5 том    
Глава 4. Предложение свидания

Глава 4. Предложение свидания

Часть 1

Комитет компиляции истории, Токио, отделение Акасака.

Время после одиннадцати вечера.

Амакасу Тома оставался в офисе.

Но работников на службе в данном отделении и в государственном разведывательном управлении явно состояло не очень много.

В рабочем помещении, которое занимало целый этаж частично жилого и частично коммерческого здания, размещалось несколько рядов рабочих столов.

На них стояли компьютеры, лежали высокие стопки документов и разнообразных книг (в том числе и манга), различные закуски и море не особо полезной еды, медицинское оборудование типа аппаратов измерения давления, а ещё игрушки для детей в возрасте от младенцев и выше.

Какой-нибудь работник из разряда разработчиков игр, мультипликаторов или издателей вполне мог ошибочно принять это место за офис конкурентов.

И в таком вот месте за закреплённым за ним столом у ноутбука сидел Амакасу Тома — вместо напряжённой работы он лазил по своим любимым сайтам и читал анонимные форумы.

Тем не менее, нельзя было сказать, что он полностью отлынивал от работы.

Его рот и уши всецело занимало усиленное взаимодействие с сотовым телефоном, он вёл рабочую беседу с начальницей.

— С этим уже разобрались, не волнуйтесь, вам бы стоило верить в меня хоть чуточку больше.

«Да мне и самой хотелось бы», — донёсся из телефона чудесный голос Саяномии Каору.

Будь у девочек-подростков подобный голос, он, скорее всего, вызывал бы бурную реакцию типа: «Кьяяяя, этот голос ну просто суперкрутой!»

«Надо же, тот, кто постоянно оставляет в своём рабочем компьютере закладки на новостные сайты, посвящённые знаменитостям, блоги звёзд и сэйю, просит меня верить в него…»

— Это серьёзная работа по сбору информации, она очень важна в нашем деле.

Бесстыже оправдываясь, Амакасу продолжал рассматривать страницу онлайн-аукциона перед глазами.

«Ладно, следующий вопрос, ты разгадал намерения Старейшего?»

— Пока нет, но до недавних пор он не проявлял к Кусанаги-сану никакого интереса.

Токийское отделение Комитета компиляции истории — Саяномия Каору и её доверенный подчинённый, Амакасу, могли свободно распоряжаться офисом на своё усмотрение.

— Что же до недавних событий, которые могли привлечь внимание Старейшего, то как насчёт происшествия в Неаполе? Та битва с Персеем.

«А, да, Амакасу-сан ещё называл его Героем Стали, так?»

— Да, Персей это типичный герой стали со свойством «Меч». Веретрагна, которого непреднамеренно одолел Кусанаги Годо, из той же категории.

У предка Веретрагны, Митры, тоже была легенда «рождённого из камня». А ещё существует армянский бог войны Ваагн, которого называют братом Веретрагны. Бог-герой с огненными волосами и бородой, рождённый из багряного моря.

Камни, или, по-другому, руда, являются источником железа. Огонь, плавить руду. Ветер, чтобы раздувать и поддерживать огонь. Вода, чтобы охлаждать только что выкованный металл. Сложные взаимосвязи между элементами представляют собой существенную составляющую различных богов меча.

«Как король Артур и рыцари Круглого стола?»

— Совершенно верно. Если взять за основу легенду об Экскалибуре, то существует множество мифов, которые берут своё начало из легенды о боге стали. И утверждать, что легенда о рыцарях Круглого стола основана на кельтских мифах, будет явным упрощением.

«Тема явно глубокая».

— Само собой, элементы кельтских мифов игнорировать тоже нельзя. Но чтобы истолковать эти легенды, нужно принять во внимание мультикультурную среду, которая сформировалась под влиянием Британской и Римской империй. Изначально всё это должны были пояснить вы, Каору-сан.

В ответ на явную жалобу Амакасу юная девушка в мужской одежде, праправнучка историка и основательницы Комитета компиляции истории Саяномии Коремити, деланно извинилась: «Ха-ха-ха, прости, прости. Я занята всякой всячиной, типа школы, обязанностей химе-мико и так далее, и на подобные занятия времени у меня уже не остаётся».

Сейчас приоритетной задачей было тщательное отслеживание передвижения Сэйшууин Эны, авангарда старейшин.

Когда они сошлись на этом, разговор завершился.

Амакасу решил сразу пойти домой, поэтому запер дверь и покинул здание.

С целью перекусить он добрался до одной раменной в районе Тамэикэ-Санно и остановился прямо напротив неё.

Столики для посетителей располагались как внутри, так и снаружи.

Когда Амакасу занял место снаружи, официант подошёл к нему, чтобы принять заказ.

Не особо раздумывая над выбором, он заказал рамен с соевым соусом и яйцом вкрутую, а в качестве выпивки выбрал банку пива.

В это же время к нему подошла красивая женщина. Хотя, назвать её женщиной было бы слишком, правильнее будет описать её, как красивую девушку.

При виде лица девушки Амакасу пожал плечами. Пытаться сбежать бессмысленно, так как его снова найдут. Поэтому можно, как обычно, поздороваться.

— Давно не виделись, Эрика-сан, вы всё так же прекрасны. Видеть вас, счастье для меня.

— Не так уж и давно, Амакасу-сан, вы же не возражаете, если я тут присяду, нет?

Очевидно, что отказать он никак не мог, поэтому Амакасу картинно кивнул головой.

Эрика заняла место напротив него.

Двадцати-сколько-то-там-летний скромный молодой человек, специальный агент Комитета компиляции истории.

Исчерпав ресурсы магической ассоциации «Медно-чёрный крест», свои контакты в Токио, и теряясь в догадках, Эрика, наконец, решила связаться с этим человеком, чтобы сбор информации оказался наиболее полным.

— Удивительно, что Эрика-сан посещает подобные заведения, — обыденным тоном произнёс Амакасу, явно никак не встревоженный её неожиданным появлением.

Поддерживая беседу, Эрика улыбнулась:

— Ну, когда я была в Гонконге, то часто покупала еду в придорожных лотках.

— А, ну да, вспомнил, вы действительно жили там год или около того.

— Как и ожидалось от Амакасу-сана, вы уже всё разузнали, прямо как японский ниндзя-супермен.

В ответ на этот редкий комплимент лицо Амакасу преобразилось так, что его выражение описать было трудно.

— Недавно я уже кое-кого просил не обращаться ко мне подобным образом. Называйте секретным агентом или шпионом хотя бы… Кроме того, когда вы пользуетесь подобным описанием, «супермен» это уже несколько лишнее.

— Вот как? Что ж, я с уважением отнесусь к вашему личному мнению.

— Премного благодарен.

В этот момент подошёл официант с меню, и Эрика без промедления спросила:

— У вас есть лапша с вонтонами[✱]Вонтоны или хуньтунь — разновидность пельменей в китайской кухне. Вонтоны обычно подаются в супе, но иногда и жарятся. Их заправляют не только мясом, но и грибами сянгу и стеблями молодого бамбука. Суп с вонтонами особенно популярен на Новый год, так как считается, что лапша в нём символизирует долголетие. Обжаренные вонтоны могут продаваться и отдельно, как своего рода фастфуд (особенно в Гонконге).? Ну и конечно, лучше всего, если вонтоны с креветками.

— В меню обычных японских раменных такого нет, так что если хотите чего-то подобного, стоит пойти в китайский ресторан… Эм, эта леди желает сделать такой же заказ, как и я.

После слов Амакасу официант ушёл, а Эрика нахмурилась.

— Говорят, что специализируются на лапше, и в то же время лапши с вонтонами у них нет.

— Конечно нет. Эрика-сан, вам бы следовало знать, что существует разница между японскими раменными и гонконгскими лапшичными. Вы же здесь уже три месяца живёте.

Насмешливое выражение лица Амакасу поддело Эрику. Почему-то оно напомнило ей лицо Годо, когда тот напоминал ей о различиях в их воспитании.

— Откуда же я могу это знать? Я ведь в подобном заведении впервые.

— Выглядите мудрой и опытной, но на самом деле оберегаемая юная леди из благородной семьи, вы полная противоположность Эны-сан, — равнодушно констатировал Амакасу, сделав большой глоток пива.

Эрика улыбнулась. Человек, которого она назвала ниндзя, несомненно, очень наблюдательный.

— Сэйшууин Эна, разве эта девушка не благородная молодая леди?

— Она молодая леди, которая получала превосходное воспитание с самого рождения. Квинтэссенция Ямато Надэсико. Но, несмотря на это, данное дитя было взращено в окружении природы. Однако, Эрика-сан, скорее всего, пришла сюда не об этом вопросы задавать, верно?

— Да, мне интересно узнать о ней, как о химе-мико.

— И вы разыскали меня, чтобы об этом спросить? Но я ни за что не отвечу на подобный вопрос.

— Вот как? «Враг моего врага — мой друг», сейчас данное выражение, наверное, лучше всего описывает наши взаимоотношения.

Тут как раз доставили их заказ.

Две больших миски с лапшой. Судя по вкусу и цвету бульона, это явно был типичный рамен с соевым соусом. Заодно и ещё одну банку пива принесли, которую, потянув за кольцо, без промедления открыла Эрика.

— В Японии несовершеннолетним запрещено пить алкоголь.

— Верно, но разве вы мне не то же, что и себе заказали? Кроме того, в Италии в моём возрасте уже можно пить, так что не беспокойтесь.

— А как же поговорка про чужой монастырь и свой устав? Хотя, какая разница, так, значит, враг моего врага — мой друг?

Амакасу взял белую ложку и сделал небольшой глоток супа.

Эрика тоже немного попробовала, и оказалось, что у него неожиданно многогранный вкус, и это было совсем неплохо.

— До меня дошли слухи, что в последнее время вы расширяете круг своего общения. Но в таком случае, вы и так должны были получить удовлетворяющую вас информацию от тех, кто держится обособленно от Комитета… Особенно о состоянии дел в Японии, тут вы должны иметь самые актуальные данные, я прав?

— Это оказалось довольно проблематично. К тому же, зная про Комитет компиляции истории, я понятия не имела о существовании Четырёх семей, служивших императору, а также о их борьбе за власть в мире магии.

Борьба за власть, которую в основном вели семейные кланы, а не магические ассоциации.

В мире магии это вполне распространено, и тут нет ничего удивительного. Однако сюрпризом было узнать о том, что побеждавшая семья становилась во главе Комитета компиляции истории.

— Но вы и сами виноваты в своём невежестве, вам ведь совершенно нет дела до информации, касающейся внутренних дел Японии.

— Около ста пятидесяти лет назад победителем стал клан вашей начальницы в Комитете, но нельзя утверждать, что победа оказалась полной и безоговорочной.

Для семьи, которая стала первой среди четырёх, её влияние ненамного превосходило таковое у второй семьи.

— Да, да, всё верно, существование семьи Сэйшууин в некоторой мере нам мешает, но, в любом случае, так как последнее слово за нами, это не такая уж и серьёзная проблема.

— Это вы так говорите, но почему тогда прямо сейчас позволяете Сэйшууин Эне делать всё, что ей вздумается?

— Ну, присутствуют в нашей работе неприятные моменты, не всегда всё идёт так гладко, как хотелось бы, — возразил Амакасу, поедая свой рамен с соевым соусом.

В случае, когда приходилось иметь дело с едой, которая не удовлетворяла её вкусам, у Эрики имелась способность полностью игнорировать вкус яства. К счастью, на этот раз пользоваться данной способностью не пришлось. Вкус рамена был так же хорош, как и у лапши с креветочными вонтонами.

Прикончив две трети своей порции, Амакасу медленно произнёс:

— Что ж, позвольте дать вам несколько подсказок. Только не надо ошибочно принимать это за взаимоотношения тех, у кого оказался общий враг, просто считайте, что я позволил себе эту утечку информации, так как был очарован прекрасной леди, которая разделила со мной ужин.

— О-о-о, да вы мне честь оказываете.

На лицах Амакасу и Эрики появились хищные улыбки.

Наверное, этим двоим подошло бы описание лисы и тануки, которые провернули тайную сделку.

— Сэйшууин Эна является секретным оружием старейшины, который известен в качестве Старейшего. Что бы ни задумал этот старикан и его пособники, мы, члены Комитета, не можем их игнорировать.

— Прямо как отношения между правительством и парламентом.

— Вполне удачное описание. Более того, Стареший даровал Эне-сан священный меч.

— Священный меч — неужели это и есть Амэ-но муракумо-но цуруги?

— Также широко известный как меч Кусанаги.

— Прямо как фамилия у Годо.

— Просто обычное совпадение. Фамилия Кусанаги обычное явление в областях Акита и Сануки, полагаю, его предки, скорее всего, были как раз оттуда.

Вот, значит, как дела обстоят. Эрика кивнула.

Если Годо унаследовал кровь сведущих в магии, то в случае наличия у него большей предрасположенности к ней, будет только лучше.

— А этот меч, он точно настоящий?

Данное имя принадлежало любимому мечу знаменитого японского бога-героя.

Давать подделке имя легендарного божественного артефакта было довольно распространённым явлением. Но Эрика находила несколько странным для себя подозревать, что меч Эны является оригиналом.

Тем не менее, в этом мече чувствовалось священное присутствие.

Естественно, на лице Амакасу возникло обеспокоенное выражение:

— Ну, всё зависит от того, что понимается под термином «настоящий». В качестве одного из Трёх священный сокровищ, меч, наследуемый человеком самого благородного происхождения, скорее всего, является подделкой с археологической точки зрения. Тем не менее, вышеупомянутый…

— Вышеупомянутый?

— Вполне подходит под описание сокровища, словно он и является настоящим. Сказать больше, значит открыть корпоративную тайну.

— Ясно. Просто буду относиться к нему так, словно он обладает неограниченным потенциалом «сделанного в Японии».

Кажется, химе-мико и Комитет компиляции истории до сих пор обладали множеством непонятных загадок, и Эрика решила, что отныне ей стоит быть ещё более осторожной.

Как Горгонейон и Секретный том Прометея. Если то, что сказал Амакасу, правда, то Амэ-но муракумо-но цуруги, скорее всего, скрывает в себе такой же потенциал, как и эти два божественных артефакта.

Но подобные объекты изначально представляли собой инструменты, которые боги создавали для себя.

Они не предназначались для использования людьми, а бездумное их применение приведёт к смерти. Если бы Кусанаги Годо не стал Чемпионом, то он был бы уже мёртв.

— Мне всё больше и больше становятся интересны секреты Эны-сан. Кстати, могу ли я задать более конкретный вопрос?

Амакасу молча пожал плечами, словно не собирался отвечать.

Так как больше помощи ей ждать было неоткуда, Эрике оставалось лишь сменить тему разговора.

— Мне интересно, вы с Эной-сан принадлежите одной и той же школе боевых искусств?

— В плане способностей, она, конечно же, сильнее. Сражения не относятся к моим сильным сторонам.

— Я слышала, что по сравнению боевыми навыками, Амакасу-сан куда более талантлив в использовании заклинаний… Это правда?

Ещё с самого начала Эрика интересовалась утаиваемыми способностями этого человека.

— Вы меня слишком переоцениваете. Я ведь всего лишь мальчик на побегушках. Поэтому у меня нет необходимости в каких-то невероятных умениях, так-то вот.

В ответ на оправдания Амакасу Эрика вежливо кивнула.

На сегодня со сбором информации покончено. Следующим шагом станет использование подсказок, которыми поделился этот молодой человек, которого ну никак нельзя было недооценивать.

Поднявшись и оставив на столе наличные, Эрика улыбнулась подобно дворянке.

— Какая приятная беседа, давайте ещё как-нибудь встретимся, когда появится такая возможность.

— Что до меня, то вот так вот лично встречаться с вами мне совсем не хочется. Кстати, Эна-сан, судя по всему, подготовила в вашей школе какую-то ловушку или заклинание. И хоть я понятия не имею что там такое, но, исходя из того, что она подготовлена химе-мико, обладательницей священного меча, вам никак нельзя терять бдительности, пожалуйста, будьте осторожны.

При этом Амакасу подал знак своим взглядом, таким образом, дав Эрике в самом конце беседы критически важную информацию.

Часть 2

Комната клуба чайной церемонии после окончания уроков в колледже Джонан.

— Здорово вот так просто пить чай, было бы это в горах, одно только кипячение воды оказалось бы той ещё задачей. Ха-а-а… — тихо произнесла Эна, сделав длинный выдох.

В руках она держала чашку собственноручно заваренного порошкового чая. Рядом с ней сидели президент клуба чайной церемонии Ханабуса-сан и Мария Юри.

— Но для той, кто не состоит в этом клубе, Эна-сан настолько свободно приходит и уходит из чайной комнаты, что это как-то…

Эна обладала прекрасной гибкостью, превосходя даже кошек и мартышек. И в мыслях Юри появилась картинка того, как Эна пользуется этим, чтобы нарушать границы школы и проникать внутрь.

— Назвать меня посторонней будет преувеличением, Эна ведь уже поздоровалась со всеми членами клуба, начиная с президента и заканчивая самым младшим участником. Более того, я сегодня ещё и сувениры в подарок принесла, так что отнесись ко мне, как к гостье хотя бы.

— В п-подарок?

Неимоверно удивлённая Юри обратила свой взор на Ханабусу-сан.

Смущённая добросердечная президент клуба могла лишь признать свою вину.

— Да, да, так и есть — только что я получила от Сэйшууин Эны-сан множество всяких вещей. Смотри! Порошковый чай, закуски, а ещё чайный набор!

— Неужели всё это было принесено сюда из дома Сэйшууин…

Юри внимательнее присмотрелась к используемому чайному сервизу.

Раньше она его тут никогда не видела. И это довольно тревожный знак на самом деле. Столь высококачественные принадлежности не совсем соответствовали клубной деятельности.

— Кстати, вам на этот счёт не стоит особо беспокоиться. Это просто всякие запасные принадлежности, что бабуля дома скопила. А инструменты предназначены для того, чтобы ими пользовались.

— Тут ты права, но столь совершенная посуда должна использоваться в более подходящем месте.

— М-Мария-сан, неужто всё это имеет немалую ценность?

— Да, вещи ценные, но не бесценные. В конце концов, посуда такого качества может быть куплена, если деньги имеются. Самый дорогой прибор, вероятно, не превышает по цене один или два миллиона… Президент-сан, возьмите себя в руки!

В этот неудачный момент Ханабуса-сан держала один из приборов сервиза всего лишь одной рукой. Юри и Эна наблюдали за тем, как она начинает паниковать.

После чего Ханабуса-сан заявила, что ей надо очистить разум и вышла из комнаты.

В просторной чайной комнате в качестве присутствующих остались лишь две химе-мико.

Сегодня была пятница, и так как в этот день клубной деятельностью не занимаются, другие участники клуба отсутствовали.

Юри пришла из-за того, что Эна вызвала её по телефону. Что же касается Ханабусы-сан, то уборка комнаты входила в ежедневные обязанности президента клуба.

— Так зачем Эна снова пришла к нам в школу? — Юри оставалось лишь учинить Эне допрос. — В прошлый раз именно из-за тебя я и Годо-сан попали в ситуацию…

— Но благодаря прошлому разу, отношения Юри и Его Величества немного продвинулись, разве это плохо?

— Ещё как плохо!

Тем не менее, недавний фарс действительно позволил полностью исчезнуть всякой неловкости между ней и Годо.

Но из-за этого счастья Юри не прибавилось. Более того, она снова начала беспокоится, но уже по поводу того, что произошло между Эрикой и Эной.

— Между тобой и Эрикой-сан, правда, никакого конфликта не было?

— Нет, нет, тогда мы просто немного поболтали, и затем я немедленно ушла.

— Тогда почему я ощутила пробуждение Амэ-но муракумо-но цуруги?

— Я всего лишь вытащила его, чтобы она посмотрела, вот и всё. Юри, ты слишком много беспокоишься.

Пронзительный взгляд Юри сфокусировался на расслабленной Эне.

— И хотя Эрика-сан иногда доставляет проблемы другим, но эта девушка всецело действует во благо Годо-сана… во благо Короля. Если ты безрассудно сделаешь её своей целью, то навлечёшь на себя его гнев. Пожалуйста, не забывай об этом, я искренне прошу тебя.

— Знаю, знаю. Сделаю, как ты говоришь.

Она действительно поняла? Или просто подыграла.

Не в состоянии понять истинных намерений Эны Юри могла лишь вздохнуть.

Подобное угрожающее предупреждение на самом деле должно быть работой Комитета компиляции истории, но они почему-то создавали видимость медленной ответной реакции на происходящее.

— Юри, похоже, беспокоится непонятно из-за чего, но ведь у тебя есть куда более важные дела, разве нет?

— Важные дела?

Неожиданный вопрос Эны заставил Юри потерять самообладание.

— Дела, связанные с развитием взаимоотношений с Кусанаги-саном. Теперь, после нашего заявления, что мы обе выйдем за него замуж и войдём в семью, следующим шагом будет… Конечно же свидание, так?

— Свидание?! Ты предлагаешь, чтобы Годо-сан и я-я-я провели тайное свидание?

— Да, именно так, или можно назвать это уединённой любовной встречей?

— Ни за что! Паре не пристало заниматься подобным до брака!

— На самом деле до свадьбы такие вещи вполне обычны. Не волнуйся, сходи вместе с Эной и пригласи его. Юри справа, а Эна слева. Кусанаги-сан явно будет счастлив обнимать двух красавиц одновременно, с каждой стороны по одной.

Эна невинно улыбнулась, встала и потянула Юри за собой.

Затем две химе-мико начали обыскивать школу в поисках Кусанаги Годо.

А в это самое время Кусанаги Годо…

— Итак, давайте же начнём второе собрание Обвинительного собрания суда над ублюдком Кусанаги Годо, который монополизировал двух невероятных красавиц плюс новенькую. Присутствующие, вы готовы?

— Нет проблем. Свершим же правосудие над Кусанаги Годо, общим врагом всех мужчин.

— Само собой, во имя наших коммунистических идеалов равноправия в любви приложим все наши силы ради полного изобличения буржуев!

В настоящее время, по вине трёх сумасшедших недоумков Годо являлся заключённым.

После школы на него накинули мешок и похитили.

Затем притащили в неизвестную классную комнату и бросили на пол, связанного по рукам и ногам прозрачным скотчем. Лица троицы злоумышленников были скрыты бумажными пакетами, но Годо, который узнал их с самого начала, холодно произнёс:

— Нанами, Соримачи, Такаги… Хоть я и так знал, что вы идиоты, но никогда не думал, что ваша тупость может достигнуть таких высот. Я бы попросил отпустить меня, пока ваш проступок не зашёл слишком далеко.

Услышав слова Годо, тридиоты уставились на него сквозь дырки для глаз, проделанные в пакетах.

— Глупец, то не наши имена.

— Именно, мы не твои одноклассники.

— Мы союзники справедливости, которые мыслями преданы народу и стране, так что, пожалуйста, не надо никакого ложного недопонимания, ясно?

У Годо не было никаких сомнений в том, что если бы в этом мире существовали истинные идиоты, то ими бы точно оказались эти трое перед ним.

— Э-э… И хоть я не совсем понимаю, но у вас явно должно быть множество причин, а у меня вполне есть недостатки, над которыми можно поработать, так что просто выскажите все свои жалобы, и я их обязательно учту.

По возможности, ему хотелось как можно скорее освободиться.

С такими мыслями Годо выдвинул мирный вариант решения, но тридиоты злобно усмехнулись. Их надменное и ненавистное отношение к нему никак не изменилось.

— Ублюдок, ты только и можешь, что красиво говорить… Ну ладно, тогда как насчёт пролить свет на свои преступления этим летом?

Этим летом? Услышав вопрос Соримачи, забеспокоившийся Годо сымитировал спокойствие.

Если откроется то, что он с девушками совместно проживал на Сардинии, возникнет серьёзное недопонимание. Отвечать надо осмотрительно.

— В течение лета я вёл простую и добропорядочную жизнь, никаких странностей не было.

На столь неубедительное объяснение Нанами пробормотал: «О?»

— В таком случае, камрад С, пожалуйста, сделай доклад о том, что ты узнал.

— На торговой улице Нэдзу, где живёт Кусанаги Годо, объект наблюдений отсутствовал в течение первой половины летних каникул, с начала июля по начало августа.

— Очень хорошо, это подозрительный пункт номер один. Камрад Т, у тебя какой доклад?

— В тот же самый промежуток времени нет очевидных свидетельств присутствия Эрики в районе Хонго, где она частенько бывает. Более того, в это же время и Мария-сан не принимала участия в деятельности клуба чайной церемонии. По моему личному мнению, основываясь на времени событий, главным подозреваемым в произошедшем является Кусанаги Годо.

— А вот и подозрительные пункты номер два и три… — излишне напыщенно произнёс Нанами, одновременно наблюдая за выражением лица Годо.

— Скажу так, Кусанаги, возможно ли то, что на протяжении всех летних каникул ты, Эрика-сан и Юри-сан счастливо проводили время где-то далеко? Ха-ха… ну разве не райские условия, прямо как в игре?

— Да как такое вообще возможно?! Каким бы дураком ты ни был, хотя бы думай перед тем, как говорить!

«Специально пытались разузнать, чем я летом занимался, сколько же у них свободного времени?» — недоумевал Годо, одновременно всё отрицая. В подобной ситуации ложь была временным решением. Однако…

— Камрад С, каковы показания детектора лжи?

— Только что допрашиваемый просто неимоверно соврал. Мой сердечный детектор лжи подаёт соответствующий сигнал. Над этим типом, Кусанаги, необходимо свершить священное правосудие!

— Именно, злодеи должны быть казнены! Давайте же подвергнем этого похотливого маньяка праведному суду!

Услышав выводы тридиотов, Годо возмущённо закричал:

— Постойте-ка! Что это ещё за сердечный детектор лжи?! Вы же просто тыкаетесь вслепую!

— Твоё неведение тебя и выдаёт. Подобную вещь могут использовать лишь мужчины, которые продолжительное время были лишены любви невинных девушек. Можешь называть это своеобразной магией. Грязному типу, вроде тебя, никогда не достичь такого уровня просветления, — дал Соримачи неожиданно озадачивающий ответ.

Только удивлённый Годо собирался что-то сказать в свою защиту…

— Вашим преступлениям настал конец, вы, народ, слишком далеко зашли.

Дверь класса резко открылась, и раздался повергающий в трепет голос девушки.

Прибыла Лилиана Краничар, сребровласая девушка-рыцарь восточно-европейского происхождения.

— Кусанаги Годо, будь спокоен, я немедленно разберусь с ними.

— Прости, Лилиана, буду должен.

Появился надёжный рыцарь, и Годо выразил свою благодарность. Это заставило Лилиану застенчиво отвести взгляд.

— Это часть моих обязанностей, в благодарности нет необходимости. Так как я не смогла обнаружить тебя, то решила поискать, на всякий случай… Если ты усвоил урок, то впредь не отходи от меня как можно большую часть времени. Буду благодарна, если ты не станешь увеличивать мне количество работы.

Кивнув, Годо выдавил из себя улыбку, в то время как тридиоты были явно потрясены.

— Ты держишься довольно уверенно, но разве от наличия ещё одного человека будет какая-то разница? Нас тут трое, сила толпы, а-ха-ха-ха-ха-ха!

— Отбросы, вроде вас? Я легко разберусь с тремя сотнями подобных. Смех один, — снисходительно отразила Лилиана их дешёвые и гнусные угрозы.

Услышав её безжалостный ответ, тридиоты явно начали паниковать.

И хоть они понятия не имели о реальных возможностях девушки, боевой дух синего рыцаря уже подавил их.

— Стой, стой, стой! Лилиана-сан. Мы просто пытаемся выдвинуть Кусанаги Годо обвинения в преступной деятельности.

— Глупости! Кусанаги Годо — это тот, у кого праведные цели, тот, кто идёт дорогой королей. Вместо того чтобы позволить вам идиотам выдвигать ему обвинения, позвольте мне показать вам, что такое стыд.

Объяснения Такаги потерпели крах в деле успокоения Лилианы, поэтому Соримачи выдвинул вопрос:

— Я-я возражаю! Ты утверждаешь, что у Кусанаги праведное сердце, но с этой идеей есть проблема! Он злодей, который обманывает и играется со множеством женщин. Ну разве не сексуальный хищник и всеобщий враг женщин?!

— И вы трое используете столь поверхностную клевету, чтобы изменить моё мнение? Жалкие глупцы…

Когда Годо увидел несколько недовольное лицо Лилианы, у него появилось нехорошее предчувствие, что девушка собирается опровергнуть их обвинения очень необычным способом.

— Да, это правда, что он распутник, не имеющий себе равных. Играется с девушками в угоду порыву, король гарема, опозоривший неисчислимое число женщин. Это бесспорно.

«Это совершенно не соответствует истине! Ты с самого начала всё неправильно поняла».

Нисколько не сомневаясь в изобличении провинностей Годо, печально тихим голосом Лилиана продолжала:

— Я уже советовала ему учиться сдерживать себя в заигрываниях с девушками. Поклялась вечно хранить наши взаимоотношения и служить рядом с ним. Я хотела оказаться той женщиной, которая станет его партнёром и с готовностью предложит ему всё, что у неё есть. Но безудержные фетиши это его неотъемлемая часть, и моим единственным выбором было принять их.

Лилиана как-то неуклюже отвернулась.

«Если уж я действительно настолько презренная личность, то почему бы не бросить меня как можно скорее?» Годо просто не мог не подумать об этом.

— Однажды он вполне может обжечься на своём распутстве… Но когда бы это ни произошло, я всегда окажу ему поддержку, и я поклялась, что обязательно спасу его. И пока моя верность непоколебима, моё сердце не дрогнет из-за какой-то презренной клеветы.

Уверенные слова Лилианы обладали немалой силой, и их переполняли чистосердечные трогательные эмоции.

Однако сказанное звучало так, будто было произнесено женщиной, которая стала жертвой какого-то обмана или брачных махинаций.

У тридиотов сложилось точно такое же впечатление, поэтому они стали громко возражать:

— Обманутые женщины вечно твердят, что-то типа «он же не хотел мне навредить»!

— Поспеши же и очнись, Лилиана-сан!

— В этом мире всё ещё много мужчин, которые гораздо лучше его…

— Надеюсь, у вас не возникло недопонимания. Между Кусанаги Годо и мной не какие-то там поверхностные отношения мужчина-женщина. Я лишь его рыцарь и соратница, которая дала обещание вечно быть рядом. Мы поклялись, что вместе встретим все испытания и горести, не важно, где и когда они произойдут, такие вот у нас взаимоотношения.

Не осознавая этого, Лилиана вошла в мечтательный транс, словно разговаривала сама с собой.

— И хоть то, как он играется с женщинами, лично для меня всё усложняет… Тем не менее, если я стану для него кем-то особенным там, в глубине сердца, это лишь укрепит нашу связь, и какую бы женщину он ни искал, в конце концов он всегда будет возвращаться в мои объятия…

Человек, о котором она говорит, точно должен быть из числа тех императоров или султанов или как там их ещё называют, из тех, которые правили исламским миром пару веков назад. Она определённо не может иметь в виду Кусанаги Годо. Пока Годо пытался выпасть из реальности, тридиоты уставились на него и заплакали.

— Зверь! Создал гарем, а его ещё и защищают при этом! Это же рай! Как может существовать такая несправедливость?!

— Это что, промывание мозгов? Результат запрещённой сексуальной обработки несовершеннолетних младше восемнадцати лет[✱]В Японии совершеннолетними считаются люди в возрасте 21 год и выше, поэтому фраза о восемнадцатилетних несовершеннолетних вполне уместна.?!

— Я плачу?.. Это слёзы? Проклятье, сама безысходность!

Троица была разбита наголову, и в это время дверь класса снова открылась.

— А, нашла, Кусанаги-сан здесь обнаружился.

— П-простите за вторжение.

Появились ещё две девушки, комбинация из Сэйшууин Эны и Марии Юри.

— Извините, но у нас тут самый разгар разбирательства. Если вы мне сказать что-то хотели, может, это немного подождёт?

— Всего несколько слов, времени совершенно не займёт. Я пришла, чтобы пригласить Кусанаги-сана на свидание завтра. В общем, Кусанаги-сан, Юри и я, Эна, пойдём на свидание втроём.

— Свидание?!

Шокированный Годо посмотрел на Юри, которая стала ярко-красной аж до самой шеи.

— Эна-сан! Свидание с Годо-саном… Я к подобному ещё не готова!

— Раз не готова, так прямо сейчас и готовься. Нам ведь нелегко стать «женщинами Кусанаги Годо», так что тебе необходимо проявлять больше инициативы.

Пока Соримачи слушал этот обмен репликами, его плечи непрестанно дрожали.

— Д-должно быть, у меня с ушами проблемы. Как я могу слышать столь чуждые слова? Ха-ха-ха-ха, кто бы мог подумать, что я, Соримачи, выйду в утиль, ведь совершенно не заметил ветку одновременного получения всех…

После восклицания своего сообщника, настала очередь беспомощного пустого лепета Нанами:

— Я-я должен проснуться. Должно быть, эта девушка фея иллюзий. Это явно моё воображение. Просто подумай, как в обычной старшей школе могут появиться три невесты или прекрасные девушки, добровольно заявляющие о своём желании стать любовницами. Такое только в сказках бывает, мы определённо попали в какое-то всеобщее сновидение…

Эти двое изо всех сил пытались отринуть реальность.

«Может, это я во всём виноват?»

У Годо уже начало возникать чувство, побуждающее его извиниться…

— О-о-о-о-о-о-о-о! — внезапно взревел Такаги.

Всю его крупную фигуру ростом в 185 сантиметров начало трясти.

— Я абсолютно не могу этого принять! Этот скорбный мир, этот невменяемый результат, я не могу принять!

Завывая, он взвалил связанного Годо на плечо.

— Кусанаги, я прямо сейчас покончу с обеими нашими жизнями!

— Стой, погоди минутку, почему всё должно так закончиться?

— Твоё существование нарушило естественный ход вещей. Ты разрушитель мира — неприемлемая сущность! Давай же уйдём на покой вместе!

Необъяснимым образом приняв решение пожертвовать собой, Такаги с Годо на плече начал безумную гонку.

Вылетев из класса и пронёсшись по коридору, он, в результате, взбежал по лестнице.

И хотя парень натренировал своё мускулистое тело в клубе кендо, этот сумасшедший забег явно выходил за рамки нормальности.

— Успокойся, Такаги! Почему ты такой импульсивный?!

— Неужели ты даже понять не можешь?! Все опечаленные мужчины планеты — те, которые никогда не испытывали вкуса любви, подвергающиеся гонениям женщин вне пределов 2D-мира — они одолжили мне свою силу!

Неся Годо, Такаги в один присест взбежал по ступенькам.

Лилиана могла лишь потрясённо наблюдать за впечатляющей манерой побега Такаги, мужественная фигура которого преодолела ограничения простых смертных и в данный момент бросала вызов пределу возможностей человеческой расы.

Часть 3

И затем на крыше…

Берсеркер Такаги притащил Годо на самую высокую точку школы.

— Тут должно быть достаточно высоко… — пробормотал Такаги, подойдя к краю крыши и остановившись возле ограждения, которое было призвано предотвращать несчастные случаи.

Болтающийся Годо панически посмотрел вниз, чтобы недалеко внизу увидеть спортивную площадку.

— Достаточно высоко? Что достаточно высоко?!

— Для прыжка отсюда, естественно, достаточно высоко, чтобы убить и меня и Кусанаги.

— Если ты совершишь самоубийство, твоя семья огорчится! Давай всё миром решим и прямо сейчас, согласен?!

— О-о… Моя сестра не такая, как твоя Шидзука. Каждый день она говорит что-то типа: «Мой брат такой немодный, иди и сдохни!» Меня в этом мире больше ничего не держит.

В этот же самый момент кто-то скрытно подкрался к Такаги и Годо из-за спины, применив серию ударов из каратэ. «Ммм…» — Такаги был болезненно уложен на землю.

— Чего?!

— Годо, ты в порядке? Я, наконец, вас догнала.

Той, кто вырубила Такаги и поймала Годо прежде, чем он успел рухнуть на бетонную крышу, оказалась Эрика Бланделли.

— Я увидела, что тебя похитили и пришла спасти тебя… Надеюсь я не влезла без всякой на то необходимости?

— Нет, совсем нет. Я спасён. Правда, огромное тебе спасибо.

Пока он рассыпался в благодарностях, светловолосая девушка аккуратно опустила его на землю и разорвала скотч, которым были связаны его руки и ноги.

— Годо, надеюсь, ты выразишь свою благодарность действием.

— Если это в моих силах, сделаю всё возможное… Но, чего же ты от меня хочешь?

На произнесённый без всяких сомнений ответ, которому явно не хватало предварительного обдумывания, Эрика могла лишь горько усмехнуться.

— И хотя я нахожу твои честные, но безрассудные принципы очень милыми, ты, всё же, слишком неосторожен. Было бы лучше, если бы ты тщательно обдумывал сложившуюся ситуацию и был более гибок в своих решениях.

Это пылкое предупреждение Эрики несколько обеспокоило Годо.

Неужели было слишком безрассудно соглашаться сделать для неё всё, что угодно, находясь под впечатлением от того, что он был ею спасён?

Эрика одарила Годо нежной улыбкой. Но если на 30% увеличить скрытую в этой улыбке долю злорадства, то получится та самая дьявольская улыбка, в которой кроется торжество по поводу того, что вышло подшутить над другими.

Стоило Годо уставиться на свою прекрасную спасительницу, которая уже готова была озвучить свою просьбу…

— Кусанаги-сан, с тобой всё в порядке? Эна сейчас тебя спасёт… о, опоздала.

На крыше раздался радостный голос, это знакомое сопрано принадлежало Сэйшууин Эне.

— Естественно, Эрика-сан никогда не упустит хорошую возможность.

— Спасибо за комплимент, хотя «никогда» это слишком. Эна-сан тоже очень быстро действовать начинает.

Эна прибежала на крышу, совершенно не сбив дыхания, и Эрика говорила с ней вполне дружелюбно.

И хоть их диалог выглядел дружеским, но, что неожиданно, за их словами, кажется, скрывались шипы.

Годо терялся в догадках, что за взаимоотношения сложились между этими двумя?

— В любом случае, данное происшествие разрешилось, так? Тогда, Кусанаги-сан, пожалуйста, ответь на вопрос прямо сейчас. Ведь, если Эна, Юри и Кусанаги-сан вместе пойдут на свидание, наши чувства друг к другу могут стать глубже, — провозгласила Эна, ни о чём не заботясь.

Свидание. Теперь, когда о нём речь зашла, это было тем, в чём у Кусанаги Годо не было никакого опыта.

И хоть он путешествовал с Эрикой по разнообразным местам, ничего похожего на свидание переживать не приходилось. Более того, это первое свидание, инициатором которого стала женская сторона, обе представительницы которой обладали красотой и привлекательностью невероятного уровня — нет, это неприемлемо.

— Прошу прощения, но я должен отказаться! У меня нет никаких причин идти на свидание с вами обеими!

— Если тебе необходимы причины, то они есть. Юри и я, мы обе станем женщинами Кусанаги-сана, так что тебе определённо надо присматривать за нами, и отныне наши отношения будут становиться только лучше.

«Да что эта девушка несёт, да ещё и во всеуслышание?»

Слушая бессмысленные речи Эны, Годо понимал, что его лицо наливается краской.

— Даже если мы и пойдём на свидание, сразу с вами двумя я не пойду! Общественное мнение не приемлет подобных вещей!

— Да кого волнует общественное мнение, важны именно чувства нас троих… А, но если Кусанаги-сан хочет, чтобы мы были с ним попеременно, то на первое свидание можно пойти с Юри.

Как бы он ни протестовал, Эна отвергала все его попытки с минимумом усилий. Годо отчаялся.

У Эны не было таких навыков общения или социального взаимодействия, как у Эрики. Вместо этого химе-мико обладала способностью оборачивать любую ситуацию себе на пользу.

Когда Годо уже собирался, было, уступить более чем неудобному противнику, рука помощи была протянута ему сбоку.

— Ах, как жаль, но завтра Годо идёт на свидание со мной.

Говорящей, естественно, оказалась Эрика, но настроение Годо лишь пришло в ещё больший упадок.

Это действительно была рука помощи, тут даже вопросов нет, но если он её примет, то позже окажется в очередной затруднительной ситуации.

— У меня никогда не было свидания с парнем, поэтому я хочу, чтобы, несмотря ни на что, мой первый раз был именно с Годо. Само собой… привилегией следующего свидания не будет вправе воспользоваться никто кроме тебя.

— Э, с нашими-то взаимоотношениями нам ведь нет особой нужды на свидание идти, да…

— Именно потому, что это важно для наших взаимоотношений, свидание нам необходимо. И хоть вместе мы много куда путешествовали, всё это были дела, с которыми требовалось разобраться, и мы ни разу не насладились радостью свидания, так что просто прими это, ладно?

Эрика заставляла Годо пойти на уступки, пользуясь редким для неё просящим тоном.

Но одновременно с этим она всё равно сохраняла решительный и высокомерный взгляд королевы — это же Эрика.

— Кусанаги-сан, с нашей стороны целых две девушки, можешь обнять двоих за раз.

— Годо, качество лучше количества. Ты единственный в этом мире, кому позволено единолично обладать мной, Эрикой Бланделли. Не пренебрегай этим.

Эна обращалась к Годо нежно, а Эрика сократила дистанцию и говорила мягким голосом.

Её губы приблизились к его уху, шепча сладкие слова. Плохо. Если это продолжится, она, скорее всего, вырвет поцелуй. Годо ощутил, как всё его тело задеревенело.

Однако на этот раз его атаковали не губы, а зловещее предупреждение.

— Кстати, позволь напомнить, хоть то и считалось частью моих обязанностей, но… Годо ты же помнишь обещание, которое только что дал? То, согласно которому, в качестве благодарности согласился сделать всё, что в твоих силах. А, ещё вспомнила, несколько дней назад обед случился, на котором ты мне задолжал. Я считаю, что мужчина, который в такие моменты не выполняет обещанного, просто худший.

Годо в очередной раз с пониманием уставился на прекрасное лицо перед собой. Улыбка на этом лице уже ничем не отличалась от дьявольской. Красный Дьявол едва заметно кивнула.

— Эрика, ты, когда в подобный момент просьбу делаешь, сама себя не презираешь хоть чуть-чуть?

— А по-другому никак, если сейчас не попросить, ты снова сбежишь, мне же надо иногда серьёзность проявлять, — отвечая невинным голоском, Эрика просто бесила, но при этом и восхищение вызывала.

Сейчас, когда Годо об этом задумался, со времени приезда Лилианы в Японию, несколько проблемное поведение прекрасной блондинки стало проявляться явно реже. Наверное, из-за того, что увеличилось число ворчунов, наподобие Юри, Эрика в последнее время вела себя более подобающе.

Или же она просто меняла поведение, подстраиваясь под ситуацию. Эрика завязала с игривыми объятиями, зато восполнила потерю путём ударов в виде использования стопроцентных возможностей. Отошла от тактики непрекращающегося натиска, зато обратилась к точному просчёту победных ситуаций, когда можно атаковать критически слабые места. Прямо как сейчас — зажала Годо в угол, отрезав любые пути отступления.

— Кусанаги Годо, ты не пострадал?! Прости, я опоздала.

— Годо-сан, надеюсь, ты не поранился?!

К месту действия бежали Лилиана и Юри.

Сребровласая девушка держала хрупкую химе-мико на руках так, словно жених держал невесту.

Скорее всего, это потому, что Юри выбилась из сил, пока они бегали по коридорам и лестницам. Физическая выносливость у неё явно была гораздо ниже, чем у обычной девушки.

Именно к такому выводу пришёл Годо, при этом его мысли у него в голове стали ещё грустнее.

Никто не проявил даже малейшего интереса к состоянию Такаги.

Этих девушек вполне можно назвать добросердечными и милосердными, но, в то же время, вот так они отнеслись к этому парню. Годо, наконец, понял, хоть и в малой степени, то жалкое существование, которое влачил его одноклассник, распростёртый на бетонном покрытии крыши.

— Раз уж все здесь, давайте снова вернёмся к прежней теме. Кусанаги-сан, с кем ты хочешь пойти завтра на свидание? Выберешь счастливую троицу в виде тебя вместе со мной и Юри или решишь провести время на пару с Эрикой-сан?

В ответ на содержание вопроса Эны Лилиана угрожающе уставилась на Эрику, которая облокотилась на Годо, а Юри при этом печально покачала головой.

По какой-то непонятной причине Годо чувствовал себя так, словно обязан перед всеми извиниться, но у него не оставалось выбора, он должен был принять решение.

— Ну, по поводу этого… Не очень-то мне хочется оставаться наедине с Эрикой, но в силу некоторых запутанных обстоятельств, завтра я вынужден пойти на свидание с ней… — тихим голосом объяснил Годо, едва слыша сам себя.

Когда он в смущении опустил голову, светловолосая красавица обняла его за шею.

Эрика улыбалась словно ангел, но для Годо она была истинным дьяволом.

Часть 4

Вечером Эрика, отдыхая на кровати в своей комнате, потянулась к сотовому.

Первым делом надо позвонить Лилиане Краничар.

— Здравствуй, Лили, можем мы поговорить насчёт завтра?

«Ты обманула моего господина и строишь на завтра планы бесстыдного разврата… Ладно, и как же ты всё это объяснишь?» — крайне недовольно ответила Лилиана.

— Мне нет нужды что-либо объяснять. Двум влюблённым просто необходимы время и место, где их не побеспокоят, поэтому я бы хотела предложить тебе кое-что.

«Предложить?»

— Да, в конце концов, ты настоишь на необходимости в телохранителе и всё равно будешь скрытно следить, но такая безвкусица просто испортит весь настрой, так что, могла бы не ходить за нами? Такая у меня просьба.

«Н-на это я согласиться не могу. Забота о безопасности Кусанаги-сана — необходимая мера».

— Если Годо со мной, то никаких проблем с безопасностью не будет. В случае отказа произойдёт нечто крайне позорное. Твоя самая последняя работа будет опубликована в интернете на обозрение всему миру. О талантах Лили узнают все.

«Моя самая последняя работа? Откуда ты вообще о ней знаешь?»

— Что же там за история в том романе, дай-ка вспомнить. Покинув свой дом в старинном французском провинциальном городке, чтобы попутешествовать, молодая девушка была схвачена привлекательным боссом сицилийской мафии, и стала его служанкой и любовницей. Мне в память диалог один запал: «Я сделаю так, что отныне ты не сможешь жить без моего тела…»

«А-а-а, стой! Прошу, хватит, больше не надо!»

— В смелости тебе не откажешь, Лили, это уж точно, даже я смутилась, всего лишь прочитав. Из-за этого я до сих пор до конца не дошла. Точно, надо будет сегодня за ночь всё прочитать».

«Пожалуйста, не надо дальше читать! Завтра я останусь дома и никуда не пойду, договорились?! — вскричала Лилиана, словно собиралась заплакать. — Ты дьявол! Как у тебя вообще это получается, вечно знаешь мои секреты?!»

— Без комментариев. Коммерческая тайна, — невозмутимо ответила Эрика.

Очевидно, что Лилиана тоже подозревала о предателе в своих рядах, поэтому гораздо тщательнее стала обдумывать, куда и как прятать личные творческие записи. Однако Карен всегда была на шаг впереди хозяйки, каждый раз успешно передавая копии.

Покончив с этим разговором, следующей, кому позвонила Эрика, оказалась Юри.

«Алло, это Мария. Эрика-сан, как дела?»

— Ты сейчас можешь говорить? Это насчёт завтра, ты и Эна думали о том, чтобы следить за мной и Годо?

Добросердечной химе-мико ложь была незнакома.

Уверенная в этом, Эрика и спросила напрямик. Но ответ Юри оказался довольно эмоциональным.

«Я-я определённо не стану занимать чем-то настолько презренным!»

— Тогда не будем о тебе, Юри, но существует ли возможность того, что за нами проследит Эна-сан?

«Нет, не думаю, что Эна-сан станет всё настолько детально продумывать».

— То есть, получается, что она из тех, кто не умом действует, а совершает поступки, основываясь на порывах и инстинктах.

Обычно, по поводу такого бестолкового противника даже беспокоиться не стоит, но когда подобные довольно редкие люди обладают такими звериными инстинктами, то оказываются грозными врагами, действия которых невозможно предсказать, полагаясь на здравый смысл.

И, к сожалению, Сэйшууин Эна входила в число подобных личностей.

«Кстати… Эрика-сан».

— Что такое? Расслабься, Юри, я знаю, что тебя связывает множество ограничений, я одобряю твоё присутствие рядом с Годо и не стану отвергать тебя из-за появления такой вот девушки. Учитывая твои чувства к Годо, в подходящий момент я помогу тебе с ним сблизиться.

Юри была девушкой со способностями мико, которыми сама Эрика не обладала, а вдобавок к ним ещё и невероятный уровень духовного зрения.

Для Эрики Юри представляла самую лучшую кандидатуру поддержки, которую только можно было найти в Японии.

Лилиана как-то хвасталась, что может подстроиться под любую ситуацию, но партнёрские взаимоотношения Эрики и Юри по своим общим возможностям далеко превосходили силы Лилианы.

Чтобы противостоять многогранному синему рыцарю, необходимо избегать охлаждения взаимоотношений с Юри. Так как кроме своих ценных способностей, эта мико обладала и другими качествами, которые не уступали Лилиане.

— Я, Эрика Бланделли, никогда не оставлю тех, кого взялась опекать. И если ты в меня веришь, я буду очень счастлива.

«Я-я знаю, что из-за меня Эрике-сан иногда тяжело, но чувствую, что ты та, кому можно доверять».

Юри была исключительно восхитительна, когда вела себя застенчиво и при этом честно.

«Но все эти годы Эна-сан была моей очень дорогой подругой… Я надеюсь, что вы двое сможете лучше поладить».

— Я не планирую обострять ситуацию, но всё началось именно с неё.

«Извини… Она ещё с давних пор всегда любила шутки делом, а не словом…»

— Всё в порядке, пока Эна-сан ведёт себя дружески. Я тоже не хочу вступать с ней в конфликт.

«Спасибо, что ж, мы уже довольно долго беседуем. Почти пора завершать разговор… А, могу я кое-что предложить напоследок?»

— Прошу.

«Ммм… Эрика-сан, хоть чуть раньше ты и сказала, что поможешь разрешить возникшую между мной и Годо неловкость, но не стоит по этому поводу слишком уж беспокоиться. Так как если необходимость действительно возникнет, я приложу все силы и сама найду решение!»

После этих слов Юри умолкла, возможно, из-за смущения, на том конце линии она, должно быть, вся дрожит.

Представив состояние девушки, Эрика улыбнулась, хотя эта химе-мико иногда была несколько ворчлива, по своей натуре она очень добра и всегда действует, тщательно всё обдумав. При совместных же действиях она, скорее всего, воздержится от роли лидера.

Более того, Юри очень сильно любит Годо, поэтому никогда не предаст его. Для союзницы на всю жизнь, её характер безупречен.

И хоть с точки зрения каждой из нас мы будем соревноваться за любовь Кусанаги Годо, всё будет нормально, если в прямом противостоянии победа останется за мной. В самом деле, лучше всего будет женить Годо на Юри, сделав её младшей женой после меня.

Они станут первой и второй жёнами, охраняющими Годо, и никакой другой женщине не будет позволено найти даже малейшую лазейку. Что касается лёгкого флирта, то всё нормально, но ему определённо не будет позволено вступать в серьёзные взаимоотношения с посторонними женщинами.

Однако, если это женщины, типа Лилианы, с выдающимися способностями, исключения возможны. Но первым требованием к ним будет признание за Эрикой ведущей роли.

— Ясно, тогда поступим, как ты и желаешь, буду за тебя болеть.

Эрика повесила трубку.

Значит, завтра состоится первое свидание с Годо. Она попытается предоставить ему решать, куда идти и чем заниматься; что, интересно, получится? В немалом предвкушении Эрика легла спать пораньше — явно редкое решение.