12 том    
Часть 2


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
psychxo
15 д.
Спасибо за перевод, лихо вы однако начали, что не может не радовать)

Часть 2

Сегодня сразу после школы Годо пошёл домой. Планы у него уже заранее составлены были.

В общем-то, третьего декабря был день рождения его сестры Шидзуки. И ещё он договорился поискать подарки вместе со своей подругой детства и погулять вместе с сестрой.

Но когда этот самый день наступил, заранее составленные планы изменились. Всё из-за их отца, который ушёл из дома после развода. Он связался с ними и сказал, что не знает, сможет ли приехать. Годо и Шидзука смотрели друг на друга.

— Ну, и что думаешь? Кстати, ставлю на то, что он не приедет.

— Тут я соглашусь. Но вдруг у него есть какие-то дела, требующие внимания, хочешь ещё немного подождать?

В этот самый момент их планы и менялись. Вечер третьего декабря брат и сестра провели дома вместе. В семь их отец как раз прислал им электронное письмо. Там он сообщал, что у него возникло какое-то срочное дело, которое требует внимания, и что он улетел в Канаду, в Торонто.

— Ну, от папы иного и не ожидалось.

— Такое только с отцом и могло произойти.

По поводу этого предсказуемого события у них развёрнутых комментариев не было, поэтому всё передвинулось на другой день.

И этот «другой день» как раз сегодня. Так получилось, что место, в которое они хотели сходить, было очень уникальным рестораном. С изысканной испанской кухней и винами.

Оговоренное количество денег на данный ресторан брату и сестре было позволено потратить в результате переговоров между их отцом, никогда не появлявшимся в назначенное время, и свободолюбивой матерью.

«Это же день рождения нашей дочери. Сходить отведать изысканных блюд будет очень даже правильно», — приблизительно в таком ключе переговоры и проходили.

А ещё, так как им позволили пригласить ещё одного человека, они сошлись на том, что с ними пойдёт Асука.

— Да уж, не много я семей видела, где родители должны разбираться с любой просьбой путём «переговоров», — печально вздохнула Токунага Асука, подруга детства Годо и Шидзуки.

Они как раз шли в ресторан. Он находился в шаговой доступности от дома семьи Кусанаги в районе Нэдзу, поэтому они трое решили пойти туда пешком.

— Правда? У меня такое ощущение, что такое часто происходит.

— Всё это просто иные формы имеет. Какая бы семья ни была, у них у всех случаются похожие ситуации.

Данная теория принадлежала Годо, который и был за главного в переговорах с родителями. Шедшая рядом Шидзука согласно кивала на его слова.

— Слушай, Годо, тебе стоит пересмотреть разницу между «похоже» и «одно и то же». Потому что такие твои взгляды и на Шидзуку влияют, — посоветовала им их подруга детства с двумя хвостиками волос по бокам головы.

Как всегда, говорила она непреклонно и прямо.

— А я тебе всё время говорю, чтобы ты перестала вести себя так, словно у меня здравый смысл отсутствует.

— Тут ты немного не права, Асука-чан. Онии-чан на меня никак не влияет. Я могу уверенно сказать, что в нашем доме я единственный человек с наличием здравого смысла.

Когда Годо стал возражать на обвинение Асуки, Шидзука тоже свою толику недовольства высказала.

Ну да, вместо рассудительного и скромного старшего брата, в монстра, скорее всего, могла как раз сестра превратиться. Она просто скрыла это за своими словами.

И пока шла вся эта бессмысленная беседа, они как раз подошли к ресторану.

Два ученика старшей школы и одна ученица средней стояли возле входа во, вроде как, высококлассный ресторан.

Вывеска и убранство были стильными, но не ярко вычурными, освещение внутри тоже приглушённым было. Однако еда и вино здесь просто высший класс, поэтому поесть тут стоило довольно дорого.

— Обычно нам такое не по карману, мы пришли сюда день рождения отпраздновать, поэтому обеспечили себе финансовую поддержку. Время от времени можно себе такое позволить.

Стоя перед рестораном, Годо оправдывал их приход сюда, а Асука при этом хмурилась.

— И это ты-то такое говоришь? Учитывая все те деньги, запасённые после азартных игр на Новый Год, ты себе королевский банкет можешь позволить.

— Только вот потом эти запасы у меня не остались!

Его подруга детства знала множество тайн, о которых не стоило говорить так громко.

Годо очень даже хорошо знал, какую проблему всё это представляло. В последнее время количество ситуаций, в которых ему приходилось тратить свои «скрытые резервы», очень сильно возросло. Речь о ситуациях, когда члены семьи не составляли ему компанию в его заграничных поездках.

В конечном итоге их троица всё-таки вошла в ресторан.

И хотя он действительно выглядел элитно, брат и сестра Кусанаги были хорошо знакомы с данным местом.

Дедушка или мама время от времени приводили сюда их двоих. Плюс ещё владелец, который заодно и шеф-поваром тут работал, был не только их хорошо знакомым соседом, но ещё и собутыльником их матери. От случая к случаю, когда в доме Кусанаги вечеринки устраивались, он у них на кухне обретался, эксплуатировал навыки своей профессии.

Поэтому они трое не проявляли никаких признаков нервозности и просто расселись по своим местам, когда их подвели к столику.

Когда они бронировали этот самый столик, то в качестве пожеланий к заказу указали что-то типа «подавайте, что хотите». В результате большинство блюд было подано вообще без задержек. Салат из белой спаржи, яичные роллы по-испански с кучей картофеля, креветки-гриль, говяжье филе, приготовленное в красном вине. Паэлья с лобстерами и морскими ингредиентами.

Они втроём наслаждались этими блюдами, болтая о чём-то незначительном.

В этот самый момент владелец ресторана вышел из кухни и спросил:

— Не хотите вина заказать? У нас тут очень интересные позиции имеются.

Он задал данный вопрос ещё до того, как прозвучала фраза, что все здесь собравшиеся являются несовершеннолетними.

— А, ясно, ясно, — владелец, наконец, понял, что они пытались ему сказать.

В общем, после того, как они снова убедились в безалаберности знакомого их матери, банкет спокойно продолжился.

На лицах Шидзуки и Асуки наблюдалось выражение полного удовлетворения после того, как поданный на десерт пудинг исчез во рту каждой из них.

Годо, в свою очередь, предпочитал сладостям горечь кофе. И как раз попивая свой кофе, он и заметил. Практически рядом с ними сидела парочка, которая была ему знакома.

— Итак, Эрика, по какой причине ты меня сегодня позвала?

— Я же тебе по телефону сказала, разве нет? Лили, нам, двум девушкам, стоит периодически встречаться, чтобы посплетничать, только и всего. В последнее время я практически влюбилась в одну писательницу.

— Кхм, иными словами, ты просто хочешь мне поугрожать, так?!

— Не говори чепухи. Мне просто резко захотелось о литературе поговорить… Вот, например, есть у меня мыслишки по поводу историй, начинающихся со слов: «Хочу передать свои чувства этому человеку».

— Х-хватит на людей свысока смотреть! Даже если подобные типы историй и слишком уж часто используют, моё сердце ни капельки не дрогнет! Что… что бы ты ни сказала, слушать я не стану!

— Э-э, Лили, да у тебя голос дрожит.

Подобно музыке, элегантный голос и холодный, но всё равно, привлекательный голос продолжали вести беседу.

В школе эти двое никогда не выставляли напоказ данную сторону своих отношений. Кстати, говорили они на итальянском. Должно быть, являясь давними подругами, они и вели разговор так открыто.

Годо чувствовал себя виноватым, он словно лез в личные дела других людей.

Но уходить, даже не поприветствовав их или не обозначив себя парой фраз, тоже как-то неправильно казалось. И что делать?.. Пока Годо над этим раздумывал, девушки сами его заметили.

На лице Эрики Бланделли внезапно появилось какое-то напряжение и её улыбка исчезла. А несколько обеспокоенная Лилиана Краничар сохраняла строгое выражение рыцаря.

Этих девушек направили из Милана, чтобы вести наблюдение за Дьявольским Королём богоубийцей. Из-за важности данной задачи, они полностью превратились во внимание, переключившись в режим наблюдения.

— Онии-чан, а ну-ка погоди, что это у тебя за развратный взгляд такой?

— Признаю, они действительно очень красивые девушки-иностранки, но то, как ты на них уставился — это грубо.

Внезапные обвинения со стороны сестры и подруги детства.

— Д-дуры вы. Это просто мои одноклассницы. И я удивился, что мы тут с ними встретились.

Годо сказал им лишь часть правды. В ответ Шидзука протянула «а-а-а», словно что-то вспомнила, а Асука издала раздосадованное «э-эх».

— Доходили до меня слухи об этих двоих… Значит, они в классе онии-чана.

— Они из элитных иностранных школ, приехали сюда учиться.

Эрика, которая сидела за другим столиком, в свою очередь, притворяясь, что не слышала слов Годо, подняла руку.

Она подозвала работницу ресторана.

Тут стоит сказать, что заправляли тут всем сам хозяин, его жена и его мать, всего три человека.

Подошедшей к Эрике была мать владельца.

У них с прекрасной блондинкой состоялся короткий обмен фразами. После этого мать владельца кивнула и отошла от столика. Она вполне могла направиться обратно на кухню, но кто же мог знать, что вместо этого женщина к Годо подойдёт.

Более того, на лице у неё была многозначительная улыбка.

— Две леди за тем столиком сказали, что хотели бы поужинать вместе с Годо-куном во что бы то ни стало. Ха-ха, ты и твой дед явно похожи, часто с вами такие ситуации происходят, так ведь?

На самом деле данная женщина была большой поклонницей его деда.

«Поэтому я просил, чтобы меня не упоминали вместе с дедом в таком ключе», — бормотал Годо, смотря на другой столик, за которым сидели Эрика с Лилианой, уставившись на него пронзительными и полными достоинства взглядами.

Как бы то ни было, всё будет нормально, если ситуация не пойдёт по тому сценарию, который навоображала себе мать владельца.

— Онии-чан, что происходит?

— Годо, твои манеры кого-то оскорбили?!

— Да чего вы так возбудились-то?! Они просто ученицы из моего класса, которые меня пригласили. Вы двое, тогда домой без меня идите. А я с ними немного поговорю.

Таким образом, он сменил столик и ужин снова продолжился.

Насладившись своим ужином, две европейские девушки молчаливо пили кофе. Для Годо, который не очень-то привычен к общению с девушками, это была довольно стрессовая ситуация.

— Похоже, побеспокоив тебя во время семейного времяпровождения я не очень учла твои интересы… — первой заговорила Эрика. — Но раз уж мы повстречали того, кто обладает королевским титулом Чемпиона, неспособность надлежаще поприветствовать такого человека повредит репутации «Медно-чёрного креста». Позволь ещё раз сказать, что для меня честь повстречать кого-то с подобным статусом.

— Нет уж, дай-ка я кое-что скажу, — прервал Годо бесконечную демонстрацию этикета со стороны Эрики. — Мне кажется, я уже до этого много раз говорил. От таких формальностей меня прямо коробит, достаточно просто разговаривать как нормальные люди. Ведите себя так, как вели бы до того, как я стал таким вот.

— Ладно. Я так понимаю, что если ещё раз так говорить начну, то это станет раздражать.

Так как необходимость в титулах отпала, Эрика улыбнулась.

Но это была не улыбка, преисполненная любви, а, скорее, улыбка львицы перед началом охоты.

— Я действительна очень благодарна за то, что мне довелось повстречать тебя до того, как ты стал богоубийцей. Если бы мне при каждой встрече пришлось выражать тебе своё уважение, боюсь, я бы просто не смогла с тобой общаться.

Его взаимоотношения с Эрикой начались весной этого года.

Как раз перед тем, как Кусанаги Годо убил древнего персидского военачальника Веретрагну.

Однако данные взаимоотношения никак нельзя было назвать близкими. Эрика постоянно демонстрировала в отношении Чемпиона довольно дерзкое поведение.

— Эрика… Погоди. Он хоть и молод, но Кусанаги Годо всё равно Чемпион. А ещё он союзник Сира Сальваторе и опасный, то есть, простите, более чем влиятельный человек. Рыцарское поведение ты можешь проявить только в случае соответствующих манер и речи.

Само собой, отчитывающей свою давнюю подругу была Лилиана. Её поведение было довольно чопорным и формальным.

Скорее всего, у неё тоже не имелось никаких намерений заводить с Годо личную дружбу.

— Пожалуйста, не надо говорить, что я и этот идиот Дони хорошие друзья, — Годо попытался исправить ошибочные факты. — Мне будет очень не по себе, если вы продолжите ставить меня с ним в один ряд.

— … Более того, вы двое уничтожили Замок Сфорца и устроили большой переполох своей дракой в Неаполе. Вполне очевидно, что в будущем будет много возможностей, когда вы двое сможете выступить единым фронтом, — свои возражения Лилиана высказала довольно убедительно. — И в твоём отрицании имеется много слабых мест, так что давай не будем об этом. Я по большей степени приняла то, что у вас с Сиром Сальваторе едва заметные, но сложные взаимоотношения.

— Сложные и едва заметные, что ты имеешь в виду?

— Если вкратце, то следующее. Твои чувства к Сиру Сальваторе выходят за рамки дружеских. И между вами не мужская дружба, а, скорее, он является человеком, которого ты любишь.

— Люблю?!

От подобных выводов, звучавших словно из уст известного детектива, пояснявшего преступление, Годо впал в ступор.

— Само собой, подобные аморальные чувства нельзя обсуждать у всех на виду. Более того, молодой человек, вроде тебя, с трудом способен признать столь необычную сексуальную ориентацию. В результате ты и настаиваешь на том, что ненавидишь Сира Сальваторе, но при этом тебя сильно беспокоит невозможность отсечь твоё чувство влечения к нему.

— Ни разу не задумывалась об этом в таком свете, но это вполне разумные и выверенные измышления.

— Да там ни с какой стороны разумности нет! Может, не надо придумывать мне мои же чувства?!

Так как доводы Лилианы подействовали на Эрику, Годо тут же возразил.

— Ну, вообще, это факт, что между тобой и пороховой бочкой из Италии, лидером магического альянса, существуют далеко не прохладные взаимоотношения.

— Какая ещё пороховая бочка… Хватит всякую чушь нести, — пробормотал в ответ Годо, столкнувшись с обвинениями Лилианы, которые прямо за живое брали. — Я и этот парень… или как так лучше сказать, я не такой, как другие Чемпионы. По возможности, я бы хотел продолжить жить мирной жизнью. Проводить время, валяясь на татами, вполне меня удовлетворит. И деятельность, вроде этого вашего наблюдения, должна прекратиться.

Судя по слухам, Эрика и Лилиана очень хорошо известны в качестве многообещающих талантов.

Молодые рыцари из соответствующих магических ассоциаций, «Медно-чёрного креста» и «Бронзово-чёрного креста». Подумать только, чтобы такие таланты отправили в Токио просто для того, чтобы наблюдать за Кусанаги Годо.

Это было сделано ради того, чтобы вести учёт действиям Чемпиона-союзника Сальваторе Дони.

— Что ты такое говоришь, Кусанаги Годо? Наблюдение за Дьявольским Королём — это неуважительный и запрещённый проступок, — Эрика скривила губы и самоуничижительно продолжила. — Само собой, если ты переполох какой-нибудь устроишь, существует вероятность того, что это каким-нибудь неожиданным образом и до Европы дойдёт. И если такое произойдёт, у нас может возникнуть необходимость связаться со штаб-квартирами наших ассоциаций. Однако наша цель в Токио — обычная заграничная учёба с целью получения опыта о культуре Восточной Азии.

— Чтобы понять, что книга Марко Поло о Востоке — это его тяжкий опыт, — даже Лилиана подтвердила. — Всё так, как она и сказала, мой Король. Пожалуйста, не обращайте на нас внимания и просто продолжайте жить своей нормальной жизнью.

Хмыкнув, Годо нахмурился. Если так и дальше пойдёт, то взаимоотношения с ними улучшить не выйдет.

Независимо от того, кем являлись рассматриваемые люди, если они собирались продолжительное время находиться рядом, Годо предпочитал устанавливать с ними дружеские взаимоотношения.