11 том    
Часть 1


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
26.07.2020 20:10
Хоооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооо
id155864781
20.07.2020 01:55
Спасибо большое за труд!
P.S. Томов на самом деле 21? Или только 16?
fkmaf
11.07.2020 21:58
Спасибо!
naazg
22.05.2020 20:01
Спасибо
id155864781
07.05.2020 19:59
Давно ждал раскрытия взаимоотношений Годо и Дони
naazg
17.04.2020 21:20
Спасибо
naazg
11.04.2020 21:09
Спасибо
lastic
11.04.2020 19:24
Спасибо

Часть 1

Таким вот образом, одним поздним вечером в апреле Годо узнал о конфликте в Италии от семи напавших на него.

А ещё, явно провалив миссию по захвату, напавшие, судя по всему, намеревались сбежать в Юго-Восточную Азию или Южную Америку и, наверное, отлежаться там, пока всё не уляжется.

— Я почти преступником себя чувствую…

— Ну, у нас похожая ситуация.

Пока Годо говорил, болевшие по всему телу раны постепенно исцелялись.

Будь то порезы или внутренние кровотечения, всё восстановилось бесследно. Боль исчезла. С другой стороны, семеро, попавшие под разрушительную атаку «Вепря», все оказались изранены вместо него.

Попрощавшись с напавшими, Годо достал инструкцию-подсказку.

Это была инструкция о том, как совершить международный телефонный звонок. Орудуя своим сотовым, Годо смотрел на раздел звонков из Японии в Италию. И хотя тарифы были очень высокими, выбора у него не было. С Эрикой надо связаться, во что бы то ни стало. С такими мыслями он поднёс телефон к уху и стал ждать.

Громкие звуки вызова отдавались у него в ухе. Никто не отвечал. И когда Годо уже был готов сдаться:

«Раз в такое время трезвонишь, значит, ты уже в курсе текущей ситуации».

Само собой, голос, который услышал Годо, принадлежал Эрике.

«Позволь мне заранее уточнить. Годо, твой пацифизм — это одна из твоих положительных черт, хотя всё это ложь».

— Что происходит?

«Надо же, отправленный персонал подчинённой ветви организации провалил миссию, и от посланного количества людей это не зависело. Такой явный провал в управлении очень плохо отражается на репутации организации, и в обычных обстоятельствах это просто невозможно. Тем не менее, учитывая то, что ты звонишь сейчас, вполне естественным будет предположить, что ты угрожал им посредством демонстрации подавляющей мощи».

— Давай пока эту тему опустим и к сути дела перейдём… Я слышал от тех парней упоминание очень странного приказа.

Невероятно, сколько всего Эрика смогла понять всего лишь благодаря единственному звонку. Острота её ума и интеллект были просто безупречны. Годо сменил тему, используя некоторый нажим.

«Это всё господин Сальваторе Дони. Шестой Чемпион. Рождён в Италии. Он глава альянса, правящий магическими организациями Южной Европы.

— Глава альянса… Что-то типа большого босса?

«Твоему описанию не хватает изящества, но ты прав. Однако Сир Сальваторе правит, но не руководит. Больше чем руководство посредством неприятных методов доминирования, он держит магов юга Европы в узде страха в качестве рабов.

— Это мы про того, которого я в Палермо встретил? И зачем ты мне это рассказываешь?

Годо задал самый главный вопрос, который был у него на уме, и Эрика мрачно ответила: «В тот раз, когда он спросил «почему бы нам дуэль не устроить», — это была не шутка. Он был совершенно серьёзен. Но ты отказался, вот тебе и причина».

На этот неожиданный ответ Годо не знал что и сказать, издав лишь: «Э?»

«Скорее всего, всё потому, что он заинтересовался Чемпионом по имени Кусанаги Годо и ему захотелось провести серьёзный бой. Но ты дал хладнокровный отказ…»

— Постой, Эрика. То, что ты говоришь, как-то странно звучит.

«Ничего в этом странного нет. Это в голове у Сира Сальваторе странности происходят».

— Да уж… гадости без всякого сомнения произносишь.

Годо вспомнил конфликт с Бианчи.

Тогда Эрика вскользь так согласилась, что определённый человек Сальваторе был идиотом.

— Иными словами, данный парень является дураком с отсутствием здравого смысла?

«Если говорить прямо и без околичностей, то да, именно так. Любой человек с минимумом отваги и чувством справедливости, проведший с ним любое количество времени, обычно без единого сомнения выражает своё впечатление относительно него словами «дурак» или «идиот».

— И почему к такой вот личности относятся как к боссу?

«А тут ничего сделать нельзя. Потому что он Чемпион. Нет никаких сомнений в том, что он воин-богоубийца! Более того, идиотизм и величие не являются взаимоисключающими чертами».

Серьёзный тон Эрики заставил Годо притихнуть.

«Несомненно, он дурак, чуждый обычной логике. Тем не менее, при этом он ещё и редкий герой. Даже если все маги мира бросят ему вызов, используя всю свою силу, шансов на победу против него просто нет. Тот, кто известен как Сальваторе Дони, являет собой монстра вот такого вот уровня».

После данного комментария о его исключительности Эрика продолжила:

«Слушай, Годо, если собираешься залезть в эти события глубже или, скорее, вмешаться в наши дела, лучше сдавайся. Тебе стоит продолжать жить мирной жизнью в Токио».

Годо нахмурился, услышав, как неожиданно было озвучено его тайное желание.

«Визиты с нападением, подобные этому, будут происходить ещё кто знает сколько раз, так что тебе следует тщательно их избегать. Но, учитывая твою силу, даже если ты попадёшь в беду, то сложностей ведь не возникнет, верно?»

— Эй, эй…

Догадавшись о намерениях организации Эрики, Годо оказался несколько удивлён.

«Слушай внимательно, это важный поворотный момент в твоей жизни. Всё, что произошло в Италии — просто сон. Пожалуйста, начисто сотри это из своей памяти и продолжай жить мирной жизнью».

— А тогда с Мелькартом разве не ты сказала, что я должен встать и сражаться?!

«Тогда выбора не было. Но на этот раз мы, всё же, смогли сбежать от Сира Сальваторе. Так что мой величайший тебе совет: ни ногой в Италию или, даже в Европу, никогда, вообще никогда».

Серьёзность Эрики всецело ощущалась по мрачной манере её разговора.

«Сир Сальваторе просто ждёт не дождётся начала драки, стоит тебе только явиться. Более того, мы в «Медно-чёрном кресте» тоже получили строгий приказ задержать тебя, используя все свои силы. Ты же понимаешь, что это значит, да?»

— Ты тоже станешь моим врагом?..

«Другого выбора нет. Даже если ты тоже Чемпион и стоишь наравне с Сиром Сальваторе… Мы итальянская организация. У нас нет иного выбора, кроме как ставить в приоритет приказы и, особенно, строгие приказы лидера нашего альянса».

Эрика говорила безразличным и неэмоциональным голосом.

«Поэтому, наверное, тут нашим отношениям и конец. Фактически, уже то, что я тебе всё это говорю, тоже будет считаться нарушением… Но, как бы то ни было, уходить не попрощавшись — это слишком бессердечно».

— Конец? Стой, Эрика!

«Прощай, Кусанаги Годо. Мы хоть и мало времени вместе провели, эти воспоминания навсегда останутся в глубинах моей памяти в виде ярких и отчётливых картин».

Соединение было разорвано. Даже если он снова позвонит, она, скорее всего, уже не поднимет трубку. Годо вздохнул.

«И что мне делать? Жить отшельником, как Эрика предложила?»

Конечно, это был мудрый выбор. Безопасный, мирный и практичный. Но…

— Да какого чёрта. Как я могу оставить тебя одну в такой-то ситуации?!

Чего Годо хотелось больше всего, так это спросить Эрику о том, что ему следует делать.

У него в голове сформировался грандиозный план, но для более точных правок ему необходимо мнение других.

Была только одна причина, по которой он придумал его — единственный человек в Италии, с которым он смог подружиться — это Эрика.

К тому моменту, как его план был приведён в действие, наступила последняя неделя апреля.

В Японии как раз началась Золотая неделя. Являясь учеником старшей школы, Кусанаги Годо тоже получил возможность отдыха во время долгожданных длинных выходных. Что до его планов, то он думал использовать всё это время в дальней стране в тысячах километров на запад от Токио. На этот раз он ждал прибытия с нетерпением, в полёте ему пришлось провести двенадцать часов.

Разница во времени составляла восемь часов. Ко времени прибытия Годо в миланский аэропорт Альпенса уже вечер стоял.

Заставляя себя двигаться, несмотря на сонливость и изнурение от временной разницы, Годо сел на поезд. И хотя в этом городе было всего три железнодорожные линии, что просто невероятно мало, если с Токио сравнивать, но маршруты при этом сплетались довольно сложным образом.

Правда, на этот раз Годо не страдал из-за наличия языкового барьера.

Спрашивая дорогу у прохожих или персонала в поезде, он всего чуть более часа потратил на то, чтобы достичь цели путешествия, Центрального железнодорожного вокзала Милана. Годо воспользовался им в качестве станции метро, но он также являлся местом пересечения внутренних и внешних железнодорожных маршрутов. Кажется, тут всего около двадцати четырёх платформ было.

— Вполне в духе места, более урбанизированного, чем Сардиния или Сицилия… — про себя произнёс Годо.

Сам проживая в Токио, он не удивлялся виду больших городских агломераций. Однако Милан представлял собой место, в котором современные городские пейзажи бесшовно сосуществовали с улицами Готической и Романской архитектуры, как в древних европейских столицах.

А ещё в районе, где он был, ходили трамваи, что уже стариной казалось.

Неспешно двигаясь вдоль серой улицы, на остановку прибыл оранжевый вагон.

Годо разыскивал требуемое здание среди пейзажа, которого в Японии не найдёшь. У него также имелась опция на такси поехать, но так как ближайшее будущее изобиловало множеством неопределённых факторов, то сейчас важна экономия.

Стоит отметить, что и это путешествие Годо намеревался провести на самообеспечении…

После того, как он связался со стариком Зампарини, чтобы посоветоваться, тот заранее забронировал для него авиабилет (бизнес-класса!). Как-то нежданно-негаданно получив данный подарок, Годо панически попытался отказаться от него во время разговора по телефону.

«Да не волнуйтесь об этом. Уже ведь должно было стать очевидным, что вопрос денег вообще не стоит!»

Таким образом, отказ Годо столкнулся со встречным отказом в стиле якудза. Приняв данный авиабилет с огромнейшей благодарностью, Годо в отчаянии выпросил понижение качества забронированного места до эконом-класса…

Также Зампарини проинформировал его насчёт того, насколько широко в Италии распространилась информация по Кусанаги Годо.

«Маги Сицилии и Сардинии осветили ваши дела в полном соответствии с приказами Вашего Величества. Посему слухи о Кусанаги Годо на материковой части Италии ходят ничем не подкреплённые. Единственным исключением среди всех является Эрика Бланделли из «Медно-чёрного креста».

Заодно старик продолжил отказываться от предложений Годо о компенсации в виде слов: «Если у вас что-нибудь случится, то я бы тоже хотел протянуть руку помощи…»

А о здании, которое в данный момент искал Годо, он узнал от другого человека, у которого просил совета.

Связавшись посредством видеоконференции с Лукрецией Дзолой, чей дом постоянно имел компьютер с доступом в сеть, Годо провёл с ней «стратегическое совещание».

«Если хочешь наладить контакт с ассоциацией Эрики, «Медно-чёрным крестом», то самый прямой подход — это визит в их штаб-квартиру».

— А у тайной ассоциации штаб-квартира вообще есть?

«Стоит знать, что это организация с длинной историей, которая ведёт своё происхождение от рыцарей-тамплиеров. А этот орден был не только военным формированием, но ещё и первой в мире финансовой организацией, предшественницей банков. Чтобы «облегчить» им бремя владения огромным богатством, французский король Филипп IV дошёл до того, что ликвидировал этот орден.

— Ясно…

«И являясь одним из наследников тамплиеров, во внешнем мире «Медно-чёрный крест» играет роль финансовой группы. Фактически, это процветающая корпорация, которая управляет не одним бизнесом. Более того, её представитель Паоло Бланделли, тот самый, который опекает Эрику, является командором данной организации да ещё при этом и легендарным рыцарем».

Таким образом, Годо получил информацию от красавицы с аурой лености и чувственным телом.

Твёрдо запомнив слова Лукреции, он смотрел на карту, бродя по деловому району вокруг Центрального вокзала. Наконец, Годо нашёл искомое здание.

Величественное пятнадцатиэтажное строение. Люди, которых он замечал входящими и выходящими, в основном были мужчинами и женщинами в деловых костюмах.

Ученик старшей школы и особенно японец, который явно выделялся своей расовой принадлежностью, должен быть достаточно смелым, чтобы войти в данное здание. Тем не менее, Годо ступил внутрь без единого сомнения.

Пройдя через безукоризненно чистый вход здания, он обнаружил перед собой ресепшен.

Годо улыбнулся и обратился к сидевшей там женщине средних лет:

— Не могли бы вы очень срочно передать Паоло Бланделли следующее: Кусанаги Годо прибыл в Милан. Пока что я тут в окрестностях похожу, посмотрю, а вы делайте то, что требуют от вас обязанности. Если хотите отвести меня к Сальваторе Дони, то вперёд, нападайте так, словно от этого ваша жизнь зависит. Пожалуйста, проинформируйте его в таком ключе.

Эту провокационную речь Годо подготовил по совету Лукреции.

Озвучив свои требования, Годо ушёл, не дожидаясь ответа женщины. По дороге, до того, как покинуть здание, он даже пристально посмотрел в камеру наблюдения.

Затем Годо просто стал гулять.

Раз уж он здесь, то можно просто на местные пейзажи полюбоваться. Так Годо думал, прогуливаясь.