5 том    
Глава 3. Химе-мико меча

Глава 3. Химе-мико меча

Часть 1

Ветер ревел, а капли дождя яростно хлестали.

Будь это первая половина сентября, приход тайфуна не выглядел бы столь не к месту.

Но этот шторм не таков. Прогнозы о приближении тропического циклона не стихали уже последние несколько дней.

— Да, сегодня встречаюсь с королём, а раз Эна может поладить с кем угодно, то всё точно пройдёт гладко. Да, конечно, там прогресс тоже хорошо идёт.

Одетая в одежды мико, Сэйшууин Эна стояла прямо напротив здания школы на углу спортивной площадки отделения старшеклассников колледжа Джонан.

Так как зонта у неё не было, из-за дождя она промокла насквозь.

Телефон, по которому она разговаривала, тоже весь вымок, но благодаря наличию защиты от воды, сейчас работать ему ничего не помешало.

— Судя по всему, с Эрикой-сан справиться будет нелегко, что уже интересно. Но лишние помехи станут очень раздражать, так что лучше, если это будет один на один… да, спасибо, в тот момент твоя помощь очень пригодится.

Химе-мико меча. Этот титул Эна получила благодаря своему партнёру, которого только что воткнула в землю.

Амэ-но муракумо-но цуруги. Меч длиной 101.505 см.

Форма клинка простая, без изгибов — просто прямой меч. Металлический блеск его лезвия был подобен свету, снизошедшему с небес.

Повергающий в трепет длинный меч, оружие, которое судя по преданиям, принадлежало королевской особе.

— Тут сойдёт. Как раз подходящее место, чтобы подготовиться. В данный момент Эна пыталась решить, какую часть школы использовать в качестве поля боя, и текущее место кажется вполне неплохим, да ещё и широкое, плюс ко всему, Эрика-сан проходит через него ежедневно. Да, давай на нём и остановимся.

Завершив звонок, Эна надавила указательным пальцем правой руки на лезвие Амэ-но муракумо-но цуруги.

Стоило появиться порезу, как тут же показалась кровь.

Затем Эна прижала этот же самый палец к стене школьного здания перед ней.

«Восемь гряд облаков

Над Идзумо простираются,

Где возвожу я для милой

Покои в восемь оград

Эти покои в восемь оград!»

Древние стихи она произнесла тихим голосом.

На стене школы Эна написала то же, что и произнесла.

Эта заклинательная песня несла в себе кровь химе-мико и запах ржавчины священного меча. Смытые дождём, написанные на стене стихи из свежей крови исчезли.

Ничего страшного. Они сыграют свою роль позже.

Единственным неопределённым фактором оставалась Юри, которая обладала очень хорошими инстинктами.

Чтобы устранить возможные помехи с её стороны, лучше всего специально организовать ей множественные знамения по всей школе в как можно большем количестве.

И тогда, даже когда Юри ощутит в пределах школы присутствие божественного меча, подозрений у неё не возникнет.

Эна размышляла над этим, пробегая вдоль стен школы. После того, как она сделала то же самое на семи стенах здания, дождь прекратился, и бушующий ветер стих.

Было всё ещё шесть утра, в такую рань ни один клуб свою деятельность не начинал.

— Хорошо. С задачами на утро покончено. Перед встречей с королём надо переодеться, — тихо произнесла Эна, рассматривая свою промокшую фигуру.

Даже для кого-то столь невинного и не особо заботящегося о манерах, как Эна, идея идти на встречу с парнем в её текущем виде — особенно на встречу с парнем, с которым у неё вскоре будут очень близкие взаимоотношения, — представляется довольно нежелательной.

— С этим заданием полно хлопот, дедуля. Остаётся надеяться, что в следующий раз, когда ты свяжешься с Эной, то выберешь более подходящее время. Вечно даёшь задания, с которыми много проблем.

С ворчанием забросив своего партнёра на плечо, Эна покинула школу.

Часть 2

Погода в последнее время разбушевалась.

Все прошедшие дни дул порывистый ветер и часто шли дожди.

Смотря на небо, Годо шёл вдоль мокрой дороги. Тёмные облака внезапного ливня уже полностью сдуло, и ясное голубое небо казалось гораздо шире.

Хоть календарь ясно показывал наступление осени, всё ещё сильно ощущалась летняя атмосфера.

В 7.30 утра обычной задачей Годо был не поход в школу, а первоочередное посещение дома Эрики с целью вытащить её из кровати.

Идя по улице Хонго, он подходил к её апартаментам.

Годо вдруг заметил, что по этой же самой улице, по которой он ежедневно ходил, к нему приближается незнакомая девушка.

Вкупе с красивыми чёрными мягкими волосами, длинными и блестящими, её внешность представляла собой квинтэссенцию Ямато Надэсико[✱]Ямато-надэсико — идиоматическое выражение в японском языке, обозначающее патриархальный идеал женщины в традиционном японском обществе. Переводят это выражение по-разному: «японская женщина», «дочь Японии», «идеальная японская женщина», «цветок японской женственности» и т. п. Подразумевается, что такая женщина превыше всего должна ставить интересы семьи и во всех вопросах отдавать лидерство представителям мужского пола. Её добродетели включают женственность, верность, мудрость, покорность и способности к успешному ведению домашнего хозяйства. Женщина не должна возражать мужчине даже в том случае, если он не прав, а вместо этого мудро и незаметно предотвратить неверный поступок с его стороны.. На ней была форма какой-то школы, а с её плеча свисал свёрток, наподобие тех, которые обычно используют для ношения бамбуковых мечей.

— Прошу прощения, вы Кусанаги Годо-сама? Приятно познакомиться, меня зовут Сэйшууин Эна, — представилась она, подойдя к Годо.

Что происходит? Даже чувствуя крайнюю странность девушки, Годо остановился.

— Должно быть, наша встреча это судьба. Я девушка-служительница, которая будет рядом с вами. Мы, семья Сэйшууин, хотели бы получить ваше благословение и вместе встать на путь господства. Пожалуйста, примите мою верность.

— Чего?..

Это что ещё за странные речи и почётное обращение?

Годо забеспокоился, но эта девушка, Сэйшууин-как-её-там, которая так странно его поприветствовала, улыбнулась ему.

— Просто шучу. Слушай, а можно обойтись без всяких почтительных оборотов? Юри постоянно их использует, а Эна в них не очень хороша. Но Эна продолжит пользоваться ими, если Кусанаги-сан не скажет иначе.

Образ чопорной и благовоспитанной леди из высшего общества мгновенно улетучился.

Годо просто не знал, как реагировать на это внезапное превращение в дружелюбную соседскую девушку. В любом случае, сначала лучше согласиться.

— В общем, я не против. А ты, значит, хорошо знакома с Марией?

— Да. Мы с детства дружим. А так как Кусанаги-сан уже в курсе, то Эна вполне может сказать, что она тоже химе-мико.

Неожиданно шокирующее представление со стороны той, кто звала себя подругой Марии Юри.

Она определённо сказала, то, что сказала, и вокруг неё действительно атмосфера изящной высококлассной леди.

— Возможно, Кусанаги-сан не знает, но существует несколько десятков химе-мико, подобных Эне. В любом случае, все относящиеся к делу подробности, можно будет и попозже объяснить, — с улыбкой сказала Эна.

Глядя на эту девушку, ощущается невероятная свежесть и прохлада, словно при палящем солнце подул холодный бриз.

— Этим утром мне сообщили о том, что я рекомендована и приглашена.

— Приглашена?

— Да, приглашение от Юри, что-то типа совместного чаепития. Вы свободны сегодня после школы? Пригласительную открытку вы получите позже.

Это неожиданное предложение немало удивило Годо. Но раз и Юри будет присутствовать, то никаких проблем быть не должно.

— Ну, ладно, хорошо.

— Вот как? Тогда отлично. С деталями определимся позже, до встречи.

Самая последняя фраза подошла бы леди из высшего общества, но сказана она была беззаботным и дружеским тоном.

Наблюдая за тем, как новоявленная химе-мико исчезает вдали, Годо склонил голову набок. Неординарность этой личности заставила его некоторое время неподвижно стоять в замешательстве.

И, само собой, он никак не ожидал, что уже через считанные часы на него обрушатся погибель и хаос.

Уроки закончились… наконец, школьный день подошёл к концу.

После вчерашнего происшествия с бассейном Мария Юри выглядела довольно мрачно.

Она никак не ожидала, что у Годо будут подобные интересы, но, с другой стороны, для здорового мужчины вполне естественно иметь такие желания. Но ей-то как теперь быть?

Размышляя, Юри, наконец, поняла причину того, почему вчера она оказалась столь шокирована.

Наличие подобных переживаний, словно означало, что она пытается углубить близость их отношений.

В тот момент Юри убежала со всех ног, так как не могла принять в себе подобные мысли и поведение. Восстановив самообладание за ночь, она решила позвонить Эне и посоветоваться.

— Просто обними Годо-сана. Какая же ты женщина, если даже на такое не способна.

Подумать только, сейчас она уже приказы раздаёт.

— Н-но почему всё должно быть так?

— Он же тебе нравится, разве нет? Тогда это единственный способ. Продолжишь медлить, отстанешь и будешь плестись за Эрикой-сан и остальными.

— Н-нет, всё-таки, всё в порядке. Мы же с Годо-саном просто друзья.

— Правда что ли?

— Д-да, правда. Поэтому делать что-либо бесстыдно непристойное, как Эрика-сан…

Беседа длится всего ничего, а Юри уже заикается.

По какой-то причине она не могла заставить себя говорить решительно.

— Ясно, понятно. Это, должно быть, те самые глубинные перипетии внутренней борьбы цундере, которые описывал Амакасу-сан. Что ж, как бы то ни было, Эна поможет тебе попасть на борт. Я уже встречалась с ним сегодня — Юри у тебя прямо сейчас есть какие-нибудь дела?

— Да, сегодняшние занятия в клубе чайной церемонии…

Завершив бесплодный разговор, Юри шла к зданию клуба.

Обед на крыше вместе с Годо и остальными являлся ежедневной рутиной, но сегодня она туда не ходила. Скорее всего, Юри просто не знала, как ей вести себя с Годо.

Радуясь, что занятия закончились, она направлялась в клуб чайной церемонии. Он располагался в одной из комнат здания в японском стиле, которое было построено между отделениями старшей и средней школ.

Данное строение часто называли «японским блоком», и оно служило местом расположения клубов, посвящённых культуре, таких как: клуб чайной церемонии, клуб икебаны, клуб исследования японских танцев и других.

Сегодня среда. Клуб чайной церемонии собирался по вторникам, средам и четвергам.

Входя в чайную комнату, Юри сняла туфли и удивлённо вздохнула.

— А, Юри, целый день с нашей последней встречи прошёл. Как и обещала, я пришла тебя навестить.

В комнате сидела Сэйшууин Эна.

Рядом с ней находилась президент клуба Ханабуса-сан, которой вид Юри, кажется, доставил облегчение.

Президентом клуба чайной церемонии была Ханабуса Акари, ученица второго года обучения старшей школы. Старшеклассница, чья степенная и любезная манера речи, а также благожелательное выражение лица всегда оказывали на людей сильное впечатление.

— Она хотела войти в чайную комнату и заговорила со мной.

— Поспрашивав учеников из других клубов, Эна узнала, как сюда идти. А так как Юри рано или поздно явится, я не имела ничего против, чтобы прибыть раньше, — неспешно произнесла Эна.

Неужели персонал школы не заметил кого-то бегающего по территории школы в чужой форме?

Юри заволновалась, но Эна озорно улыбнулась:

— Не беспокойся, кажется, меня не заметили.

— Ясно… В таком случае, что насчёт твоей школы? Кажется, последние несколько дней ты её не посещала, так? — осторожно поинтересовалась Юри, когда ей на ум пришла эта мысль.

— Об этом не беспокойся. Я и так там не часто показываюсь. Если с пропусками возникнут проблемы, моя семья уже обещала всё уладить, так что я продолжаю свои тренировки в горах, — с искренней усмешкой ответила Эна.

Ничего иного от семьи Сэйшууин и не ожидалось. Юри изумлённо вздохнула.

По сравнению с маловлиятельным положением семьи Мария, в котором она пребывала вплоть до Реставрации Мэйдзи[✱]Реставрация Мэйдзи известная также как Обновление Мэйдзи и Революция Мэйдзи — комплекс политических, военных и социально-экономических реформ в Японии 1868-8889 годов, превративший отсталую аграрную страну в одно из ведущих государств мира. Являлась переходом от самурайской системы управления в лице сёгуната к прямому императорскому правлению в лице императора Муцухито и его правительства. Политика реставрации существенно повлияла на государственный строй, законодательство, Императорский двор, провинциальную администрацию, финансы, промышленность, дипломатию, образование, религию и другие сферы жизни японцев. С реставрацией Мэйдзи связывается формирование японского национального государства нового времени и японской национальной идентичности. Годы Мэйдзи характеризовались ломкой японского традиционного образа жизни и ускоренным внедрением в стране достижений западной цивилизации. Поэтому реставрацию иногда называют «Революцией Мэйдзи»., высочайший престиж семьи Сэйшууин вёл своё начало с самого периода Сэнгоку[✱]Период Сэнгоку (сэнгоку дзидай, «Эпоха воюющих провинций») — период в японской истории со второй половины XV до начала XVII века. Начался потерей сёгунами династии Асикага контроля над страной, что привело к децентрализации государственной власти («смута годов Онин» в 1467-7477 годах) и завершился установлением сёгуната Токугава (1603). Часто другой датой начала периода считают 1493 г., год смерти Хатакэяма Масанага. Иногда концом этой эпохи считают изгнание последнего сёгуна из династии Асикага из Киото по повелению Ода Нобунага — 1573 г., и они были невообразимо влиятельны во всех слоях общества.

— В общем, это вы самая главная в этом клубе? — спросила Эна, внезапно обернувшись к величавой Ханабусе-сан.

— Полагаю, что так. Всё-таки, на данный момент я президент клуба. Но в чём дело?

— Просто догадку проверяла. Эна всегда знает, кто в группе самая сильная личность.

Глядя на президента клуба чайной церемонии Эна низко поклонилась и произнесла:

— Глубокоуважаемая президент, клуба, у меня есть предложение, то есть, нет, просьба. Эта чайная комната, не могли бы вы одолжить её ненадолго? Не волнуйтесь, много времени это не займёт.

Слова Эны сопровождались сердечной улыбкой.

Тем не менее, эта совершенно наглая просьба больше походила на непреодолимый приказ.

Эна всегда была такой, делала всё, как ей хотелось. У находящейся под давлением добросердечной Ханабусы-сан не оставалось иного выбора, кроме как кивнуть.

Чем она планирует тут заняться? Юри беспокоилась всё больше и больше.

Часть 3

В это же самое время в классе пять первого года обучения.

Кусанаги Годо сидел на своём месте, с тревогой уставившись на письмо в руках.

Личное письмо, написанное на японской бумаге.

Его содержание было следующим: «Пожалуйста, нанесите визит в чайную комнату по завершении сегодняшних занятий». Выведенное кистью и необычайно красивым каллиграфическим почерком, за подписью Сэйшууин Эны.

«И это приглашение? Как-то подозрительно оно выглядит…» Годо вспомнил утреннюю сцену.

В какой-то неопределённый момент времени, письмо непонятным образом оказалось в столе Годо.

Он дивился тому, как она смогла его доставить. Скорее всего, это была магия. Годо даже захотелось отчитать её с целью, чтобы она не занималась столь подозрительными делишками ради таких простых задач.

Но Юри не показалась на крыше во время обеда. Скорее всего потому, что она его избегает.

Плохо если эта неловкость и далее сохранится, поэтому Годо чувствовал, что им действительно необходимо всё тщательно обговорить, чтобы прояснить ситуацию.

И хоть не нравится ему это письмо, но оно хотя бы послужит хорошим поводом.

Эрика успела покинуть класс вместе с другими девушками, но тянуть её вместе с собой необходимости не было.

Годо уже собирался пойти в чайную комнату один, как вдруг вспомнил о второй девушке-рыцаре.

— Слушай, Лилиана, мне надо лично кое-что сделать. Может, пойдёшь домой без меня?

— Надо кое-что сделать? Что?

Поприветствовав соседку по классу, Лилиана продолжала сохранять своё обычное величественное выражение лица.

— Короткий визит в клуб чайной церемонии.

— Клуб чайной церемонии? Что-то связанное с Марией Юри или твоей сестрой Шидзукой?

— Ну, меня пригласила подруга-мико Юри. Я не очень хорошо понимаю, что происходит, но отсутствовать я буду недолго.

Стоило ему дать пояснения, как Годо осознал свою ошибку. С подобным объяснением она настоит на исполнении своего рыцарского долга и пойдёт с ним. Надо было выдумать безопасную историю.

— Это как-то подозрительно пахнет. Если она подруга Марии Юри, то очень маловероятно, что она обычный человек. Я составлю тебе компанию, так как должна защищать тебя.

— А, хорошо. Хотя ты и преувеличиваешь.

— Ничего я не преувеличиваю. То, что я должна уделить этому внимание, само собой разумеется, ведь это тебе не хватает осторожности во времена кризиса… Именно ты всегда заставляешь других волноваться.

Таким образом, Годо направился к японскому блоку в компании сребровласой девушки-рыцаря.

Территория колледжа Джонан была довольно большой, особенно лесопосадки возле границы отделений старшей и средней школ. Там практически небольшой сад находился, даже пруды имелись.

И в качестве места, воплощающего собой деятельность различных культурных клубов, здание в японском стиле располагалось там же.

— Вот, значит, где проводит собрания клуб чайной церемонии. Я здесь впервые.

— Я тоже сюда не очень часто захожу. Единственный раз, когда я тут был, это во время проведения отделением культуры ярмарки для ознакомления с деятельностью клубов.

Японский блок представлял собой длинное узкое одноэтажное здание.

Перед тем, как войти, Годо и Лилиана сняли обувь и поставили её на обувную полку. Немного впереди по коридору находилась чайная комната, площадью приблизительно шесть цубо[✱]Один цубо приблизительно равен 3.3058 м2. Шесть цубо — 19.8348 м2., и в ней уже было шестеро гостей.

Одной из них являлась Мария Юри, рядом с ней находилась Сэйшууин Эна в форме неизвестной Годо школы. Остальные четыре девушки сидели несколько поодаль от них, все они были представительницами клуба чайной церемонии, которых Годо раньше не встречал.

Ну, кроме одного исключения. Этим исключением оказалась его сестра Шидзука.

— Онии-чан? И чего это ты сюда пришёл?

Для совместной деятельности клубов культуры, типа клуба чайной церемонии, было вполне обычным явлением формировать состав сразу из учеников старшей и средней школ.

Вполне ожидаемо, что Шидзука была удивлена. Но она оказалась не единственной, кто удивился внезапному вторжению, Юри тоже смотрела на него с некоторым сомнением.

— Г-Годо-сан? Почему ты здесь?

— Это я, Эна, была той, кто его пригласил. Теперь, когда все гости собрались, давайте начнём чайную вечеринку. Кажется, явился гость, которого не приглашали, но всё равно, добро пожаловать, — неожиданно заговорила Эна, единственная, на ком не было формы колледжа Джонан.

Услышав подобные слова, Лилиана нахмурилась. Годо только-только собрался заговорить, а она уже присела, чтобы занять место перед двумя химе-мико. Неожиданно, но для сидения она приняла традиционную японскую позу сейза.

В отличие от Эрики, которая никогда не изменяла своим привычкам, сколько бы на неё ни ворчали, Лилиана была более склонна к изучению местных традиций.

— Пожалуйста, остерегайся этой женщины, так как несколько дней назад она преследовала нас с Эрикой, — тихо прошептала Лилиана сидящему рядом Годо.

Это неожиданное предупреждение сделало атмосферу несколько натянутой, но Эна успокаивающе улыбнулась Годо.

— Вон там это младшая сестра Кусанаги-сана? Хмм, ммм, надо же, что так совпало. Как же мне к ней обращаться?

— Никак не надо. Ей нет необходимости присоединяться к нам.

— Ну нет! Уж позвольте, пожалуйста, составить вам компанию.

Яростные слова Шидзуки оказались гораздо быстрее возражений Годо.

Совершенно неподобающе духу проведения чайной церемонии, она поспешно подошла и уселась рядом с Годо, разместившись прямо напротив Эны и Юри.

По мере того, как ситуация развивалась во всё более и более странном направлении, Годо открыл рот и спросил:

— В общем… как мне к тебе обращаться? Ты ученица другой школы, так, и зачем ты позаимствовала помещение у клуба чайной церемонии.

— Прямо по имени и называй. А эту комнату я попросила у президента клуба, которая вон там, — Эна глянула на одну из членов клуба поодаль.

Та выглядела доброй, но робкой, и немного неловко улыбалась.

— Если ты просто хотела поговорить со мной, подошло бы и какое-нибудь другое место.

— Тогда бы мы упустили эту редкую возможность, так что позволь мне угостить тебя чаем, который я заваривала лично.

Эна оглянулась на термос и чайник позади себя.

Не самые изысканные чайные принадлежности, но раз тут любительский школьный клуб, то делать нечего.

— В любом случае, какова же природа отношений моего брата и данной личности… — влезла Шидзука с недовольной миной.

По отношению к гостю из другой школы это было довольно грубо, особенно по отношению к старшему. На недостаток манер своей сестры, Годо вздохнул, но, кажется, Эна не особо возражала.

— Да просто мне и Юри надо кое-что обсудить с твоим братом. Если вкратце, то это касается даты замужества Эны и Юри и вхождения их в семью Кусанаги.

Бабах! Шидзука более чем картинным образом шлёпнулась вперёд.

Но не только она, даже Годо оказался настолько удивлён, что резко сел прямо.

Остальные участницы клуба чайной церемонии, которые пили чай и, навострив уши, слушали их разговор, тоже замерли в шоке. Лишь одна Лилиана молча сидела с выражением лица «так я и знала».

— Э-Ээна! Ты и я выходим замуж за Годо-сана, о чём это ты?!

— Ты безнадёжна. И всегда такой была, — посетовала Эна Юри, которая кричала на неё с пунцовым лицом.

— А, Кусанаги-сан, пожалуйста, не обращай внимания на Юри, чьи эмоции ещё вчера были довольно нестабильны. На самом деле этой дитяти великовозрастной Эна сказала, что чем раньше она подготовится к тому, что Кусанаги-сан ей завладеет, тем лучше. Поэтому по отношению к тебе она, кажется, стала довольно застенчивой — а, может, ты начал уставать от Юри?

— Ничего подобного! Но…

— Превосходно. Что бы ни случилось, мы всецело вверим себя тебе. Юри явно станет отличной женой, Эна тоже будет полезна Кусанаги-сану. И да, хоть для меня странно говорить подобное, но Кусанаги-сан воистину пожинает то, что сеет, и это восхитительно.

— Эна! Пожалуйста, следи за словами, какой позор, просто бесстыдство!

— Даже если и бесстыдство, это всё равно важно, так что по-другому никак — Кусанаги-сан, выпей чайку.

Засыпав заварку в чашку, она добавила кипятка и взбила всё бамбуковым венчиком.

Затем Эна протянула чашку Годо. Судя по всему, это не очень крепкий чай.

Все её движения плавно следовали одно за другим, и в них она явно не придерживалась какого-либо строгого консервативного ритуала.

Действия Эны сильно контрастировали с осмотрительными движениями остальных участниц клуба чайной церемонии.

Если придерживаться аналогии с каллиграфией, то различие между ними можно описать, как движения неуклюжих новичков, которые практикуются в совершении стандартных действий, в сравнении с плавными движениями мастера рукописи.

Приняв от неё чай, Годо поднёс чашку к губам.

Особенности церемонии он знал не очень, но сейчас всё равно не время им следовать. Шидзука сидела рядом и хмурилась. Лучше пока ничего не говорить и просто попробовать — ого, вкус этого чая тщательно выверен и действительно хорош.

Теми же движениями Эна сделала и подала чай остальным. И хотя иностранцам вкус порошкового чая часто не нравился, Лилиана спокойно выпила чашку. Затем она обратила свой пронзительный взгляд на ту, которая подала ей чай.

Юри изящно наслаждалась своим напитком, но на её лице стояло взволнованное выражение.

Недовольство Шидзуки сохранилось даже после того, как она попробовала чай.

— Ладно, вернёмся к теме замужества, будет же нормально, если мы не станем регистрировать отношения официально, так? Ведь женитьба сразу на двух является преступлением двоежёнства. Но тут ещё одна проблема, детям объяснить трудно будет… — сделала Эна очередное шокирующее заявление.

Эта девушка источник бед, наверное, даже больший, чем Эрика.

Шокированный Годо, напуганная Юри, спокойно слушающая Лилиана, Шидзука, которая сурово сверлила брата глазами, ну и остальные девушки из клуба чайной церемонии, выглядевшие несколько неловко…

Все, кроме Лилианы и Юри, метали в Годо убийственные взгляды.

«Онии-чан хуже всех!» «Эт-то т-так называемые взрослые отношения?!» «Кусанаги-сан и её брат, всё, как в слухах…» «Неужто все те слухи правдивы…»

Годо хотелось сбежать из этого места. «Почему все на меня так уставились?!»

— Да, вот так. Я с Юри всё обсудила. Для задач типа занятий любовью и рождения детей больше подойдёт она, а Эна просто будет на подхвате. Для Кусанаги-сана такое приемлемо? Или, может, для такого ты больше предпочитаешь Эну?

— Стой-стой-стой, подожди минутку. Этот разговор, кажется, принял какое-то странное направление. Слишком уж странное!

— Ничего подобного. Фактически, эта самая важная часть, и вопрос состоит в том, какой тип ты предпочитаешь. Замкнутый или жизнерадостный, какой из них?

Игнорируя его просьбу попридержать коней, Эна обыденно продолжила задавать вопросы.

Годо начал понимать, что волевой Эне он должен оказать смертельное сопротивление.

— Я не буду отвечать! У меня нет причин отвечать на подобный вопрос!

— Ладно, пока что оставим его на потом. Тогда давай поговорим о том, какие у тебя имеются особые интересы, типа тайных фетишей. Я как-то читала журнальную статью, в которой говорилось, что «проблемы в сексуальной жизни станут причиной разрыва отношений, так что, если даже у мужчины есть какие-нибудь ненормальные пристрастия, вы должны активно наслаждаться ими». Кусанаги-сан, есть у тебя такие тайны?

— Не меняй тему, слушай, что я говорю!

Кажется, сопротивление этой девушке требовало наличия соответствующей железной воли.

Годо обратился к Эне, которая как раз достала не очень толстый женский журнал.

— Как бы ты не меняла тему разговора, ни Юри, ни ты не будете состоять со мной в подобных отношениях. Это первое, что требуется прояснить.

— У тебя уже три жены, и при этом ты ещё что-то тут говоришь.

После чего Эна начала считать на пальцах.

— Эна всё знает, есть Эрика, а вот здесь Юри и Лилиана. Видишь, уже трое… А, ещё же и местная жена.

— Все они всего-навсего мои обычные друзья. Прекрати говорить так, словно я гроза всех женщин!

Девушки из клуба чайной церемонии смотрели на Годо, как на преступника. Игнорируя их взгляды, он и сделал вышеупомянутое уверенное заявление в свою защиту.

— Просто Юри очень застенчивый человек, но я не такая. Не волнуйся. Эна будет усердно трудиться, чтобы пройти квалификацию и попасть в число твоих наложниц. Так что, Кусанаги-сан, тут тебе стесняться не стоит.

— М-Мария, и тебя всё это устраивает?! Пожалуйста, помоги мне дать отпор, — не в состоянии повлиять на ситуацию, Годо обратился к Юри, которая всё это время молчала. — Мы же с тобой просто друзья и нет у нас каких-то странных взаимоотношений, как она сказал, ответь, ну пожалуйста.

— Да, да. Между мной и Годо-саном ничего нет…

— Юри, скажешь такое ещё раз, и пути назад уже не будет, — тихо произнесла самопровозглашённая подруга Юри, но на этот раз её тон резко отличался от прежней беспечной манеры общения. — Тогда просто бери одну Эну. Если сейчас Юри возьмёт самоотвод, то всё нормально, хоть мне и придётся служить Кусанаги-сану в одиночку. У нас будут очень близкие взаимоотношения, и мы, скорее всего, поженимся и заведём детей. И тогда, даже если Юри станет сожалеть о своём выборе, я просто проигнорирую её.

— Что? Эна…

— Если ты выбираешь сдаться, я никак не стану тебя останавливать. Но, как следствие, я не дам тебе второго шанса. Быть застенчивой очень мило, но когда ты не можешь проявить решительность, это плохо. Непростительно. Если чего-то хочешь, то должна взять это своими руками.

— Своими руками…

— Именно. Ты должна создать ту жизнь, которой хочешь жить, так ведь? При наличии у Юри соответствующих желаний, Эна возьмёт на себя ответственность за твою поддержку. Так как поступишь? Решай сейчас. Ну?

Не в состоянии последовать совету подруги, Юри погрузилась в молчание.

Наблюдая пребывающий в сомнениях профиль её прекрасного лица, Годо забеспокоился. Молчание было длинным, очень длинным. В чём она может сомневаться?!

— Да, я понимаю…

По крайней мере, она дала ответ. После чего Юри посмотрела прямо в лицо Годо, впервые со вчерашнего дня.

Таким образом, она застенчиво и сбивчиво произнесла:

— Я… не могу всецело согласиться с тем, что сказал Эна.

— Эм, да.

И хоть она была смущена, но во взгляде и словах Юри чувствовалась сильная воля.

Годо, подавленному силой её духа, не оставалось ничего кроме как затихнуть.

— Однако я вею в то, что описанное ей будущее нельзя отвергать с абсолютной уверенностью. В любом случае, я понятия не имею, какие отношения сложатся у нас с Годо-саном в будущем, тем более, что мы уже занимались вещами, которыми обычные друзья никоим образом заниматься не должны!

— И, и что дальше-то?!.

— Поэтому я не могу утверждать, что мы обычные друзья! В-возможно всё окажется так, как Эна только что и сказала, но также всё это может обернуться ничем!

На её неожиданный ответ Годо издал удивлённое: «Э?»

Затем Юри посмотрела на него очень печальными, но ясными глазами:

— Возможно ли… не отрицать это? Может быть, мы с тобой ошиблись под влиянием обстоятельств…

— А, нет, мне ни разу не показалось, что тогда мной воспользовались, просто был несколько шокирован…

Тут же всплыли воспоминания о «ритуале», который они с Юри провели во время июньского шторма.

Годо резко тряхнул головой.

В этот момент его сестра Шидзука как раз провозглашала: «Онии-чан просто непробиваемый болван, неужто Мария-сэнпай, наконец-то его прямо сейчас и получит?!» А со стороны президента клуба чайной церемонии довольно громко доносилось: «М-Мария-сан такая смелая…»

После всего произошедшего Юри незамедлительно укрылась от взгляда Годо. Дрожа от смущения, она спряталась за спиной у Эны.

— Можно мне теперь высказаться? — до слуха шокированного всеми этими событиями Годо вдруг донёсся суровый голос.

Лилиана Краничар.

Одетая в синее и чёрное девушка-рыцарь пристально смотрела на Эну пронизывающим взглядом.

— И что же такое ты планируешь? Зачем тревожишь мирную жизнь моего господина?

— Я не ставлю своей целью что-то потревожить, кроме того, уже некоторое время Кусанаги-сан и так не испытывает недостатка в скандальных событиях.

— Если так на это посмотреть, то тут ты, всё-таки, права. Прошу прощения, я не совсем корректно выразилась.

Не стоит достигать взаимопонимания в подобных областях. Но перед тем как Годо представился шанс отчаянно возразить, разговор продолжился.

— Тем не менее, если ты попытаешься сблизиться с Кусанаги Годо, имея некие скрытые мотивы, не ожидай пощады с моей стороны. Запомни это.

— Да не буду я ничего такого делать. Как у Эны могут быть какие-то скрытые мотивы, Номер Два?

От Лилианы исходило острое, словно меч, ощущение опасности, но Эна ответила ей обыденным тоном.

— Номер Два?

— Да… Так как ты вторая по силе в этой группе людей. Блондинка — Номер Один, а ты Номер Два, Лилиана-сан. Я поняла это после нашей с вами встречи.

— Имеешь в виду, что Эрика стоит надо мной?..

Лилиана прищурилась. На персональное оскорбление рыцарь может ответить вызовом на дуэль. Но хоть атмосфера и накалилась до такого предела, Эна продолжала улыбаться, словно шутила.

— Если говорить о дуэли один на один, то вы практически равны. Но основываясь на вашем влиянии в группе, становится очевидно, у кого больше власти. Вот что Эна думает.

Годо в очередной раз был вынужден посмотреть на химе-мико, которая называла себя подругой Юри.

Хоть слова её фактами особо и не подкреплялись, она идеально проанализировала ситуацию противостояния красного и синего рыцарей.

— Должна внести поправку, всё не так, как ты думаешь.

— Ладно, хорошо, но сейчас я просто даю предварительные пояснения. В конце концов, сначала я планировала позаботиться о Номере Один. У Эны всегда была привычка в первую очередь поедать самое вкусное.

Обыденно обменявшись с Лилианой провоцирующими фразами, Эна посмотрела за спину Годо.

— А, Эрика-сан, ведь в суждениях Эны ошибки нет, правда?

Она смотрела прямо на выход из чайной комнаты, где появилась шикарная ученица, притягивающая к себе взгляды.

Блондинка с красноватым оттенком волос, которой сопутствовала невероятно редкая чарующая атмосфера, само собой, это была Эрика Бланделли.

Часть 4

— Я не могла найти Годо, поэтому и отправилась на поиски… Но, кажется, тут все веселятся, — Эрика элегантно поприветствовала собравшихся.

Не обращая внимания на панику окружающих, она держала себя как обычно.

— Приятно познакомиться с тобой, Эрика-сан. Меня зовут Сэйшууин Эна и я подруга Юри.

— Но, полагаю, это уже не первая наша встреча.

В ответ на утончённую улыбку Эрики Эна усмехалась, словно в шутку.

— Ну, такой разговор у нас впервые. Так что на этом и порешим. Отлично, сегодняшней целью было встретиться с девушкой Номер Один, и я уже беспокоилась, что упустила свой шанс.

— Надеюсь, я не обманула твоих ожиданий.

— Эрика, не позволишь ли мне быть её оппонентом?.. — прервала их разговор Лилиана.

Эрика на некоторое время задумалась, а затем просто отвергла её просьбу быстрой фразой: «Нет, не пойдёт».

— Мне бы хотелось заставить эту девушку заплатить за то, что она меня оскорбила. Не препятствуй рыцарской мести.

— Я не хочу тебе мешать, но ничего не могу с этим поделать. Мне с ней надо провести политические дебаты. Если пожелаешь, можешь заняться этим вместо меня, но я знаю, что ты такие задачи ненавидишь, так ведь? — говоря, Эрика одарила её щедрой улыбкой.

Шидзука и остальные девушки из клуба чайной церемонии замерли от удивления, но кто же станет их за это винить?

Зато Годо понял то, что скрывалось за словами его соратницы.

Эрика хотела поспрашивать эту странную нарушительницу, чтобы узнать её намерения и прийти к определённому соглашению.

Подобные действия требовали наличия высокого интеллекта и политической проницательности.

Честно говоря, для немного грубоватой Лилианы такое оказалось бы несколько затруднительно. Если в диалог вступит Эрика, закончится ли всё миром? Годо кивнул Красному Дьяволу:

— Тогда предоставлю разобраться тебе, Эрика. Сделай так, чтобы ничего не вышло из-под контроля.

— Конечно. Лилиана, останешься тогда с Годо?

От приказа Лилиана была не в восторге и отвернулась, но жаловаться не стала, скорее всего, потому, что понимала, кто из них больше подходил для данной задачи.

— А я пойти с вами могу?

— На этот раз такой необходимости нет, Годо. Вести переговоры с этой девушкой в твоём присутствии будет труднее. Почему бы вам с Юри не остаться здесь и не прибраться, ты не против, Юри?

— Да, да, я понимаю.

Подобающе ответив Годо, Эрика тут же дала указания Юри.

Именно в таких ситуациях Эрика могла проявить свои социальные навыки, которыми гордилась.

Эна встала и подняла свёрток, который стоял возле стены. Та же сумка, которая висела через её плечо и раньше, явно из числа тех длинных и узких суконных чехлов, которые используются для переноски бамбуковых мечей и других подобных вещей.

Уголками рта она улыбалась, Эна будто специально хотела, чтобы другие видели, как она счастлива, улыбка без единого намёка на тьму.

— Ты уже приняла решение? Пойдём наружу тогда?

— Понимаю. Не очень хорошо доставлять дальнейшее беспокойство нашим друзьям из клуба чайной церемонии. Что ж, тогда мы покинем вас немного раньше. Давайте же всецело насладимся тем, что последует далее.

Таким образом, извинившись за то, что покидает собравшуюся компанию, Эрика, словно дворянка, покинула помещение и направилась на улицу.

Эна следовала за ней расслабленной походкой.

Годо с тревогой наблюдал за тем, как уходили химе-мико и Великий рыцарь.

Как только они вышли из японского блока, Эрика побежала в рощу.

Химе-мико по имени Сэйшууин Эна следовала за ней по пятам.

Уровень боевых навыков этой девушки далеко не обычный. Эрика могла ощущать этот уровень по телодвижениям Эны.

Практически бесшумные шаги и невероятно ровный бег. Даже если ей на лодыжку колокольчик повесить, эта девушка, скорее всего, сможет двигаться без единого звука.

Амакасу Тома. Специальный агент Комитета компиляции истории. У этого человека похожие движения и походка, хотя, если уж на то пошло, уровень Амакасу не идёт ни в какое сравнение с уровнем Эны.

— Кстати, сначала я бы хотела кое за что извиниться перед Эрикой-сан, — вдруг произнесла Эна.

— За то происшествие несколько дней назад? Честно говоря, тот подарок доставил мне пару неприятных моментов.

Эрика достала кусок металла из кармана своей формы. Фрагмент клинка в форме свастики, который напал на неё по пути домой в ту ночь.

Девушка кинула его к ногам Эны и острый кусок металла спокойно воткнулся в землю.

— А, это? Нет, нет, я не про него говорила. Уверена, что с такими безделушками Эрика-сан способна справиться без проблем. Может, мне стоит что-нибудь посильнее использовать?

Усмехнувшись куску металла, Эна со спокойной улыбкой призналась, что была зачинщицей того нападения.

Идеальная улыбка, которая передавала полное соответствие её мыслей и выражения лица.

— Учитывая то, что уровень японских техник должен быть повыше этого, развлеки меня.

— О, вот как? Тогда позволь показать тебе это.

Черноволосая химе-мико достала из кармана несколько листков бумаги.

Длинные узкие прямоугольные полоски, исписанные разнообразными иероглифами разных размеров.

Из-за крайней степени оборванности и помятости, Эрика с трудом разбирала написанные слова, единственный знак, который она едва узнала, означал «меч» — заклинание какое-то?

— На самом деле я хотела извиниться, ведь Эрика-сан рассчитывала на политические переговоры, так?

— А есть какая-то проблема?

— Да, очень большая проблема. Честно говоря, Эна в таких разговорах не очень хороша, — изогнутые губы Эны сложились в бесстрашную улыбку от всей души.

Пять талисманов с заклинанием «меча» в руке Эны ожидали момента, когда ими воспользуются.

— К слову, Юри тоже для таких переговоров не очень-то и подходит.

— Ты права. С этими делами носится и разбирается Комитет, химе-мико к подобной деятельности не имеют никакого отношения.

Пять талисманов с заклинанием «меча» охватило зелёное пламя, и Эна подкинула их высоко вверх, как можно дальше.

Огонь поглотил талисманы в одно мгновение, а вместо них из пламени показались металлические фрагменты — их вытащило из огня, словно из ножен.

— Так что давай займёмся чем-то более понятным! Типа этого!

Рождённый из огня металл оказался теми самыми мечами в форме свастики.

Мечи-фамильяры, которые могут летать.

Когда пять клинков направилось к ней, Эрика лишь пожала плечами, словно для неё это унылая рутинная работа.

— Раз всё так оборачивается, надо было предоставить разбираться Лили. Отец и Матерь, Бафомет, что похваляется победой, даруйте мне силу слов уничтожения.

Скорее всего, слишком разочарованная, Эрика оказалась не в настроении даже меч доставать.

Раз эти фамильяры гораздо слабее боевых навыков рыцаря, эффективнее всего будет одолеть их магией.

Эрика произнесла слова заклинания и высвободила магическую силу. Техника «Распыление» представляла собой высокоуровневую магию, которая заставляла неорганическую материю разрушаться и превращаться в пыль.

Обычно это заклинание не очень эффективно против предметов, которые защищены магией или передвигаются её посредством, но…

— Не сработало, да? Кажется простого увеличения количества недостаточно, — пробормотала Эна, увидев одновременное разрушение нескольких клинков.

Эрика применяла свои заклинания искусно. Она специализировалась в областях создания, преобразования, разрушения и усиления. Можно сказать, что в них Эрика превзошла всех своих сверстников. Даже Лилиана оставалась далеко позади.

Эрика временно наделила жизнью куски металла только что разрушившихся мечей и заставила их расшириться, изменить форму и сплавиться. Им были дарованы способности мыслить и двигаться.

Используя фрагменты клинков в качестве ингредиентов, перед Эрикой родился стальной волк. Форма хоть и была волчьей, но из-за недостатка материала между костями и кожей оставались видимые пустоты.

Раздался громкий рёв.

Рычание и движения стального волка оказались точно такие же, как и у живого зверя. Для существа, в создании которого была немалая доля импровизации, это являлось немалым достижением.

Стоило ли для усиления данного конструкта добавить её излюбленный меч Куоре ди Леоне? С защитой магического клинка льва, сила и ярость определённо достигнут совершенно иного уровня.

— Ну как? Если хочешь манипулировать железом, позволь мне показать, как делать это правильно.

— Поразительно, просто поразительно. Такое тонкое заклинание представляет для Эны сложность. Приёмы Эрики-сан крайне искусны.

Эна продолжала улыбаться.

При этом совершенно не казалось, что она храбрится, поэтому Эрика решила, что эту девушку не стоит недооценивать.

— Ты, вроде, только что упомянула про сделанное в Японии? Да, показать иностранцам японские техники определённо будет хорошим тоном. Пожалуйста, подожди немножко.

Эна сняла с плеча сумку и открыла её, выставляя напоказ меч в непроглядно чёрных ножнах. Уже одно только лезвие меча имело длину в метр.

После того, как она его обнажила, оказалось, что это прямой клинок без всяких изгибов.

— Амэ-но муракумо-но цуруги. Позволь представить. Это партнёр Эны, воистину изготовленный в Японии.

Черноволосая химе-мико воткнула лезвие меча в землю.

Одно лишь это действие заставило подуть ветер.

От меча в качестве центра струились спокойные потоки воздуха, постепенно формирующие вихрь.

Сметённый потоком этого ветра, созданный волк разлетелся на кусочки, которые рассыпались по земле, словно застенчиво отходя от стали более высокого качества.

Ведомая защитными инстинктами, Эрика призвала Куоре ди Леоне.

Но даже для магического меча льва противостояние клинку Эны в качестве оппонента будет трудным.

Магический меч, святой меч, духовный меч, проклятый клинок.

Вероятно, он превосходит всё вышеперечисленное и представляет собой куда более угрожающий магический инструмент, неужели данный меч что-то вроде божественного артефакта?

— Хмм… кажется, я вытащила его слишком рано, да? — Эна заговорила сама с собой и тут же вложила меч в ножны.

Почему она остановилась, если ей хватает мастерства, чтобы махать таким массивным клинком, словно он продолжение её руки?

Пока Эрика с подозрением размышляла над поведением Эна, та неловко улыбнулась и произнесла: «Жаль, что уже всё».

— Звуки шагов Юри приближаются. Если я вытаскиваю эту штуку, её духовное зрение тут же сигнализирует об этом. А так как она точно отругает меня за то, что я так необдуманно обнажила меч, Эна решила всё прекратить.

— Шаги? Ты их слышишь?

— Уши у Эны очень хорошие, и она там не одна, за ней идёт парень… Скорее всего, Кусанаги-сан, — говоря, Эна приложила ладонь к уху.

Однако Эрика ничего не слышала.

Более того, умение различать людей по звукам их шагов, словно собака, можно описать только как сверхчеловеческий слух.

Противник определённо попался неожиданно проблемный.

Эрика отозвала Куоре ди Леоне. Ввязываться в бой и пытаться одолеть подобного врага без надлежащей подготовки будет неразумно.

— В любом случае, от какого бога тебе достался этот меч?

— Я ведь уже сказала, Амэ-но муракумо-но цуруги, я позаимствовала его у дедули. Если действительно хочешь знать, попытайся провести расследование. В общем, скоро ещё увидимся.

Дружелюбно помахав рукой, Эна стала уходить.

Смотря на уходящую противницу, Эрика решила заняться сбором информации немедленно.

Часть 5

Уже после того, как фигуры Эрики и Эны исчезли из поля зрения.

Трое оставшихся начали уборку комнаты, собирая чайные принадлежности, чтобы помыть их в раковине.

Когда Годо и Лилиана уже взялись за губки и средство для мытья посуды, на лице Юри вдруг возникло взволнованное выражение.

— В чём дело, Мария?

— А, не обращайте внимания. Просто меня кое-что обеспокоило. Простите, но мне надо на некоторое время выйти.

После того, как Юри отошла от раковины, Годо тут же пришла в голову одна мысль.

— Прости, Лилиана, но остальное вынужден доверить тебе.

— Хорошо, конечно. Кусанаги Годо, куда ты собрался?

Погнавшись за Юри, Годо ничего не ответил.

А Юри как раз вышла из японского блока и уже собралась войти в рощу. Она удивлённо задала Годо вопрос:

— Годо-сан, зачем ты за мной пошёл?!

— Ну, мне показалось, что ты вела себя несколько странно… Может, у тебя появились какие-то мысли насчёт Эрики и Сэйшууин Эны?

— Не совсем, но я почему-то ощутила в окружающем пространстве что-то не то.

Вглубь рощи они продолжили идти вместе, Юри впереди, а Годо следом за ней.

— И что же за человек эта Сэйшууин Эна? Она говорила, что является одной из химе-мико.

— Так и есть. Она наследница одной из Четырёх семей — дома Сэйшууин. Сильнейшая химе-мико из всех тех, кто защищает Мусашино, а также моя подруга детства.

Четыре семьи. Термин, которого он никогда раньше не слышал.

— Сэйшууин, Кухоцука, Рэнджу, Саяномия — это четыре древнейших семьи, которые многие века используют свои магические силы для службы императорам. Среди них Сэйшууин выделяются боевой силой и политическим влиянием, в то время как семья Саяномия стала основным стратегическим ядром Комитета компиляции истории. Чтобы всё объяснить, понадобится много времени, так что давай остальное оставим на потом, — бегло объяснила Юри, остановившись с натянутой улыбкой.

Когда она заметила, что Годо начал теряться в терминологии, то решила сделать паузу, принимая во внимание его замешательство.

— Теперь я немного лучше понимаю. Значит, в окружении Марии тоже полно всяких сложностей.

— На самом деле это было идеей Амакасу-сана, чтобы я не раскрывала слишком много информации во избежание введения Годо-сана в глубокое замешательство.

— Идея явно оказалась правильной. На самом деле я до сих пор более чем запутан.

Беседуя и продвигаясь вглубь чащи, они наткнулись на Эрику.

— Эрика-сан, с тобой всё в порядке?

Юри обнаружила Эрику благодаря духовному зрению и подбежала к ней с выражением облегчения на лице.

Однако Эны нигде не было, первой ушла?

— Не стоит беспокоиться обо мне всего лишь из-за той девушки, неужели она настолько опасна? Если дело дойдёт до битвы с ней, то у меня, Эрики Бланделли, будет проигрышная позиция — ты это увидела, Юри? — задала Эрика неожиданный вопрос приближающейся к ней химе-мико.

— Ммм, это…

— Напарник Сэйшууин Эны, к этому предмету у меня появился немалый интерес. Позволишь расспросить тебя в подробностях?

На этот вопрос Юри опустила голову.

Иными словами, она не могла ответить, даже если и хотела. В данной ситуации Эрике оставалось лишь вздохнуть.

— Ладно, всё в порядке, даже если ты и не можешь ответить, спросить всё равно стоило. Пусть это тебя не беспокоит. То же касается и тебя Годо: не расспрашивай Юри об этой девушке. Думаю, ей будет трудно ответить на многие вопросы.

Эрика говорила дружелюбно, словно беспокоилась о младшей сестре. Скорее всего, она принимала во внимание положение Юри, которая являлась одной из химе-мико.

Именно в подобные моменты Красный Дьявол проявляла сочувствие, которое не вязалось с её именем.

Годо согласно кивнул.

— Так куда ушла Сэйшууин?

— Мы немного поболтали, а затем она откланялась, попросив меня присмотреть за Юри, вот и всё.

— И вы двое драку не начинали?

— Конечно, нет, пожалуйста, не говори обо мне так, словно я какая-то бешеная собака. Проблем с избиением людей без оглядки на ситуацию я уж точно не испытываю.

Кивнув на объяснения Эрики, Годо решил пойти домой.

Предоставив Юри возвращаться в святилище Нанао, он пошёл в японский блок, чтобы снова увидеться с Лилианой.

Сребровласая девушка-рыцарь, естественно, была несколько обижена, и Годо виновато проводил её до ворот школы.

— В любом случае, сегодня много чего произошло, надеюсь, до дома я спокойно дойти смогу.

Пока Годо сам себе жаловался, Эрика и Лилиана обменялись взглядами и уставились на него так, словно он сказал что-то не то.

— Да говорите уже, если есть что сказать. А то мне не по себе как-то.

— Тогда начну я. Кусанаги Годо, жаль, но твоим недавним надеждам сбыться не суждено.

— Неужели ты не заметил, что эти события станут одним из твоих величайших испытаний?

Когда красный и синий рыцарь обратились к нему подобным образом, Годо ощутил, как в нём нарастает ярость.

«Они обе говорят со мной так, словно я идиот какой», — но пока его гнев рос, Годо, наконец, понял.

«Да что ж я за дурак такой, и как я только мог о ней забыть?»

В десяти метрах за воротами школы.

Там, выпрямившись и заслонив собой заходящее солнце, стояла миниатюрная девушка.

Кусанаги Шидзука в своей школьной форме.

Младшая сестра, которая слышала недавний разговор в чайной комнате.

Оттенённое закатом, выражение её лица оставалось невидимым. Но, с другой стороны, видеть его особой необходимости не было. В конце концов, кроме выражения крайней ярости, там больше и быть ничего не могло.

— Шидзука, может, простишь его, несмотря на жалкие оправдания, пожалуйста? Как бы то ни было, когда-нибудь Годо поведает тебе правду… Кстати, мы с Лили сегодня другой дорогой идём, так что нет проблем, дадим вам, брату и сестре, время поладить.

Улыбка воистину дьявольская.

Годо чувствовал, как мягкие слова Эрики буквально давили на него своей тяжестью, пока она говорила с этой своей улыбочкой.