Том 1    
Глава 4: Погулять вместе


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
02.04.2020 23:43
хоооооооооооооооооооооо
asunalightning
26.03.2020 21:28
И так,кто уже начал читать что скажите?как тайтл?
lastic
26.03.2020 20:26
хоооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
dxbunqxp
20.03.2020 13:53
Продолжайте дальше
dxbunqxp
20.03.2020 13:53
Хочу ещё. Пожалуйста ещё. Удачи, здоровья и всего самого наилучшего переводчикам.

Глава 4: Погулять вместе

Утро субботы.

Я валялся на кровати и думал.

Не хотелось делать это в обозначенное время, но и слишком рано или слишком поздно не хотелось, тогда на минуту позже... Я слишком много думал, и с шести часов прошло уже три минуты и я стал быстро жать по кнопкам на телефоне.

После набора номера прозвучал лишь один сигнал.

«А-алло», — прозвучал громкий голос. Ах, какой же он милый. Вот оно счастье, слышать этот милый голос с утра.

«Доброе утро, Момота-кун».

— Доброе утро, Орихара-сан. Я довольно рано позвонил.

«А... В-вот как?»

— Неужели ты уже не спала?

«... Да, я где-то полчаса назад проснулась».

— Рано.

Орихара-сан сама попросила позвонить ей с утра. Я проснулся десять минут назад, а она похоже ещё раньше.

«Я переживала... Проснулся ли ты».

— Тогда ведь нет смысла в утреннем звонке.

«Э-это не так!»

Я усмехнулся, а девушка стала в спешке отрицать это.

«Если бы не знала, что ты мне позвонишь, то могла бы проспать! К тому же...»

— К тому же?

«Я-я рада. Что услышала твой голос с утра».

Ей было до смерти стыдно, но и я смутился, слыша это. Да уж... Что же это? Что за ситуация такая? Ничего, что я так с утра взволнован?

Испытывая смущение, я решил сменить тему.

— Э-это, ты сегодня работаешь?

«Да, верно».

«- Ужас, работать в субботу.

«Иногда приходится. Но вечером я буду пить с Юки-тян, буду ждать этого и стараться на работе».

— А, ты говорила.

«Момота-кун, ты сегодня будешь веселиться с Каной-куном».

— Да. Думаю, накупим всего в здании у станции.

Хотелось ещё поговорить, но ей надо было собираться, так что надо было заканчивать разговор.

— Ну ладно, уже пора.

«Верно. Пока».

— Да, пока.

Несколько секунд продолжалось молчание.

«... В-вешай трубку, Момота-кун!»

— Ты тоже, Орихара-сан!

«Просто... Не хочется самой вешать... Вешай ты».

— Я тоже не хочу.

«Тогда... Давай вместе».

— Х-хорошо.

«Давай. И повесили».

— Повесили.

Несколько секунд длилась тишина.

— Ты не повесила!

«Ты тоже, Момота-кун!»

— В следующий раз серьёзно вешаем.

«А-ага, точно. Хватит уже, пора».

— И повесили.

«Повесили».

И в этот раз... Разговор прервался.

Я повесил трубку, но не звал, повесила ли её она. Во второй раз уже надо было. Или всё же нет? Что-то я себя виноватым чувствую, если Орихара-сан трубку не повесила... Хм. Не знаю, как стоило поступить.

— ... Эх, — вздохнув, я улёгся на кровать.

Устал. Как же я устал.

Конечно мне это не неприятно... Но я так счастлив, что уже даже уставать начал.

Сегодня третий день, как мы начали встречаться.

Как появляется время, я звоню или пишу, но пока ещё не привык. Когда что-то говорю, сердце начинает биться быстрее, и я устаю психологически. Я очень устаю, но вместе с тем очень счастлив...

— Блин... С девушкой очень сложно.

Словарный запас у меня ограничен, и выражение натянутое.

Голова кипела, я покинул комнату и направился в уборную. Умыл лицо, почистил зубы и использовал воск, чтобы пригладить волосы, и тут...

— Чего напеваешь, противно ведь, — сказала сестра, стоя за зеркалом в ванной. — Настроение с утра хорошее?

— А? Я напевал?

— Напевал, типа «фу-фу-фу, фу-фу-фу».

Серьёзно? Я и не заметил? Видать слишком обрадовался, что смог поговорить с Орихарой-сан по телефону, вот и вырвалось.

— Моя очередь, отойди, — сказала сестра, сдвинула меня и встала перед зеркалом.

— А... Ты что делаешь? Я ведь только собрался волосы уложить.

— Разница небольшая будет, переживёшь.

— По сравнению с количеством твоего макияжа и правда.

— А?

— ... Нет, ничего.

Она так на меня посмотрела, что я опустил голову и на шаг отступил. Ванная — место, оккупированное единственной дочерью нашей семьи. Укладывая волосы, краем глаза она посмотрела на меня, и я молча ушёл.

Момота Каеде.

Моя старшая сестра, на четыре года старше меня. Она ходит в университет по соседству, работу пока не ищет и в состоянии «скоро начну подумывать о поиске работы». Характер деспотичный, вся себе на уме, как и у всей семьи, вытянутые прищуренные глаза, у неё невыразительные черты лица, но стоит накрасить глаза и наложить макияж, она превращается в студентку университета.

Лицо неприметное, так что макияж выделяется. Правда стоит сказать это, и можно получить.

— Каору, послушай.

Привычными движениями она укладывала волосы и позвала, когда я уже собирался уходить.

— У тебя что, любимая девушка появилась?

— ... М.

Я запаниковал.

Стоявшая перед зеркалом сестра начала ухмыляться.

— Т-ты чего так внезапно?

— Просто ты начал задумываться о причёске и одежде. Вот как, значит ты уже в этом возрасте, Каору.

— ... Отстань.

Смутила меня.

Неприятно, когда по этому поводу издеваются.

— Благодаря мне у тебя наконец подружка появилась. А отец радуется «Наконец Каору решил стать наследником».

— ... Просто у старшеклассников денег хватает. С девушкой это не связано.

Ну вообще.

На самом деле дело в девушке.

— Тогда может я дам тебе советы в любовных делах?

— Вот с тобой я точно советоваться не хочу.

Она обняла меня за плечо, и я стряхнул её руку.

— А-ха-ха. Ну, если повезёт и найдёшь себе подружку, хоть познакомь. Уж сестрёнка её побалует.

Чувствуя её улыбку своей спиной, я закрыл за собой дверь ванной.

И вздохнул.

— Познакомить.

На деле она у меня есть.

Но пока рано знакомить её с сестрой.

И мне, и Орихаре-сан надо перед этим приготовиться морально.

— Просто ведь...

Девушке младшего брата уже двадцать семь, и я не представляю, как сестра будет выглядеть, если узнает.

— Эй, Момо. Неплохо ведь. Примерь.

Мы пришли в магазин мужской одеждой перед станцией.

Кана протянул мне тонкий пиджак, и я взял его. Я снял верхнюю одежду и примерил. Кана довольно кивнул.

— Ага. Отлично. Тебе идут пиджаки, Момо.

— Вот как? А не простовато?

— Не простовато, а роскошно. Похож на взрослого.

— Хм... Я-то думал попробовать что-то грязноватое на манер того, что на тебе.

— ... Грязноватое? Это «гранж» называется.

Я попробовал похвалить, и только шокировал его.

Сейчас на Кане был слегка большой свитер и драные джинсы. Одежда казалась винтажной, и отлично дополняла мягкость парня, получалось несбалансированное очарование.

Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что он модник. Моё «грязноватое» было похвалой, но похоже выразился я не подходяще.

Кана вздохнул и продолжил:

— Тебе образ красавчика как у меня не подойдёт, так что лучше не надо, Момо, — он назвал себя красавчиком. И сделал это без сарказма. — Ты высокий и широкоплечий, потому тебе нужно что-то более взрослое. Стоит думать о том, что ты будешь с Орихарой-сан гулять, — спокойно сообщил парень, и до меня дошло.

— Не знаю, в какой одежде она обычно ходит, но лучше подобрать что-то, что не опозорит взрослую женщину.

— ... Ты даже о таком подумал?

— Конечно. Мода предполагает думать о человеке, с которым ты идёшь, — спокойно заявил он. Хм. Вот она, разница в опыте. Я-то просто думал купить для свидание что-то мало-мальски модное... Вот как, значит надо выбирать, основываясь на партнёре. Я только о себе думал, а не о ней.

— Ну, говорю я красиво... Да только опыта общения со взрослыми людьми у мня нет. Самая взрослая в университете училась. Пусть я и задумался об этом, всё же я не уверен, так что на многое не рассчитывай.

— Не принижайся. Твои советы очень выручают.

— Приятно слышать. Кстати, когда у вас свидание?

— ... Не знаю.

— А?

— Мы... Ещё не договорились.

— ... Не договорились, а ты уже одежду покупаешь?

— О-отстань. Подумаешь.

— Ну да, ага... Это нормально. Главное быть в нужном расположении духа... Ха-ха-ха.

Он держался, но в итоге всё же рассмеялся.

— Не смейся надо мной... Я не популярный тип вроде тебя, и у меня такое в первый раз, потому я и стараюсь.

— А-ха-ха. Прости, прости, не злись.

— ... И куда вообще на свидание позвать? — смущённо спросил я, а Кана задумался:

— Куда обычно зовут? В кино или ресторан. Вы же встречаетесь, так что вам и стесняться нечего.

— Ну да. Я тоже думал об этом. Она каждый день работает, а я ученик с кучей свободного времени. К тому же... Если куда и идти, то лучше туда, где мы не наткнёмся на знакомых.

Офисная работница и школьник.

Двадцать семь лет и пятнадцать.

Ладно бы мы привыкли встречаться, но увы, пока мы не можем ходить с гордо выставленной головой. Ни меня, ни её не должны раскрыть.

— А ты не много думаешь? Даже если друзья увидят, можно представить как друга или родственника и просто обмануть.

— М, ну да.

— Правда нельзя будет держаться за руки или вешаться на плечо как парочка.

— ... М.

Ну точно.

Конечно я не ради этого на свидание иду... Хотя вру. Хочу вести себя как парочка.

— А если действовать скрытно, это больше измену напоминает.

— ... Как-то грубовато, — он стал издеваться, а я даже уверенно ответить не мог.

Я не думал о том, чтобы кому-то изменять. Однако... будет неприятно постоянно оборачиваться, выискивая чужие взгляды.

Расставшись с Каной, я вернулся домой, а потом Ура позвал меня поиграть.

«Давай поохотимся», — предложил он.

«За шмотки десять тысяч?! Ты дурак? Деньги на ветер спустил. Можно было столько раз в лотерею сыграть на эти деньги».

— Лотерея — это и есть деньги на ветер.

Правда тут у каждого своё, оценивать бессмысленно.

Мы договорились поиграть, но это не значило, что кто-то к кому-то пошёл. Мы остались дома и играли по сети, общаясь через голосовой чат.

«А, чёрт! «Драгоценные камни» не выпадают!»

— А. А мне выпал.

«Чёрт! Почему только тебе, Момо?! Что б тебя, продолжаем, пока не выпадет!»

На сердитый голос в наушниках я ответил «понял», и мы стали перепроходить задание.

Кстати, а Орихара-сан в эту игру играет?

Она наверное ещё с версии на «PS2» начала. С самого начала серии. Хм. Я начал только с четвёрки, и даже представить не могу, что там. И в первой моего любимого огромного меча вроде нет.

«Эй, Момо!»

— А.

Я продолжал бесцельно атаковать, и здоровье моего персонажа упала до нуля. Проигравший охотник был перемещён на базу.

«Ты чего в облаках витаешь?!»

— А, прости. Отвлёкся.

«Блин. Об Орихаре думал?»

— К-как понял?

«... Угадал», — поражённо бубнил Ура. Чёрт. Сам себе могилу рою.

«Да уж. Вслед за Каной и ты в бабники заделался. Но у тебя это первая девушка. И ты только о ней и будешь думать. Двадцать четыре часа в сутки, постоянно. Тц. Что б ты сдох».

— А, блин, ну прости. Я скоро вернусь, жди.

«... Эй, Момо».

Я стал в спешке снова готовиться к выходу, а Ура тихо заговорил.

«Я не возражаю... Что ты с Орихарой встречаешься. Но... Как бы сказать№.

Его едва можно было расслышать.

«Даже если у тебя появилась девушка, мы же и дальше будем играть...»

— А? Что ты сказал? Я не расслышал, слишком тихо.

«Тц. Ничего».

— Ха-ха. Ага, понял. Я и дальше буду с тобой играть, не волнуйся.

«Что?.. Так ты слышал! Дурак! Сдохни!»

Мы ещё много раз охотились, но нужного предмета так и не достали, пришло время моей подработки, и я прекратил играть с Урой.

Хотя как подработка, я просто отцу помогаю.

Из поколения в поколение... Хотя это громко сказано, мой дед управлял ортопедической клиникой. Отец стал вторым поколением.

Она находилась недалеко от дома. Работал там отец и двое сотрудников, клинику нельзя было назвать большой, но постоянных клиентов хватало. В прошлом году мы обновили интерьер и достали новое ультразвуковое оборудование. Получилось выгодно. Я начал помогать, когда пошёл в старшую школу, но в последнее время особо сил прилагать было не надо.

Ну, мне просто нужны были деньги.

Для отношений они необходимы.

Чтобы развивать мои отношения с девушкой, мне нужны деньги.

Так думают все старшеклассники с подружками, вот только моя девушка старше меня.

Она офисная работница из известной компании. Конечно не вежливо про годовой доход и сбережения спрашивать, потому про это я ничего не знаю, но у неё должно быть немало денег.

И раз я встречаюсь с такой девушкой... Хотелось быть с ней на равных, но денег точно не хватало.

При том, что мы вместе всего три дня, рановато о подобном думать, но тревога и раздражение подтолкнули меня к труду.

... «Наконец Каору решил стать наследником», — радовался отец, а я чувствую себя слегка виноватым. Но я тебя не обманываю, так что прости, отец.

После работы я поужинал чуть позже обычного и вернулся в свою комнату. И вот в восемь вечера...

На телефон позвонила Орихара-сан.

Ой.

Что такое? Что-то случилось?

Конечно она могла позвонить и просто так.

Всё же мы... Встречаемся!

Может она скажет «я хотела услышать твой голос, Момота-кун». А-ха-ха. Шучу я конечно. Шучу.

Так. Когда нервничает, она милая, надо бы ответить. Да уж, хотелось немного времени на себя. Ах, но я теперь парень. И у меня есть девушка.

— Алло. Что случилось, милая?

Шучу.

Стоило сказать, как меня переполнили сожаление и стыд. Ува... Что я несу! Гадко ведь. Для меня слишком гадко. Как бы я ни был взволнован. Думай о том, как выглядишь.

«...» — с той стороны была тишина.

Блин, облажался?! Я всё испортил?!

Со стыдом и тревогой я обливался потом... А потом пот сдуло.

«Вот ты какой. Парень Химе».

Я услышал голос незнакомой девушки.

Спокойный и холодный.

Это... Не Орихара-сан.

— Э... А?!

Я тут же посмотрел на экран. Было точно написано «Орихара Химе».

«Из разговора я подумала, что ты более невинный и сдержанный».

— Э-это... А вы кто?

«Я Сираи Юки. Подруга Орихары Химе».

— Юки-сан.

«А. Ты знаешь обо мне?»

— Орихара-сан несколько раз рассказывала.

Подруга из старшей школы, красотка с мужем и ребёнком.

Кстати, она сегодня вечером с Юки-сан выпивать собиралась.

— Это... Юки-сан, а почему вы звоните с телефона Орихары-сан?

«Точно. То, почему я звоню с телефона твоей милой».

— М?!

Она издевалась, а я был в шоке. Ува-а-а, вот чёрт! Как такое могло случиться?! Может это небесная кара?!

«Я буду говорить. Слушай внимательно. Почему я звоню с телефона твоей сладенькой».

— ... Простите. Прошу, хватит... Я уже умереть готов.

«Ах, жалость какая».

«И-хи-хи», — Юки-сан довольно рассмеялась.

«Момота-кун, верно? Можешь прийти? На самом деле с Химе... Кое-что случилось».

***

Сегодня я весь день работала, а после работы отправилась в сетевой бар. Мы договорились встретиться в шесть, и я пришла вовремя.

— Юки-тян, отлично поработали.

— Отлично поработали.

В забронированной комнате мы чокались кружками.

Я пила «Cassis Orange». Когда пила с коллегами под общее настроение брала пиво, но оно мне не особо нравится. А саке и сётю я пить не умею, зато вкусную выпивку типа сока люблю.

А сидевшая напротив Юки-тян заказала пиво. Она промачивает горло «для начала разливным», а потом переходит к сётю и саке. Пьёт она много, но её белая кожа не алеет от алкоголя. Как-то даже странно.

— Химе, ты сегодня работа? Нелегко тебе.

— Нет, всё нормально. А у Макарон-куна всё хорошо?

— Сегодня за ним муж присматривает.

— А, ну и хорошо.

Её муж помогал в воспитании ребёнка, и у Юки-тян, которая была домохозяйкой, имелась возможность передохнуть. Возможно в мире много матерей, которые могут оставить маленьких детей и пойти пить, но ценности и домашняя обстановка меняются. Хотя не мне, посторонней, об этом говорить.

Я рада, что смогла снова выпить с Юки-тян, и благодарна её мужу за такую возможность.

— Ну так что, Химе? — перейдя от пива с сётю, Юки-тян внезапно спросила.

— Что?

— Ясно что. Твой парень, — совсем не переменившись в лице, спросила она. А у меня от алкоголя щёки пылали.

— Какой твой первый парень?

— Какой? Д-да никакой. Обычный, обычный он!

— Правда? А ты не слишком возбуждена?

— Не слишком вроде...

— «Не хочется самой вешать, вешай ты. Давай вместе». Ты ничего такого бесящего не говорила?

— Н-не говорила я такого! Я не настолько доставучая...

Вообще говорила. Этим утром и говорила.

И на второй раз Момота кун повесил трубку, а я — нет, и мне из-за этого даже грустно стало.

— Вот как, Химе. А фото Момоты-куна у тебя нет?

— Нет. Мы же всего три дня встречаемся, такой возможности у меня просто... А, — говоря это, я вспомнила.

Есть. У меня осталось совместное фото.

Но оно... А, хм. Ну, Юки-тян можно.

Колеблясь, я достала её из чехла телефона и показала.

Это была фотография из фото-будки.

Мы вместе успели сняться.

— ... Тебе стыдно ходить по городу в форме школьницы, но фото ты сделала?

Сурово, Юки-тян. Ува... Не стоило всё же показывать!

— Ещё и специально в чехол убрала, чтобы увидеть было можно. Всё же ты пробудилась...

— Не пробуждалась я! Не хочу я, чтобы кто-то видел меня в школьной форме, только Момота-кун...

Придя в себя, я замолчала, но было поздно. Поражённая Юки-тян улыбалась, и с издёвкой сказала «как жарко». У... Стыдно.

— Это и есть тот самый Момота-кун... — изучая фото, Юки-тян подбирала слова. — Хм... Даже не знаю, что сказать. Внешне вроде не красавчик, но и не уродец, даже сложно как-то лицо его описать.

Слишком откровенная. В такие моменты надо быть тактичной и похвалить. Это будет правильно.

— И всё же... Химе. Низковатый у тебя «мир».

— А?

Я не поняла смысл слов.

Низковатый «мир»?

Она вернула чехол, и я ещё раз посмотрела на фото. Момота-кун слегка нагнулся, а рядом показывала «мир» я в одежде школьницы. Я тогда была очень напряжена, думала, что надо принять какую-то позу, и хотела выглядеть забавной.

И это поза... И правда низко.

Показывала «мир» я на уровне живота.

— Ну да, низко, и что?

— А ты не знаешь? Есть такая теория... Что чем женщина старше, тем ниже она знак «мир» показывает.

— ... А?

— Молодые полны энтузиазма, и показывают «мир» на уровне лица... А в двадцать и тридцать этот жест неосознанно всё дальше от лица уходит.

— ... М!

Я безмолвствовала. Ещё раз посмотрела на фото. Внимательно.

Н-низко!..

Ещё раз посмотрела, мой «мир» так низко!

А, ведь и правда! Мама и бабушка тоже показывали «мир»! И тоже на уровне живота!

— «Мир» как у старушки».

— К-как у старушки?!

— Личико как у школьницы, а ведёшь себя как взрослая женщина. Печально.

— ...

После такой всесторонней атаки я была опустошена. Неправда... Я и сама не замечала, но начала как-то показывать «мир» как старушка?..

А Момота-кун высоко руку поднял!

Без стеснения к лицу поднял!

Это потому что он подросток!..

— А-а вдруг Момота-кун тоже... Подумал: «Ува, она так низко показывает «мир». Прямо как бабулька»...

— Кто знает. Даже если заметил, не сказал. Для мужчины, нет, вообще для человека будет слишком жестоким сказать бабульке, которой около тридцати, которая фотографируется, прикидываясь школьницей, такое. Разве что это будут постыдные игры.

Бац.

Точно во мне что-то оборвалось, я упала на стол, ударившись лбом. Но куда большее было душевно. Ах... Хочу просто исчезнуть.

Я, занимавшаяся постыдными играми, молча вытянула руку и нажала на кнопку вызова. Я указала на меню и заказала «... Это саке, напоминающее финального босса».

— Погоди, Химе. Ты точно саке пить будешь?

— ... Буду. Сегодня буду. Хочу напиться и забыться.

— Ты же не умеешь...

— Ну и что! Буду пить!

Я махом закинула в рот принесённое саке.

Это последнее, что я помню.

***

Не знаю, интересно ли это ещё кому-то кроме меня, но расскажу про очки Орихары-сан.

На самом деле у неё не такое уж и плохое зрение.

— Оно не портится. Видать, играя в игры, я натренировала глаза, — уж не знаю, серьёзно ли, сказала она.

У неё на оба глаза было зрение 2.0, и очки она носила просто так. Просто для серьёзности, чтобы выглядеть взрослой, девушка носила их на работе.

Когда возвращалась, она чаще всего их снимала... И сейчас она была в костюме, но без очков.

И... Не только без очков, но и в приподнятом настроении.

— Ах, Момота-кун!.. Яхо, яхо.

Я добирался из дома на велосипеде целых двадцать минут. Сказал, что пришёл к знакомым и вошёл внутрь.

Меня проводили в комнату, и я увидел готовую Орихару-сан.

— Ну же, Момота-кун, присаживайся. Сюда, сюда! Рядом со мной!

— Нет, ну...

— Са-дись!

Я вынужден был сесть. Блин. Орихара-сан напилась. Лицо красное, глаза плавают. Ещё и так возбуждена.

Вот какой она становится, когда выпьет.

— Э-хе-хе, Момота-кун, Момота-кун... Э-хе-хе-хе.

Мягко улыбаясь, она приближалась. Наши плечи коснулись. Близко... Внезапно слишком близко. Мы же даже за руки не держались!

— Прости, что так поздно позвали.

Пока я смущался из-за поведения Орихары-сан, ко мне обратилась сидевшая напротив женщина, неуверенно улыбаясь. Скорее всего это и есть Юки-сан. Как и рассказывали, она красавица. Вообще не похоже, что у неё ребёнок есть. Орихара-сан выглядела как отваренный краб, а у неё кожа была точно снег.

— Домашние ничего не сказали?

— Нет. У меня довольно мягкие правила.

Моя сестра сурова, но комендантского часа у меня нет. Я сказал «отец, я отойду», он согласился, на этом разговор и закончился.

— М, Момота-кун! Ты почему только с Юки-тян говоришь? Это измена, измена! — пьяная Орихара-сан надулась. В ревности она была милой процентов на тридцать, и на семьдесят... Раздражающей.

— Блин, пф, пф!

Фыркая, Орихара-сан злилась.

Ну и что делать? Что сказать... Не представляю.

— Юки-тян красотка, вот ты в неё и влюбился, да?

— Это не так.

— Правда? Тогда кто милее: я или Юки-тян? — пялясь на меня, она задала раздражающий вопрос. Я посмотрел на Юки-сан, и она взглядом и жестом показала, что не возражает.

— К-конечно же Орихара-сан.

— Правда?! Правда-правда?!

— Да.

— Ты меня любишь? Очень любишь?

— Да.

— Э-хе-хе. Я тоже... Тоже люблю. Я любою тебя, Момота-кун.

Улыбаясь, она заговорила о любви, а потом точно завалившись, обняла меня. Оставалось лишь подхватить её, она заскользила, и в итоге её голова оказалась на моих ногах.

— А, что... Орихара-сан?

Я позвал, но ответа не последовало. Только милое сопение во сне.

— ... Похоже уснула.

— Ага. Как напьётся, она сразу засыпает.

Юки-сан говорила так, будто ребёнку сладких снов желала и отпила.

— Вот какая Орихара-сан, когда напьётся.

— Обычно она настолько не напивается. Знает, что пить не умеет, потому сдерживается, но сегодня налегла на саке, которое пить не умеет.

— И почему?

— Потому что я перестаралась с шутками, — улыбнулась женщина и снова отпила... Ничего себе она пьёт.

Я опустил взгляд и увидел милое лицо у меня на ногах. Просыпаться она не собиралась, но слегка ворочалась и было щекотно. Лицо спящей Орихары-сан на моих ногах, то есть возле промежности... Нет, хватит. Не думай. Надо думать о чём-то другом, пока я грань не перешёл.

— Кстати, мы лично пока ещё не представились, — вспомнив, сказала Юки-сан. — Рада знакомству. Я Сираи Юки. Подруга Химе со старшей школы.

— ... Рад знакомству. Момота Каору. Встречаюсь с Орихарой-сан... Три дня.

Почему-то прозвучало так, будто я её отцом стать собирался. Юки-сан улыбнулась и снова подняла стакан.

— Прости, Момота-кун, отведёшь Химе домой?

По телефону я уже всё узнал.

Она хотела, чтобы я забрал пьяную Орихару-сан.

Ну, это обязанность парня.

Правда не в случае, когда твоя девушка старшеклассница.

— Я расскажу, где она живёт, посадим её к такси. Я заплачу.

— ... Это ничего? Что вы расскажете, где она живёт?

— Ничего. Ты же её парень.

— Ага.

— Я и сама могу её отвезти... Но если честно.

— Если честно?..

— Я хотела пригласить тебя. Хотела увидеть принца, покорившего нашу тридцатилетнюю принцессу, — пошутила она, а потом многозначительно посмотрела на меня. — Вот уж не думала, что вы будете встречаться. Когда Химе рассказала, я очень удивилась.

Я слышал, что Юки-сан постоянно помогала Орихаре-сан с советами. И знала в целом о наших отношениях.

— Я говорила Химе, чтобы она сдалась в отношении тебя.

— В-вот как.

— Ну да. Любовь с несовершеннолетним я поддержать не могу, — прямо сказала она, и в груди кольнуло.

— ... Значит вы против наших отношений?

— Даже не знаю, — я задал вопрос, и она неоднозначно ответила. — Не скажу, что не думала об этом, но и лезть теперь не стану. Я и сама не могу похвастаться идеальными во всём отношениями. Тут важнее всего ваши чувства.

Она хотела сказать, что тут главное любовь.

Женщина говорила, глядя куда-то вдаль, а потом допила. Поставив пустой стакан на стол, она посмотрела на меня.

— Оставляю Химе на тебя. Она моя дорогая подруга, так что если заставишь её плакать, пеняй на себя.

— ... Да, — я кивнул, а Юки-сан довольно улыбнулась.

— Вот уж и правда... Счастливая случайность. Случилось же такое, когда она мою форму надела.

Орихара-сан была в форме Юки-сан.

Форма старшеклассницы и правда стала ключевым элементом для нас.

... Не самым приятным элементом.

— Мне всегда было интересно, зачем вам вообще школьная форма нужна?

Ладно бы, если Юки-сан жила с родителями, но год назад она перебралась в новый дом, и жила с мужем и ребёнком.

Когда она живёт втроём со своей семьёй, зачем ей школьная форма может понадобиться?

— Это... — до этого Юки-сан говорила спокойно, а тут впервые колебалась. — Связано... С нашими ночными делами, так что не хотелось бы объяснять.

— ... Вот как.

Так уже всё по сути объяснила! Очевидно же всё!

Ува, услышал то, чего не надо! То, чего слышать вообще не хотел!

— Муж меня намного старше, потому постоянно заботится. В последнее время я стала слабее... К тому же ребёнок родился, и он со мной не как с женщиной, а как с матерью обращается.

— Всё, хватит! Можно дальше не объяснять!

— Можешь не переживать, эту форму мы ни в чём таком не использовали. Я решила надеть её и попробовать, но мужу такое не понравилось, пришлось снять. Похоже его подобное не привлекает.

— Не говорите! Я не хочу этого слышать.

Подруга Орихары-сан, Сираи Юки-сан.

Она агрессивнее, чем кажется.

Я даже подумал, что нелегко её мужу.

***

Хоть пить я и не умею, восстанавливаюсь быстро.

Стоит выпить, я тут же засыпаю, но через час уже прихожу в себя. С алкоголем мне тяжко, но метаболизм у меня отличный. В играх у меня было бы мало здоровья, но имелось бы автоматическое восстановление. Как-то так.

— ... Сан.

Качает, качает.

Тело качает вверх и вниз, влево и вправо. Я точно парю, не касаясь ногами земли. И всё тело окутывает тепло. И это не жар из-за алкоголя. А нежное тепло рук, будто кто-то меня обнимает.

— Орихара-сан!

— ... Фуэ?

Я открыла глаза.

И увидела лицо Момоты-куна, с тревогой смотревшего на меня.

— Слава богу, ты проснулась.

— Момота-кун?.. Почему... А, а-а-а?! Что это?!

Я наконец поняла в каком положении нахожусь.

Парю.

Я парю. Момота-кун несёт меня, держа руками за плечи и под коленями. Вот почему я землю не ощущала.

Прямо как... Принцессу?!

— П-почему?! Почему ты меня обнимаешь?!

— Ува, что... Не дёргайся! Уроню ведь.

Осторожно он меня поставил. Немного обидно... Нет, нет, не о том сейчас. Надо понять, что происходит.

Я осмотрелась... Мы были перед моей квартирой.

«Мезон Хаймхайтс».

Третий этаж здания. Квартира триста три.

Шестьдесят тысяч в месяц за комнату со спальней и кухней.

С тех пор, как начала искать работу, то есть уже пять лет, я живу здесь. И похоже мы сейчас перед моей квартирой.

— Ч-что происходит? Почему Момота-кун перед моей квартирой?..

— ... Ты ничего не помнишь? — прозвучал встревоженный голос.

— Это... Я помню, как выпивала с Юки-тян в баре.

Меня вогнал в депрессию «бабушкин мир»... Чего я это помню? Лучше бы забыла.

А потом я принялась за саке, название которого походило на финального босса, и больше ничего не помню.

— Меня Юки-сан попросила. Отвезти тебя, раз ты напилась.

— Вот как...

— Рассказала, где ты живёшь, и заказала такси до твоего дома... Ты не просыпалась. Пришлось... Нести тебя, — смущаясь, говорил он, но это мне здесь смущаться надо.

Напилась, ещё и домой нести пришлось.

Как я так опозориться могла?!

— Прости, что нёс тебя на руках.

— Н-нет, всё в порядке... Ты прости! Я ведь тяжёлая?!

— Нет, не то, чтобы.

... И что значит «не то, чтобы»? Не такая, как думал, но увесистая?

Ах, как же так. Не то, чтобы мне не нравится, но я не знаю, что и думать, мы же даже за руки не держались, а он меня как принцессу носит...

— Хорошо, что ты проснулась. У меня ключа нет, не знал, что делать. В вещах рыться не хотелось.

— У... Прости. Похоже доставила я тебе хлопот. А, точно. Проходи! Выпьешь чай!

Не могу же я его выпроводить после таких неудобств. Должна хоть внутрь его пригласить, чтобы как-то позор смыть!

Я быстро нашла ключ, протянула к двери и... Застыла.

Вспомнила.

О бардаке в квартире.

— ... П-прости, подожди немного. Я приберусь.

Не думаю, что там прямо так уж грязно... Я регулярно прибираюсь.

Но обстановка не предназначена, чтобы парня звать. Игры, в которые вчера играла, разбросаны, и бельё сушится!.. К тому же вчера я постирала белое бельё, как у старушки какой-то! Будь оно хоть сексуальным, то ладно, но такое бельё я показывать не собираюсь!

— Пять минут... Нет, подожди десять минут, я быстро...

В спешке я взялась за ручку, и перед глазами всё зашаталось. Голова закружилась и заболела. Я потеряла равновесие, но Момота-кун поддержал меня.

— Не изводи себя. Алкоголь ведь ещё не выветрился?

— ... Да. Похоже на то.

Я лишь пришла в себя, голова ещё кружилась. Сонливость тоже никуда не делась. Хотелось просто лечь и заснуть.

— Давай я тебя до кровати провожу.

— Н-нет! У меня бардак, надо убраться, это... Ну.

— ... Я понял.

Пока я бормотала что-то бессвязное, Момота-кун вздохнул и кивнул.

— Тогда я пойду домой. Орихара-сан не надо убираться, заходи и сразу спать. Хорошо?

— ... Да, — ответила как послушная девочка. Не поймёшь, кто из нас старше. — Прости, Момота-кун... Показала себя такой.

Ах, что же я творю?

Такая жалкая.

Вроде двадцать семь, а такое вытворяю.

— Я обычно так не напиваюсь. Я меру знаю. Просто сегодня перебрала...

— Знаю. И не переживай, что могла доставить мне проблем, — он улыбнулся мне. Какой же Момота-кун добрый. Но сегодня от его доброты больно в груди. Он такой замечательный, а я — жалкая.

— Это... Я когда напилась, ничего странного не говорила?

— ... Да нет.

— Ты чего глаза отводишь?!

Говорила!

Я точно что-то натворила!

— Говори, Момота-кун! Что я сказала?! Насколько взрывоопасное?!

— В-всё в порядке. Ты ничего неприятного не сказала. Просто...

Просто?

Просто что? Что я наделала?!

— ... Мне было приятно, — смущённо сказал Момота-кун.

Приятно?

— В баре Орихара-сан... Впервые сказала «люблю».

— ... А?

— Конечно ты была пьяна и возбуждена... И всё же приятно.

— ...

Я потеряла дар речи. Напившись, я сказала «люблю»... А до этого ни разу не говорила, вот это шок.

Я ни разу не говорила.

Столько раз об этом думала, решала, как сказать, хотела это сделать, но вслух так и не произнесла.

А ведь Момота-кун... Прямо признался мне.

Набрался храбрости и сообщил о своих чувствах.

А я ведь сама знаю, какой это слово сделало меня счастливой и как избавило ото всех тревог.

— Ну, я пойду. А ты отдыхай.

— П-подожди! — Момота-кун собирался уходить, а я схватила его за рукав и остановила.

— Люблю, Момота-кун... Очень люблю. Правда очень тебя люблю...

Я сказала.

Смогла выразить свои мысли.

Вначале Момота-кун стоял поражённый, а потом покраснел.

— Ч-чего так внезапно?

— Просто... Мне не нравится, что в первый раз я сказала «люблю», когда была пьяна, и не помню. Так что будем считать, что в баре ничего не было, и я сказала «люблю» только сейчас.

— ... Пха.

— Т-ты чего смеёшься?!

— Не, ну... Просто подумал, ты о таких милых вещах размышляешь.

— М! А, блин, забудь! Никаких «люблю» сейчас.

— Да, прости. Я больше не смеюсь.

— В общем! Сейчас был первый раз, понял?!

— Да. Понял.

Хоть и сказал, что смеяться не будет, всё же улыбался. Видя его таким, я тоже улыбнулась.

Мы пожелали друг другу спокойной ночи и расстались. Я сказала ему, что сразу лягу спать, но пока он не ушёл, всё время держалась за перилла и наблюдала.

— Ах... Голова горит.

Всё тело пылало. И причина была очевидна. Всё дело в алкоголе и том, как сильно я его люблю.

Из-за всего я очень устала и хотела спать.