2 том    
Глава 6. Ты, рождённый из тьмы и ставший светом

Глава 6. Ты, рождённый из тьмы и ставший светом

Часть 1

Из собственного опыта Эрика Бланделли помнила о существовании магии «Прыжка».

Этот тип магии делал тело легче и давал возможность прыгать, превосходя нормальные человеческие возможности. Её использование позволяло Эрике совершать поразительные движения, которые в её любимых гонконгских боевиках могли проделывать только при помощи скрытых строп.

Она без всякого разбега могла запрыгнуть в места, которые находились выше её роста. Можно было даже бегать по вертикальным стенам и совершать динамичные акробатические трюки, о которых лучшие каскадёры и не мечтали.

Сейчас Эрика умело пользовалась этой магией, чтобы сбежать.

В центре города, посреди ночной бури и без всякого убежища.

Пролетая между рядами высотных зданий с крыши на крышу, Эрика так неслась, что за ней не смогли бы угнаться ни кот, ни мартышка.

Её мастерство владения этой магией, было предметом гордости Эрики. Стоило девушке серьёзно отнестись к её использованию, не оставалось практически никого, кто мог бы превзойти её в этом.

Тем не менее, среди мёртвых рыцарей оказались трое, которые превосходно владели данной магией. Они тоже использовали «Прыжок», преследуя Эрику, словно тени воплощённой смерти.

— Справиться действительно трудно… — пробормотала Эрика.

На неё постоянно налетали сильные порывы ветра, а дождь сводил видимость к минимуму. Более того, стояла ночь. А так как везде было мокро, один неосторожный шаг может запросто привести к падению.

Эрика продолжала нестись, совершенно неподвластная влиянию этих неблагоприятных факторов.

Но, скорее всего, уже хватит. Оторваться от них вряд ли получится, поэтому остановиться и контратаковать здесь, наверное, не такая уж плохая идея.

Преследовавших было трое.

Кроме того, что рыцари превосходят числом, даже одолеть хотя бы одного из них первым ударом будет довольно сложно.

Применив к своему мечу магию трансформации, Эрика оглянулась, чтобы посмотреть, что происходи позади. Куоре ди Леоне изменил форму и из изящного меча превратился в метательное копьё.

Короткое, но тяжёлое копьё, предназначенное для метания.

Повернувшись, она совершила бросок под точно выверенным углом. Стоило копью покинуть руку Эрики, как тут же, словно тени, возникли две его идентичные копии.

Точно по направлению к каждому из трёх мёртвых рыцарей полетело по копью.

Наконечники копий уверенно пробили их грудные клетки, пронзая сердца, защищённые кольчугами.

Преследовавшие Эрику живые мертвецы обратились в пыль.

Похоже, что у мёртвых рыцарей способность принимать решения — способность мыслить хуже, чем при жизни. Чтобы предпринять какие-то новые действия, им требуется больше времени.

Поэтому Эрика сделала то, что сделала. Быстро убежала подальше, а затем молниеносно контратаковала — план идеально сработал.

Но последнее представление ещё только должно было начаться.

Когда Куоре ди Леоне снова приобрёл форму меча, Эрика стала готовиться к встрече с оставшимися врагами.

Сейчас решающий момент. Фехтование, магия, стратегия, мудрость. Скоро появятся противники, которые не уступают ей в этих категориях.

— Так далеко убежать не совсем соответствует понятию зрелищной битвы, которую ты предпочитаешь, — послышался голос в дождливой ночи.

Изящный и привлекательный голос девушки, за нежной мягкостью которого скрывалась огромная сила.

— Этим крысиным бегам настал конец, Эрика Бланделли.

— А мне помнится, ты как-то сказала, что хочешь летать как ласточка. Лили, дела плохи, в тебе совершенно нет поэтической экспрессии.

Лилиана Краничар.

Стоя под ударами порывистого ветра, Эрика дразнила совершенно вымокшую девушку, прекрасную, словно фея, и одетую в сине-чёрную накидку. В том, что она тут появилась, не было ничего необычного.

Эта девушка была потомком настоящих, истинных ведьм.

Всецело превосходя Эрику, она была мастером магии полёта.

— Не называй меня Лили! Если бы ты не была подчинённой этого слабого короля, то и притворяться бы не пришлось. И не надо было бы вести себя, словно хитрая мегера. Что за безрассудство!

— Скорее, это не какие-то интриги, а просто моя любовь. Не то, что твои слова, лишённые всяких чувств.

Разговаривая под проливным дождём, две девушки-рыцаря приближались друг к другу.

Они очень хорошо знали возможности друг друга. Будь то победившая или проигравшая, ни одна из них не выйдет из битвы невредимой.

— Мои крылья, обратите сталь в клинок иллюзий — Иль Маэстро, одолжи мне свою силу! — Лилиана протянула руку к небу и громко призвала свой любимый меч.

Она сорвалась с места в то самое мгновение, как появилась длинная серебристая сабля.

Лилиана приближалась словно молния.

Эрика уклонилась вбок со сравнимой скоростью. Это скорее напоминало танец, чем фехтование — шаги уклонения от атак врага, словно движения фламенко[✱]Фламенко — общее обозначение южно-испанской народной музыки — песни и танца..

Лилиана, которая приноровилась к скорости своей противницы, бесшумно двигалась скользящей поступью. Следуя за лёгкими шагами Эрики, она скользила словно фигуристка.

— Не думай, что такая скорость позволит тебе сбежать от меня!

— Твоя правда. Тогда я одолею тебя силой!

Эрика совершила выпад Куоре ди Леоне, целясь в сердце Лилианы.

И это был не один выпад. За время короткого вздоха Эрика нанесла три удара. Убийственная тройная атака из трёх резких выпадов.

Издавая сопутствующие мелодичные металлические звуки, словно музыкальный инструмент, Иль Маэстро ритмично отбил атаки Эрики.

Стиль фехтования Лилианы был необычайно красив и замечательно точен одновременно.

Умело управляясь с тяжёлым оружием и совершая сильные атакующие выпады, Эрика двигала изящным магическим мечом, чтобы слегка отклонять или парировать наступление оппонента. Точно ловя момент, она не нападала без оглядки.

Не мечом, а ногами. Целясь в лодыжки Лилианы, Эрика безжалостно наступала на ноги противницы, словно её целью было раздавить их своими каблуками.

— Эй, всё так же подло используешь ноги, как и в прошлом!

— На себя посмотри, Лили. До сих пор не избавилась от привычки ругаться, когда взвинчена. Рыцарь всегда должен стремиться к более зрелищным битвам!

Эрика изящно улыбнулась Лилиане, которая отступала, чтобы избежать каблуков противницы.

По мере их атак дистанция между девушками постепенно сокращалась. Это, само собой, вело к бою накоротке, а использование ног являлось естественной частью фехтования.

Удерживая позицию, Эрика рубанула вертикально сверху вниз.

Магический меч льва был заблокирован Иль Маэстро вблизи самой гарды. При столкновении Эрика незамедлительно сделала шаг вперёд, используя свой клинок, чтобы сбить лёгкую Лилиану.

— Чтобы такая чудовищная сила, да ещё и у девушки! Что там насчёт зрелищной битвы? Больше напоминает лошадь, которая тянет телегу, используя лишь грубую силу!

— Раз так, то почему бы не описать это как сильного и величественного льва? — с улыбкой ответила Эрика на раздражённые слова противницы.

Лилиана фыркнула и сделала большой шаг. Всё ради подготовки к использованию своей магии полёта. Чтобы свободно взлететь в небо как птица, ей необходимо отойти на некоторое расстояние.

— Раз так, то я воспарю ввысь подобно соколу. Готовься… Пфф, они уже догнали? — Лилиана нечаянно выказала лёгкое удивление.

Эрика сразу поняла, в чём дело. Грохоча обмундированием и оружием, появилось ещё несколько мёртвых рыцарей, пользовавшихся «Прыжком».

Мёртвые рыцари-преследователи Эрики, послушные приказу Вобана.

Их было четверо.

Каждый из них занял свою позицию. Тем самым они расположились вокруг зданий, на которых бились девушки.

Рассеявшись по крышам соседних домов и высотных строений, они сформировали окружение.

— Похоже, они в любом случае нас побеспокоят… Тогда я отступлю. Если у тебя получится пробить себе путь, то как-нибудь в другой раз и определим победителя, — произнесла Лилиана, опустив Иль Маэстро.

Из-за того, что дуэль прервали, пропал весь интерес. Вместо сражений ради убийства или демонстрации друг другу своего ума и силы, рыцари вступали в бой, чтобы показать своё мастерство и отвагу.

«Истинно моя великая соперница. Та, кто может понять разницу между битвой и дуэлью».

Но…

Сейчас Эрика думала о том, как разобраться с возникшей ситуацией.

Уже не внезапное нападение, а битва со всеми четырьмя лицом к лицу будет слишком трудной. Но всё совершенно изменится, если у неё будет напарник, который как минимум сравним с ней. К счастью, такой козырь был прямо здесь.

— Эй, Лили, я тут как раз хотела тебе кое-что рассказать… — произнесла Эрика нежным и приятным голосом, который от неё редко услышишь.

— Слушать даже не стану. Ненавижу с тобой разговаривать, это всегда плохо кончается. Разве для меня же не лучше просто наблюдать за данной опасной ситуацией? — последовал холодный ответ Лилианы.

Но такой ответ Эрика и ожидала. Она улыбнулась открытой понимающей улыбкой благородной леди.

— О, не говори так холодно. Это ведь может принести тебе пользу. Лили, ты действительно думаешь служить Маркизу Вобану и следовать каждому его приказу, начиная с этого момента?

— Почему нет? Я ведь исполняю свой долг по отношению к Королю.

Правильный ответ без единого сомнения.

Но именно поэтому и было так весело забавляться с Лилианой Краничар.

Не забывая о мёртвых рыцарях, Эрика добавила нажима в голос. Если они выжидают, перед тем как ринуться в атаку, сейчас самое время склонить Лилиану на свою сторону!

— Нуу… Если дело в этом, то почему бы не исполнить свой долг по отношению к другому Королю? Если это единственная причина, по которой ты следуешь за Маркизом, то тогда и проблем нет, так ведь?

— Предлагаешь, чтобы я служила Кусанаги Годо?

Увидев, как вздрогнули брови Лилианы, Эрика заговорила, словно старшая сестра или ещё более старший покровитель.

— Так и есть. Если дело касается его, ты определённо сможешь ощутить радостное возбуждение битвы. Лили, ты правда безоговорочно последовала за Маркизом в Токио? Я ведь тебя хорошо знаю, поэтому и сомневаюсь. Такое послушное следование тирании Маркиза на тебя совсем не похоже.

— И первое, и второе — всё это по твоей вине, Эрика Бланделли!

Совершенно не понимая причин её гнева, Эрика несколько удивилась.

— Э, правда что ли? И почему?

— Всё из-за твоих интриг с Кусанаги Годо и принятия на себя роли его любовницы! Всё это спровоцировало ответную реакцию моего дедушки!

Чувствуя, что за этим объяснением скрывается целая история, Эрика сделала в уме пометку.

Этот дедушка, живущий в уединении, был хорошо известен среди почитателей Деянсталя Вобана.

Узнав, что молодая наследница семьи Бланделли стала любовницей новоявленного Чемпиона, он, должно быть, решил, что потратил жизнь впустую. И, скорее всего, устроил так, чтобы давно знакомый ему старый Король призвал его внучку исполнять свои прихоти.

«Неужели это правда, что дедушка отослал Лили к Маркизу, чтобы его собственная внучка тоже стала любовницей Короля?.. С кастингом на эту роль вышла огромная ошибка, разве нет?»

Ожидать, что эта честная и прямая девушка станет соблазнять. Для неё это слишком.

Эрика почувствовала симпатию к взбешённой Лилиане.

«Нда. За кого же этот дедушка принимает свою внучку…»

— И раз так, то всё, конец? Ты подавишь свою волю, чтобы потакать всем крайностям Маркиза. Разве не время стать самой собой? Лилиана Краничар. Один из них тиран, который заставляет девушку исполнять свои ненормальные приказы, в то время как второй — молодой Король, который сражается, чтобы выручить эту беспомощную девушку. Как ты думаешь, на чьей стороне правда?

Мёртвые рыцари собирались вот-вот напасть. Судьба Годо и Юри всё ещё неизвестна.

Слишком многое нужно узнать, и слишком многие проблемы требуют решения. Но нельзя поддаваться страху, поэтому, напустив на себя небрежное великодушие, Эрика продолжала.

— Если ты никогда не клялась Маркизу в верности на словах, то решение, какому Королю служить, всецело твоё… И если старик, идущий совершенно не в ногу со временем, имеет какие-то возражения, на них ответит истинный глава Милана, Сальваторе Дони. Кусанаги Годо союзник этого великого мужа, и сейчас он сражается ради слабых. Я думаю, что у Лили скоро исчезнут причины биться за Маркиза.

— Хм. Твои слова звучат очень привлекательно, ты снова со мной играешь? — Лилиана с подозрением осматривала окрестности.

Эрика делала то же самое. Следила за окружением, элегантно общаясь. Она ни на миг не ослабляла своё внимание и в любой момент была готова вступить в бой.

— Что ты, разве я когда-нибудь над тобой шутила, Лили?

— Не притворяйся, что ничего не понимаешь. Два года назад, когда мы так хотели пойти в кино. Разве не ты смеялась чуть ли не до потери пульса, когда обманом заставила меня посмотреть тот романтический фильм с откровенными постельными сценами?!

— Я тоже не знала, что он таким окажется. И, кстати, Лили, ты ведь посреди фильма заснула и явно видела очень сладкие сновидения.

— В-всё врёшь. А ещё я попалась на твои уловки, когда мы выбирали одежду во время шоппинга в Милане. Ты подбирала только бесстыжие вещи с низким вырезом, открытой спиной и оголявшие пупок. И накупила столько!..

— Лили, у тебя великолепная фигура, поэтому та одежда была в самый раз. Тебе надо быть более уверенной в себе!

— З-замолчи! И полгода назад, когда мы случайно встретились в Венеции — ты п-постоянно говоришь приятные, но неискренние слова, чтобы порадовать меня, а в это время забавляешься со мной, как с игрушкой!

— Ой, ой, Лили, хочешь сказать, что сейчас то же самое? А я ведь пытаюсь дать тебе хороший совет!

В этот момент мёртвые рыцари, наконец, сделали свой ход.

Пользуясь преимуществом того, что Лилиана потеряла бдительность и забыла об их существовании, двое из четверых рыцарей не преминули замахнуться своими мечами на Эрику!

Про численное превосходство врага и говорить не стоит, но когда сражаешься в таком месте, нельзя останавливаться. Остановишься, будешь окружён сразу же. С другой стороны, результатом драки типа «один против всех» станет резня. Но Эрика заставила себя пойти против двух атакующих мёртвых рыцарей.

Взмахнув Куоре ди Леоне, чтобы помешать рубящему удару одного из рыцарей, она последовала за движением своего меча.

Когда приблизился клинок второго рыцаря, Эрика эффектно уклонилась, слегка повернув тело.

В то же мгновение она посмотрела на Лилиану.

Их взгляды пересеклись. Прекрасное, словно у статуэтки, лицо слегка нахмурилось. Иль Маэстро снова пришёл в движение. С развевающейся на ветру сине-чёрной накидкой, Лилиана Краничар, наконец-то, начала действовать.

— Когда-нибудь ты понесёшь заслуженное наказание! Будь готова!

Кратко высказав своё недовольство, Лилиана приблизилась.

Эрика взяла на себя роль приманки для двух мёртвых рыцарей, в то время как Лилиана провела серию яростных выпадов Иль Маэстро.

Вспышка, вторая.

Лилиана запросто упокоила двух неосторожных рыцарей.

Остались ещё двое, с которыми уже можно разобраться один на один. Они тоже запрыгнули на крышу, где находились девушки.

Первый ход сделала Лилиана.

Она взмыла в ненастное небо словно птица. Сине-чёрная накидка развевалась на ветру, следуя за ней, когда Лилиана уже пикировала вниз, напоминая крылатого хищника.

Снизу ждал один из мёртвых рыцарей.

Труп держал длинный меч, уже нёсшийся к точке встречи с девушкой, которой было некуда бежать, находясь в воздухе.

— Слишком наивно, — произнося это, губы Эрики изогнулись в самоуверенной улыбке.

Тип «Прыжка», которым пользовалась Лилиана, очень отличался от того, к которому прибегала Эрика. Он был намного быстрее, позволял взлететь гораздо выше и преодолеть гораздо большее расстояние. Даже частично игнорировал инерцию движения.

Её снижение внезапно прекратилось.

Прекращение свободного падения выглядело так, словно Лилиана затормозила прямо в воздухе. Меч мёртвого рыцаря промахнулся мимо цели.

Лилиана тут же продолжила своё падение, направив саблю вниз.

Сила и скорость падения придали атаке меча дополнительную мощь, когда тот обрушился на мёртвого рыцаря и наискосок разрубил его тело от правого плеча до левого бедра.

Колени рыцаря подогнулись, и его тело, падая вперёд, начало рассыпаться снизу. Вскоре он стал разлетевшимся прахом.

Возможности прыжков Лилианы уже достигли уровня полёта. Когда тот, кто с ней бьётся, не знает этого, победить будет трудно даже мастеру.

— Просто поразительно, Лили. У тебя всегда был талант к полётам! — выразила своё одобрение Эрика.

Такие способности глубоко укоренились в культуре ведьм Восточной и Южной Европы ещё с древних времён.

Говорят, что они варили таинственные зелья, магически приручали диких лесных зверей и свободно летали по небу. Возможность развития таких способностей определялась рождением и дальнейшими тренировками на протяжении всей жизни.

В данной сфере Лилиана далеко превосходила способности Эрики.

Но, чтобы компенсировать это…

Управление сталью и использование заклинаний для создания мечей и копий. По возможностям применения магии для вызова подобных орудий убийства и разрушения далеко впереди была уже Эрика!

— Куоре ди Леоне, выкованный самой чернотой ночи! Потомок высшего меча! Внемли моему зову, сталь королей!

Тайные слова Экскалибура[✱]Экскалибур (также Эскалибур, иногда встречается наименование Калибурн) — легендарный меч короля Артура, которому часто приписываются мистические и волшебные свойства. Иногда Экскалибур — меч короля Артура отождествляют с мечом в камне, но в большинстве текстов они являются разными мечами. Впервые упоминается в «Истории королей Британии» Гальфрида Монмутского., призванные максимально повысить рубящие свойства её любимого меча.

Используя это заклинание, Эрика нанесла удар своим мечом из верхнего положения. Куоре ди Леоне аккуратно разрезал клинок мёртвого рыцаря пополам.

Под напором атак синего и красного рыцарей последний мертвец тоже обратился в пыль.

— Ты и раньше вечно пользовалась грубой силой, чтобы побеждать других подобным образом. Идиотка, подходящая для лобовых атак в первых рядах.

— Эй, Лили. Я всегда хвалила тебя прямо, почему ты вечно меня оскорбляешь… Поэтому я и говорю, что ты совсем не похожа на леди.

На критику Эрики лицо и так недовольной Лилианы приобрело ещё более пасмурное выражение.

— Замолчи! Вместо этого лучше бы поспешила встретиться со своим господином. Этот важный человек, вероятно, сражается за Марию Юри, так? Отправляйся к нему, пока не слишком поздно!

Благородный, незапятнанный и истинный рыцарь. Такова была девушка по имени Лилиана Краничар.

Снова став этому свидетелем, Эрика улыбнулась.

Она не хотела быть в услужении Маркиза и в некоторой мере явно поддерживала Кусанаги Годо.

— Твоя правда… Но это здорово — Лили, добровольно протянувшая мне руку помощи. Хотя я хотела заставить тебя угрозами!

— Угрозами? Ты действительно думаешь, что, угрожая мечом, заставишь меня присоединиться? — Лилиана произнесла это так, словно её держат за дурочку, которую можно обвести вокруг пальца.

Но Эрика ухмыльнулась и покачала головой. Она не собиралась заниматься такой безвкусицей.

— Знаешь, в одном из выдвижных ящиков комода твоей спальни, я про тот, что второй сверху. Тетрадь, которая там лежит, ведь довольно мило? Очень выразительно и чувственно, как и подобает юной девушке!

— ?! — Лилиана уставилась на Эрику убийственным взглядом.

Совершенно не обращая внимания, Эрика продолжила.

— Кто бы мог подумать, что тебе нравится писать романы? «Ненавижу таких людей. Но, что же так сильно стучит в груди? Возможно ли, неужели это может быть любовь?» Любовные романы с подобными чувствами большая редкость среди современной развлекательной литературы. Что касается меня, то я бы добавила больше трупов, убийств, действия и боевых искусств!

— К-! К-к-как ты узнала о её существовании?!

Эрика легонько хмыкнула и улыбнулась.

В поместье Краничар служила горничная, которая и работала секретным информатором, но открывать этот факт не было необходимости.

— Хммм. Если с этого момента Лили станет моей близкой подругой, то я автоматически забуду о существовании этой тетради. Так как, улавливаешь?

— Убью! Лучше я тебя убью, чтобы заткнуть твой рот навечно!

В ответ яростной Лилиане Эрика лишь очаровательно улыбнулась. Эту улыбку Годо обычно называл дьявольской.

— Не надо так спешить. В случае моей смерти вскроют завещание, в котором полно подробностей о твоём романе — я всегда думала, что мне это когда-нибудь пригодится, но даже и не подозревала, что как раз сегодня!

— Ты, ты, ты, дьявол! Ты не человек!!!

Слушая повторяющиеся выкрики так хорошо знакомого титула, Эрика начала планировать следующий шаг.

Так как вышло заполучить сильного союзника, надо как можно скорее встретиться с Годо.

Король, который помогает тем, кто в этом нуждается, где он сейчас?..

Часть 2

Одновременно с тем, как Эрика Бланделли переубеждала Лилиану Краничар принять её сторону, происходили следующие события.

Кусанаги Годо и Мария Юри находились возле входа в общественный развлекательный комплекс.

Время чуть за полдесятого вечера.

Весь персонал и посетители уже ушли. Скорее всего, из-за внезапного проливного дождя, напоминавшего тайфун, все они покидали здание в спешке.

Держа Юри на руках, Годо скорее летел, чем бежал. Зная, что его предел уже близок, он наткнулся на это укрытие. Стоило Годо войти внутрь, он свалился словно инвалид.

— Кусанаги-сан?! Что случилось?!

— Извини… Мария. Позволь мне какое-то время побыть так. Это постоянно происходит после использования «Хищной птицы». А если ещё и пользоваться долго, то последствия очень болезненные… — шепча, Годо прижал руку к своей груди.

Воплощение Веретрагны «Хищная птица» давало ему сверхчеловеческую скорость и лёгкое тело. Ценой за это было его теперешнее состояние. Сильнейшая боль в сердце, зависевшая от времени использования. Не существовало никакой магии, способной её облегчить. Покрываясь холодным потом, Годо ничего не оставалось, кроме как терпеть.

— Пожалуйста, расслабься. Я воспользуюсь магией, чтобы уменьшить боль.

— Нет, не сработает… Но… со мной всё будет в порядке, — отказал Годо редкому проявлению заботы.

Однако Юри его не слушала и приступила к лечению собственным методом. Положив свою ладонь на грудь Годо, она стала нежно поглаживать её.

Через руку Юри передавалось мягкое тепло. В нормальных условиях это наверняка смягчило бы невероятную боль. К сожалению, тело Чемпиона было далеко не нормальным.

Враждебная или дружеская, но любая направленная на него магия отразится. Всё это благодаря мощной магической сопротивляемости Чемпионов.

— Никакого эффекта?.. Как же так?!

Юри удивилась, обнаружив, что её магия не действует.

Превозмогая боль, Годо слабо улыбнулся. На самом деле ему было так больно, что и этого он уже не мог, но он заставил себя ради неё.

— Вспомни, разве я не говорил тебе раньше? В обычных обстоятельствах наши тела не поддаются влиянию магии. Одним единственным исключением является тот случай, когда магию вливают непосредственно внутрь…

— Это, это действительно правда!

Последний раз такое было во время битвы с Афиной. Тогда Годо получил знания о богине, приняв обучающую магию Эрики прямо из её рта. Наблюдая ту сцену, Юри крайне возмутилась.

— Я-я думала, что когда т-ты и Эрика-сан совершили это… Что всё это было лишь попыткой оправдать тот бесстыдный интимный контакт… П-прошу прощения!

— Неужели ты всё время думала, что… Аргхх, как же болит!!!

Болезненные ощущения в его сердце такие, будто его колют иголками.

С беспокойством смотря на лицо Годо, Юри продолжала гладить его грудь.

— Тебе не обязательно это делать, Мария. Ведь никак не действует.

— Нет. Даже без магии эффект всё равно будет. Не говори так, словно ты всё знаешь. Использовать такую опасную силу… Иногда ты и правда теряешь над собой контроль.

Несмотря на слова, движения руки Юри были очень нежными. Боль действительно утихала. Тепло её ладони очень успокаивало.

— Раньше моя мама всегда так делала, когда мне было больно. Хоть она была обычной женщиной, не знавшей никаких заклинаний, боль всегда постепенно уходила. И я знаю, что это сработает и для Кусанаги-сана.

— А-а, да. Наверное, так и есть…

Естественно, боль из сердца ещё не ушла. Но по сравнению с предыдущими муками, сейчас ему было гораздо легче переносить её. Годо наконец-то расслабился, чуть-чуть… И тут до него дошло.

Незаметно для себя, он вошёл в довольно близкий контакт с Юри.

Их одежду насквозь промочил дождь — на Годо была его школьная форма, а на Юри наряд мико. Впитав немалую массу воды, ткань одежды липла к самому телу и безжалостно вытягивала из него тепло.

Тем не менее, те части их тел, которые соприкасались, ощущали совсем не холод.

В отличие от Эрики, Юри не пользовалась духами или чем-то подобным. Но когда они находились так близко друг от друга, можно было уловить сладкий аромат.

Это плохо. Годо пребывал в крайнем смущении.

— Эмм, это, Мария, не могла бы ты немного отодвинуться? Думаю, мне уже намного лучше.

— Н-нет, Кусанаги-сан. Если всё ещё есть эффект, то лучше пока оставить всё как есть. А ещё, когда мы так делаем, то нашим телам теплее… Ммм, мы можем…

По-видимому, Юри заметила то же, что и Годо, и они избегали смотреть друг другу в глаза. Её лицо — та часть тела, которую не закрывала белая одежда мико — стало ярко-красным как осенние листья. Это воображение? Но по ощущениям температура тела тоже повысилась.

Десять минут спустя.

Боль почти полностью прошла. Но двигать руками и ногами всё ещё было затруднительно.

Испытав период интенсивной боли, тело обессилело и временно не могло пошевелиться. Такова была цена использования воплощения «Хищной птицы».

Но так как взамен это позволяло получить невероятную скорость, то, возможно, ничего не поделаешь.

Наверное, из-за продолжительного молчания Годо старательно пытался думать о других вещах.

Находиться тесно прижатыми друг к другу в течение десятков минут и без единого слова это всё равно, что пытка или допрос. По меньшей мере, будь хоть какая-нибудь тема для разговора…

— В-в любом случае, насчёт этого деда. Мария, ты ведь уже упоминала, да? О полученной им способности, которая позволяет управлять трупами. Точно, как звали того бога?

— Осирис… Древнеегипетское божество плодородия и бог, правящий загробным миром.

— Одновременно бог урожая и загробного мира?.. Почему у меня такое чувство, что раньше я о нём слышал?

Богиня Афина была тёмным божеством загробного мира и одновременно великой богиней-матерью земли.

«Тогда разве это не точно такая же битва, как месяц назад?»

Тут Годо сомневался.

— Возможно, всё как раз так, как и подумал Кусанаги-сан. Божество плодородия, которое может покрыть землю обилием пышной зелени, становится богом загробного мира, когда наступает зима. Как и у Афины, у Осириса две стороны. Однако он бог, а не богиня.

Египетскую богиню-мать звали Изида. Богиня земли и вместе с тем жена Осириса.

После смерти от руки одного из младших братьев бога пустыни, труп Осириса был разорван на части и выброшен в Нил. Та, кто собрала их воедино, была его жена Изида.

Бог Анубис[✱]Анубис — божество Древнего Египта с головой шакала и телом человека, проводник умерших в загробный мир. В Старом царстве являлся покровителем некрополей и кладбищ, один из судей царства мертвых, хранитель ядов и лекарств. В древнеегипетской мифологии сын Осириса. Изображался в образе шакала или дикой собаки Саб; иногда в виде человека с головой шакала или собаки. В Цикле Осириса помогал Изиде в поисках частей Осириса. Священные животные — шакал, собака. сшил части тела обратно, и мёртвый воскрес.

Таким образом, воскресший Осирис стал королём загробного мира, который судил умерших по их грехам при жизни.

— Кстати, а он случайно не египетская версия Ямы[✱]Яма (Эмма, Шиндже, Яма Дхармараджа, Ямараджа, Каларупа) — буддийское божество, распорядитель ада и определяющий судьбу умерших.? Поэтому Вобан и может заставлять убитых им людей выползать из своих могил, превращая их в мумии или зомби и привязывая к этому миру.

— Н-несколько грубое описание, но охарактеризовать его именно так вполне верно.

Выслушав легенды, которые рассказала ему Юри, Годо посмотрел на свою правую руку.

Всё ещё ничего…

Золотой меч, убивающий богов. Пока не ясно, получится ли воспользоваться воплощением «Воина».

— Можешь ещё рассказать мне об Осирисе? Хочу собрать как можно больше информации для использования «Воина».

— Мне очень жаль. Подробностей я не знаю… Но ведь Маркиз Вобан не бог, так? Поэтому не думаю, что можно использовать силу запечатывания бога, или нет? — спросила удивлённая Юри.

Сначала Годо тоже так думал, но сейчас покачал головой.

— Меч «Воина» может уничтожать способности Чемпионов. Если власть Осириса запечатать, тогда Вобан не сможет управлять мертвецами, словно куклами. А ещё он ослабнет и эти люди смогут вернуться в свои могилы… А, может, сложнее справиться с «волком»? Если он примет эту чудовищную форму, у меня и вариантов нет.

Годо случайно обнаружил такую возможность в дуэли против Сальваторе Дони. Но думая о недавней стычке, он приуныл. Сражаться против Вобана в форме гигантского волка можно при помощи «Вепря». Однако если такие монстры будут биться посреди города, кто знает, сколько окажется невинных жертв?

— Что это за бог, у которого он получил власть над волками? Первый, кого победил этот старик… Даже Марии это неизвестно, да?

— Да, мне так жаль, что я ничем не могу помочь. Я сама удивилась, увидев этого волка…

Юри неожиданно замолчала, уставившись в пространство и тихо шепча мягким голосом.

— Солнце, обладающее сильнейшим светом… Зверь, который проглотил и принял его… Определённо не может иметь признаков тьмы… Если бы так было, то существование бога, способного устроить вечную ночь, стало бы…

— Мария, что с тобой?! — выкрикнул Годо, наблюдая её странное поведение.

Но Юри всё равно не отвечала. Если бы его рука могла двигаться, он бы точно потряс её за плечо.

— Бог, который может поглотить свет, это определённо требует того, чтобы внутри него был такой же свет… Но этого мало… Волк это символ земли и зелени… Не только бог земли, заодно и бог света — Кусанаги-сан!

Взгляд Юри снова стал осмысленным.

Схватив неподвижное тело Годо, она сказала:

— Поняла! Я всё поняла! Первый бог, с которым сражался Вобан — божество, от которого он заполучил власть над волками, я видела!

Мария обладала высочайшим даром духовного зрения.

Годо подумал. То, что она видела использование этой способности Вобаном, скорее всего и привело к раскрытию тайны.

— Мария, это потрясающе. И кто же это, в конце концов? Имя? Знаешь его легенду?

— Как и Осирис, это тоже бог земли и зелени. Хотя нет, ему точнее подойдёт описание бог рождения. Тьма и земля похожи. Мир, окутанный тьмой — загробный мир — объединяет в себе существование тьмы и земли одновременно. Но этот бог сотворён из света, рождённого землёй и тьмой!

— Он? И как же его зовут? Я уже знаю этого бога?

— Его старейшее имя и есть свет. Бог крыс и волков. Божество золота и серебра!

Тут плечи Юри резко упали. Словно она поняла, что её слова это лишь разобщённые фрагменты.

— Мне действительно жаль. Хоть мне всё абсолютно ясно, я не могу выразить это доступными словами. То же касается и имени, оно уже было готово сорваться с языка…

Иными словами, то, что она видела, невозможно пересказать привычными и простыми фразами. Годо понял это, смотря на Юри, которая понурила голову. Напоминает одарённого математика, который не может объяснить, как у него получается интуитивно решать уравнения. Благодаря своему прямому видению она понимала истинную природу бога, но не могла облечь эту информацию в слова, доступные смертным.

И что делать? У неё наконец-то появился способ помочь, но он оказался бессмысленным.

— П-прости, Кусанаги-сан. Хоть ты и сделал для меня так много, я всё равно не способна помочь… Даже эта моя сила не особо может выручить в такой критический момент…

Опустив голову, Юри выглядела так, словно вот-вот заплачет. Должно быть, вся эта ситуация никак не давала покоя её совести.

Правда, тут нет ничего, о чём бы стоило переживать. Если бы его тело могло свободно двигаться, Годо непременно похлопал бы её по плечу и погладил по голове, чтобы успокоить.

Надо сказать хоть что-то. Не выказывая никаких признаков отчаяния, Годо ободряюще произнёс:

— Не надо слишком много думать об этом. Когда моё тело восстановится, найдём Эрику. Если дело касается её, то имеющихся подсказок будет достаточно, чтобы понять, что это за бог. Поэтому, не теряй надежду.

— Хорошо… Эрика-сан куда больше, чем просто первоклассный маг — погоди, магия?

Снова собравшись, Юри кивнула. А затем смутилась.

— Как мы говорили раньше, Кусанаги-сан и Эрика-сан пользовались… п-пользовались ртами, ммм, для передачи знаний, так?

— Э-э-э, ну-у, это, когда возникала неизбежная потребность, да, несколько раз…

«Что происходит, что это за ощущение опасности?»

Годо каким-то образом почувствовал приближение большой беды и подсознательно попытался отступить.

Но его тело даже пошевелиться не могло. Всё ещё не выходит собраться с силами — если так и продолжится, может стать очень опасно.

— А не сделать ли тебе то же самое и на этот раз?

Ледяное выражения лица было у Юри явно не из-за дождя. Словно у якши[✱]Якша или яккха на языке пали — одна из разновидностей природных духов, ассоциируемых с деревьями и выступающих хранителями природных сокровищ. Внешний облик якшей непостоянен. Иногда их изображали отвратительными гигантскими и бесформенными чудовищами с длинными руками и чудовищным ртом, или свирепыми великанами, иногда — карликами с отвислыми животами и короткими ногами и руками, а иногда — сильными и прекрасными юношами, или красивыми и обольстительными девушками с широкими бедрами, узкой талией, огромными глазами и чёрными волосами., тут и сомневаться не в чем. На нём появилась освежающе прохладная и абсолютно безрадостная улыбка.

— Нет, ни за что. Пожалуйста, не надо! Я определённо не хочу этого делать!

— А ты не врёшь? Если да, то ничего кроме презрения от меня не жди.

— Прошу, не надо меня презирать! Я не вру! Богом клянусь, это правда!

— Точно?.. Обычно я бы сразу же подумала, что Кусанаги-сан это безнадёжный человек, который может врать прямо в лицо, но я поверю твоим словам.

— А-а, спасибо…

Красивому лицу Юри вернулась его прежняя мягкость.

При виде этого у Годо прямо от сердца отлегло — по какой-то причине он чувствовал, что спасён!

Бабах!

Раздался шумный раскат грома.

Бабах! Бабах!

Гром продолжал греметь. Казалось, что он совсем рядом, звук был просто оглушительным.

Ветер тоже дул всё сильнее и сильнее. Его порывы нещадно терзали деревья, посаженные перед развлекательным комплексом, и заставляли окна здания непрерывно дребезжать.

До этого момента крыша над головами Годо и Юри не пропускала ни ветра, ни дождя. Но внезапно до них донеслись капли влаги.

В небе крутился непонятный хлам.

Годо и Юри удивлённо вздохнули. Оседлав ночной штормовой ветер, вверху пролетала крыша какой-то хибары.

Если присмотреться, то можно было заметить, что мощным ветром сорвало указатели и куски дерева.

— Ветер стал сильнее?

— Скорее всего, вызван этим стариком Вобаном. Ну что за дед такой, неужели он хочет, чтобы Токио похоронило внесезонным тайфуном?

В отличие от прежних времён, на берегах современных рек были проведены специальные инженерные работы, призванные предотвратить наводнения. Не было практически никаких шансов того, что токийские реки Аракава, Эдогава и Накагава затопят город. И всё же в такой шторм от этого менее опасно не становилось.

Легко представить, что произойдёт крупная катастрофа, и будет множество жертв.

— Мы должны встретиться с Эрикой как можно скорее. Если не остановить этого старика в ближайшее время, возникнут большие проблемы.

— Но где она сейчас? Надеюсь, с ней всё в порядке… — мягко произнесла встревоженная Юри.

Годо тоже об этом беспокоился, но никак не мог заставить себя сказать что-нибудь ободряющее.

Может ли так дальше продолжаться? Тревога медленно охватывала их сердца, и наступил долгий период молчания.

Примерно через пять минут Юри произнесла:

— Кусанаги-сан… Я должна тебе кое-что сказать.

— Ч-что?

Юри с решительным лицом — смотрелось настолько привлекательно.

Покрасневшая от смущения, это самое милое выражение, которое она когда-либо показывала. Годо чувствовал, как громко стучит его сердце.

— Я ведь тоже умею пользоваться магией обучения… Магией для передачи знаний, которые получила, благодаря духовному зрению.

— Чего?! Ма-мария, что ж ты раньше не сказала? Это же и есть решение!

Медленно, Юри склонилась к телу Годо. Она избегала встречаться с ним взглядом. К тому же пока девушка приближалась к нему, из-за смущения успела покраснеть даже её шея.

Волосы Юри прикрыли лицо Годо по бокам. В его нос ударил сладкий аромат. Годо захотелось немедленно сбежать. Но он не мог. Его тело всё ещё не двигалось. Безнадёжная ситуация.

— Если не рот в рот, то на Кусанаги-сана не подействует, так?

— Да, так, но зачем? Мария? Тебе не обязательно заходить так далеко!

— Не обязательно. И по возможности мне бы тоже не хотелось так поступать… Но, если этого не сделать, последствия будут очень серьёзные… А в случаях, когда Эрику-сан не найти, я должна быть готова занять её место… Только не воображай ничего лишнего. Позволь сразу же прояснить, я делаю это не потому, что восхищаюсь Кусанаги-саном. Всё не так, совсем не так. Как мико, когда необходимо и уже нет иного выхода — только тогда я и буду это делать!..

Юри наконец-то посмотрела прямо на Годо.

Глаза на мокром месте.

Не в силах превозмочь стыд и собственное чрезмерно смелое поведение она дрожала всем телом.

Медленно приближающиеся услужливые губы.

В отличие от дерзкой и необузданной Эрики, этот натянутый поцелуй нёс в себе чуждость и неловкость.

Феб[✱]Аполлон, Феб («лучезарный») — в греческой мифологии златокудрый, сребролукий бог — охранитель стад, света (солнечный свет символизировался его золотыми стрелами), наук и искусств, бог-врачеватель, предводитель и покровитель муз (за что его называли Мусагет), дорог, путников и мореходов, предсказатель будущего. Также Аполлон очищал людей, совершавших убийство. Олицетворял Солнце (а его сестра-близнец Артемида — Луну). По одной из версий его имя происходит от древне-греческого «отвращающий» (волков, мышей, саранчу — в зависимости от эпитета)..

Это слово будто само собой возникло в голове Годо.

Слова заклинания. С губ Юри сошли слова заклинания. Но этого всё ещё недостаточно. Понять мудрость бога, загадочные знания, имя бога и его природу — всего этого мало.

— Ку-кусанаги-сан. Пожалуйста, для меня — открой для меня своё сердце… Наши сердца должны стать единым целым. Если этого не произойдёт, то всё теряет смысл. Я тоже — я тоже приложу все усилия!

Юри прижалась к нему, захватив инициативу сверху.

Удерживая лицо Годо руками, она с силой прижала свои губы. Это неуклюжее, но волевое движение, казалось, выражало её решимость.

Но всё длилось лишь мгновение. Вскоре Юри утратила натиск. Она тихо приоткрыла рот и нежно прикоснулась к губам Годо.

— Пожалуйста, почувствую моё… почувствуй образ бога из глубины моего сердца, форму и естество бога, как вижу я… Позволь, чтобы всё видимое мной, полностью передалось тебе.

Тёплое тело и мягкие губы.

Судя по её лицу, она была готова расплакаться от смущения, её тело нервно дрожало, но Юри не собиралась останавливаться.

Десять секунд, двадцать. По прошествии времени не было никаких признаков того, что она уберёт свои губы.

Чувствуя, что задыхается, Годо попытался вдохнуть, немного отодвинув свой рот.

В тот же момент Юри ещё сильнее прижала губы к чуть удалившемуся Годо. Словно захлопнула плотно подогнанные створки раковины. Ещё более глубокий поцелуй, чем до этого.

Они обменивались слюной, соединяясь и сплавляясь вместе.

Даже на таком уровне возникло определённое неописуемое чувство удовлетворения и единства тел. Существование каждого из них казалось им ближе всего остального, а в дополнение к этому — ощущение тепла.

На Годо накатила сильная слабость. Возможно, Юри была в таком же состоянии.

Всё ещё тесно прижавшись губами, они страстно взглянули друг на друга — и тут.

Наконец-то пришло. Отчётливый образ ворвался в мысли Годо.

Маленькие зверьки, копошащиеся во тьме — это крысы.

Крысы, волки, медведи, олени и дикие кабаны. Кроме них были и другие разнообразные дикие животные. Королева зверей. Правительница леса, богиня-мать земли, которая правила тьмой.

От богини-матери родилась крыса, которая стала волком, принявшим окончательный образ юноши.

Он был красив, как яркий свет. Но всё же оставался тем, кто родился из тьмы. Его истинная природа это тьма и одиночество. Он был солнцем, рождённым из тьмы. Бог, который нёс свет и катастрофы.

Его звали Феб. Иными словами, свет. Имя привлекательного бога, который мог призывать крыс и волков.

— Я знаю, Мария… Теперь я всецело понял истинную форму волка, — тихо отпустив губы Юри, тут же произнёс Годо.

— Кусанаги-сан…

В его теле быстро формировались слова заклинания, и он мог ясно чувствовать мощь, собравшуюся в правой руке. Тело Годо служило вместилищем воплощению «Воина» Веретрагны, и это показывало, что золотой меч обрёл форму.

Но всё равно мало!

Чтобы драться со стариком, надо больше оружия.

— Прости… Дашь мне сказать кое-что эгоистичное? Осирис — ты можешь передать мне то, что видела об этом боге? Для победы над этим дедом я хочу подготовиться, как только возможно.

— Да. Кусанаги-сан — Годо-сан, пожалуйста, прими всё, что я вижу!

Неизвестно, возможно ли победить.

Но вместе с верой в то, что у него появилось мощное оружие, Годо переполнял боевой дух.

Крепко обняв его, Юри снова прижалась к губам Годо. Зеленокожий бог смерти и плодородия — ему передавался образ супруга богини-матери земли.

В то же время язык Юри медленно пробрался дальше, касаясь губ Годо. Возможно, это было чисто инстинктивно, но он страстно и чувственно достиг его рта. Чувствуя её соблазнительные порывы, Годо тут же позволил действовать своему собственному языку, переплетая его с языком Юри.

Ещё глубже, ещё сильнее. Единение двух сердец!

Эти чувства неслись вместе с потоком знаний. И тут тело Юри вдруг резко дёрнулось и напряжённо застыло.

Она неожиданно открыла глаза, в которых стоял шок.

«Этого мало. Дай мне ещё больше силы, дай мне больше образов!» — с такими мыслями Годо одновременно посмотрел на неё в ответ.

Так длилось несколько десятков секунд. Наконец Юри застенчиво опустила взгляд и расслабилась. Затем всецело приняла уста и язык Годо.

Своими губами Юри нежно обхватила вокруг грубо вторгающийся язык. Он извивался у неё во рту, иногда мягко, а иногда грубо и сильно касаясь языка девушки. Застенчиво принимая слюну Годо, она смешивала её со своей собственной.

— Будь то волчий бог или Осирис, оба они божества со сходными качествами. А ещё богиня земли и бог зелени — раньше у них были самые необычные взаимоотношения, — поспешно произнесла Юри, когда ненадолго оторвалась от губ Годо.

Всё остальное время, она постоянно перекрывала рот Годо своими губами, объединяя их сердца и с готовностью отдавая себя.

— Когда-то он был ребёнком богини — юным чадом, рождённым богиней-матерью земли. Низший бог в детской форме. После этого он становился её мужем, любовником, братом. Поэтому и имеет тесную связь с землёй. Следует, что волчий бог это земля — бог, чьё тело рождено во тьме, но обладает свойствами света… Понимаешь, Годо-сан?..

— А-а, да, понятно. Раз так, то теперь у меня есть сила сражаться против этого деда!..

Боевая мощь может пробудить желание драться, это такая черта Чемпионов.

В какой-то момент оправившись от последствий использования воплощения «Хищной птицы» Веретрагны, Годо медленно поднялся.

Словно обнаружив источник подпитки, его тело переполняла мощь.

Часть 3

Как только задача была выполнена, Юри поспешно отодвинулась от тела Годо и наспех поправила переднюю часть своего кимоно. Хотя не настолько соблазнительные как у Эрики, но и её размеры были что надо, а между грудями идеальной формы виднелась ложбинка.

Юри повернулась к Годо спиной и почему-то понуро сидела. Голова опущена, плечи дрожат. Наверное, из-за того, что она не могла принять то бесстыдство, которым занималась.

Чувствуя то же самое, Годо вполне её понимал.

Атмосфера была просто ужасна.

Годо тоже сел скрестив ноги и наблюдая спину Юри.

«Совсем никуда не годится. Что говорить? Давай же, соберись и найди смелость сказать что-нибудь».

— Э-э, Мария…

— П-пожалуйста, не обращай на меня внимания! Только что сделанное мной было совершено по легкомыслию! Просто притворись, что тебя укусила дикая собака, и забудь об этом! — изо рта Юри вылетали всё более сконфуженные фразы.

— Несмотря на твои слова, я всё равно не смогу этого сделать, даже если бы и захотел…

— Н-но если ты не забудешь, т-то й-я больше не смогу смотреть в лицо Годо-сану! Совершить что-то настолько бесстыдное, чувствую себя так, так…

Избегая смотреть друг на друга, они продолжали разговор с пунцовыми лицами.

Если он свалит всю вину на неё, это будет совершенно не по-мужски.

— Н-нет, всё делалось лишь ради битвы со стариком. Мария ни в чём не виновата. Так как драться решил именно я, чувствую, что и ответственность лежит на мне…

— Ничего подобного. Прошу, пожалуйста, не обращай внимания!

— Хмм, мммммм… Эмм, тогда давай сойдёмся на том, что сейчас виноваты мы двое. Мы сделали это вместе, соответственно, такой подход можно считать разумным. Как бы сказать… Я тоже потерял голову в процессе… А ещё где-то на полпути возникло чувство типа «прошу, отныне позаботься обо мне»…

— З-звучит вполне приемлемо, возможно, так оно и было…

Сейчас в голове Годо покоились слова двух заклинаний меча. Одни были получены от Юри, а вторые — слова для победы над Осирисом, богом загробного мира — Годо получил сам.

Без этого Вобана одолеть невозможно. У него было такое предчувствие. В боевой обстановке Годо прекращал принимать во внимание окружающие вещи, которые сбивали его с толку своей загадочностью, включая и себя самого.

«Хорошенько подумай», — снова напомнил себе Годо.

— Поэтому мне следует извиниться. Прошу, прости меня…

— Н-нет проблем. В этот раз давай просто будем считать всё необдуманным поступком…

Наконец-то взяв себя в руки, Юри повернулась к нему лицом. Оно всё ещё было довольно красным, но, по крайней мере, не выражало смущения.

— Прости за этот неожиданный конфуз. Впредь я буду более тщательно планировать, прежде чем что-либо делать. Я всесторонне обдумаю свои нынешние поступки. Прости мою некомпетентность, но, пожалуйста, рассчитываю на твою дальнейшую помощь…

— А, да. Это мне следует… — сидя, Юри так низко поклонилась, что её голова почти коснулась земли.

«И что она делает? К чему этот поклон?»

Настроение стояло такое, какое обычно бывает при словах о грядущей свадьбе, и Годо чувствовал некий диссонанс. Если действовать согласно данному сценарию, могут возникнуть проблемы.

— П-прошу, забудь этот мой поступок! Похоже, я всё ещё не пришла в себя! Ещё раз извини за странные слова, сказанные только что! — голос Юри был явно на взводе, ведь она сама заметила своё поведение.

Неловкую атмосферу разрядил сотовый телефон Годо. Это был обычный телефон без водонепроницаемых свойств, но, что удивительно, он без проблем пережил всё происходящее и не проиграл буре.

— О, эй! Алло!

Когда раздался звонок, Годо поспешно поднял трубку.

— Это я. Ты там в порядке? Вместе с Юри, да?

— Да. Я всё-таки выбрался оттуда. У тебя, судя по голосу, тоже всё нормально, Эрика. Я прав?

До боли знакомый голос.

Красивая девушка, обладавшая сияющим очарованием и лёгкостью бриза одновременно. В голове Годо возник образ Эрики Бланделли. Не совсем понятно как, но он ощутил какую-то напряжённость. Странный ужас, словно к его спине приставили острый нож.

— У меня много чего случилось, но сейчас всё тихо и мирно. Что до Маркиза… Любит этот важничающий поиграть.

— Поиграть?

— Верно. Ты заметил? Буря стала сильнее, но явно не просто так. Мы, кстати, уже обнаружили данную личность. Наблюдает издалека. Держит своих волков на поводке, словно готовясь загнать вас, ребятки. Да ещё и эта буря. Ему наверняка хочется устроить представление.

— Ну и вкусы…

— Да? А я думаю, что ненастная ночь может оказаться довольно захватывающей. В любом случае, сначала надо где-то встретиться. Думаю, я неплохо разобралась в способностях Вобана, но нам необходимы ответные меры. Полагаю, «Мёртвым слугам» я способна кое-что противопоставить. Поэтому попытайся придумать способ разобраться с волчьей способностью…

— А-а… Думаю, с этим уже всё в порядке.

— Что? Годо, как?

— Ну, как бы это выразиться, у меня тоже много чего случилось, да.

— Хм, и там и там много, значит. Думаю, что вполне могу себе это представить, но всё-таки позволь позже поинтересоваться?

Это был не обычный вопрос, а допрос. Чувствуя отчаяние, Годо попытался сменить тему.

— Вот так обстоят дела. Просто вызови меня. Я сразу же прилечу.

— Поняла —слова Годо меня прямо осчастливили. Но позже я хорошенько над тобой поиздеваюсь, — сказав на прощание эту зловещую фразу, Эрика повесила трубку.

Чувствуя давящую атмосферу, как будто после поджога динамитного фитиля, Годо убрал свой сотовый.

— Звонила Эрика-сан?

— Да, у неё всё в порядке, и она, похоже, наблюдает за стариком. Я отправляюсь, поэтому, пожалуйста, тебе лучше всего будет найти место, где можно спрятаться, — выдвинул предложение Годо.

Он не хотел подвергать опасности Юри, которой не доставало сил защитить себя. Но, покачав головой, прекрасная химе-мико решительно отказалась.

— Нет, я тоже должна идти… Годо-сан, в недавней битве Маркиз, скорее всего, сдерживал свою атакующую мощь. Если бы он был серьёзен, то снести тебя заодно с улицами не стало бы для него невозможным. Но он так не сделал, и я думаю, что из-за меня — потому что я была рядом с тобой.

Значит, если Юри рядом, Вобан не сможет пользоваться своими способностями в полную силу.

Размышляя над правдоподобием версии Юри, Годо умолк. Честно говоря, он тоже об этом догадался, но просто-напросто не мог вовлекать её ради такого.

— Всё в порядке. Вместо того, чтобы прятаться и ждать, когда опасность минует, я лучше сделаю что-нибудь для всех вас… И ещё, разве ты уже забыл? — у задавшей вопрос Юри был в высшей степени нежный взгляд. — Если ты проиграешь Маркизу, я буду схвачена. Поэтому мне просто хочется увеличить шансы на победу Годо-сана. Так как данное желание несколько эгоистично, пожалуйста, не стоит обо мне беспокоиться.

Чтобы не обременять других, выдумывает натянутое объяснение, что всё это лишь в её интересах. Понимая тревоги Юри, Годо вздохнул.

По сравнению с этим стариком, он был гораздо слабее. Чтобы добиться победы, ему реально придётся использовать все возможные преимущества. А превыше и важнее всего объединённые усилия товарищей.

Кусанаги Годо отличался от Саши Деянсталя Вобана или Сальваторе Дони. Тот, кто не может биться в одиночку, слабый Король.

До этого самого момента именно так всё и обстояло.

Не будь Эрики, Юри или остальных друзей и товарищей, Годо не стал бы Чемпионом и определённо не побеждал бы снова и снова.

Если бы когда-нибудь он смог добиться того, что ему не придётся полагаться на силу других... Но пока что…

Годо принял решение.

«Ещё не наступило такое время, поэтому, прошу, одолжите мне свою силу. А в ответ на это, когда кому-то действительно понадобится моя поддержка — предложу без всяких сомнений. Так называемый принцип равноценного обмена».

— Извини, я сказал глупость. Раз так, то не могла бы ты пока что побыть рядом?

— Конечно. Судьбой нам назначено одно — давай же постараемся вместе, — на губах Юри была умиротворённая улыбка.

Периодически Годо замечал её, эту лёгкую нежную улыбку, которую не превзойти другим девушкам. Но внезапно она исчезла.

— О, Король. Стоит тебе когда-либо забыть эти чувства, в твоих руках окажется новая мощь. Когда ты поведёшь стадо заблудших овец, рогатый зверь-поводырь совершит обряд жертвоприношения в вышине, — произнесла Юри с торжественным и пустым взглядом.

Это предупреждение, общий совет или… Нет, пророчество?

— Проворный и умный козёл, которого когда-то отождествляли с богом неба и которому поклонялись конные люди. Направь заблудших овец, мудрый старейшина. Прошу, сохрани это в своём сердце.

— …

— Что?.. Что я только что сказала?

— Ничего такого, ничего важного ты не сказала.

Скорее всего, только что произнесённые слова были вызваны духовным зрением мико. Годо был просто поражён бесконечной глубиной того потенциала, которым обладала Юри.

Но что это за зверь-поводырь? Овца? Или она говорила о козе? Стоило Годо только задуматься…

— Кусанаги Годо! Твой рыцарь взывает к тебе. Прошу, снизойди снова и исполни свои обязательства Короля!

Принесённый откуда-то ветром, раздался голос девушки.

Это зов Эрики. Похоже, наконец, настало время решающей битвы с Вобаном.

Когда партнёр, который рискует жизнью, произносит его имя, Годо получает возможность летать, благодаря воплощению «Ветра» Веретрагны.

— Пошли. Давай-ка сделаем этому деду больно!

— Хорошо, Годо-сан! Куда бы ты ни направился, я последую за тобой!

Юри крепко сжала протянутую руку Годо.

Одна судьба.С этой решимостью они двое оседлали вихрь и взлетели в небо.