2 том    
Глава 5. Время охоты

Глава 5. Время охоты

Часть 1

Солнце уже село, и наступала ночь.

С неба равномерно падали капли дождя.

Поддерживая Юри, Годо покинул библиотеку в сопровождении Эрики и встретился с Амакасу на стоянке.

— Всё-таки дошло до этого… В любом случае, давайте пока уберёмся отсюда и спланируем что-нибудь во время поездки. Сидение здесь ничего не решит, — поторопил Амакасу Годо и остальных, после того как услышал, что случилось.

Развитие событий привело к чрезвычайной ситуации, будут ли их действия безрассудными или же дальновидными? Годо ещё предстояло разработать план, и он согласился с предложением Амакасу.

— Что бы ни просходило, всё становится только хуже и хуже…

Машина отечественного производства бесцельно неслась по столичной автостраде в направлении района Минато.

Годо ворчал, сидя на переднем пассажирском сиденье. Амакасу, естественно, занимал место водителя, а Эрика и Юри разместились сзади.

— Сразу хочу прояснить, я просто хотела быстро подвести итоги беседы и даже не думала подвергать Годо опасности. Всё это изначально следовало сделать ради подготовки к битве с Маркизом Вобаном, — спокойно произнесла Эрика.

Скорее всего, она была не в настроении, потому что Годо решил сесть спереди, а не рядом с ней.

— Я знаю, но должен же быть хоть какой-то более безопасный метод противостояния! — говоря, Годо пытался сменить свой настрой, так как всё равно не было смысла сожалеть о том, что уже произошло.

Попытаться придумать конструктивный способ снизить ущерб окружающему.

— Пфф… ворчать нет смысла, давайте подумаем, как нам поступить дальше — сколько всего способностей у этого деда?

— Семь или восемь?..

— А есть и доклады о девяти или даже десяти.

Услышав ответы Эрики и Амакасу, Годо нахмурился.

— А точно сказать можете? Разве не существует магической организации, которая изучает наши способности и составляет отчёты? Она вроде называется…

— Гринвичская ассамблея, — произнёс Амакасу, сжимая руль.

— Но они начали свою деятельность только во второй половине девятнадцатого века. Поэтому у них нет информации о таких людях, как Маркиз Вобан, который стал Чемпионом до этого. Следовательно, подробные досье есть только на тех, кто получил титул Короля в двадцатом веке или позже, как Сальваторе Дони и Чёрный принц Алек.

— Да что там информация по Маркизу, неизвестен даже первый бог, которого он победил. Некоторые утверждают, что это бог, как-то связанный с волками, и, вероятно, имеющий отношение к земле.

Дополнительное объяснение Эрики напомнило Годо о том, что он узнал из того телефонного звонка.

— Если подумать, то и у Дони тоже куча разномастных способностей. Такое ощущение, что в них нет единства, — откровенно вставил свой комментарий Годо.

Двое его собеседников умолкли на полуслове и уставились на Годо — у них явно было что сказать по этому поводу.

— В-в чём дело?

— Нет… Раз ты так говоришь, то ни в чём.

— Думается мне, что воплощения Веретрагны тоже представляет собой набор случайных способностей.

Так и есть, по данному вопросу как раз сравнивать и не стоило, поэтому Годо решил придержать ненужные возражения.

— Тогда вернёмся к недавнему разговору и решим, как нам действовать дальше. Если драки с дедом не избежать, то мне хотелось бы провести бой там, где можно свести к минимуму сопутствующие разрушения.

— Понятно. Раз помощь Юри-сан является нашим приоритетом, то ничего иного и не остаётся, — произнёс Амакасу, глядя вперёд.

Дождь, бьющий в лобовое стекло, усилился и лил очень интенсивно.

— Однако, прошу принять во внимание, что отдать Юри-сан в качестве жертвы является одним из возможных решений. Лично я считаю, что это ужасный вариант, но с позиций общественного благополучия данный выбор самый лучший.

— Прошу, не надо этих дурацких разговоров, когда обсуждаемый человек прямо здесь. Я этот способ ни за что не выберу, — сразу же ответил Годо на неуместные слова Амакасу.

От этого молодого человека всегда веяло легкомыслием, но в то же время он выдвигал шокирующе жестокие предложения.

— Тем не менее, если мы так и сделаем, Маркиз Вобан будет удовлетворён и незамедлительно покинет Токио. Других невинных жертв не будет, разве данный вариант неприемлем?

— Понимаю ваши рассуждения. Но отказываюсь!

Однако тем, кто возразил Годо, оказался не автор плана.

— Кусанаги-сан, предложение Амакасу-сана правильное, — наконец произнесла молчавшая всё это время Юри.

Сидевшая с удручённо поникшей головой, она всё же неожиданно подняла взгляд и присоединилась к беседе.

— Если вы не отдадите меня, битва Кусанаги-сана и Маркиза станет большой бедой для Токио. Вы хоть знаете? Существуют легенды о том, что Маркиз призывал великие бури, чтобы уничтожать города, и высвобождал волков, чтобы опустошать деревни, — суровый голос Юри был преисполнен решимости.

Она больше не боялась, и тихо говорила с печальным выражением лица.

— Я единственная, кого он настойчиво хочет заполучить. К счастью, Маркиз хочет, чтобы я всего лишь помогла ему завершить ритуал, поэтому ничего плохого мне он делать не станет. Всё будет в порядке.

Словно пытаясь успокоить остальных, Юри улыбалась. Обманчивая улыбка, за которой скрывалась великая сила. Годо вздохнул. Должно быть, ей нелегко давалось такое притворство, она ведь ещё со спортом и техникой не особо дружила.

— Есть ли какая-то опасность?

— Четыре года назад в ритуале по призыву Бога-еретика, проводимом Маркизом, принимало участие около тридцати мико. После этого где-то две трети из них получили тяжелейшие психологические травмы, в основном лишившись рассудка и сойдя с ума.

Как только Годо услышал ответ Эрики, он принял решение.

«Ладно, сделаем так».

— В битве против Афины Юри рисковала жизнью, используя свои силы с целью помочь. Она приняла на себя опасную и незаменимую роль, чтобы заставить богиню покинуть Токио.

Кусанаги Годо был многим обязан Марии Юри.

— Этот ритуал призыва Богов-еретиков очень знаменит тем, что требует столько жертв. Честно говоря, я очень удивилась, узнав, что раньше Юри принимала в нём участие. Думаю, она не пострадала, так как оказалась самой способной из всех мико, но в следующий раз ей вряд ли повезёт.

— В таком случае нет, не позволю. Предложение Марии отклоняется, — тихо произнёс Годо, чувствуя, как резко подскочил его боевой дух.

Чемпионы — только потому, что кто-то является Королём, разве он может поступать, как вздумается? Ни в коем случае! Чувство неприятия Годо по отношению к тирании Вобана постепенно возрастало.

Абсолютно неприемлемо позволять, чтобы девушку вовлекли в такую опасность по прихоти этого старика.

— Итак, Мария, ты хорошо подумала, прежде чем решить последовать за этим дедом? Действительно серьёзно всё обдумала, решившись всей душой?

— … Да серьёзно, — кратко ответила Юри, всё же склонив голову.

Годо обернулся и посмотрел ей прямо в лицо.

— Ты врёшь. Это ложь, продиктованная твоей добротой, Мария.

— Ничего подобного, я тщательно всё обдумала!..

— Прямо как в случае с Афиной. Ты подумала, что всё нормально, если достаточно пожертвовать только тобой, так? Ещё тогда я решил, что в случае чего-то подобного Мария непременно попытается принести себя в жертву — но этого я определённо не позволю.

Его тело бросило в жар.

Тело Чемпиона легко переходит в оптимальное состояние в кризисные времена. Это сила, поддерживающая боевые способности Годо.

— Если ты будешь биться с Маркизом, произойдёт ещё одна катастрофа, поэтому успокойся, пожалуйста!

— Не волнуйся, я спокоен. Даже если мой противник ужасающий Чемпион, он не бог и не может создать мир тьмы, как Афина. Должны существовать способы разобраться с ним.

— Но ведь тогда Кусанаги-сан… пожалуйста, подумай о себе, — слабо прошептала Юри, с поникшими плечами. — Если, если с тобой что-нибудь случится, — хотя нет, в бою против Маркиза что-нибудь обязательно случится. Если Кусанаги-сана убьют из-за меня, я…

Её слова слились в одно целое и стали неотличимы друг от друга.

Голова Юри полностью поникла, плечи дрожали, а по лицу текли слёзы, пропитывая её традиционный японский наряд.

Эта волевая девушка плакала.

Юри, которая в одиночку появилась перед Афиной, не заботясь о своей собственной безопасности, сейчас просто плакала. И скорее всего потому, что Годо рисковал своей жизнью ради неё. Если бы дело касалось лично Юри, то она наверняка смогла бы сдержать слёзы.

Но всё это лишь укрепило решимость Годо. Невзирая ни на что, он должен защитить эту девушку, Марию Юри, и положить конец своевольным действиям того отвратительного старика!

— Юри, не стоит сдаваться. Это решение Короля. Говорить что-либо ещё просто бесполезно. Не забывай, он Король, а ещё очень упрямый и отчаянный человек.

Полная противоположность громко плачущей Химе-мико — сидящая рядом с ней Эрика была очень спокойна и собрана.

Она невозмутимо улыбнулась и спросила:

— Конечно, Маркиз, на попечение которого ты просила себя оставить, тоже Король, поэтому ты вольна выбирать сторону. Так кто же это будет? Маркиз или Годо, к кому ты примкнёшь?

— Но у Кусанаги-сана нет шансов одолеть Маркиза. Хоть они оба и Чемпионы, у Маркиза явное преимущество, как в силе, так и в количестве способностей. Кусанаги-сан настроен слишком оптимистично! — укоризненно произнесла Юри, подняв своё заплаканное лицо.

Но решимость Годо была непоколебима, а Эрика просто пожала плечами.

— Как поступим, мой господин?

— Если уж говорить о шансах на победу, то с моими способностями, полученными от Веретрагны, я и Афину не должен был одолеть. В любом случае, сейчас у нас просто нет выбора.

Годо повернулся и посмотрел на Амакасу, сидящего на водительском сиденье.

— Так и решим — о Марии позабочусь я. Никогда не отдам её этому деду, поэтому, пожалуйста, езжайте куда-нибудь, где как можно меньше людей. Бой здесь только проблем больше доставит.

— Ясно. Быть похищенной двумя Чемпионами подряд, а Юри-сан определённо очень важная персона.

— А-Амакасу-сан, что вы несёте! — отругала Юри явно издевающегося Амакасу.

Но легкомысленный представитель как ни в чём не бывало продолжал держать руль.

— Однако, к сожалению, я сотрудник Комитета компиляции истории. Как кто-то имеющий отношение к подобным делам, я не могу противиться приказу великого Дьявольского Короля, о-о… Всё равно что сматываться на украденном велосипеде, какое-то преступное возбуждение.

— Вы! Вечно вы всё воспринимаете не всерьёз! — Юри наконец-то разозлилась, и её слёзы и печаль полностью испарились.

Годо согласно кивнул этому новому состоянию девушки. Когда со всем будет покончено, она, скорее всего, отчитает его так же, как и после происшествия с Афиной. Но ничего страшного. Это в тысячу раз лучше, чем позволить, чтобы её забрали куда-то далеко и с глаз долой.

Взгляд Годо совершенно случайно встретился с взглядом Эрики.

Его напарница как бы спокойно говорила, что не имеет никаких возражений.

— К сожалению, тебе я проблем доставлю.

— Не беспокойся, разве я раньше не говорила? Предложив тебе свой меч, я уже была готова к подобным ситуациям. Да и история этого старого Короля совсем не то, что ты можешь самостоятельно постичь. Позволь мне чуть позже ввести тебя в курс дела, — обыденно произнесла Эрика, после чего обратила свой насмешливый взгляд в сторону молодого человека на водительском сиденье. — … Ну, думаю, что не ошибусь, предвидя данную возможность, но меня всё-таки несколько беспокоит тот, кто расскажет об этом Годо.

— Не стоит говорить так, словно у меня есть какие-то скрытые мотивы.

Когда они уже собирались продолжить, послышались раскаты грома.

Место удара, кажется, находилось где-то рядом. При взгляде в окно можно было видеть, что ночное небо заполнено тёмными облаками, а дождь постоянно усиливается.

— Иными словами, тридцать минут уже прошло…

Стоило Амакасу бросить взгляд на свои часы, как тут же появились серые тени.

Часть 2

Бежали.

Под проливным дождём, сопровождаемым раскатами грома, бежали серые тени.

Тени — нет, если присмотреться, то это были волчьи силуэты. Числом около тридцати или сорока. Стая волков серого, словно крысиная шерсть, цвета.

Преследуя машину Годо, позади неё по столичной автостраде с ужасающей скоростью неслась стая волков.

Что удивительно, расстояние между ними сокращалось… Оставалось ещё около тридцати метров, но они скоро нагонят.

— Так это и есть «Легион голодных волков», который призывает тот дед? Настоящие монстры.

— Я тоже впервые их вижу. Маркиз способен вызвать сотни этих волков и с их помощью запросто уничтожить десять-двадцать деревушек или городов.

Такими мнениями обменялись Годо и Эрика, наблюдая свирепую волчью стаю через заднее стекло машины.

Крайне голодные дикие звери, которые словно учуяли свою добычу.

Возможно, следующее описание поможет понять. Стая волков, чьи глаза яростно светились цветом крови, и чьи пасти исходили пеной во время жестокой погони.

— Я тут подумал, нам навстречу машины не особо-то и едут. С чего бы это… — пробормотал Годо, осознав свою невнимательность.

Хоть сегодня и не очень интенсивное движение, количество машин на столичной автомагистрали не может равняться нулю. На самом деле, пытаясь проехать, они должны быть как спереди, так и сзади. Но несколько минут назад количество машин вокруг них сильно снизилось.

Нет ничего странного. Если обычные водители увидят, как по трассе несутся такие монстры, они явно уступят им дорогу. Не так уж и сложно вообразить.

— Будем надеяться, что из-за волков не произошло серьёзных аварий… — мог лишь молиться небесам Годо.

Единственная цель серых монстров — Годо и Юри, поэтому они не обращали внимания на другие машины. Значит, особо волноваться по поводу аварий не стоило.

Скорее всего, при столкновении волков и машин в полёт отправятся вторые, а не наоборот…

— Амакасу-сан, пожалуйста, остановите! Не надо вмешивать посторонних людей!

— Останавливаться отказываюсь, но нам точно не стоит устраивать догонялки в подобном месте.

После слов Юри Амакасу повернул руль. Это произошло на пересечении второго кольца столичной автострады с третьим радиальным шоссе из Танимати. Он направил машину на полосу, ведущую к выезду на уровень улиц.

— Вы что, по улицам планируете проехать? Это же очень опасно!

— Если эти монстры атакуют нас на такой скорости, последствия окажутся трагическими! Так как рано или поздно они нас нагонят, легче убегать по земле[✱]Столичные скоростные дороги — сеть скоростных платных автодорог в Большом Токио. Представляют собой автодороги, расположенные над уровнем земли со съездами вниз, поэтому тут и идёт речь о том, что лучше убегать по земле, а не по этим дорогам, так как в случае столкновения машина может просто вылететь с высокого моста и разбиться.!

Естественно, его соображения на этот счёт имели свои плюсы, поэтому Годо тут же ответил на предложение Амакасу:

— Тогда, пожалуйста, высадите нас в подходящем месте, а затем попытайтесь найти какое-нибудь решение ситуации!

Десять минут спустя Амакасу доехал до улиц, расположенных неподалёку от Роппонги. Центр города с небоскрёбами, пятизвёздочными отелями, телестанциями, синтоистскими и буддистскими храмами, а также расположенными чуть поодаль посольствами.

— Можете остановить там?..

Из-за сильного дождя, поливавшего окна, было очень сложно отчётливо рассмотреть, что находилось снаружи. Но Годо всё равно смог найти хорошее место и обратил на него внимание Амакасу.

После поворота на перекрёстке они остановились возле начальной школы.

Начальная школа в самом центре города. Как её игровые площадки, так и занимаемая ей территория, не были очень большими, но этого достаточно, чтобы устроить маленькое буйство. Так как уже поздно, детей тут не будет.

Годо заставил Амакасу остановить машину и выбрался на дорогу.

Буря была очень яростной.

Носимые ветром капли дождя, били в него со всех сторон, его одежда быстро впитала дождевую воду и промокла. Обувь Годо тоже наполнила вода. Скорее всего, зонт в такой ситуации сразу же унесёт.

— Что ж, Мария, пойдём. Хоть погода и кошмарная, но, прошу, потерпи.

Годо открыл заднюю дверь и поторопил Юри с выходом. Однако у химе-мико Мусашино, кажется, не было намерений следовать за ним. Она смотрела на Годо искренними, умоляющими глазами.

— Кусанаги-сан, ты же должен был видеть, правда? Эти волки и мертвецы всего лишь часть сил Маркиза Вобана. Ты не сможешь его одолеть. А если ты начнёшь драться изо всех сил, это точно приведёт к разрушениям вокруг.

Поэтому, пожалуйста, отдай меня — на подобную мольбу Годо отрицательно покачал Головой.

— Я не шибко умный, и не могу понять причин, по которым надо так поступить. Зато я знаю, что ты моя подруга, которая однажды мне помогла. Если я оставлю такую девушку, то пожалею — как я только что и сказал, это всё моё упрямство, — Годо протянул руку упорной химе-мико.

Он надеялся, что она её примет. И надеялся всем сердцем.

— Не хочу отдавать тебя какому-то старому деду, вроде него. И я не единственный, кто так думает. Позволять отважной и участливой девушке терпеть жестокость этого упрямого старика — если ещё кто-то услышит о таких зверствах, уверен, девять человек из десяти согласятся со мной.

Годо чувствовал, что его ораторское мастерство никуда не годится. Но он продолжал говорить, проклиная свою бесполезность в этот решающий момент.

— Давай рассмотрим такой вариант… Конечно я знаю, что драка с этим дедом доставит людям множество проблем. И всё же, если всё как следует объяснить, они могут немного потерпеть. Прошу прощения, что решил так, не посоветовавшись, но тут уж ничего не поделаешь.

Годо думал, удастся ли ему найти убедительные слова для Юри, которая являлась самой серьёзной личностью, которую он знал. Чувствуя, что у него больше нет разумных доводов, он изо всех сил молился, пытаясь вместо слов передать девушке своё желание обезопасить её.

— Понимаю, что тебя многое тревожит, но, пожалуйста, просто пойдём со мной. Я умоляю, Мария.

— Твоя сила, ты ведь понимаешь, что не можешь победить Маркиза, так?

— Я и не собираюсь надрываться ради победы, но всё будет в порядке, если получится не проиграть. Пока я могу защитить Марию, меня это устраивает. Даже если мой противник силён, стремиться к ничьей не будет перебором. Что-то непременно можно сделать.

Оптимистичная речь, без всякого беспокойства, словно исходящая изо рта Сальваторе Дони.

Годо заставил себя так говорить частично для того, чтобы придать уверенность Юри. Довольно глупая причина, да ещё и манера речи, которой не достаёт правдоподобия. Выслушав его, Юри, наконец, вздохнула.

— Достаточно… Ты не оставляешь мне выбора. Обычно в твоих словах есть здравый смысл, но сейчас они почему-то такие непонятные…

Юри подняла взгляд и посмотрела прямо в глаза Годо.

— Не имеет значения, насколько оправданно противостояние этому человеку, я всё равно знаю, что тебе не удастся добиться успеха. Поэтому хватит, твои слова убеждения похожи на речи дурака.

В противовес резкому тону Юри, её взгляд, направленный на Годо, не был строгим. Она робко подняла руку. И эта хрупкая рука медленно приблизилась к протянутой руке Годо.

— Не то чтобы я поверила словам Кусанаги-сана или же чему-то подобному. Не пойми неправильно, это не потому, что я хочу, чтобы ты рисковал жизнью или что-то в том же духе. В конце концов, я просто жертва, которую ты похитил. Полагаю, сопротивляться бесполезно… Вот так, только и всего, так что не надо воспринимать это как-то по-другому.

— Да, понимаю. Этого достаточно, Мария.

Юри взяла руку Годо и крепко сжала её. Как потерявшийся ребёнок, который, наконец, нашёл своего отца.

Годо охотно кивнул. Лицо Юри тут же вспыхнуло, и она опустила голову.

Поднявшись, она покинула машину и пошла под дождём. Белая традиционная одежда Юри незамедлительно промокла и плотно облепила крайне женственные формы её тела.

— Я предстану перед Маркизом вместе с Кусанаги-саном, поэтому полагаюсь на твою защиту.

— Мы приложим все усилия.

Хотя он, похоже, и не всецело завоевал её доверие, Годо произнёс эти уверенные слова с улыбкой.

Юри тоже ответила на это застенчивой улыбкой, похожей на падающие лепестки цветов вишни.

— Раз мы всё решили, давай подготовим поле боя… Мария, сначала тебе стоит войти в эту дверь…

Юри вздохнула, когда Годо указал на вход в школу.

— Понятно, действительно проникновение со взломом, как же всё-таки незаконно…

— Эмм, пожалуйста, не отчитывай меня пока что. Даже мне из-за этого не по себе. Эрика, прошу.

— Да, да. Говоришь тут об угрызениях совести, но при этом твои действия целиком и полностью идут с ними в разрез — одна из худших черт Годо. Ну, в данном случае у нас нет иного выбора, кроме как положиться на тебя, — с улыбкой, не сулящей ничего хорошего, Эрика тоже вышла из машины.

Наклонившись вперёд, она ухватила юбку своей школьной формы сбоку и разорвала. После чего проделала то же самое с другой стороны, создав рваные разрезы по обеим сторонам юбки. Естественно, всё это с целью обеспечить большую свободу движений.

— Лев из стали, щит Красного Дьявола, пусть слова моего заклинания ответят моей воле! — игнорируя дождь, Эрика воспользовалась волшебством призыва.

В её правой руке появился магический меч льва, Куоре ди Леоне.

Приняв боевую стойку, Эрика провела своим любимым оружием V-образный выпад. Эта рубящая атака разрезала входную дверь начальной школы.

— О, ну что-то подобное выходит далеко за рамки моих возможностей, поэтому буду обеспечивать поддержку на расстоянии. Простите, что от меня не очень много пользы. Желаю вам всем удачи в этой битве, — произнёс Амакасу.

В такой безвыходной ситуации, он всё равно беззаботно сидел на водительском сиденье.

— Хмф. Не знакомы с битвами, это да — однако не думаю, что на самом деле вы ни на что не способны.

— Так и есть, Эрика-сан. Если бы мне пришлось драться с вами, я бы полностью продул в течение тридцати секунд.

— Да неужели? По моим подсчётам вы бы могли продержаться около трёхсот секунд. Так как возможность выпадает редко, не хотите попробовать прямо сейчас?

На возникшую на лице Эрики улыбку, напоминавшую ядовитый цветок, Амакасу притворился дурачком, изображая из себя пресмыкающегося подхалима.

После любезностей на прощание, их трио проникло в школу под покровом ночи.

Время уже больше восьми вечера. Возможно, здесь ещё могут быть сотрудники, оставшиеся сверхурочно. Если так и есть, Годо молился, чтобы они не выходили из здания.

Его целью была игровая площадка, которая сулила больше преимуществ. Прятаться от волков, обладающих острым обонянием, скорее всего, бессмысленно, поэтому лучше выбрать место, где противники хорошо видны.

На игровой площадке они ждали где-то около пяти минут. После этого волчья стая, наконец, появилась. Неожиданно для своих массивных тел волки с лёгкостью перепрыгнули школьный забор и прошли на игровую площадку.

Количество медленно приближающихся хищников составляло как минимум тридцать или сорок.

— Я с ними разберусь. В конце концов, тебе не стоит использовать воплощения «Белого жеребца» или «Хищной птицы» в подобном месте. Прибереги эти формы Веретрагны для Маркиза.

— Рассчитываю на тебя, — согласно кивнул Годо на предложение Эрики.

Из десяти воплощений, полученных у Веретрагны, большинство не давало никакого преимущества против групп врагов.

«Белый жеребец», который призывал с неба пламя солнца, был одним из исключений, но он слишком мощный, чтобы пользоваться им, как вздумается.

По сравнению с ним воплощение «Хищной птицы» было куда более нормальной формой, но после его использования приходилось иметь дело с последствиями.

— Приди же, спаситель язычников. Обещанный владыка, рождённый от непорочной девы! — мягко обратилась Эрика к серебряному мечу, произнося слова заклинания.

Словно управляемый невидимой нитью Куоре ди Леоне поплыл по воздуху.

— Святым именем заклинаю, о, Бог несчётных армий. Возношу хвалу Богу! Да святится имя твоё!

Один меч, два меча, три меча. Куоре ди Леоне становился множеством одинаковых мечей, которые появлялись в воздухе перед Эрикой. Через десять секунд серебряный меч стал тринадцатью клинками.

— Пришло время определить победителя, Куоре ди Леоне! — эти слова заклинания стали спусковым крючком.

Тринадцать мечей превратились в тринадцать серебряных стрел, выпущенных с молниеносной скоростью. Нацеленные приближающимся волкам между глаз, они ринулись вперёд.

Со стороны серых хищников раздались жалобные завывания.

Тем не менее, крови из их ран не пролилось. Вместо этого лбы зверей стали источать чёрно-синюю жидкость. Трупы гигантских волков растворились во тьме и исчезли.

Как и те мёртвые рыцари, они оказались неестественными созданиями.

Одним махом уничтожив тринадцать волков из стаи, Куоре ди Леоне вернулся в руку Эрики, пролетев по воздуху. В какой-то момент он снова обрёл первоначальный вид.

— Жаль, кажется, мои охотничьи собаки не чета Красному Дьяволу, — прозвучал знакомый голос.

Мягко произнесённые слова старого Дьявольского короля, воплощения тирании, прячущегося под видом интеллектуала.

— Прошу прощения, что заставил вас ждать, молокососы. Готовы к тому, чтобы быть избитыми мной?

Гремел гром, завывал сильный ветер, дождь непрерывно молотил по земле. Но на разносившийся голос Вобана эти звуки совершенно не влияли.

Как всегда надменный, к центру игровой площадки небрежно подходил сам Дявольский Король.

Часть 3

— Люблю ненастные ночи. Ветер, дождь и молнии, всё это позволяет мне ощущать свою мощь. Ты, молокосос, наверняка, точно такой же. Хоть ты и незрелый, но я уверен, что мы с тобой похожи, — одетый в чёрное пальто поверх костюма, довольно говорил Вобан, поливаемый дождём.

Годо тут же нахмурился и почувствовал, как внутри закипает гнев.

На самом деле, у него издавна существовала странная привычка быть в хорошем настроении, когда налетает тайфун. Но говорить об этом он не желал.

— И что? Просто говоришь, что любишь ненастные ночи и только?

— Нет, мне просто захотелось, и я вызвал шторм, поэтому всё так и обернулось. Полагаю, что и тебе это по нраву. Ты же не возражаешь, правда?

У Деянсталя Вобана была способность вызывать бури.

Всего лишь увидев часть его силы, Годо ощутил беспокойство.

— Не делай случайных выводов, с чего ты вообще так решил?

— Ну, боги не станут драться с кем-то, пока их не удовлетворит жертва в виде одарённых людей. Те, кто становятся Чемпионами, по большей части такие же.

У слушавших в сторонке Эрики и Юри, вырвалось синхронное «о, вот, значит, как». При этом на их лицах отразилось понимание. Когда они обе одновременно посмотрели на Годо, ему почему-то стало очень не по себе.

— А ты действительно ненормальный дед. Начнём первый раунд?

— Раз проиграешь прямо сейчас, не может быть ни первого, ни второго. Максимум, на что ты способен, это попрыгать вокруг, чтобы развеселить меня.

Вобан махнул рукой.

Как какие-то мыльные пузыри, из тьмы тут образовались десять волков.

— Простое увеличение числа нагоняет на противника скуку. Такое количество врагов просто мешается.

— Если говорить о количествах, то они уже победили — отойди назад, Мария, — произнёс Годо, кивая своей напарнице, которая вставила комментарий.

Это было начало тяжёлой битвы.

Эрика бросила Куоре ди Леоне в воздух, подальше от себя.

— О, Лев из стали, прими свою миссию, обратись в семь тати, защищай пленённого короля. Воспой гимн, ответь королю с сердцем льва!

Серебристый волшебный меч стал семью осколками, разбросанными по земле. Эти осколки тут же начали расширяться и превратились в стальных львов.

В семь изваяний львов вдохнули жизнь при помощи магии.

Ограничения стали совершенно не сковывали их плавных движений. Львы окружили Годо и Юри. Они преградили путь приближающейся стае волков. В ответ на возрастающее количество охотничьих собак Вобана, Эрика создала стражей.

Волки взвыли. Вся стая подпрыгнула.

Был тот редкий случай, когда Эрика не пользовалась привычным Куоре ди Леоне. Вызвав вместо него очень тяжёлый на вид меч, она бесстрашно встретила нападение.

Совершая своим клинком эффектные выпады в свободной и плавной манере, Эрика раз за разом прорубалась сквозь нападение волчьей стаи. Как и сказал Вобан, волки размером с лошадь ей и в подмётки не годятся.

Одной-двумя атаками меча девушки каждый волк разрубался на куски или протыкался насквозь.

Но хоть это и Эрика, в одиночку она больше ничего не могла сделать.

При абсолютном численном преимуществе, волкам надо лишь продолжать свои атаки. Кстати, у другой группы хищников был не столь сложный противник, как Эрика.

Речь о волках, нацеленных на Юри и Годо. Им противостояли львы, рождённые из Куоре ди Леоне. Они уничтожали волков своими телами, клыками и когтями из стали. Боевая мощь львов намного превосходила возможности нападавших.

Уверенная победа.

Но проблемой оставалось количество.

Чтобы справиться с волками, которые прорвались мимо защитников, Годо, в конце концов, пришлось использовать воплощение Веретрагны.

Представляя силу «Быка», он произнёс слова заклинания:

— Как тот, кто удерживает любую и каждую победу, я сильнейший из сильнейших. Будь то человек или дьявол — все враги, все, кто таит злобу, будут покорены. Невзирая ни на что, я сокрушу всех врагов, стоящих у меня на пути!

Когда приходится биться с нечеловечески сильным противником, второе воплощение Веретрагны, «Бык», даёт всеподавляюще огромную силу. Стая волков, которую призвал Вобан, полностью удовлетворяла упомянутому требованию.

Устремившись вперёд, подобно стреле, Годо нацелился в морду нападавшего волка и мощным ударом ноги послал его в полёт. Он избегал пользоваться руками, чтобы не получить ненужных травм. Такие челюсти способны прокусить кости, если они его ухватят.

Стараясь как можно реже касаться волков, Годо отбивал их куда подальше. Прямой удар его ноги поднимал хищников в воздух, словно это был футбол. Всех нападавших на него и Юри можно было отчётливо видеть в полёте.

Но сила воплощения «Быка» определённо не годилась для беспорядочной потасовки с множеством противников.

— Они лезут и лезут, им просто конца нет!.. Мария, могу я тебя кое о чём попросить? — спросил Годо, посылая шестого волка в путешествие по небу.

И хотя львы-охранники работали без всякого перерыва, волчья стая тоже продолжала расти. Если так и дальше продолжится, у них быстро исчезнет всякий выбор.

— В ч-чём дело, Кусанаги-сан?

— Прошлый раз, тот приём, который я использовал в бою с Афиной, как думаешь, он сработает против этого деда?

Пожилой Дьявольский Король, который постоянно призывал волков, просто молча наблюдал за битвой, стоя поодаль.

Годо попытался изобразить уверенную улыбку готового ко всему человека.

Вобан с самого начала контролировал ход битвы. Если Годо не найдёт способа перехватить инициативу и не контратакует, шансов на победу нет.

— Скорее всего нет… Сомневаюсь, что то пламя способно одолеть Маркиза, не знаю почему, но ощущение у меня именно такое, — с выражением крайней тревоги произнесла мико, обладавшая духовным зрением.

Но это мнение укрепило решимость Годо. Если так, то почему бы не попробовать?

— Понял. Раз так, то всё равно.

— Что? Кусанаги-сан, что ты задумал?

— Мария, пожалуйста, ни в коем случае не отходи от меня.

Бессмысленно позволять этому продолжаться, поэтому Годо решил положить конец битве.

— Ради победы, явись мне! Бессмертное солнце, прошу, одари меня сияющим жеребцом. Священная лошадь торжества, несущая круг света, который символизирует господина!

Заклинание, которое призывает с неба «Белого жеребца», символизирующего солнце, третье воплощение Веретрагны. Годо выкрикнул его звучным голосом.

На лице Вобана впервые появилось напряжение.

Почувствовав, наконец, надвигающуюся опасность, он наблюдал, как ненастная ночь превратилась в утреннее небо, окрашенное цветами рассвета.

— Солнце — огонь небес?

Почти как и с первыми лучами рассвета, в небе на востоке вставало солнце.

Сила правосудия, которую можно использовать только против грешников, причинивших великие страдания людям. Чего и стоило ожидать от трёхсотлетнего Дьявольского Короля, похоже, он совершил гораздо больше того минимума зверств, который необходим для удовлетворения условий вызова.

С небес снизошло белое пламя.

К земле приближался жаркий огонь, температуры которого достаточно, чтобы испарить сталь.

Все волки, доставлявшие Эрике и Годо столько неприятностей, тут же исчезли.

— Э? — Годо застыл от удивления.

Фигура Вобана изменилась. Из человека он превратился в прямостоячего волка с серебряной шерстью — оборотня. И его стойка была целиком и полностью волчьей.

Тело Вобана, принявшее форму серебряного волка, мгновенно увеличилось в размерах. Уже почти тридцатиметровое массивное туловище перестало расти, достигнув невозможной величины.

— У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!! — отдались в бушевавшей атмосфере тяжёлые завывания.

Гигантский серебряный волк прыгнул навстречу огромному сгустку белого пламени, в котором была собрана энергия солнца. Обнажив клыки, он схватил огонь своими массивными челюстями.

— Какого… это… должны же быть пределы этой чрезмерной мощи.

Невероятное зрелище крайне потрясло Годо.

Проглотил.

Вот так запросто гигантский волк целиком проглотил сильнейшее пламя солнца.

— Впитать… нет, поглотить огонь «Белого жеребца», что он за монстр? — с таким же удивлением произнесла Эрика, снова вставшая рядом с Годо.

Потеряв противников, стальные львы соединились, чтобы в очередной раз стать Куоре ди Леоне и принять форму её любимого меча.

— Что… это было? — шокировано прошептала Юри.

В то, что они увидели, наверно, было очень трудно поверить.

— Проглотил огонь, которому даже Афина с трудом противостояла, должен же быть предел этой бессмыслице!

— Обратить в ничто атаку, которая смогла одолеть Афину, богиню тьмы и земли высочайшего уровня, от какого бога он получил эту способность?!

Стоя перед безмолвными девушками, Годо ещё раз укрепил свой моральный дух. Он достиг свой цели изменить ход битвы. Этого достаточно.

— А-ха-ха-ха-ха! Это она? Одна из способностей, использованных в бою против Сальваторе и победившая Афину! Очень убедительно! Действительно заставляет меня чувствовать удовлетворение!

— О-у-у-у-у-у-у!!!

Мощные завывания волка звучали синхронно с голосом Вобана. Просто невероятный феномен.

— Чувствую, что должен соответствующе вознаградить за данный банкет. Но если буду неаккуратен, могу раздавить вас вместе с мико. Явитесь и услышьте моё повеление, слуги мои!

В очередной раз возникли сущности с тёмными демоническими чертами.

Но это оказались не волки, а мёртвые рыцари, встречавшиеся в библиотеке. Сопровождаемые точно такой же аурой, из тьмы появлялись мертвецы.

В руках они держали мечи, копья, топоры и другое старинное оружие, а на их доспехах виднелись выгравированные эмблемы рыцарских орденов.

Мертвецов было около сорока. По их старомодной одежде можно было подумать, что они призваны из прошлого, отстоявшего от современности на пятьсот-шестьсот лет.

— Мои уже мёртвые последователи, все вы были выдающимися воинами. Теперь же идите и охотьтесь, словно собаки!

— О-у-у-у-у-у-у!!!

Смех Дьявольского Короля звучал одновременно с яростным воем.

Тут армия мёртвых рыцарей пришла в движение и, подняв оружие, решительно атаковала.

Слово «медленные» будет неверным описанием по отношению к этим зомби. Когда они вступали в ближний бой, выражения их мёртвых лиц демонстрировали немалый ум и силу, как у армии свирепых и опытных рыцарей.

— Годо, будь осторожен. Боюсь, что при жизни они вполне могли быть Великими рыцарями — воинами одного со мной ранга. Честно говоря, я не уверена, что смогу защитить вас нас этот раз.

Взгляд Эрики, обращённый к мёртвым рыцарям, был совершенно не таким, как во время боя с пушечным мясом. Сейчас в нём нет ни единого намёка на игривость, а сама она в состоянии полной боевой готовности.

— Эрика. Девушка в библиотеке — это была твоя подруга? Как она их описывала, кем на самом деле были её помощники? Это ведь всего лишь зомби, разве нет?

— Кусанаги-сан, «Мёртвые слуги» — это трагическая судьба тех, кто погиб от руки Маркиза, — ответила Юри на вопрос Годо. — Способность превращать собственноручно убитых людей в лояльных и покорных слуг. Её Маркиз заполучил у египетского бога Осириса. Эти люди, судя по всему, полностью помнят свои прижизненные навыки, и будут более серьёзными противниками, чем волки.

— И мы в результате можем стать такими же, так что осторожно!

Услышав о невообразимо печальной судьбе этих рыцарей, Годо нахмурился.

— Столько зверств совершить — этот проклятый старикан меня реально бесит.

Годо взглянул на надменную физиономию старого Дьявольского Короля, который принял форму гигантского волка.

Когда он превратился в волка, сильный ветер и проливной дождь стали ему ни по чём. Внешний вид заносчив до невозможности, да ещё и крайне отвратителен.

Тут на них налетели мёртвые рыцари.

Эрика взмахнула мечом и вступила с одним из них в бой. Один, два, три, четыре. Их удары мощно сталкивались. Даже дилетант мог сказать, что демонстрируемые ими умения, обладали чрезвычайной силой.

Само собой, мёртвые рыцари приблизились и к Годо с Юри.

«Мы что, сейчас проиграем?»

Годо мысленно обращался к самому себе. Он был слишком наивен. Он плохо подготовился к бою с таким трудным противником, как Маркиз Вобан.

Если не разузнать о способностях противника, о его характере и целях, поражение гарантировано. Это неизбежный исход.

Так как причинами проигрыша являются его недостаточная сила и легкомысленное отношение, нечего себя жалеть. Но, даже если и так…

— Кусанаги-сан…

— Не беспокойся, Мария, просто смотри, как я преодолею это препятствие ради тебя. Держись рядом.

Годо непременно защитит дрожащую за его спиной девушку. Это его обязанность. Полный решимости, он сделал глубокий вдох.

Обменявшись всего одним взглядом, Годо и Эрика, орудовавшая мечом в отдалении, тут же поняли друг друга.

За то мгновение, которое понадобилось, чтобы их взгляды встретились, к ним примчалось несколько мёртвых рыцарей.

Прямо у Годо на глазах над его головой был занесён тяжёлый топор. Этого мало, надо ещё быстрее!

Годо сделал ещё один глубокий вдох.

Стоявшая позади него Юри, выглядела очень обеспокоенной и спросила:

— Кусанаги-сан, ты кажешься каким-то странным, что происходит?

«Её голос звучит как будто издалека, хотя нет, не издалека. Он замедлился. Из-за того, что мои чувства чрезмерно усиливаются. Быстрее, ещё быстрее, мысленно представить птицу, которая летает выше всех. Хищную птицу, которая летает выше, быстрее и дальше всех».

Превратившись в стремительный удар, боевой топор начал опускаться на голову неподвижного Годо.

Юри жалобно вскрикнула.

У воплощения «Хищной птицы» полно неудобных условий, но вот это самое худшее из них.

Данную форму невозможно использовать, пока не будешь атакован ударом, превышающим границы разумного. Примерами подобных атак могут служить пули, неожиданные нападения бешеных диких зверей или удары признанного мастера боевых искусств.

Одновременно со своими мыслями Годо прошептал:

— Дрожите в страхе перед крылатым! Порочные и сильные, все убоятся меня, обладателя этих оперенных крыльев. Мои крылья принесут вам проклятье безликой справедливости!

Ускорение и замедление.

Ускорение тела Годо при замедлении всего остального.

Годо спокойно увернулся от топора, который был уже в миллиметре от того, чтобы расколоть его голову пополам.

Слишком медленно.

Мёртвые рыцари, которых Эрика ставила вровень с собой.

Сейчас они были слишком медленными для Годо. Меч, топор, копьё, меч, меч — его одновременно атаковали пятеро.

И они тоже были слишком медленными. Годо отчётливо видел каждую атаку и от каждой из них увернулся.

Наконец, один из мёртвых рыцарей отлетел. Любительская контратака зрелищно сбила его с ног. Скорее всего, рыцарь не смог увернуться из-за крайне высокой скорости нападавшего.

Годо взял Юри за руку.

Не сказав ни слова, он подхватил и понёс её.

— А?! Кусанаги-сан?..

«Не совсем понял, что она говорила. Спрошу как-нибудь позже».

Годо с силой оттолкнулся от земли и прыгнул вместе с Юри на руках. Траектория прыжка представляла собой длинную дугу.

Без проблем совершив десятиметровый скачок, Годо с лёгкостью вырвался из окружения мёртвых рыцарей.

Громадное ускорение и чрезвычайно лёгкое тело. Это сила воплощения Веретрагны «Хищная птица». Если что-то можно было удержать в руках, эта способность становилась очень полезной для переноски вещей.

Так как Годо не мог полностью контролировать свою скорость, было невозможно совершать точно выверенные движения. Если захочешь сдвинуться на двадцать сантиметров, то, скорее всего, получится на метр и дальше.

Но за эту скорость приходилось дорого платить. Превозмогая боль, хватающую за сердце, Годо прыгнул ещё раз.

Он мгновенно добрался до края игровой площадки и оглянулся на поле боя, оставленное позади.

Даже отсюда Годо мог чётко видеть чудовищно высокое и хорошо сложенное тело Вобана. Что это за монстр, который не только призывает волков, но и сам может превратиться в волка?

Почти две трети мёртвых рыцарей гнались по пятам за убежавшим.

Оставшись одна, Эрика двинулась в противоположную сторону. Дерясь без поддержки, она начала отступление, орудуя Куоре ди Леоне.

Годо хотел помочь, но если он пойдёт вместе с Юри, они станут обузой. Предоставленная сама себе и никем не сдерживаемая, Эрика, скорее всего, сможет гораздо полнее проявить свою силу.

Наверное, лучше приманить к себе ещё больше мёртвых рыцарей.

Обмен взглядами перед использованием «Хищной птицы» сыграл роль обсуждения дальнейшего плана действий. Здесь битва явно закончится их поражением, поэтому надо сделать всё возможное, чтобы отступить.

Совершая очередной прыжок, Годо молился о том, чтобы с его напарницей всё было в порядке.

С лёгкостью преодолев стену школы, он посмотрел на преследователей, решив, максимально увеличить скорость, чтобы сбить их со следа.

Естественно, Вобан снова использует волков. Но побег отсюда позволит предотвратить самый худший исход.

— Ааа!.. Это… действительно выматывает…

Боль в сердце постепенно нарастала.

Несомая хмурым Годо, Юри выглядела очень обеспокоенной.

— Как ты? Кусанаги-сан? По твоему лицу видно, что тебе больно…

— А, ничего. Если так продолжится, я не смогу оторваться от тех ребят. У нас нет выбора, кроме как найти, где укрыться…

Видимость в такую непогожую ночь была очень плохой, а его тело начинало мёрзнуть.

Годо и Юри, одетая в наряд мико, продолжали своё бегство.