11 том    
Глава 2. На острове бурь


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
naazg
27 д.
Спасибо
psychxo
1 мес.
Спасибо команде за тяжкий труд!
id155864781
4 мес.
Спасибо большое за труд!
P.S. Томов на самом деле 21? Или только 16?
Отредактировано 4 мес.
дурилка картонная
28 д.
Отредактировано 28 д.
fkmaf
4 мес.
Спасибо!
naazg
6 мес.
Спасибо
id155864781
6 мес.
Давно ждал раскрытия взаимоотношений Годо и Дони
naazg
7 мес.
Спасибо
naazg
7 мес.
Спасибо
lastic
7 мес.
Спасибо

Глава 2. На острове бурь

Часть 1

Годо добрался до гавани Кальяри, когда было уже около десяти часов утра.

Прошло каких-то пять часов. Тем не менее, окружавшая «богоубийцу» Кусанаги Годо действительность успела претерпеть драматические изменения ещё раньше.

— Господа, приношу свои глубочайшие извинения за то, что без предупреждения вызвала вас сюда. Мы собрались здесь по одной единственной причине, сделать объявление о рождении седьмого богоубийцы.

Новость была озвучена в приватной комнате лучшего высококлассного ресторана Кальяри. Говорившей была Эрика Бланделли. И когда взгляды всех собравшихся обратились к тому, на кого она указала, Годо почувствовал себя довольно неуютно.

Кроме них с Эрикой тут присутствовало ещё трое, все среднего или почтенного возраста.

Само собой, они являлись главами магических ассоциаций области Кальяри.

— Две недели назад на Сардинию явились два бога — древний персидский военачальник Веретрагна и финикийский бог Мелькарт. Один из этих двоих, Веретрагна, был лично убит Кусанаги Годо. Присутствующая здесь Эрика Бланделли докладывает об этом, так как лично являлась свидетелем данному факту, — Эрика сразу же поведала результат, полностью опустив детали.

Но никто не стал обсуждать данный вопрос. Три главы уже получили отчёты о «чёрном монстре», появившемся в гавани Кальяри, и о том, что призвавшим его явно был японский юноша. В результате они тихо слушали Эрику, бросая сомневающиеся и испуганные взгляды на Годо.

Находясь под этими пристальными взглядами, Годо стал разглядывать окружающую обстановку.

Это была приватная комната высококлассного ресторана. И хотя люстры на потолке тут не было, данное обстоятельство ведь не должно вызывать чувство диссонанса, так? Годо изучил тщательно изготовленный стул, на котором сидел, сделав вывод, что любой бы признал его первоклассным изделием, даже не являясь экспертом.

«Никогда не думал, что однажды посещу подобное место…»

Годо вздохнул по поводу того, в каком необычном направлении поворачивала его жизнь.

А в это время Эрика, как представитель Короля, отдавала приказы.

— Господа, требований у Кусанаги Годо крайне мало. В список его немногочисленных пожеланий входят улаживание последствий в гавани Кальяри, контроль информации, наказание подстрекателя Давида Бианчи и полная поддержка в выслеживании короля Мелькарта. Это всё.

После беспорядков в гавани Эрика предложила:

— Учитывая текущее положение дел, лучше всего разбираться с последствиями, пользуясь статусом Короля — после объявления остальным магам о рождении седьмого Чемпиона. Для дальнейших действий это куда более целесообразно.

Годо внёс пару поправок и после некоторых раздумий согласился с её планом. Затем Эрика сделала несколько звонков, и текущая встреча была организована в течение часа.

— Понятно целиком и полностью. Всё будет сделано, согласно пожеланиям Короля.

— Рождение нового Короля воистину поразительное и радостное событие. Бросить вызов древнему богу Мелькарту ещё до официального восхождения на трон, подобное рвение воистину говорит о многообещающем будущем.

Такие вот слова один за другим говорили созванные на это экстренное совещание главы ассоциаций.

Они не были полностью убеждены в том, что японский парень перед их глазами действительно богоубийца, но они сохраняли спокойствие и держали на лицах торжественные мины.

— А, да, есть ещё одна просьба. Пожалуйста, не распространяйте среди магов новости о событиях на Сардинии и о его рождении, разве что для магов Сицилии исключение сделать можно. Это очень важно.

Такой была поправка Годо к предложению Эрики «оповестить магов мира».

Один из глав кивнул.

— Это не проблема… Но почему?

— Мне не надо лишнее внимание, так как я планирую продолжать жить обычной жизнью.

Годо ответил на вопрос сам, ещё до того, как Эрика успела что-либо сказать.

На лицах глав показалось недоверчивое выражение, словно они что-то неожиданное услышали, но оно быстро исчезло. Наверное, подумали, что грубость в отношении Короля повлечёт за собой ужасающие последствия. Годо стало ещё более неуютно.

Ему было неприятно от того, что он заставлял старших относится к нему подобным образом.

— Если вы направляетесь на Сицилию, то вам понадобится самолёт. Позвольте мне всё организовать, — предложил один из присутствующих глав, но Годо поспешно отказался.

— Не надо, нет никакой необходимости в особых приготовлениях. Любой транспорт сойдёт. Не важно, корабль это будет или самолёт.

Эрика посмотрела в окно и подала Годо сигнал своим взглядом.

Из ресторана на морском побережье открывался вид прямо на это самое море. Судя по выражению Эрики, она как бы говорила: «Корабли мне больше нравятся».

Но как только Годо вспомнил одно происшествие, он отверг предложение Эрики.

— Но… ведь кораблём воспользоваться невозможно будет, так? Как насчёт всего того хаоса, что сейчас в порту творится.

Плечи Годо удручённо поникли, ведь несколько часов назад монстр там из-за него появился.

Произойди подобное на железнодорожной станции в Японии, было бы неудивительно, если бы там на весь день движение остановили. Но…

— Если вы желаете отправиться морским путём, то это можно организовать.

— Что? Но подготовить плавание сегодня просто невозможно, так ведь?

— В некотором смысле да. Но если Король того пожелает, то это уже другое дело.

— Позвольте нам связаться с портовым управлением, чтобы организовать частное судно.

— Чего?!

Полёт с Сардинии на Сицилию займёт около часа.

А можно покрыть всё это расстояние за целую ночь, наслаждаясь при этом комфортным и красивым морским путешествием, возможным благодаря ночному круизу — круизу, который проходил вкупе с движением по морю огромного корабля-отеля. Насладившись ночными видами Средиземного моря вдалеке, Годо собирался вернуться в свою одиночную каюту, чтобы поспать…

— Никогда не думал, что мы организуем плавание… Насколько далеко можно вообще зайти в нарушении правил? — тихо бормотал себе под нос Годо.

В ресторане огромного корабля он сидел напротив Эрики.

Ещё там в порту его первое впечатление об этом корабле: «Какой огромный!» Шесть палуб жилых апартаментов, рестораны, бары и кинозалы.

Судя по всему, огромное судно было построено, чтобы вместить в себя целый отель.

— Так уж оказалось, что сейчас как раз выходные, поэтому и возможен рейс выходного дня с Сардинии в порт Палермо Сицилии, — поясняла Эрика поднося ко рту яблочный сидр для подстёгивания аппетита.

Стоит отметить, что в ночное меню входили карпаччо[✱]Карпаччо — блюдо из тонко нарезанных кусочков сырой говяжьей вырезки, приправленной соусом на основе майонеза. Традиционно подаётся как холодное блюдо или закуска. из осьминога, рыбный суп, боттарга[✱]Боттарга или Ботарга — прессованная сушёная икра серой кефали или синего тунца, по форме напоминающая колбаски тёмно-оранжевого цвета длиной до 20 сантиметров. и запечённый краб. Крайне ориентированный на морскую пищу выбор.

— Как подумаю, что они организовали этот незапланированный круиз чисто для нас, то немного виноватым себя чувствую.

— Слишком поздно себя винить! Владельцы корабля были обеспокоены сегодняшними беспорядками, а мы пришли и попросили их отправиться в плавание, позволив данному судну выйти в море, — говоря, Эрика улыбалась.

Кроме Годо и Эрики здесь имелись ещё несколько групп пассажиров. Наслаждение ночными видами Средиземного моря за ужином представляло собой довольно уникальный опыт.

Годо не мог не подумать, что организация рейса прошла довольно гладко.

— Если это просьба Дьявольского Короля Чемпиона, все влиятельные ассоциации Европы приложат максимум усилий для её исполнения. Благодаря богатству и политическому влиянию, накопленным за сотни или даже тысячи лет, плюс ещё помощь местных властей — никаких трудностей это не представляет. Не думаю, что тебе стоит такую уж благодарность испытывать.

— Даже если просьба неразумная…

— Да, но они делают это только из-за силы Чемпионов, а также из-за существования тех, кого только данная сила и может одолеть.

— Из-за богов?

— Так называемые Чемпионы являются воинами, что сражаются на стороне человечества против появляющихся Богов-еретиков. Они обладают правами и привилегиями королей, правя миром в качестве тиранов и Дьявольских Королей.

«Иными словами, я должен сражаться с Мелькартом», — Годо посмотрел в потолок.

— Понятия не имею, как драться с богом…

— Просто считай это настоящей версией того, что было сегодня утром. Твоё тело уже должно быть готово к битве.

— Готово?

— Сам подумай, полусырая тренировка не принесёт тебе никакой пользы в бою против тигров и медведей! То же самое и с Чемпионами. Для таких, как вы, битвы это что-то на уровне инстинктов, типа дыхания. Каким-то иным способом случившееся сегодня утром описать просто невозможно.

— Разве не более здраво будет предположить, что сила нарабатывается тренировками?

— Это применимо только к людям, и то ограниченно.

Слова Эрики били в самую суть проблемы.

— В естественной среде обитания люди никогда не были сильными существами. Тем не менее, боевой потенциал можно было повысить использованием оружия, а также потом и кровью тренировок по его применению. Но данный метод никак не назовёшь здравым или естественным. «Сильные рождаются сильными» — такова самая естественная правда природы.

«Так всё и происходило?»

Наблюдая недоверчивый взгляд Годо, Эрика произнесла:

— Если хочешь, могу проанализировать твой боевой потенциал более рационально.

— Ну попробуй…

— Первое — ты обладаешь жизнеспособностью, которая далеко превосходит таковую у обычных людей. Укушенный тем магическим зверем, любой бы умер, потеряв при этом предплечье или даже всю руку, но ты, Годо, был в состоянии сражаться, будто это вполне нормально.

— А-а… Тогда такое ощущение возникло, словно моё тело куда более крепкое, чем я думал.

После битвы с Бианчи, Эрика дала Годо загадочную таблетку. Сказала ему, что это магическое лекарство для ускоренного восстановления ран. Когда Годо проглотил таблетку, Эрика помогла ему продезинфицировать и перевязать плечо, укушенное тигром-людоедом.

Раны полностью излечились после того, как их просто какое-то время не трогали. Вот уж где действительно невероятно, в такие восстановительные возможность просто невозможно поверить было.

— Теперь твои кости, Годо, крепче железа, возможно, даже крепче любого существующего металлического сплава. И, скорее чем плотные, твои мускульные волокна лучше будет назвать нереально прочными на разрыв. Более того, у тебя есть способность помощнее выброса адреналина, которая практически мгновенно останавливает кровь и снижает болевые ощущения.

Эрика вспоминала те выводы, к которым пришла после беззаботных наблюдений.

— Кстати, раз уж об этом речь зашла, травма плеча, которую я получил пару месяцев назад, кажется, исцелилась.

После битвы сегодняшним утром Годо попробовал кидать камни в море, вспомнив о своём недавнем увечье.

Из-за той травмы он «потерял» своё мощное плечо, которым даже гордился — так обстоятельства сложились. Но теперь после его бросков камни летели дальше и с ещё большей скоростью, чем до травмы.

— Даже травмы, полученные месяцы назад исцелились при перерождении Чемпионом, так? Недавние травмы тоже вылечились в результате данного изменения.

— Кажется, что теперь моё тело никакой общепринятой логикой не объяснить…

— Ты хоть заметил? Что сейчас на итальянском говоришь?

— Что? Странно. И когда это началось? И почему?

Наблюдение Эрики шокировало Годо. Сам того не понимая, он начал говорить на итальянском, словно это был его родной язык. Теперь, когда он заметил, то вспомнил, что и главы организаций ранее тоже на итальянском говорили.

— Нас, магов, в юности тренируют специальной языковой восприимчивости, что позволяет очень быстро изучать различные языки в краткий срок. Сам же видишь, разве тебе не приходилось встречать людей, которые с лёгкостью обучаются иностранным языкам?

— Тут ты права, Эрика. Твой японский действительно звучит превосходно…

— В обучение мага входят курсы по развитию подобного навыка. И данная способность также и в Чемпионов заложена. Нельзя её какой-то особо выдающейся назвать, но с практической точки зрения она довольно полезна.

— …

— Ну и последнее, но не маловажное. Величайшим оружием Чемпионов являются их способности. Принимая во внимание произошедшее за последнее время, очень похоже, что ты, Годо, завладел силой десяти воплощений Веретрагны.

Их корабль отправился в рейс в семь тридцать вечера. Так как время более чем позволяло, Эрика перечисляла всё то, что открыла в течение сегодняшней битвы.

— Я могу получить от бога десять способностей?

— Вполне вероятно. Дьявольский Король Северной Америки, господин Джон Плуто Смит, забрал способность «Метаморфоза» у демонического божества Тескатлипоки, тем самым заполучив пять различных форм.

— Вот оно как.

— Английский Чёрный принц Алек обладает способностью «Чёрная молния», которая позволяет ему не только двигаться со скоростью молнии, но и себя в молнию превращать, даже использовать молнию в качестве оружия.

— Иными словами, такое вполне нормально…

Судя по всему, силы Чемпионов отличаются гибкостью.

У Годо начали появляться рудиментарные зачатки понимания своего тела.

— А раз отобранная тобой сила включает десять способностей, наверное, существуют различные строгие ограничения, управляющие их использованием.

— Звучит правдоподобно, но не совсем верно… Кстати, Эрика, — у Годо внезапно возникла мысль, и он тут же её озвучил. — Тогда, перед вызовом того кабана, ты меня обманула. Что это ещё за «грудь болит»?

— Это просто ни в какие рамки. Обвинять меня в том, что я тебя обманула. Ты же как-то пассивно своими силами пользовался, поэтому я и решила подтолкнуть тебя, вот и всё.

— Не было никакой необходимости меня подталкивать. Обманывать товарища хуже всего. Ты хоть понимаешь какие злость и беспокойство я в тот момент испытывал?!

— Да я вообще никогда на тебя не полагалась!

— Полагалась или нет, но ведь беспокоиться вполне естественно!

— Я, Эрика Бланделли, никогда не окажусь в критической ситуации из-за заклинания подобного уровня. Если ты совершенно не в курсе данного факта, прошу, не называй меня товарищем с такой вот лёгкостью!

Конец этому бесполезному спору положил внезапный раскат грома.

Часть 2

Чуть ранее, в дневное время, небо над Средиземноморьем было ясное и солнечное.

И хотя всё ещё март, солнце ощущалось скорее летним. Даже ночью в небе ни одного облачка не наблюдалось. Освещаемое луной и звёздами, ночное море представляло собой удивительное зрелище.

Однако только что прозвучавший раскат грома…

Годо почувствовал какую-то странность, исходящую от рокочущего в небе грома.

Он ощутил в душе смятение, при этом непонятно почему, но он знал, что приближается смертельно опасный враг.

Его тело переполнила мощь и он ощутил жар. От конечностей до самых мелких частей, вплоть до каждого капилляра, во всё его тело влилась мощь и жар, словно сообщая, что так оно подготовилось к битве.

— Да что это за ощущения такие…

Бормоча себе под нос, Годо кое-что осознал по поводу рокочущего грома.

Точно. Это действительно настоящий враг. Маг, с которым вышла стычка сегодня утром, вообще не имел какой-либо значимости перед лицом богоубийцы.

Совершенно бесполезен в качестве противника. Даже если бы врагом была гениальная Эрика или сильнейший мастер, превосходивший её, всё равно разницы никакой. Люди не могут оказать какого-то значительного сопротивления богоубийце.

Противником богоубийцы должен быть бог — это абсолютная истина.

Как только Годо это понял, он тут же встал из-за стола в ресторане.

Без слов направившись наружу, он поднялся по лестнице и оказался на верхней палубе корабля.

Вскоре к нему присоединилась и Эрика. Перестав спорить они шли по верхней палубе. Других людей в поле зрения не было.

При взгляде на небо сразу же становилось видно, что его в какой-то момент закрыли тучи.

И почему-то Годо знал, что внутри этих туч находился бог. Или, как минимум, какая-то его часть там имелась. Иначе его тело не реагировало бы так сильно.

Шарах! С очередным ударом грома тёмное небо осветила бело-голубая вспышка молнии.

— Давно не виделись, мальчик. Всего за несколько дней ты уже начал выглядеть хоть немного похожим на богоубийцу, — с неба раздался глубокий и насыщенный мужской голос.

— Ты же Мелькарт, верно?

— Конечно. Подумать только, не можешь узнать голос великого божественного короля. Совсем незрелый ещё.

Осторожная попытка убедиться в личности говорившего вызвала насмешки и издёвки. Годо лишь пожал плечами.

Он впервые общался в подобной манере. Перестраховываться было вполне нормально.

Годо повернулся к стоявшей рядом Эрике, надеясь, что у неё будет, что сказать. Однако она лишь покачала головой, словного говоря: «Тут как раз тебе следует разговор вести».

Когда врагом является бог, то это уже компетенция Кусанаги Годо… Возможно, так она думала.

— Ладно же. Должно быть, самой судьбой мне было назначено засвидетельствовать, как сопляк, вроде тебя, убьёт Веретрагну. Мальчишка, ты и я, мы оба проснулись на этом острове, который я использовал в качестве временного убежища. Поэтому мне и следует взять на себя обязанность наказать тебя за грех богоубийцы. Есть возражения?

— Ещё какие! У меня нет намерений драться с тобой.

— Очень непохоже на богоубийцу! Нет необходимости для ненужных беспокойств, в конце концов, это всего лишь следующий шаг.

— Следующий шаг?!

— Это море когда-то являлось территорией людей, которые служили мне, но смотри, что сейчас происходит. Здешние люди имели наглость позабыть имя Мелькарт и осквернили мою священную обитель. Как полноправный божественный король, я не могу позволить продолжаться столь глупому поведению.

Каждый раз, как Мелькарт говорил, в небе сверкала вспышка молнии. Возможно, это всего лишь догадка, но сам Бог-еретик Мелькарт, кажется, отсутствовал и просто общался посредством молний. Тем не менее, имелось то самое странное ощущение. Задаваясь вопросами относительно богов, Годо произнёс в небо:

— Кстати, в прошлый раз ты сказал, что собираешься потопить остров.

— Хмм, сначала следует погрузить на дно остров, где с тобой повстречался Веретрагна. Затем я потоплю остров, где покоюсь в данный момент. После этого я погружу на дно все мои древние территории, — спокойно заявил Мелькарт, заставляя Годо задрожать от страха. — Я уже размышлял над этим, до свершения божественного наказания мне стоит казнить тебя, сопляк. Но мы не станем драться здесь и сейчас. Потопление всех этих островов требует накопления силы. Я покончу с этим за один-два дня.

— И ты проделал весь это путь лишь для того, чтобы рассказать мне об этом?

— Правдивее и не скажешь. До появления призванных древним божественным королём всё ещё есть время. Пока что можешь расслабиться и использовать предоставленную свободу для того, чтобы понять, как заточить свой меч в ожидании грядущего. А затем, сопляк, я отправлю тебя в путешествие в рай…

Путешествие в рай? Как раз сейчас Годо вспомнил, что Эрика как-то упоминала о Мелькарте в качестве бога штормов. И нынешние тучи, скорее всего, являются результатом данной его силы, что означает…

— Если ты того желаешь, то давай, устрой бурю в небе и на море!

Произойди подобное, и остров не смогут покинуть ни корабли, ни самолёты.

Люди утратят все возможности побега с целью поиска убежища. Годо вдруг подумал, что если шторм призвать прямо сейчас, то все пассажиры на корабле будут похоронены в водной могиле…

— Хм, похоже, ты заметил, сопляк. Хорошо же, с нетерпением буду ждать того развлечения, которое ты доставишь в качестве воина. Посему, терпеливо ожидай наказания!

Окружающее небо сотрясло от раскатистого смеха короля Мелькарта.

Гром и молния мгновенно исчезли и ночное небо снова прояснилось.

Фуух… Годо вздохнул. Хотя разговор с Мелькартом оказался коротким, но морально он вымотал ещё как. Древний божественный король финикийцев. Даже частички его голоса оказалось достаточно, чтобы оказать серьёзное давление.

Сначала Годо планировал вернуться в свою комнату, чтобы поспать.

— Я пока что не знаю, что делать, но давай сначала силы восстановим. Итак, обратно в ресторан. На этот раз я как следует ужином наслажусь.

— Ого… ты, похоже, неплохо так адаптировался к текущей ситуации, — воскликнула Эрика, заставляя Годо ощутить некоторое недовольство.

Адаптация тут ни при чём.

После этого Годо и Эрика разошлись по каютам на ночь.

Наступило следующее утро. Где-то около девяти утра они снова вышли на верхнюю палубу.

На чистом небе ярко светило солнце, и окружающее утреннее море прекрасно просматривалось. Сине-голубая вода и белые барашки волн сверкали под яркими лучами солнца, даже порт начал виднеться!

Пунктом прибытия корабля был портовый город Палермо на острове Сицилия.

Данный остров являлся самым большим островом Средиземного моря. Как и Сардиния, он представлял собой автономную область Италии, являясь основным местом производства вина и оливкового масла. А также главным экспортёром свежей рыбы и джелато. Реклама данных видов продукции мелькала повсюду.

Палермо представлял собой город-врата Сицилии.

Исторически он был древней столицей, известной своим заливом в северо-западной части Сицилии. Когда-то столица Королевства Сицилия, сейчас он был главным городом автономной области.

— А куда мы пойдём по прибытии? — спросил Годо Эрику, которая всё ещё выглядела сонной.

Великолепная в любое другое время, лишь по утрам она казалась немного заторможенной. Довольно забавное зрелище.

— Сначала нанесём визит в «Панормус», магическую ассоциацию Палермо. Она самая большая из всех имеющихся на Сицилии. Мы ещё вчера с ними связались через глав магических ассоциаций Кальяри. Палермо тоже представляет собой город, тесно связанный с древними финикийцами.

— Как Кальяри, неужели он тоже построен финикийцами?

— Да, верно. И хоть он часто переходил из рук в руки, его финикийское происхождение — это исторический факт. Так как Сицилия является территорией, по поводу которой Мелькарт беспокоится больше всего, давай начнём с Палермо в качестве нашей оперативной базы.

После этих слов на лице Эрики вновь появилось обычное выражение превосходства.

— Когда мы окажемся в порту, там уже должны быть члены «Панормуса», встречающие нас.

— Наличие встречающих действительно сильно поможет.

Как раз в этот момент к ним подошёл седовласый пожилой мужчина.

Годо сразу же вспомнился знаменитый фильм «Крёстный отец». Его действие происходило в Америке двадцатых годов прошлого века, история о кровавом противостоянии жестоких банд итальянских иммигрантов.

От мужчины исходила аура, явно принадлежащая не добропорядочному человеку.

На нём был, вроде как, дорогой костюм. Сигара в его правой руке тоже не дешёвкой смотрелась. Создавалось какое-то целостное ощущение импозантного преступника. Если уж на то пошло, то ведь на Сицилии явно вела свои дела мафия… Когда эти мысли промелькнули в голове Годо, мужчина уже был перед ними.

— Дядюшка Зампарини, вы тоже на этом корабле путешествовали?

— Ну да. Помню, что мы лишь раз встречались, но какая же прекрасная у тебя память. Племянница Паоло Бланделли действительно умна, как и говорят слухи.

Оказалось, что он знакомый Эрики. Но вскоре взгляд старика Зампарини сменил свою цель.

— Меня зовут Уолтер Зампарини. Возможно, вы уже слышали моё имя в качестве главы «Панормуса». Для нашей организации честь приветствовать самого молодого Короля. Мы покорно вверяем вам наши жизни.

— Что? Но как вы сюда попали? Корабль ведь даже до порта не добрался.

— Да тут ничего такого, всё очень даже просто. После получения новостей из Кальяри, что Ваше Величество направляется на Сицилию, я самолётом отправился прямо в Кальяри, а потом сел на этот корабль.

Полёт из Палермо до Кальяри занимал всего час, поэтому такое вполне осуществимо. Но зачем этому пожилому человеку заниматься подобным?

— Благодаря этому, я смог стать свидетелем беседы между Вашим Величеством и Мелькартом. Разговор между Дьявольским Королём и богом… Я, Зампарини, готов жизнь положить на служение Вашему Величеству — Кусанаги Годо.

«Ясно», — понял Годо.

Старик Зампарини сел на тот же самый корабль с целью понаблюдать за Годо. Чтобы собственнолично убедиться, является ли Годо богоубийцей и может ли он вступить в дуэль с богом или нет. А став свидетелем событий прошлой ночи, он убедился, что Годо настоящий богоубийца…

— Не стоит ради меня так далеко заходить. Если поможете устранить последствия разборок с Мелькартом, я буду действительно благодарен.

— Как раз тут и не стоит благодарить. Служить Чемпиону — это долг мага. Пожалуйста, примите нашу помощь во всём возможном объёме… А, Бланделли, — старик вдруг обратился к Эрике по фамилии, — благодарю тебя за приложенные усилия в услужении молодому Королю. Однако твой законный опекун, глава «Медно-чёрного креста» Паоло Бланделли, приказал тебе возвращаться. С этого самого момента я займу твоё место, так что, пожалуйста, бросай всё и поспеши в Милан.

Данная новость для Годо и Эрики оказалась сродни грому среди ясного неба.

Часть 3

Где-то через полчаса после встречи со стариком Зампарини, корабль добрался до порта.

Следуя за своим провожатым, который выглядел и одевался в точности как мафиозный босс, Годо и Эрика сошли на берег.

— Машины уже ждут. Вон, как раз одна из них.

Смотря на суровый внешний вид этих роскошных машин, Годо кое о чём подумал. «У них определённо пуленепробиваемое стекло, если вдруг стрельба начнётся, да…»

Одна из машин была белой, вторая чёрной. В общем, как ни посмотри, они точно не из тех машин, на каких будут обычные люди ездить.

— Я и Король поедем на этой. Бланделли, вторая доставит тебя в аэропорт.

Зампарини направился к чёрной БМВ.

Одежда на водителях обеих машин выглядела неряшливо. Не похожи они были на профессионалов, но взгляды у них при этом были пронизывающими…

Ещё до того, как Годо смог возразить приказам старика, фитиль на бочке с порохом подожгла Эрика.

— Прошу прощения, но я пока что не могу вернуться к дяде Паоло.

— Какая своевольная. Твой официальный опекун уже озвучил свою просьбу, что тебя, несовершеннолетнюю, да ещё и девушку следует отправить домой. Кроме того, организация, в которой ты состоишь, тоже приказала тебе вернуться. Поэтому, Бланделли, у тебя нет вариантов.

Говоря, старик прикурил сигару и затянулся. И хотя пускающий дым Зампарини выглядел довольно внушительно, Годо всё равно считал, что обязан высказаться:

— Прошу прощения, Зампарини-сан. И хотя Эрике действительно стоит вернуться, мне будет очень неудобно, если её здесь не будет. По меньшей мере, позвольте ей оставаться рядом со мной до боя с Мелькартом. Это очень сильно поможет.

— Понимаю. Ваше Величество хоть и Король, но всё ещё молоды и неопытны как богоубийца, — ответил Зампарини, выдыхая голубоватый дым. — Признаю, что её роль должна быть доверена способному человеку, но ведь нет необходимости, чтобы это была сама Эрика, верно?

— Что?

— Юной девушке, вроде неё, нет нужды служить Вашему Величеству, когда вы вот-вот вступите в бой с богом… Возможно, вы подумаете, что я слишком резок, но данная миссия всё-таки рискованная и опасная.

«Рискованная?» — Годо осознал свою глупость. Ведь действительно, тащить с собой Эрику, означает подвергать её опасности в разборках с богом.

Однако ему всё ещё очень сильно требовалась поддержка Эрики.

— Посему позвольте мне принять на себя роль того, кто станет служить Королю в качестве замены Эрики Бланделли.

— Что? О чём это вы? — услышав неожиданное предложение, Годо задал глупый вопрос.

— Во время битвы мне, Зампарини, надлежит оказать вам поддержку. Хо-хо, несмотря на мою внешность, в молодости я выжил во множестве опасных ситуаций… Поэтому, прошу, примите мою самую посильную помощь.

В словах старика звучала немалая уверенность.

Годо представил себе картину — Зампарини в белом костюме и шляпе Борсалино[✱]Борсалино — итальянская фирма, с середины XIX века выпускающая шляпы. Название «борсалино» стало нарицательным и так начали называть шляпы федора (изображена на картинке), хотя метка «Борсалино» может стоять на федоре, трилби, или даже на соломенной шляпке.
, на шее стильный шарф, в зубах сигара, в одной руке автомат, а в другой динамит…

Вполне вероятно, что истина окажется не сильно далека от его воображения.

Фактически он чувствовал, что старик гораздо сильнее Эрики. Но…

— Нет, даже кто-то, вроде вас, дядюшка Зампарини, не сможет заменить меня. Драться бок о бок с Кусанаги Годо и давать ему советы — это работа Эрики Бланделли, моя работа.

Эрика заявила об их «партнёрстве».

Верно, какой бы опасной ни была ситуация, единственной, кто была рядом с ним в противостоянии с богами — это Эрика. Благодаря её заявлению, Годо снова это понял.

И когда он уже собирался озвучить свою просьбу оставить Эрику, в этот самый момент.

— Скажем так, всё потому, что я уже являюсь «женщиной» Кусанаги Годо… Мы любовники. Каким бы умелым вы ни были, дядюшка Зампарини, в романтические отношения с ним вы вступить не способны, так ведь? Так что, пожалуйста, сдавайтесь.

«Чего?» — Годо вдруг услышал слова, которых услышать никак не ожидал.

В любом случае, проблема с возвращением Эрики пока что была отодвинута в сторонку.

Годо и сопровождающие ехали на машине Зампарини через Палермо. Несмотря на то, что всё заднее сиденье было отдано в распоряжение Годо и Эрики, девушка всё время сидела приклеившись к Годо, словно они любовники. Иногда она просто немного прислонялась, периодически обнимала, но тесный контакт присутствовал постоянно.

У Годо голова реально кругом шла.

Хотя Палермо и являлся итальянским городом, но сильное влияние на него оказала исламская культура. Следовательно, практически все строения вдоль улиц не имели видимых окон.

Годо был обеспокоен ложью Эрики, но ощущение её сильно прижатого тела реально нервировало.

Мягкая, податливая кожа, от которой исходил сладкий аромат, словно от духов, это заставляло Годо чувствовать уютный комфорт. Ощущения от присутствия прекрасной юной блондинки ввели его мысли в оцепенение.

— Хмм, Бланделли… Иными словами, у тебя и Кусанаги Годо взаимоотношения как у пары?

— Да, всё верно, дядюшка Зампарини. Поэтому, пожалуйста не надо совершать опрометчивых поступков, типа попытки нашего разделения. Это определённо бросит тень на имя Уолтера Зампарини, известного как Герой Сицилии.

— Ну, раз всё настолько явно озвучено, то тут мои руки связаны… — сидя на пассажирском сиденье рядом с водителем, Зампарини беседовал с Эрикой, которая сидела рядом с Годо — Полагаю, тут ничего не поделаешь. Мне, как главе ассоциации, на самом деле стоило бы поступить так, как просит твой дядя Паоло Бланделли. Но как мужчина я просто не могу упрямо отказываться думать нестандартно. Ладно, сделаю всё так, чтобы вам с молодым Королём было удобно.

— О-о, я действительно благодарна! Давай, Годо, и ты тоже его поблагодари.

— А-а, да, я-я крайне вам благодарен.

Эрика неожиданно втянула его в разговор, заставляя Годо спешно озвучивать свои благодарности.

— Да не стоит. Являясь мужчиной, разве не хочется раз-другой порадовать себя?

От слов Зампарини Годо замер.

Если парень, вроде него, действительно сможет стать любовником Эрики, то данное событие определённо будет достойным поводом отпраздновать.

— И, Кусанаги Годо, то, что Ваше Величество проявляет здоровый интерес к красивым девушкам, представляет для нас, магов, довольно хорошую новость. Всё же, все нынешние Дьявольские Короли обладают несколько закостенелыми взглядами, которые никак не касаются радостей жизни.

Пока Годо удивлялся внезапно поднятой теме, машина остановилась у прибрежного парка.

— Хмм… Давайте пока здесь передохнём.

Остановка была произведена по приказу Зампарини. Наверное, чтобы развеять неловкую атмосферу.

Пользуясь этим внезапным свободным временем, Годо и Эрика гуляли по парку, держась за руки.

— И чего ты хотела всем этим добиться?!

— А я ничего уже и поделать не могла. Иного выбора не оставалось.

Они перешёптывались, смотря на море и держась за руки. Зампарини и его подчинённые предупредительно держались на расстоянии, позволяя им общаться приватно.

— Слушай, Годо, объясню всё по порядку. Перво-наперво, Зампарини признаёт в тебе вышестоящего, скорее всего, так как подслушал твой разговор с Мелькартом.

— И что? Я же тогда не сильно много сказал.

— Ты дурак? Просто болтать с Богом-еретиком на равных уже достижение. Более того, в магическом мире ты совершенно нейтральный Король, без поддержки, подчинённых и подмоги. И прямо сейчас Зампарини хочет наладить с тобой взаимовыгодные отношения.

— Я как-то не особо возражаю, если ему взаимовыгодных связей хочется…

— Если это всё, чего он хочет, то ладно. Но если предположить, что он желает стать советником типа «правой руки» седьмого Дьявольского Короля, то становится не так уж сложно понять. Я, как минимум, считаю, что он нацелился на огромную власть и влияние, которыми обладают Короли.

Кроме того факта, что Эрика держала Годо за руку, она ещё и прижималась к нему, действуя точно так же, как и раньше.

— Следовательно, Эрика Бланделли рядом с тобой является для него противодействующим фактором, именно поэтому он заранее связался с «Медно-чёрным крестом».

— Но как становление «правой рукой» связано с твоим возвращением?

— Наконец, заметил суть проблемы. Хмм, в этом-то и дело, — судя по всему, Эрика пришла к каким-то выводам, пока что-то бормотала. — И хотя «Панормус» является самой большой организацией Сицилии, на европейской сцене её значимость сводится к средней или вообще минимальной. Но если «Панормус» получит протекцию Чемпиона или даже станет организацией, напрямую подчинённой ему, тогда у них получится быть на равных с большими и более влиятельными ассоциациями.

— …

— С другой стороны, влиятельные организации, типа «Медно-чёрного креста», в котором я состою, будут изо всех сил избегать налаживания близких связей с отдельными Королями. Конечно, они в любом случае с превеликой охотой предложат свои услуги, но всё равно не одобрят того, что племянница их главы и будущая кандидат в командоры организации станет «правой рукой» незрелого Дьявольского Короля.

— Тогда почему тебе пришлось моей любовницей назваться? — эмоционально воскликнул Годо, ведь и другие способы должны были иметься.

— Т-тут я ничего поделать не могла. Разве что идеально было бы ещё воспользоваться статусом мага ассоциации, поддерживающего тебя по личной инициативе. Но если Чемпион заявляет, что не позволит, чтобы его женщину забрали, то тогда вообще никто не посмеет прогонять меня.

Так и есть, как только она заявила, что они любовники, Зампарини стал понимающим и услужливым.

Как и присуще эмоциональному южному народу, возможно, они становятся снисходительными, когда дело касается любви. Но ведь Годо был истинными сыном народа Ямато!

— А разве не сработало бы, назови ты нас хорошими друзьями?

— Идиот, это Зампарини только на руку сыграло бы!

По мере возрастания напряжённости спора они прижимались друг к другу всё сильнее, а голоса их становились громче.

— Кроме того, я полагаю, что заявление о любовниках гораздо лучше обезопасит меня.

— Почему это?

— Ты сам должен был хоть немного, но понять. Зампарини и его «Панормус» не только настоящая магическая ассоциация, это реальный мафиозный клан Сицилии.

— Он что, настоящий крёстный отец?

— Стоило ему посчитать мою службу тебе помехой… Организовать заказное убийство для него — это просто повседневная рутина. Особенно во время битвы с Мелькартом, пуля в спину и заметание следов точно бы удивления не вызвали.

— Ну и компашка…

— Если у тебя есть силы паниковать, то почему бы тебе не использовать их на то, чтобы выглядеть более страстным… — подвела черту Эрика. — Именно поэтому я и назвалась твоей любовницей. Так я обезопасила себя от их опрометчивых покушений. Поэтому веди себя со мной, как с любимой женщиной, понял?

На этом их тайная беседа и завершилась.

Идя обратно к машине, они изо всех сил пытались выглядеть, как любовники.

Затем Зампарини повозил их по различным туристическим достопримечательностям.

Древние греки, Римская империя, арабы, норманны и другие племена, все они в прошлом завоёвывали Палермо. История города несла в себе экзотический отпечаток, который отличал его от многих других. Вдоль старых городских улиц на побережье разместилось очень много древних строений.

Взгляду встречались церкви и часовни. Затем их отвезли к Палаццо Норманни — дворцу, построенному арабами в девятом веке, затем, в двенадцатом веке, перестроенному в резиденцию короля норманнов.

— Ладно, время заканчивать, — было уже пять вечера, когда Зампарини сказал это, сидя в машине.

Уставший от посещения всех достопримечательностей, Годо безжизненно спросил:

— Куда мы на этот раз едем?

— Ко мне домой, Кусанаги Годо. Уже как раз время Вашему Величеству отдохнуть. На сегодняшний вечер, пожалуйста, примите моё приглашение погостить у меня.

Годо был шокирован. Весь день разгуливать повсюду с Эрикой, разыгрывая из себя любовников — это вымотало его, и он просто хотел хорошенько отдохнуть в каком-нибудь номере…

Вскоре они добрались до дома Зампарини, расположенного в дорогом жилом районе Палермо.

В этом просторном и роскошном особняке усердно работало множество слуг. Во всех помещениях были люди, выглядевшие довольно сомнительно. Скорее всего, это были мафиози или маги из «Панормуса».

Годо и Эрике отвели самую великолепную и роскошную комнату особняка. Конечно, это было здорово, но для Годо проблемой стало то, что спать он тут не один будет.

Эрика деловым тоном сообщила ему, что ночевать они в одной комнате будут.

Часть 4

Настал вечер, а с ним и время ужина. Но единственными людьми в величественной и великолепной столовой были хозяин, Зампарини, и Годо с Эрикой. Всего трое.

Начинать трапезу было ещё рано, но стол уже ломился от первосортной еды и роскошного выбора.

Из-за публичного заявления Эрики об их взаимоотношениях в качестве любовников Годо мог есть только механически, хотя пир был самый роскошный из всех, которые были в его жизни. Благодаря этому он совершенно не замечал, что он ел и какой у этого вкус.

Затем Годо отвели в спальню.

Естественно, с ним пошла и Эрика. Хотели они того или нет, но они не могли оторвать свои взгляды от массивной кровати с балдахином. Очевидно, что другой кровати тут не было.

— Я-я буду спать на диване вон там.

— Х-хорошо. Я хоть и заявила, что мы любовники, но заходить так далеко не стоит.

Как только они пришли к согласию, в комнате зазвонил телефон.

— Так уж вышло, что это одно из моих хобби.

В одной части дома Зампарини находилась огромная ванная комната. Об этом Годо и Эрике с немалой гордостью сообщил по телефону владелец особняка.

— Часто мне кажется, что современные европейцы слишком пренебрегают купальными традициями… Поэтому я решил заказать мастерам воссоздание у себя древней римской бани.

Завороженный видом купален, Годо смог лишь хмыкнуть.

Внутри было три огромных купальни, каждая шире, чем любой бассейн виденный Годо. Две были с горячей водой, третья с холодной. Всё это опиралось на большие колонны, как в греческом Парфеноне, создавая умиротворяющее ощущение торжественности.

Естественно, что также прилагались комнаты-сауны и меньшие ванны-джакузи. Действительно, эти огромные купальни ощущались как римские бани тех времён, когда у них был пик популярности.

— Должно быть, сама судьба дала мне шанс развлечь молодого Короля и его любимую. Само собой, Вашему Величеству и вашей женщине стоит насладиться пребыванием здесь.

— Что?!

От неожиданного заявления Зампарини Годо и Эрика остолбенели.

— Хо-хо, двум молодым любовникам вполне естественно увлекаться подобными развлечениями в таких местах. Прошу прощения за свою смелость, но я позволил себе вольность подготовить всё для вас двоих. Идите же.

Старик знающе улыбнулся и призывно хлопнул в ладоши.

Со звуками голосов типа: «Вы нас звали, господин?» — раздающимися откуда-то из глубин помещения, перед ними появился с десяток молодых женщин. От их внешнего вида Годо впал в ступор.

Из одежды на них были какие-то кусочки такни. Уровень открытости кожи практически к полной наготе приближался.

Среди вышедших были девушки европейской наружности, чернокожие, а также с восточной внешностью. Каждая из них обладала как прекрасным лицом, так и выдающейся фигурой. Все молодые красавицы без исключения.

— Это мои служанки. Они здесь для того, чтобы исполнять любые ваши пожелания.

— Н-н-не надо! Не моё это, пожалуйста, избавьте! Я-я обычную ванну приму…

— Что ж, благодарю за ваше щедрое предложение, дядюшка Зампарини.

Когда Годо рефлекторно начал отказываться, Эрика взглядом остановила его и продолжила высказывать благодарности.

— Ха, разве не чудесно, Годо? Не стесняйся, в подобной ситуации тебе стоит всецело принять щедрость дядюшки Зампарини.

Эрика специально прижалась к Годо.

Наблюдая эту весёлую картину, Зампарини уважительно поклонился и вышел из купален.

— Молодые господин и госпожа, пожалуйста, сюда.

К ним подошла парочка почти раздетых служанок.

«Я что, прямо сейчас раздеваться должен?»

Пока Годо стоял столбом, Эрика резко встала между ним и служанками.

— Хо-хо, погодите-ка. У меня нет намерений отбирать у вас ваши обязанности, но привилегия раздевать его, принадлежит мне и только мне. Прошу прощения, но оставьте нас наедине на некоторое время.

Затем она нежно и грациозно увела Годо за руку.

«Раздеваться?» — Годо, чьи мысли пребывали в замороженном состоянии, был отведён в раздевалку.

По пути Эрика отпустила его руку.

— Что происходит?

— Тихо. Эти служанки здесь с целью разнюхать. Должно быть, явились сюда по команде Зампарини, чтобы узнать, любовники мы или нет, — тихо прошептала Эрика, на что Годо зашептал в ответ.

— Разнюхать?

— Скорее всего, у него есть подозрения насчёт наших отношений. Сам подумай, Зампарини, должно быть, ещё с прошлого вечера за нами наблюдает.

— А ведь точно, мы же тогда спорили… Чёрт, и что нам теперь делать?

«Что мы можем сделать, чтобы выглядеть любовниками ещё сильнее?» — ненавидя себя за полное отсутствие знаний в области романтических отношений, Годо усиленно, но бесполезно напрягал свой мозг.

— По-другому никак, Годо, мы должны подготовиться.

— Подготовиться?

— Ну да, я хоть и сказала, чтобы они нам дали какое-то время побыть наедине, но эти служанки тут же за нами побегут, а сомнения Зампарини только усилятся. И прямо сейчас мы должны переключится с защиты на нападение, — с решительной отвагой заявила Эрика, как и подобает рыцарю.

«А, теперь ясно», — Годо кивнул. В мире дуэлей побег от риска приведёт лишь к большей опасности.

— Понятно. И что именно делать мне?

— Н-ну… сначала раздеваемся, нам двоим надо снять всю одежду, а затем туда, к тем девушкам выйти.

Судя по всему, её недавняя отвага была напускной, лицо Эрики стало пунцовым.

— Что? — глупо переспросил Годо.

— Эт-то план по преодолению наших затруднений, и это единственный план! Так что, Годо, ты должен подавить свои похабные мысли и сосредоточиться на выполнении плана. Поклянись, что сотрёшь из памяти всё увиденное, начиная с данного момента! Поклянись, что всё забудешь, ты понял?

Выходя из раздевалки, Годо был одет лишь в полотенце, обёрнутое вокруг бёдер.

Эрика тоже была голой, не считая банного полотенца, которое закрывало её от груди до бёдер.

— Позвольте нам помочь вам вымыться.

Как и раньше, вперёд выступило несколько девушек.

— Конечно… Только ограничьте свои усилия мной одной, — грациозно ответила Эрика одной из красавиц, которая, судя по всему, была представительницей от служанок.

— А что насчёт молодого господина?

— Хм, а, может, он не хочет, чтобы вы, девушки, его мыли… Хо-хо, а ещё, возможно, я с ума сойду от ревности, если увижу, что к нему прикасается любая другая женщина, кроме меня. Возможно, я даже дойду то того, что убью его и женщин вокруг него.

— Хи-хи, это было бы просто ужасно, разве нет? Понимаю.

Озорные выражение лица и голос Эрики сильно контрастировали с её устрашающим заявлением.

Улыбаясь в ответ, служанка-представительница взглядом подала сигнал остальным. Благодаря чему очень возбуждающе выглядевшие девушки, одетые в кусочки ткани, стали держаться от Годо на расстоянии.

Годо вспомнил инструкции Эрики.

«Веди себя естественно. Если запаникуешь и не удержишь себя в руках, ничего не сработает!»

Следовательно, у Годо не оставалось выбора, кроме как отчаянно притворяться естественным.

Как какую-то мантру, он постоянно продолжал повторять в мыслях слова «разум превыше тела, разум превыше тела».

Когда служанки протянули руки к банному полотенцу Эрики, этот отрез ткани был убран, чтобы открыть взгляду великолепное обнажённое тело юной девушки, самое привлекательное и соблазнительное из всех известных Годо.

И он всё это увидел.

Представ перед Годо словно королева в окружении служанок, Эрика была обнажена, как в тот самый день, когда появилась на свет. Годо и так знал, что фигура у неё выдающаяся, но всё это были очень и очень наивные мысли. Она оказалась прекраснее, чем он вообще мог представить.

Идеальной формы груди, объёмные и стоящие, без единого признака провисания.

А ещё эти розовые бутоны спереди, они излучали такую чистоту и обаяние.

Идеально точёная талия без грамма жира. Более того, та самая соблазнительная и округлая часть тела пониже талии представляла собой просто чудесно изогнутый контур.

Вдобавок ко всему, чистота её кожи была несравненна. Окутанная парами ванной комнаты, алебастровая кожа Эрики приобрела красноватый оттенок на чистейшем белом фоне. Уже только одного этого вида оказалось достаточно, чтобы нанести сокрушительный удар по здравомыслию Годо.

— Хо-о, Годо, ты такой… Ты ведь уже столько раз меня видел, и всё равно пожираешь меня таким безумным и пристальным взглядом. Эта твоя страсть меня воистину восхищает, — произнесла Эрика, которая с улыбкой выдерживала на себе взгляд Годо.

«Чёрт, я забыл все недавние инструкции Эрики, что должен смотреть на неё так, словной восхищаюсь уже известным произведением искусства».

Подыгрывая словам Эрики, Годо сказал:

— Э-это всё потому, что в тебе столько шарма.

Он озвучил оговоренные заранее слова.

Из-за строгих указаний Эрики говорить как можно меньше, чтобы не сорвать их прикрытие, Годо сразу же умолк.

А в это время служанки обливали тело Эрики водой. Вместо того, чтобы пользоваться душем, они носили воду прямо в деревянных вёдрах.

После обливания её идеальная кожа казалась ещё более гладкой, чем раньше.

Словно пытаясь не повредить прекрасное, но хрупкое произведение искусства, служанки мыли аккуратно и с трепетом.

Сопровождаемая ими, Эрика с её великолепной шёлковой кожей вошла в ванну с горячей водой. Словно хозяйка дома, которая наслаждается своей эксклюзивной ванной, она вытянула ноги с видимым удовлетворением.

Ванна была наполнена плавающими цветами красной камелии. Служанки наполнили её этими цветами вместе с ароматическими маслами, что заставило всю ванную комнату богато благоухать.

— Годо, ты когда планируешь перестать пожирать меня глазами? Отсутствие терпения — один из твоих недостатков. Прошу, поспеши сюда.

— А, это, да.

Годо тут же последовал указаниям Эрики, залезая внутрь и подходя к ней.

Эрика спиной легла на грудь Годо. Светловолосая девушка-рыцарь была не только мастером меча, но и обладательницей изумительного стройного тела, её кожа ощущалась так, словно это был мягкий и гладкий шёлк. Сейчас Годо сидел, обняв Эрику.

«Хмм, меня всего в жар бросило, должно быть, из-за горячей воды».

«Хмм, я как будто пьяный. Это, должно быть, тоже из-за горячей воды».

— Нет, ну серьёзно… Ты что, всё ещё пялишься на меня? Годо, плохой ты мальчик, или всё потому, что я слишком привлекательна?..

Сидя в горячей воде, Эрика развернулась, оказываясь лицом к лицу с Годо.

Само собой, тот всё ещё продолжал её обнимать. Почувствовав, как к нему прижалась упругая грудь Эрики, он просто не мог не заорать в своих мыслях: «Разум превыше тела!» — повторяя это снова и снова.

Но Эрика продолжала наступать.

Она легонько целовала всё лицо Годо, включая шею и подбородок, но избегая губ, затем уставилась на него страстным взглядом.

Годо чувствовал, как его благоразумие улетает в небеса, но отчаянно держался. По оговоренному ранее сценарию, Годо посмотрел на служанок и при этом стал перешёптываться с Эрикой.

А прекрасная юная зачинщица всего этого фарса улыбнулась ему со словами: «А, ясно».

Подобно принцессе, привыкшей раздавать приказы, Эрика обратила свой взгляд к служанке-представительнице.

— Не пора ли вам уже разойтись?

— А можно?

— Он сказал мне, что перед другими женщинами он себя в руках держит, поэтому, оставьте нас пока что, мы… немного насладимся обществом друг друга, это понятно?

— Понятно. Хорошо, мы вас покинем.

Служанка незамедлительно улыбнулась и почтительно склонила голову.

Все девушки с немалой скоростью покинули ванную комнату. Скорее всего, они правильно поняли тот род занятий, который Эрика имела в виду под словом «насладимся».

Естественно всё это было достигнуто без какой-либо значительной помощи со стороны Годо. Столь явно смущающая ситуация, и, тем не менее, действия Эрики были такими натуральными и убедительными. Годо в очередной раз признал её талант игры на публику.

И хотя служанки покинули их, они всё ещё крепко обнимались.

Несколькими минутами позже Эрика медленно и тихо прочла слова заклинания для использования магии поиска.

— Как дела обстоят?

— Вокруг ванной никого нет, и тут тоже никого, скрывающегося при помощи магии.

Убедившись, что опасности нет, они облегчённо вздохнули.

Эрика тут же отклеилась от Годо и отодвинулась подальше. После такого продолжительного пребывания в воде они уже на грани потери сознания были.

Эту ночь Годо и Эрика провели вместе в одной спальне.

Более того, условия, в которых им пришлось спать, были просто возмутительны — на одной кровати под одним одеялом.

Узнав от Эрики, которая воспользовалась недавним способом, что на спальню не наложено никаких следящих заклинаний, и отсутствуют какие-либо механические способы слежения и прослушки, Годо вознамерился спать в одиночку, на диване. Но…

— Как мы можем спать отдельно, когда находимся под подозрением? Снаружи комнаты слуги есть. Если будем спать раздельно, наше притворство тут же раскусят! — раздражённо буркнула Эрика.

Так и есть, для пары любовников, демонстрировавших такую страсть в ванной, было бы просто неестественно спать раздельно.

Исходя из вышесказанного, они двое провели на широкой кровати невидимую разграничительную линию.

«Подписав» договор об абсолютно неприкосновенной территории, они улеглись на одной кровати под одним одеялом, став «товарищами по кровати». Годо спал с левой стороны, Эрика справа.

Чтобы избежать проникновения на территорию Эрики Годо спал, повернувшись к ней спиной. Та, в свою очередь, спала точно в такой же позе, они держали дистанцию, повернувшись друг к другу спинами.

В любом случае, сначала надо заснуть. Быстро заснуть. Пытаясь развеять ненужные искушающие мысли, Годо держал глаза плотно закрытыми, отчаянно призывая к себе сон. Неожиданно до него донеслись всхлипы.

Немало удивлённый, Годо понял, что слышит очень тихий плач.

— Эрика, ты что, плачешь?..

— Т-такое невозможно, я всего лишь немного опечалена тем, что утратила свою чистоту, только и всего, — прошептала Эрика надменным, но уставшим голосом.

— К-какую ещё чистоту, мы, фактически, ничего не делали…

— Ну ты и идиот! Что до меня, то ты моё полностью обнажённое тело увидел. Произошло то, чем не должна заниматься ни одна девственница, да и сейчас я с тобой кровать делю — более того, сделанное нами известно многим другим людям.

— М-многим другим известно?

— Чемпион и его любовница, которая, так уж вышло, является дочерью благородной семьи Бланделли. В нашем мире — это просто сенсация, как политическая, так и среди сплетен. Вскоре она везде прогремит.

— Так, значит, это работает…

— Любой, кто услышит подобные слухи, никогда не поверит, что я осталась чиста телом. Кроме меня самой, никто не будет считать меня нетронутой девственницей.

Всхлипы. Снова послышались слабые всхлипы.

— Ладно, всё нормально, я ни о чём не жалею.

— Правда?

— Да, правда. Я, Эрика Бланделли, никогда не сделаю того, о чём буду сожалеть впоследствии, абсолютно никогда. Пожалуйста, пойми правильно, я всё это сделала по иным причинам, а не потому, что ты мне нравишься, Годо.

Годо умолк. Тот факт, что он на мгновение не так всё понял, надо хранить в секрете.

— Слушай внимательно, это просто была помощь, предложенная героическим рыцарем, которому стало жалко человека, нежданно-негаданно, ставшего Королём. Доводить помощь до такого предела — это всего лишь часть моего перфекционизма, так что не надо никаких заблуждений на этот счёт.

— Ясно… Спасибо, Эрика, мою благодарность тебе просто невозможно выразить как подобает.

Как раз то время, когда стоит надлежаще выразить свою благодарность.

Думая об этом, Годо неожиданно заговорил. Его спина при этом пересекла невидимую границу, и он чувствовал, как при этом Эрика неловко сжимается, скорее всего, от смущения.

— Н-не стоит. Если бы мы с тобой никогда не встретились, нынешней ситуации никогда бы и не произошло, так что не обращай внимания.

— Но я всё равно обращаю. Да, насчёт вопроса твоей чистоты, — чувствуя неловкость, Годо спросил. — Е-если не возражаешь, я-я могу взять на себя всю ответственность.

— Болван, нет никакой необходимости брать на себя ответственность. В конце концов, всё это я по своей воле сделала. Но ты должен сдержать своё обещание, и забыть всё произошедшее в ванной, понял?!

Из-то того, что они лежали в одной кровати, Годо с Эрикой продолжали ночные разговоры ещё очень долгое время.

И хотя он был полностью вымотан, как физически, так и морально, Годо никак не мог закрыть глаза, у него не получалось заснуть, так как он слишком уж большое значение придавал присутствию той, что спала рядом с ним.

На следующее утро Годо проснулся довольно резво и сразу же после этого посмотрел в окно.

Там был ливень, сопровождавшийся сильными порывами ветра и периодическими раскатами грома. Явно надвигалась буря.

И в этих громовых раскатах Годо услышал голос.

— Долго ты ждал, богоубийца! Приходи же! В настоящей битве я молниями чётко покажу тебе величие древнего короля, охотника на драконов. Направляйся на восток, я буду ожидать тебя в руинах заброшенного города!

Когда бушующий ветер с раскатами грома передавал данное сообщение, то голос мог слышать один только Годо, так как божественный король Мелькарт не признавал никого, кроме Годо.

— Неужели, это Мелькарт?..

— Да, он зовёт меня.

За спиной Эрика задала ему вопрос сонным голосом, и Годо ответил.

Сейчас было даже не семь утра, а намного раньше, чем обычное время подъёма Эрики, имевшей большие проблемы с тем, чтобы проснуться утром. Тем не менее, жестокие завывания ветра с божественной аурой, заполнившей всё вокруг, должно быть, разбудили её.

— Наконец-то, время настоящей битвы… Да.

— Что?

— Ничего. Я как раз подумала, что во время сна лучше иметь на себе меньше одежды, а то слишком скованно себя чувствуешь…

— Да что с тобой такое, как ты тогда обычно спишь?

Не покидая комнаты, Эрика начала переодеваться в более лёгкие одежды для сна. Из-за её странного поведения в этом сонном состоянии Годо продолжал смотреть в окно.

— Мелькарт сказал, что хочет видеть меня в руинах заброшенного города на востоке. Где это вообще?

— Наверное, это Солунтум, в семнадцати километрах на восток от Палермо. Когда-то это был передовой аванпост древних финикийцев, а сейчас просто место с руинами… — тихо пробормотала Эрика, услышав приблизительное описание местонахождения, которое дал божественный король.

— Иди и попроси Зампарини послать магов «Панормуса» на разведку. Как только обнаружится наличие Бога-еретика, выдвигайся.

На ответ «напарницы», вернувшейся в своё обычное «уверенное» состояние, Годо кивнул.

Часть 5

— У меня в мыслях образ появляется… Оружие света, — ответил Годо, сидя в машине, которая везла их в Солунтум.

Сидевшая рядом с ним Эрика попросила его попытаться вообразить, какая сила будет эффективна в бою против Мелькарта, бога штормов.

Годо какое-то время поразмыслил над этим, но так ничего и не придумал.

И у него всё ещё не появилось никаких идей даже после продолжительного обдумывания.

Это вполне естественно. Неделю назад Годо был обычным человеком, вообще никак не вовлечённым в мир магии и богов. После трёх минут размышлений Годо сдался, уверенный в бесполезности последующих измышлений.

Затем на него неожиданно снизошло озарение.

— Хмм, такое ощущение, что мне надо использовать яркое и блестящее оружие.

— А не может ли твоя подсказка стать менее туманной…

На саркастическую фразу Эрики Годо пожал плечами.

— Вполне ожидаемо, в бою против Бога-еретика всё, что можно сделать, так это явиться на сцену должным образом, — заговорил Зампарини с водительского сиденья.

Он вёл белый БМВ. Из-за бури они ехали по восточной магистрали, на которой менее интенсивное движение.

Через три часа после того, как Годо встал, возле археологического парка Солунтум было подтверждено наличие огромного духовного присутствия, как и предсказывала Эрика.

После получения доклада она попросила:

— Сейчас мы собираемся вступить в бой с Мелькартом, пожалуйста, одолжите нам машину с водителем.

— Нет проблем, организуем немедленно.

После вежливого ответа Зампарини, Годо с Эрикой двинулись к выходу из особняка. Старик, являющийся одновременно боссом сицилийской мафии и главой магической ассоциации, снова появился перед ними уже в качестве водителя БМВ.

— Хо-хо, прошу прощения за свои слова, но я очень даже уверен в своих навыках.

Садясь на заднее сиденье, Годо слушал хвастовство Зампарини с недовольным лицом.

Стоит отметить, что на месте пассажира рядом с водителем лежал чёрный дипломат.

— А можно посмотреть, что внутри?..

С нехорошими предчувствиями Годо открыл дипломат, чтобы убедиться.

Внутри находился лоснящийся чёрный автомат. Томпсон М1921, более известный как «Томми-ган». Даже не являясь знатоком огнестрельного оружия, Годо узнал эту одну из самых первых моделей автоматов, которая была популярна у убийц из фильма «Крёстный отец».

Более того, он был полностью готов стрелять, так как уже был снаряжен барабанным магазином…

— Дядюшка Зампарини активный маг-участник различных военных обществ по всей Европе и Америке. Если я для манипуляций над железом использую мечи, то дядюшка пользуется оружием и боеприпасами, чтобы манипулировать огнём, так вот.

— Значит… Значит, вот почему у меня то предчувствие появилось, — кивнул Годо на объяснения Эрики.

Дорога от Палермо до Солунтума занимала около тридцати минут.

Солунтум являлся городом, возведённым финикийцами в четвёртом веке до нашей эры на горах вдоль побережья. Под управлением греков и римлян он пришёл в упадок, а впоследствии был уничтожен арабами. В настоящее время данное место называлось Археологический парк и музей Солунтума.

Благодаря своевременным действиям Зампарини, парк и музей были незамедлительно закрыты в качестве чрезвычайных мер.

Но с такой погодой, в виде ревущего ветра и проливного дождя в сопровождении молний среди туч, маловероятно, что в музее вообще будут какие-либо посетители.

Тем не менее, Годо был благодарен, зная, что сотрудники парка помогали с эвакуацией посетителей.

— Годо, я пойду займу позицию, чтобы быть наготове. Можешь доверить мне роль поддержки, — прокричала Эрика сквозь вой ветра, выбираясь из БМВ.

— Хорошо! Полагаюсь на тебя!

Ещё до того, как Зампарини смог вставить хоть слово, Годо быстро дал своё разрешение.

Он вспомнил, как вечером Эрика говорила, что совместная драка в одном месте будет представлять трудности… К тому же, лишнее беспокойство возникнет, лучше уж сейчас безопасно действовать, чем потом жалеть.

— Держи, это может пригодиться.

Годо протянул руку, чтобы взять то, что оставляла ему Эрика.

Это была плоская фигурка в виде льва, довольно тяжёлая, учитывая, что размер её был всего с ладонь. Аккуратно спрятав данный предмет, Годо отправился в археологический парк вместе с Зампарини.

В зонтах не было смысла, при таком ветре их бы тут же сдуло.

И Годо с Зампарини, и только что ушедшая Эрика, все они были в дождевиках. Но это не особо помогало, так как Годо чувствовал, что нижняя часть его тела практически насквозь промокла.

Из-за того, что капюшон мешал смотреть, Годо просто снял его.

Сильный ветер, ливень, оглушительный гром и ещё куча всяких звуков делали разговор невозможным. Не говоря ни слова, Годо и Зампарини молчаливо пробирались к внутренней части парка.

Затем Годо ощутил, как всё его тело наполняет мощь.

Такое уже случалось тогда, когда он слышал голос Мелькарта на корабле. Эта мощь лилась в него в преддверии битвы. Она инстинктивно появлялась у богоубийц, чтобы противостоять богу. Пять чувств тела плюс шестое, всё, вплоть до самых кончиков пальцев и мельчайших капилляров в них, наполнялось жаром и мощью.

После этого Годо, наконец, добрался до самой дальней части руин.

Это был маленький холм на побережье, с двумя колоннами, которые торчали тут, словно рога оленя или козла. И кроме этих двух вертикальных колонн иных сооружений здесь не имелось.

Однако недостаток построек не являлся следствием тяжёлых времён.

Даже вечность назад, в далёком прошлом, здесь только две эти колонны и были.

Из недавних объяснений Эрики Годо знал, что эти две колонны являлись символами финикийского бога неба Мелькарта. Затем Годо ощутил это — его присутствие!

Мелькарт находился прямо над колоннами!

Физически явившись в виде жестоких ветров, яростного дождя и испепеляющих молний в сопровождении грома, бог неба Мелькарт снизошёл в качестве шторма.

— Му-ха-ха-ха! Наконец-то, мы снова встретились, богоубийца!

— Вот уж где радость, я не только цивилизованный человек, но ещё и пацифист. Даже если моим противником является прославленный бог, у меня нет никакого желания принимать вызов на опасный бой.

— И что это за богоубийца такой, раз подобные заявления делает? Не важно, желает ли сопляк, вроде тебя, драться, или не желает, нет проблем. Для меня это совершенно не важно. Но ты уверен? Всего шесть дней осталось.

— Шесть дней? Ты о чём?

— Хе-хе… Чтобы получше сокрушить этот участок земли, я сначала организую тут наводнение посредством штормового дождя, затем, на закате шестого дня, утоплю город.

— Что?!

— На закате шестого дня я утоплю город, который находится на земле, когда-то принадлежавшей мне. Об этом я речь веду. А на первый день… Сегодня будет это вот место.

Невероятный разговор проходил под гремящим штормовым небом, и тема его была довольно шокирующей.

Это место — эти руины Солунтума? Поняв это, Годо вздрогнул.

— На западе отсюда раскинулся другой город, его надлежит посетить на второй день. На третий день займусь тем островом — на котором я повстречал Веретрагну. На четвёртый день и после… Ну, тогда и решу. Первым делом, за следующие шесть дней я принесу божественную кару людям и этим землям.

Иными словами, следующим городом будет Палермо, на второй день?

Судя по всему, на третий день будет утоплен Кальяри на Сардинии. Заявление Мелькарта наполнило Годо ужасом и гневом.

— Хватит тут шутки шутить! Как я могу позволить тебе действовать настолько безрассудно?!

— Если у тебя есть какие-то возражения, используй силу, чтобы остановить божественного короля! Давай же, настало время битвы. Покажи мне, на что способен незрелый богоубийца!

Хрясь! В одно мгновение две колонны были снесены мощным ветром, и небо сотрясло.

Мелькарт полностью игнорировал Зампарини, находившегося рядом с Годо. Он оставил его без внимания или, скорее, старика как бы не было в его поле зрения.

Для бога, типа Мелькарта, люди были сродни камням вдоль дороги. Тут уж ничего не поделаешь.

Одновременно с тем, как шторм разрушил колонны, Годо увидел, что находившегося рядом с ним Зампарини тоже снесло. Даже кто-то, кто более силён в магии, чем Эрика, и обладает большим опытом, оказался в воздухе, как какой-то клочок бумаги.

— Ооооохх?!

Всё что Годо слышал, так это крик старика.

Просто не в состоянии противостоять богу. Столкнувшись с силой бога, он мог всего лишь кричать. Поэтому вполне естественно, что взгляд Мелькарта просто не замечал старика.

Что же до Годо…

Как только налетел штормовой ветер он резко протянул руку. Так вышло, что перед ним оказалась качающаяся ветка дерева, оливкового дерева, поэтому Годо схватился за неё и использовал в качестве палочки-выручалочки, благодаря чему ему удалось остаться на земле.

Это, наверное, в большой мере были рефлексы.

А ещё примитивные мысли, типа: «Как я могу тут умереть?!». Но, что более важно, удача — удачное стечение обстоятельств, когда удалось схватить что-то, просто протянув руку. Благодаря этой непонятной удаче, Годо и выжил.

Теперь только он и остался. Никаких признаков Зампарини.

Если уж что-то тут и говорить, то вот в этом, наверное, и заключается разница между Чемпионом и обычным человеком. Именно к такому выводу пришёл Годо, после произошедшего. Между тем, небо снова зарокотало.

— Давай же, давай! Это просто тест был, продолжай же развлекать меня!

В небе ударила молния, на этот раз она целила прямо в Годо.

И в этот же самый момент инстинкты Годо сообщили ему, что в него попадёт.

Но это же молния, естественно, что от неё не увернуться. Разве что громоотвод найти, но ничего такого рядом не обнаруживалось, тут всё безнадёжно. Он умрёт? Нет, как он может умереть здесь и сейчас?!

Годо отбросил мысли о смерти, просто отказываясь признавать свою смерть.

В этот самый миг он пробудил силу яростной «Хищной птицы», что может летать быстрее и выше, чем кто-либо ещё.

Тело Годо, его чувства и мыслительные процессы мгновенно ускорились, заставляя, в свою очередь, замедлиться окружающий мир. Листья и обломки деревьев, разносимые ветром, волны штормового дождя, а также вспышки молний — с точки зрения Годо казалось, что всё это движется будто в замедленной съёмке.

Он всё видел и от всего этого уклониться мог.

Непоколебимо веря в себя, Годо отпустил ветку, в которую вцепился так, словно только от неё его жизнь и зависела.

Яростный ветер поднял Годо высоко в воздух, но в результате он увернулся от удара молнии. До какого-то момента он продолжал подниматься вверх, но затем начал быстро падать на землю.

В обычных условиях, Годо бы разбился и умер, но сейчас он совершил мягкое приземление.

В теле ощущалась лёгкость, словно оно стало невесомым. Сейчас Годо был лёгок и подвижен как ветер, да и двигаться так же быстро мог.

— О-о! Ха-ха-ха, отлично! Ты перешёл в мир божественно молниеносной скорости. Тогда я проверю тебя в битве скоростей, сопляк!

В небе начали непрерывно бить молнии, сопровождаемые громом.

Но используя глаза «Хищной птицы», Годо видел каждую из них и отчаянно уворачивался, прибегая к скорости своего воплощения. Похоже, оно давало ему возможность двигаться со скоростью молнии, чему Годо не переставал удивляться, пока концентрировал своё внимание на уклонении.

Надо воспользоваться имеющейся возможностью, чтобы оружие найти. Не виднеется ли чего поблизости?

Убегая изо всех своих сил, Годо продолжал рыться в своих мыслях.

«Разве та картинка меча из света не возникла тогда, когда Эрика ему вопрос задавала, что это за воплощение?..»

— Если одной лишь молнией попасть не выходит, то настало время моему оружию на сцену выйти. Явитесь же, Преследователь и Гонитель! О, Йагруш! О, Айамур! Идите и убейте богоубийцу!

По небу неслись две магические дубины, Йагруш и Айамур!

Годо задрожал, ведь это же самое оружие Мелькарт использовал в битве против военачальника Веретрагны. Первая дубинка, Йагруш, появилась буквально из ниоткуда, а вторая, Айамур, вылетела из грозовых туч.

Первая являлась символом ветра, а вторая символизировала молнию.

Словно ласточка, оседлавшая циклон, Йагруш выписывал ловкие финты. Айамур, с другой стороны, летел прямо, как молния. Более того, обе дубины обладали скоростью, не уступавшей скорости «Хищной птицы».

Но Годо всё равно продолжал бежать.

Иногда он отпрыгивал в сторону, иногда нёсся прямо, временами отступал назад, иногда просто отлёживался на земле. Случалось даже так, что ему приходилось неприглядно кататься по ней или передвигаться на всех четырёх конечностях, подобно дикому зверю.

Весь покрытый и перепачканный грязью, Годо продолжал бежать, пытаясь найти оружие света…

Он понял. Ведь это оно? Именно это оружие ему надо?!

Но внезапно…

Настало время, когда воплощению пора исчезнуть, при этом он неожиданно ощутил резкую боль в груди.

Ноги Годо перестали двигаться, а тело стало неуклюжим. Он ещё и осознать этого не успел, как стал полностью обездвиженным.

Проделав поворот на сто восемьдесят, к нему приближался Йагруш!

Получив удар, Годо подлетел вверх. И строго по прямой в него влетел Айамур, нанося второй удар.

Годо летел так, словно бейсбольный мяч во время хоум-рана.

Без неестественно крепкого тела, как у него, обычного человека, наверное, бесследно на атомы разнесло бы после удара столь разрушительной силы.

Годо же ощущал дикую боль во всём теле.

Ожидаемо от оружия богов. Тигры-людоеды, призванные магом, были просто ничем, в сравнении с этим. Годо чувствовал, как рвались его мышцы, трещал скелет, плоть плавилась, а кости расплющивало.

Если сравнивать с магами, то тело Чемпиона казалось просто бессмертным.

Но в столкновении с равным или превосходящим по уровню Богом-еретиком, оно не представляло собой чего-то особенного. Годо выучил этот болезненный урок через страдания собственного тела.

Тем не менее, он всё равно не умер в мгновение ока. Это тело действительно выходило за рамки обычного здравого смысла. К тому же…

— И что я сейчас сделать могу… Что?.. Быть такого не может…

Летя по воздуху, Годо, кажется, слышал женский голос у самого своего уха. Явно не Эрика, так как голос принадлежал куда более молодой девушке.

Затем в его мыслях возникла картинка овцы, покрытой золотой шерстью.

— Всецело доверяюсь тебе…

Годо обратился к этой картинке золотой овцы, скорее, инстинктивно, чем осознанно. После этого он потерял сознание и даже дышать перестал. Само собой Йагруш и Айамур Мелькарта, всё ещё летали неподалёку, а это означало, что дела вряд ли закончатся хорошо.

Магические дубины развернулись, чтобы ударить Годо ещё раз. Однако на этот раз подарок Эрики, который был у Годо — фигурка в виде льва, — начала светиться. Внезапно его тело начало двигаться так, словно его магнит притягивал.

На огромной скорости оно со свистом рвануло в сторону моря.

Таким вот образом оно неслось навстречу безжалостному ветру и яростным морским волнам. Благодаря вызванному Мелькартом шторму, эти самые волны поглотили Годо, и он утонул.