5 том    
Глава 5. Исход свидания

Глава 5. Исход свидания

Часть 1

Вечер пятницы, и Годо в своей комнате не находил себе места.

Свидание. Впервые в его жизни. И свидание не с кем иным, как с Эрикой Бланделли.

Она сказала: «Раз уж выпала столь редкая возможность, покажи мне, чего ты действительно стоишь, Годо. Предоставлю тебе разработать подробный план на завтра… И если я посчитаю, что будет скучно, это просто неприемлемо».

Девушки такие непонятные — кроме того, куда он может сводить Эрику, чтобы она сочла это удовлетворительным? В голову вообще ничего не приходит!

Его недовольство было прервано мелодией сотового. Увидев на экране отображение входящего звонка, Годо не смог сдержать удивления, так там оказалось имя, которого он давно не видел.

— Миура, сколько лет, сколько зим, как ты там поживаешь?

«Да нормально всё, а у тебя как?»

Звонившим оказался друг Годо по средней школе, ещё с тех времён, когда он играл в бейсбол.

Один из немногих известных в Токио питчеров, который подавал быстрые мячи и сейчас учился в токийской старшей школе. Естественно, он вступил в бейсбольный клуб, в котором имелась сильная и известная команда. В этом году они участвовали в Национальном чемпионате по бейсболу среди старших школ.

«В общем, Кусанаги, ты ведь уже видел это, так?»

Это? Годо не понимал, о чём говорил Миура.

«Ну, это. Как бы лучше выразиться, меня, мой первый выход».

— А, да!.. Поздравляю с участием в Национальном чемпионате по бейсболу среди старших школ. Если подумать, то ты же первогодок, а уже занял место на питчерской горке, до меня как-то сразу и не дошло.

И хоть старшая школа Миуры приняла участие в чемпионате, их выступления завершились после поражения во втором матче. Но в последнем иннинге, когда поражение уже было неизбежно, Миуру всё-таки выпустили на питчерскую горку.

«А, вон оно как? Но я действительно верил, что скоро смогу выйти на поле, ха-ха-ха».

Так быстро поднялось настроение, вот же где простак.

Но когда Годо смотрел прямой эфир того матча, то никак не мог найти подходящих слов, чтобы поздравить друга. Появление Миуры уже не могло исправить поражение на победу, но в последние минуты…

— И хоть замечательно, что ты смог выйти на поле, но когда ты посмотрел на сигналы принимающего и покачал головой, результатом оказался хоум-ран в два очка, который завершил матч. Скорее всего, ты отказался от его предложения бросить кручёный мяч и решил подать прямой, так? Твоё решение на самом деле оказалось[✱]Тут Годо говорит о том, что Миура, команда которого и так уже продула, превратил это поражение в разгромное, позволив противникам завершить матч очень красиво.

«Т-ты только придираться можешь! Раз сам уже не принимающий, нечего случайные догадки строить!»

«А я случайно и не гадал», — так как Годо знал привычки и предпочтения Миуры, он по одному виду мог это сказать.

В любом случае, Годо был рад видеть своего друга действующим спортсменом.

«Ладно, давай к основной теме вернёмся. Наша школа, которой достаточно повезло попасть на чемпионат, в настоящее время проводит реорганизацию команды для выступления на чемпионате в следующем году… А сегодня жена тренера родила ребёнка».

— Новости замечательные, но ко мне это какое отношение имеет?

«Слушай внимательно. Благодаря этому, в честь празднования рождения ребёнка провели амнистию. Завтра я, наконец, смогу взять выходной вместо тренировки. На целый день! С тех пор, как я в клуб вступил, у меня ни одного выходного не было!

— О, это реально амнистия.

В спортивном клубе, который нацелился на Национальный чемпионат по бейсболу среди старших школ, обычно невозможно было взять выходной в субботу.

Именно поэтому Годо и понимал, почему Миура был так счастлив.

«Так что давай завтра встретимся и повеселимся! Я уже договорился с Руи и Накаямой, а Руи даже сказал, что у него есть отличная идея для совместного времяпрепровождения. Раз уж мы так долго не виделись, надо вместе оттянуться по полной.

— Руи и Накаяма тоже идут?!

Годо непроизвольно удивился, эти двое также были его друзьями ещё со средней школы.

Хоть и состоявшие в разных командах, во время отборочных в Токио, все они одели одну и ту же форму. Но, как и Годо, с тех пор эти двое тоже прекратили играть в бейсбол.

Встретиться со своими друзьями и товарищами по бейсболу после такого продолжительного перерыва, ощущения просто великолепные.

Но стоило только ему об этом подумать, как плечи Годо резко поникли, не выйдет, завтра он вынужден идти на свидание с Эрикой.

Тем не менее, прежде чем сразу отказывать, надо выслушать от Миуры детальные подробности планов по поводу завтрашней деятельности.

«… Ну, как-то так. Я до сих пор хочу найти ещё одного человека, но все остальные заняты делами в бейсбольном клубе, и не смогут пойти. Похоже, для игры придётся найти кого-то случайного…»

— Если дело в этом, то у меня есть превосходный кандидат. Последнего человека предоставь мне, — Годо договорился с Миурой и сделал глубокий вдох.

Теперь завтрашнее свидание не будет проблемой. Эрика не испытывает неприязни к участию в спортивных играх и соревнованиям с другими, так что ей должно понравиться, правильно же? Наконец, всё решилось.

Естественно, Годо совсем не понимал, что про такое обычно говорят: «Сам себе могилу выкопал».

Судьбоносная суббота, после 8.30 утра.

Общественные спортивные площадки в районе Адачи, на крытом футбольном поле. Сегодня было открытие любительского чемпионата по мини-футболу. И здесь…

Эрика Бланделли вздыхала с самым опечаленным видом.

— Знаю, что это я позволила тебе решать все вопросы, и всё же…

На светловолосой европейской красавице была спортивная одежда с коротким рукавом, которая подчёркивала её грациозную фигуру, из-за чего девушка даже слишком выделялась.

— После того, как я услышала о необходимости спортивной одежды для встречи, и что ещё надо принести с собой, во что переодеться, у меня уже нехорошие предчувствия появились.

Такое сообщение Годо передал через Арианну, когда звонил этим утром.

Когда Эрика подражала голосу своей служанки, издёвка в её тоне слышалась гораздо сильнее, чем обычно.

— Даже если бы я согласилась и вместе с вами приняла участие в этом футбольном турнире, всё должно было быть не так. Такого вообще не должно было произойти. Недооценка твоей способности читать настроение — это моя ошибка.

После потока жалоб, Эрика посмотрела на друзей Годо, с которыми он так давно не виделся.

Первым был Миура. Для ученика первого года старшей школы сложен он оказался неплохо, к тому же очень способный питчер, подающий быстрые мячи.

Затем шёл стройный Руи, который хоть и был парнем, имел очень миловидное лицо. Бывший игрок второй базы и первый бьющий.

И, наконец, Накаяма. Пышная причёска и крепко сбитое тело, которое вызывало в памяти образ ронина. Бывший левый аутфилдер и сильный бьющий.

Они тоже сверлили Годо укоризненными взглядами. Радость от воссоединения старых друзей полностью испарилась, они словно против смутьяна выступали.

— Совершенно очевидно, что всё, чего я хотела, это свидания с Годо наедине, но ты додумался пригласить трёх посторонних. Это практически совершенно неприемлемо. Ты что, действительно не способен читать настроение?! Я просто в ужасе!

— Обзавестись девушкой раньше меня, принявшего участие в Национальном чемпионате… Да ещё и иностранка к тому же… — следующим, кто выговаривал Годо после Эрики, был Миура, который бормотал так, словно с ума сошёл.

— Кусанаги-сан всегда таким был. Вёл себя так, будто не знал, как ладить с противоположным полом, но при этом его всегда допекали самые красивые девушки. И это совершенно не изменилось, — с видом «уж я-то знаю», Руи просто пожал плечами.

— Ты предатель… — даже Накаяма лил большие слёзы. И хоть вид у него дикий, на самом деле он плакса.

Под конец все, кроме Годо, обречённо вздохнули.

— Так и есть, поэтому я и говорю, что Годо никакой. Тупой, тормоз, и понятия не имеет, как читать атмосферу! — Эрика говорила так, словно заявление делала, а три парня при этом энергично кивали головами, со всем соглашаясь.

Почему? Годо пребывал в совершенной растерянности, почему все говорят о нём подобным образом?

— Да какая уже разница, раз я всё равно здесь и чемпионат ещё этот. Убегать не в моём стиле. Хорошо, мини-футбол? Вы, ребята, постарайтесь не тянуть меня вниз. Я, Эрика Бланделли, могу терпеть некомпетентных, но точно не прощаю никого, кто мне мешает, — объявила Эрика, сменив настроение.

Провоцирующий тон, как при их первой встрече, в некотором роде, это были истинные грани её характера.

— Кусанаги, а девушка у тебя заносчивая! В чём дело-то?!

— П-простите, это потому, что она всё ещё злится на меня, извините уж её настроение. Однако она из тех, кто держит своё слово, поэтому постарайтесь, пожалуйста… И ещё, она не моя девушка, мы просто обычные друзья.

Высокомерные слова светловолосой красавицы не понравились Миуре, и Годо поспешно извинился. Наблюдая подобное развитие событий, Руи неуклюже усмехнулся, а Накаяма продолжил что-то бормотать себе под нос.

— Я знал, что когда-нибудь Кусанаги пострадает из-за девушек, и всё в точности так, как я и предполагал.

— Достигнуть близких взаимоотношений с красивыми девушками, здорово…

Вот так собрались пятеро первогодок старшей школы.

Тем, кто предложил принять участие в любительском чемпионате по мини-футболу, был Руи.

Обладая приличными склонностями к спорту, он не только в бейсбол прекрасно играл, но и в футболе с баскетболом выдающиеся результаты показывал. После окончания средней школы он переключил своё внимание на занятия мини-футболом.

Кстати, по какой-то неведомой причине Накаяма в старшей школе решил вступить в клуб рыбалки.

В общем, все кроме Руи были, по сути, новичками. Команды соперников в основном состояли из студентов университетов и уже работающих людей, а также из бывших футболистов, так что уровень противников был достаточно высок.

Перед тем, как пять команд-участниц начали турнир, Эрика заявила:

— Вашей задачей будет защита и отбор мяча, который вы потом будете пасовать мне. А я буду забивать. Понятно?

Очередное проявление высокомерия.

Игрок Миура оказался очень зол, игрок Руи просто показал вымученную улыбку, а игрок Накаяма по какой-то причине был счастлив.

Несмотря на то, что Годо настаивал на важности командной работы, Эрика его игнорировала. Обычно это привело бы к фатальным последствиям, но с имеющимися товарищами по команде вышло так, что они продолжали побеждать и даже заняли второе место.

Что ни говори, а на атлетическую подготовку членов их команды не стоило смотреть сквозь пальцы.

Насчёт Эрики объяснять ничего не требовалось, ну а остальные все были сильными здоровыми молодыми парнями и официальными спортсменами. Отборная элита, собранная вместе, и, что важнее всего, все молодые и энергичные.

Когда время матча переваливало за вторую половину, офисные работники, которым не хватало регулярной физической нагрузки, переставали бегать.

В общем, чемпионат длился с девяти утра до часу дня.

Где-то на краю общественных спортивных площадок Годо весело переговаривался со старыми друзьями, когда сзади его схватили за воротник рубашки.

— Эй, Годо, веселье закончилось. Ты что, действительно думаешь, что можешь так вот запросто отодвинуть меня в сторону? Далее ты должен провести свидание со своей прекрасной возлюбленной, ведь так?

В какой-то момент Эрика вернулась после того, как приняла душ.

— Слушай, ну ты же должна учитывать ситуацию. Здесь мои друзья, так что…

Она не только мрачно выглядела, но, кажется, её глаза грозились вот-вот полыхнуть огнём.

Годо ощутил, как его скрутило от страха. В данный момент давящее присутствие Эрики внушало ужас.

— Ладно, давай тогда сразу всё выскажем. Кто был виноват с самого начала? Ты? Или я? Настроение у меня отвратительное, так что, пожалуйста, дай мне быстрый и верный ответ.

— Н-наверное я… вроде как?

— Убери «наверное» и «вроде как?», ты и только ты.

Сказала, как отрезала, и Годо съёжился, осознавая свою ошибку.

— Но тебе повезло, так я, Эрика Бланделли, обладаю такими добродетелями, как великодушие и прощение. Стоит тебе раскаяться, и я вне всяких сомнений презентую тебе свою любовь в качестве дара, как ты на это смотришь?

— Т-тогда, что мне сейчас надо сделать…

Приложив немалые усилия чтобы обернуться, он обнаружил Эрику, которая сверлила его своим взглядом.

Годо запаниковал. Был бы это бейсбол — хотя, нет, каким бы ни было соревнование, будь это даже битва против бога или дьявольского короля, он бы всегда смог выкрутиться!

Не в состоянии терпеть гнетущую атмосферу, Руи попытался смягчить ситуацию.

— Ладно, Кусанаги, о нас можешь больше не беспокоиться. Почему бы вам с Эрикой-сан прямо сейчас не сходить пообедать, только вдвоём!

— Что, как мы можем позволить Кусанаги остаться наедине с его девушкой?! Я не дам этому произойти!

— Накаяма, оставляю Миуру на тебя.

— Хорошо, просто выполни, что должен и не напортачь.

Следуя указаниям Руи, Накаяма незамедлительно протянул руки из-за спины Миуры и заткнул тому рот. Миура мог лишь мычать, не в состоянии сказать что-либо. Удовлетворённый результатом, бывший игрок второй базы радостно произнёс:

— Быстро уходите, пока на горизонте чисто. До скорого, Кусанаги-сан.

— А, да. Извини… что ж, пойдём, Эрика.

Под провожающими взглядами трёх старых друзей, Годо и Эрика покинули спортивную площадку.

Часть 2

Наконец, Годо представился шанс побыть сегодня наедине с Эрикой.

В любом случае, они решили прогуляться к главной улице, где было множество магазинов.

— Годо, моя любовь к тебе всегда оставалась неизменной, но этого совершенно недостаточно, чтобы успокоить водоворот гнева, растущий в моём сердце, так что, пожалуйста, с этого момента прояви больше заботы в своих действиях, ладно?

— Неужели то, что я недавно сделал, действительно было настолько ужасным?..

— Если есть что сказать, говори прямо. Хочешь знать, где конкретно ты провалился, так я могу по порядку перечислить все твои просчёты, начиная со вчерашнего дня.

— Лучше уж пощади. Ясно, я во всём виноват. Но, пожалуйста, не распространяй свою злость на моих друзей.

— Если бы это было второе или третье свидание, то тогда, как бы неприятно мне ни было, я всё равно отнеслась бы к ним с превеликой вежливостью, как к гостям. Однако сегодня исключение, и сдержаться я не могла, — гневно завершив свою тираду, Эрика отвернулась от Годо. — Первое свидание это очень редкое событие, и день, который явно запомнится. Ты же непроходимый тугодум, и совершенно провалился в понимании того, что я чувствую!

Годо сдался. Он даже подумать не мог, что Эрика настолько быстро начнёт так искренне выражать свои чувства.

На её лице, которое гневно отвернулось, кажется, имелась толика застенчивости.

— Да, да, это моя вина. В будущем постараюсь исправиться. Пожалуйста, не надо злиться, будь веселее.

— Всё в порядке, тебе не обязательно извиняться. Честно говоря, я с самого начала ничего от тебя и не ожидала!

Тон Эрики всё ещё оставался довольно неодобрительным, и Годо изо всех сил старался подчеркнуть, что он сожалеет о своих действиях. На то, чтобы успокоить её, он потратил больше двадцати минут.

Наконец, когда он несколько умерил её гнев, они решили найти место, чтобы перекусить.

— Арианна сразу сказала, что могла бы приготовить нам обед в дорогу, — упомянула Эрика имя своей помощницы и служанки, — но так как мы часто едим её обеды в школе, я попросила её не беспокоиться, ведь свидание для нас это немалая редкость.

— Ну да, к тому же, мне бы как-то неудобно было, просить её приготовить нам обед в выходной день.

— А, может, было бы лучше, если бы я сама приготовила для тебя что-нибудь?

На предложение Эрики Годо тут же покачал головой:

— Подобная мысль мне даже в голову не приходила.

Ходят слухи, что единственным опытом готовки Эрики было кипячение воды для лапши быстрого приготовления.

Эта мудрая, способная и многогранно одарённая девушка, по сути, являлась ещё более оберегаемой благородной молодой леди, чем Юри. Хм, наверно, лучше её просто принцессой или королевой назвать.

Представить, что Эрика тяжко трудится на кухне со своими неотёсанными навыками готовки, наверное, подобная сцена могла вызвать улыбку, но этой девушке такое совершенно не подходило.

Скорее, чем наблюдать за тем, как Эрика страдает, занимаясь неподходящим ей делом, Годо предпочитал видеть её великолепие и престиж в качестве принцессы.

— Вот как? Но от этого радостнее мне не становится.

— Все люди разные, разве так не лучше всего? В любом случае, что бы ты хотела поесть?

Годо захотел услышать её пожелания, так как они уже добрались до места с множеством разнообразных ресторанов.

Коренной житель Токио и уроженка Милана, в их гастрономических предпочтениях ничего общего явно нет, но, к счастью, ни он, ни она привередливыми едоками не были, и их бы любой выбор устроил.

— Как насчёт того китайского ресторанчика для начала? Безопасный выбор.

Прямо перед ними располагалась крохотная китайская забегаловка.

Этнические китайцы имелись во всех странах мира, и, естественно, Италия не была исключением. Находясь там, они часто посещали китайские рестораны.

— Как-то мне не хочется, несколько дней назад я уже ходила в похожее заведение.

— Тогда, что бы нам такое выбрать…

— Неплохо и что-нибудь японское иногда пробовать, как насчёт суши и тэмпуры[✱]Тэмпура — популярная категория блюд японской кухни из рыбы, морепродуктов и овощей, приготовленных в кляре и обжаренных во фритюре. Подается со специфическими соусами.?

На самом деле японскую культуру Эрика понимала не так уж и хорошо, чего не скажешь про её мастерское владением японским.

Когда вспоминаешь, что в этой стране она едва три месяца провела, то и ожидать чего-то запредельного перестаёшь. Однако то, что она может общаться с другим на идеальном японском, а с культурой Японии не знакома, кому-то может показаться довольно странным.

Но если не учитывать эти два пункта, то Годо мог лишь неловко усмехнуться, осматриваясь вокруг.

— На самом деле ученикам старшей школы не очень подходит такой едой питаться. Не знаю, куда ты пойти хочешь, но я как-то против… Хотя, если куда-то типа вон того ресторанчика, то приемлемо… — обнаружив кайтэн суши[✱]Ресторан, где приготовленные блюда выставляются на движущийся конвейер-кольцо, откуда посетители могут свободно брать то, что им приглянулось., Годо предложил пойти туда, но Эрика отказалась.

— Понятия не имею, насколько высок рейтинг этого заведения, но есть там не хочу. Как бы это объяснить, униформа у официантов на запашок намекает, да и у самой забегаловки индивидуальности ноль. Тут даже речи не идёт о том, чтобы терпеть плохую готовку, пустое времяпровождение здесь я бы, скорее, к мучительному опыту отнесла. Давай мы туда не пойдём.

Даже не посмотрев на внутреннее убранство ресторанчика, она уже всё для себя решила, бросив всего лишь один взгляд снаружи.

Система ценностей у Эрики была довольно своеобразной. Вместо заведений быстрого питания или семейных ресторанов, которые были маленькими и чистыми, но не имели каких-то отличительных особенностей, она предпочитала перекусывать у придорожных лотков или в неряшливых и грязных мелких забегаловках. Эрика не обращала внимания на вкус, внешний вид или удобства, она принимала решение о том, куда пойти, на основании «уровня интересности».

А тот факт, что она очень полагалась на несколько проблемную Арианну, скорее всего, был следствием тех же причин. Годо снова напомнили о её уникальных вкусах.

— Тогда давай туда сходим, там японская кухня и, скорее всего, у них должно быть то, что тебе понравится.

— Ясно, вроде нормально, но я не могу понять, чем они торгуют.

Это был ресторанчик окономияки[✱]Окономияки — популярное японское блюдо из разряда «фастфуда», жареная лепёшка из смеси разнообразных ингредиентов, смазанная специальным соусом и посыпанная очень тонко нарезанным сушёным тунцом (кацуобуси). Жарят окономияки на теппане — горячей металлической плите. Нередко в японских ресторанах горячая плита оборудуется прямо на столе у посетителей, которые жарят подготовленные лепёшки сами. по-осакски с тихой атмосферой.

Он открылся ещё в середине эпохи Сёва[✱]Эпоха Сёва — период в истории Японии с 25 декабря 1926 года по 7 января 1989 года, когда императором был Хирохито. Девиз правления императора, давший название эпохе, — Сёва, «Просвещённый мир». На время этого периода приходятся многие из важнейших событий Японии: приход к власти военных, война с Китаем, участие во Второй мировой войне, оккупация войсками Союзников, японское экономическое чудо. Этот период является самым долгим в истории современной Японии., в нём чувствовалась какая-то опрятность, и Годо с Эрикой, минуя занавески, вошли через дверь.

Из кухни появилась женщина среднего возраста, которая отвела их к столику в зале. Других посетителей не было.

— Тэппанъяки?..

Даже упоминать не стоило, что на татами Эрика сидела не на коленях, а подбоченившись.

Увидев большую железную сковороду, уникальную для подобных ресторанов, девушка скептически склонила голову.

— На этой сковороде ты жаришь то, что будешь есть.

— А, так это ресторан самообслуживания, тогда давай быстрее начнём.

— Огонь только что зажгли, и сковорода ещё не нагрелась, поэтому, даже если и захочешь, начать ты не сможешь.

Сначала они перебросились данной парой фраз, после чего стали ждать, когда принесут еду.

А заказали они лепёшки-ассорти и лепёшки со свининой, которые были изобретением данного ресторана.

Само собой, оптимистом Годо не являлся и даже мысли не допускал, что Эрика сама начнёт жарить лепёшки, поэтому выложил ингредиенты на сковороду, подправил получившуюся форму, поджарил до кондиции и в конце добавил приправы.

— О, даже не знала, что ты умеешь так хорошо готовить, это меня немного удивило, — похвалила Эрика Годо, пока ела лепёшку-ассорти, порезанную на несколько частей.

— Простое разбрасывание ингредиентов для жарки на самом деле нельзя назвать готовкой, максимум, что я сделал, это повторил действия других.

— Правда?.. Тогда дай и мне попробовать.

— Если ты серьёзно, останавливать не стану… Но ты уверена, что всё нормально?

Касательно результатов Годо зря беспокоился.

Хоть перед этим она только и смотрела со стороны, оказалось, что в жарке Эрика вполне себе хороша.

Более того, она приготовила восхитительную жареную лапшу, просто следуя устным инструкциям Годо, и даже успешно пожарила монджаяки[✱]Монджаяки — это «коренное» токийское блюдо, по сути дела омлет, с огромным количеством нарезанной капусты, овощей и кусочков морепродуктов, иногда свинины или цыпленка. Жарят это блюдо сами посетители, сидя перед плитой. Едят, соскребая маленькой лопаточкой прямо с плиты. — задача, которая для новичка, вроде как, трудная.

— Годо, тебе воистину повезло. До этого дня никто не пробовал блюда, приготовленные мной лично… даже дедушка. Ты должен прочувствовать это всем сердцем.

— Я и правда очень благодарен тебе за приготовленную еду… Получается, что стоит тебе подойти к делу с умом и ты действительно можешь очень хорошо готовить… — удивлялся Годо талантам Эрики, палочками взяв себе порцию.

И всё же для такой незначительной задачи, как жарка лепёшек, сложно было прочувствовать, что она старалась на полном серьёзе.

Но действовала девушка действительно в своём стиле. Словно королева дарующая награду или принцесса, которая дозволяла рыцарю поцеловать свою руку — именно с таким выражением Эрика смотрела на то, как Годо ел.

— А готовить время от времени довольно неплохая идея. Если не возражаешь, я как-нибудь ещё раз готовкой займусь. Приготовлю персонально и только для Годо.

— Ну, хорошо, если возможность представится, спасибо за рвение…

— Хм, как-то неуверенно твой голос прозвучал. Но ты ведь только что сам стал свидетелем моего таланта, разве нет?

— Я знаю, что ты очень способная, но если у тебя вдруг возникнет импульс сделать что-нибудь, что «кажется интересным», в результате чего ты сотворишь нечто подобное готовке Анны, то мой желудок в опасности.

— Твоё описание прозвучало интересно…

— Вот об этом-то я и говорю, не занимайся созданием странных творений!

Анна, которая на самом деле Арианна… На ниве кулинарии эта девушка могла достичь мирового уровня инноваций. С едой они покончили как раз за разговорами, главной темой которых стала именно Анна.

Эрика сказала, что у неё есть дела в Уэно, поэтому туда они и отправились.

Так как Годо был категорически против такси, до места назначения они решили добраться на трамвае.

— Что ты имела в виду под делами, не покупки, случайно?

— Ты прав, я хочу купить несколько предметов одежды в западном стиле.

Уже имея опыт принудительного хождения по магазинам за компанию с сестрой, Годо начал раздумывать над вариантами того, как развеять скуку, но когда они добрались до места назначения, он оказался немало удивлён.

— Эт-то же не магазин одежды! Эт-то магазин нижнего белья?!

— Если обобщить, то оно тоже попадает в категорию одежды в западном стиле. Не надо придираться к таким мелочам, Годо.

Данный магазин нижнего белья располагался в одном из первоклассных торговых центров Уэно на этаже, специально отданном под предметы женской одежды.

Разнообразие всяких мелких предметов гардероба (детально описать их всё равно не выйдет) было выложено рядами, или водоворотом закручивалось в небольшие горки, или вообще образовывало свою собственную вселенную, словно мандала[✱]Мандала — сакральное схематическое изображение либо конструкция, используемая в буддийских и индуистских религиозных практиках. Мандала символизирует сферу обитания божеств, чистые земли будд. В принципе, мандала — это геометрический символ сложной структуры, который интерпретируется как модель вселенной, «карта космоса». Типичная форма — внешний круг, вписанный в него квадрат, в который вписан внутренний круг, который часто сегментирован или имеет форму лотоса. Внешний круг — Вселенная, внутренний круг — измерение божеств, бодхисаттв, будд. Квадрат между ними ориентирован по сторонам света..

Эрика улыбнулась Годо, который уже готов был сорваться и броситься к двери.

— Чтобы выбрать, мне необходимо твоё мнение. Так почему бы тебе не начать? Скажи, что ты хочешь, чтобы я примерила.

— Всё сойдёт, в конце концов, никакой разницы нет!

— Надо же такое сказать, ты действительно безнадёжен. Когда-нибудь я заставлю тебя собственноручно снять это с меня, разве нет? Поэтому считаю, что выбирать надо тщательно.

— С-снять с тебя?!

Столь смелые слова девушки в подобном месте заставили Годо замолчать.

А ведь когда они разговаривали, продавщица (на вид ей около двадцати и выглядит тоже мило) явно всё слышала!

Бросив мимолётный взгляд в её сторону, в ответ Годо получил вежливую улыбку.

В отличие от так называемой профессиональной улыбки, эта, казалось, говорила: «Ах, эти детишки ещё такие юные».

— В любом случае, зачем идти в такой магазин, недалеко от твоего дома нижнее бельё тоже должны продавать.

— Если не ездить в эту часть города, ничего импортного купить не выйдет. Хоть у сделанного в Японии отличное качество и дизайн милый, это не очень подходит моему образу. А как тебе это?

Эрика указала на белые трусики с обилием кружев.

С разрезами ткани в не столь значимых местах с целью создания лёгкого ощущения воздушности, они всем своим видом демонстрировали царственность и величие высококлассной вещи, непроизвольно наводя мысли о полном шике.

Они действительно прекрасно подходили Эрике… нет-нет. Годо с силой тряхнул головой, и выкинул эти несерьёзные мысли.

— Эти были привезены из Франции и просто превосходны, — продавщица выбрала идеальный момент, чтобы вступить в разговор. — Если вам нравится, почему бы ни примерить?

— Хорошо, так и сделаю. Итак, Годо, мне необходимо твоё мнение, проводи меня до примерочной, я хочу услышать твои мысли.

— Д-да кто на это согласится?

В результате Эрика перемерила целый штабель белья и решила купить всё.

Покупки должны были отправить ей домой, а расплатилась она кредиткой.

И хоть Годо часто становился свидетелем тому, как Эрика свободно разбрасывалась деньгами во время шоппинга, он всё ещё не мог к этому привыкнуть. Но когда они покинули магазин, его настроение несколько улучшилось.

— Твоя миссия всё ещё не окончена; можешь вон туда со мной сходить? — обратилась Эрика к Годо, настроение которого начало постепенно подниматься.

Они вышли из магазина и влились в толпу.

Как обычно в выходной день район Уэно был очень оживлённым.

Оставив позади станцию JR и торговую улицу Амэёко, Эрика с Годо в хвосте прокладывала путь к близлежащей Юсиме.

Дорогу она выбирала без единого сомнения, такое впечатление, что к географии Токио она полностью привыкла.

Это же Эрика. И хоть с традиционной японской культурой или обычаями и привычками обычных людей у неё не очень, она мастерски изучила Токио, а также все места, которые представляли интерес либо для её организации, либо для самой девушки лично.

Когда они добрались до жилого района по соседству с Уэно и взобрались вверх по склону, Годо, как оказалось, был препровождён к окраинам того, что, судя по виду, являлось скоплением подозрительных на вид любовных отелей.

Часть 3

Годо умолк, да что Эрика вообще задумала?!

— Эрика, погоди чуть-чуть. Что ты планируешь делать дальше?

— Хмм, что собираюсь делать… Готовлюсь разрешить недавно возникший конфликт.

Годо был просто потрясён.

Говоря о разрешении конфликта, она, случайно, не имела в виду прояснение их неоднозначных отношений самым решительным образом?

«Что ты на самом деле ко мне чувствуешь? Сегодня ты должен дать прямой ответ».

«На этот раз я не позволю тебе уйти от темы, как обычно, пожалуйста, хоть сейчас какое-то мужество прояви и чётко проясни ситуацию словами и поступками».

Годо боялся, что подобными словами Эрика может застать его врасплох, и, подготавливая ответы, мозг уже сломал.

Неужто на этот раз его действительно загнали в угол?..

— Что такое, Годо? У тебя лицо человека, у которого живот прихватило, тебе плохо? — спросила Эрика, заметив его странное поведение.

У этой девушки привлекательная внешность дьяволицы, непоколебимое стремление к осуществлению своих желаний, подавляющая харизма, которой невозможно сопротивляться, а в подобной ситуации ещё и невероятная сила, которая превосходила нормальные показатели.

Но сейчас она просто скептически смотрела на Годо.

— Ты спрашиваешь меня в чём дело? Сама подумай, это место, как бы так лучше сказать…

— Это место? А что не так с этим местом? Хотя я заметила некоторое количество странных зданий.

— Чего?..

— Ну, раз уж об этом речь пошла, то карта показывала, что тут есть отели, но я не вижу никакой причины, чтобы вести подобный бизнес в столь мрачном районе, так ведь? Да и сами здания настолько непривлекательны, хотя по-своему и интересны, — обыденно ответила Эрика.

Неужели Эрика… не знает, что скрывается за фасадами этих отелей?..

Точно, она совершенно не в курсе. Воистину юная госпожа семьи Бланделли! Придя к подобному умозаключению, Годо почувствовал, будто у него с плеч тяжеленный груз свалился. Отлично, значит, у него всё ещё полно времени до момента возникновения крайней ситуации.

— Тебе нездоровится? Если не возражаешь, может, снимем где-нибудь здесь номер, чтобы отдохнуть?

— Нет, нет, со мной всё в порядке. Веди дальше! А вообще, куда ты идёшь? — громко ответил Годо, и Эрика с подозрением уставилась на него, указывая на святилище перед ними.

— Вот сюда, давай войдём.

В начале ряда отелей расположилось маленькое святилище.

Тихое место, которое кардинально отличалось от ближайших Юсимы Сэидо или святилища Канда.

Входные тории несли на себе дощечку с названием «Святилище Тамаура».

Каннуси[✱]Каннуси (изначальное произношение — «камунуси»), также называемый синсёку — человек, отвечающий за содержание синтоистского святилища и поклонение ками. Символы в «каннуси» могут быть также прочитаны как «дзинсу», с тем же самым значением. на месте не было, кажется, тут вообще никого. Осмотревшись вокруг, Эрика дотронулась рукой до двери передней и толкнула. Открывается — судя по всему, не заперто.

— Беспечно как-то. Но даже если они и забыли запереть дверь, нам не стоит вот так просто входить.

— Сначала я планировала просто осмотреться снаружи, но, оказывается, тут никого нет… Хотя, какие проблемы, это же всё равно общественное святилище.

За разговорами они и вошли в переднюю, с удивлением обнаружив, что в святилище имелись признаки того, что здесь кто-то живёт.

Аккуратно сложенные в углу вещи.

Спальный мешок, множество журналов и манги, сушёный хлеб и фрукты, другая долго хранящаяся еда — всё это было сложено в определённом порядке, хотя присутствующие здесь вещи заметно контрастировали с самим святилищем.

Эрика посмотрела на сложенные в передней предметы и, глубоко задумавшись, тихо произнесла:

— Ничего из этого на подсказку не тянет… только время зря потратила.

— Да ладно тебе, веди себя прилично, то, что ты тут делаешь — противозаконно.

После нытья Годо, красавица итальянского происхождения, наконец, покинула святилище. При этом она незамедлительно произнесла:

— В этом месте ничего полезного не оказалось, давай быстрее к следующему пункту назначения.

Поторапливаемый Эрикой к следующему месту посещения, Годо снова удивился. Этим самым местом оказалось отделение старшей школы колледжа Джонан, их школа.

— Я думаю, что у тебя хорошие инстинкты, Годо, — похвалила его Эрика, пока они шли к спортивным площадкам в свой выходной.

Там находились члены спортивных клубов, занятые активной деятельностью, но в оставшейся части школы было очень тихо.

— А я думаю, что на самом деле это очень плохо… меня же часто обзывают тугодумом и тормозом.

Всего пару часов назад эта девушка сурово отругала его.

Но сейчас Эрика просто хмыкнула и всем своим видом высмеяла его.

— Это относится только к тому, как ты ведёшь себя с противоположным полом. А то, что я имела в виду прямо сейчас, относится к твоим инстинктам по отношению к сверхъестественным явлениям, типа магии и богов. По сути, у тебя очень развито ощущение опасности, прямо как у дикого зверя, я ведь права, так?

Когда она представила всё таким образом, то действительно казалось, что это правда.

После того, как он стал Чемпионом, он словно обзавёлся шестым чувством, иногда заставлявшим Годо ощущать такие вещи, о которых он вообще понятия не имел. Но зачем сейчас вспоминать об этой способности?

— Как раз сейчас я жду результатов проявления твоих инстинктов, Годо, и у меня есть к тебе вопрос. Из моих источников я слышала, что кто-то сделал со школой нечто необычное, скорее всего, какое-то заклинание наложил. Ты никаких признаков вмешательства не ощущаешь?

— Нет, я ничего не чувствую…

Годо попытался тщательно осмотреть школьные здания колледжа, спортивные площадки и даже фундаменты, но так и не смог ничего почувствовать.

Единственным обретённым ощущением оказалось ощущение пустоты из-за отсутствия учеников в выходной день.

— Тебе надо отнестись к делу серьёзнее. Сосредоточься и позволь твоим чувствам обостриться. Если попробуешь, твоё духовное зрение может показать даже более успешный результат, чем способности Лили.

— Э-э, и как такое возможно? Если уж на то пошло, то у меня вообще никакого духовного зрения нет.

Годо вспомнил способности Лилианы, как в качестве рыцаря, так и в качестве ведьмы. В битве против Персея он стал свидетелем проявления её духовного зрения, да ещё и Мария не раз демонстрировала ему возможности данной силы. Сам Годо явно не обладал подобными способностями.

— Духовное зрение относится к способности извлекать воспоминания пустоты из-за границы между жизнью и бессмертием в Астральном мире. Причина, по которой ты часто демонстрируешь необычайные инстинкты, вполне может оказаться следствием того, что шестым чувством Чемпиона ты способен вглядываться в Астральный мир.

Слова Эрики заставили Годо откопать некоторые далеко запрятанные воспоминания.

Граница между жизнью и бессмертием, кажется, раньше он о ней слышал. Но «воспоминания пустоты» и тому подобные вещи были для него совершенно непостижимы, поэтому Годо решил просто забыть о них.

— Возможно, используя эту свою способность, ты сможешь приблизиться к тому, что и называют духовным зрением. Попробуй ещё раз… К тому же, пример Юри, наверное, ввёл тебя в заблуждение, но даже европейским ведьмам крайне трудно развить духовное зрение.

— Правда? Но разве Лилиана не говорила, что оно у неё тоже есть?

— Верно, но трудность как раз состоит в успешной активации данной способности. Для ведьмы шанс эффективно задействовать духовное зрение составляет, в лучшем случае, процентов десять, но, согласно моим подсчётам, у Юри данный показатель превышает шестьдесят процентов.

— Как может разница быть настолько большой?!

— Ну, если ситуация требует от ведьм использования духовного зрения, они обычно собираются десятками, чтобы процент успеха повысился благодаря количеству.

Наконец, до Годо дошло. Если подумать, то во время битвы с Персеем, Лилиана ему уже объясняла, что именно милость Афины позволила ей достичь уровня духовного зрения, который превосходил её первоначальные возможности.

Сейчас Годо, в конце концов, понял причину, по которой Эрика так заинтересовалась Юри с самой первой их встречи.

— А почему ты не попросишь Марию помочь?

— А самому трудно, что ли, подумать, почему я не могу? Тут имеет место политическая подоплёка.

— Когда ты сказала, что кто-то… Неужели это член этого, как его там Комитета?

— Неверно, на этот раз Комитет как раз относится к стороне, которая пытается как-то препятствовать ей, но они бессильны и могут лишь с молчаливым негодованием смотреть на её действия — понимаешь?

— Она… значит, это Сэйшууин Эна, похоже, у Юри и остальных будет куча проблем.

Понял, наконец, после стольких объяснений… Услышав слова Годо, Эрика пожала плечами.

— Лили и я всё ещё можем действовать по своему усмотрению, даже если мы утратим поддержку магических ассоциаций родной страны, это не такой уж и огромной проблемой будет… Если же в подобном свете рассматривать положение девушек из твоего окружения, то ситуация Юри самая неустойчивая. Тебе надо уделять подобным вещам больше внимания.

— Да, да, я понял.

Он совершенно упустил из виду то, о чём только что сказала Эрика, и над этим стоит поработать. С такой мыслью Годо решил удовлетворить просьбу девушки.

Чтобы обнаружить хоть что-нибудь необычное, он пробежался по всей школе.

— Э… ничего странного не нашлось.

— И это не сработало, похоже, если дело не касается битвы, помочь ты не особо можешь, — услышав его простецкий доклад, Эрика пребывала в раздражении.

Годо чувствовал то же самое. Хоть инстинкты у него и прекрасные, они, кажется, работали только в самом разгаре битвы. Во время боя, в тот самый момент, как они срабатывали, возникало ощущение, что искры повсюду сыплются.

Годо попытался сконцентрировать взгляд на стенах школы.

«Ненавижу это место». Именно такая мысль пришла ему на ум. Враг, а если точнее, он мог ощущать присутствие врага в окружающем пространстве.

— Вон в том месте мне не по себе, но кроме этого, больше ничего.

— Эта стена? Может, какой-то барьер поставили?

Эрика и Годо затеяли серьёзный разговор напротив стены школьного здания.

— Это не барьер, но в подробности я вдаваться не стану. Амэ-но муракумо и я кое над чем поработали, и не в одном только этом месте.

Эрика и Годо обернулись.

С противоположной стороны спортивных площадок к ним приближалась Сэйшууин Эна.

Несмотря на выходной, она была одета в свою школьную форму, а на плече у неё висел уже знакомый узкий свёрток.

— Восемь гряд облаков

Над Идзумо простираются,

Где возвожу я для милой

Покои в восемь оград

Эти покои в восемь оград!

Слышали такое? Это заколдованная песнь Сусаноо, которую я записала в восьми разных местах, когда много дней тому назад проникла в школу. Я знала, что когда-нибудь это пригодится.

Дружелюбная Ямато Надэсико, невинная и неотвратимо надвигающаяся.

Хоть она и выглядела как обычно, но у Годо возникло странное ощущение.

— Сегодня я пришла проверить надписи. Если в критический момент они не сработают, мне придётся очень туго. Но вы двое почему здесь? Разве у вас не свидание должно быть? — её тон стал резким, и она посмотрела на Эрику.

Девушка, известная как «Красный Дьявол», с вежливой улыбкой ответила:

— У нас прямо сейчас и есть свидание, но по ходу дела мы решили разузнать про шуточки, подготовленные Эной-сан, вот и всё.

— Вот как, тогда прощу прощения. Я вам двоим не помешала?

И хоть со стороны всё выглядело как мирная беседа, между этим двумя, кажется, повисла довольно враждебная атмосфера. Годо нахмурился.

— Не знаю что у вас там за разногласия, но могли бы вы не вызывать каких-то странных беспорядков?

— Я всё поняла, муженёк… и хоть хотела бы я тебя так звать, но это, оказывается, довольно трудно.

Эна сняла с плеча свёрток и ловко развернула его одной рукой.

— Кроме объявления себя женщиной Кусанаги-сана, у Эны ещё одна цель есть.

— Цель?

— Моё устранение, скорее всего, — саркастически произнесла Эрика.

На лице химе-мико появилось выражение «так и есть», и она улыбнулась.

Улыбкой, которую они раньше не видели, это был дикий оскал, принадлежащий плотоядному хищнику в самом разгаре охоты.

— Кусанаги-сан суперважная личность, поэтому нехорошо позволять леди-иностранке постоянно крутиться вокруг него. У нас люди так и скажут. Хо-хо, хотя мне и так и этак хорошо, но…

Ткань для обёртки упала на землю, и их взглядам открылся меч в ножнах.

— Раз уж эту миссию надо окончательно завершить, то ничего не поделаешь. А услышав, что противник это итальянский рыцарь, интерес у Эны только выше стал. В то же самое время дедулю эта неожиданная ситуация только развеселила.

— Дедулю? Того, кто даровал тебе этот священный меч? — на этот раз Эрика решила прояснить ситуацию подробно.

— Какие точные сведения, чего и следовало ожидать от Эрики-сан. Да, дедуля иногда бывает довольно пугающей личностью. И не только химе-мико, но и члены Комитета компиляции истории обязаны в страхе потакать его настроению.

Эна вытащила меч из ножен.

Клинок был наполнен священным серебристо-белым светом, и выглядел по-императорски величаво.

Столкнувшись с угрозой возникновения чрезвычайного положения, Годо и Эрика обменялись взглядами.

«Позволь мне сначала ей заняться, а сам пока просто наблюдай. Если воспользуешься своей силой, то это, скорее всего, убьёт её».

«Э-э, точно… но не переусердствуй».

Годо было не по себе, но пока что он решил предоставить всё Эрике.

Особые силы, полученные от Веретрагны, включали в себя чудовищную силу, сверхскорость, молнию, пламя солнца и другие… Масса мощных способностей, но ни одна из них не подходила для противодействия обычному человеку.

И в том случае, если врагом был не бессмертный бог, Годо не хотелось применять свою силу.

Как только он отошёл назад, Эрика призвала в свою руку Куоре ди Леоне.

Меч с узким лезвием, от блеска которого мороз по коже шёл.

Наблюдая за тем как девушка-рыцарь в красно-чёрном приняла стойку, Эна радостно заявила:

— Так как в выходной день Юри в школе нет, по её поводу мне можно не беспокоиться. Присутствие Кусанаги-сана несколько неудобно, но, чтобы справиться с ним, я уже кое-что приготовила, так что давай прямо здесь и определим победителя!

После своих слов она оттолкнулась от земли.

Совершая широкие шаги, Эна сделала выпад своим великолепным мечом.

Отпрыгнув в сторону, чтобы уклониться от атаки, Эрика сделала ответный выпад Куоре ди Леоне. Но Эна увернулась, слегка крутанув корпусом, словно летучая мышь.

Эрика смотрела на неё пронизывающим взглядом, а в ответном взгляде Эны пылала дикость.

В следующее мгновение их мечи вступили в жаркую схватку.

Эрика нападала лёгким Куоре ди Леоне, без остановки совершая выпад за выпадом.

Серия атак, подобно граду пуль.

Но Эна парировала все выпады, делая лёгкие взмахи клинком своего меча влево и вправо.

Её оружие должно быть куда длиннее и тяжелее, чем магический меч льва.

Но, несмотря на это, Эна демонстрировала идеальную защиту и даже могла контратаковать, когда концентрировала своё внимание на выпадах светловолосой девушки-рыцаря.

Эрика же искусно отражала ответные удары Эны, но это всегда выходило в самый последний момент времени.

Кто бы мог подумать, что в Японии есть девушка, чьё искусство владения мечом позволяет ей драться на равных с Эрикой!

Удивляясь своим неожиданным откровениям, Годо отчаянно пытался придумать какой-нибудь план.

К тому моменту, когда его мысли снова обратились к битве, атаки обеих сторон стали всё более и более сильными.

Если так и дальше пойдёт, то, скорее всего, всё закончится ранением одной из сторон. Как можно прервать их бой? Никакого оружия у него не было, а свои способности он использовать не мог. Ну, тогда, как мужчине, ему оставалось только одно.

— Проклятье, ну, в конце концов, я не умру, наверное, так что стоит рискнуть!

Годо обладал воплощением «Овна», которое позволяло ему излечивать практически смертельные травмы, но если смерть будет мгновенной, оно окажется бесполезным. Годо проигнорировал своё рациональное мышление и, сказав себе: «Повезёт — не умру», — начал действовать.

Эрика и Эна продолжали яростный обмен атаками.

И Годо воспользовался своим собственным телом, чтобы встать между мечами девушек.

— Годо?!

— Кусанаги-сан?!

Одновременно убрав оружие, Эрика и Эна не дали произойти трагедии в самый последний момент.

Если бы у одной из них чуть хуже оказались рефлексы, оценка ситуации или искусство владения мечом, то Годо бы на части порубило.

— Годо, что ты творишь! Должны же и у дурости пределы быть!

— Мне ничего иного не оставалось. Кроме этого способа остановить вас двоих мне больше ничего в голову не пришло… — ответил трясущийся всем телом Годо Эрике, которая очень редко теряла самообладание.

Как бы то ни было, он едва избежал смерти, а битва прекратилась. С точки зрения достижения результата его решение оказалось верным.

— Т-тебе не стоит проявлять такое безрассудство, но теперь я понимаю, вот, значит, оно как.

Эна, кажется, в чём-то убедилась. Поняла? Что она поняла?

— Заставить Юри, которая медленно сходится с людьми, влюбиться в тебя, я всегда подозревала, что где-то в тебе скрывается огромная мужественность. И вот это вот клише? «Чтобы защитить любимую, я готов свою жизнь отдать» — это вот оно?

— Ничего подобного. До того как действовать, я особо во всём не разбирался… А ещё я и тебя тоже защитить пытался.

Отрицание Годо заставило Сэйшууин Эну с сомнением бросить: «Чего?»

— Не только Эрика, я также не хотел, чтобы и Сэйшууин пострадала. В любом случае, решать споры мечом неправильно. Вам стоит всё хорошенько обсудить, чтобы найти мирный выход из ситуации.

— Правда? Значит, я уже была добавлена в твой список «моих женщин»? Вот же ж, а это смущает…

— Да всё не так! Как можно стоять и ничего не делать, когда видишь, что сейчас на твоих глазах кого-то до смерти изрубят! — усиленно запротестовал Годо, смотря на несколько застеснявшуюся химе-мико.

Но на девушку эти протесты никак не повлияли, и она самодовольно продолжила:

— Похоже, в присутствии Кусанаги-сана, нормально подраться мы не сможем. Тогда я учту совет дедули и воспользуюсь тем приёмом…

Эна, которая держала Амэ-но муракумо-но цуруги обеими руками, разжала левую и полезла ей в карман.

Оттуда она достала сотовый телефон.

— Да, кстати, я никуда не звоню, просто привычка у меня такая. Чтобы вступить в диалог с иным миром, это необходимо для успешного его начала — дедуля, хоть всё и произошло раньше запланированного, но, пожалуйста, используй тот приём.

Пока она спокойно говорила в трубку сотового, Годо и Эрика начали что-то подозревать, но Эна тут же бросила телефон.

При этом небо незамедлительно почернело, и окрестности оказались во власти тьмы.

Подумав, что это облака налетели, Годо посмотрел вверх и крайне удивился.

Солнце в небе полностью почернело, а вокруг чёрного круга светилась белая корона. Практически солнечное затмение!

А затем начал дуть сильный ветер.

Холодный ветер, который, казалось, был настолько сильным, что мог сдуть человека и даже кожу порезать.

— Быстрейший из лодочников переправы Удзи придёт ко мне! Бога, которому я поклонялся, не существует более! Если верите, что бог когда-то существовал, приносите хорошие жертвы! — Эна громким голосом зачитала слова заклинания посреди мира, запертого во тьме.

Годо чувствовал, что слова, которые несёт заклинание, словно мир на части разрывают, и его тело наполнилось мощью и боевым духом. Это бог? Сюда бог идёт?

Годо уставился на стену, которую уже разглядывал недавно.

В том месте немного ощущалось присутствие врага.

Высвобождались огромные количества божественной силы, и такая же энергия ощущалась ещё в семи местах школы.

— Амэ-но муракумо-но цуруги это священный меч, который использовали Сусаноо и Ямато Такэру… два героя. Однако они были не только воинами, которые одолевали врагов силой, но ещё являлись и крайне умными героями, которые при необходимости и хитростью пользовались. Иначе говоря, это боги-покровители обмана, изменчивости, а также воровства. Особенно Сусаноо, он был богом, который даже солнце вокруг пальца обвёл и закрыл его. Даже если ты и Король, из этой ловушки ты ни за что не сбежишь! — впервые раздался торжественный голос Эны.

Чтобы предотвратить непредсказуемые последствия, Эрика рубанула по химе-мико.

Но было уже слишком поздно, и земля под ногами у Годо обратилась тьмой.

То, что первоначально представляло собой бетон, стало непроглядно чёрным.

— Э-э-э, а-а-а-а-а-а-а?!

Его тело вместе с руками и ногами исчезло во тьме.

Годо кричал, сопротивляясь изо всех сил, но даже когда он бил руками и ногами, схватиться было не за что и ударить было не по чему.

В результате его поглотила чёрная пустота.

Годо погрузился во тьму и полностью исчез.

В этот момент Эрика, орудуя Куоре ди Леоне, со всей силы замахнулась на Эну.

Но удар был заблокирован Амэ-но муракумо-но цуруги.

Пока магический меч льва и священный меч давили друг на друга, между двумя девушками началась перепалка:

— Куда ты отправила Годо?!

— Я сама не знаю, потому что это дедуля сделал, — ответила Эна Эрике, которая отбросила свою обычную элегантную сдержанность.

Кстати, о чём там только что говорила химе-мико?

Бог уловок и обмана, бог изменчивости, бог воровства — иными словами всё это божества-мошенники! Эрика вспомнила Секретный том Прометея, тот, который мог красть божественные силы. Годо был похищен посредством схожих умений, только во множество раз более сильных чему у того гримуара!

— Думаю, что Король сейчас в Загробном мире, и дедуля не собирается отпускать его обратно в реальный мир.

— Загробный мир? Неужели ты про Астральный мир — границу между жизнью и бессмертием?!

— А, так его ещё и так называют? Думаю, члены Комитета более подкованы в таких областях.

Эрику аж озноб брал, когда она смотрела, как химе-мико так обыденно отвечает на её вопросы.

Та, которая может свободно использовать божественный артефакт, неподвластный обычным смертным.

— Похоже, что среди химе-мико, есть несколько девушек, которые обладают исключительными способностями.

— Да. Эна может слышать голос бога и брать в долг малую часть его силы. Думаю, такое объяснение будет понятно Эрике-сан?

Пользователь божественной одержимости! У Эрики даже слов не нашлось.

Мико, обладающая подобными способностями, такое встречается даже реже, чем духовное зрение. Если химе-мико сподобились брать в свои ряды людей со столь легендарными силами, то, оказывается, их организация представляет собой невероятно проблемное образование.

Судя по всему, Эна устала отвечать на вопросы и отпрыгнула назад, прекращая давящее противостояние их клинков.

— Наверное, из-за связи с дедулей, с той стороны какие-то духи просочились… — бормотала Эна, выпрямив руку и указывая Амэ-но муракумо-но цуруги вперёд.

В результате меч изменил свою форму.

Из прямого его клинок медленно превратился в изогнутый.

Первоначальный священный белый свет меча почернел, а сам клинок окутали языки чёрного пламени — форма, которая, казалось, так и кричит о надвигающейся катастрофе.

— А ты знала? Что технологию ковки изогнутых лезвий в эту страну принёс кузнец-варвар, которого правительство считало врагом, — негромко произнесла Эна, подобно грозному холодному ветру, дувшему на месте исполнения смертного приговора. — Если клинок изогнут, возрастает режущая сила. Техника ковки кузнечных мастеров Эдзо[✱]Эмиси, эбису или эдзо («креветковые варвары», также «волосатые люди») — социокультурная этническая группа, которая проживала в северо-восточной Японии — регионах Канто и Тохоку — в течение IV-VII веков. Её представители считаются автохтонами Японского архипелага и потомками культуры Дзёмон. Традиционная историография рассматривает эмиси как прото-айнское сообщество. была унаследована ремесленниками Осю[✱]Муцу, первоначальное название Митинооку, также известна как Осю или Рикусю — историческая область Японии на севере острова Хонсю, соответствующая сегодняшним префектурам Фукусима, Мияги, Иватэ и Аомори и городам Кадзуно и Косака в префектуре Акита. До прихода японцев Муцу была слаборазвитой областью, населённой автохтонными племенами эмиси (эдзо). Значительных успехов в борьбе против эмиси в 801-102 годах достиг Саканоуэ-но Тамурамаро. В период среднего Хэйан (794-4185) «Северные» Фудзивара установили полный контроль над областью. Город Хираидзуми — цитадель семьи Фудзивара — долгое время оставался культурным, политическим и военным центром северной Японии. Постепенно распространяясь на север, Муцу со временем стала самой большой из всех областей. Столица провинции в древности находилась на территории префектуры Мияги. Во времена Сэнгоку разные части области управлялись разными кланами. На юге в Вакамацу находился замок клана Уэсуги, на севере в Мориока — род Намбу, а Датэ Масамунэ, союзник Токугава, основал Сэндай — самый крупный на сегодня город в Тохоку. и оттуда распространилась по всей стране… Поглощать силу убитого варвара и обращать её на пользу себе — Амэ-но муракумо-но цуруги и такой способностью обладает.

На лице Эны, которая держал непроглядно чёрный священный меч, показалась пугающая улыбка.

Её лицо больше походило на воинственное лицо духа меча, а не на лицо мико, служащей богу.

— Он впитывает непокорную варварскую силу, чтобы самому её использовать — это меч завоевания, такой вот у Эны партнёр, давай же начнём дуэль!

Эрика сделала глубокий вдох.

Она ощущала, как магическая сила Эны исчезает из тела девушки.

Чтобы пользоваться мощной магией или несущей смерть способностью, большинство магов и Чемпионов поднимают свою магическую мощь до максимума. Эрика множество раз была тому свидетелем.

Но Эна делала противоположное. Её магическая сила и ощущение присутствия стремились к нулю — словно девушки больше не существовало.

И в этот сосуд, коим являлась химе-мико, вливалась мрачная божественная сущность.

— Тогда позволь ещё раз спросить, который из них твой дедуля?

— А? Что ты имеешь в виду под словом который?

Эрика спросила удивлённую Эну ещё раз:

— Ты же только что говорила, разве нет? Существуют два бога, которые владеют этим священным мечом, Сусаноо и Ямато Такэру. Так который из них дедуля, упоминаемый тобой постоянно?

— Сусаноо! Но все зовут его этой неподходящей кличкой Старейший!

Штормовой бог завоевания, обладающий атрибутом стали.

Под защитой подобного божества пользователь легендарного священного меча, само собой, будет грозным врагом. Эрика с тревогой посмотрела на место исчезновения Годо.

Непроглядно чёрная тьма продолжала клубиться на поверхности земли.

Глубокая тьма, что поглотила молодого Чемпиона, которого она любила.

В этот самый момент в душе у неё зародилась безрассудная идея, но девушка решила, что награда стоила того, чтобы рискнуть. Стальную решимость Красному дьяволу придала мысль о том, что, как только тьма исчезнет, испарятся и все зацепки для поиска Годо.

Одним из принципов Эрики было избегать битв, в которых ей вряд ли удастся победить

Но если сейчас она сбежит, то после определённо пожалеет об этом. Как только у неё возникла данная мысль, решение было принято.

Эрика тоже прыгнула во тьму, которая поглотила Годо.

— О, ты действительно это сделала! Просто потрясающе! Но я не дам тебе сбежать!

Да что она вообще такое? У Эрики снова не было слов. Увидев, как она прыгнула, Эна сразу же последовала за ней.

Таким образом, две девушки прыгнули в загадочное место, которое захватило Чемпиона.