из двоих в капюшонах. — Бог-еретик, явившийся на Сардинию в этот раз, является крайне важным божеством для нашей «Церкви восточных магов» и нам это может принести откровение. Скорее всего, это бог победы Веретрагна...

Эти люди связаны с Веретрагной?! Годо был в шоке.

— Если госпожа Эрика убила бога, которому мы поклоняемся, то положение окажется крайне серьёзным. Нам придётся обрушить на неё всю мощь нашей ассоциации, чтобы отомстить бога!

— Итак, мальчик. Такова ситуация. Скажи нам, где сейчас находится Эрика!

— Если решишь упрямиться, у нас имеются способы разговорить тебя!

Они угрожали ему, шумно говоря в одно и то же время.

— Д-да я и без вас это понимаю. Но ведь когда я проснулся, то уже был вашим пленником. Кроме того, даже если бы я и знал, с чего мне вам рассказывать, а?! — выкрикнул Годо.

Судя по их речам, они разыскивали Эрику, чтобы отомстить. Естественно, он не собирался с ними сотрудничать.

— Ясно. Тогда больше ничего не остаётся... Во имя Митры, бога договоров, я повелеваю, правда будет единственным законом, честность будет единственными речами, а всё ложное будет под запретом, — пробормотал один из двоих эти подозрительные слова.

В качестве ответной реакции у Годо возникло чувство, которого он никогда ранее не испытывал. Слова этого человека ощущались так, словно несли в себе «силу», которая превратилась в нечто бесформенное и бесцветное, начав обволакивать тело Годо.

«Слова заклинания?!» — именно подобный термин промелькнул у него в голове.

Если слова заклинания на самом деле существовали, то, возможно, они действительно оказывали эффект таким вот образом.

Но почему он может ощущать подобный феномен, почему он?!

— Хмм. Этот юноша, он отразил мою магию?

Однако не только Годо, но и применивший заклинание оказался удивлён.

— Вероятно у него есть какая-то защитная магия, ограждающая тело, так? Типа заклинаний, предотвращающих получение информации, например. Существует много способов разобраться с подобным.

— Вполне подходит компаньону великого рыцаря «Медно-чёрного креста»...

Защитная магия? Очевидно же, что Годо понятия не имел, как этим пользоваться, поэтому, должно быть, Эрика это сделала, так ведь? Но куда она убежала-то — и когда он ощутил тревогу...

— Тогда, у нас не остаётся иного выбора. Если вполне разумный метод не работает, мы должны прибегнуть к варварским способам, — один из похитителей сделал объявление, которое очень сильно нарушало спокойствие.

В качестве проявления уважения к репутации «Медно-чёрного креста» мы используем свою самую жестокую технику. Проклятие, которое вскипятит мозг подобно печати смерти... Это будет нашем тебе подарком. Даже защитная магия не в состоянии остановить это проклятие.

— Если не хочешь умирать, то лучше тебе быть хорошим мальчиком и рассказать нам всё, что знаешь.

— Давай же, хватит упрямиться. Расскажи, пока не поздно!

Годо сглотнул.

Судя по тону, эти люди не шутили. Маги всегда делали такие вот сумасшедшие и нелепые вещи. За последние несколько дней он достаточное число раз испытал подобное. Но предать Эрику он не мог.

Зло глядя на похитителей, Годо подавил лезущий наружу страх смерти.

— Хмм. Готовишься умереть ради дружбы — как жаль. Избавленный от моего благословения, будь то праведник или грешник, всякий будет лишён света, и зло возобладает!

Эти слова заклинания несли «силу». Такое было ощущение.

И хотя он снова это почувствовал, Годо не знал, как защититься, сколько бы ни размышлял. Не имелось ничего, что он мог бы использовать в качестве щита. Более того, уже не было времени на блеф или на попытку это самое время потянуть. И когда точка невозврата уже пройдена, сожалеть слишком поздно.

Слишком поздно. Годо ощущал приближение смертельного проклятия.

Да, он выжил в битве против бога, но умрёт вот здесь? Правда что ли?

— Даже наше жесточайшее проклятие было отражено?

— Невероятно... Кто этот парень?..

В шоке бормотали двое в капюшонах.

Вполне естественно с их стороны. Он хоть и не знал причины, но в то самое мгновение, как слова проклятия вступили в контакт с телом Годо, они тут же исчезли.

И тут.

— Ну всё, ребятки. Я и подумать не могла, что действительно существуют люди, которые посмеют предпринять попытку глупого похищения и пленения моего компаньона, компаньона Эрики Бланделли. Столь вопиющее отсутствие дальновидности воистину впечатляет, конечно же.

Дверь сеновала резко распахнулась.

Освещаемое лучами заходящего солнца, это было величественное появление прекрасной девушки, чьи развевающиеся светлые волосы с красным отливом украшали её, словно корона. Вид её прекрасного лица, буквально излучающего подавляющее превосходство и интеллект, заставил угрюмых посетителей в робах отступить назад.

Появившейся, конечно же, была Эрика Бланделли. Девушка, которую все искали.

Часть 2

— Похоже, мне нет необходимости объявлять своё имя для дуэли... Прошу прощения за то, что прибегаю к насилию, но, пожалуйста, верните мне этого человека.

С улыбкой хмыкнув, Эрика вдруг призвала в руку меч.

Куоре ди Леоне. Изящное лезвие, сверкавшее чистыми отсветами, магический меч льва. Годо отчётливо вспомнил этот меч, который был очень эффективно использован в битве против Веретрагны.

— Постой, Эрика Бланделли. Ты действительно убила Бога-еретика?

— Дьявольский Король-богоубийца — ты стала Чемпионом?!

— Хо-хо, а почему бы вам не узнать ответ в битве?

Совершенно не обращая внимания на сомнения отступивших похитителей, Эрика с великолепной улыбкой взмахнула мечом. Одна вспышка, вторая.

У Годо просто не было слов, когда он видел, как она управляется с оружием абсолютно без всяких колебаний.

«Это же не историческая драма, ты действительно пытаешься убить этих двоих?!»

В Годо начал просыпаться страх вкупе с напряжением. Но, к счастью, его тревоги оказались беспочвенными.

То, что Эрика разрубила своим мечом, оказалось «силой», которая окружала двоих похитителей в накидках.

Невероятное что-то, защищавшее их. Куоре ди Леоне разрубил это, заставив «силу» мгновенно исчезнуть.

— Вы даже мечами пользоваться не умеете, а теперь, когда и ваши защитные заклинания потеряны, вы мне не соперники.

— Тц! Будь ты проклята!

Когда их сила была уничтожена Эрикой, они стали выводить пальцами сложные узоры.

Эти нарисованные в воздухе узоры создавали «силу», которая несла в себе какой-то смертельный атрибут. Чувствуя его присутствие, Годо снова удивился. «Опять. Почему мне известно нечто такое?»

Несмотря на безнадёжное замешательство Годо, Эрика двигаться не перестала.

Она начала действовать ещё до того, как «сила» похитителей смогла оказать какой-либо эффект. Изящно исполненный высокий удар ногой.

Зрелищно ударив одного из похитителей по затылку, она вырубила его с одного удара. Второй получил удар в грудь рукоятью Куоре ди Леоне, и потерял сознание от боли.

Без особых усилий со стороны Эрики битва окончилась её победой.

— Вот так, готово. Теперь их судьбы зависят от удачи.

Где-то в глубине сеновала Эрика нашла верёвку и связала бессознательных похитителей.

Через открытую дверь виднелось закатное небо. Быстро приближалась ночь.

— Эти ребятки, наверное, откуда-то с востока... Возможно, связаны с какой-то религией. Зороастризмом каким? Веретрагна ведь этой религии принадлежит, верно? — поинтересовался Годо. Его руки и ноги были освобождены от оков.

— Они даже и близко не подошли к подобному уровню респектабельности. В конце концов, они ведь использовали магию запрещённых проклятий. Бесполезные маги, вероятно, из какого-то древнего культа, который поклоняется персидскому пантеону.

— Культ... Как всякие появляющиеся новые религии... Такое у меня впечатление создаётся.

Слово «культ» являлось довольно подходящим описанием для поведения двух похитителей.

— Наверное, какая-то организация, тяготеющая ко злу. Поверить не могу, что они без всяких колебаний использовали магию «Уничтожение мозга».

— Тяготеющая ко злу — по сути культ зла. Подходящие слова... Но, постой, — смотря на бессознательных похитителей, Годо осознал. — Эрика, мне просто не верится, что ты стояла в сторонке и наблюдала за тем, как они всё это со мной делают!

— Я всего лишь хотела понять сколько в тебе человеческого осталось.

— Ч-человеческого осталось?

— Да. Поздравляю, Годо. Сегодняшнюю дату можно отметить как дату твоего перерождения в монстра. Считай её своим вторым днём рождения.

Эрика ласково улыбнулась. Эта великолепная улыбка была просто незабываемо милой и очень шла девушке.

Но для Годо она походила на ухмылку Мефистофеля, когда тот вернул молодость доктору Фаусту. Элегантная дьяволица, так сказать...

— Если хочешь объяснений, то я так поступила потому, что уже знала. Меня совершенно не беспокоило то, что магия людей — даже мистические техники высочайшего уровня, — сможет как-то тебе навредить.

— Что ты имеешь в виду? Хотя, на самом деле, недавно у меня действительно появилось какое-то странное ощущение.

Во время недавних событий он ощутил как бы «силу»?..

«Неужели... это была магия? Типа магическая мощь или слова заклинания?»

После осознания данного факта Годо затрясло от страха, а Эрика подтвердила происходящее непрестанными улыбками.

— Как бы так сказать? Да... Ты больше не обычный человек. Кусанаги Годо стал богоубийцей, Чемпионом. Ну, в общем-то, всё.

— Б-богоубийца? Чемпион?

— Верно, разве до битвы с Веретрагной я тебе не говорила? Что в мире всего шесть богоубийц. Дьявольские Короли, которые отобрали силу у богов. Чемпионы. Ты официально стал седьмым.

— Чегоооо?!.

Дуэт в капюшонах пробрался в комнату трактира, пока Годо громко храпел. В это время Эрики как раз не было. Чтобы получить информацию, они связали Годо и притащили его на сеновал на задворках деревни. Поняв ситуацию, Эрика поспешила за ними, тем самым организовав только что произошедшую сцену спасения.

— Похоже, это какие-то беспризорные маги из маленького культа, которые действовали в безмозглой спешке, — самоуверенно заключила Эрика, идя вдоль деревенской дороги ночной порой.

Стоит отметить, что похитителей связали и оставили там, где они и были.

— Тут я согласен. Но, Эрика, ты когда из комнаты ушла, то как приманку меня тогда использовала? — прошептал Годо, шедший рядом с красавицей-блондинкой.

Хотя, это всего лишь домыслы были. В тот момент Эрика, возможно, действительно должна была уйти и заняться делами, о которых она же и заявила... Это вполне разумный ход мыслей.

Но Годо подумал и о ещё одной возможности.

Да, например, если принять во внимание интеллект и острую интуицию Эрики, то она ведь заметила появление тех двоих в капюшонах? Более того, она хотела убедиться в текущем статусе Годо.

«Этот её дьявольский ум...»

Поэтому нет ничего странного в подозрении, что Эрика спряталась, чтобы понаблюдать, что случится с Годо, если оставить его одного.

— Называть это приманка или ещё как — слишком уж неподходящее описание. Я всего-навсего выбрала самый интересный и театральный метод из всех тех, которые мне на ум пришли, вот и всё.

В полном несоответствии с ожиданиями Эрика была горда собой.

Какое странное и ранее неизвестное ощущение — полностью утратить чувство благодарности к своему спасителю.

— Ты, как бы так выразиться... Характер у тебя совсем не классный, — подчёркнуто проворчал Годо.

Если вспомнить их первую встречу, то тогда её отношение к нему далеко не радовало. Но после того, как они вместе пережили ситуацию на грани жизни и смерти, пропасть между ними, казалось, несколько уменьшилась.

Такое вот сейчас положение. Годо начал немного понимать. Эрика была не просто умной, она была гением. Более того, она ещё и ужасающей дьяволицей являлась.

Эрика из тех людей, которые используют свою остроту ума, имея в приоритете собственное развлечение.

— И почему меня всегда окружают какие-то причудливые люди?

Годо вспомнил свою семью, ближайших родственников и друзей.

Хотя, благодаря этому, у девушки, типа Эрики, не выйдет его запутать. И хотя с ней трудно справиться, в душе она всё равно оставалась хорошим человеком. А тот факт, что она осталась другом, никак не изменился.

— Ладно, — пробормотал Годо.

А Эрика тут же произнесла:

— Надо же, подумать только, среди знакомых Годо есть множество людей, немного напоминающих меня. Каким же обширным должен быть круг твоего общения! Я впечатлена, слегка.

— В любом случае... Давай сначала вернёмся. Пора бы и отдохнуть этой ночью.

Впечатлённый тем, что Эрика радостно приняла «странность» своего характера, Годо предложил их дальнейший ход. Но девушка покачала головой.

— Нет, у тех двоих, оставшихся на сеновале, могут быть и другие сообщники. Нам надо как можно скорее покинуть эту деревню. Конечно, мы можем и в ещё одну битву вступить, но не стоит идти на этот ненужный риск.

— Кстати, ведь их целью была ты.

— Ты о чём вообще? Целью именно ты являешься, Годо. Ты Дьявольский Король и седьмой Чемпион-богоубийца.

Пока Годо удивлённо пялился на неё широко открытыми глазами, Эрика мягко, словно ребёнку, делала пояснения:

— Возьмём ту недавнюю команду из двух похитителей. Скорее всего, много связанных с магией людей пришли к выводу, что «Эрика Бланделли убила бога». Все они основывались на косвенных уликах конечной ситуации. Но рано или поздно они поймут свою ошибку и узнают правду. Убившим бога на самом деле оказался японец Кусанаги Годо, совершенно ничего не смыслящий в магии.

— Я богоубийца...

— Да. Чтобы расследовать смерть Бога-еретика, появившегося на Сардинии, следователей пришлют не только магические ассоциации Италии, но и остальной Европы. Хотя, да, сначала их внимание будет приковано ко мне.

— …

— В ближайшем будущем ты начнёшь понимать ту мощь, которую отобрал у Веретрагны. Под мощью я имею в виду священные силы, которые изначально принадлежат богам. Великие силы, которыми владеют небесные божества. Когда становишься обладателем таких сил, они просто не позволяют тебе вести нормальную повседневную жизнь.

Ошарашенный Годо безмолвно слушал поток информации со стороны Эрики.

Тем не менее, он, наконец, смог заговорить:

— Но ведь у меня должен быть выбор, использовать или не использовать эту силу, верно?

— А я знаю? С моей точки зрения, если бы ты изначально принадлежал к тому типу людей, которые бы подобный путь не использования выбрали, то вообще не стал бы драться с Веретрагной.

— Но разве теперешняя ситуация не полностью отличается от вчерашней?

Немного успокоившись, Годо продолжил:

— Проблема с богом решена, так что я вернусь в Японию. А раз так, то я порву все связи с богами, магией и всеми этими проблемами...

— Сама наивность. Годо, ты вообще-то кое о чём полностью позабыл, — воскликнула довольно удивлённая Эрика. — Тебе же сообщение оставляли. Раз уж ты у нас король, что повелевает божественным миром востока, будь внимателен — «Твоим первым врагом был бог войны Веретрагна, вторым буду я!»

Эрика спародировала глубокий устрашающий тон кое-кого уже известного.

— «Очень скоро я восстановлю всю свою силу. Когда это время настанет, займи место этого бога войны и ожидай моего прибытия!» — как-то так, в общем.

— Мелькарт?!.

Годо посетовал на свою глупость. Был ведь ещё один бог, который явился на этот остров!

— Да. Финикийский божественный король Мелькарт, который после этого куда-то улетел. Он готовится к битве против Кусанаги Годо. Великий король, который прямо заявил, что опустит Сардинию на дно морское, если жители посмеют как-то вам помешать. Надвигающаяся катастрофа оставляет мало места оптимизму.

Ради победы над Веретрагной, Годо извлёк пользу из силы Мелькарта. Когда до него дошло, что ему придётся взять на себя ответственность, Годо затрясло...

«О нет, снова, мне снова придётся драться с богом?»

— Так как, Годо? Если ты заявишь, что больше никогда не станешь драться с Богом-еретиком, я тебя заставлять не стану.

— Как бы мне ни хотелось так и сказать, но...

Годо вздохнул. Возвращаться домой в такой момент просто неприемлемо. Даже если Эрика позволит ему уйти, он сам себе этого не позволит.

— Я останусь до тех пор, пока проблема с Мелькартом не решится. Как-то так выходит, что я постоянно оказываюсь в центре бури.

На причитания Годо Эрика пожала плечами.

— Тут более подходящим выражением будет «сам себе могилу копаешь», разве нет? Ладно, давай вместе в Кальяри отправимся. В густонаселённых городских районах спрятаться легче, а ещё это стимулирует на поиск и сбор информации.

Кальяри был самым большим городом на острове Сардиния. Портовым городом.

Предложение Эрики было вполне разумным. Она явно была способна не только странные и безбашенные идеи выдвигать, но и рациональные предложения делать. Много в чём одарена природой, и вместо того, чтобы растрачивать эти гениальные таланты, ей бы действительно стоило использовать эти дары небес во благо...

В то же время Годо, крайне впечатлённый Эрикой, вдруг кое-что ещё понял.

— С твоим предложением я согласен, но это нормально, что ты не возвращаешься домой?

— О чём это ты вообще?

— Я имею в виду, что в Милан не едешь. Разве не из Милана тебя сюда с заданием отправили?

Эрика не раз упоминала о том, откуда она.

Она родом из северной итальянской метрополии — Милана. Маг, состоящий в тайной ассоциации с названием «Медно-чёрный крест» что ли, а также принадлежит элите, известной как Великие рыцари или как-то так. Наверное, в организации своего дяди, она какая-то важная персона, но со слов Эрики следовало, что она продолжит сопровождать Годо.

— Я ещё не решила, когда возвращаться. Да я и о инциденте с Веретрагной в нашу организацию не доложила.

— Как? А разве это нормально, вот так делать?

— Не очень. Я пренебрегаю своими обязанностями рыцаря и даже сотовый выключила. Тем не менее, в свете большего охвата происходящего, это необходимо.

— Ты им позвони хотя бы. Уверен, о тебе сильно беспокоятся.

— Если я это сделаю, то, скорее всего, мне прикажут вернуться. Именно этого я и избегаю.

Годо вспомнил, что Эрика являлась многообещающим ребёнком-гением, на которого возлагали большие надежды. Сомнительно, что её организация захочет рисковать столь важным талантом в столь опасной обстановке.

— Я могу послать фальшивый доклад, но как только обман раскроется, всё будет кончено. В любом случае, в данный момент у меня нет желания покидать Сардинию. Очевидно же, что когда происходит что-то настолько интересное, я буду полной дурой, если покину центр событий. Это определённо неприемлемо!

Обозначая все эти неприятные и связанные с богами дела как «интересные», Эрика явно не в своём уме.

Эта девушка снова впечатлила Годо. В то же время он ещё кое о чём догадался и втайне был ей благодарен. Возможно, она выбрала вариант составить ему компанию из-за беспокойства за ничего не ведающего Кусанаги Годо.

Конечно, более чем вероятно, что ему всего лишь хочется, чтобы так оно и было, но Годо почему-то в это верил.

Часть 3

Когда они приняли решение отправиться в Кальяри, Эрика захотела согласовать их способ добраться.

— Такси… Они вообще ездят в такие отдалённые сельские регионы? Или нам стоит автобуса дождаться?

— В таких местах, наверное, в день ходит не больше двух-трёх автобусов, так?

Исходя из сказанного, Годо и Эрика прошли мимо автобусной остановки.

Вместо этого они бродили по деревне и наткнулись на итальянца среднего возраста, который путешествовал на прокатной машине. После озвучивания своей просьбы, у них получилось «словить попутку».

Не зная итальянского, Годо молчал и доверил разговоры Эрике.

Не только красавица, но и обладавшая очень хорошими навыками общения, Эрика заняла пассажирское сиденье рядом с водителем, мило болтая с этим немолодым мужчиной.

Солнце уже полностью зашло. Везущая троих человек машина неслась по ночной дороге.

— Хмм?..

Сидящий на заднем сиденье Годо оказался в замешательстве. Каким-то образом он смог смутно уловить суть того, о чём говорили двое впереди, — именно такое ощущение у него появилось. И тут же.

«А куда вы двое потом поедете? А, Кальяри? Что до меня, то собираюсь проделать неспешный тур по западному региону острова».

Вроде бы, именно это мужчина говорил, судя по ощущениям.

Вскоре после этого машина добралась до городка под названием Ористано, и их с мужчиной пути разошлись.

Время было уже после девяти вечера. Годо и Эрика заселились в маленький отель (в разные номера, естественно), договорившись в 8.30 следующего утра сесть на поезд до Кальяри.

Кстати, именно в ту пору Годо узнал о привычке Эрики спать допоздна.

Обнаружив, что в назначенное время встречи она всё ещё дрыхнет, Годо, чтобы разбудить её, пришлось стучать в дверь номера девушки, пока у него рука не заболела.

Материковую часть Италии омывало Средиземное море.

И в водах этого мирного и живописного водоёма расположился остров Сардиния, занимавший площадь, приблизительно равную японскому острову Сикоку. И весь этот остров представлял собой автономную область Сардиния со столицей в городе Кальяри.

Кальяри был древним портовым городом, который ведёт свою историю с восьмого века до нашей эры.

Морские путешественники финикийцы высадились на Сардинии и начали строить порты и города.

— Должна сказать, что в отношении отвратительного вкуса данного кондитерского изделия мне действительно стоит разразиться подробнейшей критикой.

Эрика произносила эту фразу, когда они уже выходили с вокзала по прибытии их поезда в Кальяри.

— Тут уж ничего не поделаешь. Если бы ты не проспала, то смогла бы позавтракать как следует, — ответил Годо, пожимая плечами.

Дорогу до Кальяри поезд преодолел почти за полтора часа. Так как у них не было времени на завтрак, Годо купил шоколадок в магазине на вокзале, в том числе и для Эрики.

Их вкус оказался так ужасен, что в это даже не верилось. Если в общем, то они оказались чересчур сладкими на вкус японца. Но даже у Эрики такая же реакция была.

«Эта штука, что зовёт себя шоколадом, воистину бросает кощунственный вызов определению «странный вкус», — прокомментировала девушка.

Этот шоколад явно имел интернационально ужасный вкус, который не признавал никаких национальных границ.

Тем не менее, они двое доели его без остатка.

— Понятно, что если бы у нас было больше времени, мы бы нашли что купить поесть в более нормальном магазине…

— Бред! Говоришь так, словно это я виновата. Если бы ты заранее сходил и купил, что хочешь, то проблем бы не было!

— Получается, что варианта тебе раньше встать, просто не существует?!

На замечание Годо Эрика с отвращением отвернулась.

— Да, не существует! Просто потому, что ты переродился богоубийцей, думаешь, имеешь право беспокоить меня, Эрику Бланделли, во время моей священной дрёмы? Это величайшая привилегия, которой не обладают ни короли, ни императоры во всём мире!

— Да ты просто поспать любишь, что это вообще за оправдания такие…

— Проехали. Вкус хоть и был отвратительным, но зато опыт вышел интересным. Поэтому, Годо, я больше не стану поднимать данную тему. Будь благодарен.

— И что это за уничижительный взгляд превосходства… В общем, Эрика, — неожиданно ответил Годо девушке чрезмерно демонстрирующей характер, — ты хоть и жаловалась на вкус, но всё съела, и даже заметила, что это было интересно. Значит, не так уж ты и не любишь такую вот помойную еду?

— Да как это вообще может быть правдой? Я из тех, кто выбирает еду высочайшего качества, когда есть выбор.

При этом Эрика откинула свои светлые волосы, которые венчали её, словно корона.

— Однако, когда выбора нет, я пользуюсь своим особым умением игнорировать вкус еды. Как для рыцаря, для меня моё тело — это важный актив. Каким бы качество еды ни было, пополнением запаса питательных веществ пренебрегать нельзя.

— Несмотря на всё, твоё тело, кажется, очень даже хорошо развито…

— Запомни хорошенько. Согласно моей личной философии, еда с плохим вкусом заслуживает большего уважения, если её отличает индивидуальность, отсутствующая у банальных блюд без стиля. И судя по вышеупомянутому критерию, хоть твой выбор оказался не оптимальным, плохим он тоже не был.

В любом случае, Годо и Эрика вернулись в самый крупный город Сардинии, Кальяри.

Древняя приморская столица с организованными по плану мощёными улицами. Наполненная энергичностью городской жизни, она также являлась пристанищем «беззаботной» атмосферы, присутствующей в местах отдыха туристов.

— Кстати, Годо. Сейчас, когда мы прибыли в Кальяри, тебе представился выбор «Объявить своё имя в качестве Чемпиона и начать командовать магами Сардинии».

— Ага, только этого не произойдёт, — тут же ответил Годо на предложение Эрики, когда они уже покинули вокзал. — Даже если я действительно стал Чемпи-кем-то-там, как ты говоришь, мне это не представляется реальным.

— Что ж, полагаю, что шансы на скептическое отношение со стороны других будут достаточно высоки, если мы заявим о рождении нового Дьявольского Короля до того, как ты поймёшь свою силу. Да, в общем, тут спешить некуда. Так что давай займёмся сбором информации.

— О Мелькарте, да?

— Да, и о нём тоже, для чего требуются надёжные и достоверные источники этой самой информации. Стандартным методом действий в данной ситуации будет связаться с местными магами… Но учитывая то, что мы на Сардинии, может оказаться трудно найти кого-то первоклассного, кто мог бы стать полезным в бою против Бога-еретика.

Бормотание Эрики заставило Годо вспомнить одну личность.

— А как насчёт того, чтобы связаться с Лукрецией-сан?

Ведьма Сардинии, Лукреция Дзола. Она являлась основной причиной того, почему Годо приехал на этот остров, более умудрённый друг, который слегка подтолкнул Годо и Эрику в нужном направлении.

После битвы с Веретрагной они не связывались с ней из-за различной степени занятости.

А раз так, то Годо захотелось пообщаться с ней и заодно обо всём рассказать.

— На самом деле я уже созванивалась с ней вчера, пока ты спал. Чтобы поведать ей обо всём случившемся. Она тогда сказала: «Раз всё пока что успокоилось, я хорошенько высплюсь, чтобы восстановить силы. Поэтому буду недоступна какое-то время». Судя по тому, как она говорила, я предполагаю, что её сон два или три дня продлится.

— Непрерывно? Даже не проснётся ни разу?

— Да. Магический сон с целью восстановления телесного и ментального истощения в наикратчайший возможный срок. Такой тщательный отдых необходим для избавления от причины усталости и подготовки к будущим чрезвычайным ситуациями.

— Вообще, да. Лукреция-сан действительно упоминала о том, что истощила свою магическую энергию…

Поражённый внимательностью Эрики к деталям, Годо стал беспокоиться за ведьму.

Из-за внешности последней можно было очень легко позабыть тот факт, что возраст у Лукреции-сан уже немалый, что и так известно.

В тот момент, когда они расставались, она выглядела довольно обессиленной. Её угораздило оказаться меж двух богов, Веретрагны и Мелькарта, во время их битвы неделю назад или около того. Чтобы сбежать, она и израсходовала всю свою силу.

— Точно, ещё Лукреция сказала, что если нам в это время помощь понадобится, то как раз имеется подходящий кандидат. К счастью, так вышло, что он живёт в Кальяри.

— Ну, тогда давай пойдём и поищем его.

— Но ещё Лукреция говорила… Что характер у этого человека довольно легкомысленный и на все сто процентов ненадёжный.

— Ясно… Раз вы явились с рекомендациями Лукреции Дзолы, игнорировать вас я не могу.

Манера говорить у Давида Бианчи была странно напыщенной.

Сейчас они находились в особняке, расположенном на холме, с которого открывался вид на гавань Кальяри и залив Гольфо-дельи-Анжели. Как и Рим, Кальяри тоже являлся городом, построенным на семи холмах и со многими районами на возвышенностях.

А раз столь величественный особняк построен в таком месте, то он воистину являлся резиденцией, которая являла собой пример образа жизни богачей.

В комнате для приёмов Годо и Эрика сидели напротив Бианчи.

— Мне уже известно о появлении здесь двух богов. Я также знаю, что один из них Мелькарт. А основываясь на том, что второй идентифицирован как восточное божество, я предполагаю, что это Веретрагна, я прав? — произнёс достойный восхищения маг Давид Бианчи.

Он был привлекательным мужчиной, на вид которому лет двадцать пять или двадцать шесть. С иголочки одетый в превосходного пошива костюм, он, в некотором роде, создавал впечатление тщеславного сердцееда.

— Да, основываясь на том, что мы слышали от Лукреции, вы являетесь выдающимся геомантом[✱]Геомантия — гадание с помощью земли; популярный в арабских странах метод гадания, основанный на толковании отметок на земле или рисунков, которые образуются в результате подбрасывания горсти земли, камешков или песчинок. Восточноазиатский вариант геомантии носит название фэншуй.. Нам бы хотелось воспользоваться вашими магическими умениями в качестве помощи для отслеживания местонахождения Мелькарта, — грациозным тоном произнесла Эрика, пока Годо молча сидел сбоку.

Она сказала Бианчи, что её компаньон говорит только на японском, и тот с немалым интересом посмотрел на Годо. И тут же переключился на чистый японский, продолжая беседу.

— Тут я проблем не вижу. Это самое меньшее, что я могу сделать, исходя из того, что я обязан Лукреции. Но ещё я надеюсь, что вы сможете просветить меня. Это действительно правда, что военачальник Веретрагна принял смерть от руки Мелькарта?

— Да, правда. Я и мой спутник Кусанаги Годо были тому свидетелями.

Эрика лгала.

Она скрыла правду, упоминая произошедший инцидент. Как-то преувеличенно улыбнувшись, Бианчи скептически хмыкнул.

— В любом случае, позвольте я подготовлюсь к физиогномике[✱]Физиогномика — метод определения типа личности человека, его душевных качеств и состояния здоровья, исходя из анализа внешних черт лица и его выражения.. Пожалуйста, потерпите некоторое время, пока я подготовлю необходимые инструменты, хорошо?

Сказав это, он покинул комнату для приёмов.

— Слушай, Эрика, а этот Бианчи не слишком ли легкомысленно себя вёл?..

— Ну да… Не скрывает какие-то внутренние мотивы, довольно недальновидная личность, мягко говоря. Но раз говорят, что человек он способный, давай пока понаблюдаем за ситуацией.

Оставшись одни, они беседовали шёпотом.

— Так как это его территория, для нас, как для гостей, будет очень невыгодно вызвать у него враждебность… Как бы то ни было, отступать мы не можем.

— Да? А разве он не могущественный человек?

— Ну, более-менее. Он, может, и считается первоклассным, но до несравненного уж точно не дотягивает. Если я сконцентрируюсь на своей защите, используя лучшие защитные заклинания, Бианчи, скорее всего, не сможет прорвать мою оборону. Без иной помощи он, вероятно на тебя вместо этого нацелится… — Эрика уверенно уставилась на Годо. — И в этом случае в беде как раз не его цель окажется.

— Чего?

— Что касается Дьявольских Королей и Чемпионов, то у меня было несколько возможностей кое-что узнать об этом у одной принцессы. И в совокупности с моим личным опытом — конечный результат ожидается довольно мрачным, — так же мрачно заявила Эрика, словно какой-то пророк.

Часть 4

Где-то через час Бианчи вернулся и повёл Годо с Эрикой в другую комнату.

Его особняк был довольно просторным, и длинные коридоры демонстрировали данный факт вполне наглядно. Из окон особняка виднелось изумрудно-зелёное Средиземное море. Благодаря приморскому расположению дома, данное зрелище просто не имело себе равных.

Пока они шли по богато убранному коридору, Годо прошептал Эрике:

— Кстати, что такое «геомантия»?

— В терминах, легко понятных для людей с востока, вроде тебя, Годо, — это тип магии, похожий на фэншуй. Волшебные ритуалы, которые позволяют читать землю и потоки её энергии, а также манипулировать ими, согласно своим желаниям. Для увеличения своего благосостояния, благосостояния связанных с тобой людей, а также нации.

— А-а… фэншуй. Да, для богатых подходит.

Если одеваться в жёлтое, это принесёт денежное богатство. Установка вещей в специальных благоприятных местах увеличивает удачу.

Объяснение Эрики заставило Годо вспомнить истоки происхождения скандальных японских телевизионных шоу.

— Когда является Бог-еретик, земля и её энергия в таком месте подвергаются глобальному воздействию. И если за дело берётся полноправный геомант, становится возможным разузнать самую актуальную информацию о божестве — место, состояние, а также понять, где бог может оказаться в дальнейшем.

Вскоре они добрались до нужного им места.

Стены, уходящие в самую высь к потолку. Комната была настолько просторной, что в ней бы, наверное, поместился теннисный корт, и ещё место при этом осталось бы. Настолько большой она была.

В центре комнаты расположился большой мраморный стол с огромной «моделью» на нём.

Это была трёхмерная топографическая карта земель, окружающих Средиземное море. На этой прямоугольной, где-то два на пять метров, столешнице были прекрасно и в тщательных деталях воссозданы Испания, Италия, Греция, Турция, Средиземное море и различные страны Северной Африки.

«Наверное, какое-то дорогостоящее хобби», — сделал для себя вывод Годо.

— Итак. Давайте попробуем отследить «присутствие» Мелькарта, которого вы видели.

Бианчи взял мерный стаканчик с коричневым порошком.

— Этот порошок был сделан путём перемалывания черепков сосуда, недавно найденного в руинах древнего финикийского порта Тира.

Порошок был распылён из стакана прямо на модель земли.

И он собрался точно на южной стороне Сардинии — месте, соответствующем Кальяри, текущей позиции Эрики и Годо.

Затем порошок начал двигаться сам по себе. Он полз по модели, словно змея, спеша к Средиземному морю и направляясь на восток. В данном направлении находился ещё один остров, ещё больший, чем Сардиния.

— Сицилия? Мелькарт отправился на Сицилию?

Бианчи кивнул удивлённо смотрящей Эрике.

— Похоже на то. Финикийская сфера влияния включает в себя не только Сардинию, но и Сицилию. Возможно, в поисках своей божественной сущности Мелькарт стремится к своей основе путём перемещения в священные земли, которые ближе к его родине.

Город Тир явно был крепостью финикийцев, которые почитали Мелькарта.

Тир располагался в местности, сегодня известной как Ливан. Относительно Сардинии это на востоке. «Ясно». Годо понял.

— По сути, вот и всё. Но на самом деле я ещё кое-что подготовил.

Бианчи взял пробирку с небольшим количеством белого порошка.

— Этот порошок был изготовлен из частичек каменной таблички извлечённой из-под руин зороастрийского храма времён персидской империи Сасанидов. Его делали специально для того, чтобы отслеживать присутствие победоносного бога войны Веретрагны.

Перевернув пробирку, Бианчи ссыпал белый порошок на модель карты.

И хотя он оказался на средней части основной территории Италии, но стал самостоятельно двигаться, пересёк море и скользнул к Кальяри на южной оконечности Сардинии.

— Эрика… Если бы Веретрагна действительно был убит Мелькартом, как вы и говорили, то этот порошок должен был исчезнуть. Однако его текущее положение вполне очевидно, — самодовольно ухмыльнулся Бианчи. — Основываясь на физиогномике, Веретрагна умер от руки человека. Следовательно сила военачальника была отобрана, и новый её владелец в настоящее время находится в Кальяри. И, скорее всего, данным человеком являетесь вы.

Говоря это, напыщенный красавчик пристально смотрел прямо на Годо!

— Заставляя вас ждать, я наблюдал за духовной физиогномикой внутри данного особняка и обнаружил вихрящееся «присутствие», которое разлетелось вокруг словно порох. И, скорее, чем в вас, данное загадочное что-то сокрыто в присутствующем здесь юноше, и оно только дожидается возможности разбушеваться!

— Давид Бианчи успешно смог увидеть всё сквозь уловки. И если сказанное окажется правдой, какие же проблемы это может доставить? — поинтересовалась Эрика с абсолютным изяществом и бесстрашием. — Если Кусанаги Годо Чемпион, то первое, что вы должны сделать — это склониться перед новым Королём и поздравить его с получением трона, выказывая свои сильнейшие страх и уважение.

— Да. Всё верно.

Убеждённый красавицей младше его, Бианчи криво усмехнулся.

— Подобное убеждение преобладало у меня довольно продолжительное время. Нет сомнений, Чемпионами являются те, кто убили бога. Но вы действительно верите в то, что все они достойны быть Королями? Наш король, Сальваторе Дони, превосходный тому пример. Кто вообще мог подумать, что он настолько великий идиот, полный недоумок!

«Один определённый господин Сальваторе. Значит, шестой богоубийца является итальянцем? Но слова довольно неуважительные. Разозлится ли на это Эрика, которая настаивает на почтительном отношении к королю?» — такие мысли витали в голове Годо.

— Ну-у, Сир Сальваторе — это уникум. Но не стоит обобщать, основываясь на одном лишь его примере.

Что неожиданно, Эрика не проявила никакого желания возражать.

— Только меч. Он такой человек, который вообще не видит ценности ни в чём, кроме меча, так? Даже если и говорят, что никакое количество заклинаний не сработает, но если задаться целью — не думаете, что мы сможем справиться?

— Вы действительно говорите о победе над Чемпионом?

— Верно. Как они убили богов, так и мы сможем победить Дьявольских Королей. По меньшей мере, когда моим противником является неопытный Чемпион, который открыт любой атаке! — с абсолютной уверенностью заявил Бианчи и снова уставился на Годо. — Моё мастерство физиогномики не ограничивается одними только энергиями земли, а распространяется и на изучение черт лица… В родословной этого вот мальчика не имеется никаких магов. А ещё у него нет никакой подготовки в области боевых искусств или опыта нахождения на поле боя. Для него обладать силой бога — это всё равно, что свинье обладать бисером.

Годо не мог не почувствовать потрясения. Этот человек смог прочесть так много, просто на лицо посмотрев? Как раз в духе того, кто искусен в магии и обладает удивительными, но незаметными умениями.

— И имея целью доказать мою теорию, что короли не являются абсолютными воителями, разве не замечательно, что оппонент попался в мои сети? Хмф, прошу удовлетворите моё скромное желание!

Взгляд Бианчи постепенно тяжелел.

Годо тут же ощутил, как тыльная сторона его шеи покрылась гусиной кожей. Возможно, именно это чувство обычно понимают под «жаждой убийства». Он мог явно ощущать опасные мысли, идущие со стороны этого человека. Понять было совсем не сложно.

Но в большей степени чем напыщенный смазливый маг, Годо куда сильнее озадачили изменения, происходившие с его собственным телом.

— Давид Бианчи… Когда-то я считала вас просто первоклассным магом, но явно ошибалась. Вы даже меньше половины от того, что я представляла, и, скорее всего, никогда не станете сильнее, чем есть сейчас.

Острая на язык и желчная — вполне очевидно, что говорившей была Эрика.

— Несомненно же, что столь наивные мысли должны были приходить на ум скольким там тысячам магов? Хотя вполне ожидаемо от человека, который притворяется каким-то там мастером, живущим в углу какой-то там Сардинии — столь поверхностное мышление вам как раз подходит.

Язвительный тон Эрики был полон обычно присущей ей величественности.

Но в отличие от случаев, когда она наставительно звала Годо дураком, ощущение милых ноток отсутствовало напрочь. В её словах звучала только издёвка.

— Внутри престижных ассоциаций, типа моего «Медно-чёрного креста», чтобы извести подобные ложные представления и довести до всех членов понимание подавляющей мощи королей или, скорее, уму непостижимых созданий, к которым обычная логика неприменима, мы используем истории-казусы о королях прошлого в качестве учебных материалов для тщательного образовательного процесса, — Эрика широко улыбнулась. — Но, вполне очевидно, что возможности услышать подобную историю у вас не было. Несмотря на то, что я согласна с вашим утверждением об идиотизме Сира Сальваторе, я всецело презираю ваши слова о возможности победить Чемпионов. Подобный вид мечты-заблуждения должен упокоиться вечным сном в одной могиле вместе с вами!

Что отличает стиль Эрики, так это исключительная манера издеваться.

— Пфф, вот уж где воистину слова той, кто происходит из знатной семейки, виляющей хвостами перед королями. Но все вы опрометчиво забыли один факт. Это мой особняк, и для вас это вражеская территория — приготовьтесь умереть!

Как только Бианчи выкрикнул эти слова, пол под Эрикой изменил форму, принимая вид массивного и острого конуса, вытянувшегося вверх со скоростью стрелы.

Но чтобы уклониться от этой неожиданной атаки снизу, Эрика всего лишь небольшой шаг назад сделала.

— Знайте же, что вы не бессмертные боги, помните о своей смертности сынов человеческих!

После очередного выкрика Бианчи Годо почувствовал активацию магии.

Наверное, это сильнейшая магия из всей той, которую ему уже удалось ощутить на данный момент. Весь дом начал с шумом трястись и греметь.

Повсюду вокруг Эрики повисла «тьма».

Резко возникший туман заполонил пространство рядом с Эрикой, охватывая светловолосую девушку, подобно тёмному облаку, закрывающему светящую луну!

Не имея на то никакой причины, Годо был уверен — это чрезвычайно опасная магия.

Всё живое, что вступало в контакт с этим туманом быстро приближалось к своей смерти. Будь то высасывание жизненной силы, заражение смертельной болезнью или остановка сердца, инстинкты Годо говорили ему, что это крайне зловредная магия, которая крала жизнь!

Годо почувствовал, как в его теле какой-то переключатель щёлкнул.

«Смеешь творить что-то подобное с Эрикой… друг мой!» Изнутри его поднималось сильнейшее пламя гнева вкупе с яростно закипающим боевым духом. Этот дух битвы его словно в горячку вогнал, Годо как будто огнём горел, при этом всё его тело переполняла сила, необходимая для битвы.

Со стороны же Эрики, которая подверглась столь подлой атаке, донеслось:

— Ради поддержания порядка в Риме сенат объявил об упразднении империи! О, сталь льва, стань же мне основанием!

Она напевно зачитала заклинание.

В ответ на это в руке Эрики мгновенно возник магический меч льва, Куоре ди Леоне. И тут же он обратился цепью из десяти звеньев, сверкающих серебряным блеском.

Концы цепи соединились, чтобы образовать круг.

Эти десять звеньев окружили Эрику, формируя защитный барьер против тумана тьмы.

— Последнее постановление сената, пусть же оно будет услышано!

Эрика продолжила читать слова и завершила заклинание.

Кое-как Годо смог понять, что произошло. Наверное, это была защитная магия. Даже если Бианчи применит всю свою силу, то, скорее всего, не сможет пробить данный барьер.

— Ну и как вам такое? Защитный барьер, образованный магическим мечом Куоре ди Леоне и «Последним постановлением сената», есть у вас способы пробить его?

— Наверное, нет. Но в данной ситуации вы ведь и атаковать не сможете.

В ответ на вызов Эрики на губах Бианчи появилась кривая усмешка.

— Защитный барьер, воздвигнутый посредством «Последнего постановления сената» по своей крепости равен замку. Но заклинатель не способен даже шага ступить за его пределы. Разве не замечательно? Пока вы себя защищаете, вы будете не в состоянии предоставить защиту этому новоиспечённому Чемпиону-мальчишке.

Годо отступил назад. Ясно же, что следующим ходом Бианчи будет…

— Выходит, в противостоянии этому пареньку вы мне руки развязываете, так?

— Да пожалуйста. Вперёд. Делайте, что хотите.

Ещё и Эрика говорила тоном типа «вам все карты в руки»!

— Причина, по которой Чемпионов признают королями и завоевателями — они являются существами, полностью превзошедшими ограничения, налагаемые законами природы. Надеюсь, вы сможете всецело вкусить предоставленный опыт. Если вдруг выживете в данном столкновении, возможно, это послужит вам чудесным уроком.

У Годо аж дыхание перехватило. Всё действительно пришло к тому, чего он и боялся.

— Такая вот ситуация, Годо, теперь всё в твоих руках. Покажи этому бедному невежественному глупцу весь ужас, что представляют собой тебе подобные. Не беспокойся, я полагаю, что у тебя не сильно много проблем будет, — сказав это, Эрика наградила его великолепной улыбкой.

Прекрасная и манящая — выражение лица, которое лучше всего описывается фразой «дьявольская улыбка».

Часть 5

— Постой, Эрика, ты хочешь, чтобы я его победил?

— Да, если использовать силу, которую ты отобрал у персидского военачальника Веретрагны (хоть мы пока и не знаем, что за она), то должно быть что-то (или какое-то болевое условие), что позволит тебе с лёгкостью раздавить мага всего лишь его уровня.

— Нечего в такой вот ситуации про «с лёгкостью» говорить! — Годо не мог не возразить предложению Эрики, сделанному «шёпотом».

Стоявший напротив Бианчи тоже был недоволен.

— Как вы смеете описывать меня как «всего лишь». Вы ошибаетесь, если думаете, что моей единственной специализацией является только геомантия. Как вы только что могли убедиться, я прошёл через множество битв.

— В общем, он пытается сказать, что он не какой-то там проходной персонаж. Не обращай внимания.

До Годо дошло. Эрика ведь явно пыталась начать драку!

Разозлённый Бианчи злобно смотрел на Годо.

— Седьмой Дьявольский Король… Ничего не имею против тебя лично, но как мужчина, я не могу отказаться от вызова. Не будешь ли так любезен провести дуэль со мной?

«Слишком уж ты узколобый для мужчины, если так легко ведёшься на простые слова».

Годо подавил эту фразу, которая чуть не вылетела из его рта.

— Прошу, успокойтесь. Я хоть и убил бога, но при этом сам не понимаю, что толком произошло. Но как вы можете видеть, я пацифист. Я действительно не желаю вам никакого зла, — Годо самым искренним тоном пытался выразить свою позицию.

Кусанаги Годо — это пацифист. Цивилизованный человек, который не любит конфликтовать с другими. В отличие от Эрики, которая хоть и была удивительной и неожиданно благородной девушкой, но при этом готовой незамедлительно обнажить меч при малейшем несогласии.

Являясь по сути людьми, им всем сначала стоит провести переговоры и достичь взаимопонимания.

— К сожалению, тут от твоего пацифизма ничего не зависит. Данная битва затрагивает мои личные интересы. Так что, прошу, хватит уже и развлеки меня! О, лес!

Странное бормотание Бианчи в конце его речи являлось словами заклинания.

Сила, была вызвана магическая сила, при этом раздавались шуршащие звуки и создавались сопутствующие эффекты, формируя заклинание.

Сам того не заметив, Годо каким-то образом принял и свыкся со своей новой способностью ощущать магическую силу и её присутствие.

И какой же загадочный эффект породит данная магия?

Увидев результат, Годо потерял дар речи. Стена позади Бианчи претерпевала изменения. Они трое явно находились в комнате особняка, но та стена сменилась на нечто совершенно иное.

Она исчезла, её каким-то образом сменила стена плотного леса.

Этот лес просто изобиловал цветущей растительностью и зеленью. Его буйная флора не походила на средиземноморскую, это явные представители тропических джунглей.

— Искажение пространства, которое соединяет данное место с джунглями где-то ещё! — Эрика тут же проинформировала Годо.

Вполне ожидаемо от магии, даже нечто подобное можно сотворить.

— Тигр! С бессмертными когтями и глазами, твой ужас породит баланс! — Бианчи снова произнёс слова заклинания, творя новую магию.

Это, наверное, было заклинание призыва. Из глубины плотного леса приближались две ярко сверкающие изумрудные точки. Это были глаза зверя. Чёрно-оранжевый мех, крепкий и массивный дикий зверь — это, несомненно, тигр.

Чрезвычайно огромный тигр, массой килограмм триста, наверное. Более того он оказался не один.

Из недр леса ещё и второй подходил…

— Даже когда магия нацеливается прямо на Чемпиона, она будет полностью отражена. Это широко известный факт, — тихо произнёс Бианчи.

И до Годо, наконец, дошло.

Ещё тогда, когда заклинания накладывались на том сеновале, ни одно из них не оказало на него эффекта.

— Но есть и иные варианты. Взять, например, кости или лицо… Так как всё, что требуется, это всего лишь видеть внешность, техники типа физиогномики вполне применимы, как я чуть раньше показал. Если нацелиться на божественную ауру Чемпиона, то можно использовать магию поиска для определения его местонахождения.

Бианчи с превеликим удовлетворением смотрел на двух огромных тигров, находящихся в комнате.

— А раз объекты, вызванные магией, могут наносить вред, то контроль над этими искусственными магическими зверями вполне сойдёт. Эй, «Король», эти вот ребятки — это тигры-людоеды, привычные ко вкусу человеческой плоти и крови. Каким бы миролюбивым ты ни пытался себя выставить, они не станут тебя слушать.

«Людоеды?!» — Годо ощутил, как его тело напряглось от страха.

Два свирепых тигра следовали за Бианчи и утробно рычали, смотря на Годо своими сверкающими глазами. Одновременно с этим они начали скалиться, обнажая клыки, а изо рта у них текла слюна.

Вот уж где действительно звери, призванные магией. Судя по всему, они ожидали команды атаковать.

Неужели сбежать никак нельзя?! Как только Годо бросил взгляд на металлическую дверь комнаты, та захлопнулась с громким стальным лязгом. И тут же послышался щелчок замка.

Кажется, это тоже магия. Годо ощутил безнадёгу.

Заперт в комнате с двумя тиграми-людоедами, действительно походит на безнадёжную ситуацию. И что ему делать? Как можно одержать победу в схватке с этими тварями?!

Искренне желать победы, пылая яростным духом битвы. Годо зашептал:

— Я сильнейший из сильнейших, я тот, кто удерживает любую и каждую победу…

Он бормотал, словно говоря с самим собой.

— Все грешники, дрожите предо мной. Сильные, но неправедные не способны истребить меня.

Продолжение бормотания. Стих, который как-то раз читал Веретрагна. Бог победы покоился внутри Годо — сила, отобранная у того юноши и унаследованная Годо, диктовала ему данные слова заклинания.

Годо исключил из своих мыслей существование тигров и закрыл глаза. Перед его мысленным взором предстало десять воплощений.

Первое — порыв ветра. Затем бык. Потом белый жеребец. Верблюд. Вепрь. Славный пятнадцатилетний юноша. Стремительная хищная птица. Овен. Козерог. И, наконец, воин с золотым мечом!

— Я Веретрагна, уничтожитель преград! Сильнейший защитник, с величайшим количеством побед на счету! Я жажду битв! Я жажду опаснейшего врага, что нанесёт мне поражение!

Громкий и чёткий, голос того юноши. Годо снова услышал его всего лишь по прошествии одного дня.

«Ясно. Значит, такие у него силы? Я должен использовать это в драке!»

— Годо, берегись!

Услышав предостерегающий выкрик Эрики, Годо начал действовать, глаза его при этом были закрыты.

Он уклонился от атаки, прыгнув в сторону. И только потом открыл глаза. Положись он на зрение, и оказалось бы слишком поздно.

Один из тигров-людоедов прыгнул туда, где недавно стоял Годо.

Его хищные клыки схватили лишь воздух. Превосходное уклонение. Однако тигры всё ещё никуда не делись. Второй тигр яростно бросился на Годо, не успевшего восстановить равновесие после прыжка.

Огромный тигр массой больше трёхсот килограмм. Тем не менее, его здоровенное тело было гибким и подвижным.

Он бросился вперёд со скоростью больше человеческой. Но, что более невероятно, Годо мог прекрасно видеть его бросок — он смог не только уловить движения, но и увернуться от них.

Годо изначально обладал превосходным динамическим зрением.

Благодаря этому, в его бейсбольное прошлое он мог отбивать средненькие быстрые мячи. На пике формы Годо даже мог чётко видеть траекторию полёта мяча.

И то, что он видел сейчас, очень походило на то, что он видел раньше.

Вообще, быстрый мяч среднестатистического ученика средней школы находился на совершенно ином уровне, если сравнивать его с броском тигра-людоеда.

Но, опять же, сейчас не время задумываться над подобными вопросами. Годо пригнулся.

Перекатившись по полу, словно бревно, он избежал нападения тигра. И хотя выглядело это не сильно презентабельно, Годо было всё равно. Работает и ладно.

— Как?! — наблюдая неожиданную ловкость Годо, Бианчи был шокирован.

Этот парень не был настолько некомпетентным, как его Эрика охарактеризовала. Резкое понимание Годо имело под собой основание. Если силу светловолосой красавицы-рыцаря оценить в десять, то этот парень обладает силой в районе шести или около того.

Годо взглянул на Эрику.

Она же продолжала смотреть тем самым взглядом. Полное заинтересованности выражение лица, словно она наблюдает за недавно открытым редким зверем.

«Вот это она хотела увидеть?»

Осознавая намерения своей «соратницы», Годо просто слов не находил. Она реально как дьявол действует! Ради того, чтобы узнать, какую силу и конституцию получил Годо, Эрика специально натравливала Бианчи.

Опираясь руками о стену, Годо поднялся.

Опасность всё ещё не миновала. Если он продолжит кататься по полу, то это будет словно приглашение тиграм атаковать. И тут он заметил.

«Что? В моём нынешнем положении, возможно…»

Неожиданно в нём возникла уверенность.

Затем Годо тщательно присмотрелся к искусственным тиграм.

Дикие тигры подобной силы, скорее всего, просто не могут существовать в природе. Но человек, который отобрал силу «победы», обладал мощью, которая способна совладать с данными зверями.

Толкая стену обеими руками, Годо представил себе, что стена рушится. Сжав зубы, он закричал.

— Гхааааааа!!!

Кроме как абсурдом данное зрелище больше никак назвать нельзя было.

Но стена пошла трещинами и разрушилась под могучим натиском Годо.

Стена особняка, противоположная месту, где стоял Бианчи, и стена, уходящая в лес. Обе они с треском развалились под нажимом рук Годо.

И нет, столь несравненная сила не могла быть порождением мускулов рук.

Ужасающая и огромная мощь передавалась из самой земли, на которой стоял Годо. Эта священная мощь являлась порождением естества земли.

Данная сила, естественно, представляла собой второе воплощение Веретрагны, «Быка». До Годо, наконец, дошло.

— Тц. Каким бы сильным ты ни был, всё это не имеет смысла без наличия боевых навыков. Вперёд! — Бианчи отдал тиграм приказ.

Годо быстро выскочил за пределы стен особняка — в сад дома. Особых причин на то не было. Просто ощутил порыв, именно поэтому специально стену и разнёс.

А ещё Годо незамедлительно понял, что в словах Бианчи есть доля истины.

Его инстинкт выживания и умение уклоняться от опасности были взрывным образом увеличены превращением в Чемпиона. Тем не менее, постоянно убегать от двух тигров-людоедов не такая уж и лёгкая задача.

Очень скоро Годо попался, челюсти тигра сомкнулись на его левом плече.

— Ааа! Больноооо! — закричал он от боли.

И хотя вчера, после избиения Веретрагной боль тоже была сильной, воспоминания о ней притупились, так как у него всего несколько порезов осталось. Боль в настоящий момент казалась ему самой сильной за всю его жизнь.

Но затем до Годо дошло.

Зубы тигра вгрызлись в его плечо, прокусывая плоть, но вот кости…

Кости оказались достаточно прочными, чтобы остановить острые клыки тигра-людоеда. Будь это его прежнее тело, кости бы были откушены вместе с плечом и рукой.

— Моё тело, оно что, особо прочным стало?

В результате он обнаружил ещё один факт. Было очень больно. Но боль — это всего лишь боль. Если собраться с духом, разве он не вытерпит?

Кроме того, это ведь идеальная возможность, разве нет? Годо воспользовался своей правой рукой, чтобы схватить за горло вцепившегося в него тигра.

Даже имея монструозную силу, человек вряд ли сможет выиграть в бою против дикого зверя.

Совершенно проигрывающий в подвижности и скорости. Даже чемпион мира по боксу не может надеяться на победу в кулачном бою с тигром.

Но в ситуации, когда один из противников так вот укушен, оказалось достаточно всего лишь руку протянуть.

— Уууу?! — тигр начал озадаченно реветь.

И это вполне естественно. Потому что за горло его держала могучая сила «Быка». Которая его и раздавила.

Годо раздавил горло тигра, заодно сломав и шейные позвонки. И огромное тело тигра-людоеда тут же рассыпалось на мелкие чёрные и оранжевые частички, опадая песком. Значит, так выглядит смерть искусственно вызванных существ…

Годо повернулся к оставшемуся тигру.

Он снова может использовать себя в качестве приманки, кроме того, Годо заметил, что у него всё ещё остаются и другие воплощения, к помощи которых он может прибегнуть. Боль в теле дала ему новую силу.

Воплощение, которым можно пользоваться только при получении тяжёлой травмы. Неистовое и сильное, могучее воплощение «Верблюда»!

Тигр-людоед незамедлительно бросился в атаку.

И Годо совершил прыжок одновременно с ним. Так как он перестал пользоваться «Быком» и перешёл к воплощению «Верблюда», его монструозная сила пропала. Но это совершенно не представляло собой проблемы!

Одним быстрым движением ноги, Годо впечатал своё колено в морду тигра.

Череп хищника разнесло одновременно с мордой, и тигр начал раздуваться. После чего сразу же рассыпался в песок. Ощущение поля битвы, разрушительная сила ног и мощь прыжков — всё это было даровано воплощением «Верблюда».

— Скажите, теперь, когда вы всё это увидели, разве не время остановиться? — Годо изо всех сил старался говорить дружелюбно.

Но Бианчи с побледневшим лицом выкрикнул: «Тьма!» Туман, окружавший Эрику, пришёл в движение и окутал Годо.

Он оказался довольно прохладным и освежающим. Даже приятные ощущения вызывал, так как в битве тело Годо разгорячилось.

— Простите… но, похоже, это не работает, — снова спокойно произнёс Годо.

Пытаться говорить подобным тоном стало как-то сложнее, чем раньше.

Бианчи чертыхнулся, назвав его ублюдком, и запустил каким-то предметом.

Он пах серой и выглядел как известняк.

— Кх?!

На обычного человека данный предмет, наверное, оказал бы катастрофическое воздействие, сродни гранате или динамиту. Однако магически созданные жар, давление и взрыв исчезли, стоило им лишь коснуться Годо.

— Грр… Монстр!

Наконец, Бианчи повернулся к Годо спиной. Он снова вытащил кусок такого же известняка и швырнул им в садовое ограждение.

Выскочив через проделанную взрывом дыру, он удрал наружу.

— Ну, учитывая его недавние хвастливые слова, столь разочаровывающее окончание, вполне им соответствует.

Сняв барьер из цепи, к Годо шла Эрика.

Должно быть, она решила, что угрозы больше нет, ведь заклинатель сбежал, а туман исчез.

— И что будешь делать, Годо? Продолжишь твердить, что пацифист и отпустишь его, не сказав ни слова?

— С чего это ты мне такие вопросы задаёшь?

— Да просто не вижу на твоём лице всепрощения. Ты разве не в бешенстве?

На довольно точное наблюдение Эрики Годо кивнул.

— Если ко мне так относятся, разве дать сдачи не идеально разумное решение?

— Учитывая то, что ты пацифист?

— Пацифизм и непротивление — это не одно и то же. Я не святой, типа Махатмы Ганди. И я не из тех, кто подставляет правую щеку после того, как его ударили по левой, — ворчал Годо, переступая разрушенную стену и выходя наружу.

Особняк Бианчи был построен на холме, с которого открывался вид на гавань Кальяри и залив Гольфо-дельи-Анжели. А если смотреть в самую даль, то там виднелось изумрудно-зелёное Средиземное море. Дорога вниз от самого особняка вела как раз в гавань Кальяри, где Годо был несколькими днями ранее.

И сейчас вниз по этой дороге со всех ног нёсся Бианчи.

Он был довольно быстр. Если и продолжит так бежать, то прямо до гавани добежит. Но в этот самый момент Годо ещё кое-что осознал.

Где-то внутри него тихо шептал голос.

«Уничтожь. Если используешь мою силу, то эта штука исчезнет в один миг».

Чёрный зверь взывал к нему из самых глубин его души. Но Годо покачал головой. Стоп. Это ведь явно какое-то подобие нашёптывания дьявола.

И тут Эрика резко схватилась за грудь и упала на колени.

— Эрика, что с тобой?

— Г-грудь болит. Похоже, я не полностью защитилась от заклинаний Бианчи. Из-за той тьмы моё сердце почти остановилось…

Наблюдая за тем, как профиль прекрасной девушки исказила боль, Годо ощутил, как у него внутри что-то взорвалось. На спину Бианчи он посмотрел убийственным взглядом.

«РРАААААААААА!!!» — взревел в ответ зверь у него внутри.

«Так и сделать?!»

— Вперёд! Бей его! — самым естественным тоном выкрикнул Годо.

И тут же земля под несущимся со всех ног Бианчи стала непроглядно чёрной. Оттуда выскочил огромный чёрный зверь и рванул в атаку!

— РРАААААААААА!!!

Это был здоровенный «Вепрь». Где-то метров двадцать в длину.

Его мех имел чёрный цвет. Необычайно свирепый, с жуткой мордой, которую, кроме как устрашающей, больше никак и не назовёшь. По обеим сторонам его пасти торчали длинные клыки, острые и широкие, словно массивные большие мечи.

Это пятое воплощение Вертрагны «Вепрь» и его первый призыв.

Годо вспомнил. Тот же самый монстр, что бушевал в порту в самый первый день его пребывания на Сардинии!

На этот раз «Вепрь» рванул вперёд. С пугающей скоростью и силой он вломился в гавань Кальяри. Бианчи был практически затоптан насмерть, но смог совершить отчаянный прыжок в сторону, уткнувшись лицом в грязь и непрерывно дрожа из-за того, что практически на пороге смерти был.

Затем много всякого произошло.

Первым делом, стоило Эрике увидеть чёрного монстра, как она спокойно поднялась.

— Хо-о. Похоже, сила, которую ты отобрал у Веретрагны, может принимать разные формы.

Такими были её слова. Годо полностью вокруг пальца обвели.

Более того, в слышанных им словах «эта штука исчезнет в один миг», под «этой штукой» подразумевался не Бианчи, а гавань Кальяри, что лежала впереди.

«Вепрь» с наслаждением (судя по тому, что мог видеть Годо) забежал в гавань, атакованную им несколькими днями ранее в виде одного из аватаров Веретрагны, отколовшихся от бога.

Огромное тело монстра радостно скакало по всей территории. Он атаковал и крушил, быстро уничтожая здания в гавани и вокруг неё.

Годо схватился за голову, гневно крича: «Идиот! Остановись!»

«Вепрь» взревел, словно выказывая недовольство приказом.

Но при этом всё равно продолжил буйствовать, пока, по прошествии минут десяти, не остановился, уйдя в землю так же неожиданно, как и появился. К счастью «Вепрь» уничтожал только нежилые склады и помещения, поэтому каким-то чудом количество жертв оказалось равно нолю.

Тем не менее, Годо глубоко сожалел о своих необдуманных действиях.

Отныне и впредь, кто знает, сколько ещё раз ему снова придётся испытать сожаления, подобные нынешнему?