2 том    
Глава 4. Беседа Дьявольских Королей

Глава 4. Беседа Дьявольских Королей

Часть 1

Родиной магии считается Европа.

Это верно с геополитической точки зрения, но не совсем так с точки зрения культурной антропологии[✱]Культурная антропология (иногда социальная или социально-культурная антропология) — наука о культуре как совокупности материальных объектов, идей, ценностей, представлений и моделей поведения во всех формах ее проявления и на всех исторических этапах ее развития. В упрощённом понимании культурная антропология занимается изучением поведения человека и результатов его деятельности. Как самостоятельная дисциплина сформировалась в конце XIX века-начале XX века в основном в США..

Странные магические и колдовские техники существуют в культуре каждой страны мира. Большинство влиятельных магических организаций происходит из Европы, но это не значит, что их магия самая правильная и основополагающая.

На самом деле, в последнее время многие западные маги посвятили себя изучению восточной философии и цивилизации.

Взять, например, йогу, мистическое искусство Индии, которое в основном полагается на мантры. Китайская магия включает в себя даосизм[✱]Даосизм — учение о дао или «пути вещей», китайское традиционное учение, включающее элементы религии и философии. Обыкновенно различаются даосизм как определенный стиль философской критики (дао цзя) и даосизм как совокупность духовных практик (дао цзяо), но это деление достаточно условно., фэн-шуй[✱]Фэн-шуй (дословно «ветер и вода»), иногда называемый геомантией — даосская практика символического освоения пространства. С помощью фэн-шуй можно выбрать «наилучшее» место для строительства дома или захоронения, «верную» разбивку участка; считается, что специалист фэн-шуй может прогнозировать события. Цель фэн-шуй — поиск благоприятных потоков энергии ци и их использование на благо человека. или правило пяти элементов[✱]Правило пяти элементов — теория, лежащая в основе фэн-шуй. Элементы: дерево, огонь, земля, металл, вода. Подробное описание давать не буду, слишком много текста. Если захотите узнать больше, наберите эту фразу в поисковике. Информации найдёте достаточно..

Япония, страна воинов, также представляет собой подходящий объект изучения, очаровавший многих западных магов. К тому же, мириады божеств[✱]Точного числа божеств синтоизма я не нашёл, но их количество исчисляется миллионами. Японию даже называют страной божеств., уникальных для японских духовных верований, являются популярной темой исследований.

Что довольно неожиданно — у семьи Марии очень тесные связи с этими западными исследователями. Её семья вела своё происхождение от аристократов Киото, но из-за огромной разницы в статусе, они не обладали ни богатством, ни престижем. На протяжении поколений в их роду было много женщин с исключительными духовными способностями.

И Юри из нынешнего поколения была такой же, как и другие девушки, которым доверяли работать монахинями или мико в святилищах и монастырях. Эта традиция существовала последние несколько веков.

Благодаря такой наследственности, её семья обладала значительным влиянием в том, что связано с религией и магией.

Также в эпохи Мэйдзи и Сёва[✱]Эпоха Мэйдзи — период в истории Японии с 23 октября 1868 года по 30 июля 1912 года. Эпоха Сёва — период в истории Японии с 25 декабря 1926 года по 7 января 1989 года. Если кто не знает, каждая эпоха истории Японии это период правления отдельно взятого императора. И каждая эпоха начинает летоисчисление с первого года. жил старейшина из семьи Марии, которому присвоили титул барона и который был светским львом, интересовавшимся западной культурой.

Западники тесно сотрудничали с теми, кто обладал познаниями в магии. Семья Марии гостеприимно принимала и содействовала исследователям, приезжавшим в Японию ради своего дела. Если гости были из Европы, то при возможности им даже устраивали развлекательные экскурсии.

Поэтому, хоть и казалось, что Юри выросла в традиционно японской среде, на самом деле она хорошо привыкла к общению с иностранцами. Без проблем справлялась с повседневными разговорами на английском и даже имела опыт нескольких поездок в Европу.

Благодаря такому положению дел в её семье, была какая-то ирония в том, что это создало возможность похищения Юри Деянсталем Вобаном.

— Четыре года назад я пригласил тебя и остальных в Австрию, какая ностальгия, — прищурившись, произнёс Вобан.

Они находились в читальном зале библиотеки, которую он захватил. Скрестив ноги, Вобан сидел на грубом стуле из свинцовых трубок. Но восседал он как монарх на королевском троне.

Снисходительный и суровый, надменный и величественный…

— В то время мне было невероятно скучно, и я пытался организовать хорошую охоту, однако, кажется, я стал немного слишком известным, и Боги-еретики не собирались появляться. Они не желали показываться передо мной, и это стало одной из моих проблем.

Его единственными слушателями были Юри и Лилиана Краничар. Поза и тон Вобана казались очень спокойными, но его характер представлял собой полную противоположность. На самом деле, его действия часто были крайне эгоистичными и чрезвычайно богохульными.

— У меня есть определённые привилегии, и одна из них — выбирать жертву для охоты… Но я не заинтересован в беготне за крысами. Только сильные достойны того, чтобы я за ними охотился.

Он рассмеялся.

На губах Дьявольского Короля, который убил многих богов, показалась страшно искажённая улыбка.

От его высокого худощавого тела постоянно исходила ужасающая мощь, а его острые изумрудные и злобные глаза светились, словно зрачки свирепого тигра.

— Божество, подходящее на роль моей добычи — тогда это была проблема, требующая решения. Загадочный ритуал призыва Бога-еретика… Если получится, то я некоторое время смогу порадоваться…

Происшествие четыре года назад. При воспоминании о своём гневе, когда Сальваторе Дони убил призванного бога, улыбка Вобана исчезла.

Он обратил свой упрямый взгляд в пустоту.

— В данный момент я хочу совершить то же, что и четыре года назад, поэтому, как и прошлый раз, мне нужно твоё сотрудничество, и, кстати, ты не имеешь права отказаться, потому что никто не может отказываться от того, что решил я, Вобан.

Четыре года назад, чтобы завершить заклинание «Призыв бога», которое многими магами считалось в высшей степени сложным, Вобан собрал талантливых мико со всей Европы и использовал их силы, чтобы вызвать бога. Так как дело происходило во время летних каникул, это оказалось неудачным совпадением для семьи Марии, которую пригласили австрийские друзья.

Мико уровня Юри большая редкость даже в Европе. Именно поэтому подчинённые Вобана сразу же обнаружили её во время своей миссии по захвату талантливых девушек, и посчитали её достойной жертвой для подношения Дьявольскому Королю.

— Хе, в конце концов, сбежать у тебя не получится, поэтому плыви по течению и наслаждайся нашим гостеприимством, как тебе такое?

Злобные глаза Дьявольского Короля горели зелёным.

Юри ощущала ужас. Её ноги, начиная от колен и ниже, были окружены слоем зелёного света, и, быстро став белыми, потеряли чувствительность.

Способность «Глаза Содома», которая превращала людей в соль.

И сейчас целью этой способности является она. Превратив лишь часть тела Юри, Вобан как будто пытался похвалиться той точностью, с которой он контролирует данную силу.

— Маркиз, шутка зашла слишком далеко! Если эта девушка умрёт, заменить её будет некем!

— Я не собираюсь совершать подобную глупость. Но в твоём замечании есть смысл, непозволительно терять такой исключительный талант, просто играясь.

После предупреждения Лилианы Вобан опустил взгляд.

Ноги, превратившиеся в белую неживую материю, сразу же восстановили свой прежний цвет, и к ним снова вернулись ощущения. Юри всем сердцем почувствовала облегчение.

— Нельзя сразу же убивать курицу, несущую золотые яйца… У тебя настолько ценные свойства, что я не уверен, насколько они сохранятся после твоей смерти, поэтому, пожалуйста, не вынуждай меня проводить такой опасный эксперимент.

Вобан снова улыбнулся.

Улыбка с каким-то своеобразным чувством юмора, глумящаяся улыбка.

— Все мои слуги — жители могил, ты ведь не хочешь стать такой же, правда?

Вложив пальцы в рот, Вобан свистнул.

За его спиной неожиданно возникла фигура.

В изорванной куртке с множеством разрезов. Кажется, раньше это было прославленное боевое облачение, и на нём был вышита какая-то эмблема. На ремне, застёгнутом вокруг пояса, висела сабля. Шлем сразу же напоминал о рыцаре тринадцатого или четырнадцатого века.

Но самой заметной чертой являлась смертельная бледность. Это вне всяких сомнений лицо мёртвого человека, невыразительное, пустое, с расширенными зрачками глаз. Единственным отличием от настоящего трупа было отсутствие смрада гниения.

«Это же… «Мертвый слуга!»

Юри вспомнила одну из способностей Вобана. Сила повелевать теми, кто пал непосредственно от его руки и делать из них полностью послушных слуг.

Если кто-то ему противится, то таким будет конечный результат.

Наверное, это ещё ужаснее, чем превратиться в соль. У мертвеца продолжительность жизни не ограничена, и однажды скованный этим старым Дьявольским Королём, он никогда не обретёт покой.

— Бог, который воскрешает после смерти, восстанавливая разорванное тело, возвращая жизнь и властвуя над загробным миром… — из уст Юри вырвались неожиданные слова.

«Мёртвый слуга» спровоцировал реакцию её духовных сил. За спиной Вобана появился силуэт бога. Коронованное божество, чья позеленевшая кожа была обёрнута многочисленными слоями бинтов. Скорее всего, это бог жизни и смерти, побеждённый этим стариком.

Бог, который управлял циклом жизни и смерти, был супругом богини матери-земли и, в конце концов, стал правителем загробного мира.

— О? А знаешь, как я получил силу этого бога? — прищурившись, спросил Вобан. — Попытайся объяснить. Покажи мне уровень твоей силы.

— Нет, нет. Скорее всего, она произнесла их неожиданно даже для себя. Пожалуйста, не придавайте этому…

— Это уже мне судить! Молчать запрещено! Говори!

От такого громогласного понукания тело Юри задрожало.

— … Бог, чьё священное тело убито, я знаю, что его имя Осирис[✱]Осирис (Озирис) — бог возрождения, царь загробного мира в древнеегипетской мифологии. Царствуя над Египтом, Осирис научил людей земледелию, садоводству и виноделию, но был убит своим братом, богом Сетом, желавшим править вместо него. Жена Осириса, его сестра Исида, нашла его труп и стала оплакивать его вместе со своей сестрой Нефтидой. Ра, сжалившись, посылает шакалоголового бога Анубиса, который собрал рассыпавшиеся (а по другому варианту — разрубленные Сетом) части Осириса, забальзамировал тело и запеленал его. Исида вылепила фаллос из глины (единственной частью тела Осириса, которую Исида так и не смогла найти, был пенис: его съели рыбы), освятила его и прирастила к собранному телу Осириса. Превратившись в самку коршуна — птицу Хат, Исида распластала крылья по мумии Осириса, произнесла волшебные слова и забеременела. Так был зачат Гор. После длительной тяжбы Гор признается правомочным наследником Осириса и получает царство. Он воскрешает Осириса, дав ему проглотить свое око. Однако Осирис не возвращается на землю и остается царем мёртвых, предоставляя Гору править царством живых., божество из Египта.

Слова заклинания были вызваны резонансом между духовным зрением и богом. Превращённые в речь, они открыли священное имя божества. Услышав это, Вобан удовлетворённо кивнул.

— Воистину удивительно, выбор твоей кандидатуры оказался верным решением.

Вобан улыбнулся так, словно был очень счастлив. Юри же, каждый раз видя фигуру этого бога, чувствовала, как на неё давит безысходность.

Среди божеств Древнего Египта Осирис считался одним из самых сильных представителей. Отец Гора[✱]Гор или Хор, Хорус ("высота", "небо"), в египетской мифологии бог неба и солнца в облике сокола, человека с головой сокола или крылатого солнца, сын богини плодородия Исиды и Осириса, бога производительных сил. Его символ — солнечный диск с распростертыми крыльями. Первоначально бог-сокол почитался как хищный бог охоты, когтями впивающийся в добычу. В битве с Сетом, убийцей своего отца, Гор сначала терпит поражение — Сет вырвал у него глаз, чудесное Око, однако затем Гор одолел Сета и лишил его мужского начала. В знак подчинения он положил Сету на голову сандалию Осириса. Свое чудесное Око Гор дал проглотить отцу, и тот ожил. Воскресший Осирис передал свой трон в Египте Гору, а сам стал царем загробного мира., бог урожая для предыдущих поколений королей. Его женой была искусная в магии богиня Изида[✱]Исида (Изида) — одна из величайших богинь древности, ставшая образцом для понимания египетского идеала женственности и материнства. Она почиталась как сестра и супруга Осириса, мать Гора, а, соответственно, и египетских царей, которые исконно считались земными воплощениями сокологолового бога. Исида была настолько популярна в Египте, что со временем приобрела черты других богинь. Ее почитали как покровительницу рожениц, определяющую судьбу новорожденных царей. Культ богини был также распространен в Древней Греции, Риме и даже повлиял на христианское искусство.. Не в состоянии вернуться в мир живых, после того, как его тело разрезали на четырнадцать частей, он стал правителем загробного мира.

Как можно противостоять монстру, который одолел такого бога?

Всё, что чувствовала Юри, это отчаяние, давившее на неё тяжким грузом. Затем ей неожиданно вспомнились слова, сказанные им вчера:

— Если когда-нибудь снова произойдёт что-то подобное, пожалуйста, позвони мне как можно раньше…

Искренние и добрые слова молодого человека, чьё существование стояло наравне с существованием старика перед ней. Он обладал способностью, которая позволяла ему прилететь к тем, кто в беде и кто позвал его по имени.

Но… ни за что.

Юри подумала, что у него нет ни единого шанса на победу.

Кусанаги Годо не сможет победить Деянсталя Вобана. Так как Юри общалась с обоими Королями, она очень хорошо это понимала. Хоть оба и являлись Чемпионами, преимущество одного из них просто подавляющее.

Старик уже мастерски владеет своими способностями, а юноше всё ещё не достаёт навыков.

Всё равно, что котёнок вызовет на бой тигра — так утверждали духовные ощущения Юри. Если Кусанаги Годо будет драться с Деянсталем Вобаном, старый маркиз, несомненно, победит.

И чтобы Кусанаги Годо не убили, Юри не произнесла его имени.

Часть 2

Почти смеркается, с затянутого облаками неба постепенно начали падать капли дождя.

Кусанаги Годо и Эрика Бланделли выходили из колледжа Джонан и направлялись домой.

Несколько дней назад во время урока физкультуры Эрика играла в бейсбол, нет, тогда в Эрике проснулась любовь к бейсболу после выбивания всех парней. И поэтому сегодня после школы, таща за собой упирающегося Годо, она совершила набег на бейсбольный клуб.

— Подходите и делайте ставки, увидим, сможет ли хоть один из вас отбить брошенный мной мяч! — Эрика громко и чётко бросила вызов официальным участникам бейсбольного клуба.

Годо от всего сердца сочувствовал членам клуба, которые заинтересовались этим вызовом.

Кроме того, на сегодня известный новичок-принимающий бейсбольной команды стал личным помощником Эрики. Иными словами, она могла подавать, сколько душе угодно. У слабого бейсбольного клуба, который всегда проигрывал в первом же матче отборочного турнира Национального бейсбольного чемпионата среди старших школ, были нулевые шансы на победу.

Вместо того чтобы делать что-то самому, наверное, будет лучше составить ей компанию. Таким образом, Годо стал свидетелем тому, как Эрика выбила восьмерых игроков подряд, и всё-таки решил вмешаться.

— Замена! Я стану следующим бьющим! — крикнул Годо девятому игроку, который со слезами на глазах шёл к позиции бьющего.

— Айя, Годо, у меня такое чувство, будто ты что-то замышляешь.

— На этом твои злодеяния прекратятся. Позволь показать тебе, что, в конце концов, любитель остаётся любителем!

С улыбкой стоя на питчерской горке. Эрика бесстрашно предстала перед Годо, который взял металлическую биту.

Битва между подающим и бьющим один на один…

Первая подача фол[✱]Фол — удар, после которого мяч непосредственно уходит за боковую линию или выкатывается за неё между домом и первой или третьей базой.. Вторая страйк[✱]Страйк — если обобщить, то это нарушение или ошибка бьющего при отбивании подачи. Заработав три страйка, бьющий выбывает из игры.. Третью поймал принимающий. Четвёртая — бол[✱]Бол — мяч, поданный питчером вне зоны удара и не поражённый битой отбивающего..

Эрика, которая до этого настойчиво подавала быстрые мячи[✱]Быстрый мяч — базовый и один из самых важных бросков в бейсболе. Мячу придается максимально возможное начальное ускорение, а значит, это самый быстрый и прямой мяч, практически без смены линии движения., внезапно сделала кручёную подачу. Более того, это оказалась очень стремительная кручёная подача, со скоростью как у прямого броска.

Даже у подающего бейсбольного клуба, целью которого является победа в Национальном чемпионате, не получится с лёгкостью подать такой мяч.

И хоть он был удивлён нестандартным атлетизмом Эрики, Годо всё равно отбил подачу. Резкий удар послал мяч в красивый полёт между третьей базой и шорт-стопом[✱]Шорт-стоп — игровая позиция в бейсболе. Шорт-стопом называют игрока обороняющейся команды, находящегося между второй и третьей базами..

На самом деле, Годо ещё заранее предугадал эту подачу.

Сегодя утром возле подушки спящей Эрики лежала бейсбольная манга, основанная на реальных техниках. Более того, она была открыта на странице, где в мельчайших подробностях описывалась кручёная подача.

И всё же, что было бы, удайся ей этот бросок…

Если бы она решила серьёзно заняться спортом, то, наверное, достигла бы мирового уровня. Всё-таки у неё поразительный талант.

Такие мысли крутились у Годо, пока он наблюдал за недовольным лицом Эрики.

— Годо, ты прервал серию побед, над которой я так упорно работала, ты что, не в состоянии читать настроение?

— Как серьёзно занимавшийся бейсболом девять лет, я больше не мог такое терпеть! Всецело понимаю, что ты удивительная личность, но, пожалуйста, веди себя как подобает.

Возвращаясь домой под дождём, каждый из них держал свой зонт.

До этого, во время визита в Италию, они были просто знакомыми, но сейчас всё сильно изменилось. Когда до Годо это дошло, прогресс в их отношениях достиг того, что они подолгу виделись каждый день и прогуливались бок о бок. Ощущение злого рока явно усиливалось.

В последнее время Годо тайком много о чём беспокоился.

Временами в присутствии Эрики ощущалась женственность, которая превосходила всех девушек её возраста. И это ощущение возникало только тогда, когда Годо находился рядом с ней.

Лёгкое, словно бриз, без тени беспокойства, чувство того, что быть вместе это самая естественная вещь в мире.

Дурное знамение. Вполне возможно, что если отношения с Эрикой станут ещё более тесными, то без всякого предупреждения настанет тот день, когда Годо больше не сможет противиться её напору…

— Что теперь, Годо? Ты вдруг стал каким-то рассеянным, открыл во мне новые привлекательные черты?

Эрика ни с того ни с сего улыбнулась. Великолепная и обворожительная улыбка, напоминающая цветущую японскую камелию. Да, настолько частые близкие контакты ведут куда-то не туда. Годо сделал шаг в сторону, решив держать дистанцию с Эрикой.

— Нет, ничего. Не гадай наобум.

— О, ничего значит? А, ну и ладно, я тут придумала кое-что очень хорошее, — неожиданно ответила Эрика, посмотрев на Годо так, словно у неё были какие-то скрытые мотивы.

Закрыв свой зонт, она ухватила его обеими руками и согнула.

— О нет, зонтик сломался, что же мне делать?

— Эй! Что ты несёшь?! Разве не ты только что его сломала?!

Эрика пыталась прижаться к Годо и спрятаться от дождя под его зонтом. Годо хотел оттолкнуть её, но понял, что одной силой этого не добиться. Отчаянное сопротивление тщетно. Эрика крепко сжала в объятиях его левую руку и прошептала на ухо:

— Разве не здорово? Двое возлюбленных, которые вот так вместе прячутся от дождя. Это ведь мило? Хотя, может, на самом деле ты хочешь увидеть меня мокрой?

— Я одолжу тебе свой зонт! Только быстрее отодвинься!

— Но разве в таком случае ты не промокнешь? Пожалуйста, держи зонтик как следует. Ах, дождь капает мне на плечо, не мог бы ты придвинуться поближе?

Не дожидаясь ответа Годо, Эрика прижалась ещё сильнее. Когда к нему прильнуло тёплое и мягкое тело, он почувствовал отчаяние.

Эти пропорции, словно у богини, и возбуждающие ощущения форм тела чувствовались прямо через школьную форму. Более того, дыхание, касающееся его уха, намекало о том, насколько близко находились её губы.

В такой ситуации Эрика вполне может нацелиться на что-то вроде поцелуя. Годо надо выкрутиться как можно скорее.

— Эй, Эрика, прекращай уже. Мы посреди улицы и тут куча зрителей. Разве тебе не кажется, что для учеников старшей школы такое поведение по дороге домой неприемлемо?

Так как сила не годится, надо было попытаться использовать другой подход, панически говоря, думал Годо.

— Для возлюбленных подобное поведение просто идеально подходит. Ах, поцелуй под дождём, у меня он будет впервые. У тебя тоже, Годо, так ведь?

Противник, которого не одолеть мелкими ухищрениями.

Эрика приблизила свои губы, горячо шепча мягким голосом. В это же время Годо принял решение вырваться из хватки этой ведьмы и приложить все свои силы к освобождению.

— Если у вас двоих зонтиков не хватает, как насчёт того, чтобы я вас подвёз? В обмен на это я надеюсь, что вы выслушаете мою просьбу.

Прерванная спокойным голосом, Эрика немедля отделила себя от тела Годо.

Боевая стойка — Годо удивился, что она переключилась в состояние крайней боевой готовности. Оно очень сильно контрастировало с её прежним видом девушки, которая может мурлыкать песенку во время готовки.

Взгляд Эрики был направлен на молодого человека, который стоял перед ними.

— Меня зовут Амакасу Тома, вы слыхали про Комитет компиляции истории? Я выполняю поручения этой организации, приятно познакомиться.

Человек в помятом костюме, державший чёрный зонт. От его вида, с очками на носу, так и веяло впечатлением «ни на что не годен».

— Кстати, я поддерживаю деловые отношения с Марией-сан. Прошлый раз, во время случая с Афиной, мы оказали значительную поддержку со стороны.

Годо кивнул.

Битва с Афиной погрузила Токио во тьму и уничтожила много общественных построек. От Юри Годо слышал, что Комитет компиляции истории был во всю занят во время и после инцидента, пытаясь контролировать распространение информации.

— Э-э, что вы имеете в виду? Не совсем понимаю, однако, о чём вы хотели меня попросить?

— Годо, прошу, не веди себя так дружелюбно. Скорее всего, он один из тех, кто хочет извлечь выгоду из твоей силы.

— Ну, эти слова относятся и к вам и ко мне. Мы одного поля ягоды. К тому же, на этот раз наши интересы совпадают.

На обвинение Эрики Амакасу изобразил улыбку. Но выражение его лица тут же снова стало серьёзным.

— Сейчас чрезвычайная ситуация и время играет большую роль. Мы хотим одолжить вашу силу — Марию-сан похитили, виновник — Саша Деянсталь Вобан. Вам это известно?

— Что?!

Годо эти неожиданные новости просто шокировали. Имя, которое вчера упоминалось, и факт похищения Марии.

— Маркиз Вобан? С трудом в это верю. Для него более правдоподобно было бы явиться в Китай, где находится его враг Лю Хао. Но прибыть в эту островную страну, так далеко на восток, разве не странно? И какие у него причины похищать Юри? — голос Эрики звучал презрительно и явно был полон подозрений.

— Вообще-то не совсем без причины. Эта молодая леди на самом деле давно знакома с Маркизом Вобаном. Однажды кое-что произошло… В любом случае, дело не терпит отлагательств, пожалуйста, не могли бы вы отложить свои сомнения и отправиться с нами?

— Хорошо, куда? — немедленно ответил Годо на покорную просьбу Амакасу, не раздумывая и не сомневаясь ни секунды.

— Да, надеюсь, вы сможете понять эту внезапную и подозрительную просьбу — единственный, кто может сражаться с Чемпионом это другой Чемпион.

— Я помогу, так что давайте сразу же поедем туда, где находится Мария.

— Что, так просто?

Готовый продолжить свои просьбы, Амакасу был удивлён быстрым ответом.

Годо кивнул, но стоящая рядом Эрика нахмурилась.

— Годо, пожалуйста, не надо так легко верить подобному вранью. Прошу, прояви хоть каплю осторожности.

— Я всё понимаю. Но как я могу оставаться спокойным, зная, что друг в опасности?

Предупреждение Эрики было верным. Хоть Годо и не признавался, но тут он с ней согласен. Но независимо от этого, вчера вечером ему сообщили «новости».

— На самом деле вчера мне звонил Сальваторе Дони. Этот назойливый персонаж сказал мне, что Маркиз Вобан едет в Японию. И хоть он постоянно говорил как какой-то идиот, уверен, Эрика знает, что этот парень не врёт, так?

— Сир Сальваторе?

Хоть он и проблемная личность, но Сальваторе Дони это не тот человек, который станет врать. Абсолютно бесполезен в создании хитроумных планов. Как человек он просто полный провал, так как всегда пытается решить любые проблемы мечом.

— Что ж, раз так, то ошибки быть не должно. Если эта личность уже оклемалась, то кто знает, когда он может явиться, чтобы побеспокоить Годо, будь осторожен…

— Да, Эрика. Могут возникнуть проблемы, если ты окажешься втянутой в ещё одну битву с Чемпионом, почему бы нам здесь не разделиться? — как бы походя, предложил Годо своей напарнице.

Прошлый раз из-за его боя с Дони у Эрики возникло много проблем. В конце концов, он стал врагом Чемпиону, известному, как Глава Италии. «Медно-чёрному кресту», к которому она принадлежала, было приказано оказать полное содействие в уничтожении Годо, но Эрика ослушалась.

Проблема всё ещё не решилась и отношения с Дони пока что зашли в тупик.

И сейчас может возникнуть ещё одна значительная неприятность. Скорее всего, Дьявольский Король с Балкан тоже обладает немалым влиянием на «Медно-чёрный крест». Его территория неожиданно близко от Италии.

Но Эрика покачала головой.

— Годо, ты планируешь оставить меня, своего первого рыцаря, и собираешься встретиться с Дьявольским Королём? Я не стану подчиняться такому глупому приказу. Ты всё ещё мало понимаешь в таких делах, так почему бы тебе чистосердечно не принять мою помощь?

Смотря на это надменное лицо, Годо поскрёб голову. Когда Эрика так говорит, это обычно притворное упрямство, вызванное беспокойством за него. Эти чувства скрывали робость и признательность.

— Амакасу-сан, да? План такой, отвезите нас обоих туда, где находятся этот старик и Мария. Мы постараемся.

— Спасибо, Король. Весьма ценим вашу помощь!

Амакасу по отдельности взглянул на Годо и Эрику, после чего очень вычурно склонил голову.

Очень напоминало игру комедийного актёра.

Часть 3

Амакасу вёз Годо и Эрику в Аобадай. В библиотеку, расположенную в тихом жилом районе.

Годо был озадачен тем, что Вобан и Юри находились в подобном месте. Почему библиотека — такой вопрос возник у него по данному поводу.

Решив, что Амакасу стоит подождать на стоянке, Годо и Эрика вошли в библиотеку.

Внезапное нападение.

Фигура, покрытая изорванной в клочья одеждой, атаковала их мечом.

— Противник!

— Оставь его мне, Годо, а сам иди дальше.

Это был вход в библиотеку.

Атакованный в таком месте странным мечником, Годо ощущал, что его жизнь всё ещё полна испытаний и горестей. Напряжённо сжав губы, он пытался понять, что это за враг.

Эрика призвала свой любимый Куоре ди Леоне и изящно разрубила своего оппонента.

Это был человек, сверху одетый в какие-то длиннополые одежды и пиджак, напоминающий накидку. Он искусно, словно мастер, пользовался длинным мечом с широким лезвием, но лицу под шлемом абсолютно не доставало воодушевления и амбиций.

«Почти как мертвец», — эта мысль заставила Годо содрогнуться от ужаса.

Если вспомнить игры и фильмы, то «зомби» будет вполне подходящим описанием. Таким образом, определив тип нового монстра…

Перед Годо возник второй мечник.

— О, ещё один?!

Одетый так же, как и первый, на них шёл в атаку второй похожий на труп мечник.

Эрика лишь взглянула. После победы над первым, у неё появилось преимущество, хотя она не думала, что всё так быстро закончится. Как и ожидалось, за первым на неё напал второй атакующий.

Эрика успешно уклонилась на чистых рефлексах, но избежать второго удара тати[✱]Тати — длинный японский меч. Тати, в отличие от катаны, не засовывался за оби (матерчатый пояс), а подвешивался на пояс в предназначенной для этого перевязи. Для защиты от повреждений доспехами ножны часто имели обмотку. Самураи носили катану как часть гражданской одежды, а тати — как часть военных доспехов. не могла.

Придерживаясь такого мнения, Годо нанёс удар ногой. Используя лишь минимум необходимого для нанесения прямого удара, он отбил тело (явно) мёртвого человека подальше. Встречая очередного противника, Годо чувствовал отвращение к увеличивающейся мощи защитных и атакующих способностей своего собственного тела.

— Годо, прошу, чуток попридержи коней. Я быстро с ними разберусь.

— Тогда поблагодарю заранее… Честно говоря, не думаю, что смог бы справиться с кем-либо из них в одиночку.

На одобрение Эрики Годо ответил с тревогой на лице. Всё потому, что способности, полученные у бога войны Веретрагны, нельзя использовать при отсутствии множества проблемных условий.

Мастер меча, далеко превосходящий его собственные умения, но всё же без неестественной медвежьей силы или многотонной массы тела, и уж точно не злобный преступник, притесняющий людей.

В таком случае у Годо не было и шанса на победу.

Он поспешно отступил, планируя сохранять дистанцию. Всего на несколько шагов от меча. Как раз в то самое мгновение, когда надо принимать решение обождать или нападать.

— Мёртвый рыцарь с исключительной историей, прошу прощения за то, что направляю свой меч против тебя. Но этот важный человек, находящийся здесь — тот, кого мы, маги, почитаем, и любая дерзость просто неприемлема, — прозвучал впечатляющий голос девушки.

Милый, но не соблазняющий сладкий голос. Он напоминал собой сталь — твёрдый и в то же время податливый.

— Некоронованный король, вовлечённый в подозрительные поиски, пожалуйста, выслушай обет рыцаря Лилианы Краничар.

Голос принадлежал спокойно приближающейся молодой девушке.

Её серебряные волосы были завязаны в хвост, а своей неизменной красотой она напоминала западную куклу. Более того, стройная фигура девушки придавала ей образ прекрасной феи. Она создавала вокруг себя ощущение какой-то нереальности.

— Я наследница каменной пластины берсеркера, потомок рыцарей крестовых походов. Моя душа парит в небесах. Крылатый король рыцарей, явись в моей руке, воплощая суть сновидений!

В руке девушки, которая представилась Лилианой, появилась серебряная сабля. Это оружие было тонким и изящным, с плавными изгибами.

— Приди, основа моей силы, Иль Маэстро[✱]С итальянского Иль Маэстро можно перевести как «мастер» или как «маэстро» (обычно так обращаются к признанному композитору). В данном случае перевод названия будет именно «маэстро». Почему? В шестом томе станет понятно…!

В накидке с синими и чёрными полосами её боевой наряд очень сильно напоминал верхнюю одежду Эрики красно-чёрных цветов.

Лилиана выдохнула и выступила вперёд. Держа свой меч, она вклинилась между вторым мёртвым рыцарем и Годо.

— А, Лили, когда ты приехала в Японию? Мы так давно не виделись!

Кажется, Эрика знала вооружённую саблей девушку.

Сначала прибегнув к финту мечом, чтобы обмануть мёртвого рыцаря, Эрика мимоходом нанесла горизонтальный рубящий удар по корпусу своего противника. После такой атаки тело рыцаря превратилось в пепел, рассыпавшийся по земле.

— Не надо вести себя столь дружелюбно, Эрика Бланделли, я не твоя подруга, у тебя нет никаких причин так меня называть.

Хоть они и знали друг друга, похоже, отношения у них были не очень. Лилиана отвечала жёстким голосом.

— Эти мертвецы слуги Маркиза Вобана?

— Да, ты слышала о «Мёртвых слугах»? Маркиз призвал их, чтобы они разбирались с нарушителями — зная о вашем существовании, они точно явятся прямиком к вам, явно нарывающимся на неприятности!

Разговаривая с Эрикой, Лилиана продолжала бдительно наблюдать за своим противником.

Второй мёртвый рыцарь атаковал её в лоб. Одновременно с этим Лилиана взмахнула своей саблей перед собой сверху вниз.

Мечи ожесточённо столкнулись. Можно было подумать, что их гарды ударятся друг о друга, но этого не произошло. Используя какую-то технику, Лилиана наступала, саблей отражая меч мёртвого рыцаря.

Вспышка лезвия. Открылся и разрублен по диагонали — второй рыцарь тоже превратился в пепел. Осыпаясь словно песок на пляже, он с шелестом исчез.

— Благодаря тебе, я спасён…

— Нет, данную ситуацию совершенно нельзя считать критической для Чемпиона. Я хочу принести извинения за то, что вынудила Короля замарать руки битвой с мёртвым рыцарем. Пожалуйста, даруйте мне ваше прощение.

Годо хотел поблагодарить Лилиану, которая спасла его в непростой ситуации, но в конечном итоге извиняться стали перед ним.

Эрика рассмеялась в сторонке.

— О чём ты говоришь, Лили, ты же сама, наверняка, с радостью присоединилась, чтобы сбросить скопившееся напряжение.

— Замолчи, нет у меня никакого скопившегося напряжения. Не выдумывай, — нахмурилась Лилиана в ответ.

Что за отношения у этих двоих? Годо с огромным интересом прислушивался к их беседе.

— Я знаю, что ты была там, где живёт Маркиз, и, скорее всего, вы прилетели сюда вместе, так? А правда, что твой дед поклонник Маркиза? Подумать только, с такой лёгкостью отправил к нему свою внучку.

Услышав разглагольствования Эрики, Лилиана изменилась в лице. По-видимому, удар попал точно в цель.

— Но, зная твоё чрезмерно праведное отношение ко всему и известный по слухам характер Маркиза, вы точно не ладите, и существует многое, чему ты не в состоянии возразить. Разве это не сильный стресс?

— З-за-за-замолчи! Нечего говорить, будто ты видела всё собственными глазами! — резким голосом Лилиана попыталась предотвратить дальнейшие разговоры Эрики.

Вполне возможно, что это ещё одна жертва, с которой игралась Эрика. Годо ничего не мог поделать с тем понимающим товарищеским чувством, которое возникло у него по отношению к Лилиане.

Она выглядела такой невинной, очевидно, что Эрика ей не по зубам.

— Кусанаги Годо, слова вашей любовницы абсолютно ни на чём не основаны. Пожалуйста, забудьте о них. Да, я следую за Маркизом Вобаном, но для рыцаря в этом нет ничего постыдного. Нет, вне всяких сомнений, абсолютно ничего нет!

— Да, я понимаю, — Годо вежливо кивнул головой Лилиане, которая с пунцовым лицом всё отрицала.

А ещё он попытался исправить одну вещь, которая его беспокоила.

— Кстати, на самом деле Эрика никакая мне не любовница. Это совершенно безосновательно…

— Не стоит этого скрывать. Наша разведывательная сеть уже полностью в курсе вашей похотливой развращённости — то есть, нет, прошу прощения, в курсе ваших интимных взаимоотношений, выходящих за рамки обычной дружбы. Зная изощрённые уловки этой лисы, ей ничего не стоит обвести молодого Короля вокруг пальца.

— Не говори так, словно Эрика обманула меня, эта информация неверна! — рефлекторно выкрикнул Годо в ответ.

— Прошу прощения. Однако со слов Сира Сальваторе «эта девушка вклинилась между Годо и мной и очень мешает». Кроме того, ваше несогласие совершенно неубедительно…

Лилиана упомянула имя, которое не проигнорируешь. «Сколько ещё проблем создаст мне этот идиот?» — Годо почувствовал, как внутри у него пробудился внезапный убийственный порыв.

— Лили, так ты недавно виделась с Сиром Сальваторе?

— Не называй меня Лили. В день перед встречей с Маркизом Вобаном — Сир Сальваторе всё ещё восстанавливал силы и в подробнейших деталях описал всё, что открылось той ночью. Вдобавок, он говорил о Вас с великой страстью.

Вас — говоря, Лилиана посмотрела на Годо. Такое чувство, будто в её взгляде сквозит отвращение, которое ощущает помешанная на непорочности девушка, увидевшая что-то ненавистное.

— И этот парень сказал, что-то странное?

— … «Это была ночь, которую я не забуду до конца своих дней. Я совершенно не могу забыть ночь, страстную словно сон, и ослепительно яркую, словно летний фейерверк. Я предложил ему всего себя, и он ответил всем, что у него есть. В те моменты казалось, что нас всего двое в целом мире, а всё остальное несущественно». Что-то такое.

При этом Лилиана опустила взгляд, а её щёки слегка покраснели.

— Я не имею права комментировать двух Королей вовлечённых в подобные аморальные взаимоотношения, но если позволите, хочу сказать, что такие грязные поступки с Эрикой — это очень нездорово для мужчины. Что же касается бесчестного поведения одновременных отношений с двумя… А, пожалуйста, забудьте о том, что я только что сказала.

— Да нельзя же всё настолько странно недопонимать! Единственное, что я сделал — это подрался с ним!

Эрика, равнодушная к словам Годо, произнесла:

— Я ведь тебе уже говорила, ты слишком открыт. Поэтому и позволяешь всем этим странным людям сближаться с тобой. Личности типа Сира Сальваторе, таких ты должен решительно спроваживать!

— Я тоже хочу, чтобы они отцепились, но когда они продолжают возвращаться в поисках неприятностей, что я могу поделать?!

Ответив, Годо сделал глубокий вдох.

Сальваторе Дони просто бесит. В любом случае, сейчас это не важно, надо просто забыть и обратить всё внимание на решение текущей задачи!

Годо решительно спросил Лилиану:

— Так этот старик по имени Вобан внутри, да? Можешь нас туда проводить?

— Именно поэтому я сюда и пришла. Следуйте сюда, пожалуйста.

Лилиана направилась вглубь библиотеки. Встреча с самым старым Дьявольским Королём вот-вот начнётся.

Часть 4

Годо поднялся на второй этаж библиотеки и вошёл в просторный читальный зал.

Там и находился высокий старик, рядом с которым стояла Юри в белых одеждах.

Наперекор слухам о бешеном псе, внешний вид старика с широким лбом и глубоко посаженными глазами больше подходил интеллектуалу. Хоть высокое и тощее, но его тело не производило впечатления немощности. Это, наверное, благодаря его осанке с вытянутой вверх спиной.

В аккуратном костюме он напоминал собой пожилого джентльмена.

— Краничар, ты очень жестоко обошлась с моим слугой, — внезапно произнёс этот пожилой джентльмен Деянсталь Вобан.

В его тоне не слышалось никакого выговора, он скорее содержал в себе издёвку.

— Приношу извинения, как рыцарь я не совсем правильно оценила дерзость по отношению к Королю и обнажила меч. Приму любое наказание.

— Эти слуги просто расходный материал, забудь о них.

Отвечая, словно он развлекается, Вобан со скучающим видом посмотрел на Годо. Взгляд, в котором, казалось, просто избыток высокомерия.

— Выглядишь довольно молодо. Кстати говоря, я тоже стал Королём приблизительно в твоём возрасте. Назови себя, юноша. Полагаю, моё имя ты уже знаешь, но твоё мне неизвестно.

— Кусанаги Годо. Верни мою подругу.

Годо назвался без всякого проявления вежливости. Услышав о «подвигах» этого старика, он даже и не собирался выказывать ему своё обычное уважение по отношению к старшим.

Годо взглянул на Юри, чтобы понять как она. Выглядела немного бледной, но не похоже, чтобы серьёзно от чего-то пострадала. Она с беспокойством смотрела в лицо Годо.

— Зачем?! Кусанаги-сан. Прийти сюда из-за меня!

— О чём это ты, ведь если бы я не пришёл, случилась бы беда? В любом случае, с тобой всё в порядке, Мария? Они с тобой плохо обращались?

— Такой глупости я бы не совершил, эта мико слишком ценна для меня, — саркастически ухмыльнулся Вобан, приоткрыв рот. — Однако же, юноша, кем она приходится тебе? Родственницей или женой? Извини, но она будет моей.

— Хватит шутки шутить! Если хочешь призвать бога, то сам это и делай! Нечего других втягивать!

До того, как прийти сюда, Годо узнал у Лилианы в чём суть дела. Цели Вобана, необходимость в Юри или опасность ритуала призыва Бога-еретика. Нет ни единой причины позволять этому старику продолжать творить его гнусные дела. Поэтому Годо и выкрикнул ему свои упрёки.

Вобан как бы скучающе зевнул. На него это не произвело никакого эффекта.

— Юноша, это беседа королей. Приношу извинения за то, что грубо вторгся на твою территорию без предупреждения. Но не стоит ошибочно верить в то, что твои слова могут изменить мои намерения. Если ты что-то требуешь у Короля, разве не нужно быть готовым заплатить цену?

— Цену?

— Да, мико, которая заменит эту девушку, и которая призовёт мне бога в качестве добычи. Без этого сделки быть не может.

Старик, кажется, не хотел тратить слова понапрасну. Судя по всему, продолжения переговоров не будет.

Годо щёлкнул языком. Есть ли какой-то другой способ кроме демонстрации силы? Согласно слухам о Вобане, он только в силу и верил. Похоже, не оставалось ничего иного, кроме как продемонстрировать мощь, которой он обладает — способности, полученные от персидского бога войны.

И пока Годо мучительно размышлял…

Он заметил, что Юри смотрит на него умоляющим взглядом, словно тихо о чём-то просит.

«Тревога?»

Засомневавшись, Годо разжал правую руку, подсознательно стиснутую в кулак, и расслабил плечо.

На это Юри заметно кивнула головой, значит, догадка оказалась верной.

«Но как тогда стоит поступить…»

Как раз в этот момент в голове Годо крутилась мысль «используй силу». Был ли смысл продолжать разговор с Вобаном? Хотя даже если бы Юри его не остановила, этого всё равно стоило избегать. Он сам постоянно читал Эрике нотации о «мирной жизни и здравом смысле», значит, он сам и должен найти более простой путь решения проблемы…

В этот момент начала действовать Эрика.

До сих пор она ожидала вместе с Лилианой в углу читального зала. Но, кажется, заметила сомнения Годо и встала перед Королём.

— Дело плохо, всё усложнилось, можешь не вмешиваться?

— Нет, мой Король. Приношу глубочайшие извинения за своё промедление. Нам лучше последовать совету нашего союзника, Сира Сальваторе. Прошу, будьте решительны, — с обаятельной улыбкой отказав Годо, Эрика дала совет абсолютно лояльным тоном.

Вобан немедленно отреагировал на её слова.

— О, союзник? Девочка, такое я без внимания оставить не могу.

Эрика грациозно поклонилась и представилась Дьявольскому Королю, который проявил толику интереса.

— Для меня честь встретиться с вами. Я Эрика Бланделли — Великий рыцарь «Медно-чёрного креста», в настоящее время носящая титул Красного Дьявола.

— Преемница Паоло Бланделли? Что означают твои только что сказанные слова? Можешь объяснить?

— Да, позвольте я продолжу.

Кажется, зрачки Эрики заблестели, словно у счастливого и непослушного ребёнка. И явно не из-за добрых намерений.

— Не знаю, доводилось ли вам слышать, но между моим господином, Кусанаги Годо, и нашим итальянским Королём, Сиром Сальваторе, произошла яростная битва, окончившаяся вничью. Более того, этот бой взрастил узы дружбы между двумя Королями.

Годо чувствовал, как у него на спине выступил холодный пот.

Точно известно, что именно Сальваторе Дони был тем, кто разрушил планы старика четыре года назад.

— Ничего он не взрастил! Хоть мы и дрались, но у нас нет никаких хороших отношений!

— Хо-хо, несмотря на то, что мой Король так говорит, он определённо очень близок с Сиром Сальваторе. Разве не так, Лилиана?

— Меня зачем спрашивать?.. Да, это правда.

Когда ей так неожиданно задали вопрос, Лилиана ответила довольно раздражённо.

«Если ты и Эрика действительно не подруги, нечего так поддакивать!» — хотел выкрикнуть Годо, но было слишком поздно.

— Сира Сальваторе и правда очень беспокоят дела господина Годо… Но вместо союзных он, возможно, был бы рад назвать их взаимоотношения обоюдной любовью или братскими узами.

Со стороны всё это выглядело так, словно Эрика управляла ей как куклой. Жалея Лилиану, Годо поднял голову и устремил взгляд вверх.

— … Да. Чтобы это подтвердил и рыцарь «Бронзово-чёрного креста», враждующего с «Медно-чёрным крестом»… Юноша, ты — союзник Сальваторе Дони, и это безошибочный факт.

— Вдобавок, есть ещё кое-что, связанное с победой моего господина в прошлом месяце. Хотите узнать? — подлила Эрика масла в огонь.

Вобан не ответил, но движением глаз дал знак продолжать.

— Афина — могущественная богиня, которая не нуждается в представлении. Месяц назад Кусанаги Годо вступил с ней в бой и одолел, но уже в самом конце позволил ей уйти, поэтому не заполучил каких-либо сил…

— Хо, даже если ты блефуешь, смотри, не перестарайся.

Всё изменилось.

Несмотря на слухи, старик, от которого веяло интеллектуальностью, изменил своё мнение. Его поза стала острой, словно меч, и свирепой, словно у нападающего дикого зверя. Сидя на стуле, будто на троне, он стал едва заметно дрожать. Плавные движения его тела напоминали о хищниках семейства кошачьих. То, что они принадлежат старику, просто немыслимо.

— Говоришь, он добился ничьей в бою с Сальваторе и одолел Афину! При этом он не убил ни одного бога! Ха-ха-ха, совершить подобное, биться с тем тупым болваном, у которого кроме меча и хитростей-то больше нет, да ещё сделать своим врагом величайшую богиню тьмы? Красный Дьявол, что сказал Сальваторе?! — спросил пожилой Дьявольский Король, весело смеясь.

— Да. Он говорил, что как Король и как старший коллега, приехавший издалека, Маркиз определённо захочет померяться силами. Он даже упоминал что-то о понимании немощи старого организма и о преклонении перед силой молодости…

— Никогда! Какие бы безобразия этот парень ни творил, он никогда не скажет такой глупости!

Но было слишком поздно.

Вобан выглядел очень счастливым и безжалостно улыбался.

— Хорошо. В мои планы не входило сделать своим противником сопляка, который даже года не пробыл Королём. Однако же — считай это честью — так как я в игре.

Изумрудно-зелёные глаза ярко сверкали. Глаза тигра. Годо почувствовал, как у него перехватило дыхание, когда ему на ум пришло подобное описание силы этих глаз.

— Мальчишка, как ты и требовал, забирай девушку обратно. Однако в обмен на это, вы станете добычей во время моей охоты.

Вобан жестоко схватил Юри за руку и швырнул её к Годо. Тот поспешно принял её хрупкое тело в свои объятия.

Юри слабо дрожала, её лицо было бледным, без единой кровинки, словно от сильнейшего испуга. Чтобы успокоить её, Годо нежно погладил Юри по спине.

— Тридцать минут. Забирай девушку и беги куда хочешь. Через тридцать минут я покину это место, чтобы забрать ваши жизни. Можешь прятаться, где угодно. Чтобы загнать вас в тупик, я готов вести преследование хоть до края света. Таковы правила охоты, понятно?

Теперь уже не оставалось ничего, кроме как сыграть в игру.

Годо подготовился и безмолвно кивнул.