2 том    
Глава 2. Затишье перед бурей

Глава 2. Затишье перед бурей

Часть 1

В отделении старшей школы колледжа Джонан урок физкультуры у юношей и девушек проходил раздельно. Ученики одногодки из разных классов занимались вместе, но их разделяли по половому признаку. Пятый класс Годо был вместе с шестым.

На сегодняшнем уроке мужская часть классов играла в бейсбол.

У девушек был софтбол, но так как они занимались по соседству с парнями, то использовалось одно и то же поле. Поэтому сегодня тот редкий случай, когда у юношей и девушек из пятого и шестого классов урок физкультуры проходил в одном месте.

Один из учеников шестого класса подал мяч со стороны питчерской горки. Но в перчатку принимающего он не попал. Вместо этого после быстрого взмаха светловолосого бьющего мяч пролетел между правым и центральным полевыми игроками. К тому моменту как аутфилдер[✱]Аутфилдер — общий термин, которым в бейсболе обозначается один из трёх игроков, занимающих оборонительную позицию во внешнем поле (аутфилд) — наиболее удалённой от дома части поля. Различаются левый, центральный и правый полевые игроки. Задача аутфилдера преимущественно в том, чтобы поймать мяч, отбитый бэттером (бьющим) до того, как он окажется в ауте или же просто поймать и успеть перебросить его одному из инфилдеров — игроков, располагающихся во внутренней части поля (инфилд). Аутфилдеры обычно играют позади остальных шести членов обороняющейся команды, которые находятся в пределах или поблизости внутренней части поля. вернул его, бьющий без проблем достиг третьей базы.

Школьные уроки были рассчитаны только на начинающих. По уровню мастерства они даже хуже, чем любительские лиги, поэтому какая-либо активная игра на данном поле никак не может служить поводом для гордости.

Но эта личность отбила четыре подачи из четырёх, а в роли подающего вывела из игры всех бьющих противоположной команды. Смешавшись с парнями, единственной активной участницей являлась Эрика Бланделли, которая была просто потрясающей, несмотря на то, что она, вне всяких сомнений, девушка.

Взмахи её биты настолько же блистательны, как и взмахи её меча.

— Годо! Я хочу бросить мяч ещё быстрее, ты должен поймать его! Раз это Годо, то ты точно сможешь поймать его!

— Не глупи! Мы даже не в одной команде!

Эту бессмыслицу Эрика произнесла тогда, когда команды менялись ролями во время иннинга[✱]Иннинг — «периодичность» в бейсболе. Каждый иннинг состоит из двух частей: 1 часть — одна команда играет в обороне, другая в нападении; 2 часть — наоборот, команды поменялись местами: первая играет теперь в нападении, а вторая в обороне., на что получила холодный ответ Годо.

Некоторое время назад быстрые мячи Эрики стали выскальзывать из перчатки принимающего. Чего и следовало ожидать. Требовать от новичка принимать такие быстрые подачи это уже слишком.

— Раз девушек оказалось на одну больше, чем надо, могу ли я присоединиться к парням? Само собой, сбежать от состязания со мной я никому из вас не позволю, так как?

Всё так вышло после предложения Эрики, последовавшего почти сразу после начала урока. Её атлетическое мастерство уже было хорошо известно всей школе. А так как возможности девушки полностью признавали одноклассники и даже учитель физкультуры, ей дали место в команде «А» пятого класса.

С этого момента самомнение парней начал уничтожать сущий кошмар.

Подача Эрики. Бьющий обычно получал страйк[✱]Страйк — название штрафных очков, которые бьющий (бэттер) получает за ошибки. Три страйка и бьющий выбывает из игры.. В лучшем случае у него выходило отбить граундер[✱]Граундер или граунд бол — отбитый мяч, который катится или прыгает по земле..

Подача Эрики. Принимающему больно ловить, так как мячи слишком быстрые.

Эрика отбивает. Синглы[✱]Сингл — удар, в результате которого бьющий (бэттер) сумел добежать до первой базы.. Даблы[✱]Дабл — удар, в результате которого бэттер сумел добежать до второй базы.. Триплы[✱]Трипл — удар, в результате которого бэттер сумел добежать до третьей базы.. Хоум-раны.

Такие ситуации повторялись одна за одной, словно их копируют, а затем вставляют. Вскоре даже игравшие в софтбол девушки прекратили игру и собрались вокруг, чтобы посмотреть на выступление Эрики. Они аплодировали каждый раз, как златовласая молодая леди демонстрировала первоклассное исполнение.

— Ну точно, делает, что хочет… Ей бы стоило хоть немного сдерживаться.

Годо был скорее впечатлён, чем удивлён. Так как он знал о её необыкновенном атлетизме, выступление такого уровня его совсем не удивило. Хоть опыта в бейсболе у неё ноль, она монстр, который может показать игру, превосходящую профессионалов.

— Кусанаги-сан, как дела? — Юри покинула команду девушек и подошла, чтобы поприветствовать Годо.

Если подумать, физкультура это единственное время, когда у Юри из шестого класса проходит совместный урок с Эрикой.

— Эрика-сан пользуется какой-то странной магией? Если так, то её надо остановить. Ведь выступать против парней на таком уровне совершенно ненормально.

— Я так не думаю. Так как это соревнование, она добивается победы, полагаясь только на свою собственную физическую силу, — просто ответил Годо на вопрос обеспокоенной Юри.

— Рыцарь всё-таки, но, прошу, не жульничай, когда шутишь… Была бы она честной, когда на меня валится всякое…

Обычно, когда Эрика дурачилась с Годо, она пользовалась магией для усиления своих способностей, но когда речь шла об уроке физкультуры, она же настаивала на честной игре. Лично Годо предпочёл бы, чтобы она делала всё наоборот.

Вздыхая, он никак не мог поверить, что подружился с кем-то вроде неё.

— У Эрики экстраординарные физические способности, поэтому можно заподозрить использование магии, ведь её сила и выносливость невообразимы.

Во времена средней школы Годо исполнял роль последнего бьющего и принимающего бейсбольной команды. Именно по этой причине он и понимал, насколько непомерными были способности Эрики. Если бы она на самом деле играла в бейсбол, то как раз и была бы четвёртым бьющим, тем, кто стопроцентно отобьёт.

— Хоть и кажется, что она заходит слишком далеко, но ведь это всё ещё в рамках приемлемого, так?

— Ясно… Кусанаги-сан, ты слишком сильно доверяешь Эрике, — произнесла Юри с несколько застывшим выражением лица.

— Когда я увидела такое представление, моя первая мысль была о том, что она, должно быть, воспользовалась какой-то магией. Мне немного стыдно за эти сомнения, основанные на предубеждениях.

— Сейчас Эрика действует разумно. По крайней мере, пока она придерживается данных рамок во время поступков в угоду своим желаниям.

Всецело уничтожив самомнение противостоящих парней, а заодно и принимающего своей команды, Эрика стояла на питчерской горке с улыбкой, лучезарной, как солнце. Она словно от всей души наслаждалась своим занятием.

— В любом случае, хоть обычно она и хитрит, по натуре Эрика невероятно прямолинейна, поэтому не волнуйся, всё будет хорошо.

— Понятно. Но это и заставляет чувствовать некоторую зависть, — лицо Юри расслабилось, и она улыбнулась, приглушённо сказав последние слова.

Еле заметная изящная улыбка. Похоже, со своими улыбками она довольно сдержанна.

— Зависть? У тебя?

— В общем, да… Если честно, со спортом я не очень дружу.

— А, понятно.

Хоть Годо и удивился немного, но вполне мог понять. Сейчас на Юри была спортивная форма, а не более привычный наряд мико. Её стройное тело — оно целиком открывало то, насколько тонкими были её конечности.

Более того, также видна и превосходная фигура Юри.

Хоть и не до такой степени, как у Эрики, но она тоже изобилует характерными женственными изгибами. Смутившись, Годо поспешно перевёл взгляд на матч.

— Да. Мои физические способности ниже, чем у обычного человека. С самого рождения у меня нет ни одного хорошего воспоминания, связанного со спортом.

Похоже, что открывшись Годо и застенчиво смотря на него, Юри нуждалась в некоторой моральной поддержке.

— Знаешь, после моей беготни от Афины у меня мышцы болели.

Годо захотелось извиниться, так как он считал, что тогда совершил что-то плохое. Но он тоже заметил.

— Я, правда, очень сожалею за все те неприятности. Но прошлый раз не стоило назначать место встречи так далеко от твоего святилища. Может, надо было в километрах двух от него?

Говоря, Годо вспомнил карту местности, окружающую парк Сиба. Но взгляд Юри стал жёстче, указывая на лёгкое раздражение.

— Для меня это очень большое расстояние! Может, Кусанаги-сан и относится к тем, кому энергию девать некуда, но не стоит свысока смотреть на тех, кто обделён физической выносливостью!

По какой-то странной причине раздражённая Юри казалась особенно милой. Естественно, Годо не посмел озвучить эту мысль. Сейчас ему хотелось только одного — быть тише воды и ниже травы.

— Мне, мне действительно очень жаль. Если когда-нибудь снова произойдёт что-то подобное, пожалуйста, позвони мне как можно раньше, и я сразу же приду к тебе на помощь. Так и будет, я обещаю.

Использование воплощения Веретрагны позволяет в буквальном смысле прилететь на помощь тем, кто в беде. Поэтому, дав такое обещание, он не соврал, наверное… Годо не давала покоя мысль «А всё ли будет в порядке?»

Юри кивнула с вымученной улыбкой.

— Кусанаги-сан, а разве ты не предупреждал, что не уверен в этой способности и что тебе ещё предстоит освоить её? Полагаться на такую силу не очень хорошо… пожалуйста, подумай над этим как следует.

Поддавшись влиянию слов и нежной улыбки Юри, Годо тоже улыбнулся.

Часть 2

— Ну, Юри-сан, как себя чувствуете после общения с Кусанаги Годо?

Этот внезапный вопрос исходил от Амакасу, сидевшего на водительском сиденье и сжимавшего руль.

Не понимая его истинных намерений, Юри, находившаяся со стороны пассажира, вопросительно посмотрела на него и в ответ произнесла лишь «А?»

— Что я пытаюсь узнать, так это то, как развиваются личные взаимоотношения великого Дьявольского Короля и Юри-сан? Те, что начались, когда вы вместе боролись со смертельной опасностью. Может, за чистой дружбой у него скрываются какие-нибудь чувства, которые заставляют сердце биться чаще и которые приведут к счастливым и одновременно смущающим результатам?

— Амакасу-сан, я совершенно не понимаю, что вы пытаетесь сказать, — категорично ответила Юри.

Кстати, на ней была одежда мико с белой накидкой. Когда Амакасу нанёс назначенный ещё вчера визит, она как раз исполняла свои обязанности в святилище Нанао.

— Начиная с этого момента и далее, нам необходимо постоянно пересматривать и налаживать наши с ним отношения, поэтому сказанное просто пришлось к слову.

— Личные отношения между Кусанаги Годо и мной повлияют на планы комитета?

— Конечно, ещё как повлияют.

Амакасу направил машину на скоростную дорогу Сюто и поехал в сторону Сибуи.

Стоит заметить, что в восточном направлении данной дороги движение всё ещё было ограничено. Всё из-за проходящего ремонта, призванного устранить последствия битвы Годо и Афины, произошедшей полмесяца назад.

— Честно говоря, мы не собираемся делать Кусанаги Годо нашим врагом. До этого он был просто несведущим человеком и никаким не Королём, но сейчас заполучил совершенно немыслимую силу. До этого даже подумать было невозможно, что он станет монстром…

— Зачем вы так говорите… Не надо слов «монстр». В душе он всё ещё обычный человек… — без всякого притворства Юри попыталась защитить Годо.

Однако если действительно принять во внимание способности Годо, то вышесказанное отрицать не получится, поэтому Амакасу лишь натянуто улыбнулся и кивнул в ответ.

— Его будущее — увидеть, каким Дьявольским Королём он станет. И если мы будем всё это время поддерживать с ним тесные отношения, позже появится возможность развить их до небывалого уровня. Мы бы не стали готовить такой хлопотный план ради чего-то другого.

Осторожность, проявляемую Амакасу и комитетом, вполне можно понять. У европейских стран уже есть своя история сосуществования с несколькими Чемпионами, поэтому тамошние магические организации имели немалый опыт ведения дел с Королями.

Но сейчас комитет впервые вступил в контакт с Чемпионом, который родился в их стране.

— Поэтому, в случае чрезвычайных ситуаций необходимо установить с ним близкие дружеские отношения… И это хорошо проделал «Медно-чёрный крест». Они были первыми, кто обнаружил значимость Кусанаги Годо.

— Организация, в которой состоит Эрика-сан?

— Да. Послать в качестве любовницы одну из претенденток на лидирующий пост и использовать её способности в областях, не относящихся к публичным — воистину проницательная и превосходная стратегия.

«Любовница?!»

Наконец поняв слова Амакасу, Юри гневно вздёрнула брови.

— И вы планируете добавить ещё кого-то вроде Эрики?!

— В конце концов, несмотря на то, что он великий Дьявольский Король, обладающий божественными силами, он всё ещё остаётся молодым парнем — и управлять им при помощи женщины является самым практичным решением. Классическая стратегия, есть же библейская история из Старого Завета — о том, как Самсона очаровала Далила[✱]Если кто не помнит: Далила выведала у Самсона, что секрет его силы в его волосах. После того, как она выдала эту тайну, Самсона остригли, ослепили и посадили в тюрьму.?

— Пожалуйста, не надо вмешивать в этот разговор Библию! — Юри сделала суровый выговор беззаботно болтавшему Амакасу.

Мысль о том, что с подобными целями какая-то неизвестная красавица станет пользоваться своим обаянием по отношению к Годо, заставила Юри неосознанно повысить голос.

— Сейчас Кусанаги-сан и так на пределе сопротивляется попыткам соблазнения Эрики-сан! Подобное поведение, которое подвергает испытанию самоконтроль человека, абсолютно неприемлемо! Безрассудно и нездорово! И перед какой такой девушкой вы хотите поставить данную задачу?!

— О, наконец-то мы вернулись к первоначальному разговору. Что же касается кандидатки… — Амакасу горделиво ухмыльнулся.

Юри чувствовала, как дрожит её тело и как надвигаются неприятные слова, явно нежелательное предчувствие.

— Думаю, если Юри-сан возьмёт на себя данную роль, она станет идеальной кандидаткой… Даже в качестве соперницы для этой Эрики. Я верю, что Юри-сан стоит наравне ней и уж точно не хуже, разве не замечательно…

— Что, что вы несёте?.. Не думаю, что у меня есть какая-либо необходимость соревноваться с Эрикой-сан!

В уме Юри возник образ яркой прекрасной блондинки, чья внешность и общительность походили на сверкающее солнце Средиземноморья. Соревноваться с такой соперницей за внимание парня. Одна мысль об этом заставляла её чувствовать себя так, словно она начинает седеть. Невозможно, и она наотрез отказывается. Что за шутки такие?

— Нет-нет, всё возможно. Хоть противник силён, но, с другой стороны, у Юри-сан тоже есть значительные шансы на успех. Верьте в себя!

— Амакасу-сан… Пожалуйста, прекратите эти дурацкие шутки. Достаточно.

Когда Юри по-настоящему была в ярости, всегда казалось, что она чему-то улыбается. Её губы слегка изогнулись, и она стала говорить холодным тоном.

— Ой, мадемуазель. Прошу прощения, в любом случае, этот план всего лишь один из многих. Если можно, забудьте.

Амакасу преувеличенно пожал плечами и продолжил безмолвно вести автомобиль.

Они двое сидели в машине японского производства, которая съехала со скоростной дороги Сюто возле Сибуи и продолжила движение в направлении Мэгуро.

Часть 3

В тихом уголке Аобадай расположилось одно здание. Общественная библиотека, которой владел и управлял Комитет компиляции истории. Вход туда запрещён всем непричастным лицам. Даже местные жители не знали, что это за учреждение.

Ведомая Амакасу, Юри вошла внутрь.

Как и в любой библиотеке, планировка была чрезвычайно простой.

В этом чистом и тихом месте повсюду располагались полки, заполненные книгами. Но людей было очень мало. Редкие посетители обычно состояли в Комитете компиляции истории или же имели к нему какое-то отношение. Здесь также находились коллекционные книги.

Справочники с записями обо всех типах магии и колдовства — большинство из них либо гримуары, либо книги заклинаний.

Обычные люди не в состоянии понять такое. Эти книги — квинтэссенция опасности и мудрости. Запретные работы о магии.

Библиотека как раз и существовала для того, чтобы собирать и изолировать от мира все эти ценные и тайные магические книги.

— Книгохранилище Аобадай… И вам можно рассказывать мне о нём? Я ведь здесь впервые.

— Если бы не было необходимости рассказывать, то и приезжать не пришлось бы. Ну а пока не подождёте чуть-чуть? Надо ещё кое-что сделать, — ответил Амакасу, проведя Юри дальше, а затем оставив одну.

На втором этаже библиотеки располагался просторный читальный зал.

Во время ожидания Юри стала рассматривать окружающую обстановку. Хоть здесь и нет ни одного человека, всё равно очень похоже на обычную библиотеку. Но от аккуратных рядов книг на полках исходило странное присутствие, которое Юри уловила своими духовными ощущениями.

Всё-таки здесь не обычное книгохранилище.

Эти книги возникли благодаря распространению записей, содержащих глубокие познания о магии и колдовстве. Представленные гримуары вобрали в себя древнюю и абсолютную магию. Говорят, самые редкие из них относятся к «Особым предметам».

Каждая из собранных здесь книг казалась шедевром.

Также говорят, что могущественные волшебники и люди с высокими духовными силами написали множество книг от руки, и существуют подтверждённые доклады о том, что эти же книги, пущенные в массовое производство на печатных станках, внезапно получали магические свойства.

Предметом интереса Юри стали книжные полки.

Названия у книг были разнообразные, но большинство из них написано латинскими буквами. Тома на японском языке составляли менее тридцати процентов.

Деятельность Комитета компиляции истории началась только после Второй мировой войны. Члены комитета сыграли очень большую роль в ограничении распространения магических знаний из иностранных источников. И, само собой, огромное число книг в данной библиотеке являлось результатом их многолетних усилий по сбору гримуаров.

— Простите, что заставил ждать, но вот то, что мы хотели вам показать. Она защищена мощными заклинаниями, и если насильно заставлять себя читать, точно случится что-нибудь нехорошее. А что конкретно может произойти, никто даже предсказать не в состоянии.

Амакасу вернулся, держа в руках не очень толстый иностранный том в кожаном переплёте.

— Может случиться что-нибудь нехорошее?..

— Да. Наверное, что-то вроде такого: вы сядете в углу комнаты и станете разговаривать с ангелами, которых никто не видит, а затем начнёте издавать звуки наподобие «а-па-па-па» и отправитесь в мысленное кругосветное путешествие.

— Обычный человек не в состоянии дать оценку настолько опасной книге! Вам заранее стоило предупредить меня о таком важном аспекте! — твёрдо произнесла Юри. — Скорее всего, раз его охраняет такое сильное заклинание, то это вне всяких сомнений должен быть могущественный гримуар! Не вижу никакого смысла в дальнейшей оценке…

— Ну да, вот поэтому людские желания и ужасают до такой степени. Зачем на эти гримуары накладывают настолько мощные защитные чары? Всё равно, что поднимают цены на редкие книги. Но… Если это Юри-сан, то содержимое книги можно оценить не читая. Всё будет в порядке, — сказав это с безобидным выражением лица, Амакасу улыбнулся и положил книгу на один из больших столов читального зала.

«Homo homini lupus»[✱]Homo homini lupus est — латиноязычный афоризм, переводится как «Человек человеку — волк». Означает саркастическую характеристику крайне эгоистичного человека. Употребляется при обсуждении подлых поступков, которые совершает человек по отношению к другому..

Это было название, написанное на обложке.

По качеству бумаги и износу переплёта, данную книгу можно отнести к старинному тому возрастом более века. «Lupus» — это волк на латыни — вспомнила Юри.

— Если он настоящий, то, наверняка, этот гримуар частным образом издали в Румынии приблизительно в первой половине девятнадцатого века. Легенды прошлого рассказывают о тайном эфесском культе, который поклонялся «Тёмной девственной богоматери, Королеве диких зверей»[✱]Скорее всего, здесь упоминается культ восточной богини плодородия в городе Эфес. Позже он стал культом греческой богини Артемиды. В её честь в Эфесе возвели храм, который стал одним из семи чудес света.. Этот культ проводил скрытные обряды, во время которых люди, пытавшиеся прочитать книгу, превращались в «нечеловеческих слуг, покрытых мехом». «Нечеловеческие» и «покрытые мехом» в общем можно отнести к животным вроде волков и медведей, — небрежная фраза Амакасу показала глубину его познаний.

Юри его слова казались несколько фантастичными.

— Касательно изменений, хорошо известно, что после чтения тела людей полностью меняли форму. Для описания данного издания больше подошли бы слова проклятая книга, а не гримуар.

— Ну да, ну да, тут вы правы. Такие магические книги продолжат распространять проклятие оборотней. А значит, если у нас настоящая, то это в высшей степени редкое и ценное сокровище.

— Пожалуйста, не говорите это таким счастливым тоном! — своим взглядом Юри сделала выговор неподобающему поведению Амакасу, а затем снова посмотрела на древнюю книгу.

Сосредоточила взгляд и успокоила сердце.

Её духовное зрение не получится использовать по желанию.

Устремив своё сердце в небо, вверяя его провидению богов и используя глаза и инстинкты — это позволит что-нибудь увидеть или заметить. В зависимости от ситуации, иногда получалось находить важные подсказки, которые могли оказаться немного не тем, что ожидали изначально. Более того, всегда существовала проблема точности предсказания.

Но эта книга вызывала ощущение исторически мудрого существа.

В словах Амакасу была доля правды.

Давным-давно в глухом лесу жила ведьма. Её уважали многие животные — в особенности такие сильные, как волки, медведи и птицы. Эта книга хранит сложные и могущественные части ритуала. Единственными, кто мог прочитать её, были слуги ведьмы или как-то связанные с ней люди. Обычных магов книга отвергнет.

— Это не проклятая книга… Если её читает тот, кто обладает значительным опытом и способностями, то от её скрытых загадочных свойств никто не пострадает. Вместо этого читатель получит знания, — пробормотала Юри, смутно почувствовав особенности книги. — Полагаю, что это механизм, призванный защитить от чтения тех, у кого недостаточно квалификации — это скорее тест на способность сопротивления проклятию, а не намерение изменить тело читателя.

— Вот значит как. Если подытожить, то в этом и кроется суть наложенных заклинаний. Как и ожидалось от Юри-сан, она увидела её насквозь.

— Это всё, что мне известно на данный момент. Насчёт остального гарантий дать не могу, поэтому не слишком рассчитывайте на эту мою способность.

Амакасу согласился с выводами Юри, а затем…

Управляющий оборотнями гримуар ведьмы, а заодно и Амакасу Тома. Библиотека. Всё это неожиданно исчезло. Юри и окружающее её пространство окутала тьма. Она чувствовала, что стоит в темноте, окружённая давящей атмосферой.

— Галлюцинация? Из-за гримуара?

Юри попыталась воспользоваться духовным зрением и увидеть скрытую за иллюзиями истину.

Это редкость, но когда имеешь дело с предметом, скрывающим в себе мощную магию, такое иногда происходит. Поэтому и чувства паники не было…

Галлюцинация не исчезала.

В глубинах тьмы что-то было. Когда она сфокусировала свой взгляд, оно показалось ей чем-то вроде крысы. Постепенно увеличивая массу тела, крыса медленно изменялась. Вдобавок она изменила стойку. Это была собака… нет, волк. Юри пришла к такому выводу, глядя на его свирепую и резко очерченную внешность.

С четырёх лап волк встал на две. И теперь это была скорее стойка оборотня, а не волка.

Всё из-за контакта с гримуаром? Результатом оказалась эта галлюцинация?

Пока Юри гадала, оборотень медленно шёл во тьме и выбрался из тёмной дыры на поверхность земли. Там виднелись извивающиеся змеи. Оборотень наступил на них и всех перебил. Затем он протянул свои руки к яркому солнцу в небе. Поймал его. Оборотень поймал сияющую сферу голыми руками. После этого он проглотил шар света и постепенно принял форму пожилого человека.

Юри встречала его раньше. Высокое худощавое тело, мудрое лицо и изумрудно-зелёные глаза. Старый Чемпион, правящий в Восточной и Южной Европе.

Древний Дьявольский Король обратил свет своих зловещих глаз в сторону Юри и пугающе улыбнулся.

— Маркиз Вобан?! Как, почему вы здесь?!

На Юри нахлынул невообразимый ужас, она закричала, а затем потеряла сознание.

Часть 4

Когда в доме семьи Кусанаги раздался телефонный звонок, было уже около десяти вечера.

— Алло, это Кусанаги.

— Этот голос, Годо? Сколько лет, сколько зим, как дела, друг мой?

Едва знакомый голос, который он слышал в не столь отдалённом прошлом. И Годо вообще-то совсем не хотелось слышать его звук в телефонной трубке.

Болтовня будет неописуемо бесполезная. Годо сразу же оборвал звонок и положил трубку.

— Блин… Этот надоедливый болван наконец оклемался!

Годо, который обычно не желал другим ничего плохого, чувствовал, что данный случай попадает в разряд редких исключений. Просто на всякий случай он отсоединил телефонный кабель от базы. Ради такого можно некоторое время побыть и без телефона.

Но стоило ему вернуться в свою комнату, как зазвонил его сотовый. Годо посмотрел на экран, имя звонившего было «Неизвестный». Более того, звонок из-за границы? Проигнорировать? Но в таком случае существует огромный риск. Может выйти так, что в один прекрасный день он откроет дверь дома и увидит, как этот человек появляется со словами «Я приехал, потому что ты не отвечала на звонки». И это будет наихудший сценарий развития событий.

Годо подготовился и нажал кнопку, чтобы ответить на звонок.

— Неожиданно бросаешь трубку, это слишком бессердечно!

— Ну ты и гад. В любом случае, откуда ты знаешь номера моего домашнего и сотового телефона?

— Глупый вопрос. Разве это не в порядке вещей знать номер телефона хорошего друга?

Будь это разговор лицом к лицу, он бы, наверное, ещё и подмигнул.

Блондин, голубые глаза, высокий и привлекательный. Ясное выражение на правильном лице и к тому же чрезвычайно дружелюбный. С виду изысканный джентльмен, а на самом деле сильнейший воин, обладающий телом из стали…

Годо вспомнил внешность того, кто назвался его «хорошим другом».

— Слушай, Сальваторе Дони, нас ведь вряд ли можно назвать друзьями, и я совсем не помню, чтобы давал тебе номера своих телефонов.

— Пф, ну ты же сам не захотел обменяться номерами или адресами. Благодаря тебе, мне пришлось приказать моим подчинённым всё разузнать. И с этих пор не надо описывать наши отношения, как «нас вряд ли можно назвать». Разве я уже не говорил, что мы великие друзья?

— Ну, если ты так думаешь, то, пожалуйста, перед тем, как позвонить снова, прочитай в словаре определение слова «друг» тысячу раз.

Сальваторе Дони.

Двадцатичетырёхлетний итальянец, а заодно и шестой Чемпион.

Он обладает огромным влиянием в Южной Европе, и одолел четырёх богов. Если судить по возрасту и опыту, для Годо он сойдёт за старшего.

Но Годо даже и не думал обращаться к нему вежливо. Хотя ему самому такое казалось невероятным, так как в разговоре со старшими он обычно выбирал подобающие слова и тон.

Но при встрече с данным человеком всё совершенно по-другому. Какое-то неуловимое чувство сопротивления в глубине души Годо не позволяло ему быть вежливым.

— Эй-ей-ей, это как раз ты не понимаешь, что такое дружба. Просто позор для японца.

— При чём здесь национальность?

— Ещё как при чём. Я ведь помню, что «Пиши врагам, поучай друзей»[✱]Тут стоит пояснить. На самом деле произнесённая Дони цитата звучит «Пиши врагам, читай с друзьями». Я даже смог найти её на каком-то японском сайте. И в оригинальной фразе в конце стоит иероглиф «читать». Но в словах Дони вместо иероглифа «читать» в ранобэ написан иероглиф «поучать, инструктировать». Эти два иероглифа читаются одинаково. Получается, что Дони неправильно запомнил оригинал и ляпнул отсебятину «Пиши врагам, поучай друзей», а Годо вспомнилось первоначальное значение «Пиши врагам, читай с друзьями». Забежав вперёд, скажу, что при встречах Годо постоянно пытается вбить хоть какой-то здравый смысл в голову своего «коллеги», а тому всё фиолетово. Поэтому Дони и описал их взаимоотношения такой фразой, хотя изначально запомнил её неверно. это японская пословица. Она была чётко и ясно написана в каком-то произведении японской литературы, которое я читал раньше.

— Э… Правда что ли?

Годо чувствовал, что в словах Дони есть какая-то ошибка. Хотя он действительно откопал в глубинах своей памяти, что-то что похожее, но забытое. Если так, то неужели этот парень может оказаться прав?

— Да, вроде бы. У нас ведь всё-таки не такие отношения, которые улучшаются после боя насмерть. Ещё в то время, сколько раз мы схватывались в рукопашной, сколько раундов наши клинки яростно сталкивались друг с другом?

— Какое там сталкивание клинков? Только ты во мне дыр наделал… Нет, только ты меня и полосовал, — холодно и кратко ответил Годо на восторженные слова Дони.

Этого человека переполняют чрезмерные заблуждения и абсолютно средневековый рыцарский романтизм. От него лучше держаться подальше.

— Тогда ты воистину показал себя с выдающейся стороны. Превозмогая неизбежную смерть, ты дрался против меня с яростно пылающим боевым духом, а я отвечал в полную силу.

— В полную силу дрался с таким слабым противником как я, тебе явно недостаёт благородства взрослых людей.

— Мы же оба ощутили это во время той битвы, да? Вот оно, человек передо мной всегда будет достойным противником — противником, с которым мне самой судьбой предназначено постоянно биться насмерть. Как ты этого не почувствовал?

— Вообще ни разу не почувствовал! Даже на мгновение!

— Итак, мой вечный соперник. Пожалуйста, с любовью и уважением зови меня Сальваторе. Или как насчёт такого, ты даже можешь ласково звать меня Тото.

Хоть с этим парнем, спорить с которым невозможно, очень утомительно говорить, Годо всё же заставил себя дать отрицательный ответ.

— Я скорее умру, чем ласково назову тебя этим именем!

— Хо-хо, всё ещё такой застенчивый мальчик. Ты же знаешь, что хочешь меня, и всё равно так холоден… А, знаю, должно быть, именно это в Японии и называют цундере.

— Ты очень неправильно понимаешь японскую культуру! Если это всё, о чём ты хотел поговорить, я вешаю трубку!

Годо чувствовал, что уже слишком много слов потратил на этого идиота, и собирался прервать разговор.

— Пожалуйста, погоди, друг мой. Сегодня я просто хотел предупредить тебя. Ты знаешь человека по имени Деянсталь Вобан?

— Только имя и знаю. Разве это не тот странный престарелый Дьявольский Король, который живёт неподалёку от тебя?

— Ну, вообще-то это Апеннинский и Балканский полуостров соответственно. Если посмотреть на карте, то, наверное, можно сказать, что это рядом. У этого старикана, явно не такой характер, при котором с ним легко ужиться, но, похоже, что с недавних пор, его нет дома.

— Даже не знаю замок у него там где-то или подземелье!

Годо походя представил величавого старшего Дьявольского Короля и его манеру речи, но как-то они у него не совпали.

— О, это классический стиль. Не думаю, что такая жизнь плоха, но старикан Вобан не согласен с тем, что кроме обжорства у людей почти нет других желаний, и ему особо нет дела до таких вещей как земли или архитектура, — ещё одно неожиданное замечание о характере.

Если подумать, будь то Кусанаги Годо или Сальваторе Дони, они оба являются Дьявольскими Королями и устрашающими созданиями для других. Но у них есть отличительные черты характера, которые не совсем соответствуют титулу «Дьявольский Король», поэтому, может быть, вышесказанное не так уж и неожиданно.

— До того как стать Королём, он был бродягой и почти двадцать лет вёл трудную жизнь при постоянной нехватке еды. Но всё перевернулось, когда он одолел чудовищного волка по имени то ли Фенрир[✱]Фенрир — в германо-скандинавской мифологии огромный волк, сын Локи (бог хитрости и обман) и великанши Ангрбоды., то ли Гарм[✱]Гарм — в германо-скандинавской мифологии огромный четырёхглазый пёс, охранявший Хельхейм, мир мёртвых..

— Разве в мифологии Севера Гарм это не адский пёс?

— Ты прав, в некоторых местах он ещё известен как Гарм.

Это бы точно знала Эрика.

Слушая и кратко отвечая, Годо собрался с мыслями. Но если он пойдёт и спросит её, то всё обернётся тем, что она насильно впихнёт в него ненужные знания.

Известно, что до того, как Дони стал Чемпионом, он был рыцарем-тамплиером неудачником. Полная противоположность гениальному таланту Эрики в магии и владении оружием. Единственным достоинством Дони было непревзойдённое владение мечом, его магические способности равнялись нулю. Для тамплиера, которому необходимы как магические, так и оружейные навыки, это было равносильно провалу.

— Ну, просто вероятность этого выше. Хоть первый бог, которого он победил, неизвестен, все знают, что первое право Маркиза Вобана — это вызов нескольких сотен волков-прислужников при помощи «Легиона голодных волков». Из этого следует, что первым он, должно быть, убил какого-то бога, связанного с волками.

— Несколько сотен. Такое количество и правда…

— Остальные способности включают превращение людей в соль при помощи взгляда, вызов штормов для уничтожения городов и дорог, а также превращение убитых им противников во что-то вроде зомби или привидений для последующего использования в качестве послушных рабов.

Чемпионы воистину хуже всех. Годо вздохнул.

И он и Дони одинаковы — люди, обладающие немыслимо исключительными способностями.

— В любом случае, разве этот хлопотный старик имеет ко мне какое-то отношение?

— Ой, извини, почти забыл. Так как сейчас этот старикан должен быть в Токио, я хотел сказать что-то про шоппинг и предупреждить не соваться на его территорию…

— Да кому охота это делать! И почему он приехал в Японию?! — громко произнёс Годо, чувствуя, как хочется поскрести голову.

Дела снова начинают принимать неприятный оборот… Ну сколько можно.

— Хо-хо-хо, могу сказать, но при одном условии — если будешь умолять о помощи меня, своего друга, старшего брата, а ко всему прочему героя Сальваторе, тогда я немедленно…

— Категорически отказываюсь! Ты не должен мне говорить!

Отказавшись, Годо попытался ещё поспрашивать.

— Этот старик победил нескольких богов, так? До этого ты тоже убивал ирландских и северных богов, так? Сколько их всего?

— Если добавить его и мои победы, то, наверное, больше десяти. А что, есть какие-то проблемы?

— Нет, чем больше богов вы победите, тем с меньшим их количеством мне придётся драться.

Кто знает, сколько богов во всём мире. Чем меньше останется, тех, с кем надо биться, тем лучше. Годо говорил так, словно беспокоился о себе.

— Ха-ха, о чём это ты? Даже если я и другие Чемпионы победим всех богов, бой будет, когда будет. Твой расчёт не имеет смысла.

— Почему? Если вы их всех убьёте, они больше не смогут драться, так?

— Даже когда мы убиваем богов, они не исчезают целиком и полностью. Пока существует человечество, и сохраняются мифы, убитые боги могут воскреснуть. Никогда не забывай об этом, — Дони говорил на редкость серьёзно.

В его сердце тихо прятались тёмный боевой дух и радостные чувства. Хоть внешне он и выглядел общительным и легкомысленным, но на самом деле являлся человеком с душой воина, живущим ради меча и жаждущим битвы.

— В конце концов, на земле появляется только часть бога, с которым мы дерёмся. Их истинная природа это мифы. Даже если их тела уничтожены, пока продолжают существовать мифы, боги могут вновь материализоваться и воскреснуть бесконечное число раз. Более того, невозможно заставить мифы исчезнуть, не уничтожив всё человечество.

— Пока есть легенды, не имеет значения, сколько раз они будут…

— Так всё и обстоит. Поэтому, возможно, настанет день, когда тебе снова придётся вступить в бой с Веретрагной. В Западной Азии этот бог довольно знаменит, и будет неудивительно, если он где-нибудь воскреснет.

Вот и весь разговор с Сальваторе.

Завершив звонок, Годо почувствовал некоторую тревогу. Надо надеяться, что события не выльются в битву с самым старым Чемпионом…

Часть 5

Юри очнулась и обнаружила, что находится в святилище Нанао. Она лежала на одеялах в традиционной японской комнате здания сямусё[✱]Сямусё — административное здание в святилищах синто..

Во рту чувствовалась сильная сухость.

Поправив кимоно и волосы, Юри вышла из комнаты.

В этом же здании располагалась кухня с неплохо заполненным холодильником. Юри направилась туда, подгоняемая желанием попить.

— А, Юри-сан, отлично, вы наконец-то пришли в сознание. Как самочувствие?..

На кухне был Амакасу Тома.

Он занимался просмотром горы документов, разбросанных па столу.

— Произошло что-нибудь странное — что случилось со мной потом?

— Вы как обычно смотрели на гримуар при помощи своего духовного зрения и неожиданно потеряли сознание, поэтому я поспешил привезти вас обратно в святилище. Ну и здешние смотрители меня отругали, извините, что доставил неприятности, — кивнув головой, Амакасу с видимым интересом продолжил своё занятие. — А затем выражение лица Юри-сан стало очень странным, вы что-то увидели?

— Нет, совсем нет. Похоже, что тогда я несколько устала и просто потеряла сознание. Ничего странного не случилось, — без промедления пояснила Юри.

Почему появилась галлюцинация Деянсталя Вобана? Понять совершенно невозможно. Встреча с этим пожилым человеком произошла более четырёх лет назад. Неужели воспоминания о Чемпионе пробудились из-за контакта с гримуаром из Восточной Европы? Или, или есть другая причина?

В любом случае, не стоит делать поспешных выводов.

Юри решила сменить тему разговора и посмотрела на документы, которые читал Амакасу.

— Что это? Резюме?..

Если посторонним не стоит видеть их содержимое, не надо разбрасывать их в таком месте. Да и для представителя Комитета компиляции истории просто немыслимо быть настолько безрассудным.

Придя к такому выводу. Юри взглянула на груду документов. Похоже, что всё это резюме с прикреплёнными к ним фотографиями 9х13.

По-видимому, на всех фотографиях девушки подросткового возраста, и каждая с привлекательной внешностью. Одни девушки выглядели более зрело и взросло, другие мило и невинно. Некоторые по виду очень общительны, некоторые искренни. Просто огромное разнообразие.

— А-а-а, это то, о чём мы говорили. Подбор подходящей кандидатуры на роль любовницы Кусанаги Годо. Воистину элита нации, все они чрезвычайно талантливые личности, — с довольным видом произнёс Амакасу.

Юри обыденно посмотрела на резюме, которые напоминали анкеты соискателей работы.

— Скорее всего, чтобы одолеть противника калибра Эрики Бланделли, понадобится комбинация изящества, юношеского очарования и дружелюбного характера. Звучит вроде правильно. Но всё-таки существует вероятность того, что он предпочитает другой тип девушек. Определиться довольно сложно.

— Амакасу-сан! Неужели вы действительно планируете задействовать этот план?!

На выговор Юри агент Комитета компиляции истории всего лишь немного втянул голову.

— Это необходимые человеческие ресурсы. Или у Юри-сан есть другое предложение?

— Мм, ммм… Если Кусанаги-сану всё чётко объяснить, и для настоящих переговоров появится возможность, он вполне сможет понять на чьей он стороне…

— Ха-ха-ха, не выйдет. В конце концов, он всего лишь подросток, — с хихикающими звуками снисходительно рассмеялся Амакасу, словно пытаясь спровоцировать гнев Юри. — Его заявленная порядочность не имеет никакого значения, он ведь не сможет ответить отказом на просьбу девушки, с которой встречается. Таковы уж мужчины… Для парня его возраста, мечты о высокоморальных устремлениях никогда не сравнятся с ценностью девушек.

— Вот именно, поэтому вы не должны игнорировать желания девушки и заставлять её играть роль любовницы или кого-то в том же духе!

Юри боялась, что, воспользовавшись своим влиянием, Комитет компиляции истории против воли навяжет эту миссию несчастной юной девушке или мико из какой-нибудь семьи магов. Такая тирания абсолютно неприемлема. Но в ответ возбуждённой Юри Амакасу спокойно ответил:

— Как так можно? О желаниях девушки не беспокойтесь. Она будет тщательно выбрана из числа добровольцев. Расслабьтесь.

— А?!

— В конце концов, титул Чемпиона очень эффективен. Будь то личные или клановые интересы, положение любовницы первого Дьявольского Короля Японии имеет много преимуществ. О недостатке добровольцев даже беспокоиться не стоит.

Амакасу очень удовлетворённо улыбнулся.

Юри была в шоке. Неужели может быть столько эгоистичных добровольцев, появляющихся один за другим.

Европейская красавица Эрика Бланделли, которая называла себя возлюбленной Кусанаги Годо и страстно сближавшаяся с ним без тени смущения. Странно, но присутствие Эрики не вызывало в Юри никакого отторжения. В основном оно время от времени заставляло чувствовать некоторую неловкость. Хоть Эрика и может быть расчётливой, но она всегда открыта и прямодушна — наверное, из-за непринуждённого и искреннего характера. Невзирая ни на что, ради спасения Годо она без тени сомнения всегда готова подвергнуть себя опасности. Юри прекрасно поняла это после битвы с Афиной. Но как насчёт других девушек, пытающихся сблизиться с Годо, чтобы воспользоваться его силой и положением?

— Всё равно, всё равно непозволительно! Если он сблизится с девушками, у которых такие намерения, насколько плохо они могут на него повлиять? Кусанаги-сану не просто получить ещё одну возможность начать новую жизнь! А что может произойти?! — Юри не могла перестать кричать, чувствуя, что дело нечисто.

— Но ведь всё равно будет масса людей, пытающихся извлечь выгоду из его силы. Если этого не сделаем мы, сделает кто-то другой. Разве что, находясь рядом с ним, Юри-сан лично присмотрит за этим молодым человеком.

— Но, но если дело в этом… Что касается меня, не думаю что Кусанаги-сан высокого мнения обо мне.

«Он явно не в восторге от всех моих придирок».

Хоть Юри абсолютно чужды тонкости мужского сердца, но она чувствовала, что её выводы верны. Так как она всегда очевидным образом сторонилась других, было естественно полагать, что эти другие думают так же.

Юри застенчиво склонила голову.

«Наверное, всё моё лицо полыхает красным цветом спелой хурмы».

— Хо-хо, может быть, Кусанаги Годо не нравится самой Юри-сан?

— Не нравится?! Нет, всё не так. Хоть Кусанаги-сан и Эрика-сан ведут себя неподобающе, я чувствую, что он дружелюбный, благородный человек с положительным характером. Несмотря на свою силу, он не высокомерен, а скромность одно из его достоинств… Поэтому я не питаю к нему никакой неприязни.

— Хм, вот как. Тогда попрошу вас поддерживать с ним прежние взаимоотношения. Застенчиво краснеете, опустив голову, да-да, очень хорошо. В высшей степени мило.

— А? Амакасу-сан, о чём вы?

Амакасу неожиданно достал свой сотовый и сфотографировал Юри. Мотивы его действий она понять не могла.

— Справочный материал. На следующем совещании другие члены Комитета явно одобрят. В любом случае, сила фотографии Юри-сан точно сведёт на нет всё соревнование.

— Что? Что вы имеете в виду?

— Разве не правда, что Юри-сан не хочет видеть, как с Кусанаги Годо сближается какая-нибудь бессовестная девушка? В таком случае вы должны развивать с ним хорошие отношения, так?

— Поэтому я сказала, что не…

— Не о чем беспокоиться. Мы, Комитет компиляции истории, предоставим вам нашу полную поддержку, поэтому, пожалуйста, с полной уверенностью отвоюйте Кусанаги Годо!

Это заявление шокировало Юри словно гром среди ясного неба.

— От-отвоевать?! Я не собиралась вступать с Кусанаги-саном в такие взаимоотношения!

— Хо-хо-хо, всё никак не признаётесь сами себе. Да не важно, это будет прекрасной составляющей ко вкусу основного блюда, просто оставим всё как есть, — произнося эти непонятные слова, Амакасу бесстрашно улыбался.

— Скажем так. Мы хотим значительно усилить влияние Юри-сан на Кусанаги Годо. Мы надеемся, что в те моменты, когда его искушает Эрика Бланделли, или когда он впадает во тьму, опьянённый своей силой, вы сможете урезонить его и провести по верному пути.

— Я могу провести этого человека по верному пути?

— Да. Просто сближайтесь с ним посредством обычных повседневных ситуаций, развивая лучшие взаимоотношения, чем Эрика Бланделли. Приложите все силы. Обещаю, если вы сможете это сделать, мы откажемся от нашего плана.

Тон Амакасу был сродни тону змея, соблазнившего Еву съесть запретный плод познания добра и зла, но Юри не обратила на это никакого внимания.

— Но, но всё, что я делала до сих пор, так это постоянно придиралась к Кусанаги-сану, оставляя о себе не лучшее впечатление. Сейчас уже, наверное, бесполезно пытаться улучшить отношения…

Стать ему более близкой, чем Эрика, просто немыслимо.

Неуверенной Юри Амакасу ответил с хитрой улыбкой:

— Прошу, не волнуйтесь. У меня есть секретный план — и он сработает именно потому, что нынешние взаимоотношения не настолько близкие. Просто до этого момента была фаза «цун», поэтому, если с этого момента вы станете как можно чаще придерживаться типа «дере», парни обязательно и непременно влюбятся в вас!

— А?.. Что… это такое?

— Первым делом, почему бы вам не попытаться лично приготовить обед? «У меня осталось лишнее, не то чтобы я приготовила это специально для тебя, но нельзя же дать ему пропасть напрасно, поэтому вот» — передавая ему, так и скажите. Разве не самая лучшая тактика?

— А?!

— Извините за прямоту, но если вам не хватает информации в данной области, могу кое-что предоставить из моей личной коллекции. Пришлю через некоторое время. Вы предпочитаете DVD или игры?

— А, ммм, Амакасу-сан? Пожалуйста, не надо так обыденно об этом говорить.

На самом деле данное событие очень сильно повлияет на дальнейшую жизнь Годо и Юри. Естественно, в то время Юри понятия об этом не имела.

Часть 6

Прекрасный японский сад отеля.

Для Лилианы Краничар, которая родилась в Милане, и чей дедушка был хорватом, просторный сад в старинном особняке, когда-то принадлежавшем знатному человеку, представлялся очень интересным.

Обширный природный пейзаж, покрывавший десятки тысяч квадратных метров. Пышные зелёные деревья аккуратно подстрижены, вода наполняет пруды через маленькие ручьи. А где-то в глубине находился водопад и древние пагоды с жертвенными алтарями.

Но, похоже, этот сад, исполненный экзотической привлекательности, не оказывал никакого эффекта на её спутника.

Определившись с местом проживания в Токио, Деянсталь Вобан незамедлительно прибыл сюда. Словно потрясённая компактным стилем сада, Лилиана стала вести себя услужливо.

Спальня Вобана находилась в отдельном здании в саду отеля. Небольшой традиционный японский дом. Но в противоположность традиционному внешнему виду, его интерьер оказался вполне современным. Здесь были комнаты в западном стиле, к которым быстро могли привыкнуть европейцы вроде Лилианы. Также внутри находилось и несколько традиционно японских помещений с татами и раздвижными дверями сёдзи.

— Ну, Краничар, есть какие-нибудь новости о мико? — неожиданно спросил Вобан.

Опорожняя чашку саке и просматривая типичное, ничем не выделявшееся меню, с такими блюдами как тэмпура и сашими, он говорил на идеальном японском языке.

До вчерашнего дня он вообще не знал японского. Но и Чемпионы, и искусные маги обладали исключительной способностью к изучению языков. Поэтому нет ничего удивительно в том, что Вобан выучил японский, просто разговаривая с Лилианой, которая владела им превосходно. Более того, у него ушло на это приблизительно пятьдесят или шестьдесят минут.

Для Лилианы было бы невозможно выучить незнакомый язык за такое короткое время. Да и другие Чемпионы и Великие рыцари, вероятно, не смогут повторить этот подвиг.

— Нет, пока нет. Приношу свои извинения, — Лилиана покаянно склонила голову.

Мария Юри, возраст пятнадцать лет, живёт в районе Токийского залива. Обладает исключительным духовным зрением и является особым религиозным лидером с титулом химе-мико.

На самом деле для «Бронзово-чёрного креста» не составляло абсолютно никакого труда добыть данную информацию. Но Лилиана всё равно не стала всё честно докладывать.

Она вспомнила, что сделали с девочками на австрийской вилле четыре года назад. Среди всех тех мико у Юри был самый тихий и необщительный характер. Более того, она выглядела самой слабой и хрупкой.

Однако кто первым прибыл на место ритуала Вобана?

Все присутствующие были напуганы, но первой вошла именно она. Юри понимала страх других девочек и сама решила пойти впереди.

— Хм… Вот как. В любом случае, всё в порядке. Раз уж так выходит, то, что делать, когда маленькая птичка запрыгнула в клетку? Если привязать к ней верёвку, то неважно, куда она полетит, клетку можно будет легко найти.

Пронося пальцы над чашкой, Вобан злорадствовал.

«Птичья клетка?» — Лилиана нахмурилась, услышав эту странную аналогию.

— Насчёт того, что я только что сказал. Интересно, кто это видел галлюцинацию меня, Вобана? Наверное, из-за какого-то случайного происшествия они ошибочно приняли пророчество за духовное зрение — это ведь не какая-то мощная колдовская способность, так?

Само собой, Лилиана не могла знать, Юри видела эту галлюцинацию или кто-то другой.

Но говорят, что у Чемпионов исключительные инстинкты. Ходили слухи, что они могут чувствовать, когда им грозит опасность, и обладают звероподобным чутьём при обнаружении богов — их заклятых врагов. Однако Лилиана впервые слышала, что Чемпионы могут видеть посредством духовного зрения.

Насколько экстраординарными способностями обладает этот старик?!

— Не знаю та ли это мико, которую мы должны найти. Тем не менее, я уверен, что будет крайне полезно захватить данную личность, — Вобан улыбнулся и допил алкоголь, словно воду.

После нескольких дней, проведённых вместе, Лилиана могла сказать, что он не привередлив в еде. Вобан ел и пил всё подряд, гонясь не за вкусом, а лишь стремясь утолить голод и жажду.

— Похоже, в поиске ты не сильна. Тогда как насчёт того, чтобы найти кого-то другого для этой работы? Или, может быть, это задача для ведьмы — Мария Тереза, иди сюда, — назвал имя Вобан.

В ответ на это из ниоткуда появился мёртвая женщина в большой чёрной шляпе и с глубоко посаженными глазами — одна из «Мёртвых слуг».

— Когда-то умершая была ведьмой, и у неё не должно возникнуть сильных трудностей с обнаружением того, кто видел мою галлюцинацию духовным зрением. Найди этого человека, используя умения, которыми обладала при жизни!

Мертвая ведьма-слуга кивнула, показав, что поняла приказ тирана, и снова исчезла.

Рано или поздно Марию Юри поймают. Никаких сомнений в этом у Лилианы не было, и она тяжело вздохнула.