2 том    
Глава 7. Ветер, дождь, волк

Глава 7. Ветер, дождь, волк

Часть 1

Где-то неподалёку от Токийской башни, в то время как разрушительный шторм всё ещё бушует в ночи.

Любой, у кого есть хоть капля благоразумия, не решится выйти наружу в такую ненастную погоду. Хотя, нет, даже те, у кого особо срочное дело, выберут вариант не выходить. Всё из-за силы ветра, дождя и грома.

Посреди шторма стоял пожилой человек в чёрном пиджаке и с довольным, смеющимся лицом.

— Ха-ха-ха-ха! Ищите и отправляйтесь на охоту! Сегодня просто замечательная ночь! Мои охотничьи псы, найдите мою добычу! — громко выкрикивал Деянсталь Вобан.

Позади него из тьмы очень быстро сформировались десятки волков и разбежались по ночному городу. Словно неся его смех, ветер стал сильнее, а молнии засверкали ещё яростнее.

Завывания урагана и раскаты грома, проливной дождь, с громким звуком падавший на землю, всё это властвовало в городской ночи.

На улицах нет ни единого признака человека, машины с дорог тоже исчезли.

Иными словами, не будет преувеличением сказать, что местность превратилась в безлюдный город. Надменно кричавший Вобан, был словно король пустоши.

— Как завёлся. Он выглядит по-настоящему счастливым.

Тем, кто, похоже, был искренне восхищён, оказался сотрудник Комитета компиляции истории Амакасу Тома. Рядом с ним находилась Лилиана Краничар. Пока она наблюдала за тем, кого, вроде как, считали пожилым человеком с чувством собственного достоинства, на её лице появилось несколько шокированное выражение.

— И особенно из-за такой безвкусицы. Словно до этих пор у него очень долго не было никаких развлечений… Подобному тирану-анахронизму стоило бы наслаждаться своей уединённой жизнью!

— Но, жизнь вроде старения, сидя на балконе под солнышком… Это не очень здорово, — в беседе со своей давней подругой Эрика Бланделли специально приняла на себя роль адвоката дьявола.

Всё происходило поблизости от парка Сиба в районе Минато.

Они обнаружили старого Дьявольского Короля и спрятались в тёмном углу какого-то здания, чтобы следить за происходящим.

Около получаса назад Эрика перетянула Лилиану на свою сторону и, пока они искали Вобана, один за другим парировала полные ненависти комментарии с улыбкой на лице.

Лилиана, искусная и в прорицании, предсказала местонахождение Маркиза. Продвигаясь к точке, определённой в предсказании, они встретили Амакасу.

Когда две девушки шли к своей цели, на дороге внезапно остановилась машина, дверь которой открылась, и оттуда появилась фигура человека. Выходя под дождь, он открыл чёрный зонт. Но этот зонт тут же сдуло ветром. Амакасу покачал головой, словно говоря «терпеть не могу», после чего сдался и позволил своему костюму впитывать дождевую воду. В то же время он произнёс:

— Наша встреча здесь, должно быть, предопределена самой судьбой, пойдёмте… И, не могли бы вы представить юную леди рядом с вами, Эрика-сан? Хотя, кажется, раньше я уже где-то встречал Лилиану Краничар.

После этого они пошли уже втроём.

— Амакасу-сан, могу я задать вам вопрос?

— Без проблем, если знаю, отвечу. Но вес и три основных размера это ведь секрет, так?

В ответ на легкомысленную фразу Амакасу, Эрика наградила его свирепым взглядом.

— Кстати, я только сейчас поняла. Вы… нет, причину, по которой к Годо обратились за помощью в решении данного вопроса, — произнесла она, хитро скрыв вопрос за язвительностью.

Амакасу притворился дурачком и засмеялся, его спокойный и расслабленный внешний вид остался неизменным.

— Кстати, мы ведь очень беспокоимся и об Эрике-сан. Разве это не в порядке вещей, проводить переговоры с тем, кто на что-то способен?

— Так в чём причина? Когда кто-то близкий ему оказывается в беде, Годо действует не подумав. Если не обращать внимания на кое-какие сопутствующие жертвы, бой с Маркизом может оказаться хорошей возможностью подтолкнуть развитие его способностей… Как-то так. Или я слишком выдумываю?

— Тут вы перегнули. В конце концов, Комитет компиляции истории это прилежные государственные служащие. Нашей первейшей заботой является благополучие жителей Токио и японской нации.

Эрика изящно выразила крайний сарказм по поводу его ответа.

Хоть и очевидно лицемерный, но Амакасу обладал такой физиономией, которую просто не получалось ненавидеть.

Прислушиваясь к беседе этих двоих, Лилиана недоброжелательно буркнула:

— Подобные разговоры между лисами и летучими мышами должны происходить в другом месте. Ладно, забудем. Что нам делать сейчас? Кусанаги Годо находится в том направлении?

— Да в том, как бы это сказать, он должен быть в том направлении, — ответила Эрика, вспоминая недавний звонок.

Конечно, с таким, как Кусанаги Годо, надо держать ухо востро. Хоть ему совершенно очевидно не хватает социальных навыков, он продолжает привлекать к себе всех этих странных людей.

Может, это одна из присущих королю черт. Надёжный, но не сильно забавный.

План привлечь Лилиану на его сторону пришлось воплотить в жизнь слишком рано, зато он превзошёл все ожидания… Надо запомнить это на будущее.

Дурачиться с новичками нормально. Это право короля. Но серьёзные отношения непростительны. Единственной, кого Кусанаги Годо действительно любит превыше всего, может быть только Эрика Бланделли.

— Чтобы выжечь этот принцип в глубине души, надо начинать с самого детства… С таким характером шансы того, что он станет родителем, который избалует своих детей, довольно высоки…

— В чём дело, Эрика? О чём это ты так сладко бормочешь?

В ответ на вопрос Лилианы Эрика тряхнула головой.

Их текущая цель разобраться с Маркизом Вобаном. Надо сконцентрироваться.

— А, прошу прощения, ни в чём, забудь. Давай начинать. Кусанаги Годо и Деянсталь Вобан, второй раунд дуэли Королей.

Эрика и Лилиана выступили бок о бок. Они направились туда, где старый Дьявольский Король с безумным смехом призывал ветер, дождь и гром. Посреди ненастной бури две девушки наконец-то стали лицом к лицу с пожилым Королём.

— О, всё-таки выползли из убежища? Слишком поздно. Хм, Краничар, кажется, объединилась со своей соперницей, но почему? Разве ты не должна следовать за мной? — произнёс Вобан, взглянув на девушку рядом с Эрикой.

Он сразу же понял, что Лилиана переметнулась к противнику. В его зловещем взгляде была полная уверенность в этом.

— Приношу глубочайшие извинения. Лилиана Краничар подаёт прошение об окончании службы у вас с данного момента. Прошу простить меня за то, что не хочу пятнать свою рыцарскую честь участием в похищении беспомощных женщин.

— Смеешь отказывать Королю-тирану? Глупо! Но это вполне согласуется с идеальным образом рыцаря, — Вобан великодушно улыбнулся. — Тогда собственноручно позволить тебе присоединиться к моему легиону «Мёртвых слуг» будет в порядке вещей. Естественно, Красный Дьявол пойдёт вместе с тобой. Тебе тогда не будет одиноко, да? Девушки с волчьим нравом, вы достойны стать подчинёнными мне воительницами.

Тьма снова пришла в движение. Из неё рождались воины крепкого телосложения в древней боевой выкладке.

— Не могу оставлять вас в неведении, так что позвольте просветить. Эти люди, «Мёртвые слуги», могут окончательно сбросить с себя бремя служения мне лишь в результате моей смерти. Поэтому рыцари, которых вы только что одолели собственными руками — не стоит ошибочно думать, что они обрели покой. Они просто очередной раз превратились в пыль и вернулись в могилу, а через некоторое время снова вернутся ко мне на службу… Моя власть вечна.

Из шторма возникли дюжины мёртвых рыцарей.

Так и есть. Среди появившихся находились двое, которые выглядели точь-в-точь как недавно побеждённые ими. Чего и следовало ожидать от способности, отвоёванной у бога — обычные методы не работают.

Став свидетелем силы врага, Эрика лишь надменно улыбнулась.

— Слова Короля не могут быть лживы. Но, позвольте мне смелость внести поправку. Ваш противник не мы. Вы об этом забыли?

— Я ещё не настолько старый и дряхлый. Однако, где же этот ваш любимый сопляк?

Улыбка Вобана изменилась.

В этой улыбке Короля, который знал всю степень своей абсолютной мощи, можно было видеть искренний смех сдержанного воина, вызванный вскипающей кровью.

— Этот молокосос ни капли не способен удовлетворить мой голод. Только у новорождённого Короля может быть такой уровень. Но если он даст мне увидеть ту силу, которая превзошла другого молокососа, Сальваторе, то я возьму свои слова обратно. Сегодня ночью тот редкий случай, когда моя кровь просто кипит от возбуждения. Шанс насладиться дракой от всего сердца!

Ни ради мощи, способной уничтожать богов, ни ради правления. Только чтобы насладиться дракой. Сила, существующая лишь ради боёв и конфликтов.

Король, чьё тело существовало веками, который выбрал одиночество и отказался от территорий и имущества — Эрика кивнула в ответ на его выкрики.

— В таком случае вам придётся подтвердить свои слова. Кусанаги Годо! Твой рыцарь взывает к тебе. Прошу, снизойди снова и исполни свои обязательства Короля! — произнося это имя, она немного склонила голову и возвысила голос.

Несомые ветром, прозвучали слова заклинания вызова молодого Короля.

Вскоре прямо на глазах у Эрики ветер сформировал воронку. Лилина в удивлении отступила от чрезмерной силы заклинания.

Внезапно в центре воронки появились Кусанаги Годо и Мария Юри, одетая в свои одежды мико.

— Мне пришлось ждать тебя достаточно долго, молокосос. Ты просто грубиян, раз заставляешь старших так долго ждать. Хотя, чего я хочу от союзника Сальваторе — такого же сопляка, как и ты.

— Извините, но когда меня сравнивают с подобной личностью, это просто бесит.

Вобан, который относился к стоящим перед ним врагам, как к идиотам, и Годо, отвечавший на это с заносчивым боевым настроем.

Ещё одна встреча двух Королей.

Часть 2

— Мария, может, тебе подождать сзади. Это, наверное, лучше, чем оставаться рядом со мной.

— Хорошо. Что бы ни случилось, прошу, береги себя, — слушая указания Годо, Юри искренне кивнула.

Она неохотно отпустила руку, которую крепко держала во время полёта при помощи «Ветра» Веретрагны, и отодвинулась от тела Годо. На её лице ни единого признака неуверенности — очень хорошее выражение.

Там, куда отошла Юри, находилась Эрика… и ещё одна личность.

— Как так? Ты ведь…

— Я Лилиана Краничар. Явилась сюда, как можно скорее, чтобы встать под твои знамёна, Кусанаги Годо. И хотя я никогда не хотела служить тому же хозяину, что и эта лиса, в данном случае я считаю, что справедливость на твоей стороне. Надеюсь, ты понимаешь мотивы моих поступков, — поспешно произнесла Лилиана, уставившись на свою давнюю знакомую.

С лёгкостью игнорируя её взгляд и демонстрируя бог знает откуда взявшуюся дьявольскую улыбку, Эрика внесла дополнение:

— Точно. Это очень важно. Справедливость. Ещё и в чьей-то книжке было написано то же самое…

— Умолкни!.. Когда-нибудь тебя настигнет заслуженная кара, — нахмурившись, произнесла Лилиана.

Поняв, что за всем этим скрывается какая-то история, Годо сочувствовал девушке. Ей наверняка было очень тяжело жить бок-о-бок с этой дьяволицей столько времени.

— Вряд ли ты чего-то добьёшься, следуя за мной. Так что не надо себя заставлять…

— Это я уже поняла, всё в порядке, — просто отрезала Лилиана.

Хоть она и жаловалась, на её лице светилось выражение счастья. При этом её сказочная красота, словно у феи, создавала ощущение, что она смогла оставить что-то позади, получив, наконец, свободу следовать в будущее.

— Ладно, спасибо. Тогда давайте вместе поколотим этого гнусного старикана.

Девушка-рыцарь, которая присоединилась в результате махинаций Эрики. Она была не только способной личностью со своими принципами, она предлагала свою силу в помощь. Это заслуживало благодарности. Лилиана застенчиво отвернулась от признательного взгляда Годо.

— В благодарности нет нужды. Помогать Королю — это долг рыцаря. Более того, ты так поступаешь, чтобы спасти друга и девушку… Конечно, в качестве господина этой лисы, на старте ты заработал не сильно много очков, но, тем не менее, всё в рамках приемлемого.

Очень суровые слова.

Уже сформировавшееся первое впечатление. У этой девушки было слишком много шипов в ответ на не очень нужное внимание, которое проявляли к ней другие. Если судить по её кукольному личику, то можно подумать, что она из тех, кого трудно завоевать, хотя именно победа и доставит удовольствие.

В ответ Годо великодушно кивнул с натянутой улыбкой.

— Этого достаточно. Я у тебя в долгу. Что ж, обратно к старику.

— Хм, ты явно слишком много болтаешь по пустякам. Как воина, прошу тебя не отвлекаться, когда стоишь перед врагом. Любитель!

На критику старика, которая его совершенно не затронула, Годо парировал:

— Нет необходимости говорить, что я любитель, капитан Очевидность. Как раз для этого у меня есть надёжные товарищи. Ты, небось, гордишься своим единоличным превосходством, да?

— А щенок знает, как гавкать. Так что, посмотрим, кто кусает сильнее?!

Вобан подал знак рукой.

Повинуясь приказу, мёртвые рыцари за его спиной немедленно пришил в движение.

Обнажили оружие, подняли копья, чтобы убить и одолеть Годо! Но первыми приблизились два других рыцаря, красный и синий, которые призвали магические мечи.

— Лили, нам не обязательно побеждать мёртвых рыцарей. Мы просто должны как следует защищать Годо. Это наша первоочередная цель!

— Есть ещё стратегия?.. Понятно!

Справа от Годо была Эрика, а место слева заняла Лилиана.

Куоре ди Леоне и Иль Маэстро — два магических меча безостановочно рисовали зрелищные узоры, создавая непробиваемую стену, которая защищала Годо от мёртвых рыцарей.

По боевым качествам они двое, вероятно, были близки, а то и практически равны своим противникам. По сравнению с мертвецами, которые могли лишь послушно следовать приказам хозяина, преимущество было за мгновенными, согласующимися с обстановкой решениями и уловками. Более того, способности противников в своей основе практически не отличались.

И хоть их превосходят числом, преимущество всё равно за девушками.

Десяток или даже больше мёртвых рыцарей были перехвачены всего двумя, Эрикой и Лилианой.

Но Вобан всё равно продолжал вызывать слуг из тьмы — мобильная армия трупов.

Среди воинов, похожих на средневековых рыцарей, также находились солдаты, вооружённые мушкетами со штыками.

Трупы, заворачивавшие свои тела в куски ткани и верёвки и махавшие боевыми секирами. А ещё здесь находились люди в военной форме начала двадцатого века с какими-то древними винтовками в руках. Словно поворачивая время вспять, тут был огромный человек, который выглядел как викинг из какой-то неизвестной эпохи. Среди мертвецов также находились и такие, которые были одеты в средневосточную или китайскую одежду.

«Мёртвые слуги», чьи ряды составляла случайная смесь воинов из различных эпох, национальностей и рас… Их огнестрельное оружие, судя по всему, было не в состоянии стрелять. А за клинками в их руках явно плохо ухаживали, и их обильно покрывала ржавчина. Но, несмотря на это, они наступали всей толпой и махали своим оружием.

Эрика и Лилиана не уступали своим противникам.

Мертвецы снова и снова нападали целыми пачками. Эрика в очередной раз разделила Куоре ди Леоне на тринадцать управляемых частей. Магический меч льва взмыл в небо, словно свирепый небесный хищник, а затем в полёте пронёсся сквозь «Мёртвых слуг» рассекая их на части. Самых сильных мёртвых рыцарей Эрика останавливала лично.

Лилиана же большую часть времени находилась в воздухе.

Прыгая и летая вокруг без всяких ограничений, она ступала по головам, плечам и даже вооружению мертвецов. Сверху — Лилиана устраняла врагов своим магическим мечом, снова и снова атакуя с воздуха.

Эти двое совершенно не перетруждали себя.

Против самых сильных рыцарей они использовали задерживающую тактику нападения, пытаясь не слишком затягивать бой. А самых слабых врагов магические мечи безжалостно разили в наиболее уязвимые места. В течение короткого промежутка времени большинство из них было устранено с поля боя.

Честно говоря, тактика этих двоих вызывала в основном презрение, но зато она была практически непоколебима. Полный минимум риска.

Эрика ни разу не отошла от Годо, а Лилиана ни разу не залетела слишком далеко.

Что оставалось постоянным, так это приоритетная задача защищать Годо. Всё получалось благодаря способностям и уму двух девушек.

— Изначально я не планировала этого делать, но другого пути нет!

— И я тоже! Но что дальше? Есть план?!

Даже в подобной ситуации от них не исходило никакой обречённости.

Видя то, как Эрика и Лилиана отшвыривают мертвецов, у Годо возникли смешанные чувства. Хоть и послушные Вобану, но это всё же были жертвы, убитые им собственноручно. Трагическая судьба тех, кто сопротивлялся и противостоял Дьявольскому Королю, но в результате потерпел поражение. Умирая и оставаясь в этом мире в качестве слуг, они продолжали сражаться за Вобана после своей смерти.

Конечно, в способностях Веретрагны тоже не было ничего хорошего, но всё же есть какие-то пределы.

Если бы он только мог, то первое, что хотелось сделать Годо — освободить их.

Он вздохнул.

Со стратегической точки зрения это не очень мудрый поступок. Уже и так понятно, что для их сдерживания достаточно сил Эрики и Лилианы. Лучше сохранить свой козырь для чего-то другого.

Прекратив дальнейший вызов «Мёртвых слуг», Вобан небрежно приблизился.

Уставившись на могущественного старого Короля, Годо решительно произнёс:

— Эй, а ты помнишь первого, бога, которого победил?

— С чего вдруг ты поднял этот вопрос, мальчик? Какое отношение это имеет к тебе?

Вобан усмехнулся. Его вид изменился. Из человека он превратился в оборотня, а затем в волка.

Неужели на этом всё, ничего кроме превращения в гигантского волка? Зная разрушительную мощь «Вепря» Веретрагны, Годо полагал что этой «волчьей» способности стоит опасаться больше всего.

После превращения тело Вобана увеличилось. Снова появилось мощное туловище гигантского серебряного волка, ужасающее олицетворение силы.

Сейчас внутри Годо находилось два меча.

Но в воплощении «Воина» позволено использовать только один меч за раз, и ему необходимо выбрать один из двух. Годо должен решить, какую способность запечатать — «Мёртвые слуги» или «Волк». Ему предстояло сделать выбор, и никак иначе.

Отбросив в сторону последние сомнения, Годо начал читать слова заклинания:

— Я знаю его. Незаконнорождённый бог, которого ты убил — волчий бог, скитающийся словно ночь, ненавидящий человечество, я знаю его!

Появился сияющий яркий свет.

«Меч», сотворённый из слов заклинания и предназначенный для убийства богов. Сияя золотом, он сформировал множество рассеянных вокруг световых сфер.

— Когда-то известный как Феб — бог, само имя которого обозначало свет. Но в то же время он был богом с эпитетом «nukti eoikôs»[✱]Это выражение можно перевести: «как чёрная ночь»., напоминающим о ночи. Незаконнорождённое божество, в котором воплотилось огромное противоречие внешнего вида и сущности — таков тот, которого ты убил.

Во время чтения слов заклинания золотой «Меч» вибрировал в воздухе.

Если взглянуть вверх, то практически весь вид закрывала гигантский силуэт Вобана — его серебряный мех и сильное тело волка раскромсало крест-накрест.

— У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!!

— Что, что это за сила?! — раздался его удивлённый крик, сопровождаемый рёвом.

— Древний эпитет Сминфей. Он значит «мышиный». А ещё есть Ликейский и Ликийский… слова, обозначающие волка. Бог света, чьё происхождение идёт от волков и крыс — зверей земли и тьмы. Это ключ к пониманию данного божества!

Таковы были фигура и суть бога, которого увидела Юри.

Получив эти знания, Годо ощущал, как слова заклинания непрерывно идут откуда-то изнутри него.

Это отличалось от того, когда Эрика пользовалась магией для передачи знаний. Хоть его голова была совершенно пуста, рот Годо говорил сам собой. Его неустанно двигающийся язык тянул за собой непрерывный поток слов заклинания.

Понять суть бога сердцем, а затем озвучить образы. Вот так просто.

— Волк с сущностью крысы, и бог, обладающий свойствами света и тьмы — иными словами, Аполлон. Брат-близнец богини луны Артемиды[✱]Артемида — в греческой мифологии девственная, всегда юная богиня охоты, богиня плодородия, богиня женского целомудрия, покровительница всего живого на Земле, дающая счастье в браке и помощь при родах, позднее богиня Луны (её брат Аполлон был олицетворением Солнца)., бог солнца, который запирает тьму, но был рождён под землёй! Таково имя первого бога, которого ты убил!

— У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!!

— Слова заклинания с силой запечатывать божественные способности! Это твой козырь? Интересно! — упрямо прорычал Вобан.

Шерсть гигантского серебряного волка породила множество других волков. Отдельная прядь превращалась в волка обычного размера, который начинал бежать прямо по воздуху.

Золотой «Меч» окрасил ночное небо, смешавшись с ветром и дождём.

Свет слов заклинания сверкал подобно звёздам и нёсся к стае серебристых волков, бежавших по воздуху.

Чтобы поглотить «Меч», который носился вокруг гигантского волка, члены стаи постоянно бросались на его свет в попытке укусить. Но золотые сферы без проблем проходили сквозь их челюсти, разрезая массивные тела волков надвое.

Пока он наблюдал за тем, как победы в воздухе повторялись несколько, нет, несколько дюжин раз, решимость Годо продолжала расти.

«Давай-ка ударим по нему как следует!»

— Сестра-близнец Аполлона — Артемида, богиня охоты — одна из основных могущественных богинь-матерей земли. Матерью близнецов была могущественная богиня-мать земли Лето[✱]Лето — в древнегреческой мифологии — «титанида» дочь титана Кея и Фебы, жена Зевса, с которой он расстался ради Геры, или же его возлюбленная вне брака, мать близнецов Аполлона и Артемиды.. И какое-то время Аполлон относился к божествам земли.

Эпитеты Аполлона возникали один за другим.

Аполлон света, Феб. Аполлон крыс, Сминфей. Аполлон волков, Ликейский. Аполлон катастроф, Локсий.

Этот бог солнца обладает множеством мало известных противоречий. Как-то дома Годо убивал время, читая карманное издание «Илиады». Тогда он подумал, что это странно.

Начало поэмы Гомера описывало, как Аполлон «шествовал, ночи подобный». А затем бог наслал чуму на армию ахейцев. Вечно молодой привлекательный юноша. Бог солнца, который любил и восхищался красотой. Его внешность было как-то сложно увязать с делами, которые он творил.

— И доказательством этого служит глубокая связь земли со зверями, которые его символизировали. Крысы, волки, лебеди, а также змеи. Небольшие крысы, вечно снующие во тьме, вполне могли быть первоначальной формой Аполлона. Волки, которых его сестра Артемида использовала в качестве слуг, — это форма Аполлона как сторожевого пса загробного мира. Лебедь также являлся связующим звеном между землёй и тем миром. И, наконец, змея — один из основных символов большинства богинь-матерей земли, она обозначает цикл жизни и смерти.

Усиленные словами заклинания Годо, в воздухе летали части золотого «Меча».

Из тела гигантского волка постоянно появлялись другие волки, пытаясь разорвать, укусить и противостоять этим клинкам.

Яркий золотой и серебряный свет яростно сражались, заполнив пространство искрами.

Жуткое сияние сверхъестественной битвы в воздухе сконцентрировалось на небольшом участке ненастного ночного неба.

— Но змея, которая появлялась в мифах об Аполлоне, не была ему помощницей или родственницей. Это монстр, которого он убил, именно для этого нужна змея. Змей Пифон[✱]Пифон или Питон — в древнегреческой мифологии дракон, охранявший вход в Дельфийское прорицалище до занятия его Аполлоном., который охранял священную землю Дельфийского оракула. В прошлом молодой Аполлон одолел змею при помощи своего лука и стрел, став, таким образом, божеством-покровителем оракула.

— У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!! — ревел Вобан, словно пытаясь развеять слова заклинания Годо.

Не в состоянии противостоять мечу, силуэты серебряных волков исчезали, регулярно терпя поражение за поражением. Гигантский хищник с монструозным телом ударил ногой по земле, что стало причиной сильного землетрясения в ближайших окрестностях.

Очевидно, что атака была направлена на Годо. Так как оружие победить невозможно, вполне логично атаковать того, кто его контролирует. Но справиться с этим не составило проблемы.

— Пифон был великим змеем, которого родила богиня-мать земли Гея. Аполлон убил змея и стал покровителем Дельф. Его жрицы звались пифиями и пророчествовали тем, кто обратился за советом к Дельфийскому оракулу. Иными словами, Аполлон это бог, который успешно одолел божество, имевшее такое же отношение к земле, как и он сам.

Годо стянул золотые сферы вместе, собрав сияние воедино.

Если сейчас он напрямую атакует, будет как раз то, что надо. Он отсечёт божественную силу Аполлона одним махом и обезвредит оружие Вобана!

— Подземный мир, который связывает землю с загробным миром, символизирует тьму. То, что разгоняет тьму — это свет, солнечный свет. Как бог, рождённый от земли, Аполлон также олицетворял свет, который существовал, чтобы уничтожить его мать. Поэтому его истинная природа включает в себя атрибуты света, смешанного с тьмой, благодаря чему он стал богом катастроф Локсием.

Сверкая в несколько раз ярче, золотая вспышка рубанула гигантского волка по горизонтали.

Огромное тело было мгновенно уничтожено. Съёживаясь, оно снова приобрело форму худощавого старика.

— Теперь понятно… Слова заклинания, которые могут превзойти мою силу. Какой неудобный для противника приём.

Хотя явно раненый, Вобан всё равно стоял прямо и не особо беспокоился.

Страсть и спокойствие, железная воля и величие, всё это смешалось и светилось в глазах древнего и сильного противника, который пристально смотрел на Годо.

— Способность адаптироваться к различным ситуациям. Какая редкая сила… Среди нынешних Королей похожая способность есть у Джона Плуто. Обычно у таких сил есть определённые условия использования. Если я буду знать то, что тебя ограничивает, победить будет легко.

Хоть со лба Вобана капала кровь, на его лице возникла кривая усмешка.

Годо удвоил бдительность. Вероятно, волчья сила старика не была полностью запечатана. Когда он бил, сила столкновения показалась ему очень слабой.

Поняв особенность слов заклинания «Меча», Вобан сдерживал атаки до критического момента.

— Не беспокойся. Твой уровень пока не позволяет составить мне конкуренцию. Буду атаковать тебя прямо в лоб.

«Мёртвые слуги» получили приказ Вобана и изменили свои движения.

До этого они нападали без всякой упорядоченности. Но сейчас резко стали крайне организованными. Временно отступили от Годо, чтобы перегруппироваться, а затем стали атаковать волнами.

— Чёрт! Они снова здесь! Вот же надоедливые!

— Стоило мне только подумать, что становится слишком легко. Но сейчас дела окажутся плохи!

У Лилианы и Эрики возникли трудности со сдерживанием мертвецов, и они явно выказывали признаки беспокойства.

Первыми в лобовую атаку шли более слабые слуги. Стоило им связать Эрику и Лилиану боем, как тут же атаковали мертвецы уровня великих рыцарей.

Вобан явно направлял «Мёртвых слуг» своей невидимой волей.

— Ты пытался разгадать головоломку с Аполлоном, так? Правильно, первым богом, которого я победил, был Аполлон, и волки это способность к призыву священных зверей, которую я у него получил. Однако твои слова заклинания, будут ли они эффективны против любого другого бога?

За контроль над мертвецами отвечали способности Осириса, но, даже зная этот факт, Годо ничего не мог поделать. Невзирая ни на что, форма «Воина» могла запечатать только священную силу Аполлона.

Похоже, Вобан сменил манеру нападения, чтобы узнать ограничения «Меча» Годо.

Эрика и Лилиана орудовали своими магическими клинками, продолжая битву. Несмотря на то, что они непрерывно сражались без передышки, преимущество в бою перешло к противнику. Пока Годо мучился тем, что его защищают две девушки…

— Годо-сан! — раздался позади него голос Юри. — Пожалуйста, используй «Меч», чтобы избавиться от Осириса! Ты ведь выполнил условия для этого!

— Так и есть, но я уже применил «Меч» чтобы запечатать Аполлона… — тихо прошептал Годо не в силах ответить, как следует.

Каждое воплощение Веретрагны можно использовать только раз в день, и цель следует определить до того, как воспользоваться «Воином».

— Не сдавайся! Не имеет значения, Аполлон или Осирис, они оба изначально были божествами с очень похожими чертами. Используй слова заклинания, дремлющие у тебя внутри, и выкуй необходимый тебе «Меч» прямо здесь!

Даже Юри заговорила о чём-то невозможном. Удивившись, Годо обдумал сложившееся положение.

Пытаясь защитить его, Эрика и Лилиана были уже на пределе. Порабощённые властью божества загробного мира, слуги сражались даже после своей смерти, а старикашка, который был за это в ответе, стоял тут и злорадствовал…

Если Годо даже не попытается, то и узнать не сможет, получится или нет. Пока он смотрел на уверенного Вобана, у него возникло сочувствие к «Мёртвым слугам» и чувство вины перед своими партнёрами по битве. Это заставило Годо снова настроиться на бой.

— Подобно Аполлону, Осирис также был богом, рождённым от земли!

Зеленокожий бог загробного мира, судья мёртвых.

Основополагающей чертой этого бога были урожаи в долине реки Нил — высокое плодородие символизировало принадлежность к земле.

— Однако, хотя и рождённый землёй, он отличается от Аполлона, ставшего прославленным сверкающим богом солнца. Осирис всецело бог земли и загробного мира — близкий родич богини-матери земли и всего лишь бог урожая.

Аполлон и Осирис оба были сыновьями богинь земли — происходили от земли. Рождённые различными культурами, но обладающие множеством сходных качеств. От этих слов в «Меч» влилась новая сила.

Когда звучали слова заклинания, направленные против Осириса, высвобождалась мощь, способная запечатать бога урожая!

— Став богом солнца, Аполлон наконец-то обрёл обличие тёмной ночи. Ночь — мир охваченный тьмой. Подземелья, по которым Аполлон сновал в форме крысы, также относятся к миру тьмы. Иными словами, это отличительный признак загробного мира.

Богиня-мать земли, питавшая всё живое, была не просто богиней, которую переполняла любовь.

Зима несёт с собой смерть. Годо узнал это, когда бился с Афиной, богиней загробного мира, которая одновременно правила ночью и подземным миром. А Осирис был богом урожая, рождённым от земли.

Зерно всходило и росло весной, летом и осенью собирался его урожай, а зимой оно встречало смерть. Следующей весной зерно возрождалось и, сбрасывая оковы смерти, снова росло.

В руке Годо появился огромный меч с золотым клинком. Это было священное оружие, выкованное, чтобы уничтожить бога загробного мира, который многократно умирал, после чего его оживляли.

Окружённые десятью или двадцатью рядами «Мёртвых слуг», бежать некуда. Если взглянуть чуть дальше метров на десять, то можно увидеть силуэт старого Короля, который молчаливо управлял наступлением мертвецов, словно дирижёр оркестра.

Целясь в противника, Годо поднял меч.

— Когда-то Осириса убили и разорвали на части, после чего он был воскрешён, чтобы стать богом загробного мира. В обязанности богини-матери земли входило даровать жизнь весной, урожай осенью и смерть зимой. Как сын земли и бог урожая, Осирис также обладал властью одаривать всходами весной, урожаем осенью и смертью зимой. И посему, богиня-мать земли, которая убивает, и бог урожая, которого убили, обладают множеством сходных черт.

Цикл жизни и смерти.

Подобно Афине, которая когда-то сражалась с Годо, существовали и другие формы богинь смерти загробного мира, Изида и Артемида. Но Аполлон отличался от остальных тем, что его никогда не убивали, как Осириса.

— У Аполлона не было власти отбирать жизни, зато вместо этого он стал богом солнца. Тем не менее, он всё равно сохранял эпитет «nukti eoikôs», который напоминал о смерти — в прошлом он был ещё и богом чумы!

Вливая убийственные слова заклинания, Годо яростно взмахнул «Мечом».

Золотое сияние, исходившее от клинка, осветило всё поле боя. Уничтожая «Мёртвых слуг», свет окружил Эрику и Лилиану. Сразу же после этого он устремился к Вобану, который командовал из тыла, словно шахматный король.

Для защиты от этой атаки, мёртвые воины использовали свои тела в качестве щитов, прикрывших старого Маркиза.

Годо ухмыльнулся. Тщетные попытки, так как пока противник является его конечной целью, им нет смысла жертвовать собой ради защиты хозяина.

Получится или нет? И в результате… ?

Часть 3

В какой-то момент дождь прекратился.

Но ветер не утих. Он всё ещё так же жестоко дул, а в тёмных тучах, закрывающих небо, продолжал греметь гром, слышимый с земли.

Прекратился только дождь. Можно было услышать довольный голос старика:

— Ты действительно смог. Убил моего волка и запечатал клетку с «Мёртвыми слугами». Значит, такая проблемная способность всё-таки существует.

Режущий удар, в который были вложены все высвобожденные слова заклинания Годо. По ощущениям в руках, он чувствовал, что сила Аполлона, скрытая внутри Вобана, полностью запечатана. Скорее всего, Вобан не сможет пользоваться ей несколько дней. Но вот насчёт божественной мощи Осириса…

Как и предполагалось, было очень трудно использовать против Осириса «Меч», предназначенный для убийства Аполлона.

Полного успеха Годо не добился. Но всё же смог уменьшить количество «Мёртвых слуг». По грубым подсчётам около половины из них было уничтожено, а вторая половина не могла двигаться.

Слова заклинания «Меча» урезали силу господства Вобана лишь частично.

Несколько запыхавшиеся Эрика и Лилиана, которые ни на минуту не прекращали бой, наконец-то опустили свои магические мечи.

С последним взмахом «Меча» «Мёртвые слуги» обратились в пыль и рассеялись. В этот самый момент Годо показалось, что он услышал какие-то слова со стороны исчезающих мертвецов. Что бы это могло быть? Благодарность?

Слова заклинания меча пересилили подавляющую власть Вобана. Мёртвые не просто утратили свою форму, а встретили свою настоящую смерть — они, наконец, смогли упокоиться с миром.

Воплощение «Воина» характеризовалась не только наличием меча, но и способностью видеть природу бога насквозь. Именно поэтому Годо понял, что произошло.

Если это действительно слова благодарности, то тут определённо есть что отпраздновать. И достигнутое даже такой ценой, оно того стоило… Поставив на землю свою дрожащую ногу, Годо ощутил, как укрепилась его решимость. Двойное использование слов заклинания «Меча» забрало практически все его силы — дыхание стало прерывистым, а во всём теле ощущалась слабость.

Похоже, такой способ драться пока ещё не подходит нынешнему Годо, который никак не ожидал, что это потребует стольких сил.

«!.. !.. Что происходит?» — Годо казалось, что кто-то говорит.

На него смотрели Эрика и Лилиана, а с какого-то времени и Юри с печальным выражением лица. Почему ему так кажется?

— Да, хочу похвалить твою храбрость. Эта битва меня не разочаровала.

Когда низкий голос Вобана утих…

Ветер начал стонать.

Тяжёлый удар воздуха в спину сотряс тело Годо.

Используя глаза «Воина», Годо посмотрел на старого Короля… Это была божественная сила ветра, а позади Вобана смутно виднелись три силуэта.

Фэн Бо[✱]Фэй Лянь — в китайской мифологии божество ветра. В изображении некоторых мифов Фэй Лянь являлся драконом с телом птицы, головой оленя, хвостом змеи и пятнами барса. Человекоподобной ипостасью бога ветра был Фэн Бо («дядюшка-ветер»), изображавшийся в виде старика с длинной белой бородой, в жёлтой (божественного цвета) мантии и красно-синей шапочке. В своей земной жизни, прежде чем стать божеством, он был министром у тиранического последнего императора династии Шан, Ди Синя. Тогда он прославился своей быстротой при ходьбе. С властью Фэй Ляня связывают также действие как засухи, так и его способность управлять дождевыми тучами. Во время великой войны за власть над миром между Небесным императором Хуанди и великаном Чи Ю бог ветра помогал последнему. За это преступление против Небесной власти Фэй Лянь был превращён в чудовище, однако он сумел отомстить тем что, бежав на юг Поднебесной, выпустил на волю ужасающие ураганы и бури. Наследник Хуанди, божественный император Яо был вынужден отправить на юг для борьбы с Фэй Лянем Небесного стрелка И, который после нескольких схваток одолел бога ветра и заставил его управлять ветрами согласно установленному Небом порядку., Юй-Ши[✱]Юй-Ши («повелитель дождей») — в китайской мифологии божество дождя, культ которого сохранился с глубокой древности до 20 века. В ряде памятников идентифицировался с Сюань-мином, сыном древнего божества Гун-гуна, по другим источникам, считался божеством созвездия Би, иногда отождествлялся с одноногой птицей Шанъяи, которая могла то увеличиваться, то уменьшаться, и когда втягивала в себя воздух, то пересыхали моря. В комментариях к «Книге гор и морей» говорится, что Юй-Ши имел облик куколки насекомого. Впоследствии Юй-Ши получил вполне антропоморфный облик и стал изображаться в храмах в виде могучего военачальника в жёлтых доспехах, с чёрной бородой, держащего в левой руке чашу, в которой находится дракон, а правой он как бы разбрызгивает дождь (в других случаях в правой руке у него меч семи звёзд, им он направляет дожди)., Лэйгун[✱]Лэйгун («громовник»), в китайской мифологии бог грома. У него было тело дракона, человечья голова, и он бил по своему животу, как по барабану. Лэйгуна часто изображали с черными крыльями летучей мыши, с птичьими когтями и головой, синим человеческим туловищем. Бог был одет обычно только в штаны, па плечах — связка барабанов, в правой руке — деревянный молоток, которым громовник Лэйгун бьет по ним. Лэйгун путешествовал в повозке, в которую были впряжены баран и свиньи. Крылатый бог бил в барабаны и насылал молнии. Лэйгун почитался как бог, помогающий людям, поскольку был связан с божествами дождя, от которых зависел урожай.. Именно эти имена пришли на ум Годо.

Божества из Китая, или из Кореи? Скорее всего, боги штормов, побеждённые Вобаном. Их внешность говорила о том, какой силой обладал старик — власть управлять ветром, дождём и молнией.

— Если воспринимать это как развлечение, то оно чуть-чуть будоражит. Для того, кто добился ничьей в бою с Сальваторе, вполне приемлемо. Возможно, года через два ты станешь неплохим бойцом.

Продолжали дуть сильные ветры.

Эрику, которая выступила вперёд, чтобы прикрыть Годо, просто снесло. Та же судьба постигла и Лилиану, пытавшуюся приблизиться к Вобану при помощи магии полёта.

Затем загремел и гром. Когда начался грохот, с неба ударила молния.

Сопротивление всем заклинаниям было особенностью Чемпиона, на что Годо и поставил.

«…Как тот, кто удерживает любую и каждую победу, я сильнейший из сильнейших. Все враги, таящие злобу, будут уничтожены», — читая гимн Веретрагне, он активировал магическую силу во всём теле.

Действует — вспышка, которая должна была попасть прямо в голову Годо, совсем чуть-чуть, но промазала мимо него.

Обугленный асфальт начал вонять гарью.

Высокая температура, возникшая из-за молнии, испарила капли дождя в воздухе… Если так и продолжится, поражение неизбежно.

— Без компромиссов я смотрю. А ведь и так было очевидно, мальчик, что ты похож на меня в прошлом. Получить силу Короля без всяких магических знаний. И умело управляться с ней при поддержке решимости и мудрости — такого маг никогда не достигнет при помощи тренировок, таков путь, по которому когда-то ступал и я.

Ещё одна вспышка молнии.

Подвигом было уже то, что он уклонился от сошедшего с неба громового копья бога. Его тело ощущало сильный жар. Возможно, Годо получил сильнейшие ожоги.

На этот раз его внезапно ударил резкий порыв сильного ветра, который сбил его с ног.

Проиграл…

Хотя Годо ощущал слабость и еле держался на ногах, он уставился на Вобана.

Даже если бы его тело было в полном порядке, он в любом случае не способен уклониться от ветра и грома. С самого начала между ними существовала удручающе огромная разница в силе. Но независимо от того, насколько усталым он себя чувствовал, Годо всё равно заставил себя бороться дальше и встать.

Контролировать его трясущиеся колени было просто невозможно. При таком развитии событий его изобьют до смерти. На его лице появилось недовольное выражение.

— Годо-сан!

— Годо!

— Вставай, Кусанаги Годо! Ты ведь смог драться до сих пор, покажи мне свою решимость!

Слышались голоса. Юри, Эрика, а заодно и Лилиана. С ними всё было в порядке, но что ещё за другие голоса?

«!.. !.. !..»

Голоса действительно были, но чьи они? Судя по звуку, людей множество, а их голоса слышались издалека.

Десять, двадцать, нет, гораздо больше. Где все эти люди? Слышно еле-еле, но похоже на призывы «Вставай и дерись!»

Голоса не утихали, голоса толпы, голоса, ищущие силу, голоса, молящие о спасении. Годо поднял голову, осмотрелся и мгновенно понял.

Уверенный в наличии силы, он понял особенности нового воплощения.

Это ощущение всемогущества, было приятным, но в то же время опасным чувством, которое появлялось, когда Чемпион достигал следующего уровня развития. «Я не проиграю», — заявил Годо сам себе.

Настолько странная сила действительно существовала, и решимость Годо в который раз окрепла.

— О, Хранитель добродетели, я взываю к тебе и предлагаю в дар жертву. О, Хранитель добродетели, я восхваляю тебя и молю тебя. Тот, кто поддерживает небосклон и развивает новые земли, тот, кто дарует победу и благодать, я свершу справедливый суд, прошу, укажи мне правильный путь и одари светом!

С выкриком этих слов заклинания боевой дух возрос просто до небес.

Совершенно новая форма — это девятое воплощение Веретрагны, «Козерог», к которому он обратился после «Воина».

В это же мгновение Вобан высвободил молнию.

С неба снизошла яркая вспышка. Но Годо просто поймал её.

Его ладонь была покрыта молниями, он схватил атаку, словно это был бейсбольный мяч. Рука Годо источала свет, и можно было ощутить волны жара. Одновременно высвобождалась мощная энергия.

«Не думай, что ты единственный, у кого есть сила молний!»

Ощущая радость от наконец-то появившейся возможности контратаки, Годо расслабил сжатые губы и выстрелил молнией в ответ.

— Чего?..

Как и следовало ожидать от того, кто может управлять ветром, дождём, громом и молнией.

С рокочущим звуком старый Король отклонил молнию, которая должна была лететь прямо.

— Значит, у тебя и такая сила есть, мальчик! Подумать только, уже обладаешь такими боевыми способностями!..

Наслаждаясь битвой, лицо Вобана просто светилось.

Годо молчаливо кивнул.

Это та сила, которую он не способен использовать в одиночку. Даже несмотря на его прошлые битвы, данную способность ни за что не получилось бы пробудить, если бы не было тех, кого победил Вобан и их желания одолеть его.

Воля повергнуть этого человека.

Желание остановить старика и надежда на его поражение.

Множество людей просили, умоляли, надеялись — здесь сосредоточилась сила чувств, сила сердец, которая образовала вихрь, подобный урагану. Теперь Годо мог отчётливо слышать их.

Собравшиеся здесь голоса потерянных душ.

И это ещё не всё.

Были ещё и крики тех душ, которые освободились после того, как «Меч» разрубил подавляющую власть Осириса.

Они не знали, куда теперь отправятся.

Рай, ад, загробный мир, нирвана, храм спасения или земля обетованная… Вероятно, они будут отправлены в своё последнее место упокоения в соответствии со своей религией и культурой. Так должно быть. Тем не менее, их последним желанием было стать свидетелями кончины их врага — старого Короля, который так долго держал их в рабстве.

Более того, Годо ощущал не только чувства мертвецов.

Беспокойство по поводу жестокой грозы и ветра.

Страх из-за непрерывного рёва грома, начавшегося только что.

Волнение из-за гигантской тени, мельком замеченной из окна… Вид монструозной собаки и сомнения в собственной вменяемости.

Во время тайфуна произошло что-то вроде драки банд, и возникли чувства смертельного испуга.

Ясно ощущались даже чувства людей, живших неподалёку отсюда.

Сразу Годо думал, что из-за погоды и странных явлений на улицах будет очень мало людей, но ему и в голову не приходило, что вокруг их так много. Это заставило его беспокоиться, ведь он хотел свести к минимуму сопутствующие разрушения.

Среди всего вихря мыслей и чувств Годо сфокусировался на тех, что ближе к нему.

Чувства девушки, которая волновалась о состоянии Годо и от всего сердца молилась, чтобы он вернулся целым и невредимым.

Сердце благородной девушки, которая ставила на кон всю свою отвагу, прося о победе Годо.

После контакта с сердцами Эрики и Юри, энергия начала изливаться, словно ей не было конца. Внутри тела Чемпиона ощущения были такие, будто в него вдохнули новую жизнь, проиграть сейчас будет просто позорно!

— Даруй мне силу! Даруй мне силу победить Вобана! — выкрикнул Годо с обращённой к небу рукой.

В то же время само небо было покрыто тёмными грозовыми тучами, которые призвал Вобан. Недостатка в оружии нет!

Раскаты грома. С неба постоянно били молнии.

Девятым воплощением Веретрагны был «Козерог». С его помощью можно слушать сердца людей и использовать гром и молнию в качестве оружия.

Призванная с неба молния была схвачена прямо перед тем, как собиралась взорваться возле Годо, и сейчас испускала искры.

Гроза, которая должна была обрушиться на землю, остановилась и начла собираться в одном месте.

Силы света и жара высвободились одновременно.

Перед наступающим валом грома и молний, окружающим его как торнадо, старый Чемпион воспользовался своей собственной силой. Взрывающимися вспышками света два Короля соперничали за превосходство.

Годо намеревался одолеть старика силой грозы, в то время как Вобан пытался оттолкнуть её подальше.

Никто не выигрывал.

Нет, у Годо оказалось преимущество и Вобана накрыло быстрым ударом молнии.

Но тело старика лишь слегка обожгло, и он мог продержаться дольше. У Вобана едва получалось избегать того, чтобы в его жизненно важные точки не попадали прямые удары грома и молний, которые поглотили бы его целиком и полностью, испепелив вместе с костями.

— Похоже, ты создал что-то наподобие громоотвода, старик…

Годо громко рассмеялся, но тут же был контратакован.

Смешанный с каплями дождя к нему устремился вихрь, превратившийся в мини ураган, который окружил Годо.

— Силой слов заклинания, я воспою гимн победе! — используя воззвание Веретрагны, Годо повысил свою магическую силу.

Он использовал её, чтобы стойко перенести мощь урагана Вобана. Будь это прошлый Годо, его бы унесло в небо, а затем сильно ударило о землю.

Но сейчас он оказался способен избежать влияния урагана.

Подобно тому, как Вобан защищался от молний, стоило ветру поглотить Годо, он начал бороться, чтобы сохранить позицию, не позволяя своим ногам отрываться от земли больше, чем на несколько сантиметров.

Магическая сила укрепляла заклинания и способности. После обращения к воплощению «Козерога» её получалось использовать быстрее и более умело, чем раньше.

— Ты… Это техника магов. Внезапно пробудить эту способность — ты действительно безрассуден и у твоих способностей нет ни правил, ни разумного обоснования!

— У меня нет никакого желания выслушивать критику от кого-то вроде тебя! — недовольно ответил Годо на реплику Вобана.

И хоть они оба понимали, что одолеть оппонента задача не из простых, два Короля одновременно выстрелили молнией.

В жаркой грозовой битве началась напряжённая, но бесполезная пальба.

Часть 4

— Сила управлять молнией… Способности Кусанаги Годо основаны на возможностях десяти воплощений Веретрагны, так? И что это за воплощение?

— А? Амакасу-сан?! Вы пришли?

С прекращением активности мертвецов поле боя превратилось в дуэль один на один между Годо и Вобаном.

Обнаружив неожиданно возникшего сотрудника Комитета компиляции истории, Юри удивилась.

— Да, вообще-то, я был здесь, наблюдая с самого начала… Как так? Эта способность не упоминалась в Гринвичском докладе.

— Похоже на то. Я тоже впервые её вижу — наверное, эта форма пробудилась только что.

Ответившей была Эрика. Лилиана шла рядом с ней.

Во время слишком опасной битвы Королей они держались на безопасном расстоянии, наблюдая за Годо издалека.

А Годо и Вобан палили друг в друга электрическими разрядами в напряжённом поединке.

У Вобана оружия было больше — в дополнение к молнии он распоряжался дождём и ветром, но это всё. Независимо от способа его атаки, Годо мог мастерски увернуться, и поэтому большее количество оружия мало что значило.

С другой стороны, опытный Вобан уклонялся от каждой атаки электричеством, которую проводил Годо.

И хотя оба были покрыты ожогами и шрамами, ни тот ни другой не могли нанести решающий удар. Они просто палили один в одного пушечными ядрами в бесполезной битве на истощение.

— Это должен быть или «Юноша» или «Козерог», так как он управляет молнией…

— В данном случае это точно «Козерог» — по какой-то причине у меня именно такое ощущение.

Что удивительно, последнюю фразу произнесла Лилиана.

И хотя она звучала как случайная догадка, в ней чувствовалась основательная уверенность. Это произвело сильное впечатление на Юри.

В отличие от Амакасу или Эрики, которые объясняли, используя знания, она полагалась на инстинкты, чтобы охарактеризовать божественную силу. И хотя Лилиана была спутницей Эрики, она, скорее всего, принадлежала к тому же типу, что и Юри — колдунья с предрасположенностью к способностям мико.

— Как и сказала эта леди, тут у нас воплощение «Козерога»… Жреческая способность, которая управляет сердцами людей и обладает силой грома.

Каковы же особенности данного воплощения?

В то самое мгновение, когда пробудилась новая сила Годо, Юри сразу же всё поняла посредством своих духовных ощущений. Воплощение «Козерога» можно использовать тогда, когда находящиеся в окрестностях люди желают стать частью его боевой мощи.

Если говорить о людях, то это слово относилось не только к живым.

Сбор воедино чувств и мыслей мертвецов, чтобы они стали энергией и дали Годо священную силу грома — это всё то зло и ненависть, которые оставили после себя «Мёртвые слуги», а ещё их печаль и боль.

Наверняка это сильное воплощение, способное потягаться в силе с «Воином», «Белым жеребцом» и «Вепрем».

«Козерог» был священным зверем, который символизировал магическую мощь. Будет не очень удивительно, если магическая сила этого воплощения превосходит таковую у лучших волшебников и магов.

Ещё с древних времён рога были символом особой магической мощи.

Раньше, когда священники и короли проводили примитивные религиозные обряды, они часто надевали рогатые шапки или шлемы с целью показать, что носящий их обладает властью.

Олень, бык, а также козёл.

Большинство священных зверей, которым поклонялись, обладало рогами. Это остатки древних религиозных верований.

— Кстати, раз уже сказали, полагают, что кочевые племена индоевропейцев проводили аналогии, сравнивая козла и молнию в небе. Знаменитый бог Зевс, также тесно связан с «Козерогом», у которого есть схожие черты с легендой о жеребце, несущем солнце. «Козерог» который стал молнией, также всё больше и больше возвышался в качестве священного зверя во многих местах континента, где преобладала индоевропейская группа языков… Поэтому он и обладает подобной силой, — как обычно, изливая информацию о Веретрагне, Амакасу выглядел очень счастливо.

Крайне заинтересованный, он задал вопрос Юри, которая этого никак не ожидала.

— Что касается силы Кусанаги Годо, существуют условия её применения, так? Сколько времени позволяется использовать «Козерога», Юри-сан?

— Это…

Только Юри собралась ответить…

Она ощутила озноб и остановила готовые уже вырваться слова. И хоть сначала она сомневалась, но в мгновение ока поняла. Из-за спины Амакасу на неё уставилась Эрика, в глазах которой горело предупреждение.

Взгляд не был ни зловещим, ни ледяным. Тем не менее, он оказался очень суровым и непрощающим. Юри осознала, что условия использования десяти воплощений являются крайне важной информацией для Годо.

Имей кто-то такую информацию во всех подробностях, убить его окажется не так уж и трудно.

Конечно, Амакасу знал это, да ещё и намеренно задал подобный вопрос — вполне естественно, что пристальный взгляд Эрики горел угрожающей жаждой убийства, словно говорившей «Если сболтнёшь, что-нибудь лишнее, я заткну тебе рот».

— …Нет. Насчёт этого, мне очень жаль, но даже я ничего не знаю.

Не из-за пугающего вида Эрики. Юри солгала потому, что понимала причины её волнения.

Кусанаги Годо пока что был неопытен в защите от злых намерений, не включающих в себя насилие. Чтобы обезопасить его, девушке-рыцарю всё ещё требуется прилагать немало усилий.

Удовлетворённая действиями Юри, Эрика прекратила буравить её взглядом.

— Тогда ничего не поделаешь. Не беспокойтесь… А? — разочарованный Амакасу вдруг удивлённо сощурился.

— В чём дело, Амакасу-сан?

— Ни в чём. По какой-то причине я внезапно почувствовал слабость во всём теле… В любом случае, Юри-сан, с вами всё в порядке?!

Её колени теряли силу, а тело Юри стало дрожать. Ей пришлось приложить все усилия, чтобы стоять неподвижно и остановить свои дрожащие ноги.

Ничего нельзя было сделать, по ощущениям казалось, будто из тела вытягивают силу. Даже стоять стало трудно.

Если присмотреться, то и Амакасу, похоже, пребывал в таком же состоянии. Несмотря на ночную темноту, было явно видно, что его лицо выглядит не очень хорошо. Тем не менее, на Эрику и Лилиану это не действовало, и они недоверчивыми взглядами смотрели на двоих, которые теряли силу.

Юри инстинктивно почувствовала, что их — хотя, нет, скорее всего, жизненные силы всех людей в окрестностях, собирают в одной точке. Все они стекались к Кусанаги Годо, который некоторое время назад начал пускать молнии.

Это была сила «Козерога», нет, её побочный эффект.

Данное воплощение являлось не только волей людей, заодно оно поглощало и их жизненные силы, превращая их в мощь Годо! Если с Эрикой и Лилианой всё в порядке, это, вероятно, потому, что их выносливость изначально далеко превосходит выносливость обычных людей.

Пока ещё терпимо, но если так и продолжится, то жизнь вполне может оказаться под угрозой.

— Ох… Так как это воплощение обладает настолько огромной силой, за это приходится платить соответствующую цену? А-а, всё, больше не могу.

— И хоть подобное происходит каждый раз, но у божественного права Кусанаги Годо просто полно всяких неудобных форм…

После объяснения Юри произошёл тот редкий случай, когда Амакасу честно выразил своё раздражение.

Даже у Эрики глаза на лоб полезли от удивления.

Но Лилиана сохраняла оптимизм.

— Тем не менее, это правда — достичь подобного уровня и уплатить такую цену также является привилегией тех, кого зовут Королями. Кусанаги Годо, похоже, он оказался более способным, чем я представляла.

Она смотрела туда, где Годо и Вобан вели напряжённую борьбу громом и молниями.

Два Короля, которые обладали невероятной сопротивляемостью магии, превращали свою собственную магическую энергию в молнии, чтобы атаковать друг друга. Даже для Великого рыцаря вроде Лилианы, было очень опасно приближаться, поэтому они и не смели идти вперёд.

Им оставалось лишь наблюдать со стороны…

— Чувствовать сердца людей и обрести новую способность… И хотя сложно принять его слабость, из-за которой он поддался искушению Эрики, у него есть и серьёзная сторона. Я несколько поражена, — Лилиана расслаблено улыбнулась.

Похожая на фею красавица с внушающими трепет способностями — но это была улыбка рыцаря.

Подобно Юри, её способности мико тоже показали, что Годо ощутил сердца «Мёртвых слуг» и это заставило пробудиться воплощение «Козерога».

— Эрика! И хотя сейчас битва идёт на равных, но, согласно моей оценке, преимущество перейдёт к Маркизу. Когда это произойдёт, мы с тобой окажем поддержку Королю, ты готова?

— Ты хоть думаешь, с кем говоришь? Я собиралась сказать то же самое, Лили.

Два рыцаря схватили свои любимые магические мечи и начали перебранку.

В это мгновение к Юри пришло какое-то странное ощущение.

Лилиана Краничар. Девушка, чьё имя звучало именно так, явилась из восточноевропейской страны — она стояла рядом с Эрикой в самой естественной позе. Красный и синий, Великие рыцари-близнецы, охраняющие одного Короля — это описание само собой возникло в голове мико.

Заметив взгляд Юри, Лилиана ощутила что-то странное и спросила:

— Что такое, Мария Юри? Ты, наконец, вспомнила, кто я?

— Что? Мы раньше встречались?

— Забудь. Ничего страшного, если ты не помнишь. Это была всего одна встреча, поэтому я, вроде как, знаю тебя. Эмм… сейчас не время для подобных разговоров.

Лилиана снова стала наблюдать за полем боя с серьёзным лицом.

Как она и предсказывала преимущество в битве постепенно, но изменялось в пользу Вобана.

Даже в противостоянии могучих сверхъестественных созданий периодически случаются тупиковые ситуации.

Когда защита сильнее атаки, вероятность подобных ситуаций возрастает. Как раз случай Годо и Вобана.

То, что должно было стать мгновенным убийственным ударом, оказалось неэффективным против каждого из них. В результате битва зашла в тупик.

Тем не менее, если бой затянется, преимущество постепенно перейдёт к более сильной стороне. По выражению лица Вобана Годо подсознательно понял, что его дела идут не так, как надо.

Не обычное бесстрастное лицо старика. Используя свою самую могущественную божественную способность, Вобан прекратил строить из себя престарелого джентльмена-интеллектуала и позволил своим эмоциям сойти с ума, громогласно смеясь.

Прямо, как тогда, когда он превратился в гигантского серебряного волка.

Воин с рождения. Хоть он и постарел, но не утратил свою дикую натуру. Человек, подобный зверю — такова истинная природа Деянсталя Вобана — это Годо понял мгновенно и ясно.

Недавно он медленно пускал молнии со спокойным выражением лица. Но на небе собиралось пугающее количество грозовых туч. Годо чувствовал, что стало труднее дышать. Это эффект от того, что Вобан максимально воспользовался своей властью над штормами.

Подумать только, у него было свободное время сделать это, пока он обменивался ударами в противостоянии с Годо.

Сильнейшая фиолетовая молния — подготовка к высвобождению электричества всем телом.

У Годо не было дополнительных резервов, чтобы сделать то же самое. Он и так выкладывался на полную, чтобы просто поддерживать ничью. Такова их разница в силе.

Старый Король, Чемпион, который непрерывно участвовал в битвах на протяжении трёх последних веков, против младенца, который только что начал. Между их силой существовала непреодолимая пропасть.

— Мальчик, должен тебя поблагодарить. Оказаться способным продержаться в бою до сих пор, это действительно скрасило мой утомительный и скучный досуг. Хоть и ненадолго, позволь мне насладиться этим!

Вобан улыбнулся.

Грандиозное объявление своей победы.

Как он и говорил, у него ещё много козырей, но до сих пор старик был сосредоточен лишь на использовании одних и тех же атак молниями. Так он доказывал своё превосходство над Годо в управлении силой грозы.

В сердце Годо закралась тревога.

Если так и продолжится, он определённо проиграет.

Если его в полную силу ударит молния Дьявольского Короля уровня Вобана, Годо не был уверен в своей безопасности. Тем не менее, у него оставалось ещё одно оружие против старика.

В какой-то момент, стороны прекратили использовать молнии.

Вобан готовился к последней, самой сильной атаке, в то время как Годо понял, что продолжать нападение не имеет смысла.

— Годо, ты же не забыл про меня, так? Прошу, дай своему рыцарю, Эрике Бланделли, шанс действовать. Я твой щит и меч. Не имеет значения где — мы должны биться бок о бок.

Справа от обеспокоенного Годо появилась девушка-рыцарь, одетая в красное и чёрное.

Крепко сжимая в руке Куоре ди Леоне, Эрика Бланделли встала рядом с Годо.

— Кусанаги Годо, хоть у меня и нет желания проводить с тобой весь остаток своей жизни, но в данный момент я тоже твой рыцарь. Позволь мне быть твоей соратницей до конца битвы.

Слева от него появилась девушка-рыцарь, одетая в синее и чёрное.

Держа серебряный Иль Маэстро, Лилиана Краничар заняла место слева.

— Вам двоим слишком опасно находиться здесь! Пожалуйста, уходите сейчас же! — закричал на них двоих удивлённый Годо, но их ответы были холодны.

— Может, так оно и есть, однако, если Эрика и я создадим барьер в помощь твоей магической силе, силе Чемпиона, то окажется вполне возможным защититься от атаки Вобана, проведённой в полную силу. Сейчас как раз время делать ставки.

— Конечно, попытка может провалиться, но попробовать стоит.

Лилиана и Эрика не намеревались отступать, и хоть было приятно, что они беспокоятся, но им явно не хватает здравомыслия.

И только Годо собирался заорать на них, что есть мочи…

— !.. !.. !.. — послышался шум.

Когда взгляды Годо и Лилианы пересеклись, она молча кивнула.

— Так же, как и Юри, Лили может видеть то, что невозможно увидеть, и услышать то, что невозможно услышать. Истинная и подобающая колдунья, которая обладает способностями мико. Раз она говорит, что у нас есть минимальный шанс победить, то стоит рискнуть. Годо, давай вступим в бой вместе, — искренне произнесла Эрика.

После произнесённого Годо лишь оставалось принять то, что он не один. Если бы ему действительно пришлось драться в одиночку, то этот старик явно оказался бы непобедим. В таком случае…

— Если ничего не выйдет, я отправлюсь в ад вместо вас двоих.

— Не говори глупости, если потерпим неудачу, отправимся вместе, разве нет? Мне так предпочтительнее.

Эрика и Лилиана кивнули. Их улыбки выглядели очень нежно.

Если подумать, то всё это время он доставляет проблемы этой девушке, хотя и она тоже доставила ему проблем, так что они квиты.

«Естественно и вполне возможно, что Эрика и я очень даже отличные напарники».

Вновь обретя решимость в результате этих мимолётных мыслей, Годо пристально посмотрел на Вобана.

Старый Дьявольский Король воздел руки к небу и уже собирался резко опустить их вниз.

Опять пошёл дождь.

В это же время то самое и случилось. Разрывая грозовые тучи и небо, к земле снизошла яркая вспышка — вне всяких сомнений, это был сильнейший удар молнии за сегодня.

— …Как тот, кто удерживает любую и каждую победу, я сильнейший из сильнейших. Все враги, таящие злобу, будут уничтожены!

Годо использовал максимальное количество божественной силы Веретрагны и отчаянно молился, чтобы спускавшаяся к нему молния промахнулась мимо цели.

Эрика и Лилиана использовали защитную магию, чтобы создать невидимый щит, который, словно помогая, слился с его магической силой — но этого было мало.

Чтобы отразить полностью заряженную сильнейшую электрическую атаку, силы трёх людей не хватало.

Уверенный в своей победе, старый Чемпион искренне рассмеялся.

Поэтому Годо начал молиться про себя, чтобы стать ещё сильнее: «Дай мне силу, прошу, дай мне силу!»

«Я согласен».

Услышав ответ, Годо кивнул.

Это был не один человек и не трое. Врагами Вобана были все собравшиеся здесь, и они одолжили ему свою силу.

Разве сейчас он может проиграть?!

Превратившиеся в прах и вернувшиеся в землю души «Мёртвых слуг», которые здесь задержались.

Они снова возникли из тьмы и вернулись в этот мир в своём мёртвом виде.

— Что?! Как это могут быть слуги?! — глаза Вобана удивлённо расширились.

Но было слишком поздно. Вобан недооценил их существование. Они подпитывались злобой и ненавистью к старому Королю. Здесь оказалось несколько десятков восставших слуг.

Большинство из них при жизни были магами, и среди них находились мастера своего дела, равные Эрике и Лилиане. Они тоже объединили свои силы с магией Годо. Теперь его магическая сила могла противостоять молнии Вобана и постепенно расширялась, словно собиралась взорваться.

Наконец, чрезвычайно мощная молния изменила свою траекторию.

Гнев бога грома, который должен был поглотить Годо, Эрику и Лилиану, потерял свою цель и рванулся по направлению к огромной металлической башне, расположенной рядом!

Грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот!!!

За сегодня это был самый сильный грохот от грома.

Токийская башня, в которую попала фиолетовая молния начала освещаться огнём пожара.

Несмотря на ветер и дождь, пламя осветило землю, а в его жёлтом свете стало видно лицо Деянсталя Вобана, перекошенное от ярости.

— Молния.

Смотря в небо, Годо прошептал слова заклинания.

— Молния, о, молния! Я завоеватель, который истребил тысячу сотней, десять тысяч тысячей, а сотню тысяч десятью тысячами. И теперь ради меня, стоящего на стороне справедливости, высвободи яркий блещущий свет и даруй мне божественную силу!

В ответ на его крик грозовые облака зарокотали.

Грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот, грохот!!!

Со стороны неба донеслись пугающие звуки грома, и тотчас же ударила сильнейшая молния. Отзвук эха божественной реальности сотряс небосвод и заставил землю содрогнуться.

Изначально у Годо не было силы управлять такой молнией. Но так как уже присутствовали облака, собранные Вобаном, всё обстояло иначе. Он смог внезапно атаковать в тот самый момент, как его противник утратил бдительность.

Едва избежав фатального удара старого Короля, Годо выкрикнул изо всех сил и высвободил всю свою магическую энергию. Чтобы получить возможность управлять собравшимися грозовыми тучами, он незамедлительно произнёс слова заклинания, влив в них полную мощь воплощения «Козерога».

(В тот же момент у всех людей в радиусе километра от Токийской башни отняло часть жизненных сил, и они свалились без сознания, словно от приступа анемии. Но об этом Годо узнал гораздо позже).

— Хмм, проклятый молокосос! Это действия вора!

Чтобы снова вернуть себе власть над грозовыми облаками Вобан обратил свои мысли к небу.

Но было уже слишком поздно. Если Годо атакует до того, как он сможет это сделать, у Вобана не останется времени…

— Человек и дьявол — я сокрушу всех врагов, которые встанут у меня на пути!

В землю снова ударила мощная золотая молния.

К слову, она была чуть-чуть сильнее, чем удар Вобана минуту назад.

Часть 5

Белый дым, окутывавший пространство вокруг старого Чемпиона, наконец-то рассеялся.

И хотя Годо атаковал его мощным ударом молнии в полную свою силу, Вобан не исчез. Воистину, три столетия разницы в опыте были не просто украшением.

Тем не менее, этого было достаточно, чтобы вымотать его до предела.

Старик прилагал все усилия, чтобы подготовить защиту от следующего удара. Чтобы молния отклонилась от цели, он воспользовался «Бурей и натиском» а также привлёк всю силу своей власти над ветром, дождём, громом и молнией.

Эрика и Лилиана метнули свои магические мечи, словно копья.

Уклоняясь от смертоносных клинков, старый Король утратил концентрацию, и удар молнии поглотил его словно приливная волна, сжигая дотла.

Но всё же после этого…

В том месте, где стоял Вобан, по всей видимости, собиралась гора песка — нет, это пыль — медленно вздымается, приобретая очертания человека и в результате воссоздавая интеллектуальную внешность старого Маркиза.

«Это его припрятанный козырь?»

Воскреснув, прямо как с использованием его «Овна», Вобан тем самым призвал на помощь способность избежать неминуемой смерти. Не в силах справиться с собой Годо занервничал.

— Начнём третий раунд, мальчик?

— Если хочешь, проведём ещё и два и три, я буду твоим противником до самого конца.

Похоже, воскрешение далось Вобану немалой ценой.

Его дыхание было прерывистым, а магическая сила стала явно меньше. Годо чувствовал это и приготовился заставить свой вымотанный организм вызвать очередную молнию.

Теперь они были равны, и победа может достаться любому!

Два Чемпиона противостояли друг другу на фоне эффектно полыхающей Токийской башни.

Последняя атака Годо ударила не только по Вобану, заодно она нанесла решающий удар и башне. В настоящий момент трёхсотметровая стальная конструкция горела, словно гигантский факел.

Бурная ночь пока что не подошла к концу, как ещё пострадает этот город?

Годо чувствовал, как натянуты его нервы, но вдруг…

— Пожалуйста, прекратите! Великий Маркиз, если вы не отступите, то уничтожите меня, Кусанаги Годо и остальных вместе с нами! — крикнула Юри, сердито глядя на двух Королей.

Она почему-то казалась крайне вымотанной, и её поддерживали руки Эрики. Даже пребывая в таком состоянии, насквозь промокшая химе-мико ставила свою жизнь на кон.

— Если меня не станет, у вас исчезнет причина сражаться, поэтому, пожалуйста, примите решение.

Подумать только, что Юри произнесёт подобные слова.

Несколько пристыженный пугающим выражением лица Юри, Годо собирался ответить, но Вобан его опередил.

— Ты серьёзно, мико? Хочешь сказать, что не против умереть прямо здесь?

— Так и есть. Если из-за меня жителям города угрожает опасность, то у меня не остаётся иного выбора, кроме как умереть.

Видя суровое выражение лица Юри, Вобан на мгновение притих.

— Маленькая леди, которая не понимает, что такое радость охоты, ты просто убила весь настрой… Ладно, раз дошло до такого, то сейчас от своего имени провозглашаю.

Глаза Вобана — зловещие глаза, горящие, словно зрачки тигра.

«Не может подавить гнев и бурлящие эмоции. Наконец будет драться?»

Годо заставил себя двинуться вперёд.

— Молокосос! Кусанаги Годо, победа за тобой! На этот раз ты выиграл!

Объявил победителя с такой ненавистью. Годо был удивлён.

— Говоришь, я выиграл?

— Я же сказал перед началом охоты. Единственное правило — я убью тебя и схвачу девчонку! Но я недооценил твою силу. И теперь я вымотан… Если продолжу биться с тобой в таком состоянии, то у меня не останется дополнительных сил, чтобы гарантировать безопасность маленькой леди. Поэтому ты и выиграл, — нетерпеливо объяснил Вобан.

Если подумать, он действительно что-то такое говорил. Осознав, что старик относился к этой смертельной схватке, как к игре, Годо застыл на месте.

— Раз я не могу следовать правилам, которые сам же и установил, значит, я проиграл! Я недооценил твою силу и был побеждён собственной наивностью!.. Может, в старческий маразм впадаю, раз с первого взгляда не смог понять, что ты из себя представляешь.

Смотря в эти зловещие глаза, горящие изумрудным огнём, Годо не опустил свой взгляд.

У него было чувство, что он не проиграл бы, даже в случае продолжения битвы. Но если противник хочет остановиться, всё нормально. Уже как раз время покончить со всем этим.

— Следующий раз, когда мы встретимся, я буду охотиться на тебя в полную силу. Будь готов к этому. Оттачивай свои умения, испытай ещё больше неблагоприятных битв. Со мной не так просто справиться, если я берусь за дело на полном серьёзе.

Повернувшись спиной к Годо и остальным, старый Чемпион зашагал прочь.

Дорогу окрашивало оранжевое марево пожара на Токийской башне, а тьму рвали порывы ветра с дождём.

— Помни, между Королями, вроде нас, может быть только один из типов отношений — игнорирование, договор о ненападении или же вечная вражда, когда мы бьёмся до самого конца. И с этого момента, ты мой враг!

Таковы были слова Вобана напоследок.

Как только его силуэт скрылся, вернувшиеся ранее «Мёртвые слуги» снова обратились в пыль, и наконец-то действительно начали своё путешествие к вечному покою.

«Пусть упокоятся с миром, но…»

Молясь, Годо одновременно утратил все свои силы, бой всё-таки оказался выматывающим.

И хоть он ничего не знал по поводу будущего, но, по крайней мере, они все выжили. Правда, это не означало, что всё закончилось.

— А башня замечательно горит, уникальное зрелище.

— Слова дьяволицы, как обычно. Подобное отношение вызывает лишь удручающий вздох.

— Она же стальная, так? Раз идёт дождь, она, наверное, не будет гореть очень долго… Ну вот, снова я сделал, что-то не очень хорошее…

Пока Годо в расстройстве обхватил голову руками, Эрика и Лилиана тоже ощутили изнеможение.

Как и он, они были на пределе, и с затуманенным сознанием их трио наблюдало за эффектно полыхавшей красно-белой Токийской башней.

Высота башни 332,6 метра.

Изначально сооружённая в качестве вышки связи, позже она стала достопримечательностью Токио и туристическим местом. Построенная более пятидесяти лет назад, она была важной вехой в жизни местного населения.

— Раз так, с Марией всё в порядке?.. Что случилось, ты выглядишь очень устало? — спросил Годо у безжизненной на вид Юри.

Понятно, что девушка истощена морально, но ведь она, вроде бы, не прилагала непосильных физических усилий. Поэтому такой уровень усталости понять сложно. В этом момент все три девушки одновременно вздохнули.

Что происходит, они кажутся очень удивлёнными — такое у Год возникло ощущение.

— Годо, ты хоть заметил, что натворил?

Первой высказалась Эрика, после чего Юри и Лилиана начали объяснять ему побочные эффекты использования воплощения «Козерога».

Узнав, что он усиливал себя за счёт жизненных сил всех людей, которые его окружали, Годо устыдился и забеспокоился.

— Из-из-за этого кт-кто-нибудь умрёт? Как обстоят дела? Что за опасное воплощение!..

— Думаю, этого, скорее всего, не случится. В конце концов, даже настолько слабая, как я, всего лишь ненадолго потеряла сознание, словно при малокровии… Поддалась влиянию немного больше. Когда Годо-сан провёл ту последнюю атаку молнией, я почувствовала, как моё сознание уплывает в бескрайнюю даль, а затем упала.

— С т-тобой всё в порядке, Мария? Надеюсь и с остальными всё нормально…

Годо второпях попытался осмотреть освещённые окрестности Токийской башни.

К тому же он надеялся, что не пострадали и находившиеся в самой башне. Хотя сейчас ночь, просто невозможно, чтобы там никого не было.

— Когда Вобан призвал бурю, в Токийской башне, судя по всему, уже успели провести эвакуацию в связи со штормовым предупреждением. Амакасу-сан как раз это подтвердил, так что, несмотря на всё, обстоятельства сложились удачно…

Слова Юри несколько смягчили самобичевание Годо. Но всё равно, зная, что он в ответе за катастрофу, ему было очень не по себе.

Так было каждый раз, а сейчас масштаб вообще превысил рамки привычного.

Смотря на подавленного Годо, Юри вздохнула и подошла к нему.

— Годо-сан, ответственность за это происшествие лежит не только на тебе одном. Я твоя сообщница, поэтому, пожалуйста, взбодрись. Если возникнут какие-либо трудности, буду рада принять наказание вместе с тобой.

— Мария…

— Разве я не говорила, что куда бы ты ни пошёл, я последую за тобой? Ты уже забыл?

Когда она посмотрела прямо в лицо Годо, во взгляде Юри было больше нежности, чем у любой богини. Не в силах противиться такому взгляду, Годо был просто загипнотизирован, но тут…

Покашливание.

Услышав позади лёгкое покашливание, Годо обернулся, чтобы посмотреть.

Это была Эрика, которая понурила голову, и тихонько кашляла.

— Что случилось?! С тобой всё в порядке, это из-за меня?!

— Может… быть… Да, Годо. Подойди, пожалуйста. У меня в груди что-то болит…

Видя свою напарницу в несвойственном ей состоянии явной слабости, Годо доверчиво подошёл к ней.

Потом, вспоминая случившееся, он понимал, что это была его величайшая ошибка в ту ночь.

— Я могу что-нибудь сделать? Давай поедем в больницу, держись!

Мокрое от дождя, тело Эрики казалось очень холодным. В то же время она была очень вымотана.

Легонько поглаживая её по спине, Годо придвинулся, чтобы поддержать хрупкое тело девушки. И в этот момент последовало нападение.

Хорошо отработанным движением Эрика протянула к нему руки, подняв лицо Годо.

Он ощутил на себе соблазнительно прекрасный взгляд влажных глаз.

— Кусанаги Годо, как я понимаю, даже с Марией всё в порядке. Разве может эта дьявольская особа женского пола, которая здоровее быка… Ты и правда веришь, что она ослабла? Похоже, ты всё ещё слишком неосторожен… — с критикой прокомментировала Лилиана.

Всё оказалось в точности так, как она и сказала. Годо, который оказался в полной власти Эрики, был полностью с ней согласен, но теперь уже ничего не поделаешь. После такой напряжённой битвы любой забудет об осторожности…

— С-слушай, Эрика, может, прекратишь свои выходки! Это слишком уж непристойно!

— Так как отношения между Юри и Годо совершенно изменились, я стала беспокоиться и это вынудило меня действовать… Слушайте, а чем конкретно вы двое занимались? — продолжала спрашивать Эрика, демонстрируя ведьмовскую улыбку, способную пробрать до глубины души.

Её нежные руки с любовью обнимали лицо Годо и гладили его голову, словно пытаясь найти и заполучить какой-то код спрятанный внутри.

Если он ответит не так, как надо, эти хрупкие руки, вероятно, могут в мгновение ока раздавить его череп.

Резко разволновавшись по непонятной причине, Годо захотелось исчезнуть, в то время как Юри, похоже, понурила голову, словно провинившись.

— Что меня несколько беспокоит, так это то, как вы подготовили «Меч» против Маркиза. И хоть по телефону я уже спрашивала, не мог бы ты рассказать мне ещё раз? Это ведь всего ничего, так? — шептала Эрика на ухо Годо.

А затем она стала легонько целовать это ухо, после чего перешла к его губам. Всё началось с их едва уловимого касания, но затем губы Эрики стали прижиматься к губам Годо и засасывать их. А дальше она беззастенчиво использовала язык, чтобы…

— Ты, ты бесстыжая…

С пунцовым лицом Лилиана наблюдала за всем со стороны.

И хотя её слова говорили одно, она, похоже, проявила к этому большой интерес и взгляд отворачивать не собиралась. Что тут можно сказать? Годо крайне сожалел, но из-за того, как он позволял Эрике водить себя за нос, он не имел права комментировать поведение других.

Прямо как одна из придурковатых парочек в бесстыдном выставлении своей любви напоказ — с девушкой на коленях и занят чем-то интимным, не обращая внимания на окружающих.

Это единственный способ описать текущее положение дел, но Годо чувствовал себя словно жаба, на которую смотрит змея.

Его сердце переполнили страх и ужас, словно его могли убить в любой момент.

Дара речи лишилась даже Юри, которая в такие моменты незамедлительно начинала поучительные наставления.

И хотя её пылающее лицо выглядело так, словно она хотела что-то сказать, она поспешно прикусила губу и заставила себя проглотить свои слова. Она, наверное, ощущала тот же ужас и вину.

— Ай, хорошая работа, народ. В общем, борьбу с пожаром и уборку оставьте нам. Вашим промокшим телам, должно быть, холодно, я прав? Давайте-ка хорошо отдохнём — эй, что случилось? Обстановка кажется какой-то странной, — неожиданно появился Амакасу, со своими беззаботными словами.

Не обращая на него внимания, Годо и Юри продолжали оставаться напряжённо безмолвными, Лилиана наблюдала за происходящим с негодованием и в то же время с сильнейшим неприкрытым интересом. Ну а Эрика искусно балансировала на коленях Годо и делала, что хотела.