5 том    
Глава 6. Случайная встреча в Загробном мире

Глава 6. Случайная встреча в Загробном мире

Часть 1

Годо обнаружил себя на горе в каком-то неизвестном месте.

После поглощения подозрительной тьмой он оказался именно здесь.

Глубоко в горах с пышной зелёной растительностью.

Воздух наполняли насыщенные запахи почвы и деревьев, а рядом с ним протекал небольшой ручей.

Был бы это солнечный день, прогулка здесь оказалась бы довольно приятной. Но, к сожалению, шёл дождь, и по Годо били его крупные капли.

В небесах завывал ветер, который безжалостно крал тепло у его промокшего тела.

Вдобавок ко всему, в настоящий момент физическое состояние Годо было не очень.

Сильная тошнота, ужасный холод и головная боль, заставляли его беспокоиться о том, не подхватил ли он грипп.

И хотя лучше всего было начать искать укрытие от бури, у него не осталось сил. Посидев минуты три, чтобы преодолеть тошноту, он почувствовал себя намного лучше.

— Ощущения точно такие, как при укачивании в машине…

Голова всё ещё болела, но это не проблема. Годо встал и осмотрелся. Ручей рядом бурлил, а из-за притока дождевой воды его течение было очень быстрым. Судя по самому течению, это место находится где-то далеко и глубоко в горах.

Выше по течению Годо заметил небольшой дом и начал к нему пробираться.

Сначала надо найти укрытие от дождя, хотя деревянный домик на берегу вряд ли окажется достаточно надёжным в такой ливень, но это всё же лучше, чем снаружи торчать.

А ещё его до сих пор беспокоила безопасность Эрики и Сэйшууин Эны.

Тревожась за них, Годо добрался до двери маленького домика.

Прямо как старинный деревянный дом из исторического фильма, с одного взгляда было понятно, что современные удобства типа электричества, газа и водопровода, чужды этому строению.

Раздвижная дверь входа оказалась открыта, и Годо заглянул внутрь.

Старик, который, судя по всему, был тут хозяином, скрестив ноги, сидел перед печным очагом.

При росте как минимум в метр восемьдесят он оказался довольно высоким, на старике было надето лишь грубое кимоно, которое выставляло напоказ его крепко сложенное тело, не соответствовавшее возрасту. При виде такого мускулистого тела большинство бодибилдеров просто устыдилось бы.

Лицо старика выражало крайнее упрямство и очень хорошо подходило его крепкому телосложению.

— Кусанаги Годо, пожалуйста, входи. Приношу свои извинения за столь неожиданный призыв сюда.

К нему вдруг обратились по имени.

Но к этому моменту Годо уже знал, кто перед ним. Ведь тело, которое переполняла энергия битвы, уже дало ему ответ — старик перед ним был богом.

— Моя мико доставила тебе проблем, но, прошу, потерпи ещё немного. Так как эта пигалица сказала, что ей нужен бой с той маленькой девушкой-варваркой, мне ничего не оставалось, кроме как затянуть тебя сюда. В конце концов, они же люди, да ещё и женского роду обе, так почему бы не дать им от души подраться?

— Кто вы?.. Что за бог?

Услышав вопросы, старик улыбнулся.

И хотя он казался очень строгим, от него исходили неожиданные ощущения доброты и близкого знакомства.

— Я бог, известный как Сусаноо. Можешь обращаться ко мне Старейший или просто старик, но только дедулей не называй. С меня достаточно одной засранки Эны, которая зовёт меня этой идиотской кличкой.

После прыжка во тьму, в которой исчез Годо…

Эрика, наконец, достигла финальной точки путешествия, но оказалась на берегу незнакомой реки.

Расстояние между берегами было не очень большим, но течение оказалось довольно быстрым, и переплыть на противоположный берег будет тяжело. Тем не менее, вода в реке оказалась очень красивой и кристально чистой. Она вызывала такие эмоции, какие не могла бы вызвать ни одна река из двадцати трёх районов Токио.

— Это и правда Астральный мир… так ведь? Неужели я смогла выйти за границу между жизнью и бессмертием? — тяжело дыша, Эрика упала на колени.

Воздух казался очень густым, и возникало чувство, что даже если ты дышишь, кислорода всё равно не хватает. Скорее всего, тело к этому миру просто не привыкло.

Но тут уж ничего не поделаешь.

Переход с земли в Астральный мир представлял собой «Мировой переход» — тип магии наивысшей сложности, и перед его применением требовалось принять ценное зелье.

Это лекарство для активации духовных способностей и для помощи телу в адаптации к иному миру.

В этом мире дух превалировал над физическим телом, а эктоплазма стояла выше материи.

Маги, которые бывали в Астральном мире, являлись очень большой редкостью, так как провести магический ритуал перехода в другой мир, а также заполучить зелье было крайне затруднительно.

И хотя Эрика оказалась здесь впервые, она уже поняла суть данного мира и начала принимать необходимые меры.

Первым делом она повысила магическую силу в своём теле до максимального предела.

Несмотря на риск магического истощения, времени на сомнения не было. После нескольких десятков секунд всякие странности с телом прекратились, Эрика встала, её дыхание пришло в норму. А затем раздался голос.

— Эрика-сан, ты просто удивительна. Уже способна двигаться в Загробном мире.

Держа в руке Амэ-но муракумо-но цуруги, к ней подошла Сэйшууин Эна.

Похоже, что эта химе-мико тоже защищала своё тело таким же способом, поэтому и не выказывала никаких признаков плохого самочувствия.

— Как же ты достала, я собираюсь найти Годо. Может, не будешь под ногами путаться?

— Раз так, то сначала одолей Эну силой. Давай же, мы как можно скорее должны начать бой.

С самого начала намереваясь так поступить, Эрика подняла Куоре ди Леоне.

Затем она пошла в атаку на Эну с её Амэ-но муракумо-но цуруги в его чёрной изогнутой форме.

Магический и священный мечи снова скрестились.

В тот самый момент, как два клинка соприкоснулись, Куоре ди Леоне был разрублен надвое! В течение всего одной решающей секунды Эрика резко отпрыгнула вбок и уклонилась от последовавшей атаки.

— Сталь льва, символ нерушимой власти!

В ответ на слова заклинания Эрики, отрубленная часть магического меча взлетела и вернулась к ней по воздуху. Затем обе части соединились и снова сплавились воедино.

Благодаря своему атрибуту нерушимости, Куоре ди Леоне был восстановлен, но мощь Амэ-но муракумо-но цуруги также возрастала.

Или нет, и он всего-навсего обретал свою истинную силу?

— Сусаноо — позволять своему телу наполняться божественной защитой истинного владельца клинка, вот что даёт ей возможность пользоваться священным артефактом, которым не могут пользоваться люди… Кто бы мог подумать, что существует такая техника! — тихо воскликнула Эрика.

Тело Эны населяла какая-то неизвестная божественная сила. Всего лишь крохотная порция божественности Сусаноо — вероятно, около двухсотой части из миллиона — именно столько ей одолжили.

Тем не менее, хоть человеческое тело и могло принять лишь столь крохотное количество, природа этой силы всё равно являла собой мощь бога.

Именно поэтому Эна могла свободно орудовать Амэ-но муракумо-но цуруги по своему желанию и используя собственное искусство владения мечом.

— Это не просто сила дедули, этот самый Амэ-но муракумо-но цуруги тоже что-то вроде полубога. Через меня протекает его дух. Атрибут Сусаноо, в качестве бога завоеваний, также был получен именно от меча.

Стальной меч, символизирующий завоевателя… Так как этот дар был получен после получения меча, именно так Сусаноо ещё и богом завоеваний стал, заключила Эрика.

— Скажи, а этот твой дедуля по имени Сусаноо — где он? И ещё, что он? Неужели Бог-еретик?

— Согласно его собственным словам, он больше не тот молодой, лёгкий на подъём и непослушный бог.

Эна громко засмеялась, и Эрике оставалось лишь сверлить её взглядом. Но девушка была права, если бы он был Богом-еретиком, то слонялся бы по земле, неся с собой массовые разрушения. Но тогда, что он на самом деле за существо?

— Объяснение займёт очень много времени… А его уже не осталось, ведь так? — в голосе Эны чувствовались извиняющиеся нотки. — Обычно я так не спешу, но, наверное, из-за нахождения в Загробном мире, божественная сила в моём теле возросла? Дедуля и дух Амэ-но муракумо-но цуруги воистину впечатляют, даже говорить нормально становится невозможно… Так что для начала Эна хотела бы извиниться.

— Ты хочешь извиниться?

— Да, так как сейчас Эна слишком сильна, настолько сильна, что даже презрение ощущаю…

После данного заявления тело Эны начало трясти.

Её движения стали очень дёргаными, как у куклы, они совершенно отличались от её недавней гибкости.

— Амэ-но муракумо-но цуруги, я приношу это тело в качестве жертвы, молю усмири свой дикий дух!

Эти слова заклинания были произнесены мико. Шёпот, который нёс в себе набожность и смирение. Зато её взгляд был преисполнен боевого духа и жажды убийства.

Это не глаза мечника, который игрался с жизнью, наслаждаясь битвой, это глаза злобного духа, который поклялся одолеть и полностью уничтожить всех врагов.

С изменившимся выражением лица Эна дёргаными движениями высоко подняла свой чёрный священный меч.

— Даже страшную ограду, за которой

Скрыты боги, сокрушающие мир,

Я могу перешагнуть.

Отныне

Именем своим не дорожу!

В тот же миг, как была продекламирована заклинательная песнь, Эрика получила неприятный сюрприз.

Магическая сила, которая защищала девушку и позволяла приспособиться к Загробному миру, внезапно покинула её тело.

Затем эта сила была влита в Амэ-но муракумо-но цуруги!

Свойство впитывать силу непокорных варваров. Оказалось, что его можно использовать и таким образом.

Потеряв дар речи, Эрика упала на колени, её тело полностью обессилело, а дыхание участилось, всё вернулось к тому, как было при её появлении в этом мире.

Против Эны, которая находилась под влиянием божественной одержимости, это оказалась воистину тупиковая ситуация.

Часть 2

Иметь наглость называть бога «дедулей» прямо в лицо, храбрость Эны даже представить невозможно.

Спрашивая, Годо вздохнул:

— Хочу узнать, вы на самом деле Бог-еретик?

— Нет, в настоящее время я не бунтую, я уже давно устал от подобных игр.

— Боги, которые преодолели ограничения своих мифов, разве не все они Боги-еретики?

Обрывки знаний, которые сохранились от Эрики.

Но бог, который назвался Сусаноо, лишь презрительно хмыкнул.

— Настолько неуклюжая классификация ошибочна. Нормальные боги существуют только в мифах, Богами-еретиками можно звать лишь тех, кто вырвался из своих легенд и бродит по земле.

Просто находясь на земле, Бог-еретик становился причиной ужаснейших катастроф. Именно поэтому тех, кто им противостоял, Чемпионов, называли Дьявольскими Королями. Вот, что знал Годо.

— Что же касается меня, однажды я был Богом-еретиком, — Сусаноо вздохнул, и на его лице появилось такое выражение, словно он читал мысли Годо. — Я бродил по земле более тысячи лет, затем мне стало скучно, и я решил жить в уединении. Полагаю, что когда-то я был очень жестоким и безрассудным, но с возрастом характер имеет свойство смягчаться.

Если не брать во внимание его заявление о своих бурных похождениях, кто бы мог подумать, что Сусаноо это престарелый бывший Бог-еретик?

От подобного вступления Годо удивлённо замер. С недавних пор он стал задумываться над тем, чем кончали боги типа Афины, но мысль о возможности их отставки ему даже в голову никогда не приходила.

— Вы сказали о жизни в уединении, с чем это связано?

— Бог-еретик без серьёзной причины не умрёт и в мифы уже вернуться не может. Он может лишь уснуть или, как я, начать уединённую жизнь в Загробном мире, другого выхода у такого бога нет.

— Загробный мир?

— А? Ну, вот это самое место, прямо здесь, ты не знал что ли? Я, вроде, слышал, что раньше тебя призывала сюда твоя приёмная мать Пандора.

— Нет, понятия об этом не имел.

Когда Годо качал головой, у него возникло какое-то едва уловимое чувство.

А ещё головная боль, которая началась при его появлении на этой горе. Эта навязчивая головная боль резко усилилась.

— Ха-ха-ха, прости, всё из-за того, что я тебя ненормальным способом сюда затянул, поэтому ты и не смог вернуть в Загробном мире свои воспоминания. Наверное, тебя с самого начала головные боли мучают, да?

— Тогда, если подвести черту под вышесказанным… Это всё из-за вас произошло! — выдвинул возмущённое обвинение Годо, но престарелый бог-герой лишь издал смешок «хо-хо».

— Да, я совершил много плохих поступков, типа, сестрицу, там, в пещере запер, так что такие трюки, как спрятать что-то или замаскировать, для меня проще пареной репы.

И что же он имеет в виду? У Годо возникли серьёзные подозрения.

Стоило ему только попытаться задуматься над истинной сутью Сусаноо, как его головная боль усиливалась.

Изначально Сусаноо был богом земли из Идзумо.

Однако из-за постоянного вплетения во множество мифов, он превратился в типичного бога-героя. Бури. Основой было его божественное тело, которое отвечало за контроль бурь, а убив змея, Сусаноо заполучил меч.

Железный меч Кусанаги, залог его становления богом-завоевателем с атрибутом стали.

В то же самое время Сусаноо обладал способностью искусно применять обман, и прекрасным примером тому служила история о том, как он заманил свою старшую сестру, великую богиню солнца Аматэрасу, в каменную пещеру. Легенда о «сокрытии/похищении» солнца была распространённой историей об обмане в тихоокеанской части Азии.

На ум Годо приходили разнообразные части знаний о Сусаноо.

А затем в своей правой руке он почувствовал, это была реакция формирующегося «Меча». Годо умолк.

— Ха! Чего и следовало ожидать от того, кто заполучил меч мудрости, просто послушав мои россказни, ты смог выковать оружие!

Он просто хотел знать, но почему вот так вышло-то?

Были получены слова заклинания для убийства Сусаноо, но голова Годо болела так, словно вот-вот взорвётся. Скорее всего, если в таких условиях ему придётся драться с сидевшим перед ним богом, выиграть будет невозможно.

Из-за столь неожиданного происшествия в Годо проснулись сомнения.

Ему стало казаться, что он такой же, как Веретрагна — первоначальный хозяин этого меча.

— П-почему так происходит…

— Потому что это Загробный мир, и он отличается от реальности, в которой ты живёшь. Здесь место, в котором записывается всё, от зарождения вселенной до всех возможных вариантов будущего. Те, кто обладают соответствующими способностями, могут получить в этом месте некоторые из подобных записей.

Похоже, старый бог взял на себя роль объяснить положение дел.

Годо подумал о том, что ему доводилось слышать раньше — что суть духовного зрения состоит в способности извлекать воспоминания пустоты из-за границы между жизнью и бессмертием. Значит, вот что представляет собой Загробный мир.

И именно по этой причине местная обстановка и сила «Воина» вступили в какое-то подобие химической реакции?..

Тем не менее, его головная боль становилась сильнее, такое чувство, что мозг прямо горит.

Вполне вероятно, что это было ценой за подобие духовного зрения. Годо болезненно осознал, что подобное рискованное для него занятие лучше предоставить Юри.

— В любом случае, я должен покинуть это место. С моей напарницей Эрикой и с твоей мико Сэйшууин Эной вот-вот случится что-то плохое, мне необходимо добраться до них.

— О чём этот ты? Я специально призвал тебя сюда, чтобы не дать тебе вмешаться.

Превозмогая свою головную боль, Годо попытался сформулировать искреннюю просьбу, а бывший Бог-еретик, так же искренне усмехнулся.

— Подожди ещё немного, куда спешить? Может, мне выпивку достать?

«Почему этот старикан пытается заставить меня ждать?»

Стоило Годо нахмуриться, как он услышал ещё один голос.

— Ищешь своих подружек? Ха-ха-ха, слухи не врали, ты и правда развратник.

В отличие от твёрдого голоса Сусаноо, этот звучал хрипло.

Годо тут же посмотрел туда, откуда прозвучал голос. В углу небольшого дома в какой-то момент времени, усевшись, объявился ещё один персонаж.

На нём были чёрные монашеские одежды, но вид у него был совершенно не человеческий. Кожа сухая и сморщенная, никакой плоти под ней не наблюдалось. Она висела, словно отслоившись.

Будто тело всё ещё живого Будды или мумифицированный труп, от одного вида которого Годо сглотнул.

— Это ж надо настолько сильно её ценить, похоже, наши попытки подослать тебе любовницу не прошли даром. Из-за того, что мико Сусаноо-сана представляет собой несколько своеобразную личность, я беспокоился, что она может оказаться не в твоём вкусе… Или, может, ты больше тревожишься за ту маленькую леди-варварку? — произнесла укутанная в чёрное фигура тоном, в котором крылся едва уловимый сарказм.

Обращение на самой грани вежливости, совершенно ясно, что это довольно непокорная личность.

— Король Ракшаса, Вашему величеству хотелось бы увидеть девушек, так? Пожалуйста, подождите немного.

Третий голос. На этот раз женский.

Он шёл с противоположной стороны от высушенного монаха, и Годо посмотрел туда.

Там в самой идеально выверенной позе сидела красавица не от мира сего, она выглядела словно благородная принцесса из эпохи Хэйан, одетая в великолепное в своём многоцветии кимоно типа дзюни-хитоэ. Но откуда она появилась?

Зрачки гостьи были кристально чистыми, как стекло, волосы имели коричневый цвет, а кожа была гладкой как полированная слоновая кость.

И эта восхитительная, словно изваяние, красавица превосходила своей красотой любую современную японку.

Перед принцессой со стеклянными зрачками находилась чаша с водой.

С водой… И как она так появилась вместе с принцессой…

— Люди, в-вы кто? — в полном недоумении спросил Годо.

В отличие от Сусаноо, на мумифицированного монаха и принцессу его боевой дух не реагировал, значит, вряд ли это боги… В этот момент старый бог-герой ответил стоявшему в нерешительности Годо:

— Это Загробный мир, место сбора тех, кто не является богом или человеком. Отличительная черта тех, что собираются здесь — неспособность отбросить свои чувства к реальному миру. Мы уже довольно продолжительное время ведём дела с теми, кто по ту сторону, и вовлечены во множество разных мероприятий.

— Проще говоря, кучка стариков, которая присматривает за молодёжью, тут же влез высушенный монах.

И хотя большинство зубов у него во рту уже выпало, слова монаха были на удивление чёткими.

— Главные маги этой страны слишком заняты повседневными делами того мира. Поэтому, чтобы не дать им превратиться в спящих тигров, наш долг состоит в том, чтобы время от времени напоминать им. Иногда, когда всплывают сущности вроде тебя, мы тоже своё мнение высказываем.

— Спящие тигры?..

Стоило Годо спросить, как принцесса снова заговорила.

— Пожалуйста, взгляните сюда, Король Ракшаса. Любовницы Вашего величества здесь.

В чаше с водой перед ней появлялись изображения.

Годо быстро подошёл, чтобы посмотреть. На поверхности воды показались фигурки двух дерущихся девушек. Эрики, державшей Куоре ди Леоне, и Эны, размахивающей своим мечом.

Форма меча Эны изменилась с прямой на изогнутую, а его цвет стал чёрным.

Их дуэль завершилась довольно мрачно.

Борясь с Амэ-но муракумо-но цуруги, Эрика неожиданно упала.

— Эна, мелюзга непослушная, в Загробный мир полезла. Дура, если она применит божественную одержимость в таком месте, её тело точно перейдёт под мой с Амэ-но муракумо-но цуруги контроль.

— Божественная одержимость? — спросил Годо у Сусаноо, который костерил Эну.

— Да, это её сила химе-мико. Превращать своё тело в сосуд, содержащий божественный дух. При этом ей хватит даже одной ошибки, чтобы потерять разум и тело. И судя по её текущему состоянию… скорее всего, её контролирует божественный дух.

— Мико с подобной способностью почти как полубог. Маленькой леди, которая с ней билась, очень не повезло.

Сусаноо и монах в чёрном прокомментировали всё так, словно на них не лежало никакой ответственности за происходящее.

Видя с их стороны подобное отношение, Годо встал. На вежливые просьбы больше нет времени.

— Отправьте меня туда. И чем быстрее, тем лучше, скорее же!

У него уже не оставалось времени на то, чтобы пытаться поделать что-либо с раскалывающей головной болью.

Годо заставил себя терпеть её и поднял свою правую руку — ту, которая несла в себе «Меч», — и указал ей на Сусаноо.

Тем самым он ясно давал понять, что если ему откажут, пощады не будет.

Однако, несмотря на угрозу Годо, Сусаноо проигнорировал его и просто имел скучающий вид, а монах с фразой «хо-хо, ну надо же» лишь поддразнил его ещё больше:

— Ха-ха-ха, хорошо, хорошо. Эти маленькие леди были бы довольны, доведись им услышать твои слова. Ты не посрамил звание Короля, я крайне впечатлён!

После столь неискренней похвалы Годо уставился на монаха и заскрежетал зубами. В настоящий момент у него не было воплощения для победы над этой мумией.

— Король Ракшаса, если Ваше величество мысленно представит показанное здесь место и пожелает оказаться там, так и произойдёт. В месте, подобном Загробному миру, методы путешествия отличаются от тех, что в реальном мире, — смиренно пояснила принцесса со зрачками цвета стекла.

Годо поневоле завороженно уставился на её красоту.

Неуверенный, что служило источником этой красоты, он склонил голову.

— Пожалуйста, помогите этим девушкам и проявите ваше королевское сострадание, таково моё скромное желание.

— Об этом даже и говорить не стоило! Большое спасибо, это просто неоценимая помощь! — без промедления вежливо поблагодарил Годо.

Что странно, в её словах не чувствовалось лжи.

И, вроде как, его сверхъестественное чувство опасности Чемпиона говорило ему… то же самое.

Годо сделал так, как было сказано, и мысленно представил пейзаж, показанный на поверхности воды. Место, в котором находились две девушки, и где же в Загробном мире может протекать настолько красивая река?

В следующее мгновение Годо исчез из небольшого дома.

По этой самой причине молодой Чемпион не услышал дальнейшей беседы.

— Этот тип слишком сильно любит женщин. Просто покажите ему отчаянную ситуацию, в которой оказались его любовницы, и он тут же теряет всё самообладание. Ха-ха-ха, похоже, он вряд ли сможет превзойти наши ожидания.

— Да, и вся вина за это лежит на засранке Эне, припёрлась сюда и заставила его думать, что ситуация критическая.

Сушёный монах не мог сдержать смеха, в то время как Сусаноо недовольно ворчал.

— Настало время прекратить использовать этих девушек, чтобы оценить поведение Короля Ракшасы. Мне становится неприятно, Просвещённый мастер, Старейший.

На увещевания принцессы с глазами цвета стекла двое мужчин вообще никак не отреагировали.

Часть 3

Эрика смотрела на медленно приближающихся Сэйшууин Эну и Амэ-но муракумо-но цуруги. Если так и дальше пойдёт, её убьют. Но с такой слабостью в теле, какие ещё меры она могла предпринять…

Эрика напряжённо думала, но решения не находила, неужели всё действительно безнадёжно?

— Стой, Сэйшууин, убери меч!

Знакомый голос. Между Эрикой и химе-мико возникла фигура знакомого юноши.

Кусанаги Годо. Парень, которого она решительно намеревалась спасти.

— Годо, ты в порядке… ?..

— Вполне, я разберусь. А тебе стоит немного отдохнуть.

Едва имея силы на вопрос, Эрика могла лишь смотреть в спину ответившего юноши.

«Ради кого я, Эрика Бланделли, явилась сюда, чтобы оказаться в этом отчаянном положении?»

И хоть ей хотелось обозвать его идиотом, Эрика оставила эту идею, так как её силы были уже на пределе. Вместо проявления недовольства она облегчённо вздохнула.

— Богоубийца, я не могу подчиниться твоему приказу.

Губы Эны не двигались, но при этом раздался механический голос.

Обращаясь к Годо, который стоял перед ослабевшей Эрикой, она продолжила:

— Являясь врагом богов, ты враг и для меня, священного меча. Подчинение твоим приказам станет моим величайшим позором.

— Ты… не Сэйшууин.

Ему снова ответил спокойный и всепроникающий голос:

— Верно, мой хозяин и мико называют меня Амэ-но муракумо, хорошо, что ты понял.

— Амэ-но муракумо-но цуруги! Это же оружие Сусаноо, меч Кусанаги! — выкрикнул Годо в сторону химе-мико, управляемой священным мечом, в сторону той, кто выглядела как Сэйшууин Эна, но не была Эной.

Увидев, что его окружает множество световых вспышек, Эрика была несколько шокирована. Это же были слова заклинания «Меча»!

— Сусаноо, бог с длинной историей и связями со сталью! Его земля, Суса, широко известна добычей железной руды, а ещё он бог бурь и штормов. В древние времена сильный ветер оказывал наибольшую помощь в ковке железа, раздувая пламя и делая его сильнее настолько, что его жар мог плавить железо!

Яркие огни «Меча» начали движение, словно метеоритный поток, и ринулись в атаку на Эну.

Являясь целью, она безмолвно оттолкнулась от земли и, подобно ветру, рванула с места со сверхчеловеческой скоростью, пытаясь уклониться от наступающего «Меча».

Но он всё равно настиг её.

Держа священный меч, словно управляемая кукла, она сделала бесплодную попытку отразить атаку. Сталь, которая должна была пройти сквозь сферы света насквозь, сама подалась назад под давлением этого света.

Эрика была уверена, что Годо произнёс слова заклинания, которые могли одолеть Амэ-но муракумо-но цуруги.

— Слова заклинания, что способны одолеть бога и его орудия. Истинно, как и подобает богоубийце, оружие, несомненно, очень опасное и неудобное для противника, — всё ещё тот же самый механический голос.

Эна признала своё невыгодное положение. Эна, нет, Амэ-но муракумо-но цуруги, который управлял химе-мико, отскочил назад.

Чтобы вот так мгновенно покрыть прыжком дистанцию в несколько десятков метров, наверное, понадобился бы трамплин размером с человека.

— Дальнейшее пребывание в Загробном мире повлечёт за собой урон телу моей мико. Будет мудро повторить данную дуэль в другой раз. Богоубийца, я вернусь в реальный мир и буду ждать тебя там.

Амэ-но муракумо-но цуруги, управляя телом Эны, втянул её в землю.

Тьма охватила почву под ногами мико и расширилась до большой области непроглядной черноты.

Скорее всего, это была дверь, которая затянула их двоих в Загробный мир. Удивлённая Эрика наблюдала за тем, как Эна и священный меч, поглощённые тьмой, исчезли.

— Как эта девушка может проворачивать подобное?..

— Сейчас Амэ-но муракумо-но цуруги прямо как дешёвая копия Сусаноо. Естественно, что с силой этого старого вонючки, такое вполне возможно, и именно из-за этого «Меч» оказался эффективен против неё, — объяснил Годо, массируя виски.

На него снова накатил приступ сильнейшей головной боли, и обеспокоенная Эрика поспешила к нему.

— Годо, ты как?

— Наверное, я себя слишком перенапряг, когда создавал «Меч» для победы над Сусаноо, во время его использования голова просто раскалывается. Боюсь, что держаться больше не могу…

Судя по его виду, с Годо много чего произошло, и он был уже на пределе.

Эрика тяжко вздохнула. И хоть её тревожила Эна, которая сбежала назад на землю, но сейчас самой большой их проблемой было то, что они застряли в Астральном мире. Существовал ли для них какой-нибудь способ выбраться отсюда?..

Когда раздался звонок Амакасу, было около шести вечера.

— Эна-сан исчезла? И Годо-сан с Эрикой-сан тоже?

Находясь в святилище Нанао и узнав подобные новости, Мария Юри была крайне удивлена.

«Так и есть, мы ведь держали Эну-сан под наблюдением».

Узнав столь неприятную новость, Юри нахмурилась. Чтобы поступить подобным образом у Комитета на то должна быть причина.

«На выходные Эна-сан заглянула в вашу школу и неожиданно столкнулась с Эрикой-сан и Кусанаги-саном, после чего их трио исчезло… Довольно невероятное развитие событий», — описал подробности Амакасу.

Судя по тону его голоса, можно было сделать вывод, что он был главным ответственным за наблюдение. В конце концов, чтобы следовать по пятам за крайне чуткой химе-мико номер один, скорее всего, понадобится именно такой мастер искусства скрытности, каким являлся Амакасу.

— Всё-таки без вмешательства третьей стороны не обошлось.

«Это старейшины, больше просто некому. И что они планируют?»

Старейшины, которым должны потакать даже члены Комитета компиляции истории.

Сверхъестественные существа, не люди. Феи, полубоги, святые монахи, вознёсшиеся аскеты, великие маги, мстительные духи… С разнообразием сопутствующих легенд, они представляли собой группу, которая превзошла границы человеческих возможностей и приблизилась к бессмертию. Говорят, что они освободились от оков естественного хода реальности и выбрали жизнь в Загробном мире.

Юри вспомнила Старейшего, который присматривал за Эной, устрашающий бог, которого когда-то знали как Бога-еретика.

Древнее божество, которое владело Амэ-но муракумо-но цуруги.

Похищение Чемпиона — это как раз то, чего никто кроме старейшин провернуть не мог.

Но Юри не могла понять, почему они так необдуманно действовали.

Нет, так не пойдёт. Если она не попытается, то не сможет улучшить свои дедуктивные способности. Ей необходимы интеллект и мудрость не хуже, чем у Эрики, а также инициативность, чтобы не ходить в хвосте у Эны.

Решившись, Юри озвучила свою просьбу:

— Я сейчас же отправлюсь в школу и посмотрю, получится ли у меня понять, куда делись Годо-сан и остальные.

«Я как раз собирался попросить вас об этом, так что премного благодарен. И приношу свои извинения».

Кажется, лучший следователь Комитета немного обрадовался.

Но затем его несколько озадачило условие, которое Юри выдвинула далее.

«Хмм, не думаю, что это хорошая идея, для этого слишком рано».

— Нет, я считаю, что данная мера необходима, Амакасу-сан. И хотя мне неприятно делать это подобным образом, но, пожалуйста, считайте это ценой и условиями моего сотрудничества.

Часть звания химе-мико, а именно, та, которая «Химе», имелась в наличии не просто для вида.

Для химе-мико Комитет компиляции истории являлся вышестоящей организацией. Но почитание и уважение к родословной химе-мико также было традицией, которая передавалась тысячелетиями.

Амакасу и члены Комитета не обладали полномочиями отдавать химе-мико приказы по своей прихоти.

И Юри впервые решила воспользоваться преимуществом своего статуса.

Приблизительно через час на спортивную площадку колледжа Джонан явились три человека.

Мария Юри, Амакасу Тома и Лилиана Краничар.

И хотя небо уже темнело, солнце ещё не зашло полностью, так что сейчас как раз был закат.

И в этом неоднозначном приглушённом свете, сребровласая девушка-рыцарь пристально смотрела на Амакасу.

— Я слышала, что Кусанаги Годо был похищен тем, кто стоит за Сэйшууин Эной.

— Пожалуйста, не надо так гневаться, на этот раз мы тоже оказались жертвами… Поэтому я и предлагал не звать её.

На жалобы сотрудника Комитета компиляции истории Юри лишь покачала головой.

— Магия и знания, которыми обладает Лилиана-сан, в данной ситуации определённо окажутся полезны. Более того, кроме неё у нас никого с силой ведьмы больше и нет…

В искусстве колдовства эта девушка обладала выдающимися достижениями.

На самом деле это также и самая ценная из всех способностей Лилианы Краничар.

По своим боевым навыкам она была равна Эрике, но зато Юри намного превосходила её в том, что касалось духовного зрения.

Однако никто кроме Лилианы не мог использовать колдовство.

Понимать мысли птиц и зверей, уметь командовать ими, самой летать по небу, словно птица, свободно плавать под водой, подобно рыбе, уметь собирать лесные травы для зелий — всё это подпадало под область определения способностей ведьм.

— Ну, раз Юри-сан настаивает, я не стану противиться, и, пожалуйста, давайте действовать заодно, Лилиана-сан… Итак, начинаем немедленно?

По предложению Амакасу Юри ещё раз осмотрела «место преступления».

Годо, Эрика и Эна исчезли возле угла школы, и перед ней находилась стена школьного здания.

Пробирало до дрожи, она почувствовала, как даже по спине мурашки пошли.

Обнаружились пугающие следы магии.

Судя по всему, Лилиана тоже их ощутила, она прищурилась, сосредоточившись на стене школы.

— Мария Юри, ты видишь, в чём тут дело? Здесь применили огромную силу, а я, к сожалению, не могу обнаружить никаких улик…

Лилиана произнесла свои слова с немалой тревогой, и Юри закрыла глаза.

Действовать не зрением, но «ВИдением», которое собирало духовные силы, превосходящие пять чувств — и в то же мгновение, возникло видение.

…Солнце, правящее в небе, полностью потемнело, как при солнечном затмении.

…Явился бог штормов, держащий стальной меч, и заставил прекрасные урожаи земли завянуть, обратив всё в серую пустыню.

— Всё-таки это был Сусаноо…

После инцидента с Маркизом Вобаном, у неё уже давно не было видений.

По картинам, которые представали ей на обозрение, Юри, кажется, смогла понять, что произошло.

— Я знаю способ, которым воспользовались, чтобы забрать Годо-сана и остальных, а ещё увидела, куда они попали, — произнесла Юри, пытаясь держаться после того как перерасходовала свои силы.

Лилиане стало очень интересно, но Амакасу, почему-то, выглядел уставшим.

— Возможно, у вас уже были мысли на этот счёт, Амакасу-сан?

— Кто именно из всех тех, кто способен похитить Чемпиона — да, у меня уже имелось очень хорошее предположение. Просьба об использовании вами духовного зрения была необходима лишь для того, чтобы получить конкретные доказательства. А раз это наши внутренние дела, я всё ещё надеюсь, что можно обойтись без людей со стороны.

— Нет. Как раз с этого момента, нам действительно понадобится мудрость Лилианы-сан.

Юри бросила в сторону Амакасу извиняющийся взгляд.

Затем она обернулась и склонила голову перед Лилианой, которая до этого не принимала участия в разговоре и проявляла признаки недовольства.

— Прошу тебя, пожалуйста, расскажи мне о том, как спасти Годо-сана, Эрику-сан и Эну из Загробного мира — из-за границы между жизнью и бессмертием.

Выслушав и осознав суть ситуации, ведьма и Великий рыцарь выглядела обеспокоенно.

— Божество, которое когда-то было Богом-еретиком? И эта страна укрывает подобного монстра!

— По возможности, мне бы тоже хотелось, чтобы он поскорее ушёл на покой, но этого не случится. Он уже больше тысячи лет тут ошивается. Честно говоря, мы тоже крайне обеспокоены этим.

— Амакасу-сан, ваше описание несколько… — Юри сделала Амакасу выговор за столь неосмотрительный комментарий, пока ожидала ответа ведьмы.

Так как теперь они знали, что Годо и остальные оказались в ловушке Загробного мира, значит, надо обсудить, как их вернуть. И сейчас единственная, кто способен сотворить подобное заклинание, это сребровласая ведьма.

— Чтобы попасть в Астральный мир, необходимы магический ритуал и специальное лекарство. Ритуал я знаю, а вот со снадобьем проблема… — лицо Лилианы стало ещё более хмурым, и она продолжила. — Рецепт мне известен, но ингредиентов нет. Требуются несколько очень важных и ценных трав, но с собой их у меня нет, надо, чтобы выслали из самого дома.

— А что если пойти и купить их прямо сейчас? Я слышала, что в Токио существуют магазины, которые торгуют подобными вещами.

Юри слышала об этом в Комитете компиляции истории от Амакасу и других.

Они периодически вели наблюдение за этими магазинами, секретно торговавшими магическими инструментами и принадлежностями.

Но на лице Лилианы появилось выражение типа «не выйдет».

— Дело в том… что я понятия не имею, где находятся подобные магазины.

— Как так?

— Всё потому… что я была занята заботами о Кусанаги Годо, так что в самом Токио не тратила время на ознакомление с людьми и местами подобного характера… — смущённо призналась Лилиана, склонив голову.

Она перебирала пальцами, а румянец на её лице смотрелся особенно мило. Это совершенно отличалось от обычного, внушавшего трепет, облика Лилианы. И тут Юри вспомнилась пословица о «беге впереди паровоза».

— Нет-нет, просто попроси Амакасу-сана отвести тебя.

Попытка найти приемлемое решение — но, к сожалению, реальность оказалась жестока.

— Эм, нет, боюсь, я не смогу этого сделать. Любой ингредиент или приспособление, требующиеся для магии высоких уровней, выше ранга сложности «Е», необходимо заказывать заранее. Если пользоваться терминологией онлайн-магазинов, то такой товар подпадает под определение «время доставки неизвестно». Даже кинувшись на поиски прямо сейчас, мы ничего не достанем.

— Т-тогда у них явно проблемы с логистикой!

— А я вот думаю, что это со стороны семьи Краничар странно хранить в доме подобные предметы!

От бесцеремонной честности Амакасу Лилиана пришла в ярость.

У них нет времени ждать, пока прибудет посылка из Италии. За потраченное на доставку время, дела из плохих могут стать ужасными.

Как раз в тот момент, когда Юри попыталась рассмотреть другие варианты…

Она ощутила что-то подозрительное… со стороны Амакасу.

Как-то Юри читала мистический роман, ей посоветовали его, как гарантированно интересное произведение.

И к персонажу, который появился на десятой или около того странице, она испытала такие же самые подозрения. Обратив внимание на того героя и продолжив чтение, Юри обнаружила, что он оказался главным злодеем.

С тех пор она старалась избегать чтения книг подобного жанра. Очень спокойно Юри произнесла:

— Амакасу-сан, что вы пытаетесь скрыть?

— Э… Не понимаю, о чём вы. Может, у вас воображение разыгралось? — специальный агент Комитета компиляции истории искусно избегал её взгляда.

Но Юри это не остановило, и она продолжила спрашивать, приняв решение высказаться:

— У меня в голове внезапно возникло имя Саяномия, неужели… эта семья вовлечена?

— Саяномия? Это что такое?

— Комитет компиляции истории — это организация, действующая под управлением семьи Саяномия. У них чрезвычайно сильны магические традиции, а несколько поколений назад глава их семьи отправлялся учиться в Европу и обучился ещё и тамошней магии.

Давая пояснения Лилиане, которая прервала её своим вопросом, Юри кое-что вспомнила.

Это было во время событий, связанных с Маркизом Вобаном, когда она посещала секретную библиотеку в районе Аобадай.

Библиотека представляла собой специальное хранилище гримуаров, собранных и конфискованных по всей Японии специальными агентами, типа Амакасу. Если подумать, то Комитет явно собирал не только книги.

— Возможно, что среди разнообразных вещей, которые конфисковал Амасу-сан и его коллеги, есть то, что Лилилана-сан назвала ингредиентами? Вероятно, подобные предметы хранятся в особняке семьи Саяномия…

— Ха-ха-ха, как такое возможно, прошу, не надо говорить наугад.

— Наугад или нет, всё станет ясно после расследования.

Лилиана обнажила свой излюбленный меч прямо на глазах притворяющегося Амакасу.

Магический меч Иль Маэстро был лично выкован лучшими кузнецами и магами.

— Я отправлюсь прямо в этот особняк и поищу. Если там ничего нет, то я обыщу все места, имеющие отношение к вашему Комитету.

Поняв намерения Юри из её слов, Лилиана сделала своё заявление самым внушительным образом.

Хотя с позиций этики такое поведение смотрелось не очень подобающе. Но, несмотря на это, она всё равно открыто заявила о своих дальнейших действиях.

Юри была впечатлена. Угрожать надо именно таким образом? Урок выучен.

— Пффф… Так и думал, что будут проблемы, если её позвать. Ладно, каюсь, я знаю, где можно раздобыть требуемые ингредиенты. В особняке семьи Саяномия они есть, но в силу различных причин, без веских на то оснований, трогать их нельзя, так что лучше туда не соваться, — вздыхая, Амакасу, наконец, рассказал правду.

Узнав, что она может спасти дорогих друзей, Юри невольно ощутила душевный подъём.

Часть 4

Загробный мир, Астральный мир, Граница между жизнью и бессмертием.

В этом месте, с множеством различных имён, перед Годо встала дилемма.

Эна, которой управлял Амэ-но муракумо-но цуруги, недавно сбежала. И хоть по ощущениям казалось, что прошёл час, Годо знал, что на подобные ощущения полагаться не стоит, так как течение времени в данном месте вряд ли было таким же, как в реальном мире. После небольшого отдыха его головная боль тоже практически прошла. Но…

Состояние Эрики, напротив, становилось только хуже.

Её лицо выражало боль, дыхание было прерывистым, и с неё градом катил пот. Дотронувшись до девушки, Годо понял, что температура её тела крайне высока, словно у неё лихорадка. К тому же Эрика очень обессилела, она даже перевернуться сама не могла.

Совершенно измотанная, она лежала в тени дерева у реки.

— Принимая во внимание текущую ситуация, единственное, что, наверное, остаётся, это вернуться на ту гору… — пробормотал Годо.

Так как у него не было ни знаний, ни умений, чтобы помочь Эрике, он должен попросить о помощи. А в этом загадочном месте он знал только троих «людей», если их можно так назвать.

Сусаноо и мумифицированный монах не в счёт, но, возможно, руку помощи ему протянет благосклонная принцесса.

— Могу я спросить, как устроен этот мир? — поинтересовался Годо, обеспокоенный состоянием Эрики.

Чтобы спасти её и покинуть это место, ему нужна информация.

Где-то там в этом мире протекала прекрасная река.

А также располагалась практически бесконечная равнина.

И этот пейзаж неизменно простирался до самого горизонта.

Домик в горах, где обнаружился Сусаноо, кажется в том направлении, или нет. Когда он мгновенно прыгнул прямо сюда, Годо сам не мог своим глазам поверить.

— … Местонахождение Сусаноо находится в пространстве, отличном от этого. Если не ошибаюсь, Астральный мир состоит из множества разъединённых миров и пространств. Должно быть, ты совершил пространственное перемещение между этими мирами… — объяснила Эрика Годо, пересказав то, о чём читала в книгах.

Без её обычной манеры речи казалось, что выносливость девушки постоянно тает, и Годо кивнул в ответ, отчаянно пытаясь найти выход из ситуации.

— Иными словами, всё это место похоже на многоквартирный дом, так? Хоть люди и живут под одной крышей, квартиры разделены стенами и этажными перекрытиями, но передвижение всё равно возможно, если пользоваться коридорами и лестницами.

Просторный мир, который содержал в себе бесчисленное множество независимых пространств, связанных, словно паутина.

Даже бог штормов Сусаноо, сколь бы безжалостные бури он ни призывал, мог влиять только на местность той «комнаты», которую занимал сам.

Это объясняло тот факт, почему Боги-еретики, одно существование которых, само по себе, несёт миру катастрофы, могут уединённо жить в данном мире.

— … Но ты уже только что использовал воплощение «Воина», так что «Меч» какое-то время будет недоступен. Если мы собираемся к Сусаноо, разве тебе не стоит сначала немного подождать?

— Нет, если так и дальше пойдёт, твоё тело не выдержит.

Десять воплощений Веретрагны.

Сила, которую Годо отобрал у древнего Персидского Военачальника, имела множество ограничений.

После использования воплощения, снова воспользоваться им можно было только через один день.

«Меч» уже активировался при встрече со старым богом. Без козыря в рукаве, Годо настоятельно следовало избегать прямой конфронтации с Сусаноо. Но на предложение Эрики он покачал головой.

— Я найду способ. Хоть и есть там пара неприглядных личностей, кое-кто хороший там тоже имеется.

Годо без слов взял Эрику на руки и пристроил её себе на спину.

После он попытался применить недавний способ путешествия, мысленно представил домик в горах и прекрасный окружающий пейзаж, а затем пожелал там оказаться.

И тут же… Годо и Эрика неожиданно переместились на пляж.

Перед их глазами раскинулось прекрасное синее море, а в ноги им тихо бились волны.

— К-как такое могло произойти?!

— Похоже, тебе воображения не хватает… Хоть ты и Чемпион, но у тебя никогда не было специальных тренировок… Может, без определённого уровня магических познаний переход завершается неудачей…

— Но к вам-то я без всяких проблем попал!

— … Это явно потому, что ты мог видеть окружающую местность… Пейзаж перед глазами, по сравнению с тем, что всплыло у тебя в памяти — тут огромная разница в сложности интерпретации, — объяснила Эрика со спины Годо.

Но говорила она медленно и делала много пауз. Годо потихоньку начал паниковать. Если так и дальше пойдёт, её жизнь будет в опасности, следующая попытка должна стать успешной!

Он ещё раз точно представил пейзаж в мыслях. Гора. Сейчас он должен попасть на гору Сусаноо.

Но прибыли Годо с Эрикой на совершенно безжизненную и пустынную гору.

Коричневые камни, сухой ветер, голубое небо. Было бы неудивительно, обнаружь они кружащих вверху орлов и стервятников. Пейзаж совершенно противоположный богатой зеленью горе.

— Проклятье, ещё раз!

Третья попытка напрячь воображение и третий переход, но местность даже на природу не походила.

Белое пространство, и они были окружены этим белым.

Место, в котором белизна простиралась от горизонта до горизонта.

Тик-так. Тик-так. Ещё тут слышался странный звук, как будто часы тикали.

Неся Эрику на спине, Годо осмотрелся.

Вскоре ему на глаза попались старинные часы, но затем тиканье ещё и сзади послышалось. Повернувшись, он обнаружил серебряные карманные часы. Когда и слева звук раздался, в том направлении стало возможным разглядеть массивную часовую башню…

Как только слышалось тиканье часов, тут же появлялись новые часы. И так повторялось десятки раз.

— Годо… это не работает, ты окончательно заблудился, — едва слышимо высказала свой протест Эрика.

Годо тяжко вздохнул. Похоже, он постоянно заходит в тупик. Ещё раз, попытаться снова, чёткая картинка. На этот раз надо переместиться в место, обозначенное в сердце.

— … Всё-таки не сработало…

Когда Годо услышал уставший голос Эрики, он не нашёл, что сказать.

Они оказались на улице, вымощенной камнем.

Улица готического вида, можно ошибочно подумать, что оказался в сельской местности Италии.

Небольшие дома, соединяющиеся карнизами крыш, дороги и площади вымощены кирпичом. Если бы данное место находилось на земле, местные виды, скорее всего, признали бы памятником всемирного наследия.

Но вокруг не было ни души. После осмотра не обнаружилось ни единого человека. Улица оказалась пустынной.

У Эрики, лежавшей на спине Годо, участилось дыхание.

Время от времени в нём начали появляться короткие перерывы, похоже, множественные перемещения дорого обошлись её организму.

Обнаружив поблизости парк, Годо опустил Эрику на траву и сел рядом с ней. Происходящее настолько его вывело, что он бы какой-нибудь мусорный бак пнул, окажись тот рядом.

— Проклятье, у меня больше никаких идей нет. Если и дальше так пойдёт, то это конец.

— Кстати… Годо, у меня есть просьба.

Годо удивлённо подскочил. Эрика говорила редким для неё невинным голосом.

Единственным временем, когда она так говорила, в основном были утренние часы, сразу, как она просыпалась. А сейчас она была в ещё более уязвимом состоянии.

— Такое чувство, будто смерть уже близко, не мог бы ты в последний раз страстно обнять и поцеловать меня?..

— П-прекрати ты эти глупости! Не надо так наговаривать!

Что начало, что окончание её просьбы — просто неприемлемо, и Годо тут же высказал ей.

Но Эрика слабо покачала головой.

— Вероятность подобного будущего очень высока… Я уже не способна излечить это тело собственными силами, и у меня нет способа покинуть Астральный мир. Более того, я не могу связаться с теми, кто может вытащить нас отсюда… Это конец.

Годо проглотил свои возражения.

Причина, по которой они не могли вернуться к дому Сусаноо, это его собственная глупость.

— Так что давай готовиться к будущему. Если меня не станет, ты должен будешь последовать моим указаниям…

— Да хватит уже, прекращай эти шутки про последние слова!

— Я не шучу, разве не ты сам недавно сказал, что это конец?

Когда ему вернули его же слова, Годо умолк.

Как она и сказала, и он это прекрасно понимал, если у них не выйдет вернуться к Сусаноо, сам Годо ничего сделать не сможет. Даже если бы Эрика не произнесла этого вслух, он всё равно знал.

— Т-тогда попрошу ещё раз, поцелуй меня и крепко сожми в своих объятиях… Хотелось бы, чтобы ты считал это продолжением того времени на Сицилии, согласен? Или всё ещё не можешь решиться?

Это Эрика сказала уже насмешливо.

Она накрыла руку Годо своей, но не пользовалась при этом той неестественной силищей. У Эрики уже не осталось сил или магии на то, чтобы увеличить мощь своих рук.

Но искреннее выражение её лица было настолько прекрасно, что трогало до глубины души.

— Хотя бы скажи мне, что ты на самом деле чувствуешь по отношению ко мне… И не уходи от темы, как обычно, ты должен объясниться предельно чётко.

Какие чувства он испытывал к Эрике? Да разве это не очевидно?!

Может, смерть действительно была близко, как она и сказала. Но Годо не хотел этого признавать. Как он мог позволить, чтобы подобное произошло. И всё же, здравый смысл подсказывал Годо, что всё это правда.

Его сердце обуревали ярость и страх, заодно с ужасом при мысли о том, что он её потеряет.

Год крепко сжал руку Эрики.

Затем приблизил лицо, его губы надвигались на тонкие, но соблазнительные губы девушки. Затем они соединились.

Обоюдный поцелуй.

Они увлеклись на довольно продолжительное время.

— Годо… Ты впервые поцеловал меня по своей собственной инициативе, — мягко произнесла Эрика через десятки секунд после, когда их губы разделились.

Несмотря на отчаянную ситуацию, в которую они попали, на её лице были написаны счастье и удовлетворение.

Увидев это выражение, Годо был поражён в самое сердце.

Чувство нежной любви к ней, страх потерять её, тревожные поиски решения проблемы, смятение и гнев, Годо был всецело захвачен стремительным наплывом разнообразных чувств.

Но самой сильной эмоцией оказалась злость.

Злость на обстоятельства, которые отбирали её, злость на свою собственную недееспособность.

— Ай… больно. Годо, пожалуйста, будь помягче…

Он невольно сжал её ещё сильнее, вызвав со стороны Эрики мольбы.

Но вместо этого Голо сжал тонкую и слабую руку девушки не легче, а ещё сильнее. На это действие Эрика никаких возражений не высказала.

Она счастливо закрыла глаза и улыбнулась, сильнее прижавшись к Годо и полностью опираясь на него.

В этот самый момент девушка полностью доверила Годо своё сердце и своё тело.

Когда Годо осознал это, злость у него внутри достигла ещё больших высот. Он отпустил руку Эрики и встал, уперев взгляд в небо. Возможно, далеко по ту сторону боги существуют, но, как бы играясь с человечеством, они сотворили этот трагический исход.

Пока Годо пристально смотрел на этих сверхъестественных существ, его злость продолжала пылать.

Плакать, потому что кто-то, кто ему дорого уйдёт навсегда? Невозможно. Скорбеть некоторое время, а затем весь отмеренный ему срок жить полной жизнью и петь хвалебные песни любви? Невозможно. Жить в печали и злобе, отчаявшись и с разбитым сердцем, из-за смерти любимой? Полная чушь!

Это поступки не подобающие Королю. Убийца богов, Дьявольский Король, так действовать не будет.

Но, что самое главное, он сам не мог позволить себе жить такой жизнью!

Наполненные злостью, глаза Годо сверкнули. Ранее такое случалось лишь тогда, когда его душа требовала действий, и он улыбался, наслаждаясь битвой во времена противостояния богам или другим Чемпионам, но на этот раз настроение у него совершенно не такое.

Кто бы сейчас пред ним ни явился, бог или сам Будда, он убьёт их всех!

Если судьба неприемлема, он воспользуется своей волей и властью, что повергнуть её к своим ногам.

А если он всего лишь такого сделать не способен, тогда как он мог называть себя Дьявольским Королём? Кто смеет отбирать Эрику? Вы хоть понимаете, чью женщину отбираете?!

— … Годо? Что с тобой творится? Почему у тебя такое страшное лицо? Почему ты не такой, как обычно? — спросила Эрика, испугавшись.

Но он не обратил на неё внимания. Приласкать и одарить девушку потоком любви — для этого потом время будет.

А сейчас ему необходимо перехватить дурацкую судьбу и всё остальное, что пытается отобрать жизнь Эрики! Куда идти? Кого надо избить?

«Где противник, которого мне надо одолеть? Я ни за что не позволю ему вырваться из моей хватки!..»

И тут же его поразила боль.

Судя по ощущениям, в голове словно пожар начался, и он почувствовал дикую боль.

Та же самая боль, которая появилась при получении им знаний о Сусаноо, плата, которая сопутствовала духовному зрению.

Почему она сейчас появилась? Прошлый раз всё было из-за использования «Воина» — из-за активации воплощения Веретрагны и впитывания «Мечом» знаний о боге, так?

Но сейчас у него не должно быть никакого воплощения, из которого можно извлечь пользу. Хотя…

А, может, воплощение, способное спасти Эрику и защитить её, на самом деле существует?

Как только он об этом подумал, произошло изменение.

Он увидел. Вместо головной боли появилось видение, вызванное духовным зрением, и в этом видении показывалось, как использовать новую силу.

Снова появилось то чувство, которое возникало у него во время драки с Вобаном, его тело и ум переполнило ни с чем не сравнимое ощущение всемогущества.

«Теперь всё в моих руках. И, я получил их все!»

— Эрика… Я абсолютно никогда не позволю тебе уйти, так что, прошу, поклянись мне.

Освоив пятое воплощение Веретрагны, Годо произнёс слова заклинания:

— Поспеши и принеси клятву! Будь со мной, что бы ни случилось… Даже если жизнь подходит к концу, даже если всему миру наступает конец, даже если это будет означать битву со всеми богами, будь со мной вечно.

Это были не простые речи, а священные слова, наполненные силой, отобранной у богов.

В то же время это было решением высокомерного короля, который требовал вечной клятвы.

Глядя на его королевское величие, выражение лица лежащей рядом Эрики стало радостным и каким-то завороженным.

— Неужели ты пробудил то воплощение? Ты, наконец, всецело овладел силой Веретрагны?!

— Хватит бесполезных слов. Ты хочешь принести клятву? Торопись же и решай прямо сейчас!

— Конечно, я клянусь! До скончания этого мира я всегда буду рядом с тобой, отдавая тебе всё, что у меня есть! — незамедлительно выкрикнула Эрика в ответ на строгий выговор.

При этом она улыбалась самой прекрасной и покорной улыбкой из всех, улыбкой, которая шла от чистого сердца.

Услышав её клятву Годо многозначительно кивнул.

Пятнадцатилетний юноша, сиявший ярким светом.

Такова была внешность, которую выбрал бог войны, когда они встретились на Сардинии.

Герой и святой, пятое воплощение Веретрагны, которое ведёт людей и присматривает за ними.

Овладев этой силой, Годо точно сможет защитить девушку рядом с ним.

Поэтому сейчас Эрика должна получить метку защитника, метку Годо, тем самым получив его покровительство и благословение.

Годо придавил хрупкое тело Эрики к траве.

И хоть сделано это было грубо, стороны не возражали. Сейчас они двое представляли собой короля и защищаемую им, властелина и подвластного ему.

Годо улёгся прямо на девушку и снова прильнул к её губам.

— Ммм, ммм…

Он с жадностью впился в уста измождённой Эрики.

Было бы куда лучше, если бы он проявил заботу о её ослабевшем теле и отнёсся к ней нежнее…

Но останавливаться уже поздно, Годо продолжал, не встречая никакого сопротивления, его губы с силой прижимались к губам Эрики, его язык облизывал их, а затем ворвался в её рот.

Он поискал им язык девушки, нашёл его, и они переплелись вместе. Эрика тоже отвечала ему и сама просила об этом единении, и на какое-то время они сплелись своими языками.

…С их стороны слышались звуки гармоничного взаимодействия двух слизистых оболочек.

Под весом Годо Эрике было трудно дышать.

Несмотря на то, что телосложение девушки отличалось своей хрупкостью, во всех нужных местах её фигура была очень соблазнительной.

Тёплая и упругая, тактильные ощущения от тела Эрики просто невероятны, горячее просто некуда.

Наслаждение столь близким контактом плюс дурманящие ощущения от непрерывных поцелуев.

От их частого и тяжёлого дыхания Эрика во всю полноту ощутила то, что она жива.

Наблюдая смятение девушки, слыша её нежное дыхание, вдыхая её аромат, чувствуя вкус её языка и слюны, ощущая тёплую кожу Эрики…

Все пять чувств, мысли и тело переполняло наслаждение, их словно в мёд погрузили.

Но этот дурман не был целью Годо.

— Эрика, начиная с этого момента, я передам силу Веретрагны, мою силу, тебе. Скорее всего, будет больно, но ты должна выдержать. Сможешь? Справишься?

— Да, знаю, я обязательно справлюсь… Прошу, Годо.

Несмотря на своё ослабленное состояние, она заставила себя кивнуть и подтвердить свою клятву, после чего Годо снова поцеловал её.

Губы и язык, слюна и зубы, Годо не пропустил ничего.

При этом он ощутил, словно между ним и Эрикой установилась связь.

Невидимый магический канал, по которому можно передать один одному сильнейшую «Защиту».

Сознание Годо обратилось к области тела чуть ниже пупка.

Это место в китайской медицине называется даньтянь[✱]Даньтянь — центр энергии ци. В организме имеются три даньтяня (буквально — поле киновари, котёл, треножник, в котором происходят энергетические процессы) — в нижней части живота, районе сердца и голове. или «золотой эликсир», иначе говоря, самая глубокая часть тела.

И оттуда он начал брать магическую силу, в процессе преобразуя эту чистую магию в «Защиту».

Из низа живота в живот, затем в грудь и, наконец, через горло в рот.

Магическая сила, которая поднималась, словно двигаясь по позвоночнику, вливалась в рот Эрики через губы.

А чувства Годо к девушке, его желание защитить её и надежда даровать ей силу, были тем, что превращало эту магию в «Защиту».

Кусанаги Годо молил об этом от всего сердца.

— Годо… Я чувствую то, что ты мне даёшь, — с закрытыми глазами прошептала очарованная Эрика.

Она говорила во время поцелуев, при этом каждое движение губ, их мягкость и сладость, чувствовалось всё.

Но это только начало, кульминация ещё не наступила.

Чтобы ускорить передачу чистой «Защиты» в тело Эрики, Годо ускорил поток.

— ?!. — из-за возникшего дискомфорта Эрика издала короткий стон.

Когда он на мгновение отпустил её губы, то в уголках глаз задыхавшейся девушки Годо увидел слёзы.

— Эрика если ты не можешь выдержать…

— Нет, всё нормально. Продолжай, просто, резкое увеличение скорости меня напугало. На этот раз я выдержу, может, поторопишься уже с продолжением?..

Она явно храбрилась. Но Годо притворился, что не заметил.

Любовь Эрики Бланделли и её тело, всё это принадлежало Годо. Причинять этой девушке боль и при этом заставлять её покорно терпеть — его единоличное право и привилегия.

И он не допустит, чтобы боль и страдания Эрике причинял кто-либо друлгой.

В данный момент, чем большую боль она терпела, тем большую «Защиту» она получала.

Годо снова посмотрел на девушку, и в ответ Эрика вернула ему взгляд, полный страсти. Они согласно кивнули друг другу и слились в очередном глубоком поцелуе…

— Мммм!.. Всё хорошо, продолжай!..

Тело Эрики болезненно напряглось.

Чтобы поддержать девушку, Годо крепко сжал её в объятиях, его рука ободряюще сжала ладонь Эрики, и она ответила ему тем же.

По той силе, с которой девушка сжимала его руку, можно было понять, какую боль ей приходится выносить.

Годо уже не мог как-то ещё уделить Эрике внимание, сейчас он был всецело поглощён вливанием «Защиты» Веретрагны за один выдох.

— А-а, аааааа!

Эрика закричала, но Годо не остановился. Ему нельзя сомневаться.

Наконец, «Защита» добралась до самой глубокой части её тела, наиважнейшего «золотого эликсира» внизу живота.

— !

Крики Эрики стали хриплыми, в них уже не узнавался её голос.

В то время как одной рукой она крепко сжимала руку Годо, её вторая рука, которая его обнимала, оставила на спине парня глубокие кровоточащие царапины. Не обращая внимания на боль, Годо продолжал прижимать свои губы к губам Эрики.

«Ей должно быть гораздо больнее, чем мне, так что это ничто».

Священная защита бога войны.

Печать победителя, дарованная славным героем.

Импульс магической энергии, влитой Годо, временно укрепил разум и тело Эрики.

У Чемпионов есть способность быстро адаптироваться к окружающей среде Астрального мира, безграничная жизненная сила немедленно излечивать любой урон определённого уровня, и боевые инстинкты, которые позволяют переключаться в своё сильнейшее состояние во время битвы. И сейчас все эти качества были влиты в тело Эрики.

Девушка обмякла.

Она вся промокла от пота, но на её прекрасном лице больше не наблюдалось никаких признаков того, что ей больно.

Она крепко сжала руку Годо и тихо улыбнулась.

Её улыбка несла в себе следы изнеможения, но это была очень приятная усталость.

Годо отодвинулся от неё, хотя и чувствовал некоторое нежелание отрываться от разгорячённого и гибкого тела Эрики. Но если и дальше продолжать в такой позе лежать, могут возникнуть проблемы…

Эрика тоже немедленно встала.

Её лицо прямо запускало в неосторожного Годо улыбку за улыбкой. При этом её вес создавал ощущение комфорта.

Но здравый смысл Годо говорил ему, что так продолжаться не должно.

— П-постой! Ритуал завершён, и защита Веретрагны уже в твоём теле, так что продолжать не обязательно…

— Да я и так это знаю. Это мой ответный подарок на любовь Годо. Просто прими его.

На этот раз настал черёд Годо быть прижатым Эрикой.

Похоже, стоило ей оклематься, как она тут же решила занять место сверху.

— Э-это была не любовь, а, скорее, дружба и беспокойство…

— Нет, любовь. Я понимаю.

Её губы приближались, он уже довольно давно не испытывал на себе поцелуя, инициатором которого была Эрика.

Чтобы выйти из сложившегося положения, Годо собирался сопротивляться с применением силы, но прежде чем окончательно решиться, он сдался… По какой-то непонятной причине желание сопротивляться пропало. Да и с этой позицией тоже вполне можно смириться пока что.

В конце концов, отпустив его губы, Эрика улыбнулась улыбкой, которая говорила: «Прошёл».