Выбор глупца    
Глава 5 От лица "Потрошителя".


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
valvik
19.05.2020 19:51
огрромное мпасибо за перевод
onemeshnig
06.05.2020 23:38
Спасибо!
yozhik
05.05.2020 09:08
Да!Этого момента я ждал.Наконец-то перевод этой великолепной новеллы сдвинулся с места!Сердечно благодарю вас, за ваши теперешние и будущие труды по переводу сей замечательной серии!Я очень ценю ваши старания.
valvik
05.05.2020 08:19
Наконец-то дождался! Хоть кто-то взялся за продолжение. Спасибо большое))

Глава 5 От лица "Потрошителя".

После того вечера, Дзю вернулся домой и приготовил себе ужин. Во время готовки, он размышлял над словами Амэ, но услышав новость о том, что появилась новая жертва «Потрошителя», он был шокирован. «Потрошитель» до сих пор терроризирует детей. 35-ая жертва. На этот раз это был 5 летний мальчик. Ведущий новостей осуждал некомпетентные действия полиции. Критики обсуждали об упадке общественной ответственности. Сидя на стуле, Дзю был в оцепенении, глядя на телевизор.

«Неужели до сих пор продолжаются?», — подумал Дзю.

Независимо от того, проводит ли расследование полиция или родители находятся в состоянии тревоги, «Потрошитель» до сих пор похищает детей и крадет их глаза. Дзю никак не мог поверить произошедшему. Он всяческий отрицал существование сверхъестественных способностей. И он не понимал, как именно он совершает свои преступления. Вспоминая свое расследование с Юкихимэ, он так и не нашел ни одной зацепки, которая привела бы к нему.

«Неужели все напрасно? Как бы я усердно не содействовал, результата так и не было. Может все бросить к черту? Пускай «Потрошителя» ловит полиция, а сам займусь продуктивными делами. Точно, моя мать сказала же: «Не лезь на рожон, ты бы все равно не смог помочь этому ребенку. Забудь об этом». Тем более, я ничего плохого не сделал, и не несу никакой ответственности» с этими мыслями Дзю пошел прилечь на свою койку.

В своей темной комнате он продолжал размышлять над всем этим. После некоторого времени, ему что-то начало мерещиться. Две маленьких фигуры стояло в центре комнаты. Он был знаком с ними обеими. Это были Кагами Сакура и Кусака Эри. Они повернулись лицом к Дзю. Но у них отсутствовали глаза, и на их предыдущих местах была лишь черная щель. Из этих двух черных щелей ничего не отражалось. Эти же черные щели пристально глядели на Дзю. После мгновения, за Сакурой и Эри появились силуэты других детей. Все эти фигуры были жертвами «Потрошителя». Все они были безмолвны, и лишь указывали своими пальцами на глаза Дзю. Он злился от своей беспомощности, и в тоже время ему становилось грустно от этого. Дзю считал, что это были галлюцинации из-за недостатка сна, но на самом деле это всего лишь его вина. Если он не остановит «Потрошителя», то число насильно ставших слепыми детей увеличится.

Проспав всю ночь, Дзю, наконец, увидел утренний луч света солнца, и почувствовал облегчение. Встав с постели, он открыл шторы и взглянул в окно. Осознав, что Кагами Сакура больше никогда в своей жизни не увидит теплый лучик света солнца, Дзю загрустил. Он вспоминал их разговор, и она сказала ему, что она больше всего на свете боится темноты.

Что же являлось целью Дзю изначально? Поимка «Потрошителя»? Или просто искупление перед Сакурой? Злоба к «Потрошителю» не утихало. Ведь Дзю дал обещание перед Кусакой Эри, что он обязательно поймает его. И Дзю запланировал на воскресенье пойти домой к Амэ.

Несмотря на уговоры со стороны Амэ, Дзю все же решил поймать маньяка. Но приблизившись к дому Амэ, Дзю на миг остановился. Он вспомнил предупреждение Хикару о том, что он никогда больше не должен приближаться к их дому. Он хотел заранее позвонить Амэ, но он не знал ни домашнего телефона, ни сотового. Очевидно, что у него не было ее номера, так как раньше они никогда не пытались обмениваться сообщениями. Поразмыслив немного, Дзю решил позвонить на переговорное устройство, которое стояло на воротах.

— Здравсвтуйте, есть дома кто?

Его поприветсвовал женственный и стильный голос. Скорее всего эта была мать Амэ.

— Меня зовут Дзюдзава Дзю. Я друг Амэ.

Он немного колебался, но ее мать все поняла.

— Доча! Тебя зовет тот мальчик хулиган. Можешь заходить во двор Дзюдзава кун.

Ворота открылись, и Дзю вступил ногой во двор. Сразу же его взгляд упало на красивые деревья, которые находились в саду. Было похоже, что садовник каждый день регулярно ухаживает за ними. Дзю был немного удивлен, увидев, что ее мать перекрасила свои волосы в блондиностый цвет. И в момент, когда он пытался открыть дверь, оно само открылось изнутри, и оттуда вышла Хикару.

— Ты че глухой? Или ты даун? Я же тебе в тот раз сказала, чтобы ты не приближался к нашему дому. Проваливай отсюда.

Хикару как и всегда отвечала ему хладнокровным и строгим голосом.

— Сегодня я пришел просто поговорить с Амэ.

— Моя сестра никого не принимает.

— Но у меня к ней серьезный разговор.

— Решил ее бросить?

Хикару ожидала подобный ответ от него, но Дзю лишь слегка горько улыбнулся.

— Это важный разговор.

— Рассказывай давай. Что это за разговор? А потом я решу, войдешь ты сюда или нет.

— Зачем мне твое разрешение?

— Потому что я Очибана Хикару.

— А я Дзюдзава Дзю.

— Ты чего за мной повторяешь то?

— Просто так.

— Ну все, ты у меня получишь!

— Хикару чан.

Услышав голос своей сестры, Хикару усмирила свой пыл. Медленно оборачиваясь назад, Хикару словно пыталась подстроиться под настроение Амэ.

— Привет. Мы тут с Дзюдзавой куном немного поговорили...

— Разве я тебе не говорила? Не смей разговаривать с господином Дзю таким тоном.

— Но ведь он в тот день шпионил за нашим домом! Прямо, как сталкер!

— Хикару чан!

— Ладно. Извини.

Хикару потерпела поражение перед Дзю. Посмотрев на Дзю обидчивым лицом, она высунула язык в знак несогласия и ушла прочь. Дзю лишь слегка улыбнулся на ее капризное действие.

— Простите мою сестру. Она грубо общается.

— Да ничего. Я сам отчасти виноват в этом.

— Проходите пожалуйста.

— Какая крутая входная дверь у вас.

— Вы на счет «Потрошителя» пришли?

— Да. Прошлой ночью я долго размышлял над этим. Ты сказала, что не хочешь, чтобы я влезал в это дело,но ты так же добавила, что готова помочь мне.

— Я помню.

Видя, что намерения Дзю были искренними и твердыми, Амэ согласилась ему помочь окончательно.

— Мы пойдем к Кусаке.

— Кусаке?

— Да. За одно я пригласила Юкихимэ и Мадоку.

— Зачем?

— Это страховка, на непредвиденный случай.

«Зачем нам страховка?», — подумал Дзю на мгновение.

Дзю сомневался в действиях Амэ, но вспомнив, что она всегда решала свои проблемы рационально, он успокоился. Дзю не хотел столкнуться с матерью Амэ еще раз, поэтому просто подождал у входной двери комнаты Амэ. Пока он ждал ее, рядом с ним открылась другая дверь, и оттуда выскочила Хикару.

— Ты куда то собираешься пойти вместе с моей сестренкой?

— Не переживай. Нас будет четверо. Юкихимэ и Мадока тоже пойдут с нами.

— Постой, почему ты зовешь Киришима сенпай по имени? Когда ты успел с ней познакомиться?

— Твоя сестренка познакомила нас.

— Понятно. Значит ты гуляешь и с Юкихимэ сенпай и с моей сестренкой.

— Вовсе нет.

— Какой же ты мерзкий кобель. Встречаться с двумя девушками одновременно...

— Это твое воображение мерзкое, а не я.

Аргументы Дзю не дошли до ушей Хикару, но она шепотом пробормотала:

«Из за тебя моя сестренка в последние дни чувствовала себя плохо».

— В каком смысле? Ей было плохо?

Но на глазах Дзю, Амэ выглядела совершенно здоровой, и ее ничего не беспокоило. Хикару с презрением взглянула на Дзю.

— Ты конченый засранец. Ты постоянно рядом с ней находишься и ничего не замечаешь. Бесчувственный придурок.

— Что конкретно я не замечаю?

— Женское сердце.

Дзю не понимал, о каком сердце она говорила.

— Не понимаю. Что такого в тебе нашла Юкихимэ сенпай. Вокруг же много нормальных парней, а не таких мразей.

— Послушай. А тот парень Кусака. Какой он человек?

После этого вопроса, все презрение Хикару к Дзю, постепенно начало исчезать. У Хикару и Амэ такие черты характера были одинаковым. Немного поразмыслив, Хикару холодным тоном ответила.

— Ну...С одной стороны, вы с ним похожи.

Дзю был удивлен этой фразой.

— Но он в отличии тебя, раздражает только изнутри, а снаружи он кажется нормальным человеком.

Дзю видел, что Хикару тоже недолюбливает Кусаку.

— А почему он тебе не нравится?

Хикару потратила несколько минут на раздумье, и в конце вздохнула.

— Ну...Я сама не совсем понимаю. Но этот тип точно не хороший человек. Если сравнивать между моими нелюбимыми вещами, то ты был бы дантистом, а он тараканом.

Дзю растерялся от ее аналогии. Пока они разговаривали, кажется Амэ закончила свои дела в комнате. Это было неплохой возможностью для него узнать досуг Амэ. Закончив телефонный разговор с Кусакой, Амэ вышла из своей комнаты.

— Что случилось?

— Я приготовила свои вещи.

— Вещи?

— Несколько видов оружия.

«Какая же она осторожная личность», — произнес Дзю.

— Так ты назначила встречу с Кусакой?

— Да. Мы согласовались и назначили место встречи.

— Он как-то связан с «Потрошителем»?

— Скорее всего.

— Мда.

Кусака Эри первая жертва «Потрошителя». Не исключено, что Кусака Сейдзи сам пытался что-то предпринять и разузнать о «Потрошителе». Пыталась ли Амэ выбить из него хоть какую-то информацию? Или это было просто воображение Дзю? В любом случае, Амэ была в хорошем настроении. Была ли в хорошем настроении из-за того, что она, наконец, помогает своему господину? Не смотря ни на что, Дзю позволил Амэ помочь ему.

Местом встречи с Кусакой была кофейня в оживлённом районе Синдзюку. После того, как Дзю вышел с поезда, он остановился на мгновение. Амэ также остановившись, посмотрела на Дзю.

— Что-то не так?

— Прежде чем с ним встретиться, я хотел спросить у тебя одну вещь.

— Спрашивайте.

— Юкихимэ рассказала мне, что ты постоянно получала какие-то письма от этого парня.

— Да. Получала.

— И о чем он там писал?

— Приглашал на свидание.

Дзю понадобилось немало мужества, чтобы спросить о таком у нее.

— Значит, ты равнодушна к нему?

— Я бы так не сказала. Но у меня нет иного выбора, кроме как служить вам.

С твердой уверенностью произнесла Амэ.

— Не знаю почему, но, кажется, что я нравлюсь Кусаке. Независимо от того, сколько раз я его игнорировала, он не переставал присылать письма. С одной стороны неприятно быть целью одержимого человека.

Услышав ответ Амэ, Дзю наконец понял, что скорее всего Кусака ревновал ее к нему. Они начали идти на встречу к Кусаке. Кофейня была центром улицы. На место встречи, Юкихимэ и Мадока еще не подоспели, так как Амэ и Дзю пришли раньше времени. Чтобы не ждать их долго, они зашли в кофейню. Когда они открыли дверь, прозвучал звонок, и официантка поприветствовала их обоих. Отказавшись от заказа, они быстро обнаружили среди клиентов, Кусаку. Кусака тоже заметил, что Амэ пришла. Но он был не рад этому, так как надеялся, что Амэ придет одна, а не вместе с Дзю. Кусака Сейдзи спокойно выкуривал сигарету, пока Амэ с Дзю приближались к нему.

— Я что-то не понял. Кажется, я приглашал только тебя, а не его.

Видимо, Амэ сообщила ему, что она согласно на свидание, но не рассказала про подробности.

— Я вместе с господином Дзю хотим поймать «Потрошителя».

Амэ попала в яблочко. Кусака был ошеломлен этим вопросом, но сразу же восстановил самообладание и сделал глоток кофе.

— Вы бессовестный человек, Дзюдзава кун. В прошлый раз вы были с Юкихимэ сенпай, а в этот раз с Амэ. Вы без компании женщин вообще ни на что не способны?

— Амэ просто меня сопровождает.

Дзю сказал это, чтобы защитить гордость Амэ.

— Ты наверняка должен что-то знать о «Потрошителе». Я хотел бы спросить тебя о нем.

Кусака выпив еще один глоток кофе, поднял свою сумку и встал с места.

— Давайте поговорим об этом в другом месте.

Оплатив счет на кассе, Кусака вышел из кофейни. Дзю и Амэ последовали за ним. Кусака выбросив сигарету на землю, растоптал ее ботинком, и вытащил с карман новую.

— Рядом есть сеть один магазин, там и поговорим.

— А где он находится?

— Ты боишься?

Провоцируя Дзю, Кусака рассмеялся.

— Там подходящее место для таких разговоров.

Увидев, что у Амэ зазвенел телефон, Дзю остановился.

— Не отвечай им.

— Но…

— Ничего страшного.

Чтобы не позориться еще больше перед Кусакой, Дзю попросил Амэ не отвечать на звонки Юкихимэ.

Гордость Дзю не позволяла ему опуститься перед Кусакой. Он осознавал, что это глупо, но все же настоял.

— Все в порядке. Не на драку же идем.

— Пока что.

— Не волнуйтесь, я рядом с вами. Чтобы ни случилось, я буду защищать вас, Господин Дзю.

— Чтобы ни случилось, я буду защищать вас, Господин Дзю.

Амэ уверяла, будто готова была пожертвовать с собой. От ее воодушевленного вида, Дзю смутился и пал в напряженное чувство. Со стороны казалось, что это было счастливой иллюзией. Тем не менее, Дзю и Амэ шли вместе за следом Кусаки.

Магазин, на который отсылался Кусака, казалось, находится довольно далеко в центре города. Этот район полон пьяных алкашей и бездомных, лежащих на обочине дороги средь бела дня, а также много людей, похожих на якудза, и иностранцев со злыми взглядами, так что даже Дзю колебался бы ступить на эту территорию ночью. Этот район славится тем, что полицейский участок в этом районе отсутствовал вообще, и все патрули боялись приходить сюда. Было бесчисленное множество случаев, когда людей расстреливали или резали мечами только за то, что они задавали неудобные вопросы, и пока это не было убийством, полиция закрывала глаза. Очевидно, что полиция под предлогом патрулирования избегала неприятностей.

Продолжая свой путь, Дзю тихонько наблюдал за Амэ, и она выглядела невозмутимой, как всегда. Они полностью игнорировали иностранцев, которые смотрели на них хмурыми взглядами. Вороны роились на мусорной свалке, и зловоние разбросанных остатков пищи окружало район. Дзю был сыт по горло воронами, которые летали так низко на небе, как будто им принадлежало это место. Рядом из такси выпрыгнула женщина, которая проживала в этом районе, и на том же месте ее вырвало, и бродячая собака, увидев это, безумно испугалась и убежала прочь. Такая хаотичная атмосфера, не нравилось Дзю.

— С точки зрения вселенной, хаос и есть порядок, поэтому все, что происходит здесь, вполне естественно.

Дзю согласился с мнением Амэ. Учитывая, что люди это приматы, то было удивительно, что они не соответствовали своим инстинктам.

— Иногда я задаюсь вопросом, куда мы идем?

Амэ любопытно посмотрела на Дзю.

Они прервали свой разговор, когда Кусака резко остановился.

— Вот этот магазин.

Кусака указал на здание, принадлежащее финансовой компании, рядом с магазином аркадных игр. В задней части магазина появилась небольшая табличка с отключенным электрическим освещением. Название здания «Заратустра».

— Заратустра?

— Да. Звучит как одна из работ Ф.Ницше.

Амэ ответила на вопрос Дзю.

Они последовали за Кусакой, и начали спускаться по лестнице. Спускаясь по лестнице, Дзю и Амэ опирались об люминесцентные лампы.

Дзю в тот же момент вспомнил схожий подвальный магазин в Акихабаре.

«Почему он выбрал такое место?», — подумал Дзю.

Лестница была длинной. Спустившись на 4 этажа вниз, перед ними появилась огромная дверь. Кусака схватив дверную ручку, открыл ее. Внутренний интерьер был довольно просторным, столиков было на 13 людей. А если совместить все стойки, то вместилось бы 60 человек. На потолке было бесчисленное количество электрических светильников, чтобы хоть как-то осветить эту комнату, но некоторые из них были без лампочек, и редкий мрак, созданный ими, выделял черные пятна на стенах. Так как было еще светло, там работали только два человека. Оба были чернокожими, один низ них покуривал сигарету на прилавке, а другой мыл пол шваброй. Единственными покупателями были молодая японская пара и пожилой мужчина, похожий на пьяного бизнесмена, который спал за стойкой.

— Это мое любимое место. Приятная атмосфера, не так ли?

— Похоже на магазин контрабанды.

Амэ рядом Дзю молчала, и только он отвечал на реплики Кусаки. Кусака сел на диван, который стоял в середине магазина, и Дзю с Амэ сели напротив него. Выпустив со рта клубок дыма от сигареты, он начал разговор.

— Один из вас может заказать все, что захочет. За мой счёт. К сожалению, у них нет детского меню, но есть сок. Не волнуйтесь, они могут нормально говорить по-японски.

Кусака поднял свою руку, и работник подошел к нему. У него было мускулистое телосложение, и с виду пугал всех, кто на него смотрел. Кусака заказал «Бренди». Дзю заказал лишь газированную воду. Амэ заказала себе водку.

— Мне водку, пожалуйста.

— Водка?

Работник переспросил у нее ее заказ с акцентом.

— Бутылку водки.

Работник был удивлен, что такая маленькая девушка знает такое слово. Тем не менее, заказ есть заказ.

— Ты осилишь такое?

— 17 уровень.

Дзю задавался вопросом: «Неужели речь идет о возрасте?», и Кусака рассмеялся.

— Забавно. Амэ чан как всегда удивляет.

Амэ игнорировала его приколы, и Кусака дальше продолжал пить свое холодное «Бренди».

Внутри магазина было очень тихо, в проводном эфире прозвучали мелодии зарубежных хитов, а так как это было глубоко под землей, то они не слышали никаких внешних звуков. Вентиляция работала не исправно, но воздух был нормальный. Кусака зажег новую сигарету, и перешел к разговору.

— Итак, о чем вы там хотели поговорить?

Амэ незамедлительно ответила.

— Господин Дзю хочет поймать «Потрошителя».

— Я уже слышал, что Дзюдзава кун и Юкихимэ сенпай расследуют это дело. Однако, я не впечатлен тем, что вы занимаетесь этим делом так безрассудно. Такими вещами должны заниматься полиция.

— Твоя племянница Кусака Эри, она носила очки до инцидента?

Рука Кусаки, которая держала сигарету, начала трястись.

— Кто тебе это сказал?

— У меня есть свой осведомитель в полиции.

— Понятно.

Кусака глубоко затянул сигарету и выдохнул. Пока клубок дыма рассеивался, он ответил.

— Так какое отношение это имеет к тому, о чем мы говорим сегодня?

— Вполне имеет.

— Мне любопытно, а что ты об этом деле думаешь? Амэ чан.

— Я считаю, что это не просто инцидент.

— А что же?

— Это бизнес.

В отличие от Дзю, который был удивлен от ее предположения, Кусака выглядел так, как будто едва мог сдержать смех. Работник принес заказ на их стол. Как и ожидала Амэ, бутылка водки была большой.

— Когда я прочитала о первом деле в газете, то подумала, что это дело рук преступника со склонностью к охоте. Однако, когда инцидент продолжился, я поняла кое-что странное. Это не просто рук дело маньяка.

— Но все факты указывают, что это просто инцидент.

— Господин Дзю, как я уже и сказала, это не может быть простым инцидентом.

Амэ глядя на Дзю, который недоумевал от ее слов, объясняла все как пятилетнему ребенку.

— Не кажется ли вам, что похищение детей происходит слишком легко, несмотря на неоднократное освещение этого вопиющего случая?

— Так и есть, но похищение не так уж и сложный процесс, тем более их родители были небрежны.

— Я уверена, что это бизнес. На сегодняшний день было 34 жертвы. Если включить жертву, которая появилась вчера, то это тридцать пять жертв. Не может быть, чтобы столько детей стали жертвами, и чтобы не было ни свидетелей, ни улик виновного. Слишком все идеально. Скорее даже смешно.

— А в чем тогда смысл?

— Говорю же, бизнес.

Кусака засмеялся во весь голос, и его смех разошелся, как эхо. Пара на соседнем сидении выглядела раздражённой от его смеха, но Кусаке было всё равно, и он продолжал смеяться.

— Действительно. Неплохая теория. Амэ чан.

— Это всего лишь предположение, изложенное из анализа.

— Я хотел бы послушать подробнее.

Кусаке нравилось обсуждение с ней.

— Я сразу поняла, что это не просто кража детей, но не знаю, кто стоит за этим. Честно говоря, мне не было интереса до этого дело, но это была желание господина Дзю. Я попросила одного друга разузнать об этом деле.

Амэ знала, что Дзю не отступит после ее отговоров, и все приготовила заранее. Пара сидевшая на столике, вышла из магазина. В магазине находилось 4 человека, включая пьяного клиента.

— Кусака. Я знаю, что ваша племянница, Эри, носила очки только дома. Это не удивительно, так как некоторые маленькие дети стыдятся своих очков. Именно тогда глаза Эри были похищены «Потрошителем». Все дети, которые стали его жертвой, не носили очки, кроме Эри. Как дома, так и на улице. Другими словами, теория о том, что дети носившие очки находились в безопасности, как об этом сообщали некоторые СМИ, ориентировочно верна. Тогда почему Эри стала единственной жертвой, которая носила очки? С тех пор, как она стала первой жертвой, «Потрошитель» не должен был похищать детей, которые носили очки? Или это просто совпадение? Или он просто не знал о привычке Эри носить очки только дома? Я много думала об этом, и пришла к одному выводу. Строго говоря, Эри — единственная жертва «Потрошителя», которая носила очки.

Дзю, который был тугодумом, еще более запутался.

— Причина, по которой дети в очках не подвергались нападению, в том, что «Потрошителю» не нужны глаза с плохим зрением. Я думаю, что это был скорее эксперимент, отчасти из-за того, что это был первый его опыт, когда глаза Эри были забраны им, несмотря на ее плохое зрение.

— Откуда ты знаешь все эти детали, Амэ?

Черты лица Кусаки начали изменяться в худшую сторону. Словно глаза за его очками смотрели с отчуждением.

— Я ничего не знала. Это мое предположение. Я выдвинула гипотезу. Похищение имело легкий успех. Он делал это 35 раз подряд и никогда не попадался полиции. При каких обстоятельствах это возможно? Ответ — бизнес. И предполагая, что последовательность событий была бизнесом, я подумала, что более вероятно, что им управлял кто-то из ближайших родственников Эри.

— Почему ты считаешь, что именно родственник причастен?

— Тут и гадать нечего. Родственник близкий человек к Эри. Преступнику было удобно ее похитить.

— Намекаешь, что подозреваемый я?

— Не исключено. Если бы вы не были подозреваемым, то зачем вам пришлось менять место с кофейни вот сюда? Я считаю, что вы что-то скрываете.

— …

— Если понадобится, я могу попросить своего связного взломать ваш аккаунт, и мы увидим содержимое вашего бизнеса. Скорее всего, там лежат кучу денег.

— Неплохо. Как я и ожидал. Ты очень проницательная девушка.

Кусака сжал свои кулаки, словно начал сдаваться.

— В конце прошлого года в районе магазина, где мы впервые встретились, появился «Потрошитель». Это было через две недели после нашей встречи. Ты в тот день искал удобное место, чтобы совершить преступление?

— Понятно. Подловила. Сколько я тебе должен?

— 60 миллионов.

— Так много?

— Достаточно.

— О чем вы разговариваете?!

Дзю ударил по столу, не понимая их разговор.

— Амэ, о чем вы разговариваете?

— Бизнес господин Дзю. Это называется торговля. Один продает, а другой покупает.

— Торговля? Чем?

— Товаром.

— Давай я тебе объясню.

Кусака вытащил из своей сумки ноутбук. Ноутбук был маленьким и компактным. Открыв свой девайс, Кусака его включил. Затем повернул монитор в сторону Дзю.

— Чем раньше ты все поймешь, тем лучше.

Амэ начала его останавливать, когда Дзю хотел взглянуть на монитор.

— Господин Дзю. Лучше не надо. Не смотрите.

— Ты уже видела, что там?

— Нет. Но лучше вам не стоит.

Кусака тихо хихикал глядя на них.

— Я не заставляю тебя, Дзюдзава кун. Если хочешь, то мы можем остановиться.

Что все это означало? Имело ли это отношение к «Потрошителю»?

Дзю с трудом вникал в их разговор. Единственным способом все понять, было посмотреть на ноутбук.

То, что было на экране, это список товаров.

Рядом с цифрами были цены.

Немного посмотрев, Дзю начал понимать, что даты, цифры, числа означали. На его лбу начал появляться холодный пот. Его голова кружилась, и тело начало судорожно дрожать.

— Господин Дзю!

Амэ своими руками поддержала его тело, когда он чуть не упал с дивана. Обычно Дзю не позволил бы Амэ с собой так нянчиться, но на этот раз он счел это позволительным.

— Какой ты хрупкий мальчик. В душе храбр, а снаружи как стекло.

Дзю не смог ничего ответить на издевательство Кусаки. Дзю сделав глубокий вдох, успокоился. Он не мог поверить своим глазам.

«Это нелепо. Если все это правда, то все они сумасшедшие», — подумал он.

Дзю глядя на Амэ, высказался.

— Скажи, что это все фейк.

— Боюсь, что это правда.

— Не будь таким строгим, Дзюдзава кун. Я же позволил тебе увидеть содержимое моего ноутбука.

Выкинув остатки пепла от сигареты в пепельницу, Кусака достал новую.

— Это правдивые данные о покупке глаз.

— Значит ты…

Голос Дзю дрожал.

— Ты «Потрошитель»?

— Ну, отчасти. Затею бизнеса придумал я, а другие аспекты работы исполняют другие люди.

Кусака говорил, будто ему было плевать на мораль. Перед Дзю стоял тот самый маньяк, который отбирал глаза 35 детей. Дзю не мог поверить, что мотивом всех преступлении были деньги.

— Эти органы продаются с согласия родителей?

— Конечно.

Выдыхая дым, Кусака кивнул головой.

— Если не веришь, могу показать квитанцию об оплате.

Дзю схватившись, за экран монитора, глядел дрожащими руками и уставился на экран. В списке были все имена и возраста детей. И рядом с ними стояли цены за их глаза. Точнее, цены, которые получили их родители за проданные глаза. Амэ была права, мотивом «Потрошителя» был бизнес. Не удивительно, ведь родители тоже являются соучастниками преступления. Как мать или отец ребенка, вы можете легко подложить снотворное в их еду. А все заявления, которые подавали родители в полицию, вероятно, оказались фальсифицированными. Преступники, родители детей, все они сообщники. В тот злополучный день, Кагами Сакура вовсе не потерялась, а ее родители подставили ее, оставив Сакуру одну в квартале Акихабары, тем самым дали возможность облегчить похищение. Если бы родители самолично вырезали глаза своим детям, то их посадили бы моментально, но если ребенок будет выглядеть жертвой в глазах общества, то это не вызовет никаких подозрении. Превосходное алиби для родителей.

— Зачем родителям детей совершать такую глупость?!

— Очевидно же. Бедность. Не все семьи богатые.

Амэ безмятежно ответила обеспокоенному Дзю.

— Вчера я попросила Мадоку поискать некоторую информацию об этом деле. Обнаружилось, что семья Кагами Сакуры недавно обанкротилась. Ее отец не смог управлять компанией, и они погрязли в долгах. Это было не только с ее семьей, а со всеми семьями жертв.

— Забавно, не правда ли? Как можно продать глаза собственного ребенка, независимо от того, насколько ты беден? Дзюдзава кун, раз твои глаза целы, значит ты из обеспеченной семьи.

Неуместный смех Кусаки раздражало уши Дзю.

— В этом мире существуют такие родители, которые готовы продать своего ребенка, лишь бы не умереть самим от бедности. Это не бессердечно и не эгоистично. Мне не нужны деньги ради забавы. Я тоже выживаю за счет денег. Некоторые родители делают такой выбор, потому что у них нет другого выбора, кроме как сохранить свои семьи. Я хочу сказать, что это жизнь. Это действительность.

— Родители Кагами Сакуры тоже позволили продать ее глаза?

— Да. Ее родители были в отчаянии, и мне стало жаль их. Поэтому я предложил им сделку. Даже сделал небольшую скидку.

Не казалось, что Кусака врал Дзю. Скорее, он был искренен. Дзю не мог вынести эту мысль.

«Ведь в этом мире есть этика, мораль, закон и здравый смысл. Как эти люди могли нарушить их? Существовало ли вообще такие вещи? Если, все это правда, то получается, что наше расследование с Юкихимэ были напрасны. Какая же отвратительная действительность» этими мыслями Дзю карал себя изнутри.

Кусака закончив свою предыдущую бутылку «Бренди», заказал новую. Он наслаждался вкусом холодного алкоголя. Дзю был очень расстроен и подавлен, и только Амэ рядом поддерживала его морально. С тонкой ухмылкой, Кусака продолжил разговор.

— Верно. Первой жертвой была моя племянница Эри. Она была глупым ребенком, но ее глаза. Ее глаза сияли. Как там говорилось? Глаза детей сверкают? Я был очарован ее глазами.

Кусака не волновался об ее жизни и дальнейших жертвах. Тем не менее, этот рисковый шаг изменило судьбу Кусаки.

Кусака был хорошим работником в фармацевтической компании, и пользовался доверием начальства. Глава компании брал Кусаку с собой на разные важные встречи. Начальник хотел, чтобы Кусака набирался опыту на этих встречах, и он смиренно слушался своего босса. И в одном из таких встреч, Кусака знакомится с одним человеком. Этот мужчина работал в компании, которая занимается трансплантацией и пересадкой органов. Кусака за счет своего таланта и красноречия, заслужил доверие этого человека, и тот рассказал один секрет за выпивкой.

— Знаешь, Кусака кун? Пересадка глазных яблок теперь является возможным.

Кусаке было в новинку эта информация. Технология, которую широкая общественность до сих пор считает невозможной, уже стала реальностью.

— А почему общество до сих пор не знает об этом?

— Подробностей не знаю. Но сама операция стоит очень дорого. Это не включая цен глаз. Чтобы сделать такую операцию, нужны свежие и здоровые глаза, а такие достать очень тяжело. Поэтому такие процедуры проводят лишь очень богатым клиентам.

Обычно после таких разговоров, рядовые сотрудники забывают обо всем. Но Кусака был другим. В его голову пришла одна гениальная мысль, которая могла бы сделать из него очень богатого человека. Так он и поступил. Он шел к семьям, которые разорялись или были в долгах, и предлагал им сделки.

— Хотите продать глаза вашего ребенка?

В этом мире редко кто продавал такие органы, учитывая, что все это было незаконно. Но в подполье, многие этим занимались. Более того, глаз это единственный орган, потеря которого не так критично для здоровья. Кусаку не волновало такие вещи, как мораль и нравственность. Жажда наживы перевешивало сторону весов. Но все ли родители готовы были пожертвовать глазами своего ребенка, чтобы избежать бедности? Сколько из них готовы отказаться от заманчивой сделки ради своего ребенка? Кусака был убедителен. И он уговорил всех. За такой короткий промежуток времени, он успел уладить логистику и договориться на черном рынке о продаже органов. Это была безумная идея, но она сработала. Родителей, которые были бы готовы на такое, трудно было найти сразу. Но Кусака торопился, и он решил исполнить свой план на своей племяннице. Эри была наивным ребенком, и она ела все, что давал ей Кусака. Откуда маленькому ребенку было знать о снотворном. Она была идеальным кандидатом, свежие и юные глаза. Совершив свое злодеяние, Кусака пошел на черный рынок и совершил сделку с покупателями. Изначально основными клиентами были азиаты, но со временем он планировал расширить свой бизнес по всему миру.

— Это был мой первый опыт в таком деле. Было трудно собрать персонал, но я, все-таки, сделал это, и мы прооперировали множество глаз. Это заняло много времени, и первые глаза подвергались повреждению. Ну, мы поразмыслили над этим и постепенно улучшили навыки хирургии и возрастную палитру, и теперь мы знаем, что лучший возраст для трансплантации — это 4-6 летние дети.

Кусака говорил эти слова, не стесняясь ничего. Он не чувствовал ни капли вины.

Почему Кусака вдруг признался в этом? Скорее даже не признавался, а хвастался тем, что совершил нечто героическое.

— В конце концов, глаза Эри не продавались. Глаза, которые плохо видят, стоили очень мало. Жалко было выбрасывать ее, поэтому я сохранил их себе в виде талисмана.

Кусака взял из карман нечто, похожее на брелок. Это были два глазных яблока, которые напоминали игрушечные глаза. Глаза Эри были специально обработаны и скреплены цепями для создания уникального брелка, единственного в своем роде в мире. Эти глаза крутились по кругу, когда Кусака тыкал в них. В один момент глаза остановились и уставились на Дзю. Бездушные глаза, которые смотрели на него. Дзю глядя в эти глаза, вспомнил фигуру Эри на подземке. Этот ребенок даже и не подозревал, что ее родной дядя, который гулял вместе с ней, украл ее глаза. Дзю навсегда запомнил слова Эри, которая плача и с горечью в горле сказала ему:

«Если найдешь «Потрошителя», то скажи ему: Пожалуйста, прекрати это делать».

Дзю еле сдерживал себя, чтобы не ударить Кусаку. Впервые за всю свою жизнь, Дзю по-настоящему возненавидел этого человека.

— Ты ничего не чувствовал, когда отрывал ей глаза?

— Ничего.

— Ты…

— А в чем дело? Ты выглядишь, будто вот-вот заплачешь.

— Как ты мог?! Она же твоя родная племянница!

— Для меня вещи на вроде кровных уз, не имеет значения.

— В тот день ты стоял рядом с ней. Ты даже слышал, что она тебе сказала. Она волновалась не только за себя, но и за других детей. Мразота.

— Не воспринимай слова детей в серьез. Они же глупые.

— На свете не существует человека хуже тебя.

— Ты, кажется, не правильно понял меня.

Кусака горько улыбаясь ответил.

— Ты же не думаешь, что я делаю это для собственного удовольствия? Это работа. Я делаю это не для того, чтобы удовлетворять свои желания. Я вообще ничего не чувствую. Я очень позитивный человек и мне нравится делать то, что я делаю. Если ты спросишь меня, весело это или тяжело, я скажу, что это весело. Выдалбливание глаз у ребенка вызывает привыкание, когда ты это делаешь. Все люди занимаются своим делом в этом мире.

Кусака продолжал выбрасывать старые сигары, и курил новые.

— Буду с тобой откровенен, я не люблю детей. Мне нравятся только их глаза. Обожаю это сияние. Но мне самому не нравятся дети. Ненавижу этих эгоистичных, бездумных, тупых, уродливых, торопливых маленьких существ. От одной мысли, что я раньше был таким, тошнит.

Кусака взволнованно пил свой алкоголь.

— Ребята, а вы не пьете спиртное?

По-очереди взглянув на них обоих, Дзю и Амэ проигнорировали его.

— Ты совершил это только ради денег?

Кусака ухмыляясь ответил Дзю.

— Конечно. У меня есть свои амбиции. Если мой бизнес расширится, то прибыль за границей будет щедрой. А всякая мораль, этика, законы никому нахрен не сдались.

Он действительно совершил это ради денег. Он не был ни маньяком, ни безумцем. А всего лишь капиталистом.

— Не тебе меня судить. Да, я действительно «Потрошитель», но я совершил злодеяние ради блага. Нет причин держать на меня обиду. Я просто помогал нуждающимся.

Дзю разгневавшись, разбил стакан, который был полон напитком. Он не почувствовал боли, от разбившегося стекла. Но у него болела душа.

Сидевшая рядом Амэ, достала из карман платок, и перевязала рану Дзю. Тем самым остановив кровотечение. Увидев такое зрелище, Кусака расхохотался.

— Какого черта ты так злишься? Я не убивал и не причинял вреда твоей семье, твоей девушке или друзьям. Ты вообще не имеешь к этому никакого отношения. Так почему ты так злишься?

— Потому что ты украл глаза невинных детей!

— Ты хочешь справедливости?

— Справедливости не существует, если бы оно существовало, то ты бы здесь не сидел!

Дзю настолько сильно сжимал свои кулаки, что рана снова начала кровоточить. Его это не волновало.

— Родителей понять можно. Но как же дети?! Ты спрашивал у них разрешения?

— Зачем мне их разрешение? Разрешение дали их родители.

— Дети не принадлежат родителям!

— Дети — собственность их родителей. Разве ты не знал? Это слабое существо умрет, если не заботиться о нем. Эта маленькая тварь может выпасть из окна, если не присматривать за ней. Именно этим я и занимаюсь. Мне постоянно приходится присматривать за своей тупой племянницей. Без родителей, ребенок умрет. Право на убийство или спасение жизни ребенка лежит на совести родителей. Как это назвать, если не собственностью?

Кусака с упреком учил жизни невежественного Дзю.

— Это правда, что некоторые из родителей, которые продали свои глаза, возможно, пожалели об этом. Ребенок будет страдать до конца жизни. Но это не мое дело. Они сделали свой выбор.

— Заткнись.

— А что выбрал бы ты? Смерть своей семье от бедности или пожертвовал бы глазами своего ребенка?

— Завались.

— Вау. Да ты у нас сентиментальный мальчик.

— Закрой рот. Иначе я тебя убью.

Кусака был ошеломлен от гнева Дзю, и пепел от его сигарет упало на стол.

— Ты не понимаешь, что несешь. Ты и родители детей, вы все ошибаетесь. Так нельзя поступать.

— Это ты ошибаешься. Все мои действия законны. В этой стране не запрещено акт купли и продажи.

— Заткнись, блядь! Нет ничего правильного в том, чтобы причинять боль ребенку, заставлять его страдать, грустить и получать за это деньги! Неважно, как сильно ты пытаешься меня переубедить, это неправильно! Это просто неправильно, идиот!

«О боже», — сказал Кусака, покачивая головой и спрашивая Амэ.

— И вот этого дебила ты выбрала на роль парня?

— Да. Он мой выбор.

Гордо ответила Амэ.

Кусака не понимая ее выбор партнера, выпивал свой алкоголь.

— И что ты собираешься делать? Ты хочешь сдать меня в полицию? Когда полиция меня поймает, все выйдет наружу. Тот факт, что родителям платили за то, чтобы они продавали глаза своих детей. Дети от этого пострадают. Узнав об этом, они всю жизнь будут ненавидеть своих родителей, и все закончится разводом брака. Ты хочешь, чтобы все эти семьи разрушились?

— Я разрушу твои планы, а не их семьи.

— Амэ, ты тоже заодно вместе с ним?

— Всему воля господина Дзю.

Кусака вздыхая, положил свой ноутбук обратно в сумку. Дзю подумал, что он хотел убежать, но он ничего такого не замышлял.

Дзю пытался дозвониться в полицию, но потом заметил, что мобильник не ловит сигнала.

— К сожалению, в этом магазине нет мобильной связи.

Кусака говорил это монотонно, бросая окурки сигарет в пепельницу.

— Вы, ребята, знаете, сколько людей пропадает в Японии в год? Это около 100 000 человек. Вот сколько из нас внезапно исчезает в один прекрасный день.

Дзю не понимал намека Кусаки. Зачем он вообще заговорил об этом?

— Похоже, что никто из вас не сказал своим родителям, куда вы ушли.

Неужели он…

Он собирался избавиться от них? Дзю размышлял, успеет ли он вместе с Амэ убежать отсюда через лестницу. Дзю был уверен, что вместе с Амэ справится с одним Кусакой. Но в магазине было жутко тихо. Музыка, которая играла на фоне, внезапно остановилась. Здоровенный работник магазина запер дверь на замок. Второй работник тоже вышел за стойку. Этот был стройный, но он держал в руке нож для колки льда. Огромный работник был безмолвным, в то время как стройный работник жевал жвачку, наблюдая за Дзю и Амэ.

— Этот магазин также управляет бизнесом по вывозу мусора на стороне. Здесь он довольно известен. Пока вы платите им, они убьют любого, кто встанет у них на пути, и избавятся от тел должным образом.

Неужели Кусака планировал это изначально? Вот почему он признался. Или это был блеф? Рассматривая вариант побега, Дзю услышал мрачный голос. Этот голос принадлежал алкашу, который сидел за стойкой. Похоже, он все еще не протрезвел от алкоголя, но он оглянулся вокруг магазина и моргнул глазами от причудливой атмосферы.

— А? Ты что делаешь?

Это были последние его слова. Работник мгновенно подошел и проткнул ножом мужчину в грудь. Нож для колки льда пронзило его сердце с точностью, и человек мог лишь наблюдать, как она была вытащена из груди. Он не понял, что с ним произошло. Его тело упало на пол, и на его груди начали появляться большие красные пятна. Из его рта текла кровь, и он дрожал в конвульсиях. После нескольких десятков секунд, он перестал двигаться. Работник легко вытер кровь на ноже для колки льда салфеткой.

Холодный пот пробежал по шее Дзю. Он не мог поверить произошедшему. Ведь такие вещи он видел только в кино. Неужели так легко убить человека, и смеяться над этим? Черные пятна, которые присутствовали на стенах, были пятнами крови предыдущих трупов. Очевидно, что никто не слышал крики этих жертв, потому что магазин находился глубоко под землей. Если бы сегодня тела школьника и школьницы пропали бы, то вряд ли газеты или СМИ упомянули бы о них. Интересно, если Дзю умрет здесь и сейчас, что почувствует Бэника? Будет ли она горевать по своему сыну, который игнорировал все ее предупреждения? Если действительно так произойдет, то Дзю зря попросил Амэ не поднимать трубку Юкихимэ. Это было глупой ошибкой с его стороны. Почему он всегда не слушался советов своей матери и Амэ? По мере того, как два работника магазина приближались к ним, Кусака невозмутимым лицом наблюдал за всем этим. Судя по походке этих громил, то не похоже, чтобы они шутили. Можно ли было избежать этой ситуации, схватив Амэ за руку и побежать по лестнице вверх? Как бы Дзю не рассматривал все варианты, он был уверен, что он не сможет убежать невредимым.

— Амэ чан, почему бы тебе не разорвать с ним отношения, и выбрать меня?

— Отказываюсь.

— Перестань быть упрямой. Хочешь, чтобы я навредил Дзюдзава куну? Если выберешь меня, то я отпущу его.

Дзю взволнованно посмотрел Амэ, думая, что она будет рассматривать вариант предложенный Кусакой. Взгляды Амэ и Дзю пересеклись. Дзю мгновенно понял намерения Амэ. В тот момент, когда Кусака хотел что-то сказать, Дзю со всей силы ногой пнул стол, который стоял перед Кусакой. Кусака ударяясь об стол, упал на диван. Прихвостни Кусаки были ошеломлены этим действием, но Дзю встал перед ними, чтобы дать возможность Амэ приблизиться к «Потрошителю». Амэ взяв бутылку водки в руку, ударила ею об голову Кусаки. Бутылка сломалась, и весь спирт пропитало тело Куски. Взяв из карман пачку спичек, Амэ разожгла их и пыталась кинуть его в Кусаку.

— Всем стоять!

Амэ пригрозила всем.

— Амэ чан, ты собираешься меня сжечь?

— Все зависит от тебя.

Амэ с самого начало планировала использовать бутылку водки в этих целях. Дзю также понял это.

— Амэ чан. Даю тебе второй шанс. Брось этого дурака, и выбери меня. Ты такой же рациональный человек, как и я. Мы подходим друг другу.

— Не соглашусь. Мое рациональное мышление служит только господину Дзю. Сдавайся, Кусака.

— Вам придется заплатить за причиненный ущерб магазину. Ты же понимаешь, что это значит?

Работники, которые подчиняются Кусаке, в любом случае выполнят свое задание.

Кусака с ухмылкой наблюдал за реакцией Амэ. Дзю слыша их разговор, тоже намеревался драться с этими громилами. Он взял свои часы, и вывернул их об платок, чтобы было удобно драться. Затаив дыхание, Дзю вспоминал слова Бэники, о том, как нужно драться, если ты попал в ситуацию, где соперник сильнее тебя. Он не намеревался умирать в таком месте. У него оставались дела, которые он еще не закончил. Были вопросы, на которые еще не были найдены ответы. Работники были довольно массивными, так что удары Дзю вряд ли навредило бы им. Тем не менее, Дзю твердо решил, что будет сражаться с ними.

— Идите сюда.

Издевательский подзывал их Дзю. Но Амэ встала перед Дзю. Ее первостепенной задачей была не поймать Кусаку, а защищать своего господина.

— Господин Дзю, убегайте!

— Ты с ума сошла?!

Дзю даже и не рассматривал вариант, где он оставлял Амэ на произвол судьбы.

— Не мешай мне.

Оттолкнув Амэ, Дзю начал шагать к ним. Для этих громил, такая ситуация казалось комичной. Для них не имело значения, кто из них будет сражаться против них. Они бы убили их все равно. Тело Дзю дрожало, когда он пытался защитить Амэ за спиной. Тряслось ли его тело от страха или волнения? Это не имело значения. Дзю хотел остановить «Потрошителя» любой ценой.

— Эй, можете убивать обоих. Только не навредите глазам этой девушки.

Кусака смешливо приказал своим работникам прикончить Дзю и Амэ. Дзю с недоумением смотрел на Кусаку, и тот ответил ему.

— Причина, по которой Амэ привлекла меня, были ее глаза. Ее сверкающие и здоровые глаза. У этих глаз не было никаких изъян. За свою жизнь я просмотрел столько глаз, что тебе даже и не снилось.

— Да ты конченая мразь помешанный на глазах.

Глядя на Амэ, Кусака так же добавил.

— Не обижайся на меня. Я вначале искренне хотел тебя сделать своей девушкой. Потому что мне нравилось с тобой общаться, и наши взгляды совпадали порой. Но к сожалению, ты выбрала другого парня. И у меня нет другого выбора, кроме как отобрать твои глаза.

Кусака тряся глазами Эри, насмехался.

— Если я возьму твои глаза, то этот брелок мне больше не понадобится.

Бросив брелок на землю, Кусака растоптал глаза Эри своими туфлями. Дзю наблюдая за всем этим, словно услышал крик этой маленькой девочки.

— Я уверен, что глаза Амэ чан принесут мне удачу. Я буду ухаживать за ними.

— Я огорчу тебя. Но все мое тело принадлежит господину Дзю.

Внезапный ее ответ, дало мужество Дзю. Когда Дзю и громилы начали приближаться друг на друга, появился какой-то посторонний звук. Этот звук исходил из дверей, который был заперт. Все сосредоточились на двери. Один из громил подошел к двери, и закричал людям снаружи что-то по английский. Но там до сих пор исходил звук, будто кто-то ломал замок двери. Когда громила решил проверить, кто там взламывал замок, дверь распахнулась, и оттуда появилась подошва ноги, и оно ударило громилу. От такой боли, он застонал, держа свой нос. Не желая упускать возможность, Амэ подпрыгнула перед ним, и ударила его ногой из всех сил. Она заметила, что он все еще был в сознании, и напоследок добила его шокером. Работник потерял сознание на долго.

— Я, конечно, ударила этого человека, но кажется, что с ним все в порядке.

Человеком, который ударил громилу, была Мадока. А ее партнерша, которая взломала замок, была Юкихимэ.

— Фух. Кажется, мы успели.

Юкихимэ выбросила нож, которым она сломала замок, и подобрала нож громилы. С походкой маньяка, она медленно приближалась ко второму громиле. С безумной скоростью, как у дьявола, она взяла и начала угрожать ему. Проведя ножом по лицу работника, она у него спросила.

— Ты хочешь умереть?

Громила пытался доползти до ножа, которым он убил пьяного посетителя. Зная это, Юкихимэ невозмутимым лицом наблюдала за ним. Заставив его сдаться, она, тихонько приблизившись к его ушам, нашептала.

— Я не понимаю по английский.

Амэ была рада их прибытию. На кончиках лезвия ножа Юкихимэ, не было ни одной капли крови. Кусака был ошеломлен произошедшим.

— Юкихимэ, как ты узнала, что мы здесь? — спросил Дзю.

— Тебя спасли, и ты даже не можешь меня отблагодарить?

Хотя Юкихимэ была несколько недовольна вопросом Дзю, он ответил.

— Мы с Мадокой расспросили некоторых ребят, вот они и слили информацию об этом магазине.

Юкихимэ не оставалось выбора кроме как не расспрашивать у окружающих, ведь Дзю игнорировал ее звонок.

— Какой же просчет. Амэ чан, ты позвала их?

— Да. Это страховка на всякий случай.

Дзю, вытерев с лица холодный пот, пытался вместе со своими друзьями предотвратить побег Кусаки. Кусака с печальным взглядом взглянул на них.

— Хотите сдать меня в полицию?

— Совершенно верно.

Кусака осознавая, что все выходы были перекрыты ими, взглянул на потолок с циничной улыбкой.

— Амэ чан. Ты была права. Эри единственная жертва, которая носила очки из-за плохого зрения. И она единственная жертва, чьим родителям я не предлагал денег.

— А как на счет других?

Разгневанно спросил Дзю.

— Что касается других моих жертв, то их жизни ничего не угрожает. Меня и их родителей осудят за соучастие. Тем более, это не такое уж и серьезное преступление.

— К чему ты клонишь?

— Дзюдзава кун. Когда ты собираешься жениться?

— Чего?

— Не имеет значения, женишься ли ты на Амэ или на Юкихимэ. В итоге у тебя родятся дети, не так ли?

Зловеще переспросил Кусака. Дзю от страха его намерений не мог ни слова вымолвить.

— Я выдолблю глаза твоим детям. За счет своих денег я куплю полицию и окружной суд. Срок быстро сократят, и я мигом выйду из тюрьмы. После этого, я похищу твоего ребенка, и заберу его глаза. А затем, выставлю счет тебе.

Дзю услышав цель Кусаки, впал в оцепенение. Дзю знал, что Кусака действительно так поступит. До этого времени, в голову Дзю даже и не приходила мысль о женитьбе на ком либо. Но даже если он и женится, то смог бы он защитить своего ребенка от этого психопата? Учитывая коррумпированное правительство, то Кусака вполне мог купить всех, и причинить вред его ребенку.

— Что случилось? Дзюдзава кун. У тебя лицо побледнело. Засомневался о не существующем еще ребенке? Бесполезно волноваться. Есть множество способов похищения ребенка, и я сделаю это.

— Только попробуй!

Кусака схватив за рубашку Дзю, достал из задней части своего ремня маленький пистолет. И направил его к Дзю.

— Умри!

Когда дуло пистолета прикоснулась к животу Дзю, окурки сигарет, лежавшие на полу, соприкоснулись к ботинку Кусаки, и все его тело возгорелась. Тело Кусаки, которое была пропитана спиртом, и мгновенно зажглась из-за окурка сигареты, который все еще тлел на земле.

— Ааааа!

Кусака крича от боли, несся по всей комнате.

Боясь, что пламя заденет Дзю тоже, Амэ отбросила его.

Как бы Кусака не пытался катиться об полу, огонь не потушился. Словно все дети, чьи глаза он отобрал, мстили ему. Пламя обжег все части его тело, и вся одежда на нем прилипла к его коже, как будто это был напалм.

— Помогите! Потушите огонь! Кто-нибудь!

Кусака умоляя о помощи, на четвереньках полз к Амэ.

В конце концов, возможно, из-за того, что у него сгорело горло, голос Кусаки не был услышан, и большая часть его одежды обгорела. Его волосы сожглись, контуры лица изменились, и он больше не похож на самого себя.

— Амэ! Почему ты спасла его?!

— Потому что ты угрожал господину Дзю пистолетом.

— Да. Ты права. Я бы на твоем месте, тоже спас бы любимого человека.

После недолгого времени, Кусака упал, потеряв сознание.

Дзю думал, что Кусака умер от таких ожогов. Но затем Мадока подошла к Кусаке и проверила его пульс.

— Этот парень все еще дышит.

Мадока хотела вызвать скорую помощь, но после того, как увидела, что здесь не ловит связь, вздохнула.

Амэ взглянув на Мадоку, вымолвила.

— Спасибо. Я у тебя в долгу.

— В следующий раз одолжишь мне роман «Otome Suikoden», а то предпочтения Юкихимэ мне не по душе.

— Ок. Отправлю тебе курьером.

Утвердившись в этом, Мадока вышла наружу, чтобы поймать мобильную связь.

Со слабым голосом, Дзю спросил у Юкихимэ.

— Юкихимэ, ты с самого начала знала обо всем?

«В какой-то степени», — призналась она.

— Все наше расследование была напрасна.

— Вовсе нет.

— Почему?

— Ведь, если бы ты не занялся этим, то та девочка стала бы жертвой, но благодаря тебе она цела.

Дзю закрыв глаза, утешился ее ответом.

— И что мне теперь делать? Как мне все рассказать этим детям? Неужели нет другого способа?

Юкихимэ слушала его печальным взглядом, и положив руку на его плечи, ответила.

— Дзюдзава кун. В этом мире есть вещи, которые ты не в силах изменить. Как бы ты не старался помочь людям, это будет бесполезно.

— Ты сдаешься?

— Да. Ведь, если заниматься всеми проблемами других, то когда мне самой жить то?

Юкихимэ была права. Это была мудрая фраза. Это рациональный образ жизни, хоть и эгоистичный. Дзю не нравилось эта идея, но, в конце концов, он согласился с ней.

Амэ хотела поддержать его, и прикоснулась к его рукам. Дзю почувствовал маленькую и мягкую ручку, которая держала его руку.

— Я думаю, что вы справитесь. Вы обязательно решите эту проблему.

— Ты зря тратишь свое время.

— Нет. Я помогу вам.

Он хотел поблагодарить ее за поддержку, но в итоге сдержался. Он ненавидел свою гордость даже в такое время. Но Амэ интуитивно понимала его чувства. По крайней мере со стороны так казалось.